Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 17 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 20.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Сентябрь.
День двадцать девятый.

Житіе преподобнаго отца нашего Киріака.

Посѣтивъ святыя мѣста, Киріакъ пришелъ къ нѣкоему человѣку Божію, по имени Евсторгію, устроившему монастырь близъ святаго Сіона [8] и, будучи имъ принятъ, провелъ тамъ зиму. Взирая на подвиги иноковъ, Киріакъ и самъ началъ подвизаться въ иноческой жизни и, какъ бы по лѣстницѣ — съ одной ступени на другую, восходилъ на самую вершину добродѣтельной жизни. Проживая въ обители Евсторгія, онъ слышалъ отъ многихъ о святомъ Евѳиміи [9], устроившемъ лавру [10] въ пустынѣ, и о совершенной его жизни; посему онъ умолилъ блаженнаго Евсторгія отпустить его въ Евѳиміеву лавру, ибо онъ любилъ пустыню и хотѣлъ жить въ ней. Преподавъ надлежащее наставленіе Киріаку, Евсторгій отпустилъ его съ молитвою и благословеніемъ къ преподобному Евѳимію. Евѳимій съ любовію принялъ его, провидя въ немъ имѣющія открыться дарованія Божіи; вскорѣ онъ своими руками постригъ Киріака въ иноки и послалъ на Іорданъ къ святому Герасиму [11], который замѣнилъ собою великаго Ѳеоктиста [12], отшедшаго ко Господу. Видя, что Киріакъ еще слишкомъ молодъ, святый Герасимъ повелѣлъ ему жить у себя въ общежитіи монастырскомъ и трудиться въ различныхъ послушаніяхъ [13].

Киріакъ показалъ себя готовымъ на всякіе труды и пребывалъ на поварнѣ, рубя дрова, нося воду и приготовляя кушанья; вообще всякое послушаніе исполнялъ онъ съ благодарностію, не давая себѣ покоя, и тѣмъ самымъ утруждалъ свое тѣло. Днемъ онъ работалъ со всѣмъ усердіемъ для монастыря, а ночь стоялъ на молитвѣ, лишь иногда на нѣкоторое время забываясь сномъ; постился же онъ такъ строго, что только чрезъ два дня вкушалъ хлѣбъ и воду. Когда же, по обычаю, соблюдавшемуся въ праздники, ему случалось вкусить немного вина, то онъ сначала разбавлялъ его водою, а равно и въ елей вливалъ сокъ укропа.

Видя такое воздержаніе въ столь молодые годы, преподобный Герасимъ дивился сему и полюбилъ Киріака. У Герасима былъ обычай уходить на святую Четыредесятницу въ глубокую пустыню, называемую Рува, куда иногда удалялся и преподобный Евѳимій. Любя блаженнаго Киріака, Герасимъ бралъ его съ собою въ пустыню, чтобы и ему дать возможность упражняться въ особомъ воздержаніи. Тамъ Киріакъ каждую недѣлю причащался изъ рукъ Герасима Святыхъ Христовыхъ Таинъ; такъ пребывали они въ пустынномъ безмолвіи до недѣли Ваій и потомъ возвращались въ обитель съ великою пользою для души своей. Спустя нѣкоторое время, преставился преподобный Евѳимій, о чемъ святый Герасимъ узналъ находясь въ своей келліи, ибо видѣлъ ангеловъ Божіихъ, съ радостію возносившихъ на небо душу преподобнаго. Тотчасъ онъ взялъ съ собою Киріака и пошелъ въ лавру Евѳимія, гдѣ нашелъ преподобнаго скончавшимся о Господѣ; предавъ погребенію его честное тѣло, Герасимъ возвратился съ возлюбленнымъ ученикомъ своимъ въ свою келлію.

Въ девятый годъ по прибытіи Киріака въ Палестину, великій угодникъ Божій Герасимъ перешелъ отъ земныхъ обителей въ вѣчныя. Тогда Киріакъ, будучи двадцати семи лѣтъ отъ роду, снова возвратился въ лавру преподобнаго Евѳимія, гдѣ нѣкогда принялъ изъ святыхъ рукъ его ангельскій образъ [14]. Игуменомъ лавры въ то время былъ Илія; испросивъ у него уединенную келлію, Киріакъ сталъ жить въ ней въ безмолвіи. Въ лаврѣ обрѣлъ онъ себѣ и друга, инока, по имени Ѳому, великаго и совершеннаго въ иноческомъ житіи постника, и сталъ питать къ нему великую любовь о Святомъ Духѣ: каждый изъ нихъ получалъ пользу другъ отъ друга, ибо оба они были исполнены благодати Божіей. Но недолго они утѣшались своимъ дружескимъ совмѣстнымъ пребываніемъ, ибо воля Божія разлучила ихъ. Такъ блаженный Ѳома былъ посланъ діакономъ Фидомъ въ Александрію купить нѣкоторые предметы, потребные для монастыря. При семъ ему вручено было епископомъ Мартиріемъ [15] посланіе къ Тимоѳею, архіепископу Александрійскому [16]. Архіепископъ Тимоѳей удержалъ пришедшаго Ѳому у себя, прозрѣвъ пребывающую на немъ благодать, и, рукоположивъ его, поставилъ епископомъ въ Еѳіопскую страну [17]. Пришедши туда, блаженный Ѳома просвѣтилъ свѣтомъ христіанства всѣ мѣстности сей страны и, сотворивъ много знаменій и чудесъ, былъ добрымъ пастыремъ порученнаго ему стада.

Лишившись друга своего, инока Ѳомы, святый Киріакъ наложилъ на себя обѣтъ глубокаго молчанія и жилъ, затворившись въ келліи, какъ-бы погребенный во гробѣ, бесѣдуя только съ Однимъ Богомъ. И оставался онъ въ той обители, гдѣ былъ хиротонисанъ во діакона, десять лѣтъ. Въ то время оба монастыря, Евѳиміевъ и Ѳеоктистовъ, имѣли одинаковое общежитіе и одно управленіе, держась устава великаго Евѳимія. Но врагъ произвелъ въ сихъ монастыряхъ возмущеніе и поселилъ между ними раздѣленіе и раздоръ. Опечаленный симъ раздѣленіемъ между монастырями, святый Киріакъ удалился въ монастырь Сукійскій, который основалъ и устроилъ преподобный Харитонъ [18]. Будучи принятъ тамъ, какъ новоначальный [19], онъ сталъ проходить иноческія послушанія. Пробывъ четыре года въ различныхъ службахъ, въ пекарнѣ и въ больницѣ, и заслуживъ одобреніе всѣхъ отцовъ, онъ былъ допущенъ совершать діаконское служеніе; по истеченіи же трехъ лѣтъ послѣ сего, на сороковомъ году отъ рожденія, Киріакъ былъ поставленъ пресвитеромъ, а потомъ сдѣланъ канонархомъ [20] и несъ сіе послушаніе восемнадцать лѣтъ; всего же въ Сукійскомъ монастырѣ онъ прожилъ, болѣе тридцати лѣтъ. Самъ онъ свидѣтельствовалъ, что въ то время, какъ онъ былъ канонархомъ, солнце не видѣло его вкушающимъ пищу или на кого-нибудь гнѣвающимся. Говорилъ онъ также, что всякій вечеръ, ставъ въ келліи на молитву, онъ совершалъ чтеніе и пѣніе псалтири до удара въ било [21] на полунощное пѣніе.

Пожелавъ вести жизнь еще болѣе строгую, Киріакъ на семидесятомъ году отъ рожденія удалился въ пустыню. Онъ взялъ съ собою одного ученика и, путешествуя по пустынѣ много времени, дошелъ до той ея части, которая называлась Натуфъ, гдѣ и поселился. Не имѣя ничего для пропитанія, ибо растительность той пустыни была чрезвычайно горька, онъ помолился Богу и, вѣруя въ Его милосердіе, сказалъ ученику:

— «Иди чадо, набери горькаго зелія и свари его: благословенъ всемогущій Богъ, — Онъ и тѣмъ зеліемъ насъ пропитаетъ!»

Ученикъ исполнилъ то, что велѣлъ ему святый; Богъ же, питающій всѣхъ, возложившихъ на Него упованіе, измѣнилъ горечь того зелія въ сладость, и оно служило имъ пищею въ продолженіе четырехъ лѣтъ. Въ концѣ четвертаго года о Киріакѣ услышалъ отъ пастуховъ, пасшихъ въ пустынѣ овецъ, старѣйшина комитовъ [22] изъ Ѳекуи. Возложивъ на осла мѣшокъ съ хлѣбами, онъ пришелъ къ Киріаку, прося его благословенія и молитвъ. Помолившись, Киріакъ бесѣдовалъ съ нимъ о душеполезныхъ предметахъ, и затѣмъ съ благословеніемъ отпустилъ его; съ тѣхъ поръ они стали питаться хлѣбами, привезенными старѣйшиною. Но однажды ученикъ Киріака сварилъ, безъ повелѣнія блаженнаго старца, зеліе и, когда вкусилъ его, то почувствовалъ такую горечь, что не могъ произнести ни одного слова. Понявъ причину его нѣмотствованія, старецъ помолился надъ нимъ, причастилъ его Пречистыхъ Таинъ и тѣмъ исцѣлилъ его недугъ. При семъ онъ сказалъ ему въ наставленіе:

— «Не всегда Богъ будетъ творить чудеса, но только во время нашихъ бѣдствій и въ крайней нуждѣ нашей; когда мы не имѣли хлѣбовъ, Богъ усладилъ для насъ зеліе, чтобы мы могли его ѣсть; нынѣ же мы имѣемъ хлѣбы, и есть ли необходимость въ томъ чудѣ, чтобы горькое зеліе превращалось въ сладкое?»

Но вотъ хлѣбы кончились, и опять оказался недостатокъ въ пищѣ; тогда старецъ снова сказалъ ученику:

— «Благословенъ Богъ, чадо, — набери и свари зелія». Ученикъ исполнилъ повелѣніе, но когда наступилъ часъ принятія пищи, то не хотѣлъ вкусить ея, боясь опять причинить себѣ тѣмъ страданіе; старецъ же, осѣнивъ кушанье крестнымъ знаменіемъ, вкусилъ сначала самъ, а потомъ, взирая на старца, осмѣлился вкусить и ученикъ, и оба они не потерпѣли никакого вреда, ибо нашли кушанье сладкимъ, какъ и прежде, и съ того времени стали питаться тѣмъ зеліемъ.

На пятый годъ пребыванія Киріака въ пустынѣ, о блаженномъ услышалъ нѣкій мужъ, родомъ изъ Ѳекуи, и, приведя къ нему сына своего, коего въ каждое новолуніе мучилъ лютый бѣсъ, молилъ святаго, чтобы онъ сжалился надъ его сыномъ и изгналъ изъ него того злого мучителя. Сотворивъ молитву, Киріакъ помазалъ больного елеемъ, изображая на немъ крестное знаменіе, и симъ изгналъ бѣса. И возвратился тотъ человѣкъ съ выздоровѣвшимъ сыномъ въ свой домъ и всѣмъ разсказывалъ о семъ чудѣ.

Слухъ о святомъ прошелъ по всей странѣ той, и стало къ нему стекаться много людей: одинъ — прося благословенія, другой — ради исцѣленія, а иной — желая побесѣдовать съ нимъ и получить пользу для души своей. Избѣгая славы человѣческой, святый Киріакъ ушелъ во внутреннюю пустыню, называемую Рува, и пробылъ въ ней пять лѣтъ, питаясь корнями растенія называемаго мелагріей, и свѣжими побѣгами тростника [23]. Но и тамъ нашли его нѣкоторые, приносили къ нему своихъ больныхъ и страждущихъ отъ нечистыхъ духовъ; святый же исцѣлялъ всѣхъ крестнымъ знаменіемъ и молитвою.

Не находя и здѣсь себѣ покоя, святый ушелъ изъ Рувы, и поселился въ пустынной и сокровенной мѣстности, гдѣ не было ни одного отшельника: сіе мѣсто именовалось Сусакимъ и отстояло отъ Сукійскаго монастыря на девяносто поприщъ [24]. Здѣсь нѣкогда стекались двѣ глубокія рѣки, которыя потомъ высохли, и осталось отъ нихъ только глубокое и широкое русло. По словамъ нѣкоторыхъ, то были рѣки Иѳамскія, о которыхъ Давидъ въ псалмахъ говорилъ, обращаясь къ Богу: Ты изсушилъ еси рѣки Иѳамскія (Псал. 73, 15) [25]. И пробылъ тамъ Кирккъ семь лѣтъ, проходя равноангельское житіе.

По Божественному попущенію, въ тѣхъ странахъ наступилъ голодъ и моръ. Убоявшись угрожающей напасти, отцы лавры Сукійской явились къ святому Киріаку, умоляя его придти въ ихъ монастырь; ибо они вѣровали, что если святый Киріакъ будетъ съ ними, то отъ нихъ отвратится гнѣвъ Божій. Такъ потомъ и случилось. Прибывъ по просьбѣ братіи въ Лавру, преподобный Киріакъ сталъ жить подлѣ монастыря въ отшельнической пещерѣ, гдѣ прежде обиталъ преподобный Харитонъ.

Въ то время усиливалась ересь Оригенова [26], въ искорененіи которой святый Киріакъ много потрудился, противоборствуя безбожному еретическому ученію, молитвою и словомъ обращая обольщенныхъ на истинный путь, православныхъ же укрѣпляя въ вѣрѣ. Объ этомъ писатель сего житія, Кириллъ, говоритъ такъ:

— «Въ то время, выйдя изъ лавры Евѳимія Великаго, пришелъ я въ лавру святаго Саввы [27] къ преподобному епископу Іоанну Молчальнику [28]. Имъ я былъ посланъ съ письмомъ къ аввѣ Киріаку, чтобы извѣстить его о раздорѣ, произведенномъ еретиками во святомъ городѣ, и умолять его обратиться съ неотступными молитвами къ Богу о низверженіи гордости вождей еретическихъ, Нона и Леонтія, повторяющихъ Оригеновы хулы на Христа. Пришедши въ Сукійскую обитель, я пошелъ въ пещеру преподобнаго Харитона и, поклонившись блаженному Киріаку, отдалъ ему письмо, причемъ сказалъ и самъ то, что было повелѣно мнѣ чуднымъ Іоанномъ молчальникомъ. Святый же отвѣчалъ мнѣ:

— «Пусть не скорбитъ пославшій тебя отецъ, ибо вскорѣ, по милости Божіей, мы увидимъ паденіе ереси».

И предсказалъ онъ скорую смерть Нона и Леонтія, проповѣдниковъ Оригенова ученія. Продолжая свою поучительную бесѣду, Киріакъ выяснилъ мнѣ безуміе и обманъ оригенитовъ и сказалъ, какъ ему Божественнымъ откровеніемъ показанъ былъ вредъ сей ереси и погибель прельщенныхъ ею. Узнавъ изъ нашего разговора, что я — инокъ изъ лавры великаго Евѳимія, блаженный сказалъ:

— «Итакъ, братъ, ты изъ одного монастыря со мною».

И началъ онъ многое говорить мнѣ о Евѳиміи на пользу души моей и, напитавъ душу мою полезными разсказами и сладкою своею бесѣдою, отпустилъ меня съ миромъ. Вскорѣ сбылось пророчество блаженнаго Киріака, ибо ересеначальники внезапно умерли, еретическое общество распалось, и кончилось гоненіе на православныхъ. Тогда Киріакъ, освободившись отъ заботы, ушелъ изъ пещеры преподобнаго Харитона опять въ Сусакимъ, на девяносто девятомъ году своей жизни, и провелъ тамъ въ безмолвіи восемь лѣтъ.

Снова восхотѣвъ видѣть святолѣпное лице преподобнаго и насладиться сладкою бесѣдою его, я отправился въ обитель Сукійскую и найдя тамъ ученика его Іоанна, пошелъ съ нимъ въ Сусакимъ къ блаженному Киріаку. Когда мы приблизились къ тому мѣсту, насъ встрѣтилъ огромный и страшный левъ. Увидя, что звѣрь привелъ меня въ ужасъ, ученикъ святаго Іоаннъ сказалъ мнѣ:

— «Не бойся, братъ Кириллъ: сей левъ — служитель отца нашего и не дѣлаетъ никакого вреда приходящимъ къ нему братіямъ».

Дѣйствительно, левъ, видя, что мы идемъ къ старцу, отошелъ съ дороги. Увидавъ меня, авва Киріакъ сказалъ:

— «Вотъ и братъ изъ моего монастыря, Кириллъ, пришелъ ко мнѣ».

Сотворивши молитву, мы сѣли и стали бесѣдовать. И сказалъ ему ученикъ его Іоаннъ:

— «Отче! Братъ Кириллъ, увидѣвъ льва, очень испугался».

Старецъ же сказалъ мнѣ:

— «Не бойся, чадо Кириллъ, того льва, ибо онъ живетъ со мною и стережетъ эти скудные овощи отъ дикихъ козъ».

Затѣмъ святый много разсказывалъ мнѣ о великомъ Евѳиміи и о другихъ пустынныхъ отцахъ, проводившихъ добродѣтельную жизнь, а потомъ велѣлъ подать мнѣ ѣсть. Когда мы ѣли, пришелъ левъ и сталъ предъ нами; старецъ же, вставъ, далъ ему кусокъ хлѣба, говоря:

— «Иди, стереги овощи».

А мнѣ сказалъ:

— «Видишь-ли, чадо, сего льва? Онъ не только стережетъ овощи, но и отгоняетъ отсюда разбойниковъ и варваровъ: злые люди много разъ нападали на сіе убогое мѣсто, но левъ прогонялъ ихъ».

Услышавъ сіе, я дивился и прославилъ Бога, покорившаго дикихъ звѣрей, какъ овецъ, Своему угоднику. Пробылъ я у него одинъ день, но многому научился; на утро же, сотворивъ молитву, онъ преподалъ мнѣ благословеніе и отпустилъ съ миромъ, повелѣвъ ученику своему проводить меня. Выйдя отъ святаго, мы встрѣтили на дорогѣ льва, который лежалъ и пожиралъ дикаго козла; не смѣя идти мимо него, мы остановились, онъ же, увидѣвъ, что мы стоимъ, оставилъ свою добычу и, сойдя съ дороги, далъ намъ пройти.

Мѣсто, гдѣ жилъ преподобный, было сухо и безводно, и не было тамъ колодца; блаженный же, выдолбивъ въ камнѣ углубленіе, собиралъ въ него зимою воду, и сей воды было довольно ему самому и для поливки овощей въ теченіе всего лѣта. Но въ одинъ годъ, въ іюлѣ мѣсяцѣ, вода собранная въ камнѣ, высохла отъ великаго зноя. Скорбя о безводіи, святый возвелъ очи на небо и помолился такими словами:

— «Боже, напоившій въ пустынѣ жаждавшаго Израиля (Исх. 17, 1-6; Числ. 20, 2-12)! Подай и мнѣ въ сей пустынѣ немного воды, нужной на потребу убогаго моего тѣла».

И тотчасъ надъ Сусакимомъ явилось небольшое облако, вокругъ жилища святаго пошелъ дождь и наполнилъ ему всѣ углубленія, находившіяся между камнями. Такъ скоро Богъ услышалъ раба Своего.

— «Почитаю полезнымъ, — говоритъ тотъ же писатель сего житія, Кириллъ, — сказать здѣсь и о томъ, что повѣдалъ мнѣ ученикъ блаженнаго Киріака, отецъ Іоаннъ. Когда мы ходили съ нимъ по пустынѣ, онъ показалъ мнѣ одно мѣсто, говоря»:

— «Вотъ жилище блаженной Маріи».

Я молилъ его повѣдать мнѣ о ней, и онъ началъ разсказывать:

— «Нѣсколько времени тому назадъ, — сказалъ онъ, — когда я шелъ вмѣстѣ съ другомъ моимъ, братомъ Парамономъ, къ отцу Киріаку, то мы издали увидѣли стоявшаго человѣка и подумали, чго то былъ какой-нибудь пустынникъ; мы поспѣшно пошли къ нему, желая поклониться ему, но когда мы приблизились къ тому мѣсту, онъ тотчасъ скрылся отъ насъ. Полагая, что это — злой духъ, мы впали въ немалый страхъ и потому стали на молитву. По совершеніи молитвы, оглядѣвшись по сторонамъ, мы нашли въ землѣ пещеру и поняли, что то былъ не злой духъ, а какой-то рабъ Божій, который отъ насъ скрылся. Подошедши къ самой пещерѣ, мы молили и заклинали его показаться намъ и не лишить насъ своихъ молитвъ и полезной бесѣды. И услышали мы шъ пещеры такой отвѣтъ:

— «Какой пользы вы отъ меня хотите? Я — грѣшная и простая женщина».

И вопросила насъ она:

— «Куда вы идете?»

Мы же отвѣчали:

— «Идемъ къ отцу Киріаку, отшельнику; но скажи намъ, Бога ради: какъ тебя зовутъ, какъ живешь ты, откуда ты и зачѣмъ пришла сюда!»

Она же отвѣчала:

— «Идите, куда намѣревались, а когда будете возвращаться, я все разскажу вамъ».

Мы же завѣряли ее говоря:

— «Не уйдемъ, доколѣ не услышимъ, какъ тебя зовутъ, и какова твоя жизнь».

Видя, что мы не хотимъ уйти, она начала говорить о себѣ, не показываясь намъ изъ пещеры:

— «Зовутъ меня Марія, была я псальтріей [29] при церкви Христова Воскресенія, и діаволъ многихъ соблазнялъ мною; во мнѣ родился страхъ, чтобы не стать мнѣ повинною въ чьихъ-либо скверныхъ помыслахъ и паденіи, и, чтобы не увеличить мнѣ чрезъ то своихъ грѣховъ, я усердно молилась Богу о томъ, чтобы Онъ избавилъ меня отъ такого соблазна. Итакъ однажды, умилившись сердцемъ и проникшись страхомъ Божіемъ, я пошла въ Силоамъ, почерпнула тамъ въ сосудъ воды, взяла также съ собою корзинку съ мочеными бобами, и, поручивши себя Божественному заступленію, ушла ночью изъ святаго города въ пустыню. Богъ же благоволилъ привести меня сюда, и вотъ уже осмьнадцать лѣтъ я живу здѣсь, и, по милости Божіей, до сихъ поръ не оскудѣла у меня ни вода въ сосудѣ, ни бобы въ корзинѣ не уменьшились. Теперь, прошу васъ, идите къ отцу Киріаку и окончите свое дѣло; когда же будете возвращаться, то посѣтите меня убогую».

Услышавъ сіе, мы пошли къ отцу Киріаку и разсказали ему все, что слышали отъ блаженной Маріи. Киріакъ удивился и сказалъ:

— «Слава Тебѣ, Боже нашъ! сколько Ты имѣешь сокровенныхъ святыхъ, не только мужей, но женъ, служащихъ Тебѣ втайнѣ! Идите, чада мои, къ угодницѣ Божіей и то, что скажетъ она вамъ, сохраните въ памяти».

Возвращаясь отъ преподобнаго Киріака, мы пришли къ пещерѣ блаженной Маріи и позвали ее, говоря:

— «Раба Божія Марія! Вотъ мы пришли по твоему повелѣнію».

Но отвѣта не было. Войдя во входъ пещерный, мы сотворили молитву, но Марія намъ не отвѣчала; когда же вошли мы во внутренность пещеры, то нашли Марію скончавшеюся о Господѣ, отъ святаго же тѣла ея исходило великое благоуханіе. Мы не имѣли съ собою ничего, во что бы могли одѣть ее и въ чемъ похоронить, посему отправились въ обитель и принесли оттуда все, что было нужно. Одѣвши блаженную, мы погребли ее въ пещерѣ и загородили входъ камнемъ».

Такъ разсказывалъ мнѣ отецъ Іоаннъ, я же удивляясь таковому житію той рабы Божіей, рѣшилъ въ умѣ своемъ предать сіе писмени въ назиданіе слушающимъ и во славу Человѣколюбца Бога, подающаго терпѣніе любящимъ Его».

Къ концу осьмого года пребыванія своего въ Сусакимѣ, преподобный Киріакъ достигъ глубокой старости, ибо имѣлъ уже сто семь лѣтъ отъ роду. Отцы Сукійской обители, сойдясь вмѣстѣ, совѣтовались между собою:

— «Нельзя допустить, чтобы таковый отецъ, — говорили они, — преставился вдали отъ нашей обители; иначе мы не будемъ знать о честномъ преставленіи и лишимся его послѣдняго благословенія».

Отправившись къ святому они долго умоляли его, чтобы онъ перешелъ изъ Сусакима въ пещеру преподобнаго Харитона, находившуюся близъ монастыря, въ которой жилъ онъ прежде, когда боролся съ оригенитами. Согласившись, наконецъ, на ихъ просьбы, Киріакъ поселился въ Харитоновой пещерѣ, за два года до своего отшествія къ Богу.

«Я же убогій, — говоритъ писатель, — часто приходилъ туда, утѣшалъ его и получалъ большую пользу для души моей отъ святыхъ его бесѣдъ и великихъ подвиговъ. Несмотря на свои преклонные годы, святый Киріакъ отличался крѣпостію тѣла, былъ трудолюбивъ и очень дѣятеленъ. Никогда не оставаясь празднымъ, онъ или молился, или работалъ. Былъ онъ человѣкомъ доступнымъ для всѣхъ, прозорливымъ, учительнымъ и правовѣрующимъ и исполненъ былъ Духа Святаго и благодати Божіей. Когда же Господь нашъ благоизволилъ послѣ многихъ трудовъ святаго, переселить его въ небесный покой, преподобный впалъ въ тѣлесную болѣзнь, но пробылъ въ ней немного времени. Призвавъ къ себѣ игумена той обители и братію, онъ сказалъ поученіе о спасеніи души и, облобызавъ всѣхъ, благословилъ. Потомъ воззрѣвъ на небо и простерши руки, онъ помолился о всѣхъ братіяхъ и предалъ честную и святую душу свою въ руки Господа, въ двадцать девятый день сентября мѣсяца [30]. Прожилъ онъ всего сто девять лѣтъ. Братія же много плакавши о немъ, погребли святое тѣло его съ подобающими псалмами и пѣніемъ, славя Бога и поминая многолѣтніе труды Его угодника».

Да будетъ же и отъ насъ грѣшныхъ Богу нашему слава и нынѣ, и присно, и во вѣки вѣковъ! Аминь.

Примѣчанія:
[1] Коринѳъ — древнѣйшій, знаменитый и богатый городъ древней Греціи; лежалъ на Коринѳскомъ перешейкѣ, соединяющемъ Пелопонесъ (Южную Грецію) съ остальною Греціею, въ прекрасной и плодоносной равнинѣ на юго-восточномъ углу Коринѳскаго залива между Іоническимъ и Эгейскимъ морями. Начало христіанства къ Коринѳѣ положено было апостоломъ Павломъ. — Въ настоящее время развалины древняго Коринѳа находятся близъ нынѣшняго Коринѳа, называемаго Куронто и имѣющаго лишь около 5000 жителей.
[2] Около 448 года по Р. Х.
[3] И угоди Енохъ Богу, и не обрѣташеся, зане преложи его Богъ. Выраженіе это обыкновенно понимается въ смыслѣ взятія Еноха на небо. «Должно думать, — говоритъ митрополитъ Филаретъ, — что въ Енохѣ, по достиженіи внутренняго человѣка его въ предопредѣленную мѣру благодатнаго возраста, смертное поглощено было жизнію (2 Кор. 5, 4), нѣкоторымъ благороднѣйшимъ образомъ, нежели тотъ, который мы называемъ смертію тѣлесною».
[4] Искрой человѣчества Ной можетъ быть названъ, какъ потому, что, при всеобщемъ растлѣніи рода человѣческаго предъ потопомъ, въ немъ одномъ лишь, какъ въ искрѣ среди пепла, сохранялось истинное Богопознаніе и праведность, такъ и потому, что послѣ потопа отъ него произошло многочисленное потомство, подобно тому какъ отъ одной искры разгорается большое пламя.
[5] Самое имя — Авраамъ означаетъ: Отецъ множества. Это наименованіе Господь далъ Аврааму, до того времени называвшемуся Аврамомъ, предъ рожденіемъ отъ Сарры Исаака.
[6] Мельхиседекъ, царь Салимскій, былъ въ то же время священникомъ Бога Всевышняго, соединяя въ своемъ лицѣ и царское и священническое достоинство, и прообразовалъ священство и царское служеніе Господа Іисуса Христа.
[7] Св. Левъ I — Византійскій императоръ, царствовалъ съ 457 по 474 г. Св. Анастасій I патріаршествовалъ въ Іерусалимѣ съ 458 по 478 г. Преп. Киріакъ тайно отъ родителей отправился въ Іерусалимъ около 465 г.
[8] Сіонъ — юго-западная гора Іерусалима, при которой построенъ Іерусалимъ и на которой возвышается крѣпость Іерусалимская. Въ Священномъ Писаніи Сіонъ называется горою святою, жилищемъ и домомъ Божіимъ и весьма часто принимается за самый Іерусалимъ, въ каковомъ смыслѣ это наименованіе употреблено и въ настоящемъ случаѣ.
[9] Евѳимій Великій † въ 473 г. (память его 20 января), и считается отцомъ всѣхъ пустынножителей Палестинскихъ.
[10] Лавра (съ греч., часть города, переулокъ) — рядъ келлій, расположенныхъ въ оградѣ, вокругъ жилища настоятеля, въ видѣ переулковъ въ городѣ. Въ первый и послѣдній день недѣли отшельники собирались вмѣстѣ для Богослуженія; въ остальные дни хранили безмолвіе. Жизнь въ лаврахъ была много труднѣе, чѣмъ въ другихъ обителяхъ. Съ глубокой древности названіе Лавра примѣняется къ многолюднымъ и важнымъ монастырямъ. Впервые появилось оно въ Египтѣ, а затѣмъ въ Палестинѣ. — Лавра преп. Евѳимія находилась недалеко отъ Іерусалима.
[11] † 475 г. Память его совершается 4-го марта.
[12] † 467 г. Память его — 3-го сентября.
[13] Евѳимій Великій не принималъ въ свою лавру очень молодыхъ монаховъ, какъ неподготовленныхъ еще къ суровой, лаврской, пустынной жизни и недостойныхъ посвященія въ «великую схиму», обязательнаго для отшельниковъ лаврскихъ, для коихъ въ то же время былъ обязателенъ строгій затворъ въ монастырѣ; въ общежительныхъ же монастыряхъ жизнь была въ нѣкоторыхъ отношеніяхъ менѣе сурова.
[14] Ангельскій образъ — посвященіе въ санъ иноческій, въ которомъ люди должны какъ бы уподобляться безплотнымъ ангеламъ, посвящая все свое время богомыслію, молитвѣ и различнымъ высокимъ подвигамъ духовнымъ, направленнымъ къ препобѣжденію плоти.
[15] Подъ епископомъ здѣсь должно подразумѣвать Іерусалимскаго патріарха Мартирія, патріаршествовавшаго съ 478-486 г.
[16] Тимоѳей II Салофакіилъ — патріархъ Александрійскій съ 460-482 г.
[17] Еѳіопія — древнее наименованіе обширной страны, лежавшей къ югу отъ Египта. Здѣсь слѣдуетъ подразумѣвать главнымъ образомъ Абиссинію, гдѣ христіанство распространилось еще въ IV в.
[18] † около 350 г. Память его — 28 сентября.
[19] Монашествующіе въ обителяхъ дѣлились на 3 степени — новоначальныхъ, малосхимниковъ и великосхимниковъ. Новоначальными назывались вновь принятые иноки, еще не удостоившіеся постриженія въ мантію или въ «малую схиму» и обязанные проходить монашеское послушаніе съ самаго начала.
[20] Канонархъ — значитъ: начинатель установленнаго пѣнія. Въ древности, по причинѣ бѣдности монастырей, не дозволявшей имѣть богослужебныя книги въ нужномъ количествѣ экземпляровъ, а также по причинѣ малаго числа грамотныхъ между пѣвцами, вошло въ обычай пѣніе священныхъ пѣснопѣній подъ диктовку. Одинъ изъ монаховъ, имѣя въ рукахъ книгу, произносилъ громогласно фразу за фразой, а прочіе клиросные пѣли эти фразы, по мѣрѣ произнесенія каждой изъ нихъ. Канонаршество существуетъ въ монастыряхъ доселѣ.
[21] Било — металлическая или деревянная доска, которая въ древности, а по мѣстамъ и доселѣ, замѣняетъ колокола для призыва вѣрующихъ къ богослуженію.
[22] Комитами назывались царскіе тѣлохранители. Впослѣдствіи этотъ титулъ сталъ прилагаться къ офиціальнымъ лицамъ, составлявшимъ свиту вообще высшихъ должностныхъ лицъ — проконсуловъ, областеначальниковъ, губернаторовъ; на обязанности комитовъ сталъ впослѣдствіи лежать и сборъ податей въ государственную казну.
[23] Мелагрія — малоизвѣстное пустынное растеніе Палестины горьковатаго вкуса. Подъ тростникомъ здѣсь слѣдуетъ разумѣть такъ называемый тростникъ благовонный — растеніе, отличающееся ароматическимъ и пріятнымъ, но горькимъ на вкусъ, корнемъ.
[24] 90 поприщъ по нашему счету около 124 верстъ.
[25] Иѳамскія — въ переводѣ съ еврейскаго значитъ: непроходимыя, глубокія и быстрыя.
[26] Оригенъ — знаменитый христіанскій учитель Александрійской Церкви († 254 г.), — чудо своего вѣка по громадности своего ума и глубинѣ учености. Многіе замѣчательнѣйшіе изъ отцевъ Церкви съ глубокимъ уваженіемъ относились къ богословскимъ трудамъ и заслугамъ Оригена; но впослѣдствіи онъ, еще при своей жизни, на двухъ мѣстныхъ Александрійскихъ соборахъ и, по кончинѣ, на мѣстномъ Константинопольскомъ соборѣ 543 г., былъ осужденъ, какъ еретикъ. Не высказывая своихъ неправославныхъ мнѣній, какъ непреложныя истины, Оригенъ, тѣмъ не менѣе, неправо мыслилъ о многихъ истинахъ христіанской Церкви, почему нѣкоторые считали сомнительною твердость его въ главнѣйшихъ христіанскихъ догматахъ. Развивая неправославное ученіе о предсуществованіи душъ, онъ неправо мыслилъ о Христѣ, полагая, что Богъ создалъ опредѣленное число духовныхъ существъ равнаго достоинства, способныхъ уразумѣвать Божество и уподобляться Ему; одинъ изъ этихъ сотворенныхъ духовъ съ такою пламенною любовью устремился къ Божеству, что неразрывно соединился съ Божественнымъ Словомъ, или сталъ его тварнымъ носителемъ; это, по мнѣнію Оригена, и есть та человѣческая душа посредствомъ которой Богъ-Слово могъ воплотиться на землѣ, такъ какъ непосредственное воплощеніе Божества, будто бы, немыслимо. Держась еретическаго воззрѣнія на воплощеніе Бога-Слова и сотвореніе міра и человѣка, Оригенъ въ неправославномъ смыслѣ понималъ и крестную смерть Христову, представляя ее чѣмъ-то духовно повторяемымъ въ духовномъ мірѣ и имѣющимъ тамъ дѣйствіе на освобожденіе ангеловъ и приписывая въ дѣлѣ спасенія слишкомъ многое дѣйствію обыкновенныхъ силъ, коими одарена наша природа. Неправо мыслилъ Оригенъ и въ нѣкоторыхъ пунктахъ своего ученія о воскресеніи и будущей жизни, напр. о томъ, что діаволъ можетъ спастись; и въ толкованіи Св. Писанія слишкомъ многое преувеличенно понималъ въ мистическомъ, таинственномъ смыслѣ, уничтожая чрезъ то истинный историческій смыслъ Писанія.
[27] Преподобный Савва, т. н. «Освященный», великій пустынникъ Палестинскій († 532 г., память его 5-го декабря), ученикъ и сподвижникъ преподобныхъ Евѳимія Великаго, Ѳеоктиста и Герасима. Впослѣдствіи подвизался уединенно въ пустынѣ близъ Іордана, гдѣ въ 484 году основалъ въ 12 верстахъ на востокъ отъ Іерусалима монастырь знаменитый послѣ подъ именемъ Лавры Саввы Освященнаго. Лавра существуетъ доселѣ и пользуется широкой извѣстностью на Востокѣ и славой строгой, подвижнической жизни своихъ иноковъ.
[28] Преподобный Іоаннъ Молчальникъ, епископъ Колонійскій (въ Римской Арменіи), впослѣдствіи служилъ въ Лаврѣ святаго Саввы подъ видомъ простого монаха и затѣмъ бóльшую часть жизни подвизался въ безмолвіи въ уединенной пустынѣ. † въ 558 г. Память его — 8-го декабря.
[29] На обязанности псальтрій лежало чтеніе псалмовъ при богослужебныхъ собраніяхъ христіанъ.
[30] Преп. Киріакъ † въ 556 году.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга первая: Мѣсяцъ Сентябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1903. — С. 632-645.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0