Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 25 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 18.

ПАТЕРИКИ

Кіево-Печерскій патерикъ.

Собор Киево-Печерских преподобных отцовКіево-Печерскій патерикъ  (греч. πατερικόν — отечникъ, т. е. книга объ отцахъ) — собраніе краткихъ, исполненныхъ чудесъ, повѣстей о подвижникахъ Печерскаго монастыря и о самомъ монастырѣ. Въ основу патерика положены повѣсти епископа Владимірскаго Симона и монаха Печерскаго монастыря Поликарпа. Четырнадцать сказаній Симона написаны въ формѣ посланія къ Поликарпу. Девять изъ нихъ повѣствуютъ о чудотворцахъ Печерскихъ и пять о чудесахъ, сопровождавшихъ построеніе главной Печерской церкви. Собраніе сказаній Симона по его же разсказамъ дополнилъ Поликарпъ, написавшій одиннадцать повѣстей также въ формѣ посланія къ архимандриту Печерскому Акиндину. Къ этимъ основнымъ частямъ патерика присоединены впослѣдствіи вмѣстѣ съ нѣкоторыми позднѣйшими статьями и произведенія болѣе ранняго времени: поставленное во главѣ патерика житіе преп. Ѳеодосія, написанное Несторомъ, и сказанія, «что ради прозвася Печерскій монастырь» и о первыхъ черноризцахъ Печерскихъ, взятыя изъ Начальной лѣтописи и приписанныя въ патерикѣ тому же Нестору... Многочисленность дошедшихъ до насъ списковъ Печерскаго патерика свидѣтельствуетъ, что онъ былъ любимою книгою нашихъ предковъ.

Кіево-Печерскій патерикъ.

КІЕВО-ПЕЧЕРСКІЙ ПАТЕРИКЪ.
Полное собраніе житій святыхъ въ Кіево-Печерской Лаврѣ подвизавшихся.
(Переводъ Е. Поселянина.)

Житіе преподобнаго и богоноснаго отца нашего Антонія, первоначальника русскихъ иноковъ, начавшихъ подвизаться въ пещерахъ.

Посланный Промысломъ Божіимъ, онъ принесъ въ Россію благословеніе святой Аѳонской горы, и положилъ въ ней начало совершенному иноческому житію и основалъ при дивныхъ чудесахъ святую Печерскую Лавру.


Благословенъ Богъ, сотворившій все премудростью, Который хочетъ спасенія и просвѣщенія разумомъ истины всѣмъ людямъ. Благословенъ Онъ за то, что не оставилъ до конца Россійской нашей земли, и не попустилъ ей помрачиться тьмою невѣдѣнія, вдали отъ путей спасенія.

Подобно тому, какъ въ началѣ міра, когда вся земля была покрыта тьмою, находившеюся надъ бездною, и Духъ Святый носился надъ водами — прежде всего сотворилъ Богъ свѣтъ для новосозданной земли, потомъ повелѣлъ Онъ солнцу возсіять надъ землею и далъ солнцу во власть день, а лунѣ и землѣ назначилъ просвѣщать и обладать ночью: такъ, когда пришелъ конецъ назначеннымъ годамъ, а наша Россійская земля была помрачена адскою тьмою, невѣдѣніемъ спасенія, тогда Святый Духъ, носясь надъ крещеніемъ, преподаннымъ намъ чрезъ благовѣрнаго князя Владиміра, просвѣтилъ насъ впервые свѣтомъ вѣры. Потомъ открылъ намъ Солнце мысленное, свѣтящее добрыми дѣлами, чтобъ сіяло оно намъ въ дни спасенія, давая свой свѣтъ и мысленнымъ лунѣ и звѣздамъ, осѣняющимъ помощью своею нашъ путь во тьмѣ нерадѣнія.

И избралъ Онъ на то преподобнаго и Богоноснаго отца нашего Антонія, который вскорѣ по крещеніи Россіанъ, какъ второй Моисей, послѣ перехода Израильтянъ чрезъ море, повинуясь призванію Божію, взошелъ на святую гору — не Синайскую, дымящуюся огнемъ ярости Божіей, но Аѳонскую, сіяющую благодатію Богородицы, гдѣ принялъ онъ благодатный законъ, переданный по ангельской помощи святому иноческому чину. И, когда онъ пришелъ съ Аѳона, посланный Богомъ въ Россію, передать ей совершенный законъ — явился онъ во всемъ подражателемъ Израильскаго законодателя. Какъ тотъ, придя съ заповѣдями ко Израилю, явилъ на себѣ солнечные лучи и потому возложилъ на лицо свое покрывало: такъ и этотъ преподобный, нашъ русскій законодавецъ, просвѣтился добрыми дѣлами, подобно свѣтозарному солнцу, какъ и называетъ его Церковь, почему и поселился онъ въ пещерѣ, какъ бы возлагая на лицо свое покровъ. Но, какъ облако, покрывшее солнце, не можетъ утаить его лучей и затмить дня, такъ и пещера не могла утаить принесеннаго преподобнымъ отцомъ нашимъ Антоніемъ закона, о которомъ говоритъ онъ, вмѣстѣ съ пророкомъ, какъ о путеводномъ лучѣ своемъ: «законъ Твой — свѣтильникъ ногамъ моимъ и свѣтъ стезямъ моимъ!»

Подобно солнцу, просвѣтилъ преподобный законодавецъ нашу Россійскую землю совершеннымъ иноческимъ закономъ, сіяющимъ въ пещерѣ добрыми дѣлами, какъ свѣтомъ, свѣтящимъ и во тьмѣ, и устроилъ ей благопріятный день спасенія, въ которомъ стали ходить тѣ сыны Россіи, принявшіе благочинный иноческій образъ, вопія съ апостоломъ: «Се нынѣ время благопріятно, се нынѣ день спасенія!» И, какъ весь кругъ земной, закрывъ лицо солнцу, не можетъ препятствовать ему бросать свѣтъ на властвующія въ ночи свѣтила — луну и звѣзды, такъ и преподобный отецъ нашъ Антоній, покрытый пещерной землею, какъ мысленное солнце, — невозбранно озарилъ въ Россіи своимъ свѣтомъ мысленныя свѣтила, помогающія намъ въ ночи нашего нерадѣнія о спасеніи.

Изъ нихъ сіяющаго ярче всѣхъ, преподобнаго Ѳеодосія Печерскаго — называетъ Церковь Россійская звѣздою, не простою, но такою, что она является вождемъ прочимъ звѣздамъ, то-есть луною. (Подобно тому, семь первыхъ свѣтилъ небесныхъ, имѣющія собственное движеніе и называемыя планетами, — въ числѣ ихъ не только луна, но и солнце называются у учителей церковныхъ семью звѣздами, содержимыми въ десницѣ Господней). Прочіе же безчисленные Печерскіе святые, которые въ законѣ, принесенномъ отъ преподобнаго Антонія, послѣдовали уставу преп. Ѳеодосія, просіяли какъ чистыя звѣзды, умноженныя на тверди небесной. И вотъ почему неложно святая чудотворная Печерская Лавра явилась небесамъ подобною.

Итакъ, вмѣстѣ съ преп. Несторомъ, лѣтописцемъ Россійскимъ, просіявшимъ въ то же время, начнемъ сказывать повѣсть о первомъ великомъ свѣтильникѣ сего Россійскаго неба.

Въ княженіи благовѣрнаго великаго князя Владиміра Святославича, самодержца Россійской земли, благоволилъ Богъ явить свѣтильника Церкви Своей и наставника иночествующимъ, приснопамятнаго мужа, преподобнаго и Богоноснаго отца нашего Антонія.

Онъ родился въ городѣ Любечѣ, съ дѣтства имѣлъ въ душѣ страхъ Божій и желалъ облечься въ иноческій образъ. Человѣколюбивый Господь положилъ ему на сердце идти въ страну Греческую и тамъ постричься. И онъ отправился въ путь, странствуя ради странствовавшаго и потрудившагося для нашего спасенія Господа, достигъ Цареграда, а за нимъ и Аѳонской горы. Тамъ обошелъ онъ святые монастыри и видѣлъ бытъ святыхъ отцовъ, выше человѣческаго естеетва, во плоти подражающихъ ангельскому житію. И еще болѣе воспламенившись любовью ко Христу, желая поревновать житію тѣхъ отцовъ, пришелъ онъ въ одинъ изъ находящихся тамъ монастырей и молилъ игумена возложить на него образъ иноческаго чина. Игуменъ, провидя будущія его добродѣтели, исполнилъ просьбу, постригъ его и научилъ его совершенному иноческому житію. Антоній же, угождая во всемъ Богу, подвизался и въ прочихъ добродѣтеляхъ, преуспѣвая въ покорности и послушаніи, такъ что всѣ радовались за него.

Когда уже не мало времени провелъ онъ на Святой горѣ, будучи праведенъ во всѣхъ дѣлахъ своихъ, такъ что многіе отъ него духовно пользовались: было извѣщеніе отъ Бога игумену, отпустить преподобнаго въ Россію. Игуменъ пригласилъ его и сказалъ: «Антоній, иди назадъ въ Россію, чтобъ и тамъ быть на пользу и утвержденіе другихъ, и да будетъ на тебѣ благословеніе Святой горы». — Преп. Антоній, принявъ благословеніе, какъ бы изъ Божьихъ устъ, отправился въ Россію и пришелъ въ городъ Кіевъ. Войдя въ Кіевъ, онъ думалъ, гдѣ бы ему жить, и ходилъ по монастырямъ (которые начинали тогда строиться иноками, изъ грековъ, пришедшими для крещенія Руси съ митрополитомъ Михаиломъ, но не имѣли совершеннаго чина и устава общежительнаго). И не захотѣлъ онъ жить ни въ одномъ изъ этихъ монастырей, такъ какъ неугодно было то и Богу. И началъ онъ ходить по дебрямъ и горамъ и окрестностямъ, и пришелъ въ Берестово, открылъ пещеру, которую нѣкогда ископали Варяги, сотворилъ молитву, поселился тамъ и пребывалъ въ великомъ воздержаніи.

Когда преставился благовѣрный князь Владиміръ, власть перешла къ безбожному и окаянному Святополку, онъ сѣлъ княжить въ Кіевѣ и, начавъ убивать братію свою, умертвилъ святыхъ мучениковъ Бориса и Глѣба. Видя такое кровопролитіе, преп Антоній снова ушелъ на Святую гору.

Святополка побѣдилъ и сѣлъ княжить въ Кіевѣ благовѣрный князь Ярославъ. Онъ любилъ село Берестово и Берестовскую церковь во имя святыхъ апостоловъ, и собиралъ около себя пресвитеровъ. Былъ тамъ пресвитеръ именемъ Иларіонъ, мужъ благочестивый, разумѣвшій Божественное писаніе, и постникъ. (Онъ чрезъ много лѣтъ соборомъ русскихъ епископовъ и по желанію князя Ярослава изволеніемъ Божіимъ, поставленъ былъ во св. Софійской церкви митрополитомъ, но прежде того былъ постриженъ въ иноческій чинъ преподобнымъ Антоніемъ). Этотъ пресвитеръ ходилъ отъ Берестова къ Днѣпру, на холмъ, гдѣ теперь мѣсто первоначальнаго Печерскаго монастыря; тогда былъ тамъ густой лѣсъ. Иларіонъ ископалъ себѣ малую пещеру, сажени въ двѣ, и въ ней совершалъ псалмопѣніе съ поклонами, молясь тайно Богу, а преп. Антоній находился въ то время на Святой горѣ, въ монастырѣ, гдѣ постригся. И было снова игумену извѣщеніе отъ Бога: «Пошли снова Антонія въ Россію: онъ Мнѣ нуженъ тамъ». Игуменъ, позвавъ къ себѣ преподобнаго, сказалъ ему: «Антоній, — Божья воля, чтобъ ты шелъ опять въ Россію, и да будетъ надъ тобою благословеніе отъ Святой горы» — и предрекъ игуменъ, что много отъ него произойдетъ черноризцевъ — и, благословивъ его, отпустилъ его со словами: «Иди съ миромъ».

Преп. Антоній, принявъ благословеніе, прибылъ снова въ Кіевъ и взошелъ на холмъ, гдѣ Иларіонъ ископалъ малую двухсаженную пещеру, и, возлюбивъ то мѣсто, такъ помолился со слезами: «Господи, да будетъ на мѣстѣ этомъ благословеніе святой Аѳонской горы и молитва моего старца, который меня постригъ, и утверди, Господи, жительство мое здѣсь».

Послѣ этой молитвы, поселился тамъ Антоній и началъ жить, постоянно молясь Богу, ѣлъ онъ сухой хлѣбъ и пилъ воду въ мѣру — и то чрезъ день, а иногда чрезъ два; иногда же не вкушалъ цѣлую недѣлю, пребывалъ въ бодрствованіи день и ночь и копалъ своими руками бóльшую противъ прежней пещеру.

О немъ стали узнавать люди, и нѣкоторые приходили, принося ему нужные припасы и прося благословенія отъ него; другіе же желали и жить съ нимъ; въ числѣ ихъ былъ и блаженный Никонъ.

Тогда же пришелъ къ преподобному Антонію въ пещеру и преп. Ѳеодосій, двадцати трехъ лѣтъ возрастомъ; и преп. Антоній приказалъ постричь его блаженному Никону, такъ какъ тотъ былъ іерей и искусный инокъ.

По долгомъ княженіи преставился благовѣрный князь Ярославъ, и власть принялъ старшій его сынъ Изяславъ и сѣлъ княжить въ Кіевѣ. А преп. Антоній былъ уже тогда извѣстенъ по Россійской землѣ великими добродѣтелями своими, какъ въ древности въ Египтѣ великій Антоній. Слышавъ о житіи его, христолюбивый князь Изяславъ пришелъ къ нему съ дружиною своею, прося у него благословенія и молитвы, — и съ тѣхъ поръ всѣ уже узнали о преп. Антоніи и стали почитать его, и нѣкоторые христолюбцы стали приходить къ нему для постриженія, и онъ принималъ ихъ и постригалъ.

Въ то время пришелъ къ преподобному Антонію блаженный Варлаамъ, сынъ знатнаго боярина Іоанна, потомъ Ефремъ, слуга княжескій, которыхъ, по ихъ желанію, преподобный велѣлъ постричь Никону. Много смущенія потерпѣлъ преп. Антоній съ братіею за постриженіе этихъ двухъ иноковъ. Знатный бояринъ Іоаннъ, со множествомъ слугъ, въ ярости пришелъ въ пещеру и, разогнавъ Богоизбранное стадо преп. Антонія, вывелъ сына своего блаженнаго Варлаама изъ пещеры, снялъ съ него святыя монашескія одежды, облекъ въ свѣтлое боярское платье и насильно повлекъ его въ свои палаты. Но, кромѣ того, еще и самъ князь Изяславъ, узнавъ о постриженіи и сына боярина и своего любимаго слуги — разгнѣвался на братію Христову, собранную преп. Антоніемъ, и, приказавъ привести къ себѣ постригавшаго ихъ блаженнаго Никона, излилъ на него гнѣвъ свой за постриженіе ихъ, требуя, чтобъ Никонъ уговорилъ ихъ опять жить въ міру, и угрожалъ послать его наставника Антонія со всѣми пещерными иноками въ заточеніе и раскопать ихъ пещеру.

Преп. же отецъ Антоній, понуждаемый такимъ гнѣвомъ, внушеннымъ княземъ тьмы, ушелъ тогда изъ пещеръ съ оставшеюся братіею въ другія мѣста.

Но, узнавъ о томъ, жена князя усиленно просила супруга не изгонять изъ своей области рабовъ Божіихъ, чтобъ не навлечь такого же гнѣва Божія, какой былъ въ ея отечествѣ, землѣ польской, по изгнаніи черноризцевъ.

(Княгиня эта была полька, дочь Болеслава Храбраго — и она вспомнила о томъ гнѣвѣ Божіемъ, который разразился, когда изгнаны были черноризцы, въ видѣ мести за постриженіе преподобнаго Моисея Угрина; тогда отецъ ея, Болеславъ, изгнавшій тѣхъ рабовъ Божіихъ, умеръ внезапною смертью, и, во время междоусобной брани, народъ убилъ епископовъ и бояръ).

Едва умолила княгиня князя Изяслава, но, опомнясь и устрашась Бога, онъ послалъ къ преподобному просьбу, чтобъ возвратился старецъ на свое мѣсто. Едва на третій день нашли его и умолили вернуться.

Такъ возвратился преподобный отецъ нашъ Антоній въ пещеру и непрестанно молился Богу, да подастъ ему силу терпѣть доблестно всѣ напасти, наносимыя врагомъ, ненавистникомъ добра, и да не предастъ звѣрямъ духовнымъ душъ исповѣдающихся ему и да не забудетъ до конца убогихъ своихъ. И, по молитвамъ его, не только разсѣянныя овцы возвратились съ миромъ къ своему пастырю, но и множество другихъ, ищущихъ спасенія, приходило къ нему въ пещеру и умоляло, избавить ихъ отъ тьмы пути скользкаго и наставить ко свѣту пути спасенія. И онъ всѣхъ принималъ съ любовью, и, научивъ, какъ слѣдовать Христу, приказывалъ постригать ихъ блаженному Никону. И собралась къ нему братія числомъ двѣнадцать. И выкопали они большую пещеру, гдѣ устроили церковь и келіи [1], существующія понынѣ въ пещерахъ подъ первоначальнымъ Печерскимъ монастыремъ; тамъ прожилъ преп. Антоній 40 лѣтъ.

Когда братія была собрана, преп. отецъ Антоній сказалъ: «Вотъ, братіе, Господь избралъ васъ, и на васъ благодать Святой горы, съ которою постригъ меня игуменъ, а я постригъ васъ; да будетъ на васъ благословеніе — прежде всего отъ Бога и Пресвятой Богородицы, второе же благословеніе — отъ Святой горы». Затѣмъ онъ сказалъ имъ: «Живите сами безъ меня; я поставлю вамъ игумена, а самъ хочу жить одинъ, какъ привыкъ къ тому прежде». И онъ поставилъ имъ игуменомъ блаженнаго Варлаама, а самъ, избѣгая молвы и суеты житейской, затворился въ одной изъ келій той же пещеры. Потомъ переселился онъ оттуда на другой холмъ и началъ копать другую пещеру, находящуюся подъ нынѣшнимъ Печерскимъ великимъ монастыремъ.

Игуменъ же блаженный Варлаамъ и братія, принявъ отъ преп. Антонія благословеніе, остались жить въ первой пещерѣ. При умноженіи братіи, такъ какъ уже нельзя было имъ во время соборнаго служенія вмѣститься въ пещерахъ, задумали они поставить малую церковь внѣ пещеры. Тогда пришелъ игуменъ съ братіею къ преп. Антонію въ другую пещеру и сказали ему: «Отче, братія умножается, и не можемъ мы болѣе вмѣститься во время соборной молитвы въ пещерѣ; итакъ, повелѣніемъ Господнимъ и Пресвятой Богородицы и святою твоею молитвою благослови поставить намъ малую церковь внѣ пещеры». И благословилъ ихъ на это дѣло преподобный; они, поклонясь ему въ ноги, ушли и начали строить надъ пещерою малую церковь Успенія Пресвятой Богородицы.

Когда эта малая церковь надъ пещерою была устроена и игуменомъ въ пещерахъ былъ блаженный Варлаамъ, князь Изяславъ, который былъ нареченъ въ св. крещеніи Димитріемъ, воздвигъ церковь каменную во имя того святого, устроилъ при ней монастырь и взялъ туда на игуменство блаженнаго Варлаама, ибо хотѣлъ возвысить свой монастырь выше Печерскаго, надѣясь на силу богатства. Но много бываетъ монастырей, поставленныхъ богатствомъ, чрезъ князей и бояръ, но не таковъ удѣлъ ихъ, какъ удѣлъ монастырей, поставленныхъ молитвами и слезами, постомъ и бдѣніемъ святыхъ. Такъ, и преп. Антоній не имѣлъ ни злата, ни серебра, но, поливая слезами, возрастилъ несравненный монастырь.

Когда игуменъ Варлаамъ отошелъ въ монастырь святого великомученика Димитрія изъ начальнаго Печерскаго монастыря, братія, подвизавшаяся въ пещерахъ, пришли къ преп. Антонію и сказали ему: «Отче, поставь намъ игумена!» «Кого хотите вы?» спросилъ онъ ихъ. — «Кого хочетъ Богъ и Пресвятая Богородица и ты, честный отче!» И сказалъ имъ преподобный: «Кто изъ васъ послушливъ, кротокъ и смиренъ, тотъ да будетъ вамъ игуменомъ». Тогда просили у него во игумена преп. Ѳеодосія, какъ единонравнаго ему и во всемъ опытнаго. И благословилъ его преподобный на игуменство. Вся же братія, коей числомъ было двадцать, поклонилась преп. Антонію до земли, радуясь о такомъ наставникѣ.

Когда же преп. Ѳеодосій принялъ игуменство надъ пещерами и въ великомъ тщаніи, съ постомъ и слезными молитвами исполнялъ свое дѣло, много тогда споспѣшествовало благословеніе и молитва начальника его, преп. отца нашего Антонія, безмолвствовавшаго въ уединеніи. Богъ началъ еще больше умножать число черноризцевъ, такъ что вскорѣ при преп. Ѳеодосіи собралось ихъ сто. И преп. Ѳеодосій игуменъ, видя великое умноженіе братіи, порѣшилъ съ ними поставить монастырь, и снова пошли они къ преп. Антонію и сказалиему: «Отче, умножается братія, и мы бы хотѣли поставить монастырь». Радостью исполнился преп. Антоній и сказалъ: «Благословенъ Богъ за все. Молитва Пресвятой Богородицы и угодниковъ Святой Горы да будетъ съ вами и да поможетъ вамъ!» Онъ послалъ тогда одного изъ иноковъ ко князю Изяславу съ такими словами: «Христолюбивый князь, Богъ умножаетъ братію, мѣсто же наше тѣсно. Просимъ тебя — дай намъ ту гору, что надъ пещерою!»

Услышавъ это, князь обрадовался и послалъ боярина своего отвести имъ находящуюся надъ пещерою гору. На ней преп. игуменъ Ѳеодосій и братія построили большую деревянную церковь и, построивъ, украсили ее иконами и поставили много келій и окружили монастырь, куда переселились изъ пещеръ, оградою, — и съ тѣхъ поръ монастырь этотъ, возникшій по благословенію Святой Горы, началъ зваться Печерскимъ, потому что прежде черноризцы жили въ пещерахъ.

Затѣмъ преп. Ѳеодосій пожелалъ укрѣпить монастырь свой, кромѣ видимой стѣны еще мысленнымъ огражденіемъ, т.-е. уставомъ для иночествующихъ не въ затворѣ, а въ монастырѣ. И началъ онъ искать монастырскаго правила (какъ пишется о томъ въ житіи его) — и помощью ему было благословеніе и молитва преп. Антонія. Ибо, по его благословенію и молитвѣ и по Божію Промыслу, нашелся тогда честный Михаилъ, инокъ святого Студійскаго монастыря, съ митрополитомъ Георгіемъ пришедшій изъ Греціи. Его много вопрошалъ преп. игуменъ Ѳеодосій объ уставѣ отцовъ Студійскихъ, какъ у нихъ поютъ, и какъ ведется чтеніе, и какъ содержатъ поклоны, и стояніе въ церкви, и трапезу, и какая въ какіе дни пища. Подробно узнавъ все это отъ Михаила, а также отъ блаженнаго Ефрема, бывшаго въ святыхъ мѣстахъ, онъ собралъ вмѣстѣ и списанныя тамъ и принесенныя изустно въ Кіевъ правила и передалъ своему монастырю, и отъ этого монастыря всѣ русскіе монастыри получили уставъ. И оттого почтенъ монастырь Печерскій первенствомъ предо всѣми и честію выше всѣхъ.

Такъ помогли Ѳеодосію игумену Печерскому благословеніе и молитва преп. отца нашего Антонія. Въ это время жизни преп. Ѳеодосія и управленія его по уставу добродѣтельнымъ житіемъ иноковъ пришелъ къ нему принимавшему всѣхъ приходящихъ, преп. отецъ Несторъ, лѣтописецъ Россійскій, составитель и этого и другихъ житій; въ то время преп. Нестору было семнадцать лѣтъ, какъ онъ самъ пишетъ о себѣ. Его съ любовью принялъ преп. Ѳеодосій, по благословенію и молитвѣ преп. Антонія. Онъ первый засвидѣтельствовалъ, отчего монастырь прозвался Печерскимъ, и въ лѣтописи своей вкратцѣ написалъ на пользу о первыхъ подвигахъ первоначальника монастыря, преп. отца Антонія. Но о чудесахъ, хотя и не всѣхъ, напримѣръ, о честной кончинѣ преподобнаго, мы будемъ повѣствовать со словъ блаженнаго епископа Симона и сотрудника его Поликарпа; свидѣтельство же подвиговъ и скорбей, которыя претерпѣлъ преп. Антоній, предоставимъ Нестору лѣтописцу.

Преп. отецъ нашъ Антоній, уединенный въ другой пещерѣ, видя умноженіе и благочиніе своего избраннаго Богомъ стада, — прославлялъ Бога въ добродѣтеляхъ внѣшнихъ и духовныхъ, и шелъ изъ силы въ силу. Поэтому Богъ прославилъ его такъ, что онъ просіялъ въ Русской землѣ различными чудесами, особенно же даромъ исцѣленія и пророчества. Преп. отецъ Антоній явился чудеснымъ врачемъ и Россійскимъ пророкомъ. Чудотворное же врачеваніе его происходило такъ: преподобный старецъ самъ служилъ болящимъ и исцѣлялъ ихъ своею молитвою; но, покрывая смиренномудріемъ даръ исцѣленій, заключавшійся въ его молитвѣ, — онъ то зеліе, которымъ питался, благословлялъ и подавалъ какъ лѣкарство, и больные, принявъ его, какимъ бы недугомъ одержимы ни были, становились здоровы. Подражателемъ такого своего чудотворнаго врачеванія онъ оставилъ блаженнаго Агапита. О дарѣ же прозорливости, кромѣ другихъ случаевъ, свидѣтельствуетъ слѣдующій.

Однажды трое князей Ярославичей, Изяславъ князь Кіевскій, Святославъ Черниговскій и Всеволодъ Переяславскій, отправляясь въ походъ противъ Половцевъ, пришли за благословеніемъ къ преп. Антонію. Онъ же, провидя духомъ надъ ними гнѣвъ Божій, прослезился и сказалъ имъ: «Ради вашихъ грѣховъ вы будете побѣждены и обращены въ бѣгство невѣрными; многіе изъ воиновъ вашихъ потонутъ въ рѣкѣ, другіе будутъ взяты въ плѣнъ, нѣкоторые падутъ отъ меча». Это и сбылось на рѣкѣ Альтѣ, такъ что едва сами князья спасли свою жизнь и бѣжали, — Изяславъ и Всеволодъ въ Кіевъ, а Святославъ въ Черниговъ; половцы же разсѣялись по всей Русской землѣ, грабили и уводили въ плѣнъ жителей.

Въ то же время преподобный предсказалъ Шимону, сыну африканскаго князя, что онъ не только уцѣлѣетъ въ битвѣ отъ смерти, уже лежа среди труповъ, но чрезъ много лѣтъ будетъ первый положенъ въ каменной Печерской церкви, о чудесномъ созданіи которой преподобный тоже предсказалъ, — и все это во-истину сбылось, и Шимонъ, возвратясь съ похода, повѣдалъ преподобному: «Я лежалъ раненый среди многихъ убитыхъ, но нѣкая Божія сила вынесла меня изъ ихъ среды и исцѣлила мои раны, и я нашелъ свое имущество и воиновъ».

Потомъ разсказалъ Шимонъ, что подобіе Печерской церкви, которая будетъ создана и въ которой онъ будетъ положенъ, видѣлъ онъ на воздухѣ дважды, лежа на полѣ битвы у рѣки Альты и еще, находясь на морѣ, когда изгнанный дядею своимъ Якуномъ, отъ варяжскаго княженія, бѣжалъ въ Россію къ князю Ярославу. Повѣдавъ все это, Шимонъ удостовѣрилъ на дѣлѣ благословеніе Божіе, явленное ему въ откровеніи о церкви, о которой пророчествовалъ преп. Антоній. Онъ вынесъ золотой поясъ и вѣнецъ и далъ преп. Антонію со словами: «Это снялъ я съ образа Іисуса, распятаго на крестѣ, когда покидалъ мое отечество, такъ какъ здѣсь я буду лежать, то этимъ поясомъ, какъ повелѣлъ мнѣ гласъ Гасподень, пусть измѣрится основаніе церкви, въ которой я буду положенъ; вѣнецъ же пусть будетъ повѣшенъ надъ жертвенникомъ». И потомъ чрезъ много лѣтъ явно оказалось, что предсказаніе преп. отца Антонія, которое и сбылось, — согласовалось съ Божіимъ благословеніемъ, когда, по созданіи Печерской церкви, первымъ положенъ въ ней былъ Шимонъ.

Но прежде вспомнимъ, по лѣтописцу, о немалой напасти, которую претерпѣлъ преподобный. Князь тьмы, діаволъ, ненавидящій свѣта дѣлъ добрыхъ, снова покусился чрезъ князя Изяслава удалить изъ стольнаго города Кіева такого великаго свѣтильнилька, преп. отца нашего Антонія, свѣтящаго добродѣтелями и чудесами въ темной пещерѣ, какъ подъ спудомъ, — и устроилъ такое смущеніе.

Когда половцы побѣдили въ упомянутой битвѣ, кіевскіе граждане понуждали своего князя Изяслава выйти съ ними снова на этихъ враговъ, разсѣявшихся по всей землѣ Русской. Когда же Изяславъ не согласился, они произвели возмущеніе, освободили изъ темницы находившагося въ Кіевѣ въ плѣну полоцкаго князя Всеслава и поставили его себѣ княземъ кіевскимъ, а князь Изяславъ бѣжалъ въ Польшу. Семь мясяцевъ сидѣлъ Всеславъ въ Кіевѣ, когда пришелъ на него изъ Польши Изяславъ, съ королемъ Болеславомъ Смѣлымъ. Всеславъ же, выйдя изъ города съ другой стороны, тайно бѣжалъ къ Полоцку. Тогда Изяславъ вошелъ въ Кіевъ и, по наущенію діавола, началъ жестоко гнѣваться на преп. Антонія: кто-то оклеветалъ его предъ Изяславомъ, будто онъ любилъ Всеслава и былъ его совѣтникомъ, а потому былъ виновникомъ всей этой смуты.

А преп. Антоній служилъ въ то время въ пещерѣ болящему Исаакію затворнику, котораго діаволъ прельстилъ, явившись ему въ образѣ Христа, и оставилъ едва живымъ, изнуривъ его плясаніемъ. Врагъ особенно завидовалъ этому служенію святого и старался, чтобъ Исаакій затворникъ не былъ быстро исцѣленъ душевно и тѣлесно попеченіемъ преподобнаго. И потому онъ всячески побуждалъ Изяслава изгнать гнѣвомъ своимъ преп. Антонія отъ предѣловъ Кіевскихъ. И на нѣкоторое время врагъ получилъ желаемое. Князь Черниговскій Святославъ, извѣщенный, что братъ его Изяславъ жестоко гнѣвается на преп. Антонія, прислалъ за святымъ ночью и увезъ его въ Черниговъ. Тамъ понравилось преподобному мѣсто близъ города на горѣ Болдыни, и, ископавъ тамъ пещеру, онъ жилъ въ ней. Впослѣдствіи на этомъ мѣстѣ былъ созданъ монастырь.

Но недолго ликовалъ ненавистникъ добра. Ибо вскорѣ князь Изяславъ, спокойно разсмотрѣвъ дѣла, позналъ незлобіе святого, увидѣлъ козни искусителя и, жалѣя о сдѣланномъ, послалъ въ удѣлъ Святослава, область Черниговскую, къ преп. Антонію, съ просьбою возвратиться въ его Кіевскую область обратно, къ Богоизбранному его стаду. И преп. Антоній, кроткій и смиренный сердцемъ, преклонился къ мольбѣ и возвратился къ своей братіи, которая находилась въ смятеніи и отверженіи, какъ овцы не имѣющія пастыря. Такъ не восхотѣлъ Богъ, чтобы этотъ всесвѣтлый свѣтильникъ, русское свѣтозарное солнце, преп. отецъ нашъ Антоній, положилъ начало благочиннаго иноческаго житія въ иномъ городѣ, кромѣ богоспасаемаго стольнаго города Кіева, чтобъ, откуда возсіялъ свѣтъ православной вѣры чрезъ благовѣрнаго князя Владиміра на всю Русь, оттуда же возсіяли и лучи совершеннаго постническаго закона чрезъ преподобнаго отца нашего Антонія.

И послѣ этой напасти не изнемогъ преп. отецъ нашъ Антоній, но, проходя степени бóльшихъ подвиговъ, трудился въ пещерѣ, доколѣ не побѣдилъ до конца некрѣпкую силу діавола. Изгоняя, по евангельскому реченію, молитвою и постомъ нечистый родъ этотъ также и другими добродѣтельными трудами, бдѣніемъ, стояніемъ, колѣнопреклоненіемъ безчисленнымъ, — никогда, кромѣ того, не оставлялъ онъ своей пещеры, хотя вся жизнь его въ этомъ темномъ мѣстѣ была непрестанная брань съ міродержцемъ тьмы вѣка сего.

И снова потекли отъ преподобнаго прежніе его чудотворенія, но съ бóльшею силою. Онъ началъ имѣть великую заботу о созданіи каменной Печерской церкви, о которой предсказалъ и о которой принялъ чрезъ Шимона свидѣтельство Божія благословенія. И, по совѣщаніи съ преп. игуменомъ Ѳеодосіемъ, онъ молился прилежно небесному Зодчему, чтобъ Онъ Самъ непорочными Своими руками благословилъ и помогъ создать Домъ Непорочной Матери Своей, Владычицѣ нашей Богородицѣ; и говорилъ онъ, подражая Давиду: «Если Господь не созиждетъ дома, напрасно трудятся строющіе его» (Пс. 126, 1).

И вотъ, когда, не отлучаясь никуда изъ Печерскаго монастыря, святой подвизался въ такой молитвѣ: какъ нѣкогда преславный чудотворецъ Николай Мирликійскій, явился онъ съ единонравнымъ другомъ своимъ преп. Ѳеодосіемъ, въ Константинополѣ, предстая Царицѣ Небесной Пресвятой Богородицѣ, и получивъ отъ Нея золото, вручилъ его художникамъ каменнозодчимъ, чтобъ шли они въ Россію, для построенія Печерской церкви, по повелѣнію Небесной Царицы.

И каменноздатели пришли изъ Греціи и повѣдали то великое чудо, а преп. отецъ нашъ Антоній сотворилъ новыя великія чудеса, свойственныя древнимъ пророкамъ Гедеону и Иліи. Когда мастера стали спрашивать, на какомъ мѣстѣ воздвигать по повелѣнію Царицы Небесной церковь, преп. отецъ нашъ Антоній молился три дня, чтобы Самъ Тріединый Богъ указалъ небеснымъ знаменіемъ мѣсто, достойное для жилища Царицы Небесный. И, такъ какъ мѣста не было достаточно, пріѣхалъ, какъ бы по внушенію Божію, князь Святославъ къ инокамъ, собравшимся для избранія мѣста, и даровалъ на то свое поле.

Въ первую ночь молитвы преп. Антонія явился ему Царь Славы Іисусъ Христосъ и сказалъ: «Антоній, ты обрѣлъ предо Мною благодать». И, услышавъ то, преп. Антоній испросилъ въ ту ночь, чтобъ по всей землѣ поутру была роса, а на мѣстѣ церкви — въ видѣ знаменія — было сухо. Въ другую же ночь испросилъ повсюду сухость, а на мѣстѣ церкви — росу. Въ третій же день благословилъ то мѣсто и повелѣлъ размѣрить его золотымъ поясомъ, даннымъ Шимономъ, — на тридцать поясовъ въ длину и двадцать въ ширину, какъ было повелѣно Шимону свыше, и свелъ молитвою своею огонь съ неба. Такъ что чрезъ сожженіе стоявшихъ на томъ мѣстѣ деревъ и чрезъ углубленіе грунта достаточно приготовилъ то мѣсто, гдѣ нынѣ сіяетъ святая чудотворная небеси-подобная Печерская церковь, — о чемъ и написано въ сказаніи о той святой церкви.

Благословивъ такимъ чудотвореніемъ и выборъ мѣста и начало работъ церковныхъ во святой Печерской обители, преп. Антоній сталъ приготовляться самъ къ отшествію въ Церковь нерукотворенную, вѣчную, въ небесныхъ обителяхъ, о которой святый Іоаннъ написалъ въ Откровеніи: «Господь Богъ Вседержитель — храмъ его» (Откр. 21, 22). Такъ назначила Небесная Царица при явленіи Своемъ во Влахернѣ, говоря мастерамъ: «Сей Антоній только благословитъ васъ на дѣло, ибо отходитъ въ вѣчный покой? Ѳеодосій же послѣдуетъ за нимъ на второй годъ». Но въ какомъ приготовленіи имѣлъ нужду для честной смерти въ Господѣ преп. отецъ нашъ Антоній, который, проводя добродѣтельную жизнь въ пещерѣ, какъ въ вѣчномъ гробѣ, могъ сказать съ апостоломъ: «Я каждый день умираю» (1 Кор. 15, 31). Также каждый день, неложными устами, онъ говорилъ съ пророкомъ: «Уготовахся и не смутихся сохранити заповѣди Твоя».

Уже готовый, въ сердцѣ своемъ, къ смерти и не смущаясь уже о дѣлахъ своихъ, былъ только смущенъ онъ тѣмъ, чтобъ не оставить въ уныніи Богоизбранное свое стадо? такъ что надъ преподобнымъ исполнилось слово апостольское: «Влечетъ меня то и другое: имѣю желаніе разрѣшиться и быть со Христомъ, потому что это несравненно лучше; а оставаться во плоти нужнѣе для васъ» (Флп. 1, 24).

Но видя, что время разрѣшенія и отдѣленія души отъ тѣла уже приспѣло, онъ утѣшалъ чадъ своихъ, обѣщая имъ, что и по отшествіи своемъ не оставитъ того святого мѣста, на которомъ подвизался; но будетъ всегда надзирать за нимъ и посѣщать, заботясь о немъ и помогая живущимъ въ немъ и притекающимъ къ нему съ вѣрою. И вотъ какое благонадежное обѣщаніе, высшее всякаго наслѣдія, оставилъ онъ на святомъ мѣстѣ своемъ. Онъ обѣщалъ молитвами своими ходатайствовать, чтобъ, какъ онъ самъ, умирая на этомъ мѣстѣ, разстается съ жизнью, полный чувствъ покаянія, съ несомнѣнною вѣрою о помилованіи: чтобъ такъ-же сподобились и всѣ, упокоивающіеся тутъ, имѣющіе къ нему любовь — отходить въ покаяніи и получить помилованіе.

Пробывъ во второй пещерѣ своей 16 лѣтъ, онъ окончилъ въ ней свое временное житіе и отошелъ къ безконечному, въ десятый день мѣсяца іюля, въ годъ отъ созданія міра 6581, отъ Рождества Христова 1073, на 90 году своего рожденія, въ княженіе Святослава Ярославича князя Кіевскаго и въ царствованіе Романа Діогена царя Греческаго. Честныя мощи этого преподобнаго первоначальника были тогда же положены въ той же пещерѣ подъ великимъ монастыремъ, въ которой онъ скончался. И, подобно тому, какъ при жизни своей самъ преподобный удалялся отъ глазъ человѣческихъ, молясь Богу въ тайнѣ и въ уединеніи, такъ и мощамъ своимъ испросилъ то же дарованіе, чтобъ были удалены отъ глазъ человѣческихъ. Ибо подобало нашему Россійскому законодателю сподобиться равнаго дарованія съ Израильскимъ. Нѣкогда еще при жизни Моисея, когда онъ принесъ съ горы Синайской законъ Израилю, во свѣтѣ великаго сіянія, народъ не могъ смотрѣть на него при жизни его; такъ не могли видѣть и преп. отца нашего Антонія, еще живущаго въ пещерѣ, во свѣтѣ добрыхъ дѣлъ его, когда принесъ онъ законъ Русской землѣ съ горы Аѳонской. Сокрыты отъ зрѣнія мощи почившаго Моисея, Израильскаго законодавца, — такъ же скрыты отъ зрѣнія и мощи преп. отца нашего Антонія, Русскаго законодавца, и видѣть ихъ намъ доселѣ чудесно возбраняетъ Богъ, дивный во святыхъ Своихъ. Ибо многіе дерзнувшіе раскопать мѣсто, на которомъ положено честное тѣло преп. отца нашего Антонія, были наказаны огненнымъ попаленіемъ и болѣзнями тѣлесными, пока не каялись въ своемъ дерзновеніи. Но если отъ зрѣнія нашего удалены мощи преп. отца нашего Антонія, то помощь его всегда съ нами и близка ко всѣмъ призывающимъ его. Онѣ творятъ неизсякающія чудеса, помогая всѣмъ съ вѣрою притекающимъ къ честному гробу преподобнаго. Особенно же отгоняютъ отъ людей тьму бѣсовскую, и во истину свѣтъ свѣтится и во тьмѣ темной гробницы преподобнаго, и этого свѣта никогда не погаситъ тьма, но исчезаетъ отъ блистанія его.

Честныя мощи преп. отца нашего Антонія избавляютъ и отъ различныхъ недуговъ, поражающихъ не только тѣло, но и самую душу, какъ то испыталъ на себѣ святый Іоаннъ Многострадальный.

Три года борясь съ бездною нечистоты, много пострадавъ, томимый поползновеніемъ ко грѣху, — пришелъ онъ ко гробу преп. Антонія и молился предъ нимъ день и ночь, и онъ услышалъ голосъ преподобнаго: «Іоаннъ, Іоаннъ, тебѣ надо затвориться здѣсь въ пещерѣ, чтобъ молчаніемъ и невидѣніемъ людей утихла брань, и Господь поможетъ тебѣ». Іоаннъ сдѣлалъ такъ, и благодатью Божіею и молитвами преп. Антонія былъ спасенъ, и не побѣдили его нечистыя тѣлесныя страсти, хотя и вооружались на него, вмѣстѣ съ нечистыми духами, почти въ продолженіе тридцати лѣтъ, какъ пишется въ житіи его.

Не оставилъ, по обѣщанію своему, преп. Антоній своего святаго мѣста. И, заботясь о немъ, онъ, по кончинѣ своей, явился съ преп. Ѳеодосіемъ (какъ явился при жизни) — въ Константинополѣ, гдѣ уговорился съ греческими иконописцами о написаніи святыхъ иконъ для церкви Печерской, и далъ имъ довольно золота, какъ и въ началѣ строителямъ — съ тѣмъ же преп. Ѳеодосіемъ; и послалъ онъ ихъ въ Кіевъ, въ свой Печерскій монастырь, къ блаженному Никону, который былъ тогда игуменомъ, какъ и описано въ сказаніи объ украшеніи святой Печерской церкви.

Вѣренъ преп. отецъ нашъ Антоній и въ томъ надежномъ обѣщаніи своемъ, по которому помогаетъ почитающимъ его, упокоеваясь на этомъ святомъ мѣстѣ, кончаться въ покаяніи и сподобляться помилованія.

Чудесно на дѣлѣ сбылось слово обѣщанія его на блаженномъ Еразмѣ, черноризцѣ Печерскомъ. Этотъ инокъ отдалъ золото свое на украшеніе церкви Печерской и скорбѣлъ о томъ. Когда же онъ впалъ въ лютую болѣзнь и былъ при кончинѣ, то лежалъ семь дней безъ чувствъ, не могъ скончаться безъ покаянія и быть погребеннымъ на томъ святомъ мѣстѣ. И вотъ, на восьмой день, явился ему преп. Антоній съ Ѳеодосіемъ и сказалъ: «Я молился о тебѣ Богу, и Богъ даровалъ тебѣ время покаянія». И Еразмъ выздоровѣлъ и принесъ совершенное покаяніе, такъ что, скончавшись чрезъ три дня, былъ помилованъ и сподобился быть причтеннымъ ко святымъ (о чемъ написано въ житіи его).

Прославимъ и мы Вседарователя Человѣколюбца, за дарованіе столь великаго чудотворца, первоначальника иночествующихъ въ землѣ нашей Россійской, — преп. Антонія. Другихъ многочисленныхъ его дѣлъ, особенно же бывшихъ до преставленія его, ни одинъ человѣкъ не можетъ описать или повѣдать, и извѣстны они только Сердцевѣдцу, вѣдующему все безвѣстное и тайное. Его языкъ есть трость книжника скорописца, и Онъ пространнѣе всѣхъ написалъ житіе преп. отца нашего Антонія въ книгахъ жизни вѣчной.

Мы не нашли прочихъ книгъ о преп. Антоніи, утерянныхъ во многихъ браняхъ, а могли собрать только о немъ немногое. Надо намъ прилежно молить чудотворца сего первоначальника, чтобъ и мы, принятые въ благонадежное его обѣщаніе, по его ходатайству о насъ, сподобились скончать въ покаяніи жизнь нашу и быть помилованными, если и случится намъ быть виновными въ какомъ-нибудь грѣхопаденіи, сдѣланномъ по немощи человѣческой, и не совершить полнаго покаянія, чтобъ найти имена наши написанными въ книгахъ жизни вѣчной, вмѣстѣ съ преп. первоначальникомъ Антоніемъ, какъ дѣти съ отцемъ, — благодатію и человѣколюбіемъ первенствующаго во всемъ Начальника спасенія нашего, Господа Іисуса Христа, Которому со безначальнымъ Его Отцомъ и единосущнымъ Духомъ подобаетъ честь, слава, хвала и держава, нынѣ и присно и въ безконечные вѣки. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Нынѣ Ближнія пещеры.

Источникъ: Кіево-Печерскій патерикъ. Полное собраніе житій святыхъ въ Кіево-Печерской Лаврѣ подвизавшихся. (Составленъ тремя печерскими святыми: Несторомъ, лѣтописцемъ Печерскимъ, Симономъ, епископомъ Владимірскимъ и Суздальскимъ, и Поликарпомъ, архимандритомъ Печерскимъ.) — Изданіе второе, въ новомъ полномъ переводѣ Е. Поселянина. — М.: Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1900. — С. 23-43.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0