Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - пятница, 26 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.

ПАТЕРИКИ

Кіево-Печерскій патерикъ.

Собор Киево-Печерских преподобных отцовКіево-Печерскій патерикъ  (греч. πατερικόν — отечникъ, т. е. книга объ отцахъ) — собраніе краткихъ, исполненныхъ чудесъ, повѣстей о подвижникахъ Печерскаго монастыря и о самомъ монастырѣ. Въ основу патерика положены повѣсти епископа Владимірскаго Симона и монаха Печерскаго монастыря Поликарпа. Четырнадцать сказаній Симона написаны въ формѣ посланія къ Поликарпу. Девять изъ нихъ повѣствуютъ о чудотворцахъ Печерскихъ и пять о чудесахъ, сопровождавшихъ построеніе главной Печерской церкви. Собраніе сказаній Симона по его же разсказамъ дополнилъ Поликарпъ, написавшій одиннадцать повѣстей также въ формѣ посланія къ архимандриту Печерскому Акиндину. Къ этимъ основнымъ частямъ патерика присоединены впослѣдствіи вмѣстѣ съ нѣкоторыми позднѣйшими статьями и произведенія болѣе ранняго времени: поставленное во главѣ патерика житіе преп. Ѳеодосія, написанное Несторомъ, и сказанія, «что ради прозвася Печерскій монастырь» и о первыхъ черноризцахъ Печерскихъ, взятыя изъ Начальной лѣтописи и приписанныя въ патерикѣ тому же Нестору... Многочисленность дошедшихъ до насъ списковъ Печерскаго патерика свидѣтельствуетъ, что онъ былъ любимою книгою нашихъ предковъ.

Кіево-Печерскій патерикъ.

КІЕВО-ПЕЧЕРСКІЙ ПАТЕРИКЪ.
Полное собраніе житій святыхъ въ Кіево-Печерской Лаврѣ подвизавшихся.
(Переводъ Е. Поселянина.)

Житіе преп. отца нашего Марка пещерника, повелѣній котораго слушались мертвые, и съ нимъ преп. Ѳеофила, которому мертвецъ Іоаннъ уступилъ высшее мѣсто, и слезами котораго наполнились два сосуда.
(29 декабря).

Время подвиговъ этого блаженнаго Марка лучше всѣхъ указаній опредѣлимъ тѣмъ достохвальнымъ событіемъ, что при немъ были перенесены честныя мощи преп. отца нашего Ѳеодосія изъ пещеры во святую великую церковь. Блаженный Маркъ, принявъ иноческій образъ, жилъ въ пещерѣ, искапывая въ ней своими руками много мѣстъ не только для того, чтобы скрываться тамъ на молитву, но и для погребенія умершей братіи, и выносилъ землю на своихъ плечахъ. И такъ трудился онъ постоянно въ этомъ богоугодномъ дѣлѣ, ожидая на небѣ богатой награды, на землѣ же не желая брать ее. Если кто насильно, по любви, давалъ ему какую-нибудь вещь за копаніе могилы, — онъ отдавалъ убогимъ.

Кромѣ того, блаженный возложилъ на поясъ себѣ желѣзо, которое носилъ всю свою жизнь; бодрствовалъ онъ день и ночь на молитвѣ, отъ постоянной же молитвы не отдѣлялъ строгаго поста, какъ сочеталъ ихъ Богъ (Матѳ. 19, 6). И воду пилъ онъ мѣрою изъ своей мѣрки, этою мѣркою служилъ ему мѣдный крестъ. И такъ внутренняго врага, воздвигающаго похоти въ душѣ, побѣдилъ онъ до конца не только темницею, но и трудомъ, и оковами, лишеніемъ сна и голодомъ. Умертвилъ (говорю я) плоть свою не только безмолвіемъ въ темной пещерѣ, но и копаніемъ и опоясаніемъ желѣзнымъ, бдѣніемъ и постомъ. Явившись въ ангельскомъ образѣ какъ безплотный, онъ не боялся смерти, но смерть скорѣе боялась голоса его какъ трубы архангела. Преп. отецъ нашъ Маркъ получилъ отъ Господа силу на такія чудеса, что и мертвые повиновались повелѣніямъ его. Это было подтверждено многими знаменіями.

Однажды, когда, по обычаю, копалъ онъ могилу, утрудясь, онъ изнемогъ и оставилъ мѣсто тѣснымъ и нерасширеннымъ. Случилось, что одинъ изъ болѣвшихъ братій умеръ; и для погребенія не было, кромѣ того, другого мѣста. Мертвый былъ принесенъ въ пещеру и едва могли, по тѣснотѣ, положить его въ пещеру. Тогда братія стала роптать на Марка, что они не могутъ оправить мертвеца, ни возлить на него елея ради тѣсноты мѣста. Пещерникъ же, со смиреніемъ поклонясь всѣмъ, сказалъ: «Простите мнѣ, отцы, по немощи моей не окончилъ». Они же досаждали ему, укоряя его еще сильнѣе. Тогда блаженный сказалъ мертвецу: «Такъ какъ мѣсто тѣсно, братъ, подвинься самъ и, взявъ елей, возлей на себя». Мертвый же, немного разогнувшись, протянулъ руку и, взявши елей, возлилъ на себя крестообразно на лицо и на грудь и снова отдалъ сосудъ; оправя себя самъ, онъ возлегъ и уснулъ. Послѣ этого чуда всѣхъ объялъ ужасъ и трепетъ.

И еще одинъ братъ умеръ послѣ долгой болѣзни; и одинъ изъ друзей его, по обычаю отеревъ его губою, пошелъ въ пещеру, чтобъ видѣть мѣсто, гдѣ должны были положить тѣло его друга, и спросилъ о томъ блаж. пещерника Марка. Блаженный же отвѣчалъ ему: «Иди сказать брату, чтобъ подождалъ онъ до утра, пока я выкопаю мѣсто, и тогда отойдетъ онъ на покой той жизни». Братъ же сказалъ пещернику: «Отче, я уже вытеръ губою его мертвое тѣло, кому велишь сказать это?» Маркъ же снова сказалъ: «Это мѣсто, видишь, еще не приготовлено. Говорю тебѣ: иди и скажи умершему такъ: говоритъ тебѣ грѣшный Маркъ: братъ, пробудь здѣсь еще этотъ день, утромъ же отойдешь ты къ желанному Христу — пока я приготовлю мѣсто и извѣщу тебя».

Послушавъ его, братъ пошелъ въ монастырь и нашелъ всю братію совершающею обычное пѣніе надъ умершимъ. Тогда онъ сказалъ умершему: «Братъ, Маркъ говоритъ, что мѣсто для тебя еще не готово, пожди еще здѣсь до утра». Когда онъ это при общемъ изумленіи сказалъ, вдругъ мертвецъ открылъ глаза, и душа его возвратилась въ него, и онъ былъ тотъ день и ночь живъ, никому ничего не говоря и только смотря открытыми глазами. На утро братъ, приходившій прежде, опять пошелъ въ пещеру узнать о мѣстѣ, приготовлено ли оно. И святый сказалъ ему: «Иди, скажи ожившему: говоритъ тебѣ Маркъ, оставь эту временную жизнь и перейди въ вѣчную; отдай духъ твой Богу, тѣло же твое пусть будетъ положено въ пещерѣ со святыми отцами. Ибо мѣсто готово». Братъ, придя, сказалъ все это ожившему. Тотъ же, закрывъ очи свои, предалъ духъ въ руки Божіи. Итакъ, съ честью былъ онъ положенъ въ пещерѣ на приготовленномъ мѣстѣ. И всѣ удивлялись этому преславному чуду, какъ по слову блаженнаго ожилъ мертвецъ и опять умеръ по его слову, — и прославляли Бога.

И еще. Были въ томъ же Печерскомъ монастырѣ два брата, соединенные сердечною любовью съ самой юности, одинаково о всемъ мыслившіе и имѣвшіе одинаковое рвеніе къ Богу, Іоаннъ и Ѳеофилъ. Они умолили блаженнаго Марка устроить имъ одно общее мѣсто для погребенія тѣлъ ихъ обоихъ, когда повелитъ Господь. Поживъ долго вмѣстѣ, старшій изъ нихъ Ѳеофилъ уѣхалъ куда-то по монастырскому дѣлу, а младшій, Іоаннъ, угодивъ Богу, разболѣлся, умеръ и положенъ былъ въ пещерѣ на приготовленномъ мѣстѣ. Чрезъ нѣсколько дней Ѳеофилъ возвратился съ дороги и, узнавъ о смерти брата своего, началъ сильно скорбѣть и, взявъ съ собою нѣсколькихъ иноковъ пошелъ въ пещеру, желая видѣть, на какомъ мѣстѣ положенъ умершій. Видя же, что онъ положенъ въ той общей могилѣ на верхнемъ мѣстѣ, негодовалъ и ропталъ на Марка, говоря: «Зачѣмъ ты положилъ его здѣсь на моемъ мѣстѣ? Я старше его». Пещерникъ, какъ смиренный, кланяясь ему, говорилъ: «Прости, братъ, меня, согрѣшилъ я!» Потомъ, обратившись къ умершему, онъ сказалъ: «встань, братъ, дай то мѣсто старѣйшему тебя брату, самъ же лягъ на нижнемъ мѣстѣ». И вдругъ, по слову блаженнаго, мертвый всталъ и легъ на нижнемъ мѣстѣ, и всѣ пришедшіе туда видѣли это, и чудо было для нихъ страшно и полно ужаса.

Тогда братъ, роптавшій на блаженнаго, припалъ къ ногамъ его, говоря: «Согрѣшилъ я, отче, подвинувъ брата съ мѣста. Молю тебя, прикажи, чтобъ онъ легъ тамъ снова». Блаженный же сказалъ ему: «Самъ Господь, уничтожая вражду между нами, происшедшую изъ-за твоего ропота, сдѣлалъ это, чтобъ во враждѣ твоей ты не имѣлъ на меня всегда злобу; тѣло этого умершаго показало, что любовь его къ тебѣ, живая и по смерти, подчинялась старшинству твоему, вставъ изъ верхней части общей приготовленной для васъ могилы. Возставлять мертвыхъ Божіе дѣло. Я же человѣкъ грѣшный и теперь, когда нѣтъ нужды, уже не могу сказать самъ собою этому умершему: «Встань и опять лягъ на верхнее мѣсто;» вѣдъ если прикажешь это ему ты, онъ не послушаетъ тебя? Но знай и то, что тебѣ не слѣдовало выходить изъ монастыря, чтобъ наслѣдовать свое старшинство, и въ этотъ часъ ты былъ бы положенъ здѣсь. Но, такъ какъ ты не готовъ на исходъ, иди, подумай о спасеніи души твоей, и чрезъ немного дней самъ ты будешь принесенъ сюда».

Слыша эти слова, Ѳеофилъ очень былъ опечаленъ и устрашенъ, думая, что тутъ же упадетъ и умретъ; не надѣялся дойти и до монастыря. Едва помня себя, пришелъ онъ въ свою келью и неутѣшно плакалъ.

Тогда роздалъ онъ все, что имѣлъ, оставилъ себѣ одну рясу и мантію и всякій день ожидалъ смертнаго часа. Никто не могъ успокоить его въ его горькомъ плачѣ, но хотѣвшіе утѣшить его заставляли его рыдать еще сильнѣе. Не могли принудить его вкусить его отъ сладкихъ блюдъ, но слезы его были ему хлѣбомъ день и ночь. Когда наставалъ день, онъ говорилъ себѣ: «Не знаю, достигну ли я вечера»; а когда приходила ночь, опять помрачалъ слезами свѣтъ очей своихъ, говоря: «Кто знаетъ, доживу ли до утра. Ибо многіе, вставъ утромъ отъ сна, не достигли вечера и другого сна, кромѣ смерти, и многіе, уснувъ, не встали съ постели. Какъ не надѣяться, что буду жить — мнѣ, получившему извѣщаніе, что вскорѣ скончаюсь». Но чтобъ Господь по неизмѣримымъ щедротамъ Своимъ, подалъ ему время на покаяніе — молился онъ къ Нему всегда, пребывая въ постѣ и плачѣ. Ведя такую жизнь много лѣтъ, Ѳеофилъ до того утончилъ плоть свою, что можно было перечесть суставы его, и отъ многаго плача лишился онъ зрѣнія.

Преп. же отецъ нашъ Маркъ, когда узналъ часъ отшествія своего къ Богу, — призвалъ Ѳеофила и сказалъ ему: «Прости меня, братъ, что я опечалилъ тебя на много лѣтъ, и моли Бога о мнѣ, потому что я отхожу уже отъ этого міра. Если же я получу дерзновеніе, не забуду молиться о тебѣ, чтобъ Господь сподобилъ насъ обоихъ, и видѣть Его пресвѣтлое лицо, и увидѣть тамъ другъ друга, и быть тамъ на мѣстѣ преп. отцовъ нашихъ Антонія и Ѳеодосія Печерскихъ».

Ѳеофилъ же съ плачемъ отвѣчалъ ему: «Зачѣмъ, отче, ты оставляешь меня? Возьми меня съ собою или даруй мнѣ здѣсь прозрѣніе. Знаю, что, когда ты воскресилъ умершаго моего брата, а я упалъ предъ тобою въ пещерѣ, я долженъ былъ умереть за грѣхи мои. Но Господь, ради святыхъ твоихъ молитвъ, пощадилъ меня, ожидая моего покаянія. И теперь можешь ты подать мнѣ, чего я прошу у тебя — или съ тобою отойти къ Богу, или прозрѣть».

Преп. же Маркъ сказалъ ему: «Не скорби, братъ, что ради Господа ты ослѣпъ тѣлесными очами, ибо духовными ты прозрѣлъ къ истинному разуму. Я пожелалъ быть виною твоего ослѣпленія; я предсказалъ тебѣ смерть, желая сдѣлать пользу твоей душѣ, — и привести къ смиренію твое плотское высокоуміе, ибо Богъ не уничижитъ сердца сокрушеннаго и смиреннаго (Псал. 50, 19), а не хвалящагося старшинствомъ. Поэтому не нужно тебѣ видѣть этого маловременнаго свѣта; проси у Господа, чтобъ видѣть тебѣ славу Его въ свѣтѣ присносущномъ; не желай и смерти: она придетъ, если-бъ ты не хотѣлъ. Вотъ тебѣ будетъ знаменіемъ отшествія твоего: за три дня до кончины твоей ты прозришь и такъ отойдешь ко Господу, и тамъ увидишь свѣтъ нескончаемый и славу неизреченную». Оставивъ это неложное пророчество свое о кончинѣ Ѳеофила, преп. отецъ нашъ Маркъ самъ въ Господѣ кончилъ на землѣ временную свою жизнь, и началъ на небесахъ, какъ повелитель мертвыхъ и пророкъ, съ начальникомъ воскресенія Самимъ Іисусомъ, и со всѣми святыми пророками — вѣчную жизнь.

Мощи же его чудотворныя положены въ пещерѣ, гдѣ самъ онъ выкопалъ себѣ гробъ, и подаютъ неоскудныя исцѣленія всѣмъ, съ вѣрою приходящимъ къ честной его ракѣ. Тамъ лежатъ и вериги, которыя носилъ на себѣ преподобный, и мѣдный крестъ, изъ котораго пилъ онъ воду. Своими устами онъ такъ освятилъ его, что онъ сталъ чудотворнымъ. Кто съ вѣрою и постившись приходитъ и пьетъ изъ того честнаго креста воду, — получаетъ скорѣе, чѣмъ отъ всякихъ водъ врачебныхъ, неложное сверхъестественное врачеваніе своимъ недугамъ.

Блаженный же Ѳеофилъ, получивъ новую рану въ свое сердце, сталъ рыдать сугубо, оплакивая горькое разлученіе съ отцомъ и наставникомъ своимъ, преп. Маркомъ, и свою кончину, которой ожидалъ всякій день, вспоминая пророчество того отошедшаго пещерника. Проливалъ онъ источиики слезъ, и они еще болѣе умножались.

Блаж. Ѳеофилъ имѣлъ обычай, когда творилъ молитву и приходили на него слезы, тогда подставлялъ сосудъ и надъ нимъ плакалъ, и за много лѣтъ наполнилъ его слезами. Получивъ зрѣніе въ глазахъ, по обѣщанію преп. Марка, онъ понялъ, что кончина его близка. И онъ началъ молиться Богу прилежно, чтобъ угодны были слезы его и, воздѣвъ руки къ Нему, говорилъ такъ:

«Владыко Человѣколюбче, Господи Іисусе Христе Боже мой, не хотящій смерти грѣшникамъ, но ожидающій обращенія ихъ, зная немощь нашу, Царь Пресвятый, Утѣшитель Благій, больныхъ здравіе, грѣшниковъ спасеніе, изнемогающихъ укрѣпитель, падающихъ возставитель, молю Тебя въ этотъ часъ, удиви на мнѣ недостойномъ милость Твою, прими изліяніе горькихъ слезъ моихъ и излей на меня неисчерпаемую пучину Твоего благоутробія, чтобъ не быть мнѣ искушаемымъ воздушными мытарствами и не быть во власти князя тьмы — ради молитвъ великихъ угодниковъ Твоихъ, преп. отецъ нашихъ Антонія и Ѳеодосія Печерскихъ и всѣхъ святыхъ, отъ вѣка Тебѣ благоугодившихъ».

Когда блаженный Ѳеофилъ произнесъ это, во образѣ прекраснаго юноши предсталъ предъ нимъ Господень ангелъ, говоря: «Хорошо молишься ты, Ѳеофилъ, но что хвалишься тщетою слезъ, собранныхъ въ сосудъ? — И онъ показалъ ему свой сосудъ, большій того, полный благоуханія, какъ отъ многоцѣннаго мѵра, и сказалъ: — Это твои слезы, которыя въ молитвѣ къ Богу ты пролилъ отъ сердца и отеръ рукою или полотенцемъ, или одеждою, или которыя изъ глазъ твоихъ упали на землю; всѣ эти слезы я собралъ въ этотъ сосудъ и сохранилъ по повелѣнію Владыки моего и Творца. И теперь я посланъ повѣдать тебѣ радость, чтобъ съ веселіемъ отошелъ ты къ Тому, Кто сказалъ: «Блажени плачущіи, яко тіи утѣшатся» (Матѳ. 5, 4). Сказавъ это и оставивъ свой сосудъ, онъ сталъ невидимъ.

Блаж. же Ѳеофилъ, призвавъ игумена, разсказалъ ему объ явленіи и словахъ ангела, показалъ и два сосуда, наполненныя слезами — одинъ свой, другой же ангельскій, благоухающій сильнѣе ароматовъ, и его онъ просилъ по кончинѣ своей вылить на тѣло.

И такъ, на третій день по прозрѣніи своемъ, онъ отошелъ къ Господу, чтобы зрѣть Трисіятельное Божество.

Честное же тѣло его съ честью положили въ пещерѣ, съ либимымъ его братомъ, блаженнымъ Іоанномъ, близъ преп. Марка, и помазали его изъ ангельскаго сосуда, — такъ что вся пещера наполнилась благоуханіемъ, потомъ же вылили на него и другой сосудъ слезъ, чтобы тотъ, кто сѣялъ на землѣ слезами, пожалъ на небѣ радостью (Псал. 125, 5). И эту радость получилъ онъ ходатайствомъ преп. наставника своего Марка пещерника; чудотворною благодатію Бога всякаго утѣшенія (2 Кор. 1, 3), Которому, въ Троицѣ хвалимому, подобаетъ слава нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Источникъ: Кіево-Печерскій патерикъ. Полное собраніе житій святыхъ въ Кіево-Печерской Лаврѣ подвизавшихся. (Составленъ тремя печерскими святыми: Несторомъ, лѣтописцемъ Печерскимъ, Симономъ, епископомъ Владимірскимъ и Суздальскимъ, и Поликарпомъ, архимандритомъ Печерскимъ.) — Изданіе второе, въ новомъ полномъ переводѣ Е. Поселянина. — М.: Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1900. — С. 273-281.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0