Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - пятница, 18 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 18.

ПАТЕРИКИ

ТРОИЦКІЙ ПАТЕРИКЪ.
Сказанія о святыхъ угодникахъ Божіихъ, подъ благодатнымъ водительствомъ преподобнаго Сергія въ его Троицкой и другихъ обителяхъ подвигомъ просіявшихъ.

Мѣсяцъ Май.
День седьмой.

Преподобный Нилъ Сорскій.

Возвратясь въ Бѣлоозерскій монастырь, преподобный Нилъ уже не остался жить въ немъ, но срубилъ себѣ келью не вдалекѣ отъ него; потомъ отошелъ за 15 верстъ, гдѣ, водрузивъ крестъ, поставилъ сперза часовню и уединенную келью, и при ней ископалъ кладязь, а когда собралось къ нему для сожитія нѣсколько братій, то построилъ деревянную церковь Срѣтенія Господня. Отсюда писалъ онъ къ другу своему Иннокентію: «когда мы жили вмѣстѣ съ тобою въ монастырѣ (Кирилловомъ), ты знаешь, какъ удалялся я мірскихъ связей и старался жить по Священному Писанію, хотя по лѣности моей и не успѣвалъ. По окончаніи странствованія моего пришелъ я опять въ монастырь, устроилъ себѣ вблизи его келью, жилъ сколько могъ. Теперь переселился я вдаль отъ монастыря, нашелъ благодатію Божіею мѣсто по мыслямъ моимъ, мало доступное для мірскихъ людей, какъ самъ ты видѣлъ. Живя наединѣ, занимаюсь испытаніемъ духовныхъ писаній: прежде всего испытываю заповѣди Гооподни и ихъ толкованія, и преданія апостольскія, потомъ житія и наставленія святыхъ отцевъ. О всемъ томъ размышляю, и что, по разсужденію моему, нахожу богоугоднаго и полезнаго для души моей, переписываю для себя. Въ этомъ жизнь моя и дыханіе. О немощи моей и лѣни возложилъ упованіе на Бога и Пречистую Богородицу. Если что случается мнѣ предпринимать, и если не нахожу того въ Писаніи, на время отлагаю въ сторону, пока не найду. По своей волѣ и по своему разсужденію не смѣю предпринимать что-нибудь. Живешь ли отшельнически или въ общежитіи, внимай Святому Писанію и слѣдуй по стопамъ отцевъ или повинуйея тому, кто извѣстенъ тебѣ, какъ мужъ духовный въ словѣ, жизни и разсужденіи. Святое Писаніе жестоко лишь для того, кто не хочетъ смириться страхомъ Божіимъ и отступить отъ земныхъ помышленій, а желаетъ жить по своей страстной волѣ. Иные не хотятъ смиренно испытывать Священное Писаніе, не хотятъ даже слышать о томъ, какъ слѣдуетъ жить, какъ будто писаніе не для насъ писано, не должно быть выполняемо въ наше время. Но истиннымъ подвижникамъ и въ нынѣшніе, и во всѣ вѣка, слова Господни всегда будутъ словами чистыми, какъ очищенное серебро; заповѣди Господни для нихъ дороже золота и камней драгоцѣнныхъ, слаще меда и сота».

Какъ для себя, такъ и для учениковъ своихъ, преподобный Нилъ поставилъ правиломъ не общежительное житіе, а строгое скитское. При построеніи храма надлежало сдѣлать на болотистой почвѣ высокую насыпь, тѣмъ болѣе, что подъ церковію назначалась братская усыпальница. Руками богомудраго старца и жившихъ при немъ скитниковъ насыпанъ былъ высокій холмъ для храма и усыпальницы. Кельи поставлены на возвышеніи; каждая — отъ другой и отъ храма — на разстояніи брошеннаго камня. Скитники собирались въ храмъ свой, по примѣру восточныхъ, только по субботамъ, воскресеньямъ и праздникамъ; въ прочіе дни каждый молился и трудился въ своей кельѣ. Всенощная скитская продолжалась во всю ночь въ полномъ смыслѣ слова: за каждою каѳизмою предлагалось по три и четыре чтенія изъ отцевъ. Во время литургіи пѣли только трисвятую пѣснь, аллилуіа, херувимскую и достойно; все прочее читалось протяжно, на распѣвъ. Въ субботу приходили въ братскую усыпальницу, гдѣ совершалась панихида за упокой усопшихъ. Въ завѣщаніи ученикамъ преподобный Нилъ такъ изображаетъ внѣшнюю сторону скитскаго житія: «а) пропитаніе снискивать трудами рукъ, но не заниматься даже земледѣліемъ, такъ какъ оно по сложности своей неприлично отшельнику. б) Только въ случаѣ болѣзни или крайней нужды принимать милостыню, но не ту, которая могла бы служить кому въ огорченіе. в) Не выходить изъ скита. г) Въ церкви не имѣть никакихъ украшеній изъ серебра, даже и для священныхъ сосудовъ, а все должно быть просто. д) Здоровые и молодые должны утомлять тѣло постомъ, жаждою и трудомъ, а старцамъ и слабымъ дозволяется успокоеніе въ извѣстной мѣрѣ. е) Женщинамъ отнюдь не входить въ скитъ». Не многосложны правила для наружной жизни. Но преимущественный трудъ и подвигъ скитскаго житія состоитъ во внутреннемъ подвижничествѣ, строгомъ наблюденіи надъ состояніями души, въ очищеніи ея молитвами и богомысліемъ. Сіе-то подвижничество преподобный Нилъ изображаетъ доволыю подробно въ завѣщаніи для учениковъ своихъ и въ обширномъ сочиненіи: «Преданіе о жительствѣ отъ святыхъ отецъ ученикомъ своимъ», или скитскомъ уставѣ. Отличительная особенность сего «Преданія» или устава преподобнаго Нила Сорскаго отъ всѣхъ другихъ уставовъ, писанныхъ основателями монастырей, состоитъ именно въ томъ, что все вниманіе преподобный Нилъ сосредоточиваетъ на внутренней духовной жизни во Христѣ, на чисто духовномъ воспитаніи человѣка-христіанина.

Слава блаженнаго Нила возсіяла гораздо далѣе стѣнъ Русскихъ обителей. Его знали и уважали Русскіе іерархи. Когда въ Новгородѣ открылась ересь жидовствующихъ и всюду распространены были ожиданія кончины міра въ 1492 году, архіепископъ Новгородскій Геннадій просилъ Іоасафа, архіепископа Ростовскаго, посовѣтоваться между прочимъ съ преподобнымъ Ниломъ, какъ онъ думаетъ о сихъ ожиданіяхъ: «да что бы еси послалъ по Паисія (Ярославова), да по Нила, да съ ними бы еси о томъ посовѣтовалъ: прейдутъ три лѣта, кончается седьмая тысяча и проч...». Въ 1490 году составился противъ ереси жидовствующихъ соборъ: старцы Паисій и Нилъ приглашены были въ Москву на соборъ. По лѣтописямъ и актамъ извѣстно, что въ 1503 году былъ еще соборъ на Москвѣ. Блаженный Нилъ присутствовалъ и на семъ соборѣ. Замѣчательно, что этимъ строгимъ отшельникомъ внесено было въ соборныя разсужденія предложеніе освободить монастыри отъ управленія отчинами, то есть населенными имѣніями. Вопросъ этотъ поднялъ жаркія разсужденія. Волоколамскій игуменъ Іосифъ, столько извѣстный въ древней духовно-отечественной литературѣ своими трудами, защищалъ имѣнія монастырскія. А блаженный Нилъ, предлагая, чтобы у монастырей селъ не было, требовалъ, «чтобы жили бы чернцы по пустынямъ, а кормилися бы рукодѣліемъ». Къ мнѣнію Нила пристали многіе иноки Кириллобѣлозерскіе и даже нѣкоторые изъ другихъ монастырей. Однако же по ихъ волѣ не состоялось. Послѣ смерти преподобнаго Нила, мысль его долго жила въ умахъ учениковъ его. Одинъ изъ нихъ, князь Вассіанъ Косой, сильно поборалъ, «еже бы у монастырей не было селъ, и съ нимъ другіе старцы, съ ними жъ святогорцы», въ числѣ которыхъ былъ преподобный Максимъ Грекъ.

Но главное въ житіи преподобнаго Нила, это то, что онъ до смерти остался вѣренъ своему уставу, олицетворяя его начала не только въ общественныхъ вопросахъ, каковъ вопросъ о монастырскихъ имѣніяхъ, но и въ своей собственной жизни и подвигахъ.

Еще значительно ранѣе своей смерти, преподобный Нилъ, посылая Иннокентія для учрежденія обители, и предсказывая ей процвѣтаніе общежитіемъ, на счетъ своей скитской пустыни замѣтилъ: «Здѣсь же, какъ было при жизни моей, такъ пусть будетъ и по смерти: братія пусть живутъ по одиночкѣ каждый въ своей келліи». Эти слова сохранились, какъ завѣщаніе и были исполняемы по смерти блаженнаго Нила. Великій старецъ отошелъ ко Господу, 7-го мая 1508 года въ третью недѣлю по Пасхѣ святыхъ женъ-мѵроносицъ, будучи 75 лѣтъ отъ рожденія.

Умирая, блаженный Нилъ оставилъ слѣдующее завѣщаніе ученикамъ своимъ:

«Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Завѣщаваю яже о себѣ, моимъ приснымъ господамъ и братіямъ, яже суть моего нрава. Молю васъ, повергните тѣло мое въ пустыни, да изъядятъ е звѣріе и птицы: понеже согрѣшило есть Богу много и недостойно есть погребенія. Аще ли сице не сотворите, то, ископавши ровъ на мѣстѣ, идѣже живемъ, со всякимъ безчестіемъ погребите мя. Бойтеся же слова, еже Великій Арсеній завѣща ученикомъ своимь, глаголя: на судѣ стану съ вами, аще кому дадите тѣло мое. Тщаніе бо и мнѣ было то, елико по силѣ моей, да не сподобленъ буду чести и славы вѣка сего никоторыя, якоже въ житіи семъ, тако и по смерти моей. Молю же всѣхъ, да помолятся о души моей грѣшнѣй, и прощенія прошу отъ всѣхъ и отъ мене прощеніе да будетъ: Богъ да проститъ всѣхъ насъ».

Со стороны блаженнаго Нила, это завѣщаніе служитъ выраженіемъ глубочайшаго его смиренія предъ Богомъ и людьми, которое достойно бы изобразить словами пророка Давида: смирихся до зѣла Господи (Псал. 118, 107).

И предсмертное желаніе великаго ревнителя нищеты и смиренія исполнилось; обитель его осталась одною изъ самыхъ малолюдныхъ и бѣдныхъ на сѣверѣ Россіи, и святыя мощи его почиваютъ подъ спудомъ въ убогой деревянной церкви [1]. Святая Церковь, впослѣдствіи времени, по указанію свыше, причислила Нила къ лику преподобныхъ отецъ и память его положено совершать, по церковному мѣсяцеслову, 7 мая, въ день его блаженнаго успенія... Замѣчательно преданіе о священномъ ликѣ преподобнаго, написанномъ на его гробовой доскѣ.

Одинъ богатый человѣкъ Московскаго государства захваченъ былъ татарами и многіе годы оставалоя у нихъ въ плѣну; сильно скорбѣлъ онъ о своемъ семействѣ и призывалъ къ себѣ на помощь угодниковъ Божіихъ. Однажды ночью явился ему, въ тонкомъ снѣ, святолѣпный старецъ и велѣлъ написать образъ преподобнаго Нила, обѣщая возвращеніе на родину. Пробудившись отъ сна, онъ хотѣлъ спросить: какъ можетъ это исполнить? но явившійся, какъ молнія, уже скрылся отъ его взоровъ, ослѣпленныхъ яркимъ свѣтомъ. Плѣнникъ началъ размышлять самъ съ собою: кто это преподобный Нилъ, о которомъ въ первые слышалъ, и гдѣ обрѣтается? Онъ сталъ призывать его на помощь, хотя и не вѣдалъ его. И вотъ опять, въ другую ночь, является ему тотъ же старецъ и говоритъ: «въ предѣлахъ Бѣлозерскихъ Нилъ, за двѣнадцать поприщь отъ Кириллова монастыря». Вскочивъ съ постели, плѣнникъ яснѣе хотѣлъ разглядѣть лицо явившагося и подробнѣе его разспросить, но опять столь же быстро сталъ невидимъ старецъ, оставивъ за собою струю свѣта и благоуханія. Тогда увѣровалъ человѣкъ, что дѣйствительно послалъ Господь къ нему Своего угодника, и молилъ святаго Нила, дабы явилъ ему яснѣе ликъ свой; и въ третью ночь является ему преподобный, оставляетъ у его возглавія начертаніе своего лика, и говоритъ ему утѣшительное слово: «человѣкъ Божій, возьми листъ сей и иди въ Русскую землю».

Едва опомнился утѣшенный узникъ и дѣйствительно обрѣлъ, у своего изголовья, начертаніе лика преподобнаго. Со слезами молилъ онъ Господа и его угодника, указать ему путь, чтобы избавиться отъ руки невѣрныхъ; и опять былъ къ нему голосъ: «иди ночью въ степь и увидишь предъ собою яркую звѣзду; послѣдуй за нею и избѣгнешь агарянъ». Плѣнникъ, укрѣпляемый вѣрою, дерзновенно ночью пустился въ неизмѣримую невѣдомую степь, взявъ съ собою немного хлѣба, и дивная звѣзда его руководила, по обѣщанію Нила, доколѣ не возсіяла заря. Тогда услышалъ онъ за собою топотъ коней и крики варваровъ, ищущихъ своей добычи; въ ужасѣ палъ онъ на землю, моля Господа о своемъ сохраненіи, и Господь осѣнилъ его невидимою силою отъ ихъ взоровъ, такъ что они съ воплемъ пронеслись мимо. День и ночь странотвовалъ онъ по безпріютной степи, и вотъ подходитъ къ рѣкѣ глубокой и быстрой, хотя и не широкой, а перевозчика нѣтъ и теченіе ея чрезъ всю степь. Варвары знали, что нельзя миновать рѣки, и гнались до ея берега съ твердою увѣренностію, что поймаютъ своего бѣглеца. Увидѣвъ его издали, устремились на него съ дикими воплями и обнаженными мечами; онъ же, не видя себѣ ни откуда спасенія, оградился знаменіемъ крестнымъ и бросился въ рѣку: быстро понесла его вода, внизъ по теченію, и напрасно стрѣляли въ него съ берега агаряне, ибо его охраняла благость Божія. Быстрѣе ихъ коней мчала его рѣка; они возвратились, почитая его уже утопшимъ, но рѣка, плескомъ волны, выброоила человѣка на противоположный отлогій берегъ, и оттолѣ безпрепятственно шелъ онъ чрезъ степь, питаясь быліемъ травнымъ и непрестанно призывая въ молитвахъ Господа и его угодника Нила.

Рѣка сія, вѣроятно, была Донецъ, которая въ то время служила границею отъ Крымской орды; освобожденный плѣнникъ благополучно достигъ городовъ Русскихъ. Прежде, чѣмъ войти въ домъ отеческій, онъ отыскалъ въ Москвѣ иконопиоца и велѣлъ изобразить ему ликъ преподобнаго, съ листа ему даннаго, въ мѣру гробовой доски; потомъ созвалъ священниковъ и убогихъ и, угостивъ ихъ трапезою, снабдилъ обильною милостынею, разсказывая всѣмъ, какъ избавилъ его Господь отъ плѣна. Когда же нанисанъ былъ образъ преподобнаго, сдѣлалъ большое торжество, въ честь святаго Нила, и съ вѣрнымъ служителемъ послалъ честную икону въ скитъ его, снабдивъ его многими дарами и церковною утварью. Икона сія и доселѣ лежитъ на ракѣ и, молитвами преподобнаго Нила, истекаютъ отъ нея исцѣленія. Преподобный изображенъ въ одеждѣ схимнической, въ благолѣпномъ покоѣ посмертнаго созерцанія, начатаго имъ еще на землѣ.

Приведемъ здѣсь въ назиданіе себѣ нѣсколько наставленій преподобнаго Нила о борьбѣ со страстями.

«Отцы, — говоритъ онъ, — наставляютъ сопротивляться лукавымъ помысламъ, сколько у насъ есть силы. Послѣдствіемъ противоборства будутъ или вѣнцы, или наказанія. Вѣнцы — побѣдителю; муки же — согрѣшившему и непокаявшемуся въ житіи семъ. Согрѣшеніе, муку заслуживающее, есть то, по словамъ Петра Дамаскина, когда кто помыслъ приведетъ въ исполненіе. Тѣмъ, кои твердо борются и среди сильной борьбы вражіей не изнемогаютъ, — тѣмъ соплетаются свѣтлѣйшіе вѣнцы».

«Наилучшая и благонадежная брань тогда можетъ быть, когда отсѣкается помыслъ въ самомъ началѣ (прилогъ), и когда будетъ непрестанная молитва. Ибо, сказали отцы, кто сопротивляется въ первомысліи, то есть прилогу, тотъ пресѣчетъ однимъ, такъ сказать, ударомъ все послѣдующее распложеніе его. Благоразумный подвижникъ умерщвляетъ самую матерь злыхъ исчадій, то есть лукавый прилогъ (первыя мысли). Прогоняй ихъ молитвою: Господи Іисусе Христе, Сыне Божій, помилуй мя грѣшнаго. — Взывай такъ, прилѣжно, стоишь ли, сидишь ли, или лежишь, — взывай, умъ затворяя въ сердцѣ. — Григорій же Синаитъ говоритъ: «призывай Господа Іисуса всеусердно, терпѣливо и постоянно». Ежели не можешь молиться въ безмолвіи сердца и безъ помысловъ, и ежели видишь, что они въ умѣ твоемъ распложаются: то не малодушествуй о семъ, но, ни на что не смотря, держись въ молитвѣ. Блаженный Григорій Синаитъ сказалъ: «никто изъ новоначальныхъ не удержитъ ума и не отженетъ помысловъ, ежели Самъ Богъ не удержитъ его и не отрѣетъ помыслы. Только сильные и многопреуспѣвшіе въ духовномъ дѣланіи въ состояніи удерживать умъ и прогонять помыслы. Но и они не своею силою прогоняютъ ихъ, а съ Богомъ подвизаются въ противоборствованіи имъ». — Въ случаѣ же разслабленія и изнеможенія, призывай Бога на помощь, и понуждай себя, сколько есть силы, не прерывая молитвы; и все сіе совершенно, Божіею помощію, отгонится и изчезнетъ».

Вотъ какъ учитъ преподобный Нилъ бороться съ страстями чревоугодія, блуда, гнѣва и гордости:

«Если стужаетъ, то есть сильный и всегдашній напоръ дѣлаетъ на тебя помыслъ чревообъяденія, представляя тебѣ различныя вкусныя и дорогія яства, воспомяни тогда первѣе всего слово Господа: да не отягчаютъ сердца ваша объяденіемъ и піянствомъ (Лук. 21, 24). И помолясь Ему и Его на помощь призвавъ, размысли о томъ, что изрекли отцы: «сія, говорятъ они, страсть (чревообъястная) въ инокахъ корень всему злу, а наипаче — блуду».

«Великъ намъ подвигъ въ боръбѣ съ духомъ блуднымъ и крайне труденъ (лютъ зѣло): ибо борьба сія объемлетъ и душу и тѣло».

«Когда стужаютъ намъ блудные помыслы, тогда надобно оживлять въ себѣ страхъ Божій и приводить себѣ на память то, что отъ Бога ничто не можетъ быть утаено, ни даже самое тонкое движеніе сердечное, и что Господь есть судія и истязатель за все, и за самое тайное и сокровенное, и представленіемъ стыда и срама можемъ отразить студное и гнусное намѣреніе. Въ самомъ дѣлѣ, вообразимъ себѣ, что мы застигнуты кѣмъ либо въ сквернодѣйствѣ: не пожелали ли бы мы тогда лучше умереть, нежелй обрѣстися въ такомъ срамѣ?»

«Главное же, и сильное побѣдоносное оружіе противъ духа нечистотъ состоитъ въ прилежной молитвѣ ко Господу Богу, какъ учатъ святые отцы. Максимъ Исповѣдникъ наставляетъ вооружиться на блудные помыслы молитвою, заимствуя слова для молитвы у псалмопѣвца Давида: изгоняющіи мя нынѣ обыдоша мя (Псал. 16, 11); радосте моя, избави мя отъ обышедшихъ мя! (Псал. 31, 7). И Іоаннъ Лѣствичникъ, бесѣдуя о семъ же предметѣ, представляетъ намъ образецъ, какою молитвою поборать помыслы блудные: Боже, въ помощь мою вонми (Псал. 62, 1) и сему подобное. Полезно въ этомъ случаѣ призывать на помощь тѣхъ святыхъ, кои извѣстны намъ особеннымъ подвигомъ своимъ и трудами въ сохраненіи чистоты и цѣломудрія. Такъ Даніилъ Скитскій брату, ратуемому отъ блуда, приказалъ молиться, призывая на помощь мученицу Ѳомаиду, за храненіе цѣломудрія убіенную, — молиться же такъ: Боже, за молитвы мученицы Ѳомаиды, помози мнѣ; и боримый братъ, помолясь у гроба мученицы, тотчасъ избавленъ отъ блудной страсти. Если брань длится и нападеніе отъ врага не прекращается: то, вставъ и простерши на небо очи и руки, возопій къ Могущему спасти тебя, не хитро сложенными словами, но смиреннымъ и простымъ вѣщаніемъ симъ: помилуй мя, Господи, яко немощенъ есмь; и тогда познаешь силу Вышняго, и невидимыхъ враговъ невидимо отженешь. Бій всегда ратники именемъ Іисусовымъ; ибо крѣпче сего оружія ты необрящешь ни на небѣ, ни на землѣ».

«Ежели кого-либо томитъ и мучитъ духъ гнѣвный, питая въ немъ злопомнѣніе и возбуждая въ ярости воздать зломъ и отмстить оскорбившему, то да воспомянетъ онъ сей глаголъ Господень: аще не отпустите кійждо брату своему оть сердецъ вашихъ прегрѣшеній ихъ, ни Отецъ вашъ Небесный оставитъ вамъ согрѣшеній вашихъ (Матѳ. 18, 35; Марк. 11, 26)».

«Да будетъ намъ извѣстно, что, если мы и добрыя дѣла совершаемъ, но отъ гнѣва не воздерживаемся, то онѣ — не угодны Богу. Ибо сказано отцами: «если гнѣвливый и мертваго воскреситъ, молитва его не богопріятна». Сказано же сіе не въ томъ разумѣ, будто бы гнѣвливый можетъ воскресить мертваго, но для того, чтобы показать мерзость его молитвы. Великая, говоритъ авва Дороѳей, и блистательная побѣда надъ гнѣвнымъ помысломъ въ томъ состоитъ, чтобы возносить молитву за брата, который оскорбилъ насъ, взывая такъ: помози, Господи, брату моему (такому-то) и за молитвы его помилуй и меня грѣшнаго. Здѣсь то, что молимся за брата, есть знакъ любви къ нему и благорасположенія; а призваніе его молитвъ въ помощь себѣ выражаетъ наше смиреніе».

«Должно, кромѣ сего, и благодѣтельствовать ему, по возможности. Такъ-то и исполняются сіи заповѣди Господа: любите враги ваша, благословите клянущія вы, добро творите ненавидящимъ васъ, и молитеся за творящія вамъ напасть (обиду) (Матѳ. 5, 44). Исполняющему сіе Господь обѣщалъ такое воздаяніе, которое превышаетъ всѣ прочія обѣтованія, — обѣщалъ не царство только небесное, не утѣшеніе и радость, какъ прочимъ, но сыноположеніе: будете, сказалъ Онъ, сынове Отца вашего, Иже есть на небесѣхъ (Матѳ. 5, 45)».

«Тотъ, кто въ гордости своей сопротивникомъ своимъ возымѣлъ Бога, кто мерзокъ и нечистъ предъ Нимъ, помысли: гдѣ, въ чемъ, когда, и какое можетъ онъ обрѣсти благо? Отъ кого получитъ милость? И кто очиститъ его? О, страшно и представить сіе! Кто поработилъ себя гордости, тотъ самъ и бѣсъ и врагъ (ратникъ) для себя самого, — тотъ въ себѣ самомъ носитъ скорую гибель. Да боимся убо и да страшимся гордыни; да отрѣваемъ ее отъ себя всевозможно, всегда памятуя, что безъ помощи Божіей никакое добро не можетъ бытъ содѣлано, и что ежели оставлены будемъ отъ Бога, то, какъ листъ колеблется, или какъ прахъ возметается отъ вѣтра, такъ и мы будемъ отъ діавола смятены и поруганы, и содѣлаемся предметомъ плача человѣковъ. Уразумѣвъ сіе, всемѣрно потщимся проходить жизнь нашу во смиреніи».

Желающему обучиться смиренію, сей божественной наукѣ, говоритъ святый старецъ: «во-первыхъ должно ставить себя ниже всѣхъ, то есть почитать себя хуже и грѣшнѣе всѣхъ человѣкъ, и сквернѣе всѣхъ тварей, потому что вышелъ изъ порядка, всякому естеству тварей указаннаго, — и горше самыхъ бѣсовъ, потому что и они преслѣдуютъ насъ и побѣждаютъ. И не должны ли мы почитать себя хуже всѣхъ тварей, потому, что всякая тварь сохранила то, что даровано естеству ея Творцомъ; а мы чрезъ свои беззаконія потеряли совершенства и назначеніе, свойственныя намъ, по природѣ? — Поистинѣ и звѣри, и скоты — честнѣе меня грѣшнаго. Поистинѣ, я — ниже всего, потому что я осужденникъ, и адъ уготованъ мнѣ еще прежде моей смерти...»

«Но кто, не восчувствуетъ и того, что грѣшникъ — горше самихъ бѣсовъ, яко ихъ рабъ и послушникъ, и сожитель ихъ, во тьму бездны сойти къ нимъ долженствующій? Воистину всякій, кто во власти бѣсовъ, горше и злосчастнѣе ихъ самихъ. Съ ними низринулась ты, душа окаянная, въ бездну!.. А посему, будучи жертвою тлѣнія, ада и бездны, почто прельщаешься умомъ своимъ и почитаешь себя праведною, будучи грѣховна, скверна и по злымъ дѣламъ своимъ бѣсоподобна?.. Увы тебѣ, песъ нечистый и всескверный, во огнь и тьму кромѣшнюю осужденный! Горе прельщенію и заблужденію твоему, о злобѣсне!»

Такимъ духомъ преисполнены всѣ наставленія блатодатнаго сего старца, преподобнаго Нила Сорскаго. Его писанія представляютъ богатую сокровищницу духовнаго опыта и могутъ служить не только иноку, но и всякому христіанину прекраснымъ руководствомъ къ самопознанію въ подвигѣ очищенія сердца отъ страстей. Самъ преподобный Нилъ о своемъ «Уставѣ» товоритъ: «всѣмъ прикладно (то есть полезно, нужно) имѣти сіе...»

Нилова-Сорская-Срѣтенская пустынь, заштатная, находится въ Новгородской губерніи, Кириловокаго уѣзда, въ 15 верстахъ отъ Кирилова, при рѣчкѣ Соркѣ.

Дико, мрачно, пустынно мѣсто, избранное преподобнымъ Ниломъ. Рѣчка Сорка, чуть струится по болотистой, низкой мѣстности, на которой устроенъ скитъ. Тамъ цѣлы еще выкопанные дивнымъ подвижникомъ небольшой прудъ и колодезь съ весьма вкусною водою, цѣлебною для вѣрующихъ. Еще цѣла власяница преподобнаго Нила: волосья ея колются какъ иглы.

Примѣчаніе:
[1] Царь Іоаннъ Грозный въ 1569 году хотѣлъ построить каменный храмъ надъ гробницею преподобнаго Нила. Но богоносный ревнитель скитской простоты, въ сонномъ видѣніи, запретилъ Царю эту постройку. Прошло нѣсколько столѣтій, и уже въ нашемъ вѣкѣ возобновилась мысль о каменной церкви въ честь преподобнаго Нила; но своды ея обрушились надъ самою ракою основателя обители, причемъ чудесно спаслись отъ погибели трое каменщиковъ, работавшіе въ церкви. (Русск. Ѳивавда, стр. 353).

Источникъ: Троицкій патерикъ или сказанія о святыхъ угодникахъ Божіихъ, подъ благодатнымъ водительствомъ преподобнаго Сергія въ его Троицкой и другихъ обителяхъ подвигомъ просіявшихъ. — Изданіе Свято-Троицкой Сергіевой Лавры. — Свято-Троицкая Сергіева Лавра: Собственная Типографія, 1896. — С. 255-268.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0