Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 25 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.

ПАТЕРИКИ

Кіево-Печерскій патерикъ.

Собор Киево-Печерских преподобных отцовКіево-Печерскій патерикъ  (греч. πατερικόν — отечникъ, т. е. книга объ отцахъ) — собраніе краткихъ, исполненныхъ чудесъ, повѣстей о подвижникахъ Печерскаго монастыря и о самомъ монастырѣ. Въ основу патерика положены повѣсти епископа Владимірскаго Симона и монаха Печерскаго монастыря Поликарпа. Четырнадцать сказаній Симона написаны въ формѣ посланія къ Поликарпу. Девять изъ нихъ повѣствуютъ о чудотворцахъ Печерскихъ и пять о чудесахъ, сопровождавшихъ построеніе главной Печерской церкви. Собраніе сказаній Симона по его же разсказамъ дополнилъ Поликарпъ, написавшій одиннадцать повѣстей также въ формѣ посланія къ архимандриту Печерскому Акиндину. Къ этимъ основнымъ частямъ патерика присоединены впослѣдствіи вмѣстѣ съ нѣкоторыми позднѣйшими статьями и произведенія болѣе ранняго времени: поставленное во главѣ патерика житіе преп. Ѳеодосія, написанное Несторомъ, и сказанія, «что ради прозвася Печерскій монастырь» и о первыхъ черноризцахъ Печерскихъ, взятыя изъ Начальной лѣтописи и приписанныя въ патерикѣ тому же Нестору... Многочисленность дошедшихъ до насъ списковъ Печерскаго патерика свидѣтельствуетъ, что онъ былъ любимою книгою нашихъ предковъ.

Кіево-Печерскій патерикъ.

КІЕВО-ПЕЧЕРСКІЙ ПАТЕРИКЪ.
Полное собраніе житій святыхъ въ Кіево-Печерской Лаврѣ подвизавшихся.
(Переводъ Е. Поселянина.)

Предисловіе
къ православному читателю, опровергающее хуленія на святыхъ печерскихъ.

Дѣйствомъ Самого Святѣйшаго всѣхъ Подателя жизни и помощью Пресвятой Матери Его отпечатали мы житія святыхъ, преподобныхъ и богоносныхъ отцовъ нашихъ печерскихъ на пользу житія твоего, православный читатель. Богъ не есть Богъ мертвыхъ, но живыхъ (Матѳ. 22, 32), — говорить Писаніе.

Все на землѣ и въ жизни человѣческой полно борьбы и приводитъ къ смерти — и потому отрадны для тебя будутъ житія людей, которыхъ не одолѣла смерть, ибо жили они не земною жизнью, а небесною, такъ что могли они сказать съ апостоломь: наше жительство на небесахъ (Флп. 3, 20).

Наша небесная жизнь — Самъ Христосъ Богъ. Когда Онъ явился на землѣ въ пещерѣ Виѳлеемской, — то явился на небѣ, ибо Церковь называетъ небомъ ту пещеру; и жизнь преподобныхъ отцовъ нашихъ, протекшая въ кіевскихъ пещерахъ, поистинѣ протекла на небесахъ, потому что небесное было имъ свойственно, такъ что каждый изъ преподобныхъ могъ сказать: для меня жизнь — Христосъ (Флп. 1, 21), — и еще: — уже не я живу, но живетъ во мнѣ Христосъ (Гал. 2, 20). Преподобные отцы наши просіяли въ пескахъ пещерныхъ своею небесною жизнью, какъ прекрасныя звѣзды. И здѣсь въ самомъ дѣлѣ соединились песокъ и звѣзды, которыя нѣкогда Богъ сочеталъ Своимъ словомъ, говоря: умножу сѣмя твое, яко звѣзды небесныя и какъ песокъ на берегу моря (Быт. 22, 17). И на самомъ дѣлѣ исполнилось здѣсь благословеніе, обѣщанное Аврааму.

Но такъ какъ есть нѣкоторые иновѣрные, которые покушаются своею хулою помрачить наши добродѣтельныя звѣзды, не признавая за ними ни святыни, ни православія, то здѣсь должно представить нашъ православный отвѣтъ на богопротивныя ихъ возраженія.

Прежде всего утверждаютъ, что нетлѣніе тѣлъ, лежащихъ въ пещерахъ (сообразное нетлѣннымъ небеснымъ тѣламъ), — не служитъ достаточнымъ свидѣтельствомъ святыни нашихъ преподобныхъ отцовъ. Могли (готовятъ они) эти тѣла не сгнить доселѣ и естественнымъ образомъ, безъ всякаго чуда: вслѣдствіе двухъ причинъ — или изъ-за условій мѣста, которое по свойствамъ своимъ сохраняетъ тѣла нетлѣнными, каковы кіевскія пещеры, подобныя египетскимъ пещерамъ, въ которыхъ тоже находятся, по свидѣтельству исторіи, нетлѣнныя тѣла, — или вслѣдствіе помазанія ароматами, сохраняющаго отъ гніенія.

На это отвѣтимъ такъ: естественнымъ образомъ тѣла не гніютъ, когда ихъ внутренняя мокрота содержитъ въ себѣ внутреннюю теплоту, и внутренній жаръ не допускаетъ жидкости разложиться и разлиться отъ внѣшней воздушной теплоты. Но когда жидкости лишатся внутренней теплоты, то, не имѣя этого внутренняго огражденія, вскорѣ разрушаются, разливаются подъ дѣйствіемъ внѣшней теплоты, и такимъ путемъ всегда происходитъ гніеніе. Гніеніе, по ученію знающихъ людей, есть не что иное, какъ прекращеніе внутренней теплоты въ жидкостяхъ, и порча этихъ жидкостей отъ внѣшняго тепла. Спросимъ противниковъ нашихъ: какъ они думаютъ, — есть ли въ тѣлахъ, лежащихъ въ пещерахъ, естественная, свойственная тѣлу внутренняя теплота, которая ограждала бы влажность ихъ внутреннимъ жаромъ, чтобы жидкости не портились и не разливались отъ внѣшняго тепла, или въ нихъ нѣтъ этой теплоты? Если имѣютъ ее, то они живы, а не мертвы, ибо на внутренней влажности и теплѣ основана тѣлесная жизнь; если же — какъ оно и есть — не имѣютъ, то по общему порядку вещей вскорѣ по смерти ихъ влажность, не имѣя внутренней сдерживающей силы; должна бы была разложиться отъ внѣшняго тепла и разлиться, образовать червей, и, наконецъ, высохнувъ, — оставить прахъ и землю, по изреченію Божію, сказанному согрѣшившему человѣку: прахъ ты, и въ прахъ возвратишься (Быт. 3, 10). Но такъ какъ этого гніенія не было, то ясно, что сверхъестественнымъ образомъ отъ этого изреченія, даннаго для грѣшниковъ, изъяты тѣла, лежащія въ пещерахъ, какъ тѣла воистину святыхъ, а не грѣшныхъ; и потому не обратились въ землю и не сгнили, что влажность ихъ вмѣсто естественнаго внутренняго тепла сверхъестественнымъ дѣйствіемъ Божіимъ и теплотою живущаго въ нихъ Святого Духа сохранена отъ тлѣнія и разлитія и доселѣ чудотворно удержана и утаена на своемъ мѣстѣ.

Кромѣ того, если бы пещеры кіевскія, по составу своему были мѣстомъ, сохраняющимъ тѣла въ нетлѣніи, то онѣ не имѣли бы дѣйствія противоположнаго своимъ свойствамъ, то-есть не производили бы гніенія, потому что постоянно противоположнымъ дѣйствіямъ не можетъ быть одна причина, но должны быть причины противоположныя. Но пещеры кіевскія заключаютъ въ себѣ не только нетлѣнныя и негніющія тѣла святыхъ, но и много костей отъ сгнившихъ тѣлъ людей грѣшныхъ, тамъ же нѣкогда погребенныхъ, — какъ всякій можетъ видѣть. Такое различіе въ судьбѣ тѣлъ явно происходитъ отъ жизни этихъ лицъ, такъ какъ отъ мѣста должно было быть сходство.

Не идетъ сюда и сравненіе съ египетскими пещерами, потому что и онѣ вовсе по особымъ свойствамъ своимъ не представляютъ мѣстъ, сохраняющихъ тѣла въ нетлѣніи. Правильно говоритъ Аристотель: «если бы человѣкъ былъ выше круга луннаго и умеръ тамъ, — то если не отъ внѣшняго тепла, котораго тамъ нѣтъ, то уже по самому естеству своему онъ долженъ бы сгнить».

Что же говорятъ о помазаніи ароматами, — то такія тѣла должны издавать изъ себя благоуханіе ароматовъ; когда же перестанетъ благоуханіе, тогда перестанетъ дѣйствовать и сила ароматовъ. Но отъ тѣлъ, лежащихъ нетлѣнно въ пещерахъ, не слышно никакого запаха земныхъ ароматовъ, кромѣ ихъ особаго благоуханія, даннаго имъ отъ Бога; нѣтъ на нихъ и никакихъ вмазанныхъ въ нихъ ароматовъ, но если бы и были прежде (чего поистинѣ не было никогда), — то теперь, когда благоуханіе и дѣйствіе ихъ прекратились, — не могли бы они доселѣ быть нетлѣнными.

Итакъ, ясно, что тьма первыхъ хуленій богопротивныхъ не побѣдитъ добродѣтельнаго свѣта нашихъ мысленныхъ звѣздъ, но нетлѣніе тѣлъ, почивающіхъ въ пещерахъ, является достаточнымъ свидѣтельствомъ ихъ святыни, — потому что оно сверхъестественно и является ради мѣста, должнаго имъ на небѣ, гдѣ не тлѣютъ тѣла, также и ради помазанія благодати Христа, имя Котораго есть «мѵро изліянное, издающее благоуханіе жизни для жизни» (Пѣсн. 1, 2).

Второе хуленіе, старающееся помрачить въ преподобныхъ отцахъ нашихъ свѣтъ православія, — противники наносятъ такимъ образомъ: «Тѣ, — говорятъ они, — которыхъ въ Печерской лаврѣ почитаютъ за святыхъ, — если воистину святы, то сохранили вѣру и послушаніе къ римскому архіепископу, и потому суть святые римскіе, а не нынѣшней Россійской Церкви, не имѣющей послушанія къ Риму».

На это отвѣтимъ такъ: Господь нашъ, излившій крещеніе кровью Своею изъ пяти ранъ, — пять разъ благоволилъ приводить Россію святымъ крещеніемъ къ вѣрѣ въ Себя и, какъ Востокъ, посѣтившій насъ свыше, крестилъ ее всегда отъ Востока, и далъ въ послушаніе Церкви греческой, а не римской.

Прежде всего обратимся къ первородному крещенію Россіи. Россія приняла его еще во времена апостольскія, отъ перваго архіепископа константинопольскаго — или еще византійскаго — а не римскаго, именно отъ св. Первозваннаго апостола Андрея, который былъ апостоломъ Европы, и прибылъ по Днѣпру отъ востока, изъ греческаго города Корсуня, водрузилъ на горахъ кіевскихъ крестъ, крестилъ тамъ нѣкоторыхъ, а потомъ пошелъ крестить къ Великому Новгороду. Къ этому первородному россійскому крещенію лѣтописецъ нашъ преп. Несторъ причисляетъ и дѣло святого Павла, потому что и онъ былъ въ Мизіи и Илирикѣ съ ученіемъ. Затѣмъ славянская земля одного съ Россіею языка — Болгары, Босняки, Морава, куда потомъ тоже св. Павелъ послалъ вмѣсто себя св. Андроника, одного изъ семидесяти апостоловъ, который былъ апостолъ славянъ въ Панноніи. Но и самъ святой Павелъ хотя пострадалъ въ Римѣ, но былъ апостоломъ всѣхъ народовъ, а не рімскій; и въ особенности былъ апостоломъ Востока и славянъ въ то время, когда училъ славянъ. Итакъ, уже первая, посѣянная въ Россіи, вѣра не была въ послушаніи у римскаго архіепископа.

Второй разъ крестилась наша Русская земля въ 863 году при Михаилѣ, царѣ греческомъ и патріархѣ константинопольскомъ Фотіи, которые, по просьбѣ славянскихъ князей Святополка, Ростислава и Кацела, послали славянамъ и Россамъ учителей вѣры, Меѳодія и Кирилла, сыновей мужа Льва, изъ Солуни. Они первые составили славянскія письмена и перевели на славянскій языкъ греческія святыя книги. Но такъ какъ при патріархѣ Фотія было уже отдѣленіе Церкви римской отъ греческой вслѣдствіе того, что римляне прибавили къ Символу вѣры слово «и отъ Сына» — поэтому и въ то время вѣра, посѣянная въ Россія Фотіемъ, не была въ послушаніи Риму.

Въ третій разъ крестилась Россія въ 886 году при Василіи Македонянинѣ, царѣ греческомъ, и томъ же патріархѣ Фотіи, которыми посланъ былъ для крещенія Россовъ при князѣ Олегѣ митрополитъ Михаилъ, тотъ, который для увѣренія ихъ бросилъ свое Евангеліе въ огонь, и Россы, видя, что оно не сгорѣло, крестились. Но и въ это третье крещеніе, такъ какъ оно было совершено при Фотіи, русская Церковь не была въ послушаніи Риму.

Четвертый разъ крестилась Россія въ 995 году при святой Ольгѣ, княгинѣ россійской, женѣ Игоря, бабкѣ Владиміра, которая ходила за вѣрою въ Константинополь, гдѣ крестилъ ее патріархъ Поліевктъ, а самъ греческій царь Константинъ VIII былъ преемникомъ ея при крещеніи; она же, возвратившись, крестила многихъ въ Россіи. Но такъ какъ римская Церковь отдѣлилась уже отъ грековъ, — то и тогда русская вѣра не была въ послушаніи Риму. Всѣ эти четырехкратныя крещенія на Руси не оставили глубокихъ слѣдовъ вслѣдствіе часто происходившихъ войнъ, о чемъ и свидѣтельствуетъ древній римскій учитель Тертулліанъ: «давно была насаждена въ странѣ сарматовъ вѣра Христова, но помрачена войнами». Кромѣ того, въ этомъ была вина нечестивыхъ владѣвшихъ ею князей; такъ и Ольга не могла обратить къ вѣрѣ сына своего Святослава.

Въ пятый же разъ совершенно и окончательно просвѣщена была Россія святымъ крещеніемъ отъ того же Константинополя, при святомъ равноапостольномъ князѣ Владимірѣ, самодержцѣ всей Россіи, во время царей греческихъ Василія и Константина, при патріархѣ константинопольскомъ Николаѣ Хрисоверхѣ, въ годъ отъ Рождества Христова 988, какъ свидѣтельствуетъ нашъ россійскій лѣтописецъ, св. Несторъ. Но Бароній пишетъ, что въ это время, въ 980 г., иноки «въ Италіи, въ Кассинскомъ монастырѣ святого Венедикта просили святого Нила, чтобы въ ихъ латинской церкви служили литургію по-гречески, — такъ какъ тогда существовало уже раздѣленіе между греками и латинянами, — чтобы вспомянуть прежнюю любовь и единеніе церковное».

Если же обратимся къ словамъ и самихъ римскихъ лѣтописцевъ объ этомъ окончательно преподанномъ намъ крещеніи, то первый изъ нихъ, вышеупомянутый Бароній, свидѣтельствуетъ, что то было въ годъ отъ Рождества Христова 1008. Но если это было такъ, въ то время патріархомъ константннопольскимъ, преподавшимъ черезъ митрополита (того же имени) Михаила, который первый занималъ въ Кіевѣ митрополичій престолъ, — долженъ былъ быть (по словамъ же Баронія) родственникъ Фотія, Сергій, «который, взойдя на престолъ тотъ въ 999 году и пробывъ на немъ двадцать лѣтъ въ томъ же раздѣленіи съ Римомъ, какъ и сродникъ его Фотій, былъ ярымъ противникомъ соединенія и написалъ противъ латинянъ осуждающее ихъ посланіе». Отсюда ясно, что и то послѣднее крещеніе Россовъ, было отъ Востока, послѣ раздѣленія римлянъ отъ грековъ, и что и тогда русская Церковь не была въ послушаніи Риму. Это, кромѣ того, можно видѣть изъ слѣдующаго свидѣтельства самихъ римскихъ лѣтописцевъ. Прежде крещенія ко Владиміру приходили какъ и отъ другихъ народовъ, такъ и отъ папы, изъ Рима, посланные, предлагая ему исповѣданіе своей вѣры и совѣтуя принять ее, но онъ не пожелалъ, «потому что нашелъ чинъ латинскій мало богоугоднымъ и церкви ихъ не вполнѣ благолѣпными». Когда же изъ Царьграда пришелъ посланный философъ со свиткомъ, на которомъ изображенъ страшный судъ, тогда, услыхавъ отъ него объясненіе греческой вѣры и умилясь, Владиміръ пожелалъ принять ее (объ этомъ, кромѣ другихъ, пишетъ и Стриковій). И опять самъ Владиміръ посылалъ какъ къ другимъ народамъ, такъ и къ римлянамъ и грекамъ узнать о вѣрѣ, и тогда посламъ также римская вѣра показалась мало умилительною, греческую же они полюбили и говорили, что греческая литургія, которую они выслушали, имѣетъ такую сладость, что они находились въ изумленіи и думали, что предстоятъ скорѣе небесной, чѣмъ земной святынѣ (какъ, кромѣ другихъ, свидѣтельствуетъ Длугошъ). Какое же здѣсь было единеніе Церкви греческой и римской?

Теперь обратимся къ преподобнымъ отцамъ нашимъ печерскимъ, о которыхъ извѣстно, что они подвизались уже послѣ этого послѣдняго крещенія и потому соблюдали ту вѣру, которая не только во время ихъ, но еще и прежде Владиміра, во всѣхъ крещеніяхъ Россіи, не содержала послушанія къ римскому архіепископу, а только къ восточному константинопольскому.

Пусть не произносятъ хулы, говоря такъ: если бы печерскіе святые и не были въ единеніи съ римскою Церковью, существовавшемъ нѣкогда прежде раздѣленія отъ Церкви греческой, то они были въ единеніи, устроенномъ уже послѣ раздѣленія, и такимъ образомъ сохранили вѣру съ послушаніемъ римскому архіепископу. На это отвѣтъ ясенъ. Это соединеніе, противное древнему Символу вѣры и несогласное съ исповѣданіемъ святѣйшихъ восточныхъ патріарховъ, устроено, во-первыхъ, въ Италіи на соборѣ Флорентійскомъ, гдѣ измѣнилъ вѣрѣ митр. кіевскій Исидоръ Болгаринъ, во-вторыхъ, позже у насъ въ Россіи на соборѣ Брестскомъ, гдѣ согрѣшилъ митрополитъ кіевскій Михаилъ Рагоза. Но печерскіе святые подвизались много время раньше этихъ обоихъ, далекихъ отъ истины, соединеній. Ибо преп. Антоній началъ основывать лавру свою еще въ 1013 г. отъ Рождества Христова, соборъ же Флорентійскій былъ въ 1439 году, а Брестскій — въ 1596 г. Но и на тѣхъ соборахъ очень мало изъ истинныхъ Россовъ прельстились и измѣнили вѣрѣ. Святая же чудотворная Печерская лавра присно-Дѣвы Богородицы и Сама пребываетъ въ восточномъ православіи присно непорочною дѣвою.

Кромѣ того, среди самихъ печерскихъ святыхъ есть преп. Нифонтъ, достовѣрный свидѣтель того, что они были въ послушаніи къ святѣйшему патріарху константинопольскому, а не къ папѣ римскому, ибо преп. епископъ Нифонтъ за то главнымъ образомъ получилъ спасеніе, — о чемъ прежде своей смерти получилъ извѣщеніе отъ преп. Ѳеодосія, — что не согласился, чтобы митр. кіевскій Климъ былъ посвященъ главою св. Климента, папы римскаго, безъ благословенія природнаго пастыря Россіи, святѣйшаго патріарха константинопольскаго, какъ свидѣтельствуетъ его житіе.

Но между противниками нашими находятся люди, утверждающіе свой споръ на слѣдующемъ разсужденіи: будто бы печерскіе святые научились церковному и келейному уставу отъ студійскихъ иноковъ, пришедшихъ въ Россію, но тѣ иноки были въ единомысліи и послушаніи римской церкви, такъ какъ были изъ числа тѣхъ, которые противились виновнику раздѣленія — Фотію, патріарху константинопольскому, держась святого Игнатія, патріарха того же престола, и помня хорошо то, что было сказано на похвалу римской Церкви св. Ѳеодоромъ Студитомъ и Стефаномъ юнымъ. Изъ этихъ иноковъ одни, изъ-за нестроенія у грековъ, пришли въ Римъ, въ монастырь святого Вонифатія, по свидѣтельству Баронія, въ 990 году, другіе же — въ Кіевъ и были наставниками печерскихъ святыхъ, и потому печерскіе святые, какъ бывшіе одинаковаго исповѣданія со своими учителями, были тоже въ единеніи и послушаніи римской Церкви. На это отвѣтимъ: правда, что печерскіе святые научились уставу отъ иноковъ студійскихъ, правда и то, что Ѳеодоръ Студитъ и Стефанъ хвалили римскую Церковь, но Церковь, пѣвшую еще Символъ вѣры безъ приложенія «и отъ Сына». Но вовсе неправда то, чтобы студійскіе иноки были когда въ единеніи и послушаніи римской Церкви, уже внесшей это приложеніе, и чтобъ они когда-нибудь противились въ вѣрѣ блаж. Фотію, обличившему это приложеніе, какъ и самъ святой Игнатій хотя гнѣвомъ царскимъ и былъ низведенъ съ того престола, который занялъ Фотій, но нисколько не противился ему въ этой истинѣ: ибо святые восточные отцы хорошо помнили и теперь помнятъ, что страшно такое приложеніе, по изреченію святого Павла: если кто благовѣститъ вамъ не то, что вы приняли, да будетъ анаѳема (Гал. 1, 9),также и св. Іоаннъ написалъ въ своемъ Апокалипсисѣ: кто приложитъ къ этимъ словамъ, на того наложитъ Богъ язвы (Откр. 22, 18). А относительно наученія или передачи въ Печерскій монастырь студійскаго устава изъ разсказовъ этого Патерика должно знать слѣдующее: что тогда изъ Печерскаго монастыря въ Студійскій пришло не много иноковъ, и не самовольно, противъ желанія старшаго настоятеля, и не передали туда свой уставъ, а пришелъ одинъ только искусный въ вѣрѣ и добродѣтеляхъ честный инокъ студійскій Михаилъ, получивъ благословеніе отъ святѣйшаго патріарха константинопольскаго, Іоанна Ксифилина, равнаго въ православіи Фотію, пришелъ съ православнымъ митрополитомъ кіевскимъ Георгіемъ и лишь одному преп. Ѳеодосію, игумену печерскому, разсказалъ онъ о своемъ уставѣ, а не передалъ его; и когда преп. Ѳеодосій пожелалъ, тогда по совѣту всей братіи и по благословенію святого первоначальнаго старца Антонія, онъ самъ послалъ въ святой Студійскій монастырь, гдѣ одинъ изъ печерскихъ святыхъ отцовъ, преп. Ефремъ евнухъ, достовѣрно списалъ и принесъ въ Печерскій монастырь чинъ иноческій, ни въ чемъ не противный святой восточной православной Церкви, свободный отъ вліянія римской, прибавившей слова «и отъ Сына», и засвидѣтельствованный самимъ святѣйшимъ константинопольскимъ патріаршимъ престоломъ. Преп. же Ѳеодосій всѣ правила того устава приказалъ прочесть предъ всею братіею, и когда всѣ удостовѣрились, что они православны и душеполезны, передалъ ихъ для соблюденія. Что же касается упоминанія о грекахъ, будто бы враждебныхъ Фотію и пришедшихъ въ Римъ въ монастырь св. Вонифатія, о нихъ Бароній не говоритъ, изъ какого они были восточнаго монастыря или мѣста и ради какого нестроенія, происшедшаго изъ-за вѣры или въ гражданской жизни, вышли изъ своей земли; вспоминаотъ же онъ, что это было въ 990 г. отъ Рождества Христова, много раньше основанія Печерскаго монастыря, въ которомъ возможно ли было кому изъ противниковъ Фотія искать убѣжища, такъ какъ вѣра насаждена была тамъ Фотіемъ.

Но внимательный читатель въ хуленіяхъ, еще недавно изданныхъ латинами противъ православія, найдетъ, что противники наши не постыдились взводить на преп. отцовъ нашихъ печерскихъ послушаніе римской церкви черезъ то, что, по ихъ словамъ, св. Антоній почиваетъ въ Римѣ, куда будто бы онъ пришелъ незадолго до смерти своей и тамъ преставился. Утверждаютъ это они на томъ основаніи, что св. Несторъ не написалъ въ лѣтописаніи своемъ года, мѣсяца и дня его преставленія. И если бы, говорятъ они, его тѣло было положено въ пещерѣ, кто-нибудь видѣлъ бы его и его перенесли бы, какъ тѣло Ѳеодосіево. Нельзя (такъ утверждаютъ въ хулахъ своихъ наши противники) говорить, что тѣло этого преподобнаго неприступно по нѣкоторому свѣту, исходящему изъ его гроба, потому что святая великомученица Варвара, какъ святая, больше его, а тѣло ея видимо всѣмъ къ Кіевѣ. Хотя это поруганіе есть только голое мнѣніе, не подтвержденное свидѣтельствомъ, но, чтобъ они не ликовали этимъ поруганіемъ, возразимъ на ихъ утвержденіе. Если бы тѣло преп. отца нашего Антонія потому не находилось у насъ въ пещерѣ, что св. Несторъ не написалъ о томъ въ своемъ лѣтописаніи, то и тѣла св. верховныхъ апостоловъ Петра и Павла не были бы въ Римѣ, такъ какъ о томъ не написано въ Дѣяніяхъ апостольскихъ. Но что не написано въ одной книгѣ, то обыкновенно пополняется другою, и св. Несторъ, кромѣ лѣтописи, означилъ подробнѣе въ другой особой книгѣ — «Житіе преподобнаго отца нашего Антонія», и книга эта, содержащая его подробное житіе, упоминается часто въ заглавіяхъ древне-писанныхъ печерскихъ Патериковъ, но утрачена нами во время войнъ. Но извѣстный писатель св. Симонъ, епископъ владимірской и суздальскій, прочелъ ее и указалъ намъ и на годъ и на мѣсяцъ и день преставленія этого преп. первоначальника и на погребеніе его у насъ въ пещерѣ, а не въ Римѣ.

Различными дарованіями почтилъ Богъ святыхъ Своихъ. Онъ далъ намъ видѣть здѣсь и прославлять нетлѣніе тѣла св. великомученицы Варвары и прочихъ святыхъ. А всю славу другихъ отлагаетъ на небо, по молитвѣ о томъ самихъ многихъ святыхъ. Такъ Онъ заповѣдалъ Своему ангелу скрыть тѣло великаго законодателя израильскаго Моисея, такъ что не могли видѣть его не только евреи, легко впадавшіе въ идолопоклонство, но и теперь христіане. Также повелѣлъ Онъ ангеламъ похоронить на Синайской горѣ тѣло св. великомученицы Екатерины, и безчисленны святые, мощей которыхъ мы не видимъ. Къ нимъ Вседаровитый Богъ причисляетъ и тѣло преп. отца нашего Антонія, возлюбившаго всегда тайно пребывать въ землѣ. Но что это тѣло находится у насъ въ пещерѣ, тому, кромѣ записи Симона, доказательствомъ служитъ то, что при гробѣ его бываютъ различныя чудотворенія, особенно же изгнанія бѣсовъ, и извѣстно, что тѣ, которые изъ любознательности хотѣли раскопать гробъ его, были наказаны не только яркимъ свѣтомъ, но и палящимъ огнемъ и смертью. И ложно утверждаютъ, что тѣло его находится въ Римѣ, что не подтверждается ни записями, ни чудесами. И потому напрасно взводится на все мысленное тѣло преп. Антонія, то-есть на всѣхъ прочихъ печерскихъ святыхъ послушаніе въ вѣрѣ Риму.

Потомъ отъ первоначальника житія пещернаго противники наши переходятъ къ начальнику устава монастырскаго и къ прочимъ нашимъ печерскимъ святымъ, измышляя на православіе ихъ слѣдующую хулу:

«Св. Ѳеодосій печерскій, — говорятъ они, — въ самой смерти своей показалъ, что гнушается исповѣданія грековъ, разномыслящихъ съ Римомъ и учащихъ, что никто прежде дня суда не наслаждается небесныхъ радостей, ибо, умирая, въ разрѣзъ съ ихъ ученіемъ, онъ воскликнулъ: "Отхожу ко Владыкѣ моему Іисусу Христу!" Также Даміанъ Цѣлебникъ, Пименъ Многоболѣзненный, Никола Святоша и прочіе печерскіе святые сами открыли о своемъ отшествіи къ Богу. Написано также о св. Ѳеодорѣ и Василіи, что они приняли мученическій вѣнецъ, объ Евстратіи же, что душа его видимо была взята на небо огненною колесницею; а духъ такихъ откровеній и писаній есть духъ римской Церкви, а не греческой, разномыслящей съ Римомъ».

Отвѣтимъ имъ, что истинное ученіе Церкви греческой и нашей русской, православной, непринимающей Символа вѣры, измѣненнаго римлянами, есть слѣдующее: никто прежде дня суда не наслаждается вполнѣ небесными радостями, но только частью ихъ, хотя и большою: «ибо насыщусь я вполнѣ не только душою, но даже и тѣломъ, когда явится слава Того, Кто придетъ во славѣ Своей воздать вполнѣ каждому по дѣламъ его». Такъ вѣруетъ наша Церковь, толкуя слова псалма, и этому не противорѣчатъ свидѣтельства, почерпнутыя изъ жизни этихъ святыхъ. Воистину говоримъ и теперь, что души преп. отцовъ нашихъ печерскихъ, какъ и души всѣхъ прочихъ святыхъ, взошли на небо не для принятія сразу полной награды, взошли же для того, чтобъ получить награду только отчасти. Впослѣдствіи же, соединясь съ тѣломъ своимъ, они получатъ награду полную. Въ ученіи этомъ наша Православная Церковь слѣдуетъ не Риму, но св. Писанію, такъ какъ Сирахъ говоритъ: «легко для Господа въ день смерти воздать человѣку по дѣламъ его» (Сир. 11, 26). Еще яснѣе дополняетъ это Екклезіастъ, говоря: «возвратится прахъ въ землю, чѣмъ онъ былъ, а духъ возвратится къ Богу, Который далъ его» (Еккл. 12, 7). Но и самъ Господь это извѣстнѣе всего сказалъ о Лазарѣ нищемъ: «Умеръ нищій, и отнесенъ былъ Ангелами на лоно Авраамово» (Лук. 16, 22), также и разбойнику на крестѣ: «Нынѣ будешь со Мною въ раю» (Лук. 23, 43), то-есть въ небѣ, какъ толкуетъ св. Ѳеофилактъ. Потомъ и апостолъ говоритъ тоже: «Знаемъ, что когда земный нашъ домъ разрушится, мы имѣемъ отъ Бога жилище на небесахъ, домъ нерукотворенный, вѣчный» (2 Кор. 1, 5); и еще самъ о себѣ: «Желаніе имѣю разрѣшиться и быть со Христомъ» (Флп. 1, 23). Все это наша православная Церковь пояснила ярче солнца въ тропаряхъ и кондакахъ, стихирахъ и канонахъ, свидѣтельствуя въ пѣсняхъ, что святые предстоятъ Богу, и просятъ ихъ молитвъ. Но есть у насъ свидѣтельство и тому, что угодники Божіи не получили еще отъ Него совершенной награды. Самъ Господь показалъ въ притчѣ, что, по возвращеніи Своемъ или по второмъ пришествіи на судъ, Онъ воздастъ рабамъ Своимъ, добросовѣстно употребившимъ данные имъ пять талантовъ, то-есть пять тѣлесныхъ чувствъ. Также и св. Павелъ говоритъ о себѣ: «Готовится мнѣ вѣнецъ правды, который дастъ мнѣ Господь, праведный Судія». Не иначе можно понимать и то, что написалъ св. Іоаннъ въ Откровеніи: «Я увидѣлъ подъ жертвенникомъ души убіенныхъ за слово Божіе и за свидѣтельство, которое они имѣли. И возопили они громкимъ голосомъ, говоря: доколѣ, Владыко святый и истинный, не судишь и не мстишь живущимъ на землѣ за кровь нашу? И даны были каждому изъ нихъ одежды бѣлыя, и сказано имъ, чтобъ они успокоились еще на малое время, пока и сотрудники ихъ и братія ихъ, которые будутъ убиты, какъ и они, дополнятъ число» (Откр. 6, 9-11). Напослѣдокъ же мы скажемъ, что особенно относится и къ нашимъ святымъ, подвизавшимся въ пещерахъ, это апостольское слово: «скитаясь по пустынямъ и горамъ, по пещерамъ и ущельямъ земли — не получили обѣщаннаго, (то-есть окончательно), чтобъ не безъ насъ достигли совершенство» (Евр. 11, 40).

Итакъ, уже пора исчезнуть и этой тьмѣ богомерзкаго хуленія на православіе святыхъ и преподобныхъ отцовъ нашихъ печерскихъ, которая покушается помрачить мракомъ Запада тѣ восточныя свѣтила наши, тѣ утреннія, прославляющія Бога звѣзды. И опять мы обращаемся къ тебѣ, православный читатель, со словами псалма: «не ревнуй злодѣямъ, не завидуй дѣлающимъ беззаконіе» (Псал. 36, 1).

Вѣдь самъ Господь узаконилъ, чтобы мы почитали своихъ преставившихся святыхъ, то Самъ устраивая такъ, что мощи ихъ скрыты, какъ говорили мы о мощахъ Моисея пророка и Екатерины мученицы, и храня ихъ нетлѣнно, какъ говоритъ Давидъ: «хранитъ Господь всѣ кости его, ни одна изъ нихъ не сокрушится», — то вмѣняя ихъ мощи за самыя уста Свои, подающія не только исцѣленія, но и дыханіе жизни, какъ сдѣлалъ Онъ чрезъ мощи Елисея пророка, воскресивъ ими мертвеца, такъ что псалмопѣвецъ возгласилъ о томъ: «честна предъ Господомъ смерть преподобныхъ Его». Какъ же ты не будешь вмѣстѣ съ прочими угодниками Божіими особенно почитать преподобныхъ отцовъ нашихъ печерскихъ, какъ поистинѣ святыхъ православныхъ, равныхъ тѣмъ, которые до принесенія закона и послѣ закона угодили Господу; не будешь покланяться съ несомнѣнною вѣрою и нелицемѣрною любовью честнымъ мощамъ ихъ, хранимымъ нетлѣнно Самимъ Господомъ и имѣющимъ черезъ Него даръ исцѣленія, — и, лобзая ихъ, не похвалишься иногда предъ Господомъ, съ пророкомъ: «мнѣ же зѣло честны быша друзи твои, Боже!» Особенно же подражай ихъ житіямъ, описаннымъ въ этой книгѣ, чтобы не сказали и они о лобзателяхъ своихъ: «приближаются къ намъ людіе сіи устами своими, и языкомъ чтутъ насъ, сердце же ихъ далече отстоитъ отъ насъ, но тщетно чтутъ насъ». Если премудрый Соломонъ посылаетъ людей поучиться къ землѣ, изрытой муравьями, говоря: «поди къ муравью, лѣнивецъ, посмотри на дѣла его и будь мудрымъ» (Прит. 6, 6), тѣмъ больше должны мы посылать тебя, православный читатель, для подражанія, къ землѣ пещерной, ископанной преподобными отцами нашими, говоря въ книгѣ этой:

«Иди, православный, къ пещерамъ, иди, переходя сердечнымъ восхожденіемъ изъ силы въ силу, и возревнуй, увидавъ пути угодившихъ тамъ Господу преподобныхъ отцовъ — какъ прошли они жестокія степени добродѣтели, въ какихъ пребывали трудахъ, какіе возлагали на себя подвиги. Иди къ пещерамъ, православный, и исполнись рвеніемъ, видя пути тѣхъ, которые въ ископанной землѣ не пищу гибнущую съ муравьями, но пребывающее для вѣчной жизни исполненіе воли Божіей собирали въ лѣтнее время этой жизни на зиму страшнаго суда, когда едва ли кто устоитъ предъ лютымъ холодомъ его. Иди, православный, къ пещерамъ и исполнись рвеніемъ, увидѣвъ пути такихъ первоначальниковъ, ревнуя и слѣдуя которымъ, никто не заблудился».

Благодареніе Богу за неисповѣдимый Его даръ, что сподобилъ Онъ насъ, недостойныхъ жителей Русской земли, не лишиться той же благодати, которую Онъ, будучи во плоти, излилъ на землю, освященную стопами ногъ Его. Ибо, какъ мы тамъ, во свѣтѣ православной вѣры, увидѣли свѣтъ дѣлъ добрыхъ, которымъ просіяли святые первоначальники постническаго житія, Антоній Великій Египетскій и Ѳеодосій, архимандритъ Іерусалимскій, такъ же и здѣсь, въ нашей Россійской землѣ, вскорѣ по просвѣщеніи православною вѣрою, тезоименитые первоначальники того же постническаго по уставу житія, Антоній и Ѳеодосій, просіяли во тьмѣ пещеры свѣтомъ добрыхъ дѣлъ своихъ, и свойственно имъ то, чтó написалъ въ Откровеніи св. Іоаннъ: «это суть двѣ маслины и два свѣтильника, стоящія предъ Богомъ земли» (Откр. 11, 4), потому что въ домѣ Божіей Матери они были плодовиты, какъ масличными вѣтвями, сынами своими, усыновленными имъ черезъ Бога, и также горѣли и свѣтили дѣлами и ученіемъ. На похвалу ихъ должно сказать намъ еще: «они суть два великія свѣтила, просіявшія на небѣ пещерномъ и просвѣтившія свѣтомъ добрыхъ дѣлъ своихъ безчисленное множество добродѣтельныхъ звѣздъ. Они, — приведшіе новаго Израиля къ обѣтованной небесной землѣ, — два столпа, изъ которыхъ одинъ горѣлъ всегда рвеніемъ къ Богу въ ночи затворничества въ пещерѣ, другой же осѣнялъ смиреніемъ во дни устроенія монастырскаго. Они — двѣ скрижали Бога живого, которыя изобразили законъ Божій новому Израилю не изяществомъ писанія, но красотою дѣлъ своихъ. Они — два херувима, покрывающіе истинный кивотъ, храмъ Успенія Пресвятой Богородицы, содержащій въ себѣ не произведеніе изъ бездушнаго золота и дерева, но живую любовь къ Богу и братіи, и вразумившіе многихъ жить по-ангельски. Они — два неусыпно хранящія ока Господни, и черезъ нихъ исполнились на русской нашей Церкви слова Господни: «вразумлю тебя, наставлю тебя на путь, по которому тебѣ идти; буду руководить тебя, око Мое надъ тобою» (Псал. 31, 8). Они — два крыла голубиныя, посеребренныя чистотою и незлобіемъ, вознесшія многихъ туда, гдѣ почиваетъ Святый Духъ, являющійся въ образѣ голубиномъ. Они же — и два крыла орлиныхъ, данныя Невѣстѣ Христовой — Церкви, на которыхъ многіе возлетѣли ко зрѣнію Солнца правды. Они же, наконецъ, — и два мысленные сосца той же матери нашей, Церкви Христовой, сладостью, добродѣтелью которыхъ, какъ истиннымъ словеснымъ молокомъ, многіе возросли ко спасенію и, наставленные ихъ свѣтозарностью, вошли въ Царствіе Божіе воистину какъ бы путемъ млечнымъ, который въ небѣ, по объясненію ученыхъ, образуется черезъ соединеніе множества звѣздъ. Ревновавшіе путямъ этой достохвальной двоицы, во-первыхъ, игумены святой чудотворной лавры Печерской, Стефанъ и Никонъ, и подвизавшійся еще до существованія лавры Варлаамъ научатъ тебя, православный читатель, черезъ эту книгу (кромѣ другихъ, не столь удобныхъ для тебя подвиговъ) терпѣнію въ напастяхъ, потомъ Ефремъ научитъ ревности ко святымъ мѣстамъ, Исаія — умноженію вѣры, Даміанъ и также Прохоръ, Маркъ и Пименъ — посту, Іеремія наставитъ пребыванію въ монастырѣ, Матѳій — стоянію въ церкви, Исаій и Никита научатъ покаянію послѣ искушенія, Лаврентій — рвенію къ затворничеству, Алимпій — подвигу въ рукодѣліяхъ, Агапитъ — служенію больнымъ, Григорій — обращенію къ покаянію, Моисей и Іоаннъ — страданіямъ за чистоту, Ѳеофилъ — слезамъ, другой Пименъ — терпѣнію въ болѣзни, Ѳеодоръ и Василій — терпѣнію въ оклеветаніи, Спиридонъ и Никодимъ — псалмопѣнію, Евстратій и Кукша — страданію за Христа, Никонъ Сухій — терпѣнію въ плѣну, Аѳанасій — послушанію, покаянію и вѣрѣ къ святому Печерскому монастырю, Святоша — пренебреженію славою, Еразмъ — украшенію храмовъ, Ареѳа — благодаренію за похищеніе имущества, Титъ — любви, Нифонтъ — ревности о православіи, наконецъ, Несторъ, Симонъ и Поликарпъ научатъ тебя здѣсь, православный читатель, не только читать житія святыхъ, преподобныхъ и богоносныхъ отцовъ нашихъ печерскихъ, но также изображать ихъ и на самомъ себѣ добрыми дѣлами.

Усердно желаемъ, чтобы ты исполнилъ это и былъ вписанъ въ книгѣ жизни вѣчной.

Желающіе твоему благочестію благой временной и вѣчной жизни, твои богомольцы, иноки святой великой чудотворной лавры Печерской Кіевской.

Источникъ: Кіево-Печерскій патерикъ. Полное собраніе житій святыхъ въ Кіево-Печерской Лаврѣ подвизавшихся. (Составленъ тремя печерскими святыми: Несторомъ, лѣтописцемъ Печерскимъ, Симономъ, епископомъ Владимірскимъ и Суздальскимъ, и Поликарпомъ, архимандритомъ Печерскимъ.) — Изданіе второе, въ новомъ полномъ переводѣ Е. Поселянина. — М.: Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1900. — С. 5-20.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0