Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 21 сентября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 20.

ПАТЕРИКИ

Кіево-Печерскій патерикъ.

Собор Киево-Печерских преподобных отцовКіево-Печерскій патерикъ  (греч. πατερικόν — отечникъ, т. е. книга объ отцахъ) — собраніе краткихъ, исполненныхъ чудесъ, повѣстей о подвижникахъ Печерскаго монастыря и о самомъ монастырѣ. Въ основу патерика положены повѣсти епископа Владимірскаго Симона и монаха Печерскаго монастыря Поликарпа. Четырнадцать сказаній Симона написаны въ формѣ посланія къ Поликарпу. Девять изъ нихъ повѣствуютъ о чудотворцахъ Печерскихъ и пять о чудесахъ, сопровождавшихъ построеніе главной Печерской церкви. Собраніе сказаній Симона по его же разсказамъ дополнилъ Поликарпъ, написавшій одиннадцать повѣстей также въ формѣ посланія къ архимандриту Печерскому Акиндину. Къ этимъ основнымъ частямъ патерика присоединены впослѣдствіи вмѣстѣ съ нѣкоторыми позднѣйшими статьями и произведенія болѣе ранняго времени: поставленное во главѣ патерика житіе преп. Ѳеодосія, написанное Несторомъ, и сказанія, «что ради прозвася Печерскій монастырь» и о первыхъ черноризцахъ Печерскихъ, взятыя изъ Начальной лѣтописи и приписанныя въ патерикѣ тому же Нестору... Многочисленность дошедшихъ до насъ списковъ Печерскаго патерика свидѣтельствуетъ, что онъ былъ любимою книгою нашихъ предковъ.

Кіево-Печерскій патерикъ.

КІЕВО-ПЕЧЕРСКІЙ ПАТЕРИКЪ.
Полное собраніе житій святыхъ въ Кіево-Печерской Лаврѣ подвизавшихся.
(Переводъ Е. Поселянина.)

Сказаніе о святой чудотворной церкви Печерской, каменной, Успенія Пресвятой Богородицы, какъ была она создана, украсилась и освящена, написанное блаженнымъ Симономъ, епископомъ Владимірскимъ и Суздальскимъ.

Пусть всѣ знаютъ, что волею и промышленіемъ Самого Господа, ходатайствомъ и молитвами Его Пречистой Матери была создана, украсилась и освящена Святая Боголѣпная Небесиподобная Богородичная церковь каменная въ святой великой чудотворной лаврѣ, преподобныхъ и богоносныхъ отцовъ нашихъ Антонія и Ѳеодосія Печерскихъ, которая есть Архимандрія всей Россійской земли. Сначала съ блаженнымъ епископомъ Симономъ начинаемъ такъ слово о чудотворномъ началѣ созданія ея.

Былъ въ землѣ Варяжской князь Африканъ, братъ слѣпого Якуна, того, который нѣкогда бился съ полкомъ своимъ за Ярослава, съ лютымъ Мстиславомъ, братомъ его. У этого Африкана были два сына, Фріандъ и Шимонъ. По смерти отца ихъ, Якунъ изгналъ обоихъ изъ области ихъ. Шимонъ пришелъ въ Россію къ благовѣрному князю Ярославу, который принялъ его и держалъ въ чести и помѣстилъ его у сына своего Всеволода, чтобъ онъ былъ старѣйшимъ у него. Этотъ Шимонъ получилъ у Всеволода великую власть, и потомъ имѣлъ великую любовь къ святому Печерскому монастьтрю. Причина же любви этой была слѣдующая.

Въ княженіе Изяслава Ярославича въ Кіевѣ, когда пришли на Русскую землю половцы, — собрались противъ нихъ три князя Ярославича: Изяславъ, Святославъ и Всеволодъ, имѣя съ собой и этого Шимона. Онъ пришелъ къ преп. Антонію для молитвы и благословенія на брань. Старецъ же, открывъ неложныя свои уста, ясно предсказалъ ожидающую ихъ погибель. Тогда варягъ палъ къ ногамъ старца и молилъ, чтобъ ему спастись отъ такой бѣды. Блаженный же сказалъ ему: «О, чадо, многіе изъ васъ падутъ отъ острія меча, и, обращенные въ бѣгство супостатами, будутъ истоптаны, переранены, утонутъ въ водѣ; ты же будешь спасенъ и положенъ здѣсь, въ церкви, которая здѣсь создастся». Когда они пришли къ рѣкѣ Альтѣ, обѣ рати сошлись, и христіане были побѣждены гнѣвомъ Божіимъ; князья побѣжали, и многіе воеводы были убиты со множествомъ воиновъ. Шимонъ лежалъ раненый среди нихъ. Посмотрѣвъ въ высокое небо, онъ увидалъ великую церковь, какъ и прежде видѣлъ на морѣ, и вспомнилъ слова Христовы, которыя нѣкогда слышалъ и сказалъ: «Господи, избави меня отъ этой горькой смерти, молитвами Пречистой Твоей Матери и преп. отцовъ нашихъ Антонія и Ѳеодосія». — И тутъ какая-то сила исторгла его изъ среды мертвыхъ, и онъ исцѣлился отъ ранъ и нашелъ всѣхъ своихъ цѣлыми и здравыми. Возвратясь въ Кіевъ, онъ пришелъ опять къ преп. Антонію и разсказалъ ему, кромѣ послѣднихъ событій, еще дивную вещь.

«Отецъ мой Африканъ сдѣлалъ громадный крестъ, въ десять локтей, и изобразилъ на немъ Богочеловѣческое подобіе Христа, и, почитая его, возложилъ на чресло Его поясъ, въ которомъ 50 гривенъ золота и золотой вѣнецъ на главу Его. Когда Якунъ изгналъ меня изъ моей области, я взялъ поясъ съ Іисуса и вѣнецъ съ главы Его, и слышалъ гласъ отъ образа, который обратился ко мнѣ и сказалъ: «Не возлагай, человѣкъ, этого вѣнца на Мою главу, но неси на приготовленное мѣсто, гдѣ преподобнымъ созидается церковь Матери Моей — и дай ему въ руки, чтобъ повѣсилъ надъ жертвенникомъ Моимъ». Въ страхѣ упалъ я и, оцѣпенѣвъ, лежалъ какъ мертвый. Потомъ же всталъ и сѣлъ на корабль. Когда же мы плыли, поднялась большая буря, такъ что всѣ мы отчаявались въ своей жизни. Тогда вспомнилъ я о поясѣ, о которомъ ничего не слыхалъ, и сталъ вопить: «Господи, прости мнѣ; я погибаю ради пояса, который взялъ съ Твоего честнаго и человѣкоподобнаго образа». И вотъ, я увидѣлъ высоко церковь, и думалъ — какая это церковь? и былъ свыше голосъ, говорящій: «Та, которая созиждается преподобнымъ во имя Божіей Матери, — и какъ видишь ты ее въ величіи и красотѣ, — ее размѣритъ онъ тѣмъ золотымъ поясомъ, въ 20 поясовъ въ ширииу, и 30 въ длину, въ вышину же стѣны съ верхомъ на 50. И въ ней ты будешь положенъ». Послѣ того на море легла тишина. Мы всѣ прославили Бога и утѣшались безграничною радостью, что спаслись отъ горькой смерти. Разсказавъ все это, Шимонъ прибавилъ: «Доселѣ, отче, я не зналъ, гдѣ создастся показанная мнѣ церковь, пока не услыхалъ изъ честныхъ твоихъ устъ, что я буду положенъ здѣсь въ церкви, которая создастся». И, взявъ золотой поясъ, онъ далъ его преп. Антонію со словами: «вотъ мѣра основанія церкви той»; далъ и вѣнецъ, говоря: «пусть этотъ вѣнецъ будетъ повѣшанъ надъ святымъ жертвенникомъ». Старецъ прославилъ за то Бога, и сказалъ: «Чадо, съ этихъ поръ пусть не будетъ тебѣ имя Шимонъ, но Симонъ». Призвалъ св. Антоній блаженнаго Ѳеодосія и сказалъ: «Симонъ — это онъ воздвигнетъ такую церковь» — и передалъ блаженному тотъ поясъ и вѣнецъ. И съ тѣхъ поръ Симонъ имѣлъ великую любовь къ св. строителю Ѳеодосію, и жертвовалъ ему много на возведеніе Богомъ указанной церкви, и часто приходилъ къ нему.

Однажды пришелъ этотъ Симонъ къ преп. Ѳеодосію и, послѣ обычной бесѣды, сказалъ ему: «отче, прошу у тебя одного дара». Ѳеодосій же отвѣчалъ: «чадо, чего проситъ твое величіе у нашего смиренія?» Симонъ же сказалъ: «Я требую отъ тебя дара великаго и превосходящаго мои силы». Ѳеодосій же снова отвѣтилъ: «Ты знаешь, чадо, убожество наше, что часто у насъ и не найдется хлѣба на дневную пищу, а о другомъ и не знаю, есть ли у насъ что». Симонъ же сказалъ ему: «Если хочешь, подай мнѣ: ты можешь по данной тебѣ благодати отъ Господа, Который назвалъ тебя преподобнымъ. Когда я снималъ вѣнецъ съ главы Іисусовой, Онъ сказалъ мнѣ: «неси на приготовленное ему мѣсто и дай въ руки преподобному, который воздвигнетъ церковь Матери Моей». И я прошу тебя дать мнѣ слово, чтобъ душа моя благословляла тебя какъ при жизни, такъ и по смерти моей и твоей». Отвѣчалъ ему святой: «О, Симонъ, выше силы прошеніе, но если ты увидишь мое отшествіе отъ міра и по моемъ отшествіи увидишь, что церковь здѣсь воздвигнута, и переданные мною уставы здѣсь сохранены — тогда знай, что я имѣю дерзновеніе къ Богу. А теперь не знаю еще, пріятна ли моя молитва Богу». Симонъ же снова сказалъ: «О тебѣ свидѣтельствовалъ Господь, ибо я самъ слышалъ Его слова о тебѣ отъ Пречистыхъ устъ святаго Его образа. И поэтому молю тебя, какъ о своихъ черноризцахъ, такъ и о мнѣ грѣшномъ помолись, такъ и о сынѣ моемъ Георгіи, и до послѣднихъ потомковъ рода моего». Святой же, подкрѣпляя обѣщаніе свое, сказалъ: «Не о нихъ только молюсь, но и о всѣхъ, любящихъ это святое мѣсто». Тогда Симонъ, поклонясь до земли, сказалъ: «Отче, чтобъ мнѣ не уходить отъ тебя неуспокоеннымъ, — не подтвердишь ли ты это грамотою?» Принужденный любовью къ нему, преподобный написалъ такъ: «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа, молитвами Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и присно Дѣвы Маріи, и святыхъ силъ безплотныхъ», — и прочія слова разрѣшительной іерейской молитвы, и кончилъ такъ: «Да будешь прощенъ въ этомъ вѣкѣ и въ будущемъ, когда пріидетъ праведный Судія судить живымъ и мертвымъ». Эту молитву съ тѣхъ поръ начали влагать въ руки умершимъ, какъ первый приказалъ вложить себѣ Симонъ. При этой молитвѣ Симонъ приписалъ слѣдующее: «Помяни мя Господи, егда пріидеши во Царствіи Твое, воздать каждому по дѣламъ его, тогда, Владыко, и рабовъ твоихъ Симона и Георгія сподоби стать во славѣ Твоей одесную Тебя, и услышать благій Твой гласъ: Пріидите, благословенніи Отца Моего, наслѣдуйте уготованное вамъ Царствіе отъ сложенія міра» (Матѳ. 25, 34). Исказалъ опять Симонъ: «Помолись еще, отче, чтобъ были отпущены грѣхи и родителямъ моимъ и ближнимъ моимъ». Преп. же Ѳеодосій, воздѣвъ руки свои, сказалъ: «Да благословитъ васъ Господь съ Сіона и увидите благоденствіе Іерусалима во всѣ дни жизни нашей» (Псал. 127, 6). Симонъ же принялъ благословеніе и молитву отъ святаго, какъ нѣкій многоцѣнный бисеръ, и желалъ не разставаться съ писаніемъ этимъ, отходя и во гробъ, какъ впослѣдствіи и сбылось. И такъ какъ онъ прежде былъ варягъ — съ тѣхъ поръ благодатію Божіею, и наставленіями св. Ѳеодосія, оставилъ латинскую ересь, и принялъ истинную православную Христову вѣру со всѣмъ домомъ своимъ, въ которомъ было до трехъ тысячъ душъ, и съ іереями своими; и сдѣлалъ такъ ради чудесъ преп. отецъ нашихъ Антонія и Ѳеодосія Печерскихъ. По немаломъ времени, когда соорудилась святая Печерская церковь, первымъ положенъ въ ней былъ Симонъ, по откровенію свыше и по предсказанію преп. Антонія.

Этотъ достохвальный Симонъ ясно показалъ, благодатными явленіями, что созданіе святой Печерской церкви, прежде чѣмъ совершилось на землѣ, изобразилось и предначерталось на небѣ, такъ что здѣсь исполнилось слово псалма. «Самъ Вышній укрѣпилъ ее» (Псал. 86, 5). Ходатайствомъ Царицы небеснои это впослѣдствіи подтвердилось еще явственнѣе такимъ образомъ.

Когда прошло нѣсколько лѣтъ съ того дня, какъ Симонъ далъ поясъ и вѣнецъ, пришли изъ Царьграда мастера, четверо очень богатыхъ церковныхъ зодчихъ, къ преп. Антонію и Ѳеодосію Печерскимъ, и сказали: «Гдѣ хотите начать строить церковь?» Они отвѣчали: — «Гдѣ Господь укажетъ это мѣсто». Мастера сказали на это: «Чудная вещь; вы узнали время своей смерти, а еще не назначили мѣста для церкви, давъ намъ за работу столько золота». Тогда преп. Антоній и Ѳеодосій, призвавъ всю братію, спросили грековъ: «Скажите намъ правду, чтó значатъ ваши слова?» Мастера отвѣчали: «Однажды рано, когда мы спали въ нашихъ домахъ, на восходѣ солнца, къ каждому изъ насъ пришли благообразные юноши, говоря: «Зоветъ васъ Царица во Влахерну». Мы же пошли, взявъ съ собою друзей и родственниковъ своихъ, и встрѣтились во Влахернѣ, придя всѣ въ одно время. И, когда поговорили другъ съ другомъ, узнали, что слышали тотъ же зовъ къ Царицѣ и что одни и тѣ же юноши звали насъ. Мы увидѣли Царицу и множество воиновъ вокругъ Нея, и поклонились Ей. И она сказала намъ: «Хочу Церковь воздвигнуть Себѣ въ Россіи, въ Кіевѣ, повелѣваю вамъ взять съ собою золота на три года и идти строить ее». Мы же, поклонясь, сказали Ей: «О, Госпоже Царице, Ты посылаешь насъ въ чужую страну, къ кому туда идемъ мы?» Она же сказала: «Я посылаю здѣсь предстоящихъ, Антонія и Ѳеодосія». Мы спросили: «Ты на три года даешь намъ золота, Госпоже; такъ скажи имъ, чтобы у насъ была пища и все нужное. Сама знаешь Ты, чѣмъ насъ наградить». Царица же сказала: «Этотъ Антоній только благословитъ васъ на дѣло, а самъ отойдетъ въ вѣчный покой. Ѳеодосій же пойдетъ за нимъ на второй годъ. И такъ, возьмите золота до избытку, и идите. А наградить никто не можетъ такъ, какъ Я. Я дамъ вамъ то, чтó глазъ не видѣлъ, ухо не слышало, что не приходитъ на сердце человѣку (1 Кор. 2, 9). Пріиду Я и Сама видѣть церковь, и хочу въ ней жить». Дала же Она намъ и мощи св. мучениковъ — Артемія, Поліевкта, Леонтія, Акакія, Ареѳы, Іакова, Ѳеодора, говоря: положите это въ основаніе церкви. Мы же, взявъ святыя мощи, золото и прочее нужное намъ, спросили Царицу о величинѣ церкви. И Она сказала намъ: «Въ мѣру послала Я поясъ Сына моего, по Его повелѣнію; но войдите на открытое мѣсто и увидите размѣры ея». Мы вышли и увидѣли церковь на воздухѣ и, вернувшись, поклонились опять Царицѣ и спросили: «Госпоже, въ чье имя будетъ церковь»? Она сказала: «Хочу назвать ее въ Мое имя». Мы не дерзнули спросить Ее, какъ Ея имя. Царица же сказала сама: «Церковь будетъ Богородичная». И Она дала намъ эту святую икону, говоря: «Она да будетъ Намѣстницею!» Мы, поклонясь, пошли въ домы свои имѣя съ собою эту икону, которую приняли изъ рукъ Царицы». Услыхавъ этотъ разсказъ, всѣ прославили Бога и Матерь Его. И отвѣчалъ мастерамъ св. Антоній: «Чада, мы никогда не выходили къ вамъ съ этого мѣста». Греки же сказали съ клятвою: «Отъ вашихъ рукъ приняли мы Царицино золото, предъ многими свидѣтелями. Мы проводили васъ съ ними до корабля, и пробывъ, по отъѣздѣ вашемъ, дома одинъ мѣсяцъ, отправились въ путь, и теперь десятый день, что мы вышли изъ Царьграда». И отвѣчалъ имъ тогда преп. Антоній: «О, чада, великой благодати сподобилъ васъ Христосъ, потому что вы исполнители Его воли. Тѣ благообразные юноши, звавшіе васъ — пресвѣтлые ангелы, а Царица во Влахернѣ, — это явилась вамъ видимо Сама Пресвятая, Чистая и Непорочная Владычица наша Богородица и Приснодѣва Марія. А воины, которые окружали Ее — это тоже безплотныя силы ангельскія. Относительно же нашего сходства и врученія вамъ золота — Богъ Одинъ знаетъ, какъ сотворилъ Онъ съ рабами своими. Благословенъ приходъ вашъ, и добрая съ вами Сопутница — эта честная икона Госпожи Богородицы: Она да даруетъ вамъ, какъ обѣщалась, то, чтó глазъ не видѣлъ и ухо не слышало, и что не пришло на сердце человѣческое (1 Кор. 2, 9). Ибо этого никто не можетъ дать; только Онъ и Сынъ Ея Господь Богь и Спасъ нашъ Іисусъ Христосъ, чей поясъ и вѣнецъ принесенъ здѣсь варягомъ, и сказана была мѣра ширины, длины и вышины той пречестной церкви, о чемъ былъ съ неба, отъ велелѣпной славы, голосъ Симону варягу, давшему намъ этотъ поясъ».

Со страхомъ поклонились греки святымъ и просили ихъ, какъ и прежде, показать мѣсто для строенія церкви. Преп. же Антоній сказалъ: «Мы проведемъ три дня въ молитвѣ, и Господь покажетъ намъ».

Для начала такого дѣла, по внушенію Божію, собралось на поле множество людей, никѣмъ не званныхъ, и стали выбирать мѣсто для созданія церкви. Одни говорили — здѣсь, другіе — тамъ, но удобнаго мѣста не находилось. Около была земля князя. И, по строенію Божію, въ это время мимо проѣзжалъ самъ благовѣрный князь Святославъ. Увидавъ много народу, онъ спросилъ, чтó они здѣсь дѣлаютъ, и, узнавъ, — свернулъ коня съ дороги, подъѣхалъ къ нимъ и, какъ бы руководимый Богомъ, показалъ имъ мѣсто на своемъ полѣ и велѣлъ имъ воздвигнуть тамъ зодчимъ церковь, о которой они говорили.

Молились преподобные до трехъ дней. И когда молился преп. Антоній въ первую ночь, явился ему Господь, говоря: «Антоній, ты обрѣлъ благодать предо Мною». Преподобный же Антоній сказалъ Ему: «Господи, если обрѣлъ благодать предъ Тобою — да будетъ по всей землѣ роса, а на мѣстѣ, которое Ты благоволишь освятить, пусть будетъ сухо». И на другой день нашли то мѣсто, гдѣ теперь церковь — сухимъ, а по всей землѣ вокругъ — росу. Въ другую же ночь, тоже помолясь, преп. Антоній сказалъ: «Господи, да будетъ по всей землѣ суша, а на мѣстѣ святомъ роса!» И когда пришли туда, такъ и оказалось.

Въ третій же день, ставъ на мѣстѣ томъ, они помолились, преп. Антоній благословилъ мѣсто, и размѣрили ширину его и длину Христовымъ золотымъ поясомъ, принесеннымъ Симономъ изъ Варяжской земли, по той мѣрѣ, которую Симонъ на морѣ слышалъ съ неба.

Тогда преп. Антоній, поднявъ руки къ небу, воззвалъ громкимъ голосомъ, какъ нѣкогда Илія: «Услыши меня, Господи, услыши меня днесь огнемъ, да познаетъ народъ сей, что Ты хочешь сего» (3 Цар. 18, 37). И упалъ огонь съ небесъ и пожогъ весь хворостъ и терніе, и истребилъ росу — и сдѣлалъ углубленіе, подобную рву на размѣренномъ мѣстѣ. Тѣ, кто были со святымъ, пали отъ страха, какъ мертвые. Итакъ, благодатію Божіею было утверждено то Богомъ избранное мѣсто подъ руководствомъ и при молитвахъ св. первоначальника Антонія. Какъ и прежде, благодать, сошедшая на мѣсто это, продолжала проявляться — то пламенемъ, исходящимъ на нее отъ старой церкви какъ бы дугою, иногда же появленіемъ ангеловъ съ иконою. Это было отвѣтомъ на моленіе преп. строителя Ѳеодосія, какъ и пишется въ житіи его.

Когда мѣсто такимъ образомъ опредѣлилось, была основана святая чудотворная Богородичная Печерская каменная церковь преп. отцами нашими, Антоніемъ и Ѳеодосіемъ Печерскими, въ годъ отъ созданія міра 6581, отъ Рождества же Христова 1073, при боголюбивомъ епископѣ Михаилѣ, во время пребыванія въ Греціи митрополита Георгія, во дни благовѣрнаго князя Святослава Ярославича, который началъ своими руками копать ровъ на основаніе и далъ сто гривенъ золота въ помощь блаженному строителю Ѳеодосію.

Въ основаніе подъ стѣнами положили и мощи святыхъ мучениковъ, данныя мастерамъ во Влахернѣ отъ Пресвятой Богородицы. По Ея пророчеству, преп. Антоній, проживъ потомъ недолго, въ тотъ же годъ отошелъ на вѣчный покой. Блаженный же Ѳеодосій тщательно заботился о созданіи церкви, но во второй годъ послѣ преп. Антонія, когда уже вывелъ церковь изъ основанія, самъ вознесенъ былъ отъ земли на небо. Когда же блаженный Стефанъ, послѣ преп. Ѳеодосія, принялъ игуменство — онъ совершенно отстроилъ святую Печерскую церковь въ третій годъ. Этотъ блаженный Стефанъ видѣлъ самъ тѣ преславныя чудеса: какъ пришли мастера съ иконою и повѣдали видѣніе Царицы во Влахернѣ. Потому, по выходѣ своемъ изъ Печерскаго монастыря, въ память преславныхъ тѣхъ чудесъ создалъ Влахернскую церковь на Кловѣ.

Благовѣрный князь Владиміръ Мономахъ Всеволодовичъ, еще юный, былъ тоже очевидцемъ тому дивному чуду, какъ огонь спалъ съ неба, и выгорѣла яма тамъ, гдѣ было положено церковное основаніе золотымъ поясомъ.

Слухъ объ этомъ распространился до всей землѣ Русской. Поэтому и князь Всеволодъ съ сыномъ своимъ Владиміромъ пріѣхалъ изъ Переяслава узнать подробнѣе о столь великихъ чудесахъ. Въ это время Владиміръ былъ боленъ и, опоясанный этимъ золотымъ поясомъ, тутъ же исцѣлился, молитвами св. отецъ нашихъ Антонія и Ѳеодосія. И христолюбивый Владиміръ, взявъ мѣру этой Богомъ знаменованной Печерской церкви, и въ своемъ княженіи, въ городѣ Ростовѣ, создалъ церковь, подобную вышиною, шириною и длиною, и записалъ себѣ на хартію, гдѣ изображенъ каждый праздникъ въ этой святой церкви, и по этой записи устроилъ все въ своей церкви.

Сынъ его, князь Георгій, услыхавъ отъ отца своего, Владиміра, чудеса, бывшія въ этой церкви, создалъ церковь въ ту же мѣру въ своемъ княжествѣ, въ городѣ Суздалѣ.

Но всѣ тѣ церкви, созданныя людьми, послѣ многихъ лѣтъ распались, а эта единая церковь, Богомъ созданная, пребываетъ неразоримой.

Но перейдемъ теперь къ повѣствованію объ иконномъ украшеніи этой святой церкви.

Источникъ: Кіево-Печерскій патерикъ. Полное собраніе житій святыхъ въ Кіево-Печерской Лаврѣ подвизавшихся. (Составленъ тремя печерскими святыми: Несторомъ, лѣтописцемъ Печерскимъ, Симономъ, епископомъ Владимірскимъ и Суздальскимъ, и Поликарпомъ, архимандритомъ Печерскимъ.) — Изданіе второе, въ новомъ полномъ переводѣ Е. Поселянина. — М.: Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1900. — С. 152-162.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0