Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 20 ноября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.

ПАТЕРИКИ

Кіево-Печерскій патерикъ.

Собор Киево-Печерских преподобных отцовКіево-Печерскій патерикъ  (греч. πατερικόν — отечникъ, т. е. книга объ отцахъ) — собраніе краткихъ, исполненныхъ чудесъ, повѣстей о подвижникахъ Печерскаго монастыря и о самомъ монастырѣ. Въ основу патерика положены повѣсти епископа Владимірскаго Симона и монаха Печерскаго монастыря Поликарпа. Четырнадцать сказаній Симона написаны въ формѣ посланія къ Поликарпу. Девять изъ нихъ повѣствуютъ о чудотворцахъ Печерскихъ и пять о чудесахъ, сопровождавшихъ построеніе главной Печерской церкви. Собраніе сказаній Симона по его же разсказамъ дополнилъ Поликарпъ, написавшій одиннадцать повѣстей также въ формѣ посланія къ архимандриту Печерскому Акиндину. Къ этимъ основнымъ частямъ патерика присоединены впослѣдствіи вмѣстѣ съ нѣкоторыми позднѣйшими статьями и произведенія болѣе ранняго времени: поставленное во главѣ патерика житіе преп. Ѳеодосія, написанное Несторомъ, и сказанія, «что ради прозвася Печерскій монастырь» и о первыхъ черноризцахъ Печерскихъ, взятыя изъ Начальной лѣтописи и приписанныя въ патерикѣ тому же Нестору... Многочисленность дошедшихъ до насъ списковъ Печерскаго патерика свидѣтельствуетъ, что онъ былъ любимою книгою нашихъ предковъ.

Кіево-Печерскій патерикъ.

КІЕВО-ПЕЧЕРСКІЙ ПАТЕРИКЪ.
Полное собраніе житій святыхъ въ Кіево-Печерской Лаврѣ подвизавшихся.
(Переводъ Е. Поселянина.)

Житіе преп. отца нашего Алипія иконописца.
(17 августа).

Онъ безмездно писалъ иконы для церквей и былъ чудотворный врачъ иконописными красками; за него невидимо были написаны чудотворныя иконы, потомъ же и видимо ангелъ написалъ икону.


Во дни благовѣрнаго князя Кіевскаго Всеволода Ярославича, при игуменѣ преп. Никонѣ, по устроенію Божію и заботамъ преп. отцовъ Антонія и Ѳеодосія, явившихся десять лѣтъ спустя отъ преставленія своего въ Константинополѣ, — блаженный Алипій былъ отданъ родителями на обученіе къ греческимъ иконописцамъ, пришедшимъ для украшенія святой Печерской церкви. И онъ былъ свидѣтелемъ того дивнаго чуда, которое описано въ сказаніи о святой Печерской церкви, — когда во время работъ иконописцевъ по украшенію алтаря мусіею — въ немъ изобразилась сама собою икона Пресвятой Богородицы, просіяла ярче солнца, затѣмъ голубь вылетѣлъ изъ ея устъ и послѣ долгаго летанія влетѣлъ въ уста стоявшей высоко иконы Спасителя. Въ то время этотъ блаженный Алипій, учась, помогалъ своимъ мастерамъ, и запечатлѣлъ въ умѣ своемъ, что дѣйствіе Пресвятаго Духа пребываетъ въ той святой Печерской церкви.

Когда иконописцы кончили свое дѣло, и украсили живописными образами святую церковь; — Алипій украшенъ былъ тогда, преп. игуменомъ Никономъ, добродѣтельнымъ образомъ святаго ангельскаго иноческаго чина. И онъ, уже умѣвшій хорошо изображать вещественныя лица святыхъ, — началъ обучаться изображать въ себѣ духовныя добродѣтели святыхъ.

И сталъ онъ такимъ искуснымъ художникомъ въ своемъ дѣлѣ, что черезъ работу свою надъ вещественными иконами, благодатію Божіею, тѣмъ самымъ уже являлъ образъ духовной добродѣтели; онъ научился искусству иконнаго писанія не ради богатства, а ради добраго употребленія своего дара, ибо онъ работалъ, рисуя иконы, сколько кому надо было, — всѣмъ, игумену и братіи, ничего не беря за свой трудъ.

Въ особенности же онъ молилъ многихъ, чтобъ, увидавъ въ какой-нибудь церкви обветшавшія иконы, — говорили ему; и онъ, не требуя себѣ на землѣ никакой мзды, — украшалъ ихъ своимъ письмомъ. Когда же не для кого ему было исполнять это дѣло — тогда, занимая золото и серебро, нужное для иконъ, — принимался за работу и отдавалъ иконами, кому былъ долженъ. Такъ дѣлалъ онъ, чтобы не быть празднымъ, потому что древніе отцы сказали, что великъ предъ Богомъ инокъ, всегда занимающійся рукодѣліемъ и равенъ верховному апостолу Павлу, который сказалъ о себѣ: «моимъ нуждамъ и нуждамъ бывшихъ при мнѣ послужили руки мои сіи» (Дѣян. 20, 34).

Если же ему случалось выручить что нибудь за рукодѣліе — онъ раздѣлялъ то на три части: первую часть откладывалъ на все, нужное для иконъ, вторую — въ милостыню нищимъ, третью на нужды монастырскія. Постоянно поступая такъ, онъ не давалъ себѣ покоя ни днемъ, ни ничью. Ночью занимался онъ бдѣніемъ, молитвою и поклонами; когда же наступалъ день, то со смиреніемъ, безкорыстіемъ, чистотою, терпѣніемъ, въ постѣ, богомысліи прилежалъ рукодѣлію, празднымъ никогда нельзя было его видѣть; но ради дѣла никогда не опускалъ онъ соборной молитвы.

Игуменъ же, видя столь великій успѣхъ этого преподобнаго иконописца въ добродѣтеляхъ, что онъ, нося ангельскій иноческій образъ, изображаетъ на себѣ дѣйствіе и единосущнаго образа Божія, Іисуса, іерея по чину Мельхиседекову — постарался возвести его на степень іерейства. Тогда преподобный, поставленный какъ свѣтильникъ на свѣщникъ, — или, лучше сказать — какъ образъ на высокомъ мѣстѣ — просіялъ красотою двойныхъ добродѣтелей, иноческихъ и іерейскихъ, такъ что явился онъ образомъ не простымъ, но чудотворнымъ. И изъ многихъ чудотвореній его нѣкоторыя слѣдуетъ помянуть здѣсь.

Нѣкто изъ богатыхъ Кіевскихъ гражданъ былъ въ проказѣ, и много лѣчился у врачей, волхвовъ и иновѣрныхъ людей, ища помощи, но не получалъ его, а впалъ въ худшее еще состояніе. Тогда кто-то изъ друзей понудилъ его идти въ Печерскій монастырь, и просить печерскихъ отцовъ, помолиться о немъ; онъ едва на это согласился. Когда онъ былъ приведенъ, игуменъ приказалъ напоить его водою изъ колодца и помазать ему голову и лицо. И онъ переполнился весь гноемъ за свое невѣріе; съ плачемъ, въ сѣтованіяхъ возвратился онъ въ свой домъ, и много дней не выходилъ на свѣтъ, стыдясь своего срама, и говорилъ друзьямъ своимъ: «Покры срамота лице мое, чуждъ былъ братіи моей и страненъ сыномъ матери моея», за то, что не съ вѣрою пришелъ я къ преп. отцамъ Антонію и Ѳеодосію, — и всякій день онъ ожидалъ смерти. Но, придя въ себя, задумалъ онъ исповѣдать всѣ свои согрѣшенія, и потому снова прибылъ въ Печерскій монастырь къ преп. Алипію и исповѣдовался предъ нимъ. Преподобный же сказалъ ему: «Хорошо сдѣлалъ ты, чадо, исповѣдавъ Богу грѣхи твои предъ моимъ недостоинствомъ; такъ и пророкъ исповѣдуетъ Богу: "Я сказалъ: Исповѣдую Господу преступленія мои, и Ты снялъ съ меня вину грѣха моего" (Псал. 31, 5)». Онъ много поучалъ его о спасеніи души, и взявъ иконописныхъ красокъ, разрисовалъ его лицо, помазавъ гнойные струпы. Потомъ, введя его въ церковь, причастилъ его Божественныхъ Тайнъ, и приказалъ умыться водою, которою обыкновенно умываются священники послѣ причастія, и тутъ спали съ него струпы, и вернулось къ нему благообразіе прежнихъ дней, когда онъ былъ здоровъ. И въ чудотвореніи этомъ преподобный отецъ нашъ Алипій подражалъ Самому Христу. Какъ Христосъ, исцѣля прокаженнаго, — велѣлъ показаться ему іерею (Матѳ. 8, 4), и принести даръ за очищеніе свое; — такъ и этотъ преподобный приказалъ прокаженному своему показаться предъ нимъ, когда онъ будетъ одѣтъ по чину іерейства, и принести даръ, о которомъ говоритъ пророкъ: «Что воздамъ Господу за всѣ благодѣянія Его ко мнѣ? Чашу спасенія пріиму». (Псал. 115, 3-4). Тутъ же помянемъ и о дарѣ: правнукъ этого прокаженнаго, за его очищеніе, оковалъ кіотъ надъ святымъ престоломъ въ церкви Печерской золотомъ.

Преподобный явился тутъ также отраженіемъ Христа, исцѣлившаго слѣпорожденнаго (Іоан. 9, 6-7). Ибо, какъ Христосъ, исцѣля его, сперва помазалъ ему глаза бреніемъ, а потомъ велѣлъ умыться въ купели Силоамской, чтó значитъ «Посланъ»; такъ и этотъ преподобный сперва помазалъ струпы своего прокаженнаго иконописными красками, потомъ же велѣлъ ему умыться водою, какою обычно умываются по причастіи, посланники Божіи, архіереи. Итакъ исцѣлилъ его отъ темной проказы, а вмѣстѣ съ тѣмъ и отъ слѣпоты грѣховной. Этому скорому исцѣленію сильно удивлялись всѣ, пришедшіе тогда изъ города.

Но преп. Алипій сказалъ имъ: «Братіе — внимайте словамъ — "никто не можетъ служить двумъ господамъ" (Матѳ. 6, 24). Ибо этотъ человѣкъ сперва поработился грѣхомъ чарованія — врагу; а потомъ пришелъ сюда къ Богу, отчаяваясь, по навѣтамъ вражіимъ, въ спасеніи своемъ, и не вѣруя, что одинъ Господь можетъ спасти; поэтому еще большая проказа пала на него за его невѣріе. Ибо сказалъ Господь — "просите (и не просто «просите» — но «съ вѣрою») и дастся вамъ" (Мат. 7, 7). Когда же теперь онъ, обратившись, покаялся въ томъ грѣхѣ предъ Богомъ, въ чемъ я былъ свидѣтелемъ — Богъ, богатый милостью, исцѣлилъ его». Услышавъ это, всѣ поклонились и пошли съ исцѣленнымъ назадъ, славя Бога и Матерь Его, преп. отцовъ Антонія и Ѳеодосія, и ученика ихъ, преп. отца нашего Алипія, и говорили о немъ: «По истинѣ, онъ для насъ новый Елисеей (4 Цар. 5, 14) и исцѣлилъ этого мужа какъ Неемана Сиріянина отъ проказы».

Еще былъ христолюбивый мужъ изъ того же города Кіева, который поставилъ церковь и захотѣлъ устроить для украшенія ея семь большихъ иконъ; съ этою цѣлью онъ далъ серебра и иконныя доски двумъ знакомымъ инокамъ Печерскаго монастыря, прося ихъ сговориться о написаніи тѣхъ иконъ съ Алипіемъ. Но тѣ монахи не сказали ничего Алипію, а серебро присвоили себѣ. Чрезъ нѣкоторое время закащикъ послалъ къ монахамъ узнать, написаны ли его иконы. Они же отвѣчали, что Алипій требуетъ больше серебра. И опять получили присланное этимъ человѣкомъ серебро, и присвоили его себѣ, и, такъ какъ они были безстыдны, опять послали къ нему, говоря на святаго неправду, что онъ требуетъ еще столько же, сколько получилъ. Христолюбивый тотъ мужъ далъ и въ третій разъ говоря — «я хочу только молитвы и благословенія отъ дѣлъ рукъ его». Алипій не зналъ ничего о поступкѣ тѣхъ монаховъ. Послѣ всего этого, прислалъ тотъ человѣкъ, желая узнать навѣрное, готовы ли иконы. Монахи же не найдя, что отвѣтить, сказали ему: «Алипій троекратно взялъ у тебя серебро, а теперь не хочетъ писать иконъ». Поэтому тотъ христолюбивый мужъ съ многочисленными вооруженными людьми пришелъ въ Печерскій монастырь къ преп. Никону и повѣдалъ ему, какъ опечалилъ его Алипій. Игуменъ призвалъ его и сказалъ: «Зачѣмъ, братъ, сдѣлалъ ты такую неправду вотъ этому сыну нашему? Много разъ просилъ онъ тебя, и давалъ, сколько ты требовалъ; ты же обѣщался и, взявъ столько серебра, не пишешь ему иконъ, между тѣмъ какъ иногда ты пишешь ихъ даромъ». Алипій отвѣчалъ ему: «Отче честный, твоя святыня знаетъ, что я никогда не лѣнился въ этомъ дѣлѣ; а теперь не знаю, о чемъ ты говоришь». Игуменъ снова сказалъ ему: «Трижды бралъ ты цѣну за семь иконъ, и доселѣ не написалъ ихъ» — и на обличеніе святаго послалъ принести доски тѣхъ иконъ, которыя предъ тою ночью видѣли не зарисованными въ одной монастырской келліи. Также велѣлъ онъ призвать тѣхъ монаховъ, чрезъ которыхъ закащикъ давалъ деньги святому, чтобъ они показали противъ него. Посланные за досками пришли и нашли на доскахъ прекрасно изображенныя иконы, и принесли ихъ къ игумену съ его окружающими. Видя это, всѣ изумились, и въ ужасѣ трепетно пали на землю, и поклонились тѣмъ нерукотвореннымъ образамъ — Господа, Пречистой Богоматери и святыхъ Его. Потомъ пришли и два монаха, оклеветавшіе Алипія, и, не зная о происшедшемъ чудѣ, — начали обвинять святаго, говоря: «Ты взялъ три цѣны, а иконъ не пишешь».

Всѣ тамъ находящіеся, слыша эти обвиненія, показали имъ иконы, говоря: «Эти иконы написаны Самимъ Богомъ, свидѣтельствующимъ незлобіе Алипія». Они, увидѣвъ ихъ, ужаснулисъ чуда. Обличенные игуменомъ въ кражѣ и лжи, — они были изгнаны изъ монастыря, и лишились всего, чтó прикопили. Но не оставили свою злобу и, продолжая свою ложь на преп. Алипія, разглашали въ Кіевѣ, что сами написали тѣ иконы, а что закащикъ, не желая заплатить имъ и лишая ихъ договоренной цѣны — выдумалъ это и солгалъ на иконы, будто они написаны Богомъ, въ оправданіе Алипія. И такимъ образомъ они остановили народъ, стекавшійся посмотрѣть тѣ иконы и хотѣвшіе поклониться имъ. Но, если народъ и повѣрилъ тогда тѣмъ монахамъ, оболгавшимъ преп. Алипія, то Богъ прославляющій святыхъ Своихъ (какъ Онъ Самъ сказалъ въ Евангеліи: «Не можетъ укрыться городъ, стоящій на верху горы. И, зажегши свѣчу, не ставятъ ее подъ сосудомъ, но на подсвѣчникъ, и свѣтитъ всѣмъ въ домѣ» (Матѳ. 5, 14-15), не утаилъ добродѣтельныхъ подвиговъ преп. мужа. Даже до князя Владиміра Мономаха дошло чудо, бывшее ради святаго надъ тѣми иконами — и было подтверждено еще такъ.

Однажды попущеніемъ Божіемъ выгорѣлъ отъ пожара въ Кіевѣ весь Подолъ, сгорѣла тамъ и церковь, въ которой стояли тѣ иконы, но послѣ пожара, всѣ семь иконъ были найдены цѣлыми и невридимыми. Услыхавъ это, князь пришелъ самъ посмотрѣть на это чудо. И, увидавъ уцѣлѣвшія иконы, услышалъ, какъ раньше онѣ были написаны въ одну ночь, Божіимъ мановеніемъ, избавившимъ отъ напасти преп. Алипія. Тогда князь Владиміръ Мономахъ прославилъ Бога, Творца всего, сотворившаго столь великія чудеса ради добродѣтелей преп. Алипія. И взявъ одну изъ иконъ, икону Пресвятой Богородицы, — послалъ въ городъ Ростовъ, въ каменную церковь, которую онъ самъ создалъ. Случилось упасть и той церкви въ Ростовѣ, но эта икона осталась невридимою. Тогда внесена она была въ деревянную церковь, но и та со временемъ сгорѣла отъ пожара, а икона опять осталась безъ вреда, не получивъ даже слѣдовъ отъ огня. Всѣ эти событія свидѣтельствовали о добродѣтельной жизни преп. отца нашего Алипія, ради котораго нерукотворенно изобразились тѣ иконы.

Перейдемъ къ чуду, повѣдующему о кончинѣ преподобнаго: какъ этотъ человѣкъ, чудотворный художникъ иконъ, перешелъ отъ жизни временной къ вѣчной.

Одинъ благочестивый мужъ далъ преп. отцу нашему написать намѣстную икону Успенія Пресвятой Богородицы, и просилъ приготовить ее къ празднику Успенія. Чрезъ немного дней преподобный разболѣлся и приближался уже къ своему смертному успенію; икона была не написана, и человѣкъ тотъ докучалъ и скорбѣлъ на святаго. Но Алипій сказалъ ему: «Чадо, не докучай, ходя ко мнѣ, но возложи на Господа печаль твою, и Онъ сдѣлаетъ, какъ хочетъ. Твоя икона въ свой праздникъ встанетъ на своемъ мѣстѣ. Человѣкъ тотъ повѣрилъ слову преподобнаго и въ радости ушелъ въ свой домъ. Пришелъ онъ опять уже въ навечеріе праздника Успенія Пресвятой Богородицы. Видя же, что икона не написана, и что преп. Алипій еще сильнѣе боленъ, — досаждалъ ему, говоря: «Зачѣмъ не из вѣстилъ ты меня о столь сильной твоей болѣзни, я бы далъ написать икону другому, чтобъ праздникъ былъ свѣтелъ и честенъ, а теперь ты посрамилъ меня». Отвѣчалъ ему съ кротостью преподобный: «Чадо, развѣ изъ лѣности не исполнилъ я этого? Но вѣдь Богу возможно единымъ словомъ написать икону Своей Матери; я отхожу отъ міра сего, какъ открылъ мнѣ Господь, но не оставлю тебя скорбнымъ». Закащикъ ушелъ въ великой печали. И, по его уходѣ, — вошелъ нѣкій свѣтлый юноша къ преп. Алипію и началъ писать икону для того мужа. Алипій же, думая, что закащикъ иконъ разгнѣвался на него и прислалъ другого живописца, — сперва думалъ, что это человѣкъ, но скорость и красота работы обнаружили въ немъ ангела. То клалъ онъ золото на икону, то теръ на камнѣ различныя краски и ими писалъ, и такъ въ три часа изобразилъ прекрасную икону. Потомъ сказалъ онъ преподобному: «Отче, не достаетъ ли здѣсь чего, или не ошибся ли я въ чемъ?» Преподобный же отвѣчалъ: «Хорошо сдѣлалъ ты. Богъ помогъ тебѣ написать такъ благолѣпно, и Онъ Самъ сдѣлалъ это тобою». Когда наступилъ вечеръ, живописецъ съ тою иконою сталъ невидимъ. Закащикъ иконы провелъ всю ночь безъ сна отъ печали, что не поспѣла икона къ празднику, называлъ себя недостойнымъ этой благодати и многогрѣшнымъ. Вставши, онъ пошелъ къ церкви, чтобъ оплакивать тамъ свои согрѣшенія. Отворивъ двери церкви, онъ увидѣлъ икону на своемъ мѣстѣ, ярко сіяющую. Тогда упалъ онъ отъ страха, думая, что ему явилось нѣкое привидѣніе. Приподнявшись и вглядѣвшись, онъ узналъ, что это его икона. Находясь въ великомъ трепетѣ и ужасѣ, — онъ вспомнилъ слова преп. Алипія — который сказалъ, что его икона будетъ готова къ своему празднику; и онъ поспѣшилъ разбудить домашнихъ своихъ и они съ радостью немедленно пошли за нимъ въ церковь, со свѣчами и кандилами и, видя икону, сіяющую какъ солнце, — пали ницъ на землю, поклонились ей и прикладывались къ ней съ веселіемъ на душѣ. Потомъ благочистивый этотъ мужъ пришелъ къ игумену и началъ разсказывать ему чудо, бывшее съ иконою. Они пошли вмѣстѣ къ преп. Алипію, и застали его уже отходящимъ отъ этого міра. Но игуменъ спросилъ его: «Отче, какъ и кѣмъ была написана икона для этого мужа?» Онъ же повѣдалъ имъ все, что видѣлъ, — и сказалъ: «Ее написалъ ангелъ, и вотъ, онъ стоитъ тутъ, чтобы взять меня». Съ этими словами онъ предалъ духъ свой въ руки Господа, мѣсяца августа семнадцатаго дня. Братія, опрятавъ его тѣло, — принесли его въ церковь, и сотворивъ надъ нимъ обычное пѣніе, положили его въ пещерѣ преп. Антонія.

Итакъ, украсилъ этотъ святой иконописецъ и чудотворецъ небо и землю, — вознесясь туда добродѣтельною душою, а здѣсь пребывая тѣломъ, въ честь начальнаго иконописца, Бога Отца, Который сказалъ, «Сотворимъ человѣка по образу и подобію Нашему» (Быт. 1, 26), также и въ честь образа Ипостаси Его (Евр. 1, 3), Бога Сына, Который по виду сталъ какъ человѣкъ (Флп. 2, 7), и Святаго Духа, Который сходилъ въ образѣ голубя (Матѳ. 3, 16) и огненныхъ языковъ (Дѣян. 2, 3). Да будемъ и мы, соединившись съ преп. отцомъ нашимъ Алипіемъ, хвалить Ихъ, сущихъ во единомъ Существѣ — въ безконечные вѣки вѣковъ. Аминь.

Источникъ: Кіево-Печерскій патерикъ. Полное собраніе житій святыхъ въ Кіево-Печерской Лаврѣ подвизавшихся. (Составленъ тремя печерскими святыми: Несторомъ, лѣтописцемъ Печерскимъ, Симономъ, епископомъ Владимірскимъ и Суздальскимъ, и Поликарпомъ, архимандритомъ Печерскимъ.) — Изданіе второе, въ новомъ полномъ переводѣ Е. Поселянина. — М.: Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1900. — С. 227-236.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0