Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 23 ноября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.

ПАТЕРИКИ

Кіево-Печерскій патерикъ.

Собор Киево-Печерских преподобных отцовКіево-Печерскій патерикъ  (греч. πατερικόν — отечникъ, т. е. книга объ отцахъ) — собраніе краткихъ, исполненныхъ чудесъ, повѣстей о подвижникахъ Печерскаго монастыря и о самомъ монастырѣ. Въ основу патерика положены повѣсти епископа Владимірскаго Симона и монаха Печерскаго монастыря Поликарпа. Четырнадцать сказаній Симона написаны въ формѣ посланія къ Поликарпу. Девять изъ нихъ повѣствуютъ о чудотворцахъ Печерскихъ и пять о чудесахъ, сопровождавшихъ построеніе главной Печерской церкви. Собраніе сказаній Симона по его же разсказамъ дополнилъ Поликарпъ, написавшій одиннадцать повѣстей также въ формѣ посланія къ архимандриту Печерскому Акиндину. Къ этимъ основнымъ частямъ патерика присоединены впослѣдствіи вмѣстѣ съ нѣкоторыми позднѣйшими статьями и произведенія болѣе ранняго времени: поставленное во главѣ патерика житіе преп. Ѳеодосія, написанное Несторомъ, и сказанія, «что ради прозвася Печерскій монастырь» и о первыхъ черноризцахъ Печерскихъ, взятыя изъ Начальной лѣтописи и приписанныя въ патерикѣ тому же Нестору... Многочисленность дошедшихъ до насъ списковъ Печерскаго патерика свидѣтельствуетъ, что онъ былъ любимою книгою нашихъ предковъ.

Кіево-Печерскій патерикъ.

КІЕВО-ПЕЧЕРСКІЙ ПАТЕРИКЪ.
Полное собраніе житій святыхъ въ Кіево-Печерской Лаврѣ подвизавшихся.
(Переводъ Е. Поселянина.)

Житіе преп. отцовъ нашихъ Ѳеодора и Василія.
(11 августа).

Они пострадали отъ князя Мстислава Святополковича, оклеветанные діаволомъ въ похищеніи сокровища.


Повѣсть эта пишется такъ.

У блаж. Ѳеодора въ его мірской жизни было большое богатство. Услышавъ же въ евангеліи слова Господни: «всякъ отъ васъ, иже не отречется всего своего имѣнія, не можетъ быть Мой ученикъ», — послѣдовалъ этому слову. И, оставивъ все мірское и раздавъ богатство нищимъ, онъ сталъ черноризцемъ въ Печерскомъ монастырѣ и ревностно подвизался въ добродѣтеляхъ.

По приказанію игумена, онъ жилъ въ пещерѣ, которая называется Варяжскою, и въ ней пробылъ много лѣтъ въ строгомъ воздержаніи.

Этому блаж. Ѳеодору однажды врагъ принесъ немалую печаль и тоску объ имѣніи, розданномъ нищимъ, приводя ему на мысль долгіе годы жизни, изнеможеніе плоти и скудость монастырской пищи.

Ѳеодоръ не понялъ искушенія, не вспомнилъ словъ Господа: «Не заботьтесь для души вашей, что вамъ ѣсть и что пить. Взгляните на птицъ небесныхъ: онѣ ни сѣютъ, ни жнутъ, ни собираютъ въ житницы, и Отецъ вашъ небесный питаетъ ихъ» (Матѳ. 6, 26). И началъ онъ отъ скорби переходить въ отчаяніе, смущаемый нищетою, и долго омрачалъ его врагъ, и эту скорбь онъ явно открывалъ своимъ друзьямъ.

Былъ въ томъ же монастырѣ черноризецъ, именемъ Василій, совершенный инокъ. Онъ, желая утѣшить и отвлечь отъ отчаянія Ѳеодора, сказалъ ему: «Братъ Ѳеодоръ, молю тебя, не губи мзды своей; если, раскаявшись въ подвигѣ своемъ, снова желаешь имѣнія, розданнаго нищимъ, я постараюсь вернуть его тебѣ; только ты скажи передъ Богомъ, чтобъ милостыня твоя была зачтена за мною, и ты будешь спокоенъ, получивъ свое имѣніе. Но смотри, потерпитъ ли это Господь. Такъ же въ Царьградѣ нѣкто, пожалѣвъ золота, розданнаго въ милостыню; зачелъ его предъ Богомъ за другимъ, отъ котораго получилъ то, что роздалъ; но когда сказалъ онъ: «не я, Господи, сотворилъ милостыню, но она принадлежитъ ему, — вдругъ упалъ онъ и умеръ посреди церкви, и разомъ лишился и золота, и жизни».

Ѳеодоръ, услышавъ это и обдумавъ, сталъ оплакивать свое согрѣшеніе и ублажать брата, спасшаго его отъ такого душевнаго недуга. О такихъ людяхъ сказалъ Господь: «Если извлечешь драгоцѣнное изъ ничтожнаго, то будешь какъ Мои уста» (Іер. 15, 19). И съ тѣхъ поръ между этими двумя иноками образовалась пріязнь.

Съ тѣхъ поръ Ѳеодоръ преуспѣвалъ въ заповѣдяхъ Господнихъ и дѣлалъ все, что праведно, благоугодно, свято и непорочно. Тогда діаволъ, получивъ сильную язву тѣмъ, что не могъ его тѣмъ образомъ привлечь на сребролюбіе, снова вооружился на него и разставилъ ему другія искушенія для той же погибели.

Однажды Василій былъ отосланъ игуменомъ на одно послушаніе, гдѣ пробылъ мѣсяца три. Врагъ, найдя это время удобнымъ для своихъ козней, преобразился въ обликъ Василія и пришелъ къ пещерному брату, представляясь, что бесѣдуетъ съ нимъ о полезныхъ вещахъ. «Ѳеодоръ, сказалъ онъ ему, какъ теперь преуспѣваешь ты? Прекратилась ли въ тебѣ бѣсовская брань? Или онъ тебѣ еще творитъ пакость, возбуждая любовь къ стяжанію и пробуждая воспоминаніе о розданномъ нищимъ имѣніи?»

Ѳеодоръ же, не понявъ, что это бѣсъ, и думая, что это говоритъ ему братъ, отвѣчалъ: «Твоими молитвами, отче, я преуспѣваю; утвержденный тобою, не послушаюсь я мыслей, навѣваемыхъ бѣсами. И если теперь ты что прикажешь, сдѣлаю съ усердіемъ, не ослушаясь тебя, потому что я получилъ великую пользу для души моей чрезъ твои наставленія». Бѣсъ же, мнимый братъ, почувствовавъ смѣлость отъ того, что Ѳеодоръ не помянулъ имени Господа Бога, сказалъ ему: «Даю тебѣ еще другой совѣтъ, который дастъ тебѣ покой, и вскорѣ ты получишь отъ Бога воздаяніе за розданное тобою имѣніе. Проси у Господа Бога, чтобъ Онъ подалъ тебѣ множество золота и серебра, и не давай никому входить къ тебѣ, и самъ не выходи изъ этой пещеры». Братъ же обѣщалъ исполнить все это. Тогда отошелъ отъ него пронырливый бѣсъ и, невидимо наталкивая его на помыслъ о находкѣ сокровища, склонялъ его къ молитвѣ о томъ. Ѳеодоръ, молясь Господу, чтобъ получить отъ него сокровище, обѣщался все раздать на милостыню. Уснувъ, онъ видѣлъ во снѣ бѣса, свѣтлаго и украшеннаго, какъ ангелъ, который показывялъ ему въ пещерѣ сокровище. Это видѣніе было Ѳеодору не одинъ, но много разъ. Онъ, черезъ нѣсколько дней придя на показанное мѣсто и начавъ копать, нашелъ великое сокровище изъ серебра и золота и многоцѣнные сосуды.

Послѣ этого пришелъ снова бѣсъ въ образѣ Василія и сказалъ пещернику: «Гдѣ данное тебѣ сокровище? Явившійся тебѣ сказалъ и мнѣ, что, по твоей молитвѣ, мнѣ дано будетъ множество золота и серебра». Ѳеодоръ же не хотѣлъ показать ему сокровища. И тогда злохитрый бѣсъ сталъ и явно говорить блаженному и втайнѣ влагать въ него помыслъ, чтобъ, взявъ сокровище, итти въ другую страну. Но сперва сказалъ такъ: «Братъ Ѳеодоръ, не говорилъ ли я тебѣ, что вскорѣ получишь отъ Бога воздаяніе за розданное тобою имѣніе, ибо онъ сказалъ: «Всякій, кто оставитъ домъ или землю ради имени Моего, получитъ во сто кратъ и наслѣдуетъ жизнь вѣчную» (Матѳ. 19, 29). Теперь уже богатство въ твоихъ рукахъ; дѣлай съ нимъ, что хочешь». Отвѣчалъ ему пещерникъ: «Для того просилъ я у Бога, чтобъ, если подастъ Онъ мнѣ, все раздать на милостыню — и думаю, что для того Онъ и далъ мнѣ». Супостатъ сказалъ ему: «Берегись, братъ Ѳеодоръ, чтобъ врагъ снова не причинилъ тебѣ скорбь за раздачу, какъ и прежде, ибо это дано тебѣ вмѣсто того, что роздалъ ты убогимъ. Я даю тебѣ совѣтъ, взявъ это, итти въ другую страну и тамъ купить имѣній для прожитія своего; можешь и тамъ спастись и избѣгнуть бѣсовскихъ козней. Когда же приблизится отшествіе твое отъ этого міра, отдай имѣніе, кому захочешь, и такъ память о тебѣ переживетъ тебя. Ѳеодоръ же сказалъ ему: «Не устыжусь ли я того, что оставилъ міръ и все, что въ немъ, и обѣщался кончить жизнь мою въ этой пещерѣ, а теперь буду бѣглецомъ и жителемъ мірскимъ? Если угодно тебѣ, то я буду жить въ монастырѣ и исполнять всѣ другія приказанія твои». Отвѣчалъ ему бѣсъ: «Не можешь утаить здѣсь сокровища, о немъ узнаютъ и возьмутъ отъ тебя. Но прими мой совѣтъ и сдѣлай скорѣй, что я тебѣ говорю. Если-бъ было неугодно Богу, чтобъ ты имѣлъ богатство, Онъ бы не даровалъ его тебѣ, не извѣстилъ бы и меня, чтобы наставить тебя». Тогда пещерникъ, повѣривъ бѣсу, какъ брату, началъ тайно приготовлять повозки и сосуды, въ которые надо было собрать сокровище, чтобъ выдти изъ пещеры туда, куда выведетъ его бѣсъ, желавшій кознями своими отлучить отъ того святого мѣста преп. отецъ Антонія и Ѳеодосія и самой Пресвятой Богородицы, въ особенности же отъ Бога. Человѣколюбивый же Господь, не желая, чтобъ погибъ ни одинъ изъ того святого мѣста, спасъ и раба Своего Ѳеодора молитвами преподобныхъ Своихъ.

Въ то время возвратился съ дороги Василій, который спасъ раньше Ѳеодора отъ злого помысла, и пришелъ въ пещеру, чтобы повидать живущаго въ ней брата, и сказалъ ему: «Братъ Ѳеодоръ, какъ теперь пребываешь ты въ Богѣ? Долго я не видѣлъ тебя». Ѳеодоръ удивился этому привѣтствію и отвѣчалъ: «Что ты говоришь, будто давно не видалъ меня. И вчера, и прежде вчерашняго дня, и постоянно ты былъ со мною, поучая меня, и я уже отправляюсь въ путь, какъ ты приказалъ мнѣ». Василій же еще больше удивился такому отвѣту и спросилъ: «Скажи мнѣ, братъ Ѳеодоръ, что значитъ слово это — ты говоришь, что и вчера, и до того, и постоянно я былъ съ тобою и поучалъ тебя. И куда идешь ты? Я возвратился съ дороги и не знаю ничего. Если было что надъ тобою отъ бѣсовскаго дѣйства, молю тебя; Бога ради, не утаи отъ меня».

Ѳеодоръ же съ гнѣвомъ сказалъ ему: «Что ты искушаешь меня, зачѣмъ смущаешь душу мою: то говоришь ты мнѣ такъ, то иначе. Какому слову Мнѣ вѣрить?» — и онъ съ досадой прогналъ его отъ себя. Послѣ такого пріема Василій пошелъ въ монастырь, а бѣсъ, въ образѣ Василія, снова пришелъ къ нему и сказалъ: «Братъ, безумствовалъ я, окаянный, говоря тебѣ другое; поэтому не понимаю я досажденія, принятаго отъ тебя; но опять говорю тебѣ — поскорѣй уходи отсюда въ эту ночь, взявъ найденное сокровище». Сказавъ это, онъ ушелъ отъ него. Послѣ этого снова Василій пришелъ къ нему, взявъ съ собою нѣкоторыхъ старцевъ, и сказалъ пещернику: «Они свидѣтели тому, что теперь три мѣсяца, что я не видѣлъ тебя, ибо я отправленъ былъ игуменомъ по монастырскому дѣлу, и теперь уже третій день — вернулся въ монастырь. Ты же, едва я пришелъ — сказалъ мнѣ, что и вчера, и до того, и постоянно я былъ у тебя; поэтому я думаю, что здѣсь былъ бѣсовскій призракъ въ моемъ образѣ. И, если хочешь узнать истину, сдѣлай такъ: — Не позволяй никому, приходящему къ тебѣ, разговаривать съ тобою, пока не сотворитъ молитву Іисусову. Если не захочетъ — ты поймешь, что это бѣсъ». Сказавъ это, Василій произнесъ запретительную молитву, призвавъ на помощь святыхъ, и, мудро наставивъ Ѳеодора, отошелъ въ монастырь, въ свою келлію. И послѣ этого бѣсъ не посмѣлъ болѣе явиться Ѳеодору. Ѳеодоръ ясно понялъ прельщеніе пронырливаго врага и съ тѣхъ поръ всякаго приходящаго къ нему сперва принуждалъ сотворить молитву Іисусову, тогда и бесѣдовалъ съ нимъ. И такъ укрѣпился онъ на врага, и Господь избавилъ его изъ устъ льва, старающагося поглотить, какъ случается со многими, скитающимися въ пустыняхъ и въ пропастяхъ земныхъ и безмолвствующихъ наединѣ въ затворахъ, которымъ нужна великая сила и Божія помощь, чтобы они не были побѣждены въ единоборствѣ и поглощены душегубными звѣрями.

Избавленный отъ этого рва погибели, блаж. Ѳеодоръ сталъ стараться, чтобъ скорѣе врагъ упалъ въ яму, а не онъ, и началъ съ того, что вскопалъ глубоко землю и, положивъ туда искушавшее его найденное имъ сокровище, засыпалъ его. Чтобъ совершенно погибла и память этого сокровища, блаж. непрестанно молилъ Господа, чтобъ онъ далъ ему забыть то мѣсто, гдѣ онъ скрылъ его, и чтобъ избавилъ его отъ всякаго проявленія страсти сребролюбія, и Господь исполнилъ моленіе его. Ибо съ тѣхъ поръ онъ не зналъ никогда о томъ мѣстѣ и не помышлялъ никогда о пріобрѣтеніи, и золото и серебро считалъ за соръ.

Потомъ, чтобъ бѣсъ не приступалъ къ нему съ тою же дерзостью, когда онъ, будучи празднымъ, впалъ бы въ лѣность, отчего у врага родится безстрашіе, — принудилъ себя блаженный Ѳеодоръ къ трудной работѣ. Онъ поставилъ въ пещерѣ жернова и началъ работать на братію, принося изъ монастыря жито и размалывая его самъ, своими руками, и проводилъ безъ сна всѣ ночи, трудясь въ ручномъ дѣлѣ и въ молитвѣ; когда же наступалъ день, онъ относилъ муку и опять приносилъ жито. Итакъ, работая много лѣтъ, немало облегчалъ монастырскихъ рабочихъ и не стыдился этого труда.

По прошествіи многаго времени, келарь, видя пещерника трудящагося въ такой работѣ и злостраданіи, умилился и, когда однажды изъ селъ было привезено въ монастырь жито, послалъ къ нему въ пещеру пять возовъ, чтобъ онъ не приходилъ за нимъ постоянно самъ, возлагая тѣмъ на себя большій трудъ. Ѳеодоръ же, ссыпавъ жито въ сосуды, началъ молотить, напѣвая наизусть псалмы; когда же утрудился и захотѣлъ немного отдохнуть, внезапно раздался какъ бы звукъ грома, и жернова стали сами молоть. Понявъ дѣйствіе бѣсовское, блаженный всталъ и началъ прилежно молиться Богу, и потомъ сказалъ громкимъ голосомъ: «3апрещаетъ тебѣ Господь, лукавый бѣсъ!» Бѣсъ же не переставалъ молоть въ жерновахъ. Тогда Ѳеодоръ снова сказалъ: «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа, свергнувшаго тебя съ неба и давшаго на попраніе Своимъ угодникамъ, повелѣваю тебѣ я, грѣшный, не прекращать этой работы, пока не измелешь жито, чтобъ и ты потрудился на святую братію». Сказавъ это, святый сталъ на молитву, бѣсъ же, не дерзнувъ ослушаться запрещенія, измололъ въ ту ночь все жито. Утромъ же Ѳеодоръ извѣстилъ келаря, чтобъ онъ прислалъ за мукою. Келарь удивился чудному тому дѣлу, какъ пять возовъ были смолоты въ одну ночь, и, придя самъ въ пещеру, вывезъ изъ нея пять возовъ муки. Было новое чудо въ томъ, что изъ того жита вышло пять возовъ муки — и сбылось здѣсь, въ дѣлахъ блаж. Ѳеодора, слово апостоловъ, сказавшихъ нѣкогда: «Господи, и бѣсы повинуются намъ о имени твоемъ», — также и изреченіе самого Слова Божія, Іисуса Христа, Который сказалъ: «Се даю вамъ власть наступать на змѣй и скорпіоновъ и на всю силу вражію» (Лук. 10, 17-18). Лукавые бѣсы хотѣли устрашить этого раба Божія и поработить себѣ, какъ преже они прельстили его, но наложили сами на себя цѣпи работы, такъ что возопили они тогда: «уже больше не будемъ мы здѣсь».

Ѳеодоръ и Василій постановили между собою богоугодное рѣшеніе, никогда не утаивать другъ отъ друга своихъ мыслей, но все обсуждать вмѣстѣ, угодно ли что Богу. По взаимномъ совѣщаніи Василій вошелъ безмолвствовать въ пещеру, Ѳеодоръ же по старости вышелъ изъ пещеры, чтобъ жить въ сторонѣ монастыря.

Старый монастырь былъ тогда сожженъ, и дерево для постройки церкви и всѣхъ келлій лежало на берегу Днѣпра, связанное плотами; чтобъ возить его на горы, были наняты возчики. Ѳеодоръ же, желая поставить себѣ келлію, началъ самъ на себѣ носить дерево съ берега на гору, не уступая никому своего труда. Но лукавые бѣсы забыли, что еще недавно, принужденные Ѳеодоромъ къ работѣ, обѣщали не приступать къ нему, и снова стали дѣлать ему пакости. Всѣ дерева, которыя Ѳеодоръ вносилъ на гору съ великимъ трудомъ въ теченіе цѣлаго дня для постройки своей келліи, всѣ эти дерева бѣсы ночью сбрасывали съ горы, желая тѣмъ прогнать блаженнаго. Ѳеодоръ, узнавъ искушеніе бѣсовское, сказалъ имъ: «Во имя Господа Бога нашего Іисуса Христа, повелѣвшаго вамъ войти во свиней, — повелѣваю вамъ я, грѣшный рабъ Его, — все дерево, которое на берегу, — поднять на гору, чтобъ братія, работающая Господу, избавилась отъ труда, и молитвенный Домъ Пресвятой Госпожѣ Богородицѣ и свои келліи могли построить безъ вашей пакости». И бѣсы въ ту же ночь взнесли съ берега на гору все дерево, такъ что его было достаточно на построеніе всего монастыря, а не только одной келліи для Ѳеодора. Поутру возчики, вставши, пріѣхали на берегъ, чтобъ возить съ берега дерева, и не нашли ни одного. Осматриваясь по сторонамъ, они увидали, что все взнесено уже на гору, и сложено не въ кучу на одномъ мѣстѣ, но все отдѣльно, разобранное по роду — особенно для крышъ, особенно для основанія, особенно большіе дубы, трудно переносимые вслѣдствіе длины ихъ. Это дѣло было чрезвычайно утѣшительно, какъ совершившееся сверхъ человѣческой силы; и Богъ прославился въ угодникѣ Своемъ Ѳеодорѣ, а вмѣстѣ и въ совѣтникѣ его Василіи, ради подвиговъ которыхъ совершилось это дивное чудо. Но оба эти единодушные рабы Господни не гордились повиновеніемъ бѣсовъ, по слову: «Не радуйтесь, что духи вамъ повинуются, но радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесахъ» (Лук. 10, 20).

Бѣсы же, явно обличаемые въ навѣтахъ своихъ Ѳеодоромъ и Василіемъ, не могли стерпѣть этой укоризны — что они нѣкогда были почитаемы отъ невѣрныхъ, и имъ покланялись какъ богамъ, а потомъ увидѣли, какъ эти вѣрные угодники Божіи, Ѳеодоръ и Василій, пренебрегаютъ ими, уничижаютъ и безчестятъ ихъ, что они работаютъ имъ словно купленные рабы, — то мелятъ жито, то носятъ дрова на гору, и, кромѣ того, ихъ запрещеніемъ отгоняются отъ людей. Потому, когда они носили дрова, слышно было, какъ они вопили: «Злые и лютые для насъ супостаты Ѳеодоръ и Василій! Не перестанемъ и не успокоимся мы бороться съ вами, пока не предадимъ васъ смерти». И съ этихъ поръ лукавые бѣсы (не вѣдая, что исходатайствуютъ блаженнымъ славнѣйшіе вѣнцы) всячески стали поощрять злыхъ людей убить ихъ. Послѣ чуда навожденіемъ бѣсовскимъ нанятые возчики возбудили непріятность, говоря блаж. Ѳеодору: «Дай намъ нашу наемную плату, потому что мы не знаемъ, какими кознями по согласію съ Василіемъ ты сдѣлалъ такъ, что это дерево очутилось на горѣ. А мы готовы были везти его».

Неправедный судья, прельщенный предложеннымъ ему золотомъ, забывъ объ осужденіи Божіемъ, что неправедно судящій самъ будетъ осужденъ, присудилъ Ѳеодора дать плату тѣмъ наемникамъ и осмѣлился выразиться такъ: «пусть бѣсы помогутъ тебѣ платить, какъ помогли возить».

Тяжело было такое навожденіе бѣсовское на нестяжательнаго старца Ѳеодора и совѣтника его Василія. Но такъ какъ этого не было достаточно для убійства, то, вспоминая пріемъ первой своей побѣды — ополчившійся діаволъ воздвигъ иную смертоносную бурю. Пришелъ онъ во образѣ Василія, безмолвствовавшаго тогда въ Варяжской пещерѣ, къ одному изъ совѣтниковъ княжескихъ, боярину очень сердитому и свирѣпому, нечестивому словомъ и дѣломъ, которому Василій былъ знакомъ, и сказалъ ему прельститель такъ: «Ѳеодоръ, прежде меня бывшій въ пещерѣ, — нашелъ много сокровищъ, золота и серебра и многоцѣнныхъ сосудовъ и, взявъ это, хотѣлъ бѣжать въ другую страну, я же удержалъ его. И теперь онъ представляется юродивымъ и водится съ бѣсами, приказывая имъ молоть и носить дерева съ берега на гору, а сокровища осторожно хранитъ до удобнаго времени, чтобъ втайнѣ отъ меня уйти съ ними, куда захочетъ. Князю же отъ этого не будетъ никакой выгоды». Услыхавъ это отъ бѣса, мнимаго Василія, бояринъ привелъ его къ князю Мстиславу Святополковичу. Бѣсъ же, разсказавъ все это князю, прибавилъ еще, что его надо поскорѣе забрать, пока онъ не убѣжалъ, и присвоить себѣ его сокровища. Если же онъ не захотѣлъ бы дать добровольно — дать ему много ударовъ, и тогда онъ отдастъ. Если же и такъ дѣло не выйдетъ, тогда, предавъ его многимъ мукамъ — позовите (сказалъ бѣсъ) меня, и я предъ всѣми вами обличу его и покажу мѣсто, гдѣ спрятано сокровище. Посѣявъ это искушеніе, бѣсъ ушелъ съ глазъ ихъ. Поутру князь отправился со многими воинами какъ на охоту или какъ на крѣпкаго витязя и, захвативѣ блаженнаго Ѳеодора, привелъ его въ свой домъ. Здѣсь сперва ласково онъ сталъ разспрашивать его: «Скажи мнѣ, отче, находилъ ли ты, какъ я слышалъ, сокровища?» Ѳеодоръ отвѣчалъ ему: «Да, нашелъ, и теперъ оно скрыто въ пещерѣ». Князь же снова его спросилъ: «Извѣстно ли, отче, кто первый положилъ его, и много ли въ немъ золота, серебра и сосудовъ?» Отвѣчалъ блаженный: «Еще при жизни преп. отца нашего Антонія стало извѣстно, что въ той пещерѣ находится варяжскій кладъ, почему и донынѣ пещера называется варяжскою. Золота и серебра видѣлъ я безчисленное множество; сосуды латинскіе». Тогда сказалъ ему князь: «Отчего ты, отче, не дашь этого мнѣ? Я раздѣлю съ тобою, и, сколько тебѣ нужно будетъ, ты возьмешь. И тогда ты будешь отецъ отцу моему и мнѣ» (его отецъ, князь Святополкъ, былъ тогда въ Туровѣ). Блаженный же Ѳеодоръ сказалъ: «Я не желаю брать ничего такого, что мнѣ не на пользу; все бы я отдалъ вамъ, такъ какъ вы служите тому, отъ чего я свободенъ; но Господь отнялъ у меня память того мѣста, гдѣ я скрылъ сокровище». Тогда князь въ гнѣвѣ сказалъ слугамъ: «Приказываю оковать этого монаха по рукамъ и по ногамъ и три дня не давать ему хлѣба и воды за то, что онъ не пожелалъ моей милости». Окованнаго его опять спросили: «Скажи, гдѣ сокровище?» — Ѳеодоръ же отвѣчалъ: «Какъ я уже сказалъ, не знаю я, гдѣ скрылъ его». Князь приказалъ мучить его ударами, такъ что вся власяница была смочена кровью. Потомъ велѣлъ повѣсить его въ густомъ дымѣ и потомъ опять привязать его и развести подъ нимъ сильный огонь; и многіе дивились терпѣнію его, ибо среди пламени онъ былъ точно въ росѣ, и ко власяницѣ его не прикоснулся огонь. Одинъ изъ присутствующихъ, видя это, передалъ князю, и князь, охваченный ужасомъ, сказалъ старцу: «Зачѣмъ губишь себя, не отдавая сокровища, которое намъ принадлежитъ?» Ѳеодоръ же сказалъ: «По правдѣ говорю тебѣ, — молитвами брата моего Василія и тогда я былъ спасенъ отъ сребролюбія, когда нашелъ сокровнще, а теперь, какъ я уже говорилъ, Господь отнялъ у меня память о томъ мѣстѣ, гдѣ я скрылъ его». Князь же, услыхавъ это, послалъ немедленно въ пещеру за блаж. Василіемъ, котораго привели силою, такъ какъ онъ не хотѣлъ идти. Тогда князь сказалъ ему: «Все, что пріказалъ ты сдѣлать, я сдѣлалъ съ этимъ злымъ старцемъ, но ничего не успѣлъ. И я призвалъ во свидѣтели тебя самого, вѣдь я хочу имѣть тебя за отца». Василій же въ недоумѣніи сказалъ ему: «Что я приказывалъ дѣлать тебѣ?» Князь отвѣчалъ: «То, что ты разсказалъ мнѣ о сокровищѣ, которое онъ нашелъ, о томъ онъ мнѣ не хочетъ открыть ничего, хотя я и мучилъ его». Василій же сказалъ: «Я понимаю козни лукаваго бѣса, прельстившаго тебя и создавшаго на меня и на этого преподобнаго, потому что ты никогда не видалъ меня: я пятнадцать лѣтъ не выхожу изъ пещеры». Тогда всѣ присутствующіе сказали: «При насъ всѣхъ ты говорилъ князю». Василій же отвѣтилъ: «Васъ всѣхъ прельстилъ бѣсъ; я не видалъ ни князя, ни Василія». Князь, разгнѣвавшись, приказалъ и этого блаженнаго мучить безъ милости, какъ Василія. И, не перенося, что его обличили, и нетрезвый отъ вина, онъ, взявъ стрѣлу, ранилъ ею блаж. Василія. Василій же, вынувъ стрѣлу изъ тѣла, бросилъ ее ко князю, говоря: «Этою стрѣлою чрезъ недолгое время ты самъ будешь раненъ», что и сбылось, по предсказанію преподобнаго. Но, прежде того, князь приказалъ святыхъ, еле живыхъ отъ мукъ, заключить отдѣльно въ темницу, чтобъ на слѣдующій день подвергнуть ихъ еще болѣе тяжелымъ мукамъ.

И въ ту ночь оба преподобные уснули честною предъ Господомъ смертію, и извелъ Господь изъ темницы души ихъ исповѣдывать святое имя Его въ присносущномъ свѣтѣ.

Узнавъ объ этомъ, собралась братія и взяла тѣла святыхъ страдальцевъ; и похоронили ихъ съ честью въ пещерѣ Варяжской, въ которой они трудолюбиво и богоугодно подвизались.

Потомъ они были перенесены въ пещеру преп. Антонія, гдѣ и донынѣ лежатъ нетлѣнно, въ окровавленныхъ одеждахъ и власяницахъ, тоже остающихся нетлѣнными.

Вскорѣ послѣ блаженной ихъ кончины сбылось предсказаніе преп. Василія: князь Мстиславъ Святополковичъ застрѣленъ былъ во Владимірѣ, на стѣнѣ, сражаясь съ княземъ Владиміромъ Игоревичемъ; и тогда, узнавъ стрѣлу свою, которою онъ ранилъ блаж. Василія, сказалъ: «Вотъ, я умираю теперь ради преп. Ѳеодора и Василія».

Итакъ, злой убійца получилъ отомщеніе по дѣламъ своимъ. Преподобные же страдальцы, какъ побѣдители діавола, побѣждающаго сребролюбіемъ, увѣнчались не тлѣннымъ серебромъ и золотомъ, но славою и честію вѣчною, и получили вѣнецъ отъ Честнаго Камня, Который есть Христосъ. Ему честь и слава съ Богомъ Отцомъ и Святымъ Духомъ нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Источникъ: Кіево-Печерскій патерикъ. Полное собраніе житій святыхъ въ Кіево-Печерской Лаврѣ подвизавшихся. (Составленъ тремя печерскими святыми: Несторомъ, лѣтописцемъ Печерскимъ, Симономъ, епископомъ Владимірскимъ и Суздальскимъ, и Поликарпомъ, архимандритомъ Печерскимъ.) — Изданіе второе, въ новомъ полномъ переводѣ Е. Поселянина. — М.: Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1900. — С. 282-295.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0