Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 14 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Сентябрь.
День двадцать шестой.

Житіе святаго апостола и евангелиста Іоанна Богослова.

При самомъ призваніи своемъ, Іоаннъ названъ былъ отъ Господа «Сыномъ громовымъ», потому что богословіе его какъ громъ должно было слышаться во всемъ мірѣ и наполнить всю землю [3]. И ходилъ Іоаннъ за благимъ Учителемъ своимъ, поучаясь исходящей отъ устъ Его премудрости; и былъ онъ весьма любимъ Господомъ своимъ Христомъ за совершенное незлобіе свое и дѣвственную чистоту. Господь почтилъ его какъ изряднѣйшаго и изъ числа двѣнадцати апостоловъ: онъ былъ однимъ изъ тѣхъ трехъ ближайшихъ учениковъ Христовыхъ, которымъ много разъ Господь открывалъ Свои Божественныя тайны. Такъ, когда Онъ восхотѣлъ воскресить дочь Іаирову, то не позволилъ идти за Собою никому, кромѣ Петра, Іакова и Іоанна. Когда на Ѳаворѣ восхотѣлъ показать славу Своего Божества, взялъ Петра, Іакова, а также и Іоанна. Когда молился въ вертоградѣ, и тамъ былъ не безъ Іоанна, ибо сказалъ ученикамъ: сѣдите ту, дондеже шедъ помолюся тамо. И поятъ Петра и оба сына Зеведеова (Матѳ. 26, 36-37), т. е. Іакова и Іоанна. Всюду Іоаннъ, какъ возлюбленный ученикъ, неотлученъ былъ отъ Христа. А какъ любилъ его Христосъ, сіе видно изъ того, что Іоаннъ возлежалъ на персяхъ Его. Ибо, когда на Тайной Вечери Господь предсказалъ о Своемъ предателѣ, и ученики начали переглядываться между собою въ недоумѣніи, о комъ Онъ говоритъ, тогда Іоаннъ возлежалъ на персяхъ любимаго Учителя, какъ самъ онъ повѣствуетъ о семъ въ своемъ Евангеліи: бѣ единъ отъ ученикъ Его, возлежа на лонѣ Іисусовѣ, егоже любляше Іисусъ. Поману же сему Симонъ Петръ вопросити: кто убо есть, о немже глаголетъ? Нападъ же той на перси Іисусовы глагола ему: Господи, кто есть предаяй Тя? (Іоан. 13, 23-25). Такъ любимъ былъ Іоаннъ Господомъ, что одинъ только онъ могъ безпрепятственно возлежать на персяхъ Господнихъ и дерзновенно спросить Его объ этой тайнѣ. Но и Іоаннъ проявилъ къ любившему его Учителю взаимную любовь свою, бóльшую иныхъ апостоловъ: ибо во время вольныхъ страданій Христа, всѣ они, оставивши Пастыря своего, бѣжали, а онъ одинъ неотлучно смотрѣлъ на всѣ мученія Христовы, сердечно Ему сострадая, плача и рыдая съ Пречистою Дѣвою Маріей, Матерію Господа, и даже не отошелъ съ Нею отъ пострадавшаго за насъ Сына Божія до самаго креста и смерти Спасителя. За сіе и былъ онъ усыновленъ отъ Господа при крестѣ Пречистой Дѣвѣ Маріи: вися на крестѣ Господь, видѣвъ Матерь и ученика стояща, егоже любляше, глагола Матери Своей: Жено, се сынъ Твой! Потомъ же глагола ученику: се Мати твоя! И отъ того часа поятъ Ю ученикъ во своя си (Іоан. 19, 26-27). И относился онъ къ Ней, какъ матери своей, со всякимъ уваженіемъ и служилъ Ей до честнаго и славнаго успенія Ея. Въ день же Ея успенія, когда честное и святое тѣло Божіей Матери несли на погребеніе, святый Іоаннъ шелъ передъ одромъ Ея съ блистающимъ какъ свѣтъ царскимъ скипетромъ, который принесъ Пречистой Дѣвѣ архангелъ Гавріилъ, возвѣщая Ей о пренесеніи Ея отъ земли на небо.

Послѣ успенія Пресвятой Богородицы, святый Іоаннъ отправился вмѣстѣ съ ученикомъ своимъ Прохоромъ въ Малую Азію, гдѣ выпалъ ему жребій проповѣдывать Слово Божіе [4]. Идя туда, святый Іоаннъ скорбѣлъ, такъ какъ предвидѣлъ напасти на морѣ, о которыхъ онъ и предсказалъ ученику своему Прохору. Случилось, что когда они сѣли въ Іоппіи на корабль и начали плаваніе, въ одиннадцатый часъ дня настала великая буря, а ночью корабль разбился, и всѣ бывшіе на немъ плавали въ волнахъ морскихъ, держась, кто за что ухватился. Въ шестой же часъ дня море выбросило всѣхъ ихъ съ Прохоромъ на берегъ въ пяти поприщахъ отъ Селевкіи [5]: одинъ только Іоаннъ остался въ морѣ. Много и долго плакалъ Прохоръ и пошелъ въ Азію одинъ. На четырнадцатый день пути пришелъ онъ къ одному селенію, при морѣ лежащему, и остановился здѣсь для отдыха. И вотъ въ то время, какъ однажды онъ глядѣлъ на море и тосковалъ объ Іоаннѣ, вспѣнившаяся волна морская съ великимъ шумомъ хлынула на берегъ и выбросила Іоанна живымъ. Прохоръ подошелъ посмотрѣть, кого выбросило море, и встрѣтивъ Іоанна, поднялъ его съ земли, и, обнявшись, они плакали и за все благодарили Бога. Такъ святый Іоаннъ четырнадцать дней и ночей пробылъ въ морѣ, и благодатію Божіею остался живымъ. Вошедши въ селеніе, попросили они воды и хлѣба и, подкрѣпившись, отправились въ Ефесъ [6].

Когда же они вошли вмѣстѣ въ городъ, ихъ встрѣтила жена по имени Романа (Ромека), — прославившаяся даже до Рима злобою дѣлъ своихъ, — которая держала въ томъ городѣ общія бани. И вотъ она, нанявши Іоанна и Прохора, приставила ихъ работать въ банѣ и мучила. Хитростью своею она привлекла ихъ обоихъ въ услуженіе себѣ: Іоанна приставила поддерживать огонь, а Прохора наливать воду, того и другаго на всю ихъ жизнь, и немало оставались они въ толикой бѣдѣ. Былъ же въ банѣ той демонъ, который ежегодно умерщвлялъ одного изъ моющихся въ ней — юношу или отроковицу. Когда строилась эта баня и полагалось основаніе, то, по бѣсовскому навожденію, вкопали тутъ живыми юношу и отроковицу; съ тѣхъ поръ и стало совершаться такое убійство. Случилось же въ то время войти въ баню нѣкоему отроку, по имени Домну, сыну городскаго старшины Діоскорида. Когда Домнъ мылся въ банѣ, напалъ на него бѣсъ и удавилъ его; и былъ о немъ великій плачъ. Стало это извѣстно по всему городу Ефесу; узнавъ объ этомъ, и самъ Діоскоридъ былъ такъ опечаленъ, что отъ скорби умеръ и онъ. Романа же много молилась Артемидѣ о томъ, чтобы она воскресила Домна, и, молясь, терзала тѣло свое, но ничто не помогало. Въ то время какъ Іоаннъ спрашивалъ Прохора о случившемся, Романа, увидѣвъ ихъ бесѣдующими, схватила Іоанна и начала наносить ему побои, укоряя и возлагая вину смерти Домна на Іоанна. Наконецъ, она сказала:

— «Если ты не воскресишь Домна, я убью тебя».

Помолившись, Іоаннъ воскресилъ отрока. Романа пришла въ ужасъ. Она называла Іоанна Богомъ или Сыномъ Божіимъ, но Іоаннъ проповѣдывалъ силу Христову и училъ вѣровать во Христа. Затѣмъ воскресилъ онъ и Діоскорида, и увѣровали во Христа Діоскоридъ и Домнъ, и всѣ они крестились. И напалъ на всѣхъ людей страхъ, и дивились они случившемуся. Одни говорили про Іоанна и Прохора, что они волхвы, другіе же справедливо возражали, что волхвы мертвыхъ не воскрешаютъ. Іоаннъ изгналъ бѣса изъ бани, и пребывали они съ Прохоромъ въ домѣ Діоскоридовомъ, утверждая новопросвѣщенныхъ въ вѣрѣ и уча ихъ добродѣтельной жизни.

Въ одно время случился въ Ефесѣ праздникъ Артемидѣ, и весь народъ въ бѣлыхъ одеждахъ праздновалъ, торжествуя и ликуя при храмѣ Артемидиномъ; противъ же храма стоялъ идолъ той богини. И вотъ Іоаннъ, войдя на высокое мѣсто, сталъ близъ идола и громогласно обличалъ слѣпоту язычниковъ, что они не знаютъ, кому покланяются и вмѣсто Бога почитаютъ бѣса. Народъ же исполнился за это ярости и бросалъ въ Іоанна камнями, но ни одинъ изъ камней не попалъ въ него: камни наоборотъ побивали самихъ же бросающихъ ихъ. Іоаннъ, воздѣвъ руки къ небу, началъ молиться — и тотчасъ настала на землѣ жара и зной великій, и попадало изъ множества людей до 200 человѣкъ, и всѣ они умерли, а прочіе едва пришли въ себя отъ страха и умоляли Іоанна о милости, ибо ужасъ и трепетъ напали на нихъ. Когда же Іоаннъ помолился Богу, всѣ умершіе воскресли, и припали всѣ къ Іоанну и, увѣровавъ во Христа, крестились. Тамъ же, на нѣкоторомъ мѣстѣ, называемомъ Тихи, Іоаннъ исцѣлилъ разслабленнаго, лежавшаго 12 лѣтъ. Исцѣленный прославилъ Бога.

Послѣ того, какъ Іоанномъ совершены были и многія другія знаменія, и слухъ о чудесахъ его распространился повсюду, — бѣсъ, пребывающій въ капищѣ Артемидиномъ, боясь, что и онъ будетъ низложенъ Іоанномъ, принялъ на себя образъ воина, и сѣлъ на видномъ мѣстѣ и горько плакалъ. Проходящіе мимо спрашивали его, откуда онъ и отчего такъ сильно плачетъ.

Онъ же говорилъ:

— «Я изъ Кесаріи Палестинской, начальникъ надъ темницами; повелѣно мнѣ было стеречь двухъ волхвовъ, изъ Іерусалима пришедшихъ, Іоанна и Прохора, коихъ, по причинѣ множества ихъ злодѣяній, осудили на смерть. Утромъ они должны были погибнуть лютою смертью, но волхвованіемъ своимъ ночью убѣжали изъ темничнаго заключенія, а я изъ-за нихъ впалъ въ бѣду, такъ какъ князь хочетъ погубить меня вмѣсто нихъ. Я умолилъ князя, чтобы онъ пустилъ меня преслѣдовать ихъ, и вотъ я слышу, что тѣ волхвы находятся здѣсь, но не имѣю никого, кто бы помогъ мнѣ поймать ихъ».

Говоря это, бѣсъ показалъ и грамоту, о томъ свидѣтельствующую, показалъ и большой свертокъ золота, обѣщая дать его тѣмъ, кто погубитъ сихъ волхвовъ.

Слышавъ это, нѣкоторые воины сжалились надъ нимъ, возбудили народъ противъ Іоанна и Прохора и, подойдя къ дому Діоскоридову, сказали: «или выдай намъ волхвовъ, или домъ твой зажжемъ». Діоскоридъ скорѣе соглашался на то, чтобы домъ его сгорѣлъ, чѣмъ выдать имъ апостола съ ученикомъ его Прохоромъ. Но Іоаннъ провидя духомъ, что мятежъ народный приведетъ къ добру, отдалъ себя и Прохора сборищу народному. Ведомые народомъ, дошли они до храма Артемиды. Іоаннъ помолился Богу — и внезапно храмъ идольскій палъ, не повредивъ ни одного человѣка. И сказалъ апостолъ сидящему тамъ бѣсу:

— «Тебѣ говорю, нечестивый бѣсъ, скажи, сколько лѣтъ ты живешь здѣсь, и ты ли возбудилъ противъ насъ народъ сей!»

Бѣсъ же отвѣчалъ:

— «109 лѣтъ я пребываю здѣсь, и я возбудилъ народъ сей на васъ».

Іоаннъ же сказалъ ему:

— «Во имя Іисуса Назарянина повелѣваю тебѣ оставить мѣсто сіе». — И тотчасъ бѣсъ вышелъ.

Ужасъ объялъ всѣхъ людей, и они увѣровали во Христа. Были сотворены отъ Іоанна и еще бóльшія знаменія, и многое множество народа обратилось къ Господу.

Въ то время Домиціанъ, императоръ Римскій, воздвигъ на христіанъ большое гоненіе, и Іоаннъ былъ оклеветанъ передъ нимъ. Епархъ Асійскій, схвативъ святаго, отослалъ связаннымъ въ Римъ къ кесарю, гдѣ за исповѣданіе Христово Іоаннъ прежде всего претерпѣлъ удары, а затѣмъ долженъ былъ выпить чашу, наполненную смертоноснымъ ядомъ. Когда же по слову Христову: аще и что смертное испіютъ, не вредитъ ихъ (Марк. 16, 18), онъ не получилъ отъ нея вреда, тогда былъ ввергнутъ въ котелъ съ кипящимъ масломъ, но и оттуда вышелъ невредимымъ. И вопіялъ народъ: «великъ Богъ христіанскій!» Кесарь же, не дерзая болѣе мучить Іоанна, счелъ его безсмертнымъ и осудилъ на изгнаніе на островъ Патмосъ, какъ и сказалъ Господь во снѣ Іоанну:

— «Много подобаетъ тебѣ пострадать, и будешь изгнанъ на нѣкоторый островъ, который весьма въ тебѣ нуждается».

Взявши Іоанна съ Прохоромъ, воины отвели ихъ на корабль и отплыли. Въ одинъ изъ дней ихъ плаванія, сѣли вельможи царскіе обѣдать и, имѣя множество яствъ и питій, развеселились. Одинъ изъ нихъ, юноша, играя, упалъ съ корабля въ море и утонулъ. Тогда ихъ веселье и радость обратились въ плачъ и сѣтованіе, ибо не могли они помочь упавшему въ глубину морскую. Особенно же сильно рыдалъ отецъ того отрока, находившійся здѣсь же на кораблѣ: онъ хотѣлъ броситься въ море, но былъ удержанъ другими. Зная силу Іоанна творить чудеса, всѣ они начали усердно просить его о помощи. Онъ же спросилъ каждаго изъ нихъ, какого кто чтитъ бога; и одинъ сказалъ: Аполлона, другой — Зевеса, третій — Геркулеса, иные — Эскулапа, другіе — Артемиду Ефесскую [7].

И сказалъ имъ Іоаннъ:

— «Столько боговъ имѣете вы, и не могутъ они спасти одного утонувшаго человѣка!»

И оставилъ онъ ихъ въ печали до утра. На утро же сжалился Іоаннъ надъ гибелью юноши и усердно помолился Богу со слезами. Тотчасъ сдѣлалось на морѣ волненіе, и одна волна, поднявшись до корабля, выбросила юношу живымъ къ ногамъ Іоанновымъ. Видя сіе, всѣ удивились и возрадовались о спасенномъ отъ потопленія юношѣ. Іоанна же они начали весьма почитать и сняли съ него желѣзныя оковы.

Однажды ночью, въ пять часовъ, случилась на морѣ великая буря, и всѣ начали кричать, отчаявшись въ жизни своей, такъ какъ уже и корабль сталъ разрушаться. Тогда возопили всѣ къ Іоанну, прося, чтобы онъ помогъ имъ и умолилъ своего Бога о спасеніи ихъ отъ погибели. Повелѣвъ имъ молчать, святый началъ молиться, — и буря тотчасъ прекратилась и настала великая тишина.

Одинъ воинъ былъ одержимъ желудочною болѣзнью и уже умиралъ; его апостолъ сдѣлалъ здоровымъ.

Оскудѣла вода на кораблѣ, и многіе, изнемогши отъ жажды, были близки къ смерти. Іоаннъ сказалъ Прохору:

— «Наполни сосуды водою морскою».

И когда сосуды были наполнены, онъ сказалъ:

— «Во имя Іисуса Христа почерпайте и пейте!»

Почерпнувши, нашли воду сладкою и, напившись, отдохнули.

Видя такія чудеса, спутники Іоанна приняли крещеніе и хотѣли отпустить Іоанна на свободу. Но онъ самъ уговорилъ ихъ отвести его на указанное ему мѣсто. Прибывши на островъ Патмосъ, они отдали игемону посланіе. Миронъ же, тесть игемоновъ, взялъ Іоанна и Прохора въ свой домъ. У Мирона былъ старшій сынъ, по имени Аполлонидъ, имѣвшій въ себѣ прорицающаго бѣса, который предсказывалъ будущее; и всѣ считали Аполлонида за пророка. Въ то время, какъ Іоаннъ входилъ въ домъ Мироновъ, Аполлонидъ тотчасъ пропалъ безъ вѣсти; онъ убѣжалъ въ другой городъ, боясь, чтобы прорицающій бѣсъ не былъ изгнанъ изъ него Іоанномъ. Когда въ дому Мироновомъ поднялся вопль объ Аполлонидѣ, пришло отъ него увѣдомленіе, извѣщающее, что его изгналъ изъ дому своимъ чародѣйствомъ Іоаннъ, и что онъ не можетъ возвратиться до тѣхъ поръ, пока Іоаннъ не будетъ погубленъ.

Прочитавъ письмо, Миронъ пошелъ къ зятю своему игемону возвѣстить о случившемся; игемонъ же, схвативъ Іоанна, хотѣлъ отдать его на съѣденіе звѣрямъ. Но Іоаннъ умолялъ игемона, чтобы онъ потерпѣлъ немного и позволилъ ему послать ученика своего къ Аполлониду, обѣщаясь возвратить его въ домъ. Игемонъ не препятствовалъ послать ученика, но самого Іоанна, связавъ двумя веригами, посадилъ въ темницу. И пошелъ Прохоръ къ Аполлониду съ Іоанновымъ посланіемъ, въ которомъ написано было такъ:

— «Я, Іоаннъ, апостолъ Іисуса Христа, Сына Божія, прорицающему духу, живущему въ Аполлонидѣ, повелѣваю именемъ Отца, и Сына, и Святаго Духа: выйди изъ созданія Божія и никогда не входи въ него, но будь одинъ внѣ сего острова въ мѣстахъ безводныхъ, а не среди людей».

Когда Прохоръ пришелъ къ Аполлониду съ такимъ посланіемъ, бѣсъ тотчасъ вышелъ изъ него. Аполлониду вернулся разумъ, и, какъ бы воспрянувъ отъ сна, пошелъ онъ съ Прохоромъ обратно въ свой городъ. Но не тотчасъ вошелъ онъ въ домъ, а сперва устремился въ темницу къ Іоанну и, припадая къ ногамъ его, воздалъ ему благодареніе за то, что онъ освободилъ его отъ нечистаго духа. Узнавши о возвращеніи Аполлонида, родители, братья и сестры его, всѣ собрались и радовались, а Іоаннъ былъ освобожденъ отъ узъ. Аполлонидъ повѣдалъ о себѣ слѣдующее:

— «Уже много лѣтъ прошло съ тѣхъ поръ, какъ я спалъ на одрѣ своемъ глубокимъ сномъ. Нѣкоторый человѣкъ, ставъ по лѣвую сторону одра, потрясъ меня и разбудилъ, — и я увидалъ, что онъ чернѣе обожженнаго и гнилого пня; глаза у него горѣли какъ свѣчи, и вострепеталъ я отъ страха. Онъ же сказалъ мнѣ: «открой уста свои»; я открылъ, и вошелъ онъ въ уста мои и, наполнилъ мое чрево; съ этого часа сдѣлалось мнѣ извѣстнымъ доброе и злое, а также и все, случающееся въ домѣ. Когда же апостолъ Христовъ вошелъ въ нашъ домъ, тогда сказалъ мнѣ сидящій во мнѣ: «бѣги отсюда, Аполлонидъ, чтобы тебѣ не умереть въ страданіяхъ, ибо человѣкъ сей — чародѣй и хочетъ тебя умертвить». И я тотчасъ бѣжалъ въ другой городъ. Когда же я хотѣлъ возвратиться, онъ не позволялъ мнѣ, говоря: «если Іоаннъ не умретъ, ты не можешь жить въ своемъ домѣ». А когда Прохоръ пришелъ въ тотъ городъ, въ которомъ былъ я, и я увидалъ его, — нечистый духъ тотчасъ вышелъ изъ меня тѣмъ же способомъ, которымъ онъ сперва вошелъ въ мое чрево, и почувствовалъ я облегченіе отъ великой тягости, умъ мой пришелъ въ здоровое состояніе, и стало мнѣ хорошо».

Услышавши сіе, всѣ припали къ ногамъ Іоанна. Онъ же, отверзши уста, поучалъ ихъ вѣрѣ въ Господа нашего Іисуса Христа. И увѣровалъ Миронъ съ женой и дѣтьми своими, всѣ они крестились, и была въ домѣ Мироновомъ радость великая. А послѣ и жена игемонова, Хризиппида, дочь Миронова, приняла съ своимъ сыномъ и всѣми рабами своими святое крещеніе; за нею крестился и мужъ ея, Лаврентій, игемонъ того острова, сложивъ при этомъ съ себя власть свою, чтобы свободнѣе служить Богу. И оставался Іоаннъ съ Прохоромъ въ дому Мироновомъ три года, проповѣдуя слово Божіе. Здѣсь сотворилъ онъ силою Іисуса Христа много знаменій и чудесъ: исцѣлилъ больныхъ и бѣсовъ прогналъ, храмъ Аполлоновъ со всѣми его идолами разрушилъ однимъ словомъ своимъ, и многихъ, обративъ къ вѣрѣ во Христа, крестилъ.

Былъ въ странѣ той одинъ волхвъ, по имени Кинопсъ, жившій въ пустынѣ и много лѣтъ знавшійся съ нечистыми духами. По причинѣ производимыхъ имъ привидѣній, всѣ жители острова считали его за бога. Жрецы же Аполлоновы, вознегодовавшіе на Іоанна за разореніе капища Аполлона и за то, что онъ всѣхъ людей сдѣлалъ послѣдователями Іисуса Христа, пришли къ Кинопсу и жаловались ему на апостола Христова, умоляя отмстить за безчестіе ихъ боговъ. Кинопсъ однако не захотѣлъ идти въ городъ самъ, такъ какъ много лѣтъ жилъ въ томъ мѣстѣ безвыходно. Но граждане еще чаще стали ходить къ нему съ тою же просьбою. Тогда онъ обѣщалъ послать въ домъ Мироновъ духа лукаваго, взять душу Іоаннову и предать ее вѣчному суду. Утромъ онъ послалъ къ Іоанну одного изъ князей надъ злыми духами, повелѣвая принести къ себѣ душу его. Придя въ домъ Мироновъ, бѣсъ сталъ на томъ мѣстѣ, гдѣ былъ Іоаннъ. Іоаннъ же, увидѣвъ бѣса, сказалъ ему:

— «Именемъ Христовымъ повелѣваю тебѣ не сходить съ этого мѣста до тѣхъ поръ, пока ты не скажешь мнѣ, для какой цѣли ты пришелъ сюда ко мнѣ».

Будучи связанъ словомъ Іоанновымъ, бѣсъ сталъ неподвижно и сказалъ Іоанну:

— «Жрецы Аполлона пришли къ Кинопсу и умоляли его, чтобы онъ шелъ въ городъ и навелъ на тебя смерть, но онъ не захотѣлъ, говоря: «много лѣтъ я живу на этомъ мѣстѣ, не выходя; стану ли утруждать себя теперь изъ-за человѣка худого и ничтожнаго? Идите путемъ своимъ, утромъ же я пошлю своего духа, и возьметъ онъ душу его и принесетъ ко мнѣ, а я предамъ ее вѣчному суду».

И сказалъ Іоаннъ бѣсу:

— «Посылалъ ли онъ тебя когда-либо взять душу человѣческую и принести ему?»

Бѣсъ отвѣчалъ:

— «Вся сила сатанинская въ немъ, и онъ имѣетъ соглашеніе съ нашими князьями, а мы съ нимъ — и Кинопсъ слушаетъ насъ, и мы его».

Тогда Іоаннъ сказалъ:

— «Я, апостолъ Іисуса Христа, повелѣваю тебѣ, злой духъ, не входить въ жилища человѣческія и не возвращаться къ Кинопсу, но уйти съ этого острова и мучиться».

И тотчасъ бѣсъ удалился съ острова. Кинопсъ же, видя, что духъ не возвратился, послалъ другого; но и тотъ также пострадалъ. И еще двоихъ изъ князей темныхъ послалъ онъ: одному велѣлъ войти къ Іоанну, а другому стоять снаружи, чтобы принести ему отвѣтъ. Вошедшій къ Іоанну бѣсъ пострадалъ такъ же, какъ и приходившій ранѣе; другой же бѣсъ, стоявшій снаружи, видѣвъ бѣду своего друга, убѣжалъ къ Кинопсу и разсказалъ о случившемся. И исполнился Кинопсъ ярости и, взявъ все множество бѣсовское, пришелъ въ городъ. Весь городъ обрадовался, видя Кинопса, и всѣ, приходя, кланялись ему.

Найдя Іоанна учащимъ народъ, Кинопсъ исполнился сильной ярости и сказалъ народу:

— «Мужи слѣпые, заблуждшіеся отъ истиннаго пути, послушайте меня! Если Іоаннъ праведенъ, и все сказанное имъ истинно, пусть онъ побесѣдуетъ со мною и сотворитъ такія же чудеса, какія творю я, и вы увидите, кто изъ насъ больше, Іоаннъ или я. Если онъ окажется сильнѣе меня, то буду вѣровать словамъ и дѣламъ его и я».

И сказалъ Кинопсъ одному юношѣ:

— «Юноша! живъ ли отецъ твой?»

Онъ же отвѣчалъ: «умеръ».

И сказалъ Кинопсъ: «какою смертію?»

Тотъ же отвѣчалъ:

— «Онъ былъ пловцомъ и, когда корабль разбился, утонулъ въ морѣ».

И сказалъ Кинопсъ Іоанну:

— «Теперь покажи, Іоаннъ, силу твою, чтобы мы повѣрили словамъ твоимъ: представь сыну отца его живымъ».

Іоаннъ отвѣчалъ:

— «Не послалъ меня Христосъ мертвыхъ извлекать изъ моря, но людей обольщенныхъ поучать».

И сказалъ Кинопсъ всему народу:

— «Хотя теперь повѣрьте мнѣ, что Іоаннъ — льстецъ и обманываетъ васъ; возьмите его и держите, пока я не приведу отроку отца его живымъ».

Они взяли Іоанна, а Кинопсъ распростеръ руки и ударилъ ими по водѣ. Когда послышался на морѣ плескъ, всѣ испугались, а Кинопсъ сталъ невидимъ. И всѣ закричали:

— «Великъ ты, Кинопсъ!»

И внезапно вышелъ Кинопсъ изъ моря, держа, какъ сказалъ, отца отрока. Всѣ удивились. И сказалъ Кинопсъ:

— «Это ли отецъ твой?»

— «Да, господинъ», — отвѣчалъ отрокъ.

Тогда народъ припалъ къ ногамъ Кинопса и хотѣлъ убить Іоанна. Но Кинопсъ запретилъ имъ, говоря:

— «Когда увидите больше сего, тогда пусть будетъ мученъ онъ».

Затѣмъ, призвавъ другого человѣка, онъ сказалъ:

— «Имѣлъ ли ты сына?»

И отвѣтилъ тотъ:

— «Да, господинъ, имѣлъ, но нѣкто по зависти убилъ его».

И тотчасъ воззвалъ Кинопсъ голосомъ, призывая по именамъ убійцу и убіеннаго, — и оба они предстали. И сказалъ Кинопсъ Іоанну:

— «Удивляешься ли ты, Іоаннъ?»

Святый Іоаннъ отвѣтилъ:

— «Нѣтъ, я сему не удивляюсь».

Кинопсъ сказалъ:

— «Больше увидишь, и тогда будешь дивиться, и не умрешь, пока я не устрашу тебя знаменіями».

И отвѣтилъ Іоаннъ Кинопсу:

— «Знаменія твои скоро разрушатся».

Услышавъ такія слова, народъ бросился на Іоанна и билъ его до тѣхъ поръ, пока не счелъ его мертвымъ. И сказалъ Кинопсъ народу:

— «Оставьте его безъ погребенія, пусть птицы растерзаютъ его».

И они отошли отъ того мѣста, радуясь съ Кинопсомъ. Вскорѣ, однако, услыхали, что Іоаннъ учитъ на мѣстѣ, гдѣ побивали камнями преступниковъ. Кинопсъ призвалъ бѣса, при помощи коего чародѣйствовалъ, и, придя на то мѣсто, сказалъ Іоанну:

— «Я замышляю сдѣлать тебѣ еше бóльшее посрамленіе и стыдъ, для чего и оставилъ тебя въ живыхъ; приди на морской песчаный берегъ — тамъ ты увидишь славу мою и устыдишься».

Сопровождали же его три бѣса, которыхъ народъ считалъ за людей, воскрешенныхъ Кинопсомъ изъ мертвыхъ. Сильно всплеснувъ руками своими, погрузился Кинопсъ въ море и сталъ для всѣхъ невидимъ.

— «Великъ ты, Кинопсъ, — возопилъ народъ, — и нѣтъ иного, больше тебя!»

Іоаннъ же повелѣлъ бѣсамъ, которые стояли въ образѣ человѣческомъ, не отходить отъ него. И помолился онъ Господу, чтобы не былъ Кинопсъ живымъ и стало такъ; ибо море внезапно возмутилось и закипѣло волнами, и Кинопсъ уже не вышелъ изъ моря, но остался въ глубинѣ морской, какъ древній окаянный фараонъ. А бѣсамъ тѣмъ, коихъ народъ считалъ за людей, воскресшихъ изъ мертвыхъ, Іоаннъ сказалъ:

— «Во имя Іисуса Христа распятаго и въ третій день воскресшаго, уйдите съ сего острова».

И они тотчасъ исчезли.

Народъ же сидѣлъ на пескѣ, дожидаясь Кинопса три дня и три ночи; отъ голода, жажды и жара солнечнаго многіе изъ нихъ изнемогли и лежали безгласными, а трое изъ ихъ дѣтей умерло. Смилостившись надъ народомъ, Іоаннъ помолился о спасеніи его, и много побесѣдовавъ съ нимъ о вѣрѣ, воскресилъ ихъ дѣтей, исцѣлилъ больныхъ, — и всѣ они единодушно обратились къ Господу, крестились и разошлись по домамъ своимъ, славя Христа. А Іоаннъ вернулся въ домъ Мироновъ и, часто приходя къ народу, поучалъ его вѣрѣ въ Іисуса Христа.

Однажды онъ нашелъ лежащимъ при дорогѣ больного человѣка, сильно страдавшаго горячкою, и исцѣлилъ его крестнымъ знаменіемъ. Одинъ іудей, по имени Филонъ, который препирался съ апостоломъ отъ писанія, увидѣвъ это, попросилъ Іоанна въ свой домъ. Была же у него жена въ проказѣ; та припала къ апостолу и тотчасъ исцѣлилась отъ проказы и увѣровала во Христа. Тогда увѣровалъ и самъ Филонъ, и воспринялъ со всѣмъ домомъ своимъ святое крещеніе. Вышелъ, затѣмъ, святый Іоаннъ на торжище, и собрался къ нему народъ послушать отъ устъ его спасительнаго ученія. Пришли и жрецы идольскіе, изъ которыхъ одинъ, искушая святаго, сказалъ:

— «Учитель! имѣю я сына, хромого на обѣ ноги, умоляю тебя — исцѣли его; если ты исцѣлишь его, то и я увѣрую въ того Бога, Коего ты проповѣдуешь».

Святый же сказалъ ему:

— «Зачѣмъ ты такъ искушаешь Бога, Который явно покажетъ лукавство твоего сердца?»

Сказавъ это, Іоаннъ послалъ къ сыну его съ такими словами:

— «Во имя Христа Бога моего, встань и приди ко мнѣ».

И тотъ, тотчасъ вставъ, пришелъ къ святому здоровымъ; а отецъ въ тотъ же часъ за сіе искушеніе охромѣлъ на обѣ ноги и отъ сильной боли съ крикомъ упалъ на землю, умоляя святаго:

— «Помилуй меня, святитель Божій, и исцѣли меня именемъ Христа, Бога твоего, ибо я вѣрую, что нѣтъ иного Бога, кромѣ Его».

Тронутый мольбами, святый исцѣлилъ жреца и, научивъ вѣрѣ, крестилъ его во имя Іисуса Христа.

Утромъ пришелъ Іоаннъ на мѣсто, гдѣ лежалъ человѣкъ, страдавшій водянкою и не встававшій съ постели 17 лѣтъ. Апостолъ исцѣлилъ его словомъ и просвѣтилъ святымъ крещеніемъ. Въ тотъ же день прислалъ за Іоанномъ человѣкъ, ставшій игемономъ послѣ зятя Миронова, Лаврентія, усердно умоляя святаго придти въ его домъ; ибо женѣ игемоновой, бывшей непраздной, насталъ часъ родить, и она весьма страдала, будучи не въ силахъ разрѣшиться отъ бремени. Апостолъ скоро пришелъ и едва только ступилъ на порогъ дома, какъ жена тотчасъ родила, и болѣзнь облегчилась. Увидѣвъ это, игемонъ увѣровалъ во Христа со всѣмъ домомъ своимъ.

Проживъ тамъ три года, Іоаннъ отошелъ въ другой городъ, жители котораго помрачены были тьмою идолопоклонства. Когда онъ вошелъ туда, то увидалъ народъ, празднующій бѣсамъ, и нѣсколько связанныхъ юношей. И спросилъ Іоаннъ одного изъ стоящихъ тамъ:

— «Для чего связаны юноши сіи?»

Человѣкъ тотъ отвѣтилъ:

— «Мы почитаемъ великаго бога — волка, коему совершаемъ нынѣ праздникъ; ему-то эти юноши и будутъ заколоты въ жертву».

Іоаннъ попросилъ показать ему ихъ бога, на что человѣкъ тотъ сказалъ:

— «Если хочешь видѣть его, подожди до четвертаго часа дня; тогда ты увидишь жрецовъ идущихъ съ народомъ на то мѣсто, гдѣ является богъ; пойди съ ними, и ты увидишь нашего бога».

Іоаннъ же сказалъ:

— «Вижу, что ты человѣкъ добрый, я же пришлецъ; умоляю тебя, сведи меня сейчасъ же на то мѣсто самъ: ибо весьма я желаю видѣть вашего бога; и если ты покажешь мнѣ его, я дамъ тебѣ драгоцѣнный бисеръ».

Тотъ повелъ Іоанна и, показавъ ему болото, наполненное водою, сказалъ:

— «Отсюда богъ нашъ выходитъ и является народу».

И ждалъ Іоаннъ выхода того бога; и вотъ около четвертаго часа дня явился бѣсъ, выйдя изъ воды въ видѣ огромнаго волка. Остановивъ его именемъ Христовымъ, святый Іоаннъ спросилъ:

— «Сколько лѣтъ ты живешь здѣсь?»

— «70 лѣтъ», — отвѣчалъ діаволъ.

Апостолъ же Христовъ сказалъ:

— «Именемъ Отца и Сына и Святаго Духа повелѣваю тебѣ: уйди съ сего острова и никогда не приходи сюда».

И діаволъ тотчасъ исчезъ. А человѣкъ тотъ, видя случившееся, ужаснулся и припалъ къ ногамъ апостола. Іоаннъ научилъ его вѣрѣ святой и сказалъ ему:

— «Вотъ, ты имѣешь отъ меня тотъ бисеръ, который я обѣщалъ дать тебѣ».

Тѣмъ временемъ дошли до того мѣста со связанными отроками жрецы, имѣя въ рукахъ своихъ ножи, а съ ними и много народу. Долго ждали они выхода волка, чтобы заколоть на съѣденіе ему отроковъ.

Наконецъ, подошелъ къ нимъ Іоаннъ и сталъ просить, чтобы освободили они неповинныхъ отроковъ:

— «Нѣтъ уже, — сказалъ онъ, — бога вашего — волка; это былъ бѣсъ, и сила Христова побѣдила его и прогнала».

Услышавъ, что волкъ погибъ, они испугались, и, не найдя его, несмотря на долгія поиски, освободили отроковъ и отпустили здоровыми. Святый Іоаннъ началъ проповѣдывать имъ о Христѣ и обличать ихъ прельщеніе, и многіе изъ нихъ, увѣровавши, крестились.

Была въ томъ городѣ баня. Однажды мылся въ ней сынъ жреца Зевсова, и умерщвленъ былъ діаволомъ, обитавшимъ въ банѣ. Услыхавъ объ этомъ, отецъ его съ великимъ плачемъ пришелъ къ Іоанну, прося воскресить сына и обѣщая увѣровать во Христа. Святый пошелъ съ нимъ и именемъ Христовымъ воскресилъ умершаго. И спросилъ онъ юношу, какая была причина его смерти: Тотъ отвѣчалъ:

— «Когда я мылся въ банѣ, кто-то черный вышелъ изъ воды, схватилъ меня и удавилъ».

Уразумѣвъ, что въ той банѣ живетъ бѣсъ, святый заклялъ его и спросилъ:

— «Кто ты и зачѣмъ ты живешь здѣсь?»

Бѣсъ отвѣтилъ:

— «Я тотъ, котораго ты выгналъ изъ бани въ Ефесѣ, и живу здѣсь уже шестой годъ, вредя людямъ».

Святый Іоаннъ изгналъ его и изъ сего мѣста. Увидѣвъ это, жрецъ увѣровалъ во Христа и крестился съ сыномъ и со всѣмъ домомъ своимъ.

Послѣ сего вышелъ Іоаннъ на торговую площадь, гдѣ собрался къ нему почти весь городъ, чтобы слышать слово Божіе. И вотъ одна женщина пала къ ногамъ его, съ плачемъ умоляя, чтобы онъ исцѣлилъ бѣсноватаго сына ея, для исцѣленія коего она отдала врачамъ почти все имущество. Апостолъ велѣлъ привести его къ себѣ и, какъ только посланные сказали бѣсноватому: «тебя зоветъ Іоаннъ», бѣсъ тотчасъ вышелъ изъ него. Придя къ апостолу, исцѣленный исповѣдалъ вѣру во Христа и крестился вмѣстѣ съ матерью своею.

Въ томъ же городѣ былъ особенно чтимый храмъ идола Бахуса, называемаго у идолопоклонниковъ «отцемъ свободы». Собираясь здѣсь въ праздникъ его съ пищей и питіемъ, мужчины и женщины веселились и, упившись, творили въ честь мерзкаго бога своего великое беззаконіе. Придя сюда во время праздника, Іоаннъ обличалъ ихъ за скверное ихъ празднованіе; жрецы же, которыхъ было здѣсь множество, схвативши его, били и бросили связаннымъ, а сами опять возвратились къ своему мерзкому дѣлу. Святый Іоаннъ помолился Богу, да не потерпитъ Онъ такого беззаконія; и тотчасъ идольское капище разрушилось до основанія и побило всѣхъ жрецовъ; прочіе же люди, испугавшись, освободили апостола отъ узъ и умоляли его, чтобы и ихъ не погубилъ онъ.

Въ томъ же городѣ былъ знаменитый волхвъ, по имени Нукіанъ; узнавъ о паденіи капища и гибели жрецовъ, онъ весьма вознегодовалъ и, придя къ святому Іоанну, сказалъ:

— «Нехорошо ты сдѣлалъ, что разрушилъ храмъ Бахуса и погубилъ его жрецовъ; умоляю тебя снова воскресить ихъ, какъ воскресилъ ты сына жреца въ банѣ, и тогда я стану вѣровать въ Бога твоего».

Святый Іоаннъ отвѣчалъ:

— «Причиной ихъ гибели было ихъ беззаконіе; посему недостойны они жить здѣсь, но пусть мучатся въ гееннѣ».

— «Если ты не можешь воскресить ихъ, — сказалъ Нукіанъ, — то я именемъ боговъ моихъ воскрешу жрецовъ и возставлю капище, ты же смерти не избѣжишь».

Сказавши это, они разошлись. Іоаннъ пошелъ учить народъ, а Нукіанъ отправился на мѣсто павшаго капища и, обойдя его съ волхвованіемъ, сдѣлалъ то, что явилось 12 бѣсовъ въ образѣ побитыхъ жрецовъ, которымъ онъ повелѣлъ идти за нимъ и убить Іоанна.

Бѣсы же сказали:

— «Невозможно намъ не только убить его, но даже явиться на томъ мѣстѣ, гдѣ онъ; если ты хочешь, чтобы Іоаннъ умеръ, иди и приведи сюда народъ, чтобы, увидѣвъ насъ, онъ возъярился на Іоанна и погубилъ его».

Нукіанъ, отойдя, встрѣтилъ множество народа, слушающаго ученіе святаго Іоанна, и закричалъ имъ Нукіанъ сильнымъ голосомъ:

— «О, несмысленные! Зачѣмъ вы позволяете прельщать себя этому страннику, который, погубивъ ваше капище съ жрецами, погубитъ и васъ, если вы будете слушать его? Идите за мною и вы увидите жрецовъ вашихъ, которыхъ я воскресилъ; еще же и разрушенное капище я возставлю на глазахъ вашихъ, чего Іоаннъ сдѣлать не можетъ».

И всѣ какъ безумные пошли за нимъ, оставивъ Іоанна. Но апостолъ, идя съ Прохоромъ другою дорогою, раньше ихъ пришелъ на то мѣсто, гдѣ были бѣсы въ образѣ воскресшихъ жрецовъ. Увидѣвъ Іоанна, бѣсы тотчасъ исчезли. И вотъ пришелъ съ народомъ Нукіанъ; не найдя бѣсовъ, онъ впалъ въ великую скорбь и снова началъ ходить кругомъ разрушеннаго капища, волхвуя и призывая ихъ, но успѣха не было. Когда же насталъ вечеръ, народъ въ негодованіи хотѣлъ убить Нукіана за то, что онъ обманулъ ихъ. Нѣкоторые сказали:

— «Схватимъ его и поведемъ къ Іоанну и, чтó тотъ повелитъ намъ, тó и сдѣлаемъ».

Услыхавъ это, святый Іоаннъ тѣмъ же путемъ предупредилъ ихъ и всталъ на прежнемъ мѣстѣ. Народъ, приведя къ святому Нукіана, сказалъ:

— «Сей обманщикъ и врагъ твой задумалъ погубить тебя; но мы сдѣлаемъ съ нимъ тó, чтó укажешь ты».

Святый же сказалъ:

— «Пустите его! Пусть онъ покается».

На утро Іоаннъ опять училъ народъ вѣрѣ во Христа, и многіе изъ нихъ, увѣровавши, просили Іоанна крестить ихъ. Когда же Іоаннъ привелъ ихъ къ рѣкѣ, Нукіанъ чародѣйствомъ своимъ воду превратилъ въ кровь. Апостолъ молитвою ослѣпилъ Нукіана и, сдѣлавъ воду снова чистою, крестилъ въ ней всѣхъ увѣровавшихъ. Побѣжденный этимъ, Нукіанъ пришелъ въ чувство и, искренно каясь, просилъ апостола быть къ нему милостивымъ. Святый, увидѣвъ его покаяніе и довольно поучивъ, крестилъ его — и тотъ тотчасъ прозрѣлъ и ввелъ Іоанна въ свой домъ. Когда Іоаннъ вошелъ въ него, внезапно пали всѣ идолы, которые были въ дому Нукіана, и разбились въ прахъ. Видѣвъ это чудо, устрашились домашніе его, и, увѣровавши, крестились.

Была въ томъ городѣ одна богатая и красивая вдова, по имени Прокліанія. Имѣя сына Сосипатра, красиваго лицемъ, она, по бѣсовскому навожденію, воспламенилась къ нему любовію и всячески стараясь привлечь его къ своему беззаконію. Но сынъ возненавидѣлъ мать за такую безумную страсть. Убѣжавъ отъ нея, онъ пришелъ на мѣсто, гдѣ тогда училъ святый Іоаннъ, и съ наслажденіемъ слушалъ поученія апостольскія. Іоаннъ, коему было открыто Духомъ Святымъ все случившееся съ Сосипатромъ, встрѣтивъ его наединѣ, поучалъ почитать мать, но не слушаться ея въ беззаконномъ дѣлѣ, и никому о томъ не говорить, сокрывъ грѣхъ своей матери. Сосипатръ не хотѣлъ возвращаться въ домъ къ матери своей; но Прокліанія, встрѣтивъ его, схватила за одежду и съ крикомъ влекла въ домъ. На этотъ крикъ явился игемонъ, недавно прибывшій въ тотъ городъ, и спросилъ, по какой причинѣ женщина такъ тащитъ юношу. Мать же, скрывши свое беззаконное намѣреніе, наклеветала на сына, будто бы онъ хотѣлъ сдѣлать надъ нею насиліе, и рвала волосы свои съ плачемъ и крикомъ. Услышавъ это, игемонъ повѣрилъ лжи и присудилъ неповиннаго Сосипатра зашить съ смертоносными гадами въ кожаный мѣхъ и бросить въ море. Узнавъ объ этомъ, Іоаннъ явился къ игемону, обличая его за несправедливый судъ, за то, что не разслѣдовавъ, какъ должно, обвиненіе, онъ осудилъ на смерть неповиннаго юношу. А Прокліанія клеветала и на Іоанна, что сей обманщикъ научилъ ея сына на такое зло. Услышавъ это, игемонъ повелѣлъ утопить и святаго апостола, зашивъ въ одинъ мѣхъ съ Сосипатромъ и съ различными гадами. И помолился святый — и вдругъ земля потряслась, а у игемона отсохла та рука, которою онъ подписалъ приговоръ относительно святаго; у Прокліаніи же отсохли обѣ руки и глаза перекосились. Видѣвъ это, судія ужаснулся, и всѣ бывшіе тамъ пали ницъ отъ страха. И умолялъ судія Іоанна, чтобы онъ помиловалъ его и исцѣлилъ изсохшую руку; святый же, поучивъ его довольно суду справедливому и вѣрѣ во Христа, исцѣлилъ его и крестилъ во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Такъ и неповинный Сосипатръ избавленъ былъ отъ напасти и смерти, и судія позналъ Бога истиннаго. А Прокліанія убѣжала отъ отрока въ свой домъ, неся на себѣ Божіе наказаніе. Апостолъ, взявъ Сосипатра, пошелъ въ ея домъ. И не хотѣлъ Сосипатръ идти къ матери, но Іоаннъ училъ его незлобію, увѣряя, что теперь онъ не услышитъ уже отъ матери своей ничего беззаконнаго, ибо она уцѣломудрилась. Такъ дѣйствительно и было. Ибо, когда Іоаннъ съ Сосипатромъ вошелъ въ ея домъ, Прокліанія тотчасъ упала къ ногамъ апостола, съ плачемъ сознаваясь и каясь въ грѣхахъ своихъ. Исцѣливъ ее отъ болѣзни и научивъ вѣрѣ и цѣломудрію, апостолъ крестилъ ее со всѣмъ домомъ ея. Итакъ, ставши цѣломудренною, Прокліанія проводила дни свои въ великомъ покаяніи.

Въ это время убитъ былъ царь Домиціанъ. Послѣ него занялъ Римскій престолъ Нерва, человѣкъ весьма добрый; онъ освободилъ всѣхъ, бывшихъ въ заточеніи. Освобожденный съ другими изъ заточенія, Іоаннъ задумалъ возвратиться въ Ефесъ: ибо едва не всѣхъ живущихъ на Патмосѣ онъ уже обратилъ ко Христу. Христіане же, узнавши о такомъ его намѣреніи, умоляли не оставлять ихъ до конца. А такъ какъ апостолъ не захотѣлъ остаться съ ними, но желалъ возвратиться въ Ефесъ, они просили его оставить на память о своемъ ученіи хотя Евангеліе, которое онъ тамъ написалъ. Ибо, заповѣдавъ однажды всѣмъ постъ, онъ взялъ съ собой ученика своего Прохора, и отойдя отъ города на далекое разстояніе, взошелъ на высокую гору, гдѣ пробылъ на молитвѣ три дня. Послѣ третьяго же дня загремѣлъ великій громъ, засверкала молнія, и гора поколебалась; Прохоръ отъ страха упалъ на землю. Обратившись къ нему, Іоаннъ поднялъ его, посадилъ по правую руку себя и сказалъ:

— «Пиши то, чтó услышишь изъ устъ моихъ».

И возведя очи къ небу, снова молился, а послѣ молитвы сталъ говорить:

— «Въ началѣ бѣ Слово...» и прочее.

Ученикъ же внимательно записалъ все тó, чтó слышалъ изъ устъ его; такъ и было написано святое Евангеліе, которое апостолъ, сойдя съ горы, велѣлъ Прохору снова переписать. И согласился онъ оставить переписанное въ Патмосѣ для христіанъ, согласно ихъ просьбѣ, а писанное первоначально удержалъ у себя. На томъ же островѣ написалъ святый Іоаннъ и Апокалипсисъ [8].

Прежде же удаленія своего съ того острова, обошелъ онъ окрестныя города и селенія, утверждая братство въ вѣрѣ; и случилось ему быть въ одномъ селеніи, въ которомъ жилъ жрецъ Зевса, по имени Евхарисъ, имѣвшій слѣпого сына. Жрецъ тотъ давно желалъ видѣть Іоанна. Услышавъ же, что Іоаннъ прибылъ въ ихъ селеніе, онъ пришелъ къ святому, умоляя его придти въ домъ его и исцѣлить сына. Іоаннъ же, видя, что онъ пріобрѣтетъ здѣсь Христу души человѣческія, пошелъ въ домъ жреца и сказалъ слѣпому его сыну:

— «Во имя Господа моего, Іисуса Христа, прозри», — и слѣпой тотчасъ прозрѣлъ.

Увидѣвъ сіе, Евхарисъ увѣровалъ во Христа и крестился съ сыномъ своимъ. И во всѣхъ городахъ того острова святый Іоаннъ благоустроилъ церкви святыя и поставилъ имъ епископовъ и пресвитеровъ; довольно научивъ жителей, онъ всѣхъ привѣтствовалъ и сталъ возвращаться въ Ефесъ. И провожали его вѣрующіе съ плачемъ и рыданіемъ великимъ, не желая лишиться такого солнца своимъ ученіемъ просвѣтившаго ихъ страну; но святый, сѣвъ на корабль и преподавъ всѣмъ миръ, отплылъ въ свой путь. Когда же онъ достигъ Ефеса, вѣрующіе встрѣтили его съ радостію неизреченною, вопія и глаголя:

— «Благословенъ грядый во имя Господне!»

И принятъ онъ былъ съ честію. Пребывая здѣсь, онъ не переставалъ трудиться, всегда уча народъ и наставляя его на путь спасенія.

Нельзя умолчать о томъ, чтó разсказываетъ о святомъ Іоаннѣ Климентъ Александрійскій [9]. Когда въ Азіи апостолъ обходилъ города, то въ одномъ изъ нихъ увидѣлъ юношу, расположеннаго душею къ доброму дѣлу; святый апостолъ научилъ и крестилъ его. Намѣреваясь же уйти оттуда на проповѣдь Евангелія, онъ при всѣхъ поручилъ сего юношу епископу того города съ тѣмъ, чтобы пастырь научилъ его всякому доброму дѣлу. Епискоиъ же, взявъ юношу, научилъ его Писанію, но не настолько заботился о немъ, какъ должно было, и не давалъ ему такого воспитанія, какое подобаетъ юношамъ, а напротивъ предоставилъ его своей волѣ. Вскорѣ отрокъ началъ вести дурную жизнь, сталъ упиваться виномъ и красть. Наконецъ, онъ свелъ дружбу съ разбойниками, которые соблазнивши его, увели въ пустыни и горы, поставили его начальникомъ своимъ и учиняли разбой по дорогамъ. Вернувшись черезъ нѣкоторое время, Іоаннъ пришелъ въ тотъ городъ и, услыхавъ про того отрока, что онъ развратился и сталъ разбойникомъ, сказалъ епископу:

— «Возврати мнѣ то сокровище, которое я передалъ тебѣ на сохраненіе, какъ въ вѣрныя руки; возврати мнѣ того юношу, котораго я вручилъ тебѣ при всѣхъ для того, чтобы ты научилъ его страху Божію».

А епископъ съ плачемъ отвѣтилъ:

— «Погибъ тотъ юноша, душею — умеръ, а тѣломъ — разбойничаетъ по дорогамъ».

Іоаннъ же сказалъ епископу:

— «Такъ ли подобало тебѣ хранить душу брата твоего? Дай мнѣ коня и проводника, чтобы пойти и поискать мнѣ, кого ты погубилъ».

Когда Іоаннъ пришелъ къ разбойникамъ, то просилъ ихъ отвести его къ начальнику своему, что они и исполнили. Юноша же, увидѣвъ святаго Іоанна, устыдился и, вставъ, побѣжалъ въ пустыню. Забывъ свою старость, Іоаннъ погнался за нимъ, вопія:

— «Сынъ мой! обратись къ отцу своему и не отчаявайся въ паденіи своемъ; грѣхи твои я приму на себя; остановись же и подожди меня, такъ какъ Господь послалъ меня къ тебѣ».

Юноша, остановившись, припалъ къ ногамъ святаго съ трепетомъ и стыдомъ великимъ, не смѣя взглянуть ему въ лицо. Іоаннъ же съ отеческою любовью обнимая лобызалъ его и привелъ въ городъ, радуясь, что обрѣлъ погибшую овцу. И много училъ онъ его, наставляя покаянію, въ которомъ усердно подвизаясь юноша угодилъ Богу, получилъ прощеніе грѣховъ и съ миромъ преставился.

Былъ въ то время одинъ христіанинъ, впавшій въ такую нищету, что не имѣлъ, чѣмъ бы заплатить долги своимъ заимодавцамъ; отъ жестокой скорби задумалъ онъ самъ себя убить, и просилъ одного волхва — іудеянина дать ему смертоноснаго яду. А сей врагъ христіанъ и другъ бѣсовъ исполниль просьбу и далъ ему смертоноснаго питья. Христіанинъ же, взявъ смертельную отраву, пошелъ въ свой домъ, но дорогой задумался и испугался, не зная чтó ему сдѣлать. Наконецъ, осѣнивъ чашу крестнымъ знаменіемъ, выпилъ ее и не почувствовалъ отъ нея ни малѣйшаго вреда, такъ какъ крестное знаменіе отняло у чаши весь ядъ. И много дивился онъ въ себѣ, что остался здоровымъ и не чувствовалъ никакого вреда. Но, снова не вынеся преслѣдованій заимодавцевъ, онъ пошелъ къ іудеянину, чтобы тотъ далъ ему сильнѣйшаго яду. Удивившись, что человѣкъ тотъ все еще живъ, волхвъ далъ ему сильнѣйшей отравы. Получивъ ядъ, человѣкъ пошелъ въ свой домъ. И долго раздумывая передъ тѣмъ какъ выпить, онъ подобно прежнему сотворилъ крестное знаменіе и на этой чашѣ и выпилъ, но опять ничуть не пострадалъ. Снова отправился онъ къ іудеянину и явился къ нему здоровымъ. И насмѣхался онъ надъ волхвомъ, что тотъ неискусенъ въ своемъ чародѣйствѣ. Іудеянинъ же, испугавшись, спросилъ его, чтó онъ дѣлалъ, когда пилъ? Онъ же сказалъ: «ничего иного, какъ только осѣнялъ чашу крестнымъ знаменіемъ». И узналъ іудеянинъ, что прогоняла смерть сила святаго креста; и, желая узнать истину, далъ того яда псу — и песъ тотчасъ же передъ нимъ издохъ. Увидѣвъ это, іудеянинъ отправился съ тѣмъ христіаниномъ къ апостолу и повѣдавъ ему о случившемся съ ними. Святый Іоаннъ научилъ іудеянина вѣрѣ во Христа и крестилъ его, бѣдному же тому христіанину велѣлъ принести охапку сѣна, которую крестнымъ знаменіемъ и молитвой претворилъ въ золото, чтобы онъ могъ отдать долги свои, остаткомъ же содержать свой домъ. Затѣмъ апостолъ снова вернулся въ Ефесъ, гдѣ, пребывая въ домѣ Домна, обратилъ ко Христу многое множество людей и сотворилъ неисчислимыя чудеса [10].

Когда апостолу исполнилось болѣе ста лѣтъ, вышелъ онъ изъ дома Домна съ семью своими учениками и, дойдя до нѣкотораго мѣста, велѣлъ имъ тамъ сѣсть. Время было уже къ утру, и онъ, отойдя на такое разстояніе, на какое можно бросить камень, началъ молиться. Потомъ, когда ученики его, согласно его волѣ, выкопали ему крестообразную могилу, онъ заповѣдалъ Прохору идти въ Іерусалимъ и оставаться тамъ до кончины своей. Преподавъ еще наставленіе ученикамъ своимъ и поцѣловавъ ихъ, апостолъ сказалъ:

— «Возьмите землю, мать мою, и покройте меня ею». И поцѣловали его ученики и покрыли его до колѣнъ, а когда онъ снова поцѣловалъ ихъ, то покрыли его даже до шеи, положили на лице его покрывало, и поцѣловавъ еще, съ великимъ плачемъ покрыли его совсѣмъ. Услышавъ объ этомъ, братія пришли изъ города и роскопали могилу, но ничего не нашли тамъ и весьма много плакали; затѣмъ, помолившись, они возвратились въ городъ. И каждый годъ, въ осьмой день мѣсяца мая, появлялось изъ гроба его благовонное мѵро и по молитвамъ святаго апостола подавало исцѣленія болящимъ [11], въ честь Бога, въ Троицѣ славимаго во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Родиной св. Іоанна Богослова была Виѳсаида. Родители его были люди благочестивые, жившіе ожиданіемъ Мессіи. Еще въ отрочествѣ они обучили Іоанна закону Моисееву. Издѣтства же святый Іоаннъ былъ помощникомъ отцу своему въ его трудахъ по рыболовству и торговлѣ. Товарищами и единомышленниками Іоанна были жители той же Виѳсаиды, св. братья Петръ и Андрей, впослѣдствіи также св. апостолы. Когда вышелъ на проповѣдь святый Іоаннъ Креститель, всѣ сіи благочестивые юноши охотно сдѣлались его учениками, хотя не оставляли еще ни своего дома, ни своихъ занятій. Все это они оставили лишь тогда, когда Господь сдѣлалъ ихъ Своими учениками.
[2] По сказанію блаж. Іеронима, Іоаннъ былъ совсѣмъ еще юношей, когда Господь призвалъ его въ число Своихъ учениковъ. Благочестивые родители не препятствовали Іоанну, какъ и брату его Іакову, сдѣлаться учениками Божественнаго Учителя.
[3] Названіе «Воанергесъ» (сынъ громовъ), кромѣ сего, указывало и на нѣкоторыя особенности характера св. апостола. Будучи чистымъ, добрымъ, незлобивымъ и довѣрчивымъ, онъ въ то же время былъ полонъ сильной ревности о славѣ Божіей. Онъ полюбилъ Господа со всею силою своего невиннаго сердца. Оттого и Господь болѣе всѣхъ другихъ учениковъ Своихъ любилъ Іоанна. Уже черезъ годъ послѣ своего призванія, Іоаннъ избранъ былъ Господомъ изъ множества учениковъ Его въ число 12 апостоловъ.
[4] Въ 50-мъ году по Р. X., т. е. черезъ два года послѣ Успенія Богородицы, святый Іоаннъ все еще пребывалъ въ Іерусалимѣ, такъ какъ извѣстно, что онъ присутствовалъ на происходившемъ въ семъ году соборѣ апостольскомъ въ Іерусалимѣ. Только послѣ 58 года по Р. X., святый Іоаннъ избралъ себѣ мѣстомъ для благовѣстія страны Мало-Азійскія, гдѣ до него проповѣдывалъ св. апостолъ Павель.
[5] Приморскій городъ въ Сиріи.
[6] Ефесъ, при Эгейскомъ морѣ, былъ важный торговый городъ въ Малой Азіи. Приморское его положеніе, благорастворенный климатъ, хорошо устроенная гавань, знаменитый храмъ Артемиды или Діаны и постоянное стеченіе сюда народа съ разныхъ сторонъ, частію для торговли и частію для поклоненія богинѣ — дѣлали его однимъ изъ самыхъ богатыхъ и знаменитѣйшихъ городовъ Малой Азіи. Первыя начала вѣры христіанской положены были въ Ефесѣ учениками Іоанна Крестителя; уже апостолъ Петръ нашелъ здѣсь христіанъ, но главнымъ образомъ Евангеліе проповѣдано здѣсь апостоломъ Павломъ; потомъ ученикъ его Тимоѳей былъ здѣсь епископомъ; наконецъ Ефесъ былъ мѣстопребываніемъ апостола и евангелиста Іоанна, который тутъ и скончался. Плодомъ неусыпныхъ попеченій апостола Іоанна было то, что въ Ефесѣ сохранялось чистое Евангельское ученіе, такъ что церковь Ефесская, по словамъ святаго Иринея, была истинною свидѣтельницею апостольскаго преданія.
[7] Аполлонъ — богъ древнихъ грековъ и римлянъ, почитался богомъ свѣта, въ особенности солнечнаго, также умственнаго просвѣщенія, поэзіи и музыки, богомъ-прорицателемъ, врачевателемъ болѣзней и хранителемъ всякаго гражданскаго порядка. — Зевсъ или Юпитеръ почитался у грековъ и римлянъ главнымъ божествомъ, отцомъ боговъ и людей, повелителемъ неба и земли, грома и молніи, вѣтровъ и дождей. — Геркулесъ — герой древне-греческихъ преданій, олицетворявшій собою физическую силу человѣка и впослѣдствіи почитаемый древними греками, какъ одинъ изъ наиболѣе излюбленныхъ боговъ. — Эскулапъ — сынъ Аполлона, сказочный врачъ, послѣ смерти ставшій, по мнѣнію язычниковъ, богомъ врачества; изображался съ посохомъ, обвитымъ змѣею.
[8] Преданіе разсказываетъ, что однажды Іоаннъ, вмѣстѣ съ ученикомъ своимъ Прохоромъ, уединился изъ города въ пустынную пещеру, гдѣ и провелъ 10 дней вмѣстѣ съ Прохоромъ, а другіе 10 дней одинъ. Въ сіи послѣдніе 10 дней онъ ничего не ѣлъ, а только молился Богу, прося Его открыть, чтó ему надо дѣлать. И былъ голосъ къ Іоанну свыше: «Іоаннъ, Іоаннъ!» Іоаннъ отвѣчалъ: «Чтó повелѣваешь, Господи?» И говорилъ голосъ свыше: «потерпи еще десять дней, и будетъ тебѣ откровеніе многаго великаго». Іоаннъ превелъ тамъ еще 10 дней безъ пищи. И совершилось тогда дивное: ангелы отъ Бога сошли къ нему и возвѣстили ему много неизреченнаго. И когда Прохоръ возвратился къ нему, онъ послалъ его за чернилами и хартіею и потомъ два дня говорилъ Прохору о бывшихъ ему откровеніяхъ, а тотъ записывалъ ихъ.
[9] Климентъ Александрійскій — одинъ изъ знаменитѣйшихъ христіанскихъ ученыхъ первыхъ вѣковъ христіанства, скончался ок. 217 года.
[10] Послѣдніе годы своей жизни апостолъ Іоаннъ проводилъ въ аскетическихъ подвигахъ: питался лишь хлѣбомъ и водой, не стригъ своихъ волосъ и одѣвался въ простыя полотняныя одежды. Отъ старости онъ не имѣлъ уже силъ проповѣдывать слово Божіе даже и въ окрестностяхъ Ефеса. Теперь онъ только поучалъ епископовъ Церкви и воодушевлялъ ихъ неустанно учить народъ слову Евангельскому, а особенно помнить и проповѣдывать первую и главную Евангельскую заповѣдь, заповѣдь любви. Когда, разсказываетъ блаженный Іеронимъ, святый апостолъ дошелъ до такой немощи, что ученики его съ трудомъ лишь приносили его въ церковь, и онъ не могъ уже произносить продолжительныхъ поученій, то онъ ограничивалъ свои бесѣды непрестаннымъ повтореніемъ такого наставленія: «Дѣтки, любите другъ друга!» А когда однажды ученики спросили его, зачѣмъ онъ непрестанно повторяетъ имъ это, Іоаннъ отвѣтилъ слѣдующими достойными его словами: «сія есть заповѣдь Господня, и если ее соблюдете, то и довольно». На закатѣ дней своихъ святый апостолъ пользовался особенною любовію всего христіанскаго міра. Онъ былъ въ то время единственнымъ апостоломъ — самовидцемъ Господа, такъ какъ всѣ другіе апостолы уже скончались. Весь міръ христіанскій зналъ о томъ, что святый Іоаннъ былъ любимѣйшимъ ученикомъ Господа. Посему многіе искали случая видѣть апостола и считали за честь и счастіе коснуться его ризъ.
       Кромѣ великихъ трудовъ по распространенію христіанской вѣры среди язычниковъ, св. апостолъ Іоаннъ послужилъ Церкви Христовой еще и трудами письменными. Онъ написалъ св. Евангеліе, три посланія и Апокалипсисъ, или книгу откровеній.
       Евангеліе написано Іоанномъ уже въ глубокой старости, въ самомъ концѣ I вѣка по Р. X. Епископы Ефеса и всей вообще Малой Азіи, опасаясь умножившихся зъ то время лжеученій о Лицѣ Господа нашего, Іисуса Христа, и предвидя скорую кончину св. апостола, просили его дать имъ свое Евангеліе (новое, сравнительно съ тремя уже имѣвшимися). Это Евангеліе они желали имѣть у себя руководствомъ въ борьбѣ съ еретиками, отвергавшими Божество Христа. Іоаннъ удовлетворилъ просьбу епископовъ и далъ имъ написанное имъ по внушенію Духа Святаго Евангеліе, отличное отъ Евангелій Матѳея, Марка и Луки. Въ своемъ Евангеліи св. Іоаннъ говоритъ главнымъ образомъ о томъ, о чемъ нѣтъ рѣчи у тѣхъ евангелистовъ. Онъ дополняетъ ихъ, опуская то, что передано у нихъ, и разсказывая о томъ, что у нихъ опущено. Всѣ событія земной жизни Спасителя, о которыхъ упоминаетъ Іоаннъ, переданы у него съ самою обстоятельною точностію. За свое Евангеліе св. Іоаннъ получилъ названіе Богослова, т. е. такого повѣствователя, который въ своемъ Евангеліи излагаетъ главнымъ образомъ не событія земной жизни Господа, а возвышенныя и глубокомысленныя рѣчи о Богѣ, Богѣ-Словѣ, т. е. Сынѣ Божіемъ, и бесѣды Спасителя о духовномъ возрожденіи въ Духѣ Святомъ (глава 3), о живительной влагѣ (вода живая), удовлетворяющей духовную жажду людей (глава 4), о жизненномъ хлѣбѣ (хлѣбъ животный), питающемъ душу человѣка (глава 6), о таинственной дорогѣ, ведущей къ истинѣ, о двери, чрезъ которую мы входимъ и выходимъ (глава 10), о свѣтѣ и теплотѣ и т. п. Подъ всѣми этими именами святый Іоаннъ всегда разумѣетъ Самого Господа Іисуса Христа, такъ какъ только Онъ одинъ дѣйствительно есть вода живая, хлѣбъ духовный, свѣтъ, дверь нашего спасенія, истина, правда, Богъ. Онъ — нашъ Спаситель, отъ вѣка сущій съ Богомъ, въ Богѣ, и Самъ будучи Богъ. А Богъ — это есть Высочайшая Любовь, такъ возлюбившая міръ, что Она и Сына Своего не пощадила, но послала въ міръ на страданія для искупленія людей и спасенія ихъ отъ грѣха, проклятія и смерти. За такое возвышенное содержаніе Евангелія Іоанна оно названо Евангеліемъ «духовнымъ», а святый Іоаннъ Богословъ изображается на иконахъ съ орломъ: подобно тому какъ орелъ высоко паритъ на небесахъ, такъ Іоаннъ въ своемъ Евангеліи поднимается до самыхъ высокихъ религіозныхъ истинъ. Рѣки богословія изъ честныхъ твоихъ устъ истекаша, апостоле, — воспѣваетъ св. Церковь въ своихъ пѣснопѣніяхъ св. Іоанну; тамъ же она называетъ его богодвижимою цѣвницею небесныхъ пѣній, тайнописцемъ, богосказанными устами, самовидцемъ неизреченныхъ таинъ, таинникомъ неизреченнаго, на высоту богословія возшедшимъ и т. п.
       Такія же мысли раскрываетъ св. Іоаннъ и въ трехъ, своихъ посланіяхъ. Всѣ эти посланія написаны имъ въ городѣ Ефесѣ. Въ нихъ онъ также опровергаетъ лжеученіе еретиковъ, защищаетъ достоинство Іисуса Христа, какъ Спасителя міра, дѣйствительность Его воплощенія и истинность Его ученія, а также убѣждаетъ вѣрующихъ быть христіанами не по имени только, но и на самомъ дѣлѣ. Такъ какъ въ то время появились еретики, которые отвергали явленіе Христа во плоти, то апостолъ Іоаннъ предостерегаетъ вѣрующихъ отъ такого лжеученія и говоритъ, что только духъ, иже исповѣдуетъ Іисуса Христа во плоти пришедша, отъ Бога есть (1 Іоан. 4, 2). Затѣмъ и въ посланіяхъ своихъ онъ повторяетъ, что Богъ Любы есть, а потому и люди должны любить Бога. Только пребываяй въ любви, въ Бозѣ пребываетъ, и Богъ въ немъ пребываетъ (1 Іоан. 4, 16). Но что такое любовь къ Богу? — Сія есть любы, да ходимъ по заповѣдемъ Его (2 Іоан. 1, 6). А заповѣди Господа сводятся къ заповѣди любви (1 Іоан. 4, 7-8). Любить же нужно не словомъ, ниже языкомъ, но дѣломъ и истиною (1 Іоан. 3, 18). Глаголяй, яко познахъ Его (т. е. Бога) и заповѣди Его не соблюдаетъ, ложъ есть, и въ немъ истины нѣсть (1 Іоан. 2, 4), какъ нѣтъ истины и въ томъ, кто речетъ, яко любитъ Бога, а брата своего ненавидитъ (1 Іоан. 4, 20). Любяй Бога, а брата своего ненавидитъ (1 Іоан. 4, 21).
       Апокалипсисъ, или книга откровеній, изображаетъ будущую судьбу Церкви Христовой, борьбу Христа съ антихристомъ и пораженіе антихриста. Будущія судьбы Церкви Христовой изображены здѣсь наиболѣе полно, чѣмъ гдѣ бы то ни было въ другой книгѣ Священнаго Писанія.
[11] Въ память сего чудеснаго событія установлено ежегодное празднованіе св. ап. Іоанну 8-го мая.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга первая: Мѣсяцъ Сентябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1903. — С. 567-591.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0