Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 21 сентября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.

ПАТЕРИКИ

Кіево-Печерскій патерикъ.

Собор Киево-Печерских преподобных отцовКіево-Печерскій патерикъ  (греч. πατερικόν — отечникъ, т. е. книга объ отцахъ) — собраніе краткихъ, исполненныхъ чудесъ, повѣстей о подвижникахъ Печерскаго монастыря и о самомъ монастырѣ. Въ основу патерика положены повѣсти епископа Владимірскаго Симона и монаха Печерскаго монастыря Поликарпа. Четырнадцать сказаній Симона написаны въ формѣ посланія къ Поликарпу. Девять изъ нихъ повѣствуютъ о чудотворцахъ Печерскихъ и пять о чудесахъ, сопровождавшихъ построеніе главной Печерской церкви. Собраніе сказаній Симона по его же разсказамъ дополнилъ Поликарпъ, написавшій одиннадцать повѣстей также въ формѣ посланія къ архимандриту Печерскому Акиндину. Къ этимъ основнымъ частямъ патерика присоединены впослѣдствіи вмѣстѣ съ нѣкоторыми позднѣйшими статьями и произведенія болѣе ранняго времени: поставленное во главѣ патерика житіе преп. Ѳеодосія, написанное Несторомъ, и сказанія, «что ради прозвася Печерскій монастырь» и о первыхъ черноризцахъ Печерскихъ, взятыя изъ Начальной лѣтописи и приписанныя въ патерикѣ тому же Нестору... Многочисленность дошедшихъ до насъ списковъ Печерскаго патерика свидѣтельствуетъ, что онъ былъ любимою книгою нашихъ предковъ.

Кіево-Печерскій патерикъ.

КІЕВО-ПЕЧЕРСКІЙ ПАТЕРИКЪ.
Полное собраніе житій святыхъ въ Кіево-Печерской Лаврѣ подвизавшихся.
(Переводъ Е. Поселянина.)

Сказаніе о перенесеніи честныхъ мощей преподобнаго и богоноснаго отца нашего Ѳеодосія Печерскаго и о прочихъ, по перенесеніи ихъ, событіяхъ.

Въ осьмнадцатый годъ по переселеніи преп. отца нашего Ѳеодосія отъ земли на небо душою, Богъ благоволилъ ему быть перенесеннымъ тѣломъ изъ пещеры во святую небеси подобную церковь. Это произошло такъ.

Вся братія святой великой чудотворной лавры Печерской, съ наставникомъ своимъ, игуменомъ Іоанномъ, собравшись, единодушно положили совѣтъ, перенести изъ пещеры во святую великую каменную церковь честныя мощи блаженнаго и доблестнаго мужа, высокаго житіемъ, чуднаго въ добродѣтеляхъ, дивнаго въ чудесахъ, преп. Ѳеодосія. Они разсуждали въ себѣ: «Напрасно лишены мы отца и учителя своего. Не хорошо намъ быть лишенными пастыря, и не подобаетъ пастырю оставлять своихъ Богомъ порученныхъ овецъ, чтобъ не пришли дикіе звѣри расхитить словесное стадо Христово. Слѣдуетъ намъ, братіе, всегда имѣть предъ глазами нашими честную раку нашего отца, и всегда приносить ему достойное поклоненіе. Неудобно ему пребывать въ другомъ мѣстѣ, кромѣ монастыря и своей церкви, потому что онъ основалъ ее и собралъ иночествующихъ». Поэтому всѣ, какъ одними устами, сказали: «Возьмемъ честныя мощи любимаго отца нашего и перенесемъ ихъ изъ пещеры сюда, ибо, какъ говоритъ Господь, зажегши свѣчу, не ставятъ ее подъ сосудомъ, но на подсвѣчникѣ, и свѣтитъ всѣмъ» (Матѳ. 5, 15). Сказавъ такъ, они приготовили мѣсто для положенія честныхъ мощей святаго, и поставили каменную раку.

Подошелъ праздникъ Успенія Пресвятой Богородицы, и, за три дня до праздника, игуменъ велѣлъ идти въ пещеру и раскопать мѣсто, гдѣ были положены честныя мощи преп. отца нашего Ѳеодосія.

Первый помощникъ въ этомъ дѣлѣ и первый видѣвшій честныя мощи святаго, былъ блаженный Несторъ, составитель этого сказанія, который самъ о себѣ свидѣтельствуетъ такъ:

«Разскажу вамъ истинно и достовѣрно, не услышалъ я это отъ другихъ, но самъ былъ въ дѣлѣ распорядителемъ. Пришелъ я къ игумену, и онъ сказалъ мнѣ: «идемъ, чадо, къ преп. отцу нашему Ѳеодосію», и мы, невѣдомо для всѣхъ, пришли въ пещеру; осмотрѣвшись, сдѣлали знакъ, гдѣ копать, и ушли. Тогда игуменъ сказалъ мнѣ: «возьми, кого хочешь, чтобъ помочь тебѣ, и, кромѣ его, не разсказывай никому, чтобъ никто изъ братіи не узналъ, пока не вынесемъ изъ пещеры честныя мощи святато». Я въ тотъ день приготовилъ орудія для копанія. Былъ вторникъ. Глубокимъ вечеромъ я взялъ съ собою двоихъ братьевъ, мужей чудныхъ въ добродѣтеляхъ, и никто другой объ этомъ не зналъ. Когда мы пришли въ пещеру, сотворивъ молитву съ поклонами и воспѣвъ псалмы, мы приступили къ дѣлу. Началъ копать я и, потрудившись много, передалъ другому брату. Мы копали до полуночи и не могли обрѣсти честныхъ мощей святаго и начали сильно скорбѣть и проливать слезы. Мы думали, что святый не хочетъ явить намъ себя, и намъ пришла мысль, не копать ли на другой сторонѣ. Тогда снова взялъ я орудіе и началъ копать прилежнѣе. Другой же изъ бывшихъ со много братій находился предъ пещерою. Услыхавъ церковное било, ударяющее къ утрени, онъ закричалъ мнѣ, что уже ударили въ церковное било. Я же прокопалъ тогда землю надъ честными мощами святаго, и отвѣчалъ ему: «И я уже, братъ, прокопалъ». Когда же я докопался до гроба, объялъ меня великій страхъ, и я началъ звать: «Господи, помилуй меня ради преп. Ѳеодосія». Потомъ послалъ я къ игумену сказать: «Приди, отче, чтобъ изнести честныя мощи преподобнаго». И пришелъ игуменъ съ двумя братьями, а я прокопалъ еще больше, и, преклонившись къ землѣ, мы увидали его мощи, святолѣпно лежащія. Всѣ составы были цѣлы и непричастны тлѣнію, лицо свѣтло, очи сомкнуты, уста соединены, головные волосы прилипли ко главѣ. Возложивъ на одръ тѣ честныя и святыя мощи, мы изнесли ихъ изъ пещеры».

Разсказавъ о своемъ участіи въ дѣлѣ, — святый Несторъ свидѣтельствуетъ о дивныхъ дѣлахъ Божіихъ, которыя были при обрѣтеніи честныхъ тѣхъ мощей.

Въ ту ночь въ святомъ Печерскомъ монастырѣ бодрствовали два брата, ожидая, когда игуменъ съ нѣкоторыми иноками тайно перенесетъ честныя мощи преподобнаго, и глядѣли пристально на пещеру. И, когда раздались звуки церковнаго била къ утренѣ, они увидѣли три столпа, какъ дуги свѣтозарныя, которыя стояли надъ пещерою преп. Ѳеодосія и перешли на вершину святой великой церкви, куда должны были перенести преподобнаго. Это видѣли и другіе иноки, шедшіе въ церковь къ утренѣ, и много благочестивыхъ въ городѣ лицъ.

Досточудный же Стефанъ, который послѣ преп. Ѳеодосія былъ игуменомъ печерскимъ, потомъ устроилъ на Кловѣ свой монастырь, затѣмъ же, изволеніемъ Божіимъ, былъ епископомъ града Владиміра, находился тогда въ Кловѣ, въ своемъ монастырѣ. Онъ въ ту же ночь видѣлъ чрезъ поле, надъ пещерою великую зарю. Думая, что переносятъ честныя мощи преп. Ѳеодосія, — онъ былъ объ этомъ наканунѣ извѣщенъ — сильно жалѣлъ, что это происходитъ безъ него. Сѣдши на коня, онъ поѣхалъ къ пещерѣ, взявъ съ собою Климента, котораго поставилъ вмѣсто себя на Кловѣ. Ѣдучи, они увидали издали яркую зарницу и, когда приблизились, увидали надъ пещерою много свѣчей; когда же подошли къ пещерѣ, уже не видѣли ничего. Тогда поняли они, что это было божественное сіяніе отъ честныхъ мощей преп. Ѳеодосія. Придя ко дверямъ пещеры, они застали св. Нестора съ братіею, окружающихъ честныя мощи. Преп. Несторъ о прочихъ тѣхъ событіяхъ свидѣтельствуетъ такъ.

На другой день по обрѣтеніи честныхъ мощей, по изволенію Божію, собрались боголюбивые епископы, которымъ имена суть: Ефремъ Переяславекій, Стефанъ Владимірскій, Іоаннъ Черниговскій, Маринъ Юрьевскій, Антоній Порозскій и всѣ игумены ото всѣхъ монастырей, со множествомъ черноризцевъ; также и множество благовѣрныхъ людей изъ города, со свѣчами и ѳиміамомъ. Придя къ пещерѣ, они взяли изъ пещеры честныя мощи святаго Ѳеодосія и перенесли въ Богомъ созданную и пречестную церковь, и возрадовалась пречестная церковь, принявъ своего свѣтильника, и можно было видѣть въ церкви дневной свѣтъ, покрываемый свѣтомъ свѣчей; и святители окружали, іереи припадали, иноки съ народомъ стекаясь лобызали съ усердіемъ мощи святаго, возсылая Богу духовныя пѣсни и принося преподобному благодарственныя хваленія И такъ положили его въ близкой ему церкви Успенія Пресвятой Богородицы, на правой сторонѣ, мѣсяца августа въ четырнадцатый день, въ четвергъ, въ первый часъ дня, и радостно праздновали тотъ день.

Не слѣдуетъ намъ здѣсь умолчать и о томъ, что въ третій день по перенесеніи мощей преп. отца нашего Ѳеодосія сбылось одно его пророчество; совершилось же это такъ.

Когда преп. отецъ нашъ Ѳеодосій былъ еще живъ и содержалъ игуменство, его единственною заботою было, какъ бы лучше пасти врученное ему Богомъ стадо, и онъ заботился не только о черноризцахъ, но и о мірскихъ душахъ, какъ бы имъ спастись, особенно же о своихъ духовныхъ дѣтяхъ, наставляя и утѣшая приходящихъ къ нему, иногда же приходя и въ ихъ домы и подавая имъ благословеніе. Былъ одинъ вельможа, духовный сынъ святаго, именемъ Іоаннъ и супруга его, Марія, оба благочестивые, живущіе въ цѣломудріи. Къ нимъ пришелъ однажды блаженный въ домъ (онъ любилъ ихъ, потому что они жили въ заповѣдяхъ Господнихъ и въ любви между собою), — и, придя, поучалъ ихъ о милостынѣ убогимъ, о Царствіи небесномъ уготованномъ праведнымъ и о мукахъ грѣшнымъ, и многое другое отъ Божественныхъ писаній говорилъ онъ имъ, пока рѣчь не дошла и до положенія тѣла во гробѣ. Благочестивая же жена Іоанна, прервавъ преподобнаго, сказала ему: «Отче честный, кто знаетъ, гдѣ мое тѣло будетъ положено?» Боговдохновенный же Ѳеодосій, исполненный пророческаго дара, отвѣчалъ ей: «Поистинѣ говорю тебѣ: гдѣ будетъ положено мое тѣло — тамъ и ты по прошествіи годовъ — упокоишься». Такъ и сбылось въ восьмнадцатый годъ по преставленіи святаго, когда принесли его честныя мощи, ибо тогда скончалась жена Іоаннова, Марія: и преподобный, по перенесеніи своемъ, положенъ былъ въ четырнадцатый день августа, а она въ шестнадцатый въ той же церкви Пресвятой Богородицы Печерской, противъ гроба преп. Ѳеодосія, на лѣвой сторонѣ. Потомъ, въ пятнадцатый годъ по перенесеніи преп. Ѳеодосія, преставился въ маститой старости, девяноста лѣтъ, и мужъ той женщины, великій бояринъ Іоаннъ, сынъ Вышаты, храбраго воеводы, внукъ воеводы Острамира, который и самъ воеводствовалъ не малое время и жилъ по закону Божію; праведностью не хуже предковъ, благій, смиренный, воздерживающійся отъ всякой злой вещи; онъ былъ положенъ у главы жены своей, противъ гроба того же преп. Ѳеодосія. Такъ что и на немъ сбылось предсказаніе преподобнаго, что положенъ онъ будетъ тамъ же, гдѣ и самъ преподобный.

Слѣдуетъ вспомнить здѣсь и то, что Господь, прославляющій прославляющихъ его и благоволившій, чтобъ преп. отецъ нашъ Ѳеодосій былъ перенесенъ тѣломъ изъ темной пещеры во святую Печерскую церковь, въ восьмнадцатый годъ отъ преставленія его: Господь, желая еще болѣе прославить угодника Своего, благоволилъ, чтобъ изъ темнаго невѣдѣнія преподобный былъ перенесенъ и именемъ и почитаніемъ во всѣ православныя церкви тоже въ осьмнадцатый годъ отъ перенесенія мощей его, чтобъ онъ сталъ свѣтильникомъ всемірнымъ, просвѣщающимъ всѣхъ добрыми дѣлами.

Произошло же это такъ. Сердцевидецъ положилъ на сердце блаженному Ѳеоктисту, который былъ тогда игуменомъ Печерскимъ, — постараться, чтобъ имя преп. Ѳеодосія было вписано въ сѵнодикъ или соборникъ церковный, и чтобъ этотъ преподобный былъ причтенъ къ лику древнихъ преподобныхъ отцовъ и всѣхъ святыхъ, которымъ повсюду святая православная Церковь совершаетъ празднество. Началъ напоминать объ этомъ блаженный Ѳеоктистъ благовѣрному великому князю Михаилу Святополку Изяславичу, и молилъ его, повелѣть преосвященному митрополиту Никифору собрать освященный соборъ епископовъ, игуменовъ и весь клиръ церковный, и огласить это, чтобъ устроить дѣло, какъ будетъ имъ угодно. Великій же князь Святополкъ, будучи боголюбивъ, и вѣдая, что житіе преподобнаго свято и богоугодно, со сладостью принялъ сказанное и въ радости призвалъ преосвященнаго митрополита и просилъ его, собрать боголюбивыхъ епископовъ на соборъ и совѣщаться о томъ. Митрополитъ, выслушавъ это сочувственно, собралъ епископовъ, игуменовъ и весь клиръ церковный и объяснилъ имъ дѣло. И самъ великій князь Святополкъ началъ разсказывать всѣмъ житіе преп. Ѳеодосія. Итакъ, всѣ единодушно и единогласно согласились и установили, чтобъ преподобный былъ почитаемъ во святой православной Церкви, какъ равный всѣмъ празднуемымъ прежнимъ святымъ. И повелѣлъ преосвященный митрополитъ епископамъ, чтобъ каждый въ своей епархіи по всѣмъ церквамъ вписалъ имя преп. Ѳеодосія въ соборникъ святыхъ. Съ радостью сдѣлали то епископы: вписали имя преп. отца нашего Ѳеодосія и начали поминать его по всѣмъ церквамъ, молясь къ нему и съ похвалою совершая каждогодно день торжества его, во славу Вседаровитому Богу и угоднику Его дароименитому Ѳеодосію.

Блаженному же Ѳеоктисту, который съ такимъ усердіемъ постарался послужить отцу своему, преп. Ѳеодосію, чтобъ вписать имя его въ соборникъ — Богъ воздалъ превыше трудовъ его. Въ скоромъ времени избранъ онъ былъ на степень епископа богоспасаемаго града Чернигова и рукоположенъ тѣмъ же преосвященнымъ митр. Никифоромъ. Когда же вступилъ онъ на свой престолъ, тогда христолюбивый князь Давидъ и княгини, бояре и всѣ люди съ неисповѣдимою радостью приняли его, какъ давшаго церкви неисповѣдимую радость вписаніемъ въ соборникъ имени преп. Ѳеодосія, чрезъ котораго съ блаженнымъ Ѳеоктистомъ ожидаемъ и мы услышать эту радость: «радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесахъ» (Лук. 10, 20).

Помѣстимъ здѣсь и сказаніе блаженнаго епископа Симона о чудесномъ украшеніи золотомъ и серебромъ честной раки преп. отца нашего Ѳеодосія, который украсилъ святую Печерскую церковь, какъ золотомъ и серебромъ нетлѣннымъ, честными своими перенесенными мощами, а всѣ прочія православныя церкви почитаніемъ святаго имени своего. Было же это такъ.

По немаломъ времени отъ перенесенія мощей преп. отца нашего Ѳеодосія, тысяцкій Георгій, сынъ Симона, внукъ Африкана, князей Варяжскихъ, имѣвшій княжескую область отъ князя Георгія Владиміровича Мономаховича въ землѣ Суздальской, въ знакъ великой любви своей къ преподобному, пожелалъ украсить честную его раку. И онъ послалъ изъ града Суздаля въ богоспасаемый городъ Кіевъ, въ Печерскій святой монастырь, одного изъ бояръ своихъ именемъ Василія, и далъ ему пятьсотъ гривенъ серебра и пятьдесятъ гривенъ золота, чтобъ оковать честную раку преподобнаго. Взявъ все это съ собою, Василій съ неудовольствіемъ отправился въ путь, проклиная свою жизнь и день рожденія своего и говоря себѣ: «Чтó это умыслилъ нашъ князь потратить такое богатство, и какая будетъ ему за это награда, что онъ оковалъ гробъ мертвеца; какъ безъ толку собиралъ онъ, безъ толку и расточаетъ. Тяжко мнѣ одному, что не посмѣлъ я ослушаться господина моего; къ чему покинулъ я свой домъ, и ради кого иду въ этотъ горькій путь, отъ кого приму я честь; не посланъ я ни къ князю, ни ко одному изъ вельможъ, что скажу я той каменной горсти, и кто дастъ мнѣ отвѣтъ, кто не посмѣется безумному моему приходу!» Вотъ, чтó говорилъ онъ сопровождавшимъ его, и многое еще другое. Святый же Ѳеодосій явился ему во снѣ, говоря съ кротостью: «О чадо, я хотѣлъ воздать тебѣ награду ради труда твоего, но, если ты не покаешься, то потерпишь много зла». Но Василій ропталъ, не переставая, и Господь навелъ на него великую бѣду за его грѣхи. Всѣ кони пали, а остальное все украли у нихъ воры, кромѣ того сокровища, которое они везли.

И, открывъ посланное съ нимъ сокровище, для окованія раки преподобнаго, Василій взялъ оттуда пятую часть золота и серебра и истратилъ это на расходы для себя и на коней и не уразумѣлъ стрясшагося надъ нимъ, за хулу его, гнѣва. Когда же былъ онъ въ Черниговѣ, упалъ съ коня и разбился. Сопровождавшіе его положили его въ повозку и привезли въ Кіевъ. Былъ уже вечеръ. Въ ту ночь явился ему святый Ѳеодосій, говоря: «Василій, не слыхалъ ли ты словъ Господнихъ: «Пріобрѣтайте себѣ друзей богатствомъ неправеднымъ, чтобъ они, когда обнищаете, приняли васъ въ вѣчныя обители» (Лук. 16, 9). И еще: «кто принимаетъ праведника во имя праведника, получитъ награду праведника» (Матѳ. 11, 41). Хорошо раздумалъ объ этомъ сынъ мой Георгій, съ нимъ и ты долженъ былъ быть увѣнчанъ за трудъ твой, и не всякій получитъ такую славу, какую ты долженъ былъ раздѣлить съ нимъ. Теперь же ты лишенъ всего. Но не отчаявайся въ жизни своей; иначе ты не можешь исцѣлиться, какъ покаявшись въ согрѣшеніи твоемъ. Прикажи нести себя въ Печерскій монастырь, въ церковь Пресвятой Богородицы, пусть положатъ тебя на раку мою, и ты будешь здоровъ и найдешь въ цѣлости растраченное тобою серебро и золото». Все это не во снѣ, а наяву говорилъ въ ту ночь Василію явившійся ему преп. Ѳеодосій. Утромъ пришелъ къ Василію великій князь Георгій Владиміровичъ со всѣми боярами и, видя, что онъ сильно разбитъ, былъ тѣмъ опечаленъ и ушелъ. Василій же, повѣривъ видѣнію святаго, велѣлъ везти себя въ Печерскій монастырь. Когда они были на берегу, кто-то неизвѣстный вошелъ къ игумену Печерскому со словами: «Иди скорѣй на берегъ, принеси Василія и положи его на гробѣ преп. Ѳеодосія». Когда же онъ подастъ тебѣ сокровище, обличи его предъ всѣми, что онъ взялъ изъ него пятую часть, и, если покается, прости его». Сказавъ это, онъ сталъ невидимъ. Игуменъ Тимоѳей сталъ искать явившагося ему человѣка, но никто не видалъ его входящимъ или выходящимъ. Выйдя къ Днѣпру, онъ ввелъ Василія на гору и положилъ его на ракѣ св. Ѳеодосія, и тотъ всталъ здравый и цѣлый тѣломъ. Потомъ онъ началъ передавать игумену врученное ему сокровище, говоря: «вотъ четыреста гривенъ серебра и сорокъ золота». Игуменъ же сказалъ ему: «Чадо, гдѣ еще сто гривенъ серебра и десять золота?» И Василій началъ каяться, говоря: «Я взялъ и истратилъ. Потерпи на мнѣ, отче, я все отдамъ тебѣ. Я думалъ утаить это отъ всевидящаго Бога». Тогда высыпали сокровище изъ сосуда, въ которомъ оно было запечатано, и, когда предъ всѣми сосчитали, оно оказалось совершенно цѣлымъ, пятьсотъ гривенъ серебра и пятьдесятъ золота, и всѣ прославили Бога и святаго Ѳеодосія. И тогда Василій сталъ исповѣдовать по порядку явленіе святаго и свои дѣла. На слѣдующій день князь, взявъ съ собою врачей, пришелъ на то мѣсто, гдѣ видѣлъ Василія разбитымъ, чтобъ уврачевать его, и не нашелъ его. Услыхавъ, что его отвезли въ Печерскій монастырь и думая, что онъ уже умеръ, князь поѣхалъ поскорѣе въ монастырь и засталъ его здоровымъ, какъ будто онъ вовсе не болѣлъ. Услыхавъ отъ него дивныя чудеса, князь ужаснулся и, полный духовной радости, пришелъ поклониться чудотворному гробу преп. отца нашего Ѳеодосія и потомъ уѣхалъ.

Узнавъ обо всемъ случившемся, тысяцкій Георгій Симоновичъ еще болѣе возъимѣлъ въ душѣ усердіе къ Пресвятой Богородицѣ и ко св. Ѳеодосію, и къ своему богатому кладу приложилъ еще гривну, которую носилъ самъ и въ которой было сто гривенъ золота, и написалъ такъ:

«Я, Георгій, сынъ Симоновъ, рабъ Пресвятой Владычицы Богородицы и св. Ѳеодосія, былъ благословенъ святою его рукою. Нѣкогда болѣлъ я три года глазами, не видѣлъ и лучей солнечныхъ, и по слову его былъ исцѣленъ, услыхавъ изъ устъ его «прозри» — и прозрѣлъ. И потому пишу я грамоту эту послѣднимъ потомкамъ рода моего. Пусть никто изъ нихъ не оставитъ обитель Пресвятой Владычицы Богородицы и преп. отцовъ Антонія и Ѳеодосія Кіево-Печерскихъ. Если кто изъ нихъ дойдетъ до крайняго убожества и ничего не будетъ въ состояніи дать — пусть хоть будетъ положенъ въ вотчинахъ той церкви, ибо и тамъ заступаетъ молитва преп. Антонія и Ѳеодосія. Когда мы съ Половцами пришли на князя Изяслава Мстиславича, видѣли мы издалека высокій городъ и направились къ нему. Но никто не зналъ, какой это городъ. Половцы, сразившись у него, были много поранены, и мы побѣжали отъ того города. Потомъ же мы узнали, что это село Пресвятой Богородицы, Печерской обители, а города тамъ никогда не было, и даже жители того села не поняли того, чтó произошло, и выйдя поутру и увидавъ разлитую кровь, изумлялись. Пишу я вамъ потому, что всѣ вы вписаны въ молитву св. Ѳеодосія, ибо онъ обѣщался отцу моему Симону молиться о насъ, какъ о своихъ черноризцахъ, и написалъ молитву, которую отецъ мой приказалъ вложить себѣ въ руку, когда предстояло ему быть положеннымъ во гробъ, ожидая исполненія обѣта святаго. И мой отецъ являлся одному изъ богоносныхъ отцевъ, и сказалъ ему: «Передай сыну моему Георгію, что я получилъ вѣчныя блага ради молитвъ святаго. Постарайся и ты, чадо, прійти ко мнѣ добрыми дѣлами. Кто не захочетъ молитвъ и благослованія св. Ѳеодосія и уклонится отъ него — тотъ изберетъ себѣ проклятіе — и да падетъ оно на него».

Здѣсь кончается грамота названнаго христолюбца Георгія. И мы, кончая сказаніе это, примемъ отъ него наставленіе, не уклоняться отъ благословенія и многопоспѣшествующей молитвы преп. отца нашего Ѳеодосія; но будемъ приближаться къ нему добрыми дѣлами, и приблизится онъ къ намъ.

Итакъ, да убоимся мы проклятія, но получимъ благословеніе, и будемъ наслѣдники Царствія, уготованнаго отъ сложенія міра, во Христѣ Іисусѣ Господѣ нашемъ, Которымъ и съ Которымъ Отцу вмѣстѣ со Святымъ Духомъ слава, держава, честь и поклоненіе, нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Источникъ: Кіево-Печерскій патерикъ. Полное собраніе житій святыхъ въ Кіево-Печерской Лаврѣ подвизавшихся. (Составленъ тремя печерскими святыми: Несторомъ, лѣтописцемъ Печерскимъ, Симономъ, епископомъ Владимірскимъ и Суздальскимъ, и Поликарпомъ, архимандритомъ Печерскимъ.) — Изданіе второе, въ новомъ полномъ переводѣ Е. Поселянина. — М.: Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1900. — С. 129-140.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0