Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 23 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 21.

ПАТЕРИКИ

АѲОНСКІЙ ПАТЕРИКЪ
или жизнеописаніе святыхъ, на Святой Аѳонской горѣ просіявшихъ.

Сентября 20.
Страданіе святаго преподобномученика Иларіона
[1].

Не находя своему горю никакого исхода и притомъ будучи не въ состояніи переносить клевету, Іоаннъ впалъ въ отчаяніе. Во время такого мрачнаго состоянія его души, злокозненный врагъ — діаволъ внушилъ ему обратиться за помощью къ матери султана. Послушавшись внушенія діавола, Іоаннъ отправился во дворецъ, въ которомъ жила мать султана. Тамъ его представили къ Башъ-агѣ [2], которому Іоаннъ объявилъ свое горе, прося у него помощи. Башъ-ага обласкалъ Іоанна и между прочимъ сказалъ: великое я доставлю тебѣ счастье и на будущее время во всемъ буду помогать тебѣ, если ты увѣруешь въ Магомета. Несчастный юноша безъ всякаго разсужденія, увлекаемый обѣщаніями аги и мыслію, что наконецъ онъ расплатится съ хозяиномъ, подъ дѣйствіемъ діавольскаго внушенія, изъявилъ согласіе принять магометанскую вѣру. Услыша согласіе, Башъ-ага тотчасъ доложилъ султаншѣ, а та въ свою очередь извѣстила царя и несчастнаго отверженца немедленно пріобщила къ мусульманской вѣрѣ, совершивъ надъ нимъ гнусное обрѣзаніе; потомъ одѣвши въ придворное платье, приставила къ нему учителя, для обученія турецкой грамотѣ. По случаю этого событія, во дворцѣ въ этотъ день было великое торжество, а Башъ-ага, въ довершеніе общей радости, усыновилъ его и помѣстилъ въ число придворныхъ служителей.

Но однако это веселье недолго продолжалось: злобный и дерзкіи похититель недолго держалъ въ когтяхъ словесную овцу Христову, которую обольстительнымъ образомъ исторгъ изъ стада. Человѣколюбецъ Богъ, близкій всѣмъ ищущимъ и обращающимся къ Нему и всегда готовый подать руку помощи Его призывающимъ, и сему отверженнику явилъ Свою милость. Чрезъ три дня, когда онъ пришелъ въ себя, тьма и обаяніе начали исчезать отъ возсіявшаго въ его сердцѣ луча благодати Божіей, и онъ, познавъ свое заблужденіе, сталъ раскаяваться и положилъ твердое намѣреніе бѣжать изъ дворца, который отселѣ сталъ его тюрьмою. — Чрезъ 12 дней, Іоаннъ навсегда оставилъ дворецъ и, пришедши къ прежнему своему духовнику іеромонаху Симеону, жившему въ Бебеки (мѣстность въ Константинополѣ), вошелъ въ его комнату и радостно его привѣтствовалъ. Но духовникъ, не узнавая его, спросилъ: кто онъ и что ему надобно? — Я твой духовный сынъ, отвѣчалъ Іоаннъ.

Почему же на тебѣ турецкая, а не христіанская одежда?

О отче! за этимъ-то я и пришелъ къ тебѣ, чтобы очистить себя отъ этой скверной одежды. Потомъ началъ разсказывать ему все, съ нимъ случившееся, прося его мудраго совѣта и помощи, для спасенія себя отъ могущихъ быть за нимъ поисковъ.

Слыша искреннее раскаяніе Іоанна, духовникъ поскорбѣлъ вмѣстѣ съ нимъ о его паденіи, потомъ оставилъ его въ своемъ домѣ, а самъ пошелъ къ сосѣду русскому купцу, духовному своему сыну, посовѣтоваться съ нимъ объ дальнѣйшей участи Іоанна. Купецъ, какъ истинный христіанинъ, порадовался обращенію отверженника и сказалъ духовнику, чтобы онъ привелъ его къ нему, такъ какъ онъ намѣренъ отправить Іоанна въ Россію. И дѣйствительно, чрезъ два дня, Іоанна переодѣли въ русское платье и отправили въ Крымъ.

Пробывъ въ Крыму 10 мѣсяцевъ, Іоаннъ во все это время не обрѣлъ душевнаго покоя, его сердце тосковало и приходило въ трепетъ при мысли объ отреченіи отъ Христа, а потому для примиренія съ своею совѣстію и Богомъ, онъ рѣшился возвратиться въ Константинополь и тамъ вступить въ мученическій подвигъ.

Прибывши въ Константинополь, Іоаннъ пришелъ къ духовнику іеромонаху Симеону, разсказалъ ему, что во все время пребыванія въ Крыму, онъ не могъ примирить себя съ Богомъ и что тайная мысль подсказываетъ и преслѣдуетъ его, исповѣдать предъ турками христіанскую вѣру и очистить свое паденіе своею кровію, принявъ мученическую кончину. Но благоразсудительный духовникъ посовѣтовалъ ему не вдругъ вступать въ такой страшный подвигъ, а сперва отправиться на святую Аѳонскую гору и тамъ среди великихъ старцевъ приготовить себя къ страданію за Христа. Іоаннъ послушался добраго совѣта и вскорѣ отправился на Святую гору, и поселился въ Иверскомъ монастырѣ, гдѣ открылъ иверскимъ старцамъ какъ о себѣ, такъ и своемъ паденіи. Старцы, съ соболѣзнованіемъ выслушавъ Іоанна, посовѣтовали ему поступить въ Предтечевскій скитъ подъ руководство духовника Сергія; но Сергій не принялъ его къ себѣ, а послалъ въ скитъ святыя Анны къ іеромонаху Виссаріону, который, назадъ тому годъ, сопутствовалъ въ Митилинъ на подвигъ мученія преподобномученику Лукѣ.

Пришедши въ скитъ святыя Анны, Іоаннъ сперва обратился къ духовнику Меѳодію, которому разсказавши все съ нимъ случившееся несчастіе, просилъ его походатайствовать, чтобы іеромонахъ Виссаріонъ принялъ его въ число своей святой братіи.

Виссаріонъ, быть можетъ, желая испытать Іоанна: съ благимъ ли намѣреніемъ онъ желаетъ поступить къ нему въ ученики, сначала отказалъ ему, такъ что и просьбы духовника Меѳодія не подѣйствовали на старца. Іоаннъ же, во все это время стоя предъ нимъ, какъ осужденный, горькія проливалъ слезы, которыя наконецъ смягчили Виссаріона, и онъ согласился принять его къ себѣ, но только съ тѣмъ, чтобы объ этомъ никто не зналъ изъ постороннихъ.

Принявши подъ свое руководство Іоанна, Виссаріонъ повелъ его къ подвижничеству трудными и скорбными путями, а чрезъ нѣсколько времени для большаго безмолвія, заключилъ его на 40 дней въ однои келліи запустѣлаго скита святаго Василія Великаго, назначивъ ему правило для псалмопѣнія и молитвы. Но ненавистникъ добра діаволъ, желая воспрепятствовать начатой добродѣтельной жизни подвижника Христова, началъ наводить на него страхованія, особенно ночью; мечтанія вражескія увеличились настолько, что Іоаннъ не въ состояніи былъ болѣе переносить ихъ, и на 12-й день ночью бѣжалъ изъ своего затвора, и возвратился къ старцу, смиренно прося у него прощенія въ неисполненіи его воли, и умолялъ, чтобы Виссаріонъ далъ ему келлію подлѣ себя, на что старецъ согласился. Помѣстивши его въ келліи близъ себя, онъ назначилъ ему продолжать то же самое правило, которое онъ проходилъ въ келліи скита Василія Великаго, а въ пищу употреблять хлѣбъ и воду.

Спустя нѣсколько времени, Іоаннъ сталъ просить Виссаріона постричь его въ ангельскіи образъ, на что старецъ согласился и постригъ его въ монашество съ именемъ Иларіона. По принятіи иноческаго образа, Иларіонъ усугубилъ и подвиги, ревнуя во всемъ подвижникамъ Христовымъ, прежде до него бывшимъ, и приходилъ отъ силы въ силу, укрѣпляя свою душу постомъ, бдѣніемъ и молитвою.

Однажды читая новый мартирологій, Иларіонъ сильно воспламенился духомъ, и у него родилось непреодолимое желаніе пострадать за Христа, на что и просилъ благословенія у Виссаріона. Но старецъ возбранилъ ему, а совѣтовалъ хорошенько испытать себя, сказавъ, что, быть можетъ, родившееся у тебя желаніе произошло по внушенію діавола, желающаго смутить твою душу и, отторгши отъ руководства духовнаго отца, ввергнуть въ своеволіе. Но Иларіонъ еще убѣдительнѣе сталъ просить и умолять старца благословить его на мученическій подвигъ, и оставался въ своемъ намѣреніи и рѣшительности непоколебимымъ. Старецъ хотя и видѣлъ, что это желаніе произошло у него отъ благодати Божіей, но не довѣряя себѣ, посовѣтовался съ духовникомъ Меѳодіемъ и со своимъ старцемъ Іоасафомъ, которые всѣ вмѣстѣ начали убѣждать Иларіона оставить свое намѣреніе и въ безмолвіи устроивать свое спасеніе; но Иларіонъ со слезами началъ ихъ просить отпустить его на страдальческій подвигъ. Видя твердость мысли, старцы рѣшились преподать Иларіону благословеніе на великій и страшный подвигъ, пострадать за исповѣданіе имени Іисуса Христа.

Слыша согласіе опытныхъ мужей, Иларіонъ обрадовался и, падши къ ногамъ Виссаріона, сталъ просить его, чтобы онъ сопутствовалъ ему на мученіе, подобно тому, какъ онъ сопутствовалъ преподобномученику Лукѣ. Но Виссаріонъ началъ отклонять отъ себя его просьбу, ссылаясь на то, что Лука былъ настолько юнъ (16 лѣтъ), что имѣлъ нужду въ сопутствіи и подкрѣпленіи, а тебѣ, говорилъ онъ, 26 лѣтъ, и ты въ совершенномъ возрастѣ, а потому мое сопутствіе будетъ излишнее, духъ же мой и моя грѣшная о тебѣ молитва неразлучны будутъ съ тобою.

Иларіонъ, слыша несоизволеніе старца быть ему спутникомъ и утѣшителемъ на пути мученичества, горько залился слезами, которыя привели всѣхъ въ умиленіе, такъ что старцы, Меѳодій и Іоасафъ стали просить Виссаріона исполнить желаніе Іоанна. Тронутый просьбою старцевъ, Виссаріонъ согласился и вскорѣ сталъ приготовляться въ путь. Въ это время на Аѳонѣ былъ бывшій вселенскій патріархъ Григорій, которому Виссаріонъ объявилъ тайно о своемъ дѣлѣ. Святитель порадовался его доброму произволенію, вознесъ о мученикѣ святительскую молитву и, снабдивши Виссаріона рекомендательными письмами къ одному своему другу, преподалъ ему благословеніе въ путь.

10-го сентября, Виссаріонъ съ Иларіономъ оставили Святую гору и, будучи управляемы рукою Вседержителя, 16-го дня того же мѣсяца, въ пятницу, прибыли благополучно въ Константонополь. На другой день старецъ пріобщилъ Иларіона запасными святыми Христовыми Тайнами, которыя взялъ съ собою и хранилъ при себѣ въ дароносицѣ. Ночь съ субботы на воскресенье провели они въ бдѣніи и молитвѣ. Въ ночь сію совершаемо было бдѣніе за старца Виссаріона и за святаго мученика и въ скиту св. Анны, такъ какъ Иларіонъ, отправляясь въ Константинополь, просилъ, чтобы въ слѣдующее воскресенье совершили о нихъ бдѣніе, а потомъ во всю седмицу каждодневно отправлялось бы въ храмѣ Божіемъ молебствіе, дабы Господь помогъ благополучно подвигомъ добрымъ подвизаться, вѣру соблюсти и теченіе совершить съ благимъ концемъ.

Для укрѣпленія мученика, Господь открылъ ему во снѣ все то, что съ нимъ должно случиться. По утру Иларіонъ разсказалъ старцу о снѣ и указалъ мѣсто, гдѣ ему отрубятъ голову, потомъ предсказалъ, что тѣло его, имѣющее быть во власти турокъ, христіане выкупятъ и что старецъ самъ своими руками погребетъ его, — все это въ дѣйствительности и исполнилось, какъ увидимъ о семъ ниже.

Въ воскресенье старецъ еще разъ пріобщилъ Иларіона святыхъ Таинъ, потомъ одѣлъ его въ турецкую одежду и проводилъ до дворца, въ которомъ Иларіонъ отвергся Христа.

Пришедши во дворецъ, мученикъ явился къ Башъ-агѣ и, показывая видъ какъ будто бы онъ обрадовался, видя усыновившаго его отца, поцѣловалъ его руку. Башъ-ага, увидя Иларіона, началъ распрашивать, гдѣ онъ столько времени пропадалъ (16 мѣсяцевъ), и почему онъ теперь не въ придворной одеждѣ, въ которой былъ до этого?

Я ѣздилъ въ Россію, отвѣчалъ мученикъ, а такъ какъ на путевые расходы не хватило у меня денегъ, то я оную продалъ и купилъ себѣ попроще. Потомъ вдругъ перемѣнилъ разговоръ и тихимъ голосомъ началъ говорить агѣ: не скрою отъ тебя, господинъ мой, за чѣмъ я пришелъ сюда, дѣло вотъ въ чемъ: сдѣлавшись туркомъ, я только и наслаждался покоемъ три дня, но послѣ этого, когда обманъ обнаружился предо мною во всей своей наготѣ и я пришелъ въ сознаніе, то сильно началъ раскаяваться въ моемъ заблужденіи, а чрезъ 12 дней убѣжалъ изъ этого дворца и уѣхалъ на кораблѣ въ Россію. Много пролилъ я слезъ, много тосковала моя душа, не находя мира и той святости, которыя были прежде, а такъ какъ я убѣдился, что ваша вѣра есть не что иное, какъ прелесть и обманъ, а христіанская — истинная и спасительная, поэтому, оставивши заблужденіе и опять сдѣлавшись христіаниномъ, я проклинаю вашу вѣру со всею вашею мнимою святынею и обрядами.

Слыша столь оскорбительныя слова, ага хотѣлъ остановить мученика отъ дальнѣйшаго разговора, но Иларіонъ просилъ его благодушно выслушать до конца и между прочимъ продолжалъ: много получилъ я отъ тебя благодѣяній, не исключая и того, что ты сдѣлалъ меня своимъ сыномъ и приблизилъ къ царю. Не желая остаться неблагоадрнымъ за твои милости и вниманіе, умоляю тебя, послушай моего совѣта: пойдемъ въ Россію, гдѣ ты примешь христіанскую вѣру и спасешь свою душу для жизни вѣчной, а я неотлучно буду пребывать съ тобою и служить тебѣ, какъ отцу, до самой моей смерти. Лучше этой благодарности я не нахожу другой, которая бы ее превосходила.

Выслушавъ Иларіона, Башъ-ага пришелъ въ ярость и началъ бить его чубукомъ до тѣхъ поръ, пока оный не изломался въ куски; при этой тревогѣ на шумъ собрались многіе изъ придворныхъ служителей. Но мученикъ, благодушно вытерпѣвъ побои, съ кротостію отвѣчалъ своему мучителю: такую ли ты воздаешь мнѣ благодарность за то, что я тебѣ посовѣтовалъ оставить тьму и прійти къ истинному свѣту, вмѣсто того, чтобы воздать мнѣ справедливую благодарность, ты немилостивно началъ бить меня?

Башъ-ага, отъ ярости и почти не вѣря своимъ глазамъ, что на самомъ дѣлѣ все это происходитъ въ дѣйствительности, спросилъ мученика:

Что это, несчастный, сдѣлалось съ тобой?

Да, дѣйствительно со мною сдѣлалось чудо, что Тотъ, Котораго я предъ тобою отвергся, по человѣколюбію Своему опять принялъ меня въ Свое наслѣдіе. Божественная Его благодать коснулась моего сердца и я теперь проклинаю вашу вѣру со всѣми вашими обрядами; говоря это, онъ сбросилъ съ головы повязку, началъ попирать ее ногами, а на голову надѣлъ иноческую скуфью, которую имѣлъ за пазухой.

Видя все это, ага кипѣлъ яростію; при этомъ желая, во что бы то ни стало, уговорить мученика отвергнуться Христа, началъ ласкать, уговаривать и обѣщалъ исходатайствовать великія почести, но страдалецъ остался непоколебимъ на всѣ лестныя его обѣщанія. Не получивъ отъ мученика согласія и видя его непреклоннымъ на всѣ обѣщанія, ага отослалъ его къ адъютанту султанши, предъ которымъ святый мученикъ не только не отвергся Христа, но ещо сталъ уговаривать и его принять христіанскую вѣру.

Послѣ этого отослали мученика къ Бостанжи-пашѣ, начальнику дворцовой стражи, который началъ склонять страстотерпца Христова къ отреченію отъ христіанской вѣры сперва ласками и разными обѣщаніями, но видя во всемъ себя побѣжденнымъ, приказалъ его мучить. Мученіе состояло въ растяженіи составовъ и ломаніи членовъ, но мученикъ, имѣя въ своихъ страшныхъ мукахъ помощника, укрѣпляющаго его, Христа, мужественно и терпѣливо переносилъ всѣ эти страданія. Послѣ этого тяжкаго мученія отправили его въ Капти пашѣ, который страдальца Христова подвергъ три раза наказанію, такъ называемой фалангѣ [3], а послѣ онаго, забивши ноги въ колоды, бросили въ мрачную темницу. Находясь въ темницѣ, Христовъ мученикъ сподобился причаститься святыхъ Таинъ, которыя были переданы наблюдавшимъ за нимъ старцемъ, чрезъ одного благочестиваго христіанина.

На третій день во вторникъ, когда въ Портѣ былъ государственный совѣтъ, тогда въ оный представили и мученика, какъ подсудимаго, требующаго строгаго наказанія.

Какъ только святый Мученикъ вошелъ въ присутствіе, то не выжидая, пока его спросятъ, обратился къ судьямъ и сказалъ:

Прошу, господа судьи, выслушать меня: всего только третій день, какъ я пріѣхалъ въ Константинополь, чтобы достойнымъ образомъ отблагодарить своего благодѣтеля, Башъ-агу, за его обо мнѣ покровительство, и предложилъ ему вмѣстѣ со мною ѣхать въ Россію, чтобы тамъ онъ принялъ христіанскую вѣру, но онъ оказался на столько неблагодарнымъ, что за все это не только самъ избилъ меня, но даже выдалъ меня немилосерднымъ мучителямъ, отъ которыхъ я принялъ столько мученіи.

Кто ты? спросилъ его предсѣдатель.

Христіанинъ, отвѣчалъ мученикъ.

Читай салавати (т. е. исповѣданіе вѣры мусульманской), грозно замѣтили ему другіе.

Да будетъ проклята ваша мусульманская вѣра, громко и безбоязненно сказалъ святый Иларіонъ, дѣлайте со мною, что хотите, рѣжьте, стружите мое тѣло, но ничто не можетъ меня отвратить отъ любви и вѣры въ Господа моего Іисуса Христа.

Несчастный! давно ли ты самъ добровольно исповѣдывалъ нашу вѣру, тебя никто къ оной не принуждалъ; ты самъ добровольно принялъ ее, а теперь отрекаешься.

Да, дѣйствительно, я это сдѣлалъ, но сдѣлалъ по своему неразумію, по стѣсненнымъ обстоятельствамъ; главный же виновникъ всему тому злу діаволъ, который обольстилъ меня чрезъ своихъ служителей, но когда я увидѣлъ и позналъ истину, и свое заблужденіе, оставилъ тьму и пришелъ къ свѣту. А потому совѣтую и вамъ оставить ваше заблужденіе и ложнаго пророка Магомета, увѣровать въ Искупителя нашего Іисуса Христа, и наслѣдовать царство небесное и жизнь вѣчную.

Судьи, видя непоколебимость мученика, осудили отрубить ему голову, что въ тотъ же день было и исполнено.

Когда привели святаго мученика на мѣсто казни, на то самое, о которомъ предсказалъ онъ своему старцу, страдалецъ Христовъ преклонилъ колѣна и простеръ шею къ усѣченію. Тяжелый мечъ палача опустился и мученическая глава отдѣлилась отъ тѣла, изъязвленнаго тяжкими побоями, а святыя уста шевелились, читая символъ православныя вѣры, — такъ, какъ было ему заповѣдано іеромонахомъ Виссаріономъ, чтобы онъ въ то самое время, когда преклонитъ подъ мечъ голову, читалъ исповѣданіе вѣры. Такимъ образомъ совершилась мученическая кончина святаго Иларіона, сентября 20-го дня, 1804 года, во вторникъ въ 6-мъ часу пополудни, а святая его душа нынѣ радуется въ ликѣ пострадавшихъ за исповѣданіе имени Іисуса Христа.

Какъ только обезглавленъ былъ преподобномученикъ Иларіонъ, тотчасъ дано было извѣстіе однимъ христіаниномъ Николаемъ, тщательно наблюдавшимъ за ходомъ всего дѣла, іеромонаху Виссаріону, который немедленно и съ великою радостію пошелъ на мѣсто казни видѣть мощи святаго мученика, ученика своего. Отсюда онъ отправился въ патріархію и обратился къ протосинкелу Іоанникію съ просьбою, чтобы онъ своимъ убѣдительнымъ словомъ подвигнулъ христіанъ выкупить у турецкой стражи святыя мощи мученика, такъ какъ уже носились слухи, что турки, по истеченіи узаконеннаго срока (3-хъ дней), рѣшили мощи мученика сжечь или бросить въ море. Протосинкелъ, выслушавъ старца, прославилъ Бога, укрѣпившаго святаго страстотерпца, охотно согласился исполнить его желаніе и немедленно извѣстилъ о семъ нѣкоторыхъ благоговѣйныхъ христіанъ, которые и выкупили святое тѣло изъ рукъ алчной стражи.

Получивъ многострадальное тѣло преподобномученика Иларіона, старецъ Виссаріонъ честно и съ псалмопѣніемъ совершилъ погребеніе онаго на островѣ Протѣ, въ церкви Преображенія Господня, подлѣ мученика Димитрія Хіосскаго, который, назадъ тому три года, пострадалъ за имя Христово. Исподнее же платье и часть волосъ съ головы преподобномученика Иларіона благочестивые христіане раздѣлили между собою въ освященіе.

Но судьбамъ Божіимъ благоугодно было тотчасъ же прославить мощи мученика чудесами, такъ какъ Господь говоритъ въ Священномъ Писаніи: прославляющіи Мя прославлю (1 Цар. 2, 30); посему и Своего угодника началъ прославлять чудесами.

Такъ во все время (3 дня), въ которое тѣло мученика оставалось на поверхности земли непогребеннымъ, не только не потерпѣло разрушенія отъ дѣйствія воздуха, но оставалось невредимо, бѣло и не издавало смертнаго запаха. Одинъ христіанинъ, прибывшій по усердію изъ Константинополя на о. Проти на погребеніе тѣла мученика Христова, издавна страдалъ хроническою болѣзнію, но движимый чувствомъ благоговѣнія и усердія къ святому, хотя и съ большимъ трудомъ, пришелъ поклониться угоднику Божію, за что и не остался безъ награжденія, ибо какъ только облобызалъ святыя мощи, тотчасъ сдѣлался здоровымъ, какъ будто бы никогда и не былъ больнымъ.

Одинъ благочестивый константинопольскій христіанинъ Константинъ, питая глубокое уваженіе къ старцу Виссаріону, попросилъ его къ себѣ въ домъ для благословенія его семейства. Старецъ исполнилъ просьбу, пришелъ въ его домъ и, когда подошла подъ благословеніе младшая его дочь Александра, 8-ми лѣтъ, имѣвшая въ себѣ сокровеннаго бѣса, Виссаріонъ поднялъ руку для благословенія. Въ этотъ моментъ бѣсъ сотрясъ несчастную, бросилъ о земь, потомъ изо рта начала точиться пѣна и она сдѣлалась, какъ мертвая. Жалкое было зрѣлище! Юное существо, лишь только еще вступило въ жизнь, уже было похищено душегубцемъ, который основалъ въ ней себѣ жилище. Подошедши къ несчастной, Виссаріонъ перекрестилъ больную одеждою съ власами святаго мученика Иларіона, и вмѣстѣ съ тѣмъ сказалъ: «святый Иларіоне, помози мнѣ въ часъ сей!» и еще старецъ не успѣлъ кончить изображенія на ней крестнаго знаменія, дѣвица изблевала часть крови и востала съ земли совершенно здоровою. Отецъ, видя дочь свою здоровою, прославилъ святаго мученика, и съ тѣхъ поръ ежегодно праздновалъ съ вѣрою и благоговѣніемъ память преподобномученика Иларіона. Вскорѣ послѣ этого чуда, іеромонахъ Виссаріонъ отправился на Святую гору, куда при помощи Божіей чрезъ два дня прибылъ благополучно.

По прошествіи болѣе года, Господь Богъ, прославляемый чрезъ святыхъ Своихъ, благоволилъ еще совершить чудо чрезъ святаго Иларіона. Такъ у помянутаго Константина былъ другъ, у котораго заболѣло дитя; болѣзнь приняла быстрое теченіе, такъ что врачи приговорили его къ смерти, не находя никакихъ вещественныхъ средствъ къ уврачеванію лютой болѣзни. Узналъ объ этомъ Константинъ и, взявъ хранимыя у него частицы крови и власовъ преподобномученика Иларіона, пришелъ въ домъ своего друга, возложилъ на дитя эту святыню, и умирающее дитя тотчасъ зашевелилось, обнаруживая этимъ признакъ жизни, а потомъ вскорѣ совершенно выздоровѣло. Молитвами и предстательствомъ святаго преподобномученика Иларіона, да сподобимся и мы получить царство небесное отъ Христа и Бога, Которому подобаетъ честь и слава, всегда, нынѣ п присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Съ рукописи скита святыя Анны.
[2] Начальникъ надъ агами.
[3] Для наказанія, такъ называемой фалангой, употреблялся слѣдующій приборъ: къ круглому дереву, извѣстной длины, прикрѣпляются веревки, которыми туго притягиваются къ дереву обнаженныя ноги наказываемаго и поднимаются вверхъ, послѣ чего по подошвамъ бьютъ гибкими прутьями.

Источникъ: Аѳонскій патерикъ или жизнеописаніе святыхъ, на Святой Аѳонской горѣ просіявшихъ. Часть II-я. — Изданіе седьмое, исправленное и переработанное, иждивеніемъ Русскаго Пантелеимонова монастыря на Аѳонѣ. — М.: Типо-Литографія И. Ефимова, 1897. — С. 178-191.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0