Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 24 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 18.

МѢСЯЦЕСЛОВЪ

Сергѣй Васильевичъ Булгаковъ.

Булгаковъ, Сергѣй Васильевичъ — духовный писатель, родился въ 1859 г., воспитанникъ Московской духовной академіи. Состоялъ преподавателемъ въ Харьковской духовной семинаріи; съ 1901 по 1911 годы былъ инспекторомъ классовъ Харьковскаго института благородныхъ дѣвицъ. Труды Булгакова: «Образцы святоотеческой и русской проповѣди» (опытъ гомилетической хрестоматіи; Харьковъ, 1887); «Практическое руководство къ совершенію богослуженія Православной Церкви» (Харьковъ, 1893), «Мѣсяцесловъ и Тріодионъ Православной Церкви» (5 вып., Харьковъ, 1898), «Настольная книга для священно-церковно-служителей» (1-е изд., Харьковъ, 1892; 2-е изд., Харьковъ, 1900; 3-е изд., Кіевъ, 1913).

Мѣсяцесловъ С. В. Булгакова

С. В. Булгаковъ.
Мѣсяцесловъ Православной Церкви.

Мѣсяцъ Сентябрь.
День двадцать пятый.

Пр. отца нашего Сергія игумена, Радонежскаго чудотворца.

Пр. Сергій, въ мірѣ Варѳоломей, происходилъ отъ благочестивыхъ Ростовскихъ бояръ Кирилла и Маріи. Еще будучи младенцемъ, онъ не бралъ сосцевъ матери, когда она питалась мясною пищею, и вовсе оставался безъ пищи по средамъ и пяткамъ недѣли. Семи лѣтъ онъ отданъ былъ обучаться грамотѣ. Отрокъ всей душой жаждалъ ученія, но грамота на первыхъ порахъ не давалась ему. Скорбя объ этомъ, онъ днемъ и ночью молилъ Господа, чтобы Онъ открылъ ему дверь разумѣнія книжнаго. Однажды въ полѣ, куда благочестивый отрокъ пошелъ, по приказанію отца, отыскивать коней, онъ увидѣлъ подъ дубомъ незнакомаго старца-черноризца, саномъ пресвитера. Старецъ молился; отрокъ подошелъ къ нему и повѣдалъ скорбь своей души. Сочувственно выслушавъ мальчика, старецъ началъ молиться о просвѣщеніи дитяти свыше, затѣмъ, доставъ ковчежецъ, вынулъ малую частицу просфоры и, благословивъ ею Варѳоломея, сказалъ: «возьми, чадо, и съѣшь: сіе дается тебѣ въ знаменіе благодати Божіей и разумѣнія Свящ. Писанія». Благодать эта дѣйствительно чудеснымъ образомъ сообщилась отроку: ему даны были отъ Господа память и разумѣніе, и онъ сталъ способенъ къ изученію книжной премудрости. Съ дѣтства пр. Сергій упражнялся въ подвигахъ благочестія, соблюдая строгое воздержаніе, удаляясь отъ дѣтскихъ игръ и развлеченій, пребывая въ молитвѣ, такъ что въ немъ «прежде принятія иноческаго образа видѣнъ былъ совершенный инокъ». Онъ былъ скроменъ, тихъ и молчаливъ, со всѣми кротокъ и ласковъ, никогда не раздражался и обнаруживалъ совершенную покорность волѣ родителей. Обыкновенно онъ вкушалъ только хлѣбъ и воду, а въ постные дни совершенно воздерживался отъ пищи. На 15 году жизни пр. Сергія его родители переселились въ Радонежъ (въ 10 вер. отъ нынѣшней Троицкой лавры) и лѣтъ черезъ 5, одинъ вскорѣ послѣ другаго, мирно отошли ко Господу, предварительно принявъ постриженіе въ иночество (см. Хотьковскій мон., Москов. еп.). По смерти родителей, пр. Сергій, презрѣвъ «тлѣнную славу», «міра красоту и сладость временную», и больше всего возлюбивъ «монашеское житіе», отдалъ скудное наслѣдство, оставшееся послѣ родителей, младшему брату Петру, ушелъ въ глубину лѣса и тамъ, въ 10 верстахъ отъ Радонежа, при рѣчкѣ Кончурѣ, поселился съ овдовѣвшимъ и принявшимъ иночество братомъ своимъ Стефаномъ. Братья своими руками нарубили лѣса, построили сначала шалашъ, потомъ келью, и, наконецъ, малую церковь, которая, съ разрѣшенія митр. Ѳеогноста, была освящена во имя Живоначальныя Троицы. Такъ положено было начало знаменитой и славной обители пр. Сергія. Стефанъ недолго прожилъ въ пустынѣ и удалился въ Москву въ Богоявленскій монастырь. Оставшись одинъ и принявъ (въ 1337 г.) иноческій санъ отъ игумена Митрофана, пр. Сергій еще болѣе углубился въ себя и предался молитвѣ и покаянію. Полнота внутренняго міра его души замѣняла для него покинутый имъ міръ съ его обманчивыми прелестями жизни. Чувство глубокаго смиренія наполняло его душу среди тѣхъ подвиговъ, которые онъ переносилъ. «Шествуя тѣснымъ путемъ», онъ велъ борьбу съ плотію и изнурялъ свое тѣло трудами и постомъ. Живя въ совершенномъ одиночествѣ, онъ твердою вѣрою, «частыми бдѣніи и молитвами» угашалъ «угліе страстей», искоренялъ самое «терніе» грѣховныхъ помысловъ и разрушалъ «навожденія бѣсовскія и невидимыхъ враговъ коварствія». Мимо кельи преподобнаго пробѣгали цѣлыми стаями волки и проходили медвѣди, но ни одинъ изъ нихъ не причинялъ ему вреда. Между прочимъ, однажды св. пустннникъ далъ пришедшему къ его кельѣ медвѣдю хлѣба, и съ тѣхъ поръ медвѣдь постоянно приходилъ къ пр. Сергію, который всегда дѣлилъ съ нимъ послѣдній кусокъ, а иногда отдавалъ ему и весь хлѣбъ, а самъ оставался безъ пищи. Около двухъ лѣтъ прожилъ пр. Сергій въ совершенномъ уединеніи, среди многотрудныхъ трудовъ и подвиговъ иноческаго житія, всевозможнаго рода лишеній и въ борьбѣ съ искушеніями діавола. Затѣмъ къ нему стали собираться иноки, желавшіе подъ его руководствомъ служить Господу. Пр. Сергій всѣхъ принималъ съ любовію, своимъ житіемъ подавая братіи высокій примѣръ добродѣтели. Самъ Богъ въ видѣніи множества прекрасныхъ птицъ, слетѣвшихся въ монастырь пр. Сергія, утѣшилъ его надеждою умноженія братіи и процвѣтанія его обители. Въ 1354 г. общимъ голосомъ братіи пр. Сергій избранъ былъ игуменомъ братіи и посвященъ въ священный санъ въ Переяславлѣ Аѳанасіемъ, епископомъ Волынскимъ. Стоя на стражѣ обители, игуменъ Сергій былъ живымъ примѣромъ всѣхъ иноческихъ добродѣтелей: онъ самъ рубилъ дрова, носилъ воду, пекъ просфоры, одѣвался всегда бѣдно, въ простую холщевую одежду, покрытую заплатами, которой не хотѣлъ надѣть никто изъ братіи. Работая больше всѣхъ, онъ въ то же время для всѣхъ служилъ образцемъ смиренія, успѣвая каждому оказать услугу во-время, къ каждому приходя на помощь въ его трудѣ. Проводя день въ молитвѣ и трудахъ, игуменъ Сергій ночью обходилъ кельи монаховъ и, если замѣчалъ что-нибудь несогласное съ монашескими обѣтами, на другой день призывалъ провинившагося и кротко увѣщевалъ его. По свидѣтельству его ученика Епифанія, «во всемъ онъ былъ первый и послѣдній, и никто не могъ сравняться съ нимъ; для всѣхъ и навсегда онъ останется образцемъ монашескаго совершенства». Юная обитель много терпѣла отъ матеріальнаго недостатка. При свѣтѣ березовой лучины приходилось пр. Сергію отправлять божественную службу, въ деревянномъ сосудѣ совершать св. Тайны причащенія, въ крашенинныхъ ризахъ стоять у престола за Божественной литургіей, но и при такомъ видимомъ убожествѣ пр. Сергій такъ былъ богатъ благодатію Святаго Духа, что сами ангелы сослужили ему при священнодѣйствіи. Случалось также, что ни у кого изъ братіи не было и куска хлѣба и всѣмъ приходилось голодать долгое время; но и въ этомъ случаѣ пр. Сергій, стремясь утвердить въ нихъ непоколебимую надежду на всесильную помощь Божію, строго запрещалъ имъ выходить изъ монастыря для собиранія подаяній на обитель. Твердое упованіе на милость Божію не посрамляло пр. игумена. Въ минуты годода, когда братія бывала близка къ отчаянію, Господь возбуждалъ христолюбцевъ, которые въ изобиліи присылали въ монастырь хлѣба и всего съѣстнаго. Одушевляясь древнимъ примѣромъ пр. Ѳеодосія Печерскаго, пр. Сергій ввелъ общежительный уставъ въ своей обители. Никто изъ братіи не имѣлъ ничего собственнаго, а все было общимъ, каждый получалъ изъ общихъ братскихъ средствъ все нужное, и всѣ участвовали одинаково во всѣхъ монастырскихъ работахъ. Святая жизнь пр. Сергія, неутомимое трудолюбіе и суровое воздержаніе иноковъ все болѣе и болѣе обращали на себя общее вниманіе современниковъ, и слава Сергіевой обители стала распространяться всюду по землѣ русской. Многіе изъ бояръ и князей, духовныхъ дѣтей пр. Сергія, приносили ему часть отъ имѣній своихъ на устроеніе монастыря, что дало возможность выстроить новую, болѣе просторную церковь. Несмотря на постоянно увеличивавшіяся средства монастыря, игуменъ Сергій и его братія продолжали вести бѣдную, трудовую жизнь. Получая богатыя пожертвованія, пр. Сергій употреблялъ ихъ на дѣла широкой благотворительности. Особенную отеческую любовь проявлялъ пр. Сергій къ сирымъ, убогимъ, нищимъ и ко всѣмъ странникамъ, приходившимъ въ его обитель. Въ годины народныхъ бѣдствій онъ отворялъ житницы своей обители и кормилъ голодающихъ. Митрополитъ Московскій св. Алексій, чувствуя скорую кончину свою, желалъ видѣть преемникомъ себѣ пр. Сергія, но смиренный игуменъ счелъ себя недостойнымъ принять святительскій санъ. За святую жизнь и дивные подвиги пр. Сергій получилъ отъ Господа даръ прозорливости (сн. 26 апр.) и чудотворенія, исцѣляя «различныя недуги» и прорицая «яко настоящая будущая». Св. прозорливецъ благословилъ вел. кн. Димитрія Донского и въ лицѣ его все православно-русское воинство на битву съ Мамаемъ, далъ ему двухъ иноковъ — Александра Пересвѣта и Андрея Ослабю (см. Симоновъ мон., Моск. еп.), и предсказалъ князю побѣду надъ татарами (см. 25 окт.). Подъ конецъ своей жизни пр. Сергій удостоенъ былъ чуднаго посѣщенія Божіей Матери, Которая съ апп. Петромъ и Іоанномъ явилась ему въ келью, окруженная лучезарнымъ свѣтомъ, и утѣшила его радостнымъ обѣтованіемъ будущаго процвѣтанія насажденной имъ иноческой обители (сн. 5 мая). «Яко безплотенъ поживъ» на землѣ, пр. Сергій, за 6 мѣсяцевъ до своей кончины предувѣдомленный особымъ откровеніемъ о времени своего отшествія изъ міра, предалъ блаженный духъ свой Господу, въ 1392 г., послѣ 78-лѣтней своей жизни. Чрезъ 30 лѣтъ св. мощи его обрѣтены были нетлѣнными. Св. Церковь восхваляетъ пр. Сергія, какъ «на земли ангела и на небеси человѣка Божія», «наставника монаховъ», содѣлавшаго «пустыню яко градъ», «ангеловъ собесѣдника», «преподобныхъ сожителя», «постниковъ похвалу», «добраго пастыря и учителя», «поборника, предстателя и подателя благочестія», «утѣшителя печальныхъ» [1]. Въ 1892 г. исполнилось 500-лѣтіе со дня кончины пр. Сергія, и основанная имъ обитель праздновала это 500-лѣтіе съ особенной торжественностію. См. 5 іюля.

Примѣчаніе:
[1] Между святыми мужами и подвижниками Русской Церкви пр. Сергій безспорно имѣетъ выдающееся значеніе и его имя въ исторіи русскаго монашества стоитъ наравнѣ съ именами препп. Антонія и Ѳеодосія Печерскихъ, основателей и законоположниковъ иноческаго житія на Руси. Пр. Сергій былъ не только великій подвижникъ, но и отецъ иноческаго житія въ Московской Руси временъ монгольскаго ига. Онъ былъ возстановителемъ русскаго иночества послѣ того, какъ оно упало у насъ предъ разореніемъ Руси монголами; ему обязано своимъ возрожденіемъ монашеское общежитіе въ Московской Руси. Нѣкоторые монастыри, кромѣ Троицкаго, преподобный основалъ самъ (Киржачскій и Благовѣщенскій, Владимірской губерніи, Дубенскій и Стромынскій, Московской губерніи, Дубенскій — Успенскій, Владимірской губерніи, — нынѣ несуществующія), десятки монастырей были основаны учениками пр. Сергія, съ его благословенія (см., напр., 10 янв., 11 февр., 11 и 25 апр., 4 и 13 іюн., 20 іюл., 7 окт., 3 дек., Голутвинъ и Высоцкій мон. Моск. еп.). Во всѣхъ этихъ монастыряхъ строго хранились завѣты великаго наставника иноковъ — пр. Сергія и, по его руководству, вводился общежительный уставъ. Личное вліяніе преподобнаго на своихъ учениковъ и собесѣдниковъ было настолько могущественно, что онъ, какъ солнце русскаго монашества, всегда былъ окруженъ цѣлымъ соборомъ иноковъ — спутниковъ, тяготѣвшихъ къ нему и отъ него заимствовавшихъ свой свѣтъ. Проводили ли ученики пр. Сергія отшельническую жизнь, созидали ли они новые общежительные монастыри на дальнемъ сѣверѣ, или только становились настоятелями кѣмъ-либо другимъ построенныхъ монастырей, — въ сущности всѣ они служили одной и той же цѣли: распространяли, продолжали, упрочивали дѣло, начатое пр. Сергіемъ. Возбужденные примѣромъ своего учителя, воодушевленные любовію къ нему, они всюду насаждали сѣмена истиннаго монашества, завѣщаннаго пр. Сергіемъ. Велико было вліяніе пр. Сергія на современниковъ и въ религіозно-нравственномъ отношеніи. Къ нему приходили князья и бояре за совѣтомъ и благословеніемъ въ важныхъ дѣлахъ государственныхъ, общественныхъ и семейныхъ; іерархи россійскіе просили у него совѣта и руководительства въ своемъ многотрудномъ служеніи; густою волною шли къ преподобному простые люди за благословеніемъ, наставленіемъ и просвѣщеніемъ. У ногъ преподобнаго слагали приходящіе къ нему свои скорби, печали и тугу душевную; получали отъ него утѣшеніе и уходили съ облегченнымъ сердцемъ, — людьми новыми переродившимися. А живые примѣры истинно христіанской жизни, производя обаятельное, неотразимое впечатлѣніе на всякаго, приходившаго въ обитель пр. Сергія, глубоко запечатлѣвались въ душѣ каждаго и становились для него путеводной звѣздой. Но, помимо служенія Церкви, пр. Сергій принялъ на себя и завѣщалъ своей обители другой великій подвигъ служенія государству. Тогда было время труднаго для народа политическаго объединенія Русскаго государства, время тяжелой татарской неволи и польскихъ притязаній. Въ эту-то годину несчастій земли Русской пр. Сергій въ своей личности и въ своей жизни далъ Русскому народу тотъ идеалъ, который помогъ ему сознательнѣе отнестись къ своей родинѣ и ея дорогимъ интересамъ. Св. Антоній и Ѳеодосій — на югѣ, а пр. Сергій — на сѣверѣ, утвердили Русскій народъ въ православной вѣрѣ и чувствѣ національноі самобытности. Древняго Московскаго государства нельзя представить безъ того, чтобъ не коснуться при этомъ мыслію пр. Сергія и его обители. Самъ пр. Сергій всегда былъ совѣтникомъ Московскихъ великихъ князей относительно «земскаго строенія» и другихъ важныхъ государственныхъ дѣлъ. Пр. Сергій глубоко былъ проникнутъ сознаніемъ важности и необходимости для Руси единодержавія. Въ немъ онъ видѣлъ спасеніе Руси отъ тѣхъ бѣдъ, въ какія она повергнута была раздробленіемъ ея на удѣлы. При его участіи и дѣятельномъ содѣйствіи власть великаго князя Московскаго возвышается и развивается идея единодержавія. Смиренный игуменъ съ посохомъ въ рукѣ самъ ходилъ въ Ростовъ, Нижній-Новгородъ, Тверь, Рязань, чтобы примирить враждующихъ между собою князей и подчинить ихъ великому князю Московскому. Самые опасные враги великаго князя смирялись, уступая убѣжденіямъ пр. Сергія. Никто не могъ примирить безпокойнаго Олега Рязанскаго съ великимъ княземъ. Только кроткія увѣщанія пр. игумена Радонежскаго смирили его: «и взя Олегъ съ великимъ княземъ Димитріемъ вѣчный миръ и любовь въ родъ и родъ», говоритъ лѣтописецъ. Первый государственный документъ, которымъ уничтожался старый удѣльный порядокъ престолонаслѣдія въ великомъ московскомъ княжествѣ, — право старшаго въ роду, — и замѣнялся новымъ, — отъ отца къ старшему сыну, — духовное завѣщаніе Димитрія Донскаго, — подписанъ пр. Сергіемъ. Какъ неусыпный молитвенникъ, пр. Сергій непрестанно молилъ Господа о процвѣтаніи земли русской и объ утвержденіи на Руси единодержавной власти, той именно власти, благодаря которой такъ прославилось наше отечество и которая донынѣ составляетъ оплотъ его могущества.

Источникъ: С. В. Булгаковъ. Настольная книга для священно-церковно-служителей. (Сборникъ свѣдѣній, касающихся преимущественно практической дѣятельности отечественнаго духовенства). — Изданіе третье, исправленное и дополненное. — Кіевъ: Типографія Кіево-Печерской Лавры, 1913. — С. 381-384.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0