Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 30 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Сентябрь.
День двадцать четвертый.

Житіе преподобнаго отца нашего Никандра Псковскаго.

Никонъ родился въ 1507 году, и съ дѣтскаго возраста обнаруживалъ стремленіе къ великимъ подвигамъ. Отецъ Никона вскорѣ скончался, и отрокъ остался на попеченіи матери. Онъ стремился научиться грамотѣ, чтобы читать Божественное Писаніе. Часто посѣщалъ онъ свою сельскую церковь во имя угодника Божія Николая, архіепископа Мирликійскаго, и слыша о чудесахъ великаго святителя и чудотворца, желалъ уподобиться ему въ житіе своемъ. Не любилъ онъ дѣтскихъ игръ; не прельщался красивыми одеждами, довольствуясь худымъ рубищемъ, и только размышлялъ о томъ, кáкъ ему спастись. Сильно нравилась Никону тихая иноческая жизнь, посвященная труду и молитвѣ. Къ подвижнической жизни привлекали благочестиваго отрока примѣры преподобныхъ Евфросина и Саввы, незадолго передъ тѣмъ просіявшихъ своими подвигами и чудесами въ Псковской землѣ [2]. Когда Никону исполнилось семнадцать лѣтъ, онъ началъ молить свою мать, чтобы она удалилась отъ суетнаго міра. Анастасія послушала совѣта сына; часть своего имѣнія раздала нищимъ, часть пожертвовала въ церкви Божіи и приняла постриженіе въ одномъ женскомъ монастырѣ. Скоро она скончалась. Никонъ хотѣлъ поклониться нетлѣннымъ мощамъ Псковскихъ чудотворцевъ и побывать въ тѣхъ мѣстахъ, гдѣ они подвизались. Тогда онъ отправился въ городъ Псковъ, посѣтилъ всѣ церкви и монастыри, тамъ бывшіе, обошелъ также окрестныя обители и наконецъ исполнилъ свое желаніе — достигъ мѣстъ, ознаменованныхъ подвигами святыхъ Евфросина и Саввы и поклонился мощамъ угодниковъ Божіихъ. Еще сильнѣе возгорѣлось въ немъ стремленіе подражать ихъ подвигамъ.

Когда Никонъ возвратился въ Псковъ, его принялъ къ себѣ въ домъ торговый человѣкъ Филиппъ, возлюбившій юношу за его необычайное смиреніе и терпѣніе.

Видя великое желаніе Никона разумѣть грамоту, Филиппъ отдалъ его въ ученіе къ нѣкоему діакону. Господь просвѣтилъ разумъ юнаго подвижника. Скоро Никонъ изучилъ грамоту и читалъ Божественныя книги, такъ что всѣ дивились его быстрымъ успѣхамъ. Но помыслы его заняты были однимъ — стремленіемъ угодить Господу, спасти свою душу.

Давно слышалъ онъ объ одномъ какомъ-то пустынномъ мѣстѣ, удаленномъ отъ селъ и деревень, между Псковомъ и Порховомъ [3], среди дикихъ лѣсовъ и непроходимыхъ болотъ, заросшихъ мохомъ; но не зналъ Никонъ человѣка, который бы указалъ ему то мѣсто. Помня слова святаго пророка и царя Давида: се удалихся бѣгая и водворихся въ пустыни, чаяхъ Бога, спасающаго мя отъ малодушія и отъ бури (Псал. 54, 8-9), смиренный подвижникъ усердно молилъ Господа, чтобы удостоилъ его видѣть пустыню, послалъ человѣка который бы могъ указать ему то уединенное мѣсто. Молитва святаго была услышана, и Господь послалъ ему человѣка, знающаго пустынное мѣсто, по имени Ѳеодора, по прозванію Ситника. Придя къ Ѳеодору, преподобный сталъ просить его:

— «Съ юнаго возраста слышалъ я о пустынномъ мѣстѣ, но не было человѣка, который бы указалъ мнѣ его. Тебѣ извѣстно оно; умоляю тебя, — укажи мнѣ его; за сіе и самъ ты получишь награду отъ Господа, и моей грѣшной душѣ будешь наставникомъ ко спасенію».

Видя такое сильное желаніе Никона, благочестивый Ѳеодоръ тайно отъ другихъ отвелъ его въ пустыню. Построивъ небольшую хижину, оба они поселились здѣсь и стали подвизаться въ трудахъ и молитвахъ. Спустя нѣкоторое время, когда преподобный пришелъ въ Псковъ, чтобы, по обычаю своему, выслутать Божественную литургію въ церкви святаго и славнаго Богоявленія, въ семъ храмѣ былъ гласъ къ Никону изъ алтаря:

— «Никонъ, Никонъ, рабъ Мой, иди въ пустыню, указанную тебѣ благочестивымъ мужемъ Ѳеодоромъ, и тамъ обрѣтешь себѣ покой; и послѣ тебя распространится мѣсто то, и многіе на немъ спасутся».

Преподобный тотчасъ же въ духовной радости вышелъ изъ храма и отправился на мѣсто, указанное ему Самимъ Господомъ. На пути Никону встрѣтился блаженный Николай Псковскій [4]; онъ предрекъ, что въ пустынѣ ожидаютъ подвижника разныя искушенія отъ бѣсовъ и нападенія отъ злыхъ людей; но ничто не могло удержать Никона; съ ликованіемъ преподобный возвратился въ свою пустыню и подвизался здѣсь 15 лѣтъ въ трудахъ, молитвѣ, пощеніи, чтеніи Божественнаго Писанія, постоянномъ бдѣніи. Много напастей терпѣлъ онъ отъ бѣсовъ и злыхъ людей, но о всемъ благодарилъ Бога.

Между тѣмъ распространился слухъ о подвигахъ пустынника, и окрестные жители стали стекаться къ нему, прося молитвъ и наставленій. Тяжела была смиренному подвижнику слава отъ людей; онъ не хотѣлъ и боялся ея. Поэтому убѣгая отъ людского прославленія, Никонъ оставилъ свое уединеніе и отправился снова въ Псковъ. Здѣсь его принялъ къ себѣ въ домъ тотъ Филиппъ, у котораго преподобный жилъ во время своего ученія. Узнавъ, что Никонъ твердо рѣшился посвятить себя Богу, онъ отвелъ блаженнаго въ Крыпецкій монастырь святаго Іоанна Богослова, основанный преподобнымъ Саввою [5]. Узрѣвъ образъ подвижника и припавъ къ ракѣ его мощей, Никонъ молился:

— «Преподобный угодникъ Божій, Савва, помолись Владыкѣ Христу, да сподобитъ Онъ меня, послѣдовать житію твоему, и сопричисли меня къ стаду, тобою избранному».

Со смиреніемъ и слезами Никонъ умолялъ игумена Крыпецкой обители, чтобы удостоилъ его иноческаго иостриженія и принялъ въ число братіи. Игуменъ же удерживалъ его:

— «Монастырь нашъ бѣденъ и скуденъ. Не вытерпишь ты скорбей и тѣсноты на мѣстѣ семъ».

Но Никонъ только повторялъ свою просьбу. Видя неудержимое желаніе подвижника принять иноческій образъ, игуменъ уступилъ его просьбамъ и приказалъ одному изъ священноиноковъ постричь Никона, причемъ ему наречено было имя Никандръ.

Тогда преподобный съ новой силой устремился на подвиги, — всего себя предалъ Богу, совершенно отказался отъ своей воли и подчинился во всемъ волѣ игумена и братіи. Постоянно укрѣплялъ онъ себя такими благочестивыми размышленіями: «пшеничному полю подобно иноческое житіе, оно требуетъ частаго дождя слезнаго и великаго трудолюбія. Если хочешь принести обильный плодъ, а не терніе, то трезвись умомъ и трудись; старайся быть доброй землей, а не каменистой почвой, чтобы всѣянное свыше въ сердце твое могло принести плоды, чтобы не изсыхало оно отъ зноя унынія и небреженія». Питая такими спасительными размышленіями свою душу, онъ доставлялъ ей духовное услажденіе молитвами: въ молитвенномъ бдѣніи проводилъ ночи, отгоняя сонную тяжесть. Плоть свою удручалъ воздержаніемъ и постомъ, памятуя всегда слова Давида: виждь смиреніе мое и трудъ мой, Господи, и остави вся грѣхи моя (Псал. 24, 18). Время свободное отъ молитвы, преподобный Никандръ проводидъ въ рукодѣліи. Игуменъ и братія удивлялись подвижнику, его благонравію, смиренію, и покорности, бодрости и крѣпости въ подвигахъ, и прославляли Бога. Оба вышеупомянутые мужа — Филиппъ и Ѳеодоръ Ситникъ послѣдовали примѣру святаго и приняли постриженіе въ той же обители; первый нареченъ былъ Филаретомъ, а второй Ѳеодосіемъ. Въ монастырѣ преподобнаго Саввы Крыпецкаго оба они скончали и житіе свое.

Между тѣмъ преподобный Никандръ, снова убѣгая людской славы и тоскуя о прежней отшельнической жизни, отправился въ свою пустыню и прожилъ тамъ нѣсколько лѣтъ, причемъ питался однимъ только растеніемъ, именуемымъ «ужъ» [6]. Въ дикой пустынѣ самая жизнь подвижника нерѣдко подвергалась опасности. Такъ, однажды, разбойники напали на убогую хижину святаго, отобрали скудные пожитки отшельника, отняли у него и послѣднее утѣшеніе — святыя иконы и книги, а самого его сильно ранили въ ребра копьемъ и оставили еле живымъ. Не разгнѣвался святый, а сталъ молиться за злодѣевъ, взирая на образъ Спасителя:

— «Господи Боже мой! Ты, Безгрѣшный, принялъ вольное страданіе отъ іудеевъ нашего ради спасенія; я же, многогрѣншый, потерпѣлъ все сіе вполнѣ справедливо за безчислеаные грѣхи мои».

А объ обидчикахъ своихъ онъ такъ просилъ:

— «Не поставь имъ грѣха сего, ибо они не знаютъ, чтó творятъ».

Скорый на помощь Господь даровалъ чудеснымъ образомъ исцѣленіе смиренному рабу Своему; но разбойники были наказаны. На разстояніи полутора верстъ отъ келліи святаго находилось озеро Демьяново, куда впадаетъ рѣка Демьянка; Божіимъ попущеніемъ, на берегахъ этого озера разбойники сбились съ пути; три дня они блуждали, тщетно стараясь найти дорогу и сильно страдая отъ голода. Двое изъ нихъ впали въ совершенное отчаяніе и стали хулить святаго:

— «И себя-то самого онъ не могъ защитить».

Господь наказалъ нераскаянныхъ; переходя рѣку Демьянку, они сорвались съ помоста и утонули. Оставшіеся двое устрашились и раскаялись. Они отыскали дорогу къ хижинѣ Никандра и возвратили преподобному все взятое. Съ горькимъ плачемъ и слезами они просили его простить ихъ и помолиться о нихъ Господу. Съ отеческою любовью принялъ раскаявшихся преподобный Никандръ, простилъ, накормилъ и умолялъ ихъ оставить свой злой промыселъ, — татьбу, разбой и обиды людямъ, и съ миромъ отпустилъ ихъ. Вернувшись домой, разбойники всѣмъ разсказывали о происшедшемъ и прославляли угодника Божія преподобнаго Никандра. Узнавъ о нападеніи разбойниковъ на подвижника, окрестные жители съ усердіемъ приносили ему иконы, хлѣбъ и одежду.

Но преподобный не столько боялся разбойниковъ, сколько похвалы людской. Посему снова оставилъ онъ пустыню и во второй разъ отправился въ Крыпецкій монастырь, гдѣ ранѣе принялъ монашество. Прибывъ въ обитель, святый продолжалъ свою строгую подвижническую жизнь; питался онъ ржанымъ хлѣбомъ и водою; не вкушалъ ни вина, ни рыбы; лишь только въ субботу и воскресеніе иногда разрѣшалъ себѣ немного сочива, сваривъ его изъ одного растенія. Подвижникъ превосходилъ всѣхъ въ обители своей добродѣтельной и строгой жизнью, — трудолюбіемъ, смиреніемъ и послушаніемъ. Онъ всѣмъ служилъ: носилъ воду, рубилъ въ лѣсу дрова и приносилъ въ монастырь. Ночи преподобный проводилъ въ постоянномъ бдѣніи, иногда выходилъ въ лѣсъ и, обнаживъ свое тѣло, давалъ жалить его комарамъ и оводамъ, такъ что оно покрывалось струями крови, при чемъ онъ неподвижно сидѣлъ, прядя волну и воспѣвая псалмы Давида. Съ наступленіемъ же утра, преподобный возвращался въ монастырь, первымъ спѣшилъ въ церковь, гдѣ выстаивалъ всю службу, не сходя со своего мѣста, и послѣднимъ выходилъ изъ храма. Дивясь его подвигамъ, братія поставила его въ пономари. Кромѣ того, на святаго было возложено трудное и тяжелое послушаніе печь просфоры. Но преподобный Никандръ съ радостію сталъ исполнять эту работу, размышляя:

— «Если Господь нашъ Іисусъ Христосъ назвалъ Своимъ Тѣломъ хлѣбъ, приготовленный для Тайной вечери, то мнѣ слѣдуетъ радоваться, что Богъ сподобилъ меня приготовлять такіе хлѣбы, на коихъ совершается великая и страшная тайна: дивнымъ и непостижимымъ образомъ прелагаются они въ святое Тѣло Христово».

И подвижникъ Божій продолжалъ неустанно трудиться. Иноки, видя его возрастающее рвеніе и полюбивъ его за смиреніе и кротость, просили игумена сдѣлать Никандра келаремъ [7]. Игуменъ исполнилъ просьбу братіи и поставилъ преподобнаго на келарство. Святый при семъ возвышеніи не измѣнилъ своей прежней жизни, но исполнялъ новую обязанность со смиренномудріемъ и усердіемъ, какъ-бы дѣло, порученное ему Самимъ Господомъ; не превозносился онъ данной ему властью, помня слова Писанія: Аще кто хощетъ въ васъ вящшій быти, да будетъ всѣмъ слуга (Матѳ. 20, 26). Получивъ власть въ монастырѣ вмѣстѣ съ должностью келаря, преподобный Никандръ велъ себя какъ самый младшій, раньше всѣхъ выходя на работы. Но недолго святый Никандръ былъ келаремъ: несносна была ему суета, съ которой соединялось келарство, тяжело было постоянное обращеніе съ людьми; онъ стремился къ прежней отшельнической жизни, къ безмолвію, потому и рѣшился снова, уже навсегда, покинуть обитель. Выйдя изъ Крыпецкаго монастыря, онъ поселился на одномъ островѣ, находящемся верстахъ въ четырехъ отъ него; здѣсь святый построилъ хижину, опять предался своимъ обычнымъ подвигамъ и провелъ такимъ образомъ три съ половиною года. Слава отшельника привлекла къ нему многихъ посѣтителей, которые искали у преподобнаго слова назиданія. Между тѣмъ врагъ и завистникъ людей внушилъ игумену и братіи Крыпецкаго монастыря мысль, что, привлекая къ себѣ народъ, Никандръ уменьшаетъ монастырскіе доходы. Посему они пришли къ преподобному и требовали, чтобы онъ удалился съ этого мѣста. Съ величайшимъ смиреніемъ исполнилъ святый ихъ требованіе: онъ снова отправился въ свою пустыню, на мѣсто, указанное ему Богомъ.

Во время своего путешествія преподобный Никандръ прибылъ въ одно село — Локоты; день уже клонился къ вечеру, и святый зашелъ переночевать къ одному поселянину. Случилось это въ понедѣльникъ сырной недѣли, когда святый по своему обычаю соблюдалъ постъ. Крестьянинъ сталъ предлагать Никандру пищу, но блаженный отказался принять ее. Врагъ же спасенія человѣческаго задумалъ поругаться святому: незадолго до пришествія святаго въ селеніе, дьяволъ внушилъ нѣкоторымъ злымъ людямъ мысль разграбить домъ одного изъ крестьянъ того селенія; такъ они и сдѣлали: напали на его домъ, разграбили и сожгли его. Посему и крестьянинъ, принявшій святаго, обидѣвшись отказомъ преподобнаго, сталъ говорить сосѣдямъ:

— «Вѣроятно, и этотъ человѣкъ задумалъ на насъ недоброе, — потому и не хочетъ ничего ни пить, ни ѣсть у насъ».

Крестьяне повѣрили этимъ безразсуднымъ словамъ, собрались и стали немилосердно бить дреколіемъ святаго по всему тѣлу и по головѣ. Но Господь не попустилъ долго мучиться святому и погибнуть отъ навѣта бѣсовскаго, и скоро избавилъ его отъ мучителей: стенанія святаго Никандра и крики бившихъ его были услышаны проходящими мимо людьми, и они стали уговаривать безумныхъ:

— «Старецъ сей не причинилъ вамъ никакого зла; за чтó же хотите предать смерти неповиннаго человѣка?»

Бившіе устыдились и молили святаго, чтобы онъ простилъ ихъ; предложили ему хлѣба. Святый не отказался вкусить его и сталъ молитьея за своихъ мучителей:

— «Господи Іисусе Христе, Сыне Божій, не вмѣни имъ сего во грѣхъ: не вѣдаютъ они, чтó творятъ».

Простивъ отъ всего сердца поселянъ, причинившихъ ему въ невѣдѣніи побои, преподобный Никандръ отправился въ путь.

Однажды во время своего дальнѣйшаго путешествія святый, утомившись, прилегъ и сталъ забываться въ дремотѣ; вдругъ видитъ онъ, что готовы на него броситься два огромныхъ волка. Вставъ, святый осѣнилъ себя крестнымъ знаменіемъ и, ударивъ своимъ посохомъ по землѣ, сказалъ:

Отступите отъ мене вси, дѣлающіи беззаконіе (Псал. 6, 9).

И звѣри тотчасъ же исчезли.

Прибывъ въ свою пустыню, святый снова предался подвигамъ и прожилъ тамъ отшельникомъ до самой блаженной кончины своей въ продолженіе 32 лѣтъ и 2 мѣсяцевъ. 15 лѣтъ изъ нихъ онъ провелъ, не видя лица человѣческаго, такъ что и люди не знали о мѣстѣ его подвиговъ. Чудеснымъ образомъ Господь открылъ міру Своего угодника. Нѣкто Петръ, по прозванію Есюковъ, жившій въ двѣнадцати верстахъ отъ хижины святаго, сильно скорбѣлъ, что нѣтъ у него дѣтей. И вотъ однажды подбѣжалъ лось къ самому двору Петра. И не случайно произошло это, но Божіимъ изволеніемъ: какъ въ древности чрезъ оленя Господь привелъ ко крещенію святаго Евстаѳія [8], такъ и преподобнаго Никандра Господь указалъ чрезъ лося. Сѣвъ на коня, Петръ вмѣстѣ съ своими людьми погнался за звѣремъ; спутники его мало-по-малу стали отставать отъ него, такъ что, наконецъ, онъ остался одинъ. Долго Петръ преслѣдовалъ звѣря; заѣхавъ въ темный лѣсъ, въ глухую, непроходимую дебрь, Петръ потерялъ изъ вида лося; тогда онъ замѣтилъ небольшую хижину, огороженную частоколомъ, — жилище преподобнаго Никандра. Петръ постучался въ дверь съ молитвой, но отвѣта не было; онъ сотворилъ молитву второй и третій разъ и никто ему не отозвался. Но Петръ не отходилъ отъ келліи подвижника. Наконецъ дверь отворилась, и отшельникъ встрѣтилъ посѣтителя, котораго ранѣе никогда не видалъ, словами:

— «Сынъ мой, Петръ, ступай въ страннопріимницу у дуба, я сейчасъ приду туда».

Когда преподобный подошелъ къ Петру, тотъ поклонился ему и просилъ благословенія.

— «Чадо Петръ, — отвѣчалъ на его просьбу старецъ, — благословеніе Господне да будетъ надъ тобою и надъ супругою твоею».

Петръ же подумалъ:

— «Поистинѣ вижу, что это — святой человѣкъ и исполненъ Духа Святаго, ибо, ни разу не видя меня, онъ знаетъ и мое имя и то, что я женатъ».

Петръ спросилъ, какъ зовутъ его и сколько времени живетъ онъ въ пустынѣ.

— «Грѣшный Никандръ — мое имя, а о лѣтахъ моего пребыванія здѣсь — ты не спрашивай: о семъ знаетъ Одинъ только Богъ», — смиренно отвѣтствовалъ старецъ.

Тогда Петръ, упавъ предъ святымъ на колѣна, сталъ горько жаловаться на свое несчастье:

— «Вотъ я уже старъ, а нѣть дѣтей у меня».

Преподобный Никандръ отвѣчалъ ему:

— «Встань, чадо, и возвратись въ домъ свой: по молитвамъ Пресвятой Богородицы, родится у васъ сынъ».

И дѣйствительно, предсказаніе святаго исполнилось. Съ тѣхъ поръ Петръ часто приходилъ къ преподобному и насыщался его душеполезными наставленіями.

Однажды угодникъ Божій сказалъ ему:

— «По отшествіи моемъ отъ міра сего суетнаго распространится мѣсто сіе; надъ гробомъ моимъ воздвигнется церковь въ честь славнаго Благовѣщенія Пресвятой Владычицы нашей Богородицы».

Господь удостоилъ Своего угодника дара прозорливости. Разъ къ Никандру пришелъ одинъ изъ окрестныхъ жителей Симеонъ, желая получить оть святаго благословеніе и наставленіе. Преподобный же, прозрѣвъ, что Симеону скоро предстоитъ кончина, сказалъ:

— «Сынъ мой Симеонъ, время жизни твоей сокращается, — и, подавъ ему ножницы, продолжалъ: — ступай въ монастырь, какой укажетъ тебѣ Господь, и постригись сими ножницами, ибо приближается конецъ жизни твоей».

Симеонъ отправился въ одинъ изъ монастырей, принялъ тамъ постриженіе и вскорѣ, причастившись Христовыхъ Таинъ, съ миромъ отошелъ ко Господу.

Между тѣмъ люди, услышавъ о подвижнической жизни преподобнаго Никандра, стали все чаще и чаще приходить къ нему; когда они тихо приближались къ его келліи, то слышали, какъ молится святый, какъ онъ плачетъ и часто кладетъ земные поклоны. Лишь только святый замѣчалъ ихъ приходъ, онъ дѣлалъ видъ, что спитъ. Когда приходящій стучался къ нему въ двери со словами: «благослови отче», Никандръ молчалъ; не отвѣчалъ онъ и на второй разъ; лишь только послѣ третьяго раза, какъ будто вставъ отъ сна, святый отвѣтствовалъ:

— «Господь нашъ Іисусъ Христосъ да благословитъ тебя, чадо».

Въ такихъ подвигахъ проводилъ святый всѣ дни и ночи; никогда не ложился блаженный спать, но если его одолѣвалъ сонъ, то онъ забывался дремотой сидя и лишь на короткое время, а потомъ опять начиналъ молиться; свое пренебреженіе къ плоти Никандръ простеръ до того, что умывалъ водой только руки и лицо; питался онъ, по бóльшей части, растеніями; когда же благочестивые люди приносили ему хлѣбъ, то преподобный принималъ приношеніе съ благодареніемъ, давалъ хлѣбу высохнуть и въ такомъ видѣ вкушалъ его; пилъ онъ одну воду. Хотя онъ и велъ столь суровую жизнь, однако никогда нельзя было видѣть лицо его хмурымъ, но всегда оно свѣтилось радостью и спокойствіемъ; въ теченіе всей великой Четыредесятницы святый вкушалъ только разъ въ недѣлю, а въ пятокъ вербной седмицы онъ шелъ въ Демьяновскій монастырь [9] и, пріобщившись тамъ страшныхъ и животворящихъ Таинъ Христовыхъ, снова уходилъ къ себѣ въ пустыню. Не на страстной недѣлѣ, когда братія нріобщалась Святыхъ Таинъ [10], приходилъ подвижникъ въ монастырь, чтобы пріобщиться вмѣстѣ съ ними, а раньше, чтобы приступать къ святымъ Тайнамъ отдѣльно отъ иноковъ, такъ какъ считалъ себя недостойнымъ, не достигшимъ предѣла трудовъ ихъ.

Но Одному лишь Богу вѣдомы труды и подвиги, какіе святый Никандръ перенесъ въ пустынѣ. Часто злые духи являлись смущать преподобнаго и даже наносили ему раны, какъ то было и съ святымъ Антоніемъ Египетскимъ [11]. Подкрѣпляя подвижника Своего, Господь послалъ ему въ видѣніи преподобнаго Александра Свирскаго [12]; сей угодникъ Божій ободрилъ Никандра на брань съ невидимыми врагами. Въ Евангеліи сказано, что родъ сей изгоняется только молитвою и постомъ, — симъ оружіемъ и преподобный Никандръ одержалъ побѣду надъ княземъ тьмы. Но долго пришлось ему бороться съ духами злобы: всякій разъ, какъ Никандръ хотѣлъ отдохнуть отъ своихъ трудовъ, вокругъ его келліи поднимался такой шумъ, что казалось, будто проѣзжаетъ множество колесницъ, или же слышалась игра на тимпанахъ и свирѣляхъ [13]. Тогда преподобный начиналъ читать псалмы Давидовы, и шумъ прекращался. Такъ, злые духи долгое время днемъ и ночью не позволяли отдохнуть святому до тѣхъ поръ, пока Божіею благодатію онъ не одолѣлъ ихъ въ конецъ. Однажды большой медвѣдь пришелъ къ келліи святаго и началъ чесаться о нее съ такою силой, что она стала дрожать и была готова рухнуть. Перекрестивъ оконце своей келліи и осѣнивъ себя самого крестнымъ знаменіемъ, святый выглянулъ, — и видитъ большого звѣря, стоящаго у его жилища. Тогда преподобный, еще разъ ознаменовавъ себя крестомъ, вышелъ изъ келліи и перекрестилъ звѣря. Будто пораженной какой-то невидимой силой, медвѣдь упалъ передъ святымъ, сталъ кротко лизать его честныя ноги, а потомъ удалился въ лѣсъ. И въ другой разъ ему явился преподобный Александръ Свирскій въ сѣняхъ келліи; укрѣпляя его на подвиги, онъ сказалъ:

— «Не бойся, братъ мой Никандръ: съ сего времени избавитъ тебя Господь отъ всѣхъ сѣтей вражіихъ».

Съ тѣхъ поръ святый пріобрѣлъ такую власть надъ бѣсами, что они даже не осмѣливались приступить близко къ его келліи.

Одинъ человѣкъ, по имени Назарій, жившій недалеко отъ пустыни преподобнаго Никандра, впалъ въ тяжкій недугъ: все тѣло его покрыли черви, особенно же большая язва у него открылась на груди, такъ что можно было видѣть внутренности; больной не могъ пошевельнуться безъ страшной боли; и такимъ недугомъ Назарій страдалъ годъ и шесть мѣсяцевъ. Домашніе его, видя, что Назарій впалъ въ неисцѣлимую болѣзнь, и лежитъ безъ движенія, плакали, не зная, чѣмъ облегчить мученія болящаго. Назарій же, призывалъ мысленно на помощь себѣ святаго Никандра, наконецъ повелѣлъ домашнимъ отнести себя къ преподобному. Они принесли его и положили предъ келліей отшельника. Когда Никандръ вышелъ изъ своего жилища, Назарій, собравъ всѣ свои силы, сталъ обнимать и орошать слезами ноги святаго и просить блаженнаго, чтобы онъ помолился о немъ Господу. Преподобный же отвѣчалъ:

— «Назарій, отпусти мои ноги».

Больной удивился тому, что преподобный знаетъ его имя, хотя прежде никогда не видалъ его, и потому еще усерднѣе сталъ просить святаго.

— «Если же ты, отче, — говорилъ Назарій, — оставишь меня, то я не уйду съ сего мѣста и умру передъ тобой. Посмотри уже заживо я съѣденъ червями!»

Тогда преподобный приказалъ отнести Назарія въ келлію для странниковъ и сказалъ ему, чтобы онъ постарался заснуть. Но больной отвѣчалъ:

— «Отче святый, во время всей болѣзни моей я ни разу не могъ сомкнуть глазъ моихъ, — какъ же ты теперь совѣтуешь мнѣ заснуть?»

Никандръ сказалъ:

— «Я истопилъ келлію, ожидая твоего прихода. Засни въ теплой келліи, а прежде покажи твои раны».

Назарій хотѣлъ было сейчасъ же открыть свою язву, но не могъ, ибо рубашка пристала къ тѣлу, и ее нельзя было оторвать. Святый перекрестилъ рану и отпустилъ Назарія въ страннопріимницу, гдѣ тотъ вскорѣ и заснулъ крѣпкимъ сномъ. А самъ преподобный, заключившись у себя въ келліи, всю ночь усердно молилъ Господа, да подастъ Онъ, Единый Цѣлитель всѣхъ страждущихъ, здравіе болящему. Скорый на помощь всѣмъ, съ вѣрою призывающимъ святое имя Его, Господь услышалъ молитву раба Своего: на утро Назарій, проснувшись, почувствовалъ себя совершенно здоровымъ; тотчасъ всталъ онъ на ноги; струпъ вмѣстѣ съ рубашкой отсталъ, какъ чешуя; тогда онъ горячо началъ благодарить Бога, даровавшаго ему исцѣленіе, и прославлять Его угодника святаго Никандра; преподобный же, не желая себѣ славы отъ людей, запретилъ ему разсказывать о бывшемъ, — «чтобы не было съ тобой еще хуже», — добавилъ онъ.

Въ другой разъ одинъ крестьянинъ Симеонъ Васильевъ, человѣкъ князя Кострова, пришелъ къ преподобному и горько жаловался, что у него украли лошадь, и что съ того времени прошло уже пять дней. Тогда Никандръ съ кротостью сталъ говорить:

— «Не о томъ, сынъ мой, я скорблю, что у тебя украли лошадь, что она пропала. Скорблю я о томъ человѣкѣ, который укралъ, ибо онъ сдѣлалъ сіе по внушенію діавола».

Симеонъ же замѣтилъ святому:

— «Удивляюсь, отче, что ты скорбишь о ворѣ».

Подвижникъ отвѣтилъ со смиреніемъ:

— «Кто много грѣшитъ, тотъ исполненъ и воровства грѣховнаго».

И прибавилъ:

— «Сынъ мой Симеонъ, отправляйся въ домъ свой, украденное скоро найдешь».

Слова святаго сбылись: въ ту же ночь лошадь сама прибѣжала домой. Симеонъ вторично пришелъ къ преподобному, благодарилъ его и разсказалъ о томъ, чтó случилось.

— «А человѣкъ, похитившій мою лошадь, — добавилъ онъ, — ѣхалъ чрезъ рѣку и потонулъ».

Услышавъ это, Никандръ опечалился и сталъ такъ поучать Симеона:

— «Сынъ мой, должно скорбѣть о христіанахъ, умершихъ безъ покаянія въ грѣхахъ своихъ».

Тогда Симеонъ палъ на колѣна и началъ просить прощенія въ своихъ грѣхахъ. Долго поучалъ его преподобный и своими назиданіями, исполненными любви, просвѣтилъ душевныя очи Симеона; онъ возвратился въ домъ свой, благодаря Бога и прославляя Его угодника.

Между тѣмъ, видя, что приближается конецъ земной его жизни, преподобный Никандръ рѣшился возложить на себя великую схиму. Онъ отправился въ Демьянскій монастырь и здѣсь принялъ отъ руки игумена великое постриженіе; это произошло за восемь лѣтъ до его кончины.

Въ то время къ преподобному часто приходилъ одинъ діаконъ изъ города Порхова, по имени Петръ, для душеспасительныхъ бесѣдъ. Во время одного посѣщенія Никандръ повѣдалъ Петру:

— «Братъ Петръ! Много времени прежде страдалъ я ногами, теперь чувствую облегченіе».

Петръ взглянулъ на ноги святаго, увидѣлъ однѣ кости обнаженныя отъ своего тѣлеснаго покрова, — и сильно былъ пораженъ тѣмъ. Въ другой разъ Никандръ сказалъ Петру:

— «Брать Петръ, скоро Господь призоветъ къ Себѣ мою душу; и ты погреби тогда мое грѣшное тѣло».

— «Когда извѣстишь меня о своемъ отшествіи къ Богу, — сказалъ Петръ, — я многогрѣшный все исполню по твоему слову».

Подвижникъ снова началъ просить Петра придти тогда въ пустыню и честно погребсти его тѣло. А тотъ спросилъ, когда послѣдуеть его кончина.

Преподобный отвѣтилъ:

— «Не знаю, какъ извѣщу тебя, ибо въ то время будетъ брань: тогда придутъ сюда Польскія и Литовскія войска и будутъ держать Псковъ и Порховъ въ осадѣ; ты же, когда услышишь о моей кончинѣ, небоязненно погреби тѣло мое, и надъ моимъ гробомъ будетъ воздвигнута церковь въ честь великаго и славнаго Благовѣщенія».

Такъ Никандръ мирно готовился оставить сей временный міръ. По прошествіи 32 лѣтъ и 2 мѣсяцевъ съ тѣхъ поръ, какъ преподобный въ послѣдній разъ поселился въ своемъ уединеніи, онъ впалъ въ тѣлесный недугъ; вскорѣ святый почуствовалъ приближеніе смерти и со слезами сталъ просить Господа даровать ему отпущеніе всѣхъ прегрѣшеній, призывалъ въ молитвахъ всѣхъ святыхъ и вручалъ пустынное свое мѣстопребываніе попеченію Пресвятой Владычицы Богородицы. Затѣмъ преподобный Никандръ возлегъ на одръ, крестообразно сложилъ руки и со словами: «Благословенъ Богъ, тако изволивый, слава Тебѣ», — предалъ Господу духъ свой.

Такъ съ миромъ почилъ о Господѣ досточудный отецъ нашъ преподобный Никандръ Пустынножитель 24 сентября 1581 года.

По его предсказанію, Польскій король Стефанъ Баторій [14] навелъ въ то время свои полки на землю Русскую; враги осадили города Псковъ и Порховъ, и по всей той области во множествѣ разсѣялись польскіе и литовскіе люди, такъ что нельзя было горожанамъ выходить за городскія стѣны. Въ пустыню, гдѣ жилъ преподобный, пришелъ тогда, чтобы получить благословеніе отъ святаго, крестьянинъ села Боровичей Іоаннъ, по прозвищу Долгій. Постучавъ разъ, другой, третій въ двери келліи Никандра, Іоаннъ все-таки не получалъ отвѣтнаго возгласа подвижника; тогда, войдя въ келлію, онъ увидѣлъ, что святый Никандръ отошелъ къ Господу, а вся хижина была наполнена необычайнымъ благоуханіемъ. Іоаннъ благоговѣйно взялъ честное тѣло святаго, и зарылъ его въ землю близъ дуба; потомъ, незамѣченный, по молитвамъ святаго, польскими войсками, онъ пришелъ въ городъ Порховъ и разсказалъ жителямъ о кончинѣ преподобнаго, и о томъ, что онъ похоронилъ его тѣло. При этомъ извѣстіи граждане Порхова стали рыдать и скорбѣть, что лишились такого усерднаго заступника и молитвенника предъ Богомъ; сильно желали они идти на погребеніе святаго, но боялись враговъ. Тогда діаконъ Петръ, видя колебаніе своихъ согражданъ, обратился къ нимъ съ такою рѣчью:

— «Мужи братія, послушайте, чтó скажу вамъ о новопреставленномъ отцѣ Никандрѣ. Самъ преподобный предрекъ мнѣ о своемъ преставленіи къ Богу; онъ предсказалъ, что его кончина послѣдуетъ во время нашествія литовскихъ людей; вы же не страшитесь и не бойтесь, но смѣло идите и предайте погребенію честное тѣло подвижника, ибо самъ преподобный сказалъ, что Господь Богъ не предастъ васъ въ руки враговъ».

Своею рѣчью Петръ убѣдилъ согражданъ безбоязненно идти въ пустыню, гдѣ такъ ревностно подвизался угодникъ Божій въ теченіе своей земной жизни. Никѣмъ незадерживаемые, всѣ граждане, — игумены, священники, діаконы и множество народа въ день Покрова Пресвятыя Богородицы [15] пришли въ пустыню, на мѣсто подвиговъ и кончины преподобнаго Никандра, принесли много свѣчъ, ѳиміама и съ торжествомъ погребли тѣло его.

Во дни своей долголѣтней жизни преподобный Никандръ вѣрно и нелицемѣрно служилъ Господу, оставивъ мірскую суету, вселившись въ безлюдной пустынѣ, въ дебряхъ лѣса, среди непроходимыхъ болотъ, больше всего опасаясь и избѣгая славы отъ людей.

Не осталось забытымъ уединенное мѣсто подвиговъ святаго пустынножителя. Черезъ два съ половиною года послѣ кончины преподобнаго Никандра надъ его гробницей воздвигнута церковь въ честь Благовѣщенія Пресвятыя Богородицы. Въ 1585 году пришелъ на то мѣсто одинъ мірянинъ. Здѣсь, онъ принялъ иноческое постриженіе съ именемъ Исаіи. Долгое время Исаія страдалъ болѣзнію ногъ и наконецъ, по молитвамъ преподобнаго, получилъ исцѣленіе отъ своего недуга. Сей Исаія на мѣстѣ подвиговъ преподобнаго Никандра устроилъ монастырь [16] и собралъ въ немъ многочисленную братію. По настоятельному прошенію братіи, онъ принялъ игуменство и былъ возведенъ въ сей священный санъ митрополитомъ Новгородскимъ Александромъ [17].

Сто слишкомъ лѣтъ мощи преподобнаго Никандра покоились въ землѣ, потомъ обрѣтены нетлѣнными. Въ 1686 году по распоряженію патріарха Всероссійскаго Іоакима онѣ были свидѣтельствованы, послѣ чего названный патріархъ съ соборомъ духовенства причислилъ угодника Божія къ лику святыхъ и установилъ праздновать его память въ день его кончины — 24 сентября. Много исцѣленій и чудесъ подаетъ Всемогущій Господь съ вѣрою притекающимъ къ нетлѣннымъ мощамъ Своего угодника и усердно взывающимъ къ нему: Преподобне отче Никандре, моли Бога о насъ!

Примѣчанія:
[1] Василій Іоанновичъ былъ княземъ съ 1506 по 1533 г.
[2] Преподобный Евфросинъ Псковскій преставился въ 1481 году; мощи его почиваютъ въ основанномъ имъ Спасо-Великопустынскомъ Елеазаровомъ монастырѣ въ Псковской губерніи, на рѣкѣ Толбѣ, въ 30-ти веретахъ отъ Пскова; память преп. Евфросина — 15 мая. Его ученикъ преподобный Савва, основатель Крыпецкаго Іоанно-Богословскаго монастыря въ 20-ти верстахъ отъ Пскова, преставился въ 1495 г.; память его 28 августа.
[3] Уѣздный городъ Псковской губерніи.
[4] Блаженный Николай Псковскій преставялся 28 февраля 1576 года.
[5] О Крыпецкомъ монастырѣ см. выше, прим. 2-е.
[6] «Ужъ» или «ужевникъ» — дикая горчица; другое названіе Этого растенія — «брылена».
[7] Келарь, отъ греческаго κελλάριος, обязанъ былъ хранить монастырскіе припасы.
[8] Память великомученика Евстаѳія Плакиды, подружія его и чадъ его 20 сентября.
[9] Демьянскій монастырь находился при впаденіи рѣки Демьянки въ Шелонь; неизвѣстно когда основанный, въ 1764 г. онъ обращенъ въ приходскую церковь.
[10] По обычаю, существовавшему въ древней Руси, вѣрующіе говѣли въ концѣ Великаго поста: исповѣдались на Страстной недѣлѣ и пріобщались въ Великій четвертокъ, въ Великую субботу и въ первый день Пасхи.
[11] Память преподобнаго Антонія Великаго, который доблестно велъ брань съ духами злобы, празднуется 17 января.
[12] Его память 30 августа.
[13] Тимпанъ — музыкальный ударный инструментъ, состоящей изъ котла обтянутаго кожей. Свирѣль — духовой инструментъ.
[14] Стефанъ Баторій былъ королемъ Польскимъ съ 1576 по 1586 г.
[15] 1 октября.
[16] Благовѣщенская Никандрова пустынь, съ 1764 г. заштатная, въ 20 верстахъ отъ Порхова.
[17] Александръ правилъ Новгородокой каѳедрой еъ 1577 г. по 1589 г. въ санѣ архіепископа и съ 1589 г. по 1591 г. въ санѣ митрополита.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга первая: Мѣсяцъ Сентябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1903. — С. 481-496.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0