Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 21 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Сентябрь.
День двадцать седьмой.

Житіе и страданіе святаго мученика Каллистрата.

Отечествомъ сего страдальца Христова былъ Карѳагенъ [3]; отсюда онъ былъ взятъ на воинское служеніе и причисленъ къ полку воеводы Персентина; въ этомъ полку только одинъ Каллистратъ, какъ звѣзда въ темную ночь, сіялъ своимъ благочестіемъ, ибо всѣ его товарищи по оружію были помрачены тьмою идолопоклонства. Онъ одинъ только былъ просвѣщенъ свѣтомъ святой вѣры, которой научился у отца своего, бывшаго христіаниномъ; отецъ же его былъ наученъ вѣрѣ его дѣдомъ, по имени Неокоромъ, который во время вольнаго страданія Господа нашего Іисуса Христа былъ въ Іерусалимѣ при Понтіи Пилатѣ, въ числѣ воиновъ. Увидѣвъ всѣ бывшія при смерти и воскресеніи Господа чудеса, онъ увѣровалъ въ Него и, принявъ крещеніе отъ апостоловъ, возвратился домой; сюда принесъ онъ драгоцѣнный бисеръ — вѣру во Христа, которымъ обогатилъ сына своего, отца Каллистрата, и всѣхъ домашнихъ своихъ, передавая имъ о Христѣ Іисусѣ все, что видѣлъ своими очами и что слышалъ отъ апостоловъ. Получивъ въ наслѣдство отъ дѣда и отца духовное богатство вѣры, коего нельзя похитить, святый Каллистратъ обогащалъ имъ кого могъ, тайно научая познанію истины и обращая къ Богу души человѣческія. По сей причинѣ онъ находился въ подозрѣніи у товарищей своихъ, и тѣ внимательно наблюдали за нимъ, чтобы убѣдиться, христіанинъ онъ или нѣтъ.

Когда онъ съ воеводой своимъ находился въ Римѣ [4], его христіанское благочестіе было узнано такимъ образомъ. Блаженный имѣлъ обычай каждую ночь вставать на молитву и долго молиться тайно. Однажды, когда онъ, вставъ по обычаю, молился, сіе замѣтили, проснувшись, нѣкоторые спавшіе около него воины; услышавши, что онъ часто призываетъ имя Іисуса Христа, они убѣдились въ томъ, что онъ — настоящій христіанинъ. Выбравъ удобное время, они сообщили воеводѣ Персентину о томъ, что слышали. Воевода же, тотчасъ призвавъ Каллистрата, спросилъ его:

— «Правда ли, Каллистратъ, то, что говорятъ о тебѣ твои товарищи?»

Святый отвѣтилъ:

— «Не знаю, что имъ можно было о мнѣ сказать, ибо я за собою не вѣдаю никакого дурного поступка».

Когда Персентинъ повелѣлъ воинамъ говорить, не скрываясь, то воины сказали воеводѣ:

— «Владыка, повели ему только принести жертву богамъ, и ты тотчасъ узнаешь его мысли и вѣру».

Воевода повелѣлъ Каллистрату принести жертву богамъ и поклониться имъ; святый же Каллистратъ отвѣтилъ:

— «Я не научился приносить жертвы многимъ богамъ, а только Единому истинному и живому Богу, все вызвавшему изъ небытія къ бытію и создавшему изъ земли человѣка; боговъ же, почитаемыхъ вами, которыхъ сотворили руки человѣческія, я называю не богами, а бѣсами, какъ узналъ я это изъ Святаго Писанія, говорящаго: вси бози языкъ бѣсове (Псал. 95, 5) — и: идоли языкъ — сребро и злато, дѣла рукъ человѣческихъ (Псал. 113, 12). Изъ Писанія же я научился знать живущаго на небесахъ Бога, приносить жертву хваленія и воздавать обѣты Вышнему. Итакъ, въ томъ ли обвиняютъ меня сіи люди, что я почитаю Единаго истиннаго Бога, а не многихъ ложныхъ боговъ? Имъ бы слѣдовало донести на меня лишь въ томъ случаѣ, когда бы узнали они, что я дурно исправляю свои воинскія обязанности, что я трусливъ и бѣгалъ отъ лица враговъ; вотъ о такихъ поступкахъ они могли бы говорить предъ тобою противъ меня, и такія донесенія тебѣ, воевода, было-бы прилично слушать. Зная, что я ни въ чемъ подобномъ не виновенъ, зачѣмъ ты слушаешь клеветниковъ и приводишь меня на судъ изъ-за того только, что ученіе вѣры, коему я слѣдую, не согласно съ вашимъ?»

Въ отвѣтъ на сіи слова воевода сказалъ съ гнѣвомъ:

— «Теперь не время ораторскаго многоглаголанія, а время тяжкихъ мукъ и лютыхъ казней, которыя ты вскорѣ и примешь, если не покоришься мнѣ и не принесешь жертвы богамъ, которымъ и самъ царь покланяется. Развѣ ты не знаешь, какъ я жестокъ, ибо имѣю силу еще раньше мученій устрашить всякаго однимъ взглядомъ и голосомъ?»

Святый же Каллистратъ отвѣчалъ:

— «Ярость твоя и скрежетъ зубовъ твоихъ, если и наводятъ страхъ, то только временный, а есть страхъ и скрежетъ зубовъ — вѣчный, впасть въ который я боюсь больше всего; и одно воспоминаніе о немъ ужасаетъ меня».

Не будучи въ состояніи сдержать свою ярость, воевода повелѣлъ бросить святаго на землю и бить; тотъ же во все время долгаго истязанія не выказалъ никакого нетерпѣнія, но обращался къ Богу, говоря: кляхся и поставихъ сохранити судьбы правды Твоея (Псал. 117, 106-107) [5]. И еще: «ослабѣлъ я, о Господи, живи мя по словеси Твоему (Псал. 11, 25) и не допусти поруганія этого нечестиваго человѣка надо мною; укрѣпи меня, Господи, понести сіи мученія, подавая силы моему смиренному и немощному тѣлу и возбуждая во мнѣ духъ мужества».

Видя кровь, струившуюся потокомъ изъ ранъ мученика, воевода повелѣлъ освободить его отъ мукъ и сказалъ ему:

— «Это только начало наказаній за твое непослушаніе, Каллистратъ; посему даю тебѣ добрый совѣтъ — исполнить мое повелѣніе, чтобы избавиться отъ бóльшихъ мукъ. Если же ты не покоришься, то клянусь богами, руки мучителей раздробятъ твое тѣло на части, и псы будутъ лизать кровь твою, а мясо твое съѣдятъ львы: такъ погибнешь ты страшною смертію».

Но мужественный Каллистратъ отвѣчалъ:

— «Надѣюсь на Бога крѣпкаго, Бога живаго, что Онъ избавитъ меня отъ устъ льва и отниметъ у псовъ душу мою единородную [6], которая одна только среди всѣхъ этихъ воиновъ знаетъ истиннаго Бога, отъ Коего я ожидаю, что Онъ не только мою одну душу, но и многія другія души возьметъ къ Себѣ, удостоивъ ихъ познать пресвятое Его имя!» [7]

Еще болѣе разгнѣванный сими словами, воевода повелѣлъ обнажить Каллистрата и влачить его по острымъ черепкамъ, разбросаннымъ по землѣ, причиняя симъ еще сильнѣйшую боль его израненному тѣлу. Когда же святый претерпѣлъ и эти муки, то мучитель повелѣлъ лить ему въ уста чрезъ воронку воду, какъ бы въ кожанный мѣхъ. Во время этого мученія воевода сказалъ святому:

— «Каллистратъ, если ты не принесешь жертвы богамъ, то я тотчасъ ввергну тебя въ море: ибо опасаюсь, какъ бы ты не прельстилъ и другихъ воиновъ, если я вскорѣ не предамъ тебя смерти».

— «О, беззаконникъ великій, — отвѣчалъ мученикъ, — ты заботишься, чтобы не умалилось стадо, находящееся подъ властію отца твоего, діавола, а я уповаю на Бога, что пріобрѣту сіе стадо Христу моему, утвержу его въ истинной вѣрѣ и созижду Господу Богу моему посреди сего града церковь» [8].

Распалившись яростію, воевода сказалъ:

— «Нечестивый и окаянный человѣкъ, смерть уже надъ головою твоею, а ты думаешь созидать церковь и многихъ обращать къ твоему Богу!»

Сказавъ сіе, воевода тотчасъ повелѣлъ принести кожаный мѣхъ, заключить въ него мученика и бросить въ глубину морскую, а самъ остановился на берегу, желая видѣтъ гибель святаго. Но мѣхъ, въ коемъ находился святый Каллистратъ, молящійся какъ Іона во чревѣ китовомъ, по волѣ Божіей прибитъ былъ воднымъ теченіемъ къ острому морскому камню и разорвался, святаго же Каллистрата приняли на хребты два дельфина [9] и тихо вынесли его на берегъ. Мученикъ съ веселіемъ воспѣвалъ: пріидохъ во глубины морскія [10], но не потопила меня водная буря и не утомился я отъ молитвенныхъ призываній къ Тебѣ, Господи; Ты скоро услышалъ молитву мою и чудесно избавилъ меня отъ неразрѣшимыхъ узъ и глубины морской, когда уже не было на сіе никакой надежды: растерзалъ же еси вретище мое и препоясалъ мя еси веселіемъ [11].

Когда святый воспѣвалъ сіе радостнымъ голосомъ, множество воиновъ дивилось, и нѣкоторые изъ нихъ припали къ ногамъ святаго, прося, чтобы онъ избавилъ ихъ отъ обольщенія бѣсовскаго и привелъ ко Христу, Богу своему. Таковыхъ было сорокъ девять, и всѣ они говорили:

— «Мы познали, что Богъ твой великъ и истиненъ, ибо Онъ избавилъ тебя чудесно изъ глубины моря».

Блаженный же мученикъ сказалъ:

— «Господь мой Іисусъ Христосъ не отгонитъ приходящихъ къ Нему, ибо говоритъ: пріидите ко Мнѣ вси труждающіися и обремененніи и Азъ упокою вы (Матѳ. 11, 28).

Произнеся сіи слова, онъ простеръ къ небу руки свои и, возведя очи, молился:

Господи, въ вышнихъ живый и на смиренныя призираяй! Призри на сіе малое Твое стадо, сохрани его отъ всякаго зла и соблюди неврежденнымъ отъ звѣря видимаго — мучителя Персентина, и отъ невидимаго — діавола, ибо ты Единъ славимый во вѣки».

Увидѣвъ происходившее, воевода удивился и сказалъ:

— «Клянусь пресвѣтлымъ солнцемъ [12], — этотъ человѣкъ владѣетъ великою волшебною силою, ибо изъ моря онъ вышелъ невредимымъ и, согласно своему обѣщанію, обольстилъ волшебствомъ моихъ воиновъ».

Въ то же время онъ сказалъ святому:

— «Я скоро разрушу твое волшебство, Каллистрать, и ты узнаешь, кто такое Персентинъ, великихъ боговъ служитель, и кто Распятый, Коего ты чтишь и на Коего ты напрасно уповаешь».

Затѣмъ онъ сѣлъ на судейское мѣсто и повелѣлъ всѣхъ увѣровавшихъ во Христа воиновъ сильно бить, сокрушая суставы ихъ. Подвергаясь истязанію, эти воины говорили какъ бы едиными устами:

— «Господи Іисусе Христе, будь помощникомъ рабамъ Твоимъ и дай намъ силы терпѣть до конца, ибо ради Тебя мы пошли на такое страданіе. Сохрани нашего учителя и пастыря Каллистрата, чтобы отъ него мы еще болѣе научились исповѣдывать Тебя Единаго Бога, ибо нынѣ мы предъ Тобою, Господи, какъ погибшія овцы».

Когда же ярость Персентина нѣсколько утихла, онъ повелѣлъ прекратить истязанія и увести мучениковъ въ темницу, доколѣ не придумаетъ, что дѣлать съ ними; ибо его не мало опечалило то, что полкъ его убавился на пятьдесятъ воиновъ.

Когда они были брошены со святымъ Каллистратомъ въ темницу, то стали учиться у него познанію Бога со всею обстоятельностію; ибо святый, отверзши уста свои, разъяснилъ имъ все, начиная отъ сотворенія міра и преступленія, совершеннаго первыми людьми въ раю, до Христова воплощенія, вольнаго страданія и воскресенія. Онъ возвѣстилъ имъ о судѣ, и о душѣ, и о будущей жизни, о воздаяніи праведнымъ и о наказаніи грѣшниковъ во адѣ, и, разъяснивъ имъ всѣ святыя тайны вѣры, онъ укрѣпилъ ихъ къ мученическому подвигу.

На другой день воевода, окруженный множествомъ воиновъ, сѣлъ на судейскомъ мѣстѣ, велѣлъ привести изъ темницы святаго Калдистрата съ дружиною и обратился къ нему съ такими словами:

— «Скажи мнѣ, Каллистратъ! принесете ли вы жертву богамъ, чтобы освободиться отъ тяжкихъ мукъ, или пребудете въ прежнемъ своемъ упорствѣ?»

Святый же Каллистратъ сказалъ:

— «За себя я отвѣчаю, что не отступлю отъ Господа моего до смерти; сіи же пусть сами скажутъ о себѣ; спрашивай ихъ и услышишь, чтó они тебѣ скажутъ».

Тогда воевода сказалъ имъ:

— «Вы, обольщенные, чтó скажете?»

Тѣ отвѣчали:

— «Мы — христіане, исповѣдуемъ Единаго Бога, создавшаго небо и землю, и вѣруемъ въ Него, въ Единороднаго Его Сына, Господа Іисуса Христа, и во Святаго Духа, какъ научилъ насъ добрый нашъ учитель, Каллистратъ».

Когда святые единогласно сказали сіе, воевода повелѣлъ жестоко бить ихъ, одного за другимъ. Потомъ онъ велѣлъ, связавши имъ руки и ноги, бросить ихъ въ прудъ, находившійся недалеко оттуда.

Прежде, чѣмъ повелѣніе сіе было исполнено, святый Каллистрать молился Богу, говоря:

Господи, въ вышнихъ живый и на смиренныя призираяй, обрати милостивыя очи Твои на сіе Твое малое стадо и благоволи омыть его въ сихъ водахъ, какъ въ купечи возрожденія и усыновленія [13], наитіемъ Святаго Твоего Духа, дабы они, омывши всѣ скверны ветхаго человѣка [14], стали причастниками наслѣдія (Кол. 1, 12) тѣхъ, кои издревле Тебѣ угодили».

Когда же мученики были связаны и брошены въ воду, то ихъ узы тотчасъ распались, и они стояли въ водѣ съ лицемъ свѣтлымъ, радуясь своему крещенію. И видѣнъ былъ въ то время прекрасный вѣнецъ, спускавшійся на нихъ съ неба, и слышенъ былъ голосъ, говорившій:

— «Будь мужественъ, Каллистратъ, со стадомъ своимъ, и иди почить съ ними въ вѣчныхъ обителяхъ».

И тотчасъ за этими словами произошло сильное землетрясеніе, отъ котораго упалъ и разсыпался въ прахъ стоявшій недалеко оттуда истуканъ нѣкоего сквернаго языческаго бога. Видя сіе, сто тридцать пять другихъ воиновъ, которые слышали бывшій къ Каллистрату съ неба голосъ, увѣровали въ Господа нашего. Боясь молвы и смущенія въ полку, воевода ничего не сказалъ имъ; первыхъ же сорокъ девять воиновъ вмѣстѣ съ Каллистратомъ повелѣлъ онъ опять бросить въ темницу. Тамъ святый Каллистратъ сказалъ своей дружинѣ:

— «Вотъ, братія, по благодати Христовой вы сподобились святаго крещенія, за которое подобаетъ вамъ достойно возблагодарить Бога; итакъ, востанемъ и помолимся Ему!»

Когда всѣ встали и подняли руки и очи къ небу, Каллистратъ молился такими словами:

— «Господи Боже, хотяй всѣмъ человѣкомъ спастися и въ познаніе истины пріити (1 Тим. 1, 4), исторгшій сіе стадо изъ устъ льва и призвавшій въ вѣчное спасеніе! Сподоби насъ скончаться во святой вѣрѣ въ Тебя, Бога нашего, и дай намъ непорочными и чистыми явиться предъ святымъ лицемъ Твоимъ и поклониться Тебѣ, благословенному во вѣки».

Молились прилежно со святымъ Каллистратомъ и всѣ святые мученики. Когда наступила ночь, въ темницу вошли, по повелѣнію мучителя, воины съ обнаженными мечами, и всѣхъ разсѣкли на части [15]. Такъ доблестно подвизался съ дружиною своею святый Каллистратъ, стоя даже до крове [16] за Господа своего. Святыя мощи ихъ были собраны и съ почетомъ погребены тѣми ста тридцатью пятью воинами, которые увѣровали во Христа; тѣми же воинами послѣ создана была и церковь надъ святыми ихъ мощами. Такъ сбылось слово, которое сказалъ святый Каллистратъ Персентину: «посреди сего града созижду церковь», хотя она создалась не при жизни его, а послѣ мученической его смерти; и прославлялось въ ней имя Господа Бога и Спаса нашего Іисуса Христа, Ему же и отъ насъ да будетъ слава во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Т. е. разумныхъ существъ — людей, которыхъ Христосъ охраняетъ, какъ пастырь охраняетъ овецъ.
[2] Церковь воинствующая — это Церковь, заключающая въ себѣ христіанъ, живущихъ на землѣ, а Торжествующая — это общество прославленныхъ вѣрующихъ, обитающихъ на небѣ.
[3] Карѳагенъ — городъ въ сѣверной Африкѣ.
[4] Здѣсь слѣдуетъ разумѣть Византію, которая, сдѣлавшись восточною столицею римскаго царства, стала именоваться Новымъ Римомъ. Въ старомъ Римѣ почитаніе св. Каллистрата не имѣло мѣста. Кромѣ того, упоминаемый здѣсь Римъ, какъ видно изъ послѣдующаго, стоялъ на самомъ берегу моря, тогда какъ отъ стараго Рима море находилось въ далекомъ разстояніи (около 4-хъ верстъ).
[5] «Я клялся хранить праведные суды (постановленія) Твои и исполню (свою клятву)».
[6] Т. е. одинокую (Псал. 21,21).
[7] Познать имя Божіе — значитъ познать Божественныя свойства и совершенства, открывающіяся въ управленіи міромъ и жизнью человѣка.
[8] Т. е. храмъ, въ которомъ мученики-воины будутъ почитаемы вѣрующими.
[9] Дельфины — морскія млекопитающія.
[10] Т. е. «я брошенъ въ глубокое море» (Псал. 67, 3).
[11] Т. е. «ты снялъ съ меня вретище (худую, грубую одежду, которую носили древніе евреи во дни постигавшихъ ихъ бѣдствій) и препоясалъ меня веселіемъ (одѣлъ меня въ одежду радости)» (Псал. 29, 12).
[12] Солнце язычники почитали за бога, именуя его Аполлономъ.
[13] Указывается на крещеніе, которое совершалось въ древности въ особыхъ купеляхъ или купальняхъ. — Въ крещеніи человѣкъ возрождается въ новую, святую жизнь и дѣлается чадомъ Божіимъ.
[14] Ветхій человѣкъ — человѣкъ, не получившій христіанскаго крещенія и состоящій еще подъ грѣхомъ Адамовымъ (см. Кол. 3, 9).
[15] Св. Каллистратъ и дружина его пострадали около 304 года по Р. X.
[16] Т. е. проливъ за Христа даже кровь свою (Евр. 12, 4).
[17] Т. е. Господь Іисусъ Христосъ.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга первая: Мѣсяцъ Сентябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1903. — С. 592-600.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0