Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 21 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 7.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Сентябрь.
День тридцатый.

Житіе и страданіе святаго священномученика Григорія, епископа Великой Арменіи, и съ нимъ тридцати семи дѣвъ.

— «Если ты приведешь въ исполненіе свое обѣщаніе, то я возложу на твою голову царскій вѣнецъ и ты будешь правителемъ вмѣстѣ со мною, царство же Парѳянское останется за тобой и твоимъ родомъ».

Такъ условившись и подтвердивши между собою условія, они разошлись. Для исполненія задуманнаго дѣла, Анакъ на помощь себѣ пригласилъ брата. Они отправились изъ Персіи со всѣмъ имуществомъ, съ женами и дѣтьми, и подъ предлогомъ, будто они изгнанники, избѣжавшіе Артасирова гнѣва, пришли въ Арменію къ царю Армянскому, какъ къ своему родственнику. Тотъ ихъ радушно принялъ, и давъ имъ разрѣшеніе поселиться на его землѣ, сдѣлалъ ихъ ближними своими совѣтниками. Онъ довѣрилъ всѣ свои планы и даже себя самого Анаку, котораго и назначилъ первосовѣтникомъ въ своемъ царскомъ совѣтѣ. Анакъ же льстиво закрался въ царское сердце, замышляя въ собственномъ своемъ сердцѣ, какъ бы убить царя, и изыскивалъ удобный къ тому случай.

Какъ-то разъ, когда царю случилось быть на горѣ Араратской, Анакъ и его братъ выразили желаніе, чтобы царь поговорилъ съ ними наединѣ.

— «Мы имѣемъ, — говорили братья, — высказать тебѣ тайно нѣкій благопотребный и полезный совѣтъ».

И вотъ они вошли къ царю, когда онъ былъ одинъ, нанесли ему мечомъ смертельный ударъ; затѣмъ, вышедши, сѣли на заранѣе приготовленныхъ лошадей и умчались, желая направиться въ Персію. По прошествіи непродолжительнаго времени, въ царскіе покои вошли постельники и нашли тамъ на полу царя чуть живымъ и плаваюшимъ въ крови. Постельники были поражены великимъ страхомъ и о всемъ происшедшемъ и видѣнномъ ими сообшили всѣмъ воеводамъ и вельможамъ. Тѣ поспѣшили по слѣдамъ убійцъ, настигли ихъ при одной рѣкѣ, убили и утопили въ водѣ. Израненный же царь Курсаръ, умирая, приказалъ умертвить все семейство Анака и его брата, съ ихъ женами и дѣтьми, что и было приведено въ исполненіе.

Въ то время, какъ истреблялся родъ Анака, одинъ изъ родственниковъ его успѣлъ похитить двухъ, находившихся еще въ пеленкахъ сыновей Анаковыхъ — святаго Григорія и брата его, и, скрывъ у себя, воспитывалъ ихъ. Между тѣмъ въ Арменіи случился большой мятежъ; услышавъ объ этомъ, Персидскій царь Артасиръ пришелъ съ своимъ войскомъ въ Арменію, покорилъ Армянское царство и подчиниль его своей власти. Послѣ же царя Армянскаго Курсара остался малолѣтній ребенокъ, но имени Тиридатъ, котораго Артасиръ пощадилъ и отослалъ въ Римскую страну, гдѣ онъ, придя въ возрастъ и сдѣлавшись весьма сильнымъ, сталъ воиномъ. А спасшіеся отъ убіенія малолѣтніе сыновья Анака были взяты одинъ въ Персію, а другой, названный Григоріемъ, — о которомъ и предлежитъ рѣчь, — былъ отправленъ въ Римскую имперію. Придя въ возрастъ, проживалъ онъ въ Кесаріи Каппадокійской, научился здѣсь вѣрѣ въ Господа нашего Іисуса Христа, и пребывалъ добрымъ и вѣрнымъ рабомъ Господнимъ. Онъ вступилъ тамъ въ супружество и родилъ двухъ сыновей, Орѳана и Аростана, которыхъ со дня рожденія посвятилъ на служеніе Господу. По достиженіи зрѣлаго возраста, Орѳанъ удостоился пресвитерскаго сана, а Аростанъ сталъ пустынножителемъ.

Вскорѣ послѣ рожденія двухъ названныхъ сыновей умерла жена Григорія, и съ сего времени блаженный Григорій сталъ еще усерднѣе служить Богу, ходя непорочно во всѣхъ заповѣдяхъ и наставленіяхъ Господнихъ. Въ то время Тиридатъ, находясь на службѣ въ Римскомъ войскѣ, получилъ нѣкоторую почетную должность, такъ какъ происходилъ изъ царскаго рода. Услышавъ о Тиридатѣ, святый Григорій пришелъ къ нему, какъ бы совершенно не зная того, что отецъ его Анакъ убилъ Курсара — отца Тиридата. Храня тайну объ убійствѣ Курсара, онъ сталъ вѣрнымъ слугой Тиридата, искупая и возмѣщая своей вѣрной службой сыну Курсара грѣхъ своего отца. Видя усердную службу Григорія, Тиридатъ возлюбилъ его; но потомъ, когда узналъ о томъ, что Григорій — христіанинъ, разгнѣвался на него и поносилъ его. Григорій же, пренебрегая несправеддивымъ гнѣвомъ своего господина, продолжалъ сохранять непорочную вѣру во Христа Бога.

Въ тѣ дни случилось нашествіе Готовъ [3] на принадлежавшія Римлянамъ страны, и тогдашнему Римскому царю было необходимо отправиться на войну противъ Готовъ. Когда Римское и Готское войска сошлись близко и стали одно противъ другого, Готскій князь сталъ вызывать Римскаго царя на единоборство. Послѣдній, побоявшись выходить самъ на вызовъ Готскаго князя, сталъ искать вмѣсто себя такого воина, который смогъ бы вступить въ борьбу съ Готскимъ княземъ; такого воина царь нашелъ въ лицѣ храбраго Тиридата, котораго онъ облекъ въ царское вооруженіе, и, выдавъ за царя, выставилъ противъ Готскаго князя. Вступивъ съ послѣднимъ въ единоборство, Тиридатъ безъ меча поборолъ его, захватилъ живымъ и привелъ къ Римскому царю. Этимъ самымъ одержана была побѣда и надъ всѣмъ Готскимъ войскомъ. За сей подвигь Римскій царь возвелъ Тиридата на престолъ отца его, сдѣлалъ его царемъ Арменіи и заключилъ для него миръ между Армянами и Персами. Съ нимъ вмѣстѣ, какъ вѣрный сдуга его, удалился въ Арменію и блаженный Григорій.

Когда царь Тиридатъ приносилъ жертвы идоламъ, и больше другихъ — богинѣ Артемидѣ, къ которой имѣлъ наибольшее усердіе, онъ часто и усердно просилъ Григорія, чтобы послѣдній вмѣстѣ съ нимъ принесъ жертву идоламъ. Григорій отказался и исповѣдалъ, что ни на небѣ, ни на землѣ нѣтъ Бога, кромѣ Христа. Услыхавъ эти слова, Тиридатъ приказалъ тяжко мучить Григорія. Прежде всего ему вложили между зубами кусокъ дерева, насильственно широко раскрывая уста, — такъ, чтобы они не могли сомкнуться для произнесенія слова. Затѣмъ, привязавши къ его шеѣ большой кусокъ каменной соли (въ Арменіи такіе камни выкапываются изъ земли), повѣсили его внизъ головой. Святый терпѣливо висѣлъ въ такомъ положеніи въ теченіе семи дней; на восьмой день повѣшеннаго стали безпощадно бить сверху палками, а затѣмъ въ теченіе другихъ семи дней морили его, висящаго внизъ головою, дымомъ отъ навоза, зажженнаго подъ нимъ. Онъ же, вися, прославлялъ имя Іисуса Христа и, послѣ того какъ изъ устъ его было вынуто дерево, поучалъ стоявшій и смотрѣвшій на его мученія народъ вѣровать въ Единаго истиннаго Бога. Видя, что святый пребывалъ непоколебимо въ вѣрѣ и мужественно переносилъ страданія, ему стиснули досками ноги, стянули ихъ крѣпко веревками и въ пятки и подошвы набили желѣзныхъ гвоздей, приказывая при этомъ ходить. Такъ онъ ходилъ, воспѣвая псаломъ: За словеса устенъ Твоихъ азъ сохранихъ пути жестоки (Псал. 16-й) [4]. И еще: Ходящіи хождаху и плакахуся, метающе сѣмена своя, грядуще же пріидутъ радостію, вземлюще рукояти своя (Псал. 125, 6) [5]. Мучитель же приказывалъ особыми орудіями сгибать голову святаго, потомъ, насыпавъ въ ноздри соли съ сѣрою и наливъ уксуса, завязать голову въ мѣшокъ, наполненный сажею и пепломъ. Въ такомъ положеніи святый пробылъ шесть дней. Потомъ его вновь повѣсили внизъ головой, и насильно вливали ему въ уста множество воды, насмѣхаясь при этомъ надъ святымъ: ибо въ тѣхъ, которые были исполнены всякой безстыдной нечистоты, не было никакого стыда. Послѣ такихъ мученій царь опять сталъ соблазнять страдальца лукавыми словами къ идолопоклонству; когда же святый не склонился на обѣщанія, мучители снова повѣсили его и строгали его ребра желѣзными ногтями. Такъ, изъязвивъ все тѣло святаго, волочили его обнаженнымъ по землѣ, покрытой острыми желѣзными гвоздями. Мученикъ претерпѣлъ всѣ сіи страданія и наконецъ былъ брошенъ въ темницу, но тамъ, силою Христовой, остался невредимъ.

На другой день святый Григорій былъ выведенъ изъ темницы и съ веселымъ лицомъ предсталъ предъ царемъ, не имѣя ни одной раны на тѣлѣ. Видя все это, царь удивился, но еще питая надежду, что Григорій исполнитъ его волю, сталъ мирно разговаривать съ нимъ, чтобы тѣмъ обратить его къ злочестію своему. Когда же святый Григорій не повиновался льстивымъ рѣчамъ, царь приказалъ обуть его въ желѣзные сапоги и, забивши въ колодки, стеречь его до трехъ дней. По истеченіи же трехъ дней, онъ позвалъ святаго къ себѣ и сказалъ ему:

— «Ты напрасно уповаешь на твоего Бога, потому что не имѣешь отъ Него никакой помощи».

Григорій отвѣчалъ:

— «Безумный царь, ты самъ готовишь себѣ мученія, я же, уповая на моего Бога, не изнемогу. Я не буду щадить ради Него и моей плоти, потому что по скольку истлѣваетъ человѣкъ внѣшній, по стольку же обновляется внутренній человѣкъ».

Послѣ этого мучитель приказалъ растопить въ котлѣ олово и облить имъ святаго по всему тѣлу, но тотъ, претерпѣвая все сіе, непрестанно исповѣдывалъ Христа.

Въ то время, какъ Тиридать измышлялъ, какъ бы побѣдить непреклонное сердце Григорія, кто-то изъ толпы сказалъ ему:

— «Не умерщвляй, царь, сего человѣка — это сынъ Анака, который убилъ твоего отца и предалъ Армянское царство въ плѣнъ Персамъ».

Услыхавъ сіи слова, царь воспылалъ бóльшею ненавистію за кровь отца своего и приказалъ связать Григорія по рукамъ и ногамъ и бросить его въ городѣ Артаксатѣ въ глубокій ровъ. Сей ровъ былъ страшенъ всякому даже при одной мысли о немъ. Выкопанный для осужденныхъ на казнь лютою смертію, онъ былъ наполненъ болотною тиною, зміями, скорпіонами и различнаго рода ядовитыми гадами. Брошенный въ этотъ ровъ, святый Григорій пробылъ тамъ четырнадцать лѣтъ, оставаясь невредимымъ отъ гадовъ. По Божественному промышленію о немъ, одна вдова бросала ему каждый день ломоть хлѣба, которымъ онъ и поддерживадъ свою жизнь. Думая, что Григорій давно уже погибъ, Тиридатъ пересталъ даже вспоминать о немъ. Послѣ сего царь воевалъ съ Персами, покорилъ ихъ страны до самой Сиріи и возвратился домой съ блестящей побѣдой и славой.

Въ тѣ времена императоръ Римскій Діоклитіанъ разослалъ по своему государству гонцовъ искать себѣ въ жены самую красивую изо всѣхъ дѣвицу. Такая и была найдена въ лицѣ христіанки Рипсиміи, которая, обручивши свое дѣвство Христу, проживала въ постѣ и молитвахъ въ дѣвичьемъ монастырѣ, подъ наблюденіемъ игуменіи Гаіаніи. Послы приказали написать изображеніе Рипсиміи, которое и отослали царю. Изображеніе Рипсиміи чрезвычайно понравилось по своей красотѣ царю; воспламененный ею, онъ послалъ ей предложеніе сдѣлаться его женою. Получивъ предложеніе, Рипсимія воззвала въ сердцѣ своемъ ко Христу:

— «Женихъ мой, Христосъ! Я не отступлю отъ Тебя и не положу хулы на мое святое дѣвство».

Она посовѣтывалась съ сестрами монастыря и съ своей игуменіей Гаіаніей, и вотъ собравшись, она и всѣ сестры убѣжали тайно изъ монастыря. Послѣ несказанныхъ лишеній во время пути, претерпѣвая голодъ и безчисленныя трудности, онѣ пришли въ Арменію и поселились близъ города Арарата [6]. Здѣсь стали онѣ жить въ виноградникахъ, причемъ наиболѣе сильныя изъ нихъ ходили на работу въ городъ, гдѣ и добывали себѣ и прочимъ сестрамъ средства для необходимаго пропитанія. Всѣхъ дѣвъ, согласившихся такъ страдать и претерпѣвать въ странствіяхъ лишенія и скорби изъ-за сохраненія чистоты дѣвства, было тридцать семь.

Получивъ увѣдомленіе, что Рипсимія съ прочими сестрами монастыря убѣжала въ Арменію, Діоклитіанъ послалъ къ Армянскому царю Тиридату, съ которымъ состоялъ въ большой дружбѣ, такое извѣщеніе:

— «Нѣкоторые изъ христіанъ обольстили Рипсимію, которую я желалъ сдѣлать своею женою, и вотъ она предпочитаетъ скитаться со стыдомъ по чужимъ странамъ, нежели быть мнѣ женою. Найди же ее и отошли къ намъ, или, если пожелаешь, возьми ее въ жены себѣ».

Тогда Тиридатъ отдалъ приказъ повсюду искать Рипсимію и, узнавъ, гдѣ она находится, велѣлъ, чтобы предупредить ея бѣгство, поставить вокругъ ея мѣстопребыванія стражу. Получивъ извѣстіе отъ лицъ, видѣвшихъ Рипсимію, что послѣдняя — удивительной красоты, онъ разгорѣлся пламеннымъ желаніемъ овладѣть ею и послалъ къ ней всѣ приличествующія царскому сану украшенія, чтобы, наряженная въ нихъ, она была приведена къ нему. По совѣту игуменіи Гаіаніи, подъ руководствомъ которой Рипсимія воспитывалась отъ юности, она отвергла всѣ присланныя Тиридатомъ украшенія и не пожелала идти къ нему. Сама же игуменія Гаіанія говорила посланнымъ отъ царя:

— «Всѣ сіи дѣвицы уже обручены Небесному Царю и невозможно, чтобы какая-нибудь изъ нихъ вступила въ бракъ земной».

Послѣ этихъ словъ внезапно ударилъ оглушительный громъ и былъ слышанъ небесный голосъ, говорившій дѣвамъ:

— «Дерзайте и не бойтесь, потому что Я съ вами».

Посланные воины такъ устрашились ударовъ сего грома, что пали ницъ на землю, а нѣкоторые, попадавъ съ лошадей, умерли, истоптанные ногами ихъ. Посланные ни съ чѣмъ возвратились къ царю въ страшномъ ужасѣ и пересказали ему все бывшее.

Исполнившись яростнаго гнѣва, царь послалъ тогда одного изъ князей съ большимъ воинскимъ отрядомъ, чтобы изрубить мечами всѣхъ дѣвъ, а Рипсимію привести насильственно. Когда воины съ обнаженными мечами напали на дѣвъ, Рипсимія сказала князю:

— «Не губите сихъ дѣвъ, меня же ведите къ вашему царю».

И взяли ее воины и повели, не причинивъ никакого зла прочимъ дѣвственницамъ, которыя по удаленіи воиновъ скрылись.

Во время пути Рипсимія призывала на помощь своего Жениха-Христа и вопіяла къ Нему: Избави отъ оружія душу мою, и изъ руки песіи единородную мою (Псал. 21, 21) [7]. Когда Рипсимія была введена въ царскую опочивальню, она возвела горѣ свои тѣлесныя и душевныя очи, и усердно со слезами молилась Богу, чтобы Онъ всесильною Своею рукою сохранилъ неврежденнымъ ея дѣвство. При этомъ она вспоминала чудесную и милостивую Его помощь, которую Онъ древле являлъ находившимся въ бѣдствіяхъ людямъ: какъ Онъ спасъ Израильтянъ отъ руки фараоновой и отъ потопленія (Исх. гл. 14 и 15), сохранилъ невредимымъ Іону во чревѣ китовомъ (Іона. гл. 1), трехъ отроковъ соблюлъ въ пещи отъ огня (Дан. гл. 3) и избавилъ отъ прелюбодѣйныхъ старцевъ блаженную Сусанну (Дан. гл. 13), — и молила она Бога, чтобы и самой ей быть спасенной такимъ же образомъ отъ Тиридатова насилія.

Въ это время вошелъ къ Рипсиміи царь и, увидѣвъ необыкновенную ея красоту, сильно воспламенился ею. Движимый лукавымъ духомъ и тѣлесною похотію, онъ подступилъ къ ней, и, обнимая ее, пытался сдѣлать надъ нею насиліе; она же, укрѣпляемая силою Христовою, твердо сопротивлялась ему. Царь долго боролся съ нею, но не могъ причинить ей никакого вреда. Ибо сія святая дѣва, съ помощію Бога, оказалась болѣе сильною, чѣмъ славный и сильный воинъ Тиридатъ. И вотъ тотъ, который нѣкогда побѣдилъ безъ меча Готскаго князя и поразилъ Персовъ, теперь былъ не въ силахъ одолѣть Христову дѣву, потому что ей, какъ нѣкогда первомученицѣ Ѳеклѣ, тѣлесная сила подавалась свыше.

Ничего не достигнувъ, царь вышелъ изъ опочивальни и повелѣлъ послать за Гаіаніей, зная, что она была наставницею Рипсиміи. Ее скоро нашли и привели къ царю, и царь сталъ просить Гаіанію убѣдить Рипсимію исполнить его волю. Гаіанія же, придя къ ней, стала говорить ей на латинскомъ языкѣ, чтобы ея словъ не могли понять находившіеся тамъ Армяне. Она говорила Рипсиміи совсѣмъ не то, что было угодно царю, но то, что было полезно для ея дѣвической чистоты. Она прилежно учила Рипсимію и наставляла, чтобы та до конца соблюдала обрученное Христу свое дѣвство, чтобы помнила о любви Жениха своего и объ уготованномъ ея дѣвству вѣнцѣ, чтобы боялась страшнаго суда и геенны, которая пожретъ не хранящаго своего обѣта.

— «Лучше для тебя, Христова дѣва, — говорила Гаіанія, — здѣсь умереть временно, нежели тамъ вѣчно. Развѣ ты не знаешь того, что говоритъ въ Евангеліи прекраснѣйшій твой Женихъ — Іисусъ Христосъ: Не убойтеся отъ убивающихъ тѣло, души же не могущихъ убити (Матѳ. 10, 28). Никогда не соглашайся сотворить грѣха, даже если нечестивый царь рѣшится убить тебя. Это будетъ предъ чистымъ и нетлѣннымъ твоимъ Обручникомъ самой лучшей похвалой твоему дѣвству».

Нѣкоторые изъ присутствовавшихъ тамъ, знавшіе латинскій языкъ, поняли, что говорила Гаіанія Рипсиміи и разсказали о томъ другимъ царскимъ слугамъ. Услыхавши сіе, послѣдніе стали бить Гаіанію камнемъ по устамъ такъ, что выбили ей зубы, настаивая, чтобы она говорила то, что повелѣваетъ царь. Когда же Гаіанія не прекращала поучать Рипсимію страху Господню, ее увели оттуда. Много потрудившись въ борьбѣ съ Рипсиміей и увидѣвъ, что отъ нея ничего нельзя добиться, царь началъ, какъ бѣсноватый, трястись и кататься по землѣ. Между тѣмъ Рипсимія, съ наступленіемъ ночи, убѣжала никѣмъ не замѣченная за городъ. Встрѣтивши подвизавшихся вмѣстѣ съ нею сестеръ, она разсказала имъ о своей побѣдѣ надъ врагомъ и о томъ, что она осталась неоскверненною. Услышавъ сіе, всѣ восхвалили и возблагодарили Бога, не предавшаго на позоръ Своей невѣсты; и всю ту ночь воспѣвали онѣ, молясь своему Жениху — Христу.

На утро нечестивые схватили Рипсимію и предали ее мучительной смерти. Прежде всего ей вырѣзали языкъ, потомъ, обнаживши ее, привязали за руки и за ноги къ четыремъ столбамъ и опаляли ее свѣчами. Послѣ этого острымъ камнемъ распороли ея чрево, такъ что выпали всѣ внутренности. Наконецъ, выкололи ей глаза и разсѣкли все тѣло на части. Такъ, путемъ горькой смерти, отошла святая дѣва къ своему сладчайшему Жениху — Христу [8].

Послѣ этого схватили и остальныхъ дѣвицъ, сестеръ и спостницъ святой Рипсиміи, числомъ тридцать три, и умертвили ихъ мечами, а тѣла ихъ бросили на съѣденіе звѣрямъ. Игуменія же Гаіанія съ двумя другими, находившимися при ней дѣвами, была умерщвлена самою жестокою смертью. Прежде всего, просверливши имъ ноги, повѣсили ихъ внизъ головою и съ живыхъ содрали кожу; потомъ, прорѣзавши имъ сзади шеи, вытащили и вырѣзали языки ихъ; затѣмъ, разсѣкли острымъ камнемъ чрево ихъ, вытащили оттуда внутренности и отрубили мученицамъ головы. Такъ онѣ отошли къ своему Обручнику — Христу.

Тиридатъ же, будучи какъ безумный, лишь на шестой день послѣ смерти сихъ дѣвъ пришелъ въ себя и отправился на охоту. По чудесному и дивному Божественному смотрѣнію, во время этого пути его поразила столь жестокая казнь, что въ состояніи бѣснованія потерялъ онъ не только умъ, но даже самое подобіе человѣческое, сдѣлавшись по своему виду какъ бы дикимъ вепремъ, какъ нѣкогда Навуходоносоръ, царь Вавилонскій (Дан. 4, 30). И не только самъ царь, но и всѣ военочальники, солдаты и вообще тѣ, которые одобряли мученія святыхъ дѣвъ, стали бѣсноватыми и бѣгали по полямъ и дубравамъ, растерзывая на себѣ одежды и пожирая свое собственное тѣло. Такъ Божественный гнѣвъ не замедлилъ наказать ихъ за неповинную кровь, и ни отъ кого имъ не было помощи: ибо кто можетъ устоять предъ гнѣвомъ Божіимъ?

Но милосердый Богъ, Иже не до конца гнѣвается, нижé во вѣкъ враждуетъ (Псал. 10, 9), часто караетъ людей для собственной ихъ пользы, чтобы исправить человѣческое сердце къ лучшему. И Господь, по милосердію Своему, помиловалъ ихъ слѣдующимъ образомъ: сестрѣ царской, Кусародуктѣ явился во снѣ въ великой славѣ нѣкій страшный мужъ и сказалъ ей:

— «Тиридатъ не исцѣлѣетъ, если Григорій не будетъ выведенъ изо рва».

Проснувшись, Кусародукта разсказала своимъ приближеннымъ видѣніе, и всѣмъ этотъ сонъ представился страннымъ, ибо кто могъ ожидать, чтобы Григорій, брошенный въ болото, полное всякихъ гадовъ, остался живымъ послѣ четырнадцати тяжкихъ лѣтъ, проведенныхъ тамъ. Однако же подошли ко рву и громко воззвали, говоря:

— «Григорій, живъ ли ты?»

И Григорій отвѣтилъ:

— «Благодатію Бога моего, я живъ».

И онъ, блѣдный и обросшій волосами и ногтями, исхудавшій и почернѣвшій отъ болотной тины и крайнихъ лишеній, — былъ выведенъ изо рва. Святаго омыли, одѣли въ новыя одежды, и, подкрѣпивши пищей, повели къ царю, имѣвшему видъ вепря. Всѣ вышли къ святому Григорію съ великимъ почтеніемъ, кланялись, припадали къ его ногамъ и молили его, чтобы онъ упросилъ своего Бога объ исцѣленіи царя, военачальниковъ и всего его войска. Блаженный Григорій прежде всего разспросилъ ихъ о тѣлахъ убіенныхъ святыхъ дѣвъ, такъ какъ они лежали непогребенными въ теченіе десяти дней.

Затѣмъ онъ собралъ разбросанныя тѣла святыхъ дѣвъ и, оплакивая безчеловѣчную лютость нечестивыхъ мучителей, достойнымъ образомъ похоронилъ ихъ. Послѣ сего онъ началъ поучать мучителей, чтобы они отвратились отъ идоловъ и увѣровали во Единаго Бога и Сына Его Іисуса Христа, надѣясь на Его милость и благодать. Святый Григорій возвѣстилъ имъ, что Господь Богъ сохранилъ его живымъ во рвѣ, гдѣ часто посѣщалъ его ангелъ Божій, чтобы онъ имѣлъ возможность привести ихъ отъ тьмы идолопоклонства къ свѣту благочестія; такъ святый наставлялъ ихъ вѣрѣ во Христа, возлагая на нихъ покаяніе.

Увидѣвъ ихъ смиреніе, святый повелѣлъ имъ устроить большую церковь, что они и исполнили въ непродолжительное время. Въ эту церковь Григорій внесъ съ большимъ почетомъ тѣла блаженныхъ мученицъ, поставилъ въ ней святый крестъ и повелѣлъ народу собираться тамъ и молиться. Затѣмъ, онъ привелъ царя Тиридата къ тѣламъ святыхъ дѣвъ, которыхъ тотъ погубилъ, чтобы онъ просилъ ихъ молитвъ предъ Господомъ Іисусомъ Христомъ. И лишь только царь исполнилъ сіе, какъ ему былъ возвращенъ человѣческій образъ, а отъ бѣсновавшихся воеводъ и воиновъ были отогнаны лукавые духи. Вскорѣ вся Арменія обратилась ко Христу, народъ разрушалъ идольскія капища и, вмѣсто нихъ, сооружалъ церкви Богу. Царь же предъ всѣми открыто исповѣдывалъ свои грѣхи и свою жестокость, возвѣщая казнь Божію и благодать, на немъ явленныя. Послѣ этого онъ сдѣлался руководителемъ и начинателемъ всякаго добраго дѣла. Онъ отослалъ святаго Григорія въ Кесарію Каппадокійскую къ архіепископу Леонтію для того, чтобы тотъ рукоположилъ его во епископа. Возвращаясь изъ Кесаріи послѣ рукоположенія, св. Григорій захватилъ съ собою оттуда многихъ пресвитеровъ, которыхъ почелъ наиболѣе достойными. Онъ крестилъ царя, воеводъ, все войско и весь остальной народъ, начиная съ царедворцевъ и кончая самымъ послѣднимъ поселяниномъ. Такимъ образомъ, святый Григорій привелъ къ исповѣданію истиннаго Бога безчисленное множество народа, созидая храмы Божіи и принося въ оныхъ безкровную жертву.

Переходя изъ города въ городъ, онъ рукополагалъ священниковъ, устроялъ школы и ставилъ въ нихъ учителей, — словомъ дѣлалъ все, что относилось къ пользѣ и потребностямъ церковнымъ и было необходимо для служенія Богу; царь же раздавалъ церквамъ богатыя имѣнія. Святый Григорій обратилъ ко Христу не только Армянъ, но и жителей другихъ странъ, какъ-то: Персовъ, Ассиріянъ и Мидянъ. Онъ устроилъ множество монастырей, въ которыхъ съ успѣхомъ процвѣтало дѣло евангельской проповѣди.

Такъ все благоустроивъ, святый Григорій удалился въ пустыню, гдѣ, угождая Богу, и окончилъ свою земную жизнь [9]. Царь же Тиридатъ жилъ въ такихъ подвигахъ добродѣтели и воздержанія, что равенъ былъ въ этомъ съ иноками. Вмѣсто святаго Григорія въ Арменію былъ взятъ сынъ его, Аростанъ, мужъ, отличавшійся высокою добродѣтелью; съ юности проводилъ онъ иноческую жизнь и въ Каппадокіи былъ рукоположенъ во священника для устроенія въ Арменіи церквей Божіихъ. Царь посылалъ его на Вселенскій Соборъ, въ Никеѣ, собранный для обличенія аріанской ереси, гдѣ онъ присутствовалъ въ числѣ трехсотъ восемнадцати святыхъ отцовъ.

Такъ увѣровала Арменія во Христа и служила Богу, въ теченіе долгаго времени, процвѣтая всѣми добродѣтелями и смиренно о Христѣ Іисусѣ, Господѣ нашемъ, восхваляя Бога, Которому слава нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Арменія — горная страна между рѣкою Курою и верховьями рѣкъ Тигра н Евфрата была населена армянами, названными такъ по царю Араму, и управлялась царями изъ своего племени отъ II в. до Р. X. до V в. по Р. X.; она называлась Великою Арменіею въ противоположность Малой Арменіи — области между верховьями рѣкъ Евфрата и Галаса, которая входила въ составъ царства Митридата Понтійскаго, а съ 70 года по Р. X. — въ составъ Римской имперіи. Страна эта была второю колыбелью человѣческаго рода, ибо ковчегъ Ноя остановился на горѣ Араратѣ (Быт. 8, 4), лежащей въ Великой Арменіи. Существующія доселѣ названія мѣстностей потверждаетъ библейскій разсказъ объ обстоятельствахъ жизни патріарха Ноя послѣ потопа, напр.: Эриваль «явленіе», — мѣсто, гдѣ Ной впервые увидалъ землю; Акорри — «насажденіе виноградной лозы» (на горѣ Араратѣ), гдѣ Ной впервые насадилъ виноградную лозу; Аррнойтонъ — «при ногахъ Ноя», т. е. мѣсто погребенія Ноя и др. Страна эта находилась большею частью въ подчиненіи у другихъ народовъ (Ассиріянъ, Вавилонянъ, Мидянъ, Персовъ, Македонянъ, Византійцевъ, Турокъ); въ настоящее время она раздѣлена между Россіею, Персіею и Турціею. — Начало христіанства въ Арменіи относится, по преданію, ко времени жизни апостоловъ: Іуды Леввея, иначе — Ѳаддея, Варѳоломея и Симона Кананита. Несомнѣнные слѣды христіанства здѣсь можно находить уже во II в., а въ IV в. страна сдѣлалась вполнѣ христіанской и была первымъ христіанскимъ государствомъ. Григорій Просвѣтитель и былъ первымъ апостоломъ Арменіи (родился около 257 г., поставленъ епископомъ въ 302 г.).
[2] Парѳяне жили въ Парѳіи, — странѣ, занимавшей въ древности приблизительно область нынѣшней Персидской провинціи Хорасана. Населеніе первоначально подчинено было Персамъ, но съ 156 г. до Р. X. по 299 г. по Р. X. жило независимо, образовавъ самостоятельное царство, послѣ чего вновь было покорено Персами.
[3] Готы — германское племя, которое первоначально жило къ югу-востоку отъ Балтійскаго моря. Въ эпоху великаго переселенія народовъ (V в.) племя это раздѣлялось на восточныхъ — остготовъ, царство которыхъ находилось (въ IV в.) въ нынѣшней южной Россіи и простиралось на востокъ до рѣки Дона, и западныхъ — вестготовъ, жившихъ по сосѣдству съ восточными.
[4] Здѣсь приводится вторая половина 4-го стиха, полный текстъ коего слѣдующій: Яко да не возглаголютъ уста моя дѣлъ человѣческихъ, за словеса устенъ Твоихъ азъ сохранихъ пути жестоки. Смыслъ стиха, въ которомъ псалмопѣвецъ проситъ Господа объ утвержденіи его въ вѣрѣ и направленіи его мыслей и дѣятельности къ Богу, а не къ житейскимъ дѣламъ, дабы устами своими славословить только Господа, въ данномъ случаѣ какъ нельзя болѣе примѣнимъ къ обстоятельствамъ жизни св. Григорія.
[5] По толкованію св. Іоанна Златоуста, это мѣсто псалма относится къ іудеямъ, уведеннымъ въ Вавилонскій плѣнъ. «Какъ сѣющіе послѣ трудовъ пользуются плодами; такъ и вы, говоритъ пророкъ, когда отошли въ плѣнъ, были подобны сѣющимъ, испытывали различныя лишенія и проливали слезы. Что дождь для сѣмянъ, то слезы для страждущихъ. Но вотъ, говоритъ, за эти труды получили воздаяніе». Въ примѣненіи къ святому Григорію это мѣсто псалма надо понимать такъ: святый, тяжко страдая отъ мукъ, утѣшалъ себя надеждою на будущее мздовоздаяніе отъ Господа.
[6] Вѣроятно, здѣсь должно разумѣть современный Аккори — мѣсто, славившееся своими виноградниками и разрушенное землетрясеніемъ въ 1840 г.
[7] По толкованію святаго Аѳанасія «оружіемъ» и «рукою песіею» изображаетъ Господь злобу и безуміе іудеевъ. «Единородную» — т. е. одинокую, оставленную всѣми, душу. Молясь такими словами, святая Рипсимія просила Господа объ избавленіи ея отъ поруганія со стороны царя Тиридата.
[8] Описываемое здѣсь событіе относится къ началу IV в.
[9] Кончина св. Григорія относится къ 335 году.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга первая: Мѣсяцъ Сентябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1903. — С. 653-666.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0