Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 17 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 18.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Сентябрь.
День двадцатый.

Страданіе святыхъ мучениковъ Михаила, князя Черниговского, и боярина его Ѳеодора, отъ нечестиваго Батыя пострадавшихъ.

Въ то время жилъ благочестивый и приснопамятный Михаилъ, сынъ Всеволода Чермнаго [3], князь Черниговскій. Съ юныхъ лѣтъ отличался онъ добродѣтельною жизнію: возлюбивъ Христа, онъ служилъ Ему отъ всего сердца, — и всѣ видѣли душевное незлобіе князя: его кротость, смиреніе, обходительность со всѣми и милосердіе къ бѣднымъ. Угождая всегда Богу молитвою и постомъ, и всякими добрыми дѣлами украшая свою душу, князь Михаилъ содѣлалъ ее прекраснымъ жилищемъ Бога, Творца своего.

У сего благочестиваго князя былъ любимый бояринъ, подобно ему добродѣтельный, по имени Ѳеодоръ: вмѣстѣ съ нимъ князь Михаилъ и пострадалъ отъ нечестиваго Батыя, положивъ душу свою за Христа.

Когда благовѣрный и христолюбивый Михаилъ владѣлъ княжествомъ Кіевскимъ, нечестивый Батый прислалъ своихъ татаръ осмотрѣть городъ Кіевъ. Посланные изумились, увидѣвъ величіе и красоту города Кіева, и, возвратившись къ Батыю, разсказали ему о семъ знаменитомъ городѣ. Тогда Батый снова отправилъ пословъ къ Михаилу съ тѣмъ, чтобы они лестію уговорили князя добровольно покориться ему. Благовѣрный князь Михаилъ понялъ, что татары коварствомъ хотятъ взять городъ и опустошить его: князь слыхалъ уже раньше, что тѣ жестокіе варвары безъ милосердія убиваютъ даже добровольно покоряющихся имъ, и потому повелѣлъ умертвить пословъ Батыя. Вслѣдъ за тѣмъ Михаилъ узналъ о приближеніи громаднаго войска татарскаго, которое, какъ саранча, въ великомъ множествѣ [ибо воиновъ было 600 тысячъ человѣкъ] нашло на Русскую землю и овладѣло укрѣпленными городами ея. Сознавая, что Кіеву невозможно уцѣлѣть отъ приближающихся враговъ, князь Михаилъ вмѣстѣ съ бояриномъ Ѳеодоромъ бѣжалъ въ Венгрію [4] искать помощи своей родинѣ. Не получивъ сей помощи, Михаилъ нѣкоторое время странствовалъ по чужой сторонѣ; тамъ укрывался онъ отъ Божія гнѣва, повинуясь слову Писанія: укрыйтеся мало елико елико, дондеже мимоидетъ гнѣвъ Господень (Ис. 26, 20) [5].

Придя со всѣмъ своимъ войскомъ, Батый овладѣлъ Черниговомъ и другими укрѣпленными городами и княжествами; всѣ они сильно разорены были огнемъ и мечомъ. — Это было въ 6748 году отъ сотворенія міра, а отъ Рождества Христова въ 1240 году. — Тогда же и славный городъ Кіевъ былъ совершенно разоренъ руками христоненавистныхъ враговъ, именитые граждане погибли отъ меча нечестивыхъ — одни были убиты, а другіе отведены въ плѣнъ. Благолѣпные Божіи храмы были осквернены и сожжены, такъ что исполнились слова Давида: Боже, пріидоша языцы въ достояніе Твое, оскверниша храмъ святый Твой; положиша трупія рабъ Твоихъ брашно птицамъ небеснымъ, плоти преподобныхъ твоихъ — зверѣмъ земнымъ, проліяша кровь ихъ яко воду, и не бѣ погребаяй (Псал. 78, 1-3) [6].

Князь Михаилъ, находившійся въ то время въ странствованіи, слыша обо всемъ происходившемъ въ Русской землѣ, неутѣшно оплакивалъ единовѣрную свою братію и опустѣніе своей земли. Вскорѣ Михаилу стало извѣстно, что городскимъ жителямъ, въ небольшомъ числѣ уцѣлѣвшимъ отъ меча и плѣна, нечестивый царь повелѣлъ безбоязненно жить на своихъ мѣстахъ, но съ тѣмъ, чтобы они платили ему дань. И многіе русскіе князья, бѣжавшіе въ далекія и чужія страны, услыхавъ о семъ, стали возвращаться въ родную землю. Поклонившись нечестивому царю, они занимали свои княжества и, платя дань Батыю, водворялись въ своихъ разоренныхъ городахъ. Возвратился изъ странствованія и благочестивый князь Михаилъ съ бояриномъ своимъ Ѳеодоромъ и со всѣми своими людьми, соглашаясь лучше платить дань нечестивому царю и жить хотя бы въ опустѣвшемъ своемъ отечествѣ, нежели быть странникомъ въ чужой землѣ. Сначала онъ пришелъ въ Кіевъ и здѣсь горько плакалъ, видя святыя мѣста опустѣвшими и «небеси подобную» Печерскую церковь [7] разоренною до основанія. Отсюда Михаилъ отправился въ Черниговъ. И едва успѣлъ князь Михаилъ отдохнуть здѣсь отъ пути, какъ татары, услыхавъ о возвращеніи его, пришли отъ Батыя и начали звать его (какъ и другихъ Русскихъ князей) къ своему царю, говоря:

— «Нельзя вамъ жить на землѣ Батыя, не поклонившись ему. Итакъ, идите — поклонитесь ему и будьте данниками его, — и тогда оставайтесь въ жилищахъ своихъ».

У того нечестиваго царя былъ слѣдуюшій обычай: если кто-нибудь изъ русскихъ князей приходилъ поклониться ему, то волхвы и жрецы татарскіе принуждали ихъ проходить сквозь огонь [8], а если кто-нибудь изъ князей приносилъ съ собою какіе-либо дары царю, то волхвы брали по небольшой части отъ всѣхъ этихъ даровъ и бросали въ огонь, какъ жертву. Проведя чрезъ огонь, они принуждали покланяться солнцу, кусту и идоламъ, — и уже послѣ сего допускали къ царю. Многіе изъ русскихъ князей, изъ страха передъ царемъ и чтобы удержать за собой свое княжество, исполняли все это: проходили сквозь огонь и покланялись идоламъ, — и за то получали отъ царя, чего просили.

Слыша, что многіе изъ русскихъ князей, прельстившись славою міра сего, поклонились идоламъ, благочестивый князь Михаилъ сильно скорбѣлъ о томъ и, возревновавъ о Господѣ Богѣ, рѣшился идти къ царю неправедному и коварнѣйшему изъ всѣхъ людей и неустрашимо исповѣдать передь нимъ Христа и пролить кровь свою за Господа. Замысливъ сіе и воспламенясь душою, Михаилъ призвалъ своего вѣрнаго совѣтника, боярина Ѳеодора, и повѣдалъ ему о своемъ намѣреніи. Тотъ, будучи благочестивъ и твердъ въ вѣрѣ, одобрилъ рѣшеніе своего господина и обѣщалъ не покидать его до самой кончины, и вмѣстѣ съ нимъ положить свою душу за Христа. Послѣ такого совѣщанія, они твердо рѣшились, отнюдь не измѣняя своего намѣренія, идти и умереть за исповѣданіе Іисуса Христа. Тотчасъ-же они пошли къ своему духовному отцу, по имени Іоанну, чтобы сообщить ему о семъ. Придя къ нему, князь сказалъ:

— «Хочу, отче, идти къ царю, какъ и всѣ русскіе князья».

Духовникъ, со скорбію услышавъ такія слова и глубоко вздохнувъ, сказалъ:

— «Многіе князья туда ходили и души свои погубили, исполнивъ волю Батыя и поклонившись огню и солнцу и прочимъ идоламъ; и ты, Михаилъ, если хочешь, иди съ миромъ, но только умоляю тебя, — не подражай имъ и не дѣлай того, что они сдѣлали для сохраненія земной власти: не ходи сквозь огонь нечестивыхъ и мерзкимъ богамъ ихъ не покланяйся, ибо Единъ Богъ нашъ, Іисусъ Христосъ; не вкушай также ничего изъ скверныхъ идоложертвенныхъ яствъ, чтобы тебѣ не погубить души своей».

Князь съ бояриномъ отвѣчали:

— «Мы хотимъ пролить кровь нашу за Христа и положить за Него души свои, да будемъ Ему благопріятной жертвой».

Услышавъ сіе, Іоаннъ возрадовался душею и радостнымъ взоромъ взглянувъ на нихъ, сказалъ:

— «Если такъ сдѣлаете, блаженны будете, и въ семъ послѣднемъ родѣ будете именоваться новоявленными мучениками».

Потомъ, преподавъ имъ наставленія изъ Евангелія и изъ прочихъ богодухновенныхъ книгъ, онъ причастилъ князя и боярина Божественныхъ Таинъ Тѣла и Крови Христовыхъ, благословилъ ихъ и сказалъ:

— «Господь Богъ да укрѣпитъ васъ и да пошлетъ вамъ даръ Святаго Духа, чтобы вамъ быть твердыми въ вѣрѣ, смѣлыми въ исповѣданіи имени Христова и мужественными въ страданіи, и да причтетъ васъ Царь Небесный къ лику первыхъ святыхъ мучениковъ».

Послѣ сего Михаилъ и Ѳеодоръ отправились домой; сдѣлавши тамъ всѣ нужныя приготовленія для своего путешествія и простившись со своими домашними, они поспѣшно отправились въ путь съ молитвою къ Богу, пламенѣя сердечною къ Нему любовію и желая вѣнца мученическаго, якоже желаетъ елень на источники водныя (Псал. 41, 2).

Когда они достигли того мѣста, гдѣ находился безбожный царь Батый, то объ ихъ прибытіи тотчасъ-же было ему доложено. Призвавъ волхвовъ и жрецовъ своихъ, Батый повелѣлъ имъ провести Черниговскаго князя по обычаю сквозь огонь и заставить его поклониться идоламъ, и затѣмъ уже представить его къ себѣ. Пришедши къ князю, волхвы сказали ему: «Тебя зоветъ великій царь» — и, взявъ его, повели. За нимъ послѣдовалъ, какъ за своимъ господиномъ, и бояринъ его Ѳеодоръ. Вскорѣ они дошли до того мѣста, гдѣ съ двухъ сторонъ разложенъ былъ огонь, а по серединѣ былъ путь, коимъ многіе уже проходили; симъ путемъ волхвы хотѣли вести и князя Михаила. Тогда князь сказалъ:

— «Не подобаетъ христіанамъ проходить сквозь тотъ огонь, который нечестивые почитаютъ за Бога, я же — христіанинъ; посему не пойду сквозь огонь и не поклонюсь твари, ибо я покланяюсь Творцу, — Отцу и Сыну и Святому Духу, — Единому Богу въ Троицѣ, Создателю неба и земли».

Услыхавъ такія слова князя, волхвы и жрецы пришли въ ярость; оставивъ Михаила, они пошли донести о его рѣчахъ царю. Въ это время къ князю Михаилу подошли нѣкоторые Русскіе князья, вмѣстѣ съ нимъ пришедшіе на поклоненіе Батыю, — между ними былъ и князь Ростовскій Борисъ [9]. Они, жалѣя Михаила и глубоко скорбя о немъ, а вмѣстѣ съ тѣмъ боясь, чтобы не навлечь гнѣва царскаго и на себя, совѣтовали Михаилу исполнить волю Батыя.

— «Ты можешь, — говорили они, — притворно исполнить приказаніе и поклониться огню и солнцу, чтобы только избавиться отъ царскаго гнѣва и отъ лютой смерти. Когда же съ миромъ возвратишься къ себѣ домой, тогда ты будешь поступать уже по своему желанію: тебя не будетъ Господь наказывать за сіе и не прогнѣвается на тебя, потому что вѣдаетъ Онъ, что ты сдѣлалъ такъ по принужденію. Если же тебѣ поставитъ духовникъ въ грѣхъ твой поступокъ, то мы всѣ возьмемъ на себя вину твою, — только послушай насъ и, пройдя сквозь огонь, поклонись татарскимъ богамъ; симъ ты и себя и насъ освободишь отъ царскаго гнѣва и злой смерти, а для земли своей испросишь много полезнаго».

Все сіе говорили они Михаилу съ горькими слезами. Благочестивый бояринъ Ѳеодоръ, слушая ихъ слова, сильно опечалился, опасаясь, чтобы князь не послѣдовалъ совѣту окружающихъ его и не отпалъ отъ вѣры. Подойдя къ князю, онъ сталъ напоминать ему обѣщаніе его и слова духовника:

— «Вспомни, благочестивый князь, — говорилъ онъ, — какъ ты давалъ обѣтъ положить душу свою за Христа; припомни слова Евангельскія, коими поучалъ насъ духовный отецъ: Иже хощетъ душу свою спасти, погубитъ ю, а иже погубитъ душу свою Мене ради и Евангелія, той спасетъ ю. Кая польза человѣку, аще пріобрящетъ міръ весь, и отщетитъ душу свою? Или что дастъ человѣкъ измѣну на души своей? (Марк. 8, 35-38) [10] — Иже исповѣсть Мя предъ человѣки, исповѣмъ его и Азъ предъ Отцемъ Моимъ, Иже на небесѣхъ. А иже отвержется Мене предъ человѣки, отвергуся его и Азъ предъ Отцемъ Моимъ, Иже на небесѣхъ (Матѳ. 10, 32-33).

Съ наслажденіемъ слушалъ князь Михаилъ сіи слова своего боярина и, пламенѣя ревностію по Богѣ, съ радостію ожидалъ мученія, готовый умереть за Христа-Жизнодавца. Князь же Борисъ, о коемъ выше было упомянуто, продолжалъ сильно упрашивать Михаила исполнить царскую волю.

— «Не желаю быть христіаниномъ только по имени, — отвѣчалъ имъ Михаилъ, — а поступать какъ язычники».

И, снявъ съ себя мечъ свой, бросилъ его къ нимъ и сказалъ:

— «Возьмите славу міра сего: она не нужна мнѣ».

Вслѣдъ затѣмъ пришелъ отъ Батыя одинъ знатный царедворецъ, по имени Ельдега, и передалъ князю Михаилу отъ своего царя слѣдующія слова:

— «Великій царь такъ говоритъ тебѣ: почему ты не повинуешься моему приказанію и богамъ моимъ не покланяешься? Вотъ теперь предстоитъ тебѣ жизнь или смерть: выбирай то или другое. Если исполнишь мое повелѣніе — пройдешь сквозь огонь и богамъ моимъ поклонишься, то не только останешься живъ, но и получишь отъ меня великія милости и будешь полнымъ господиномъ въ своемъ княжествѣ. Если же не послушаешь меня и не поклонишься богамъ моимъ, то умрешь злою смертію».

Выслушавъ отъ Ельдеги царскія слова, князь Михаилъ нисколько не устрашился, но смѣло отвѣчалъ:

— «Скажи царю — такъ говоритъ тебѣ князь Михаилъ, рабъ Христовъ: если тебѣ, царь, вручены отъ Бога царство и слава міра сего и Десница Вышняго покорила насъ тебѣ за наши грѣхи, то мы должны кланяться тебѣ какъ царю и воздавать честь, подобающую твоему царскому достоинству, но чтобы отречься Христа и поклониться твоимъ богамъ, — сего не будетъ: ибо не боги они, а твореніе. Наши же пророческія Писанія такъ говорятъ: бози, иже небесе и земли не сотвориша, да погибнутъ (Іер. 10, 11). Что можетъ быть безумнѣе, какъ оставить Создателя и поклониться созданію?»

Ельдега же сказалъ ему:

— «Ты, Михаилъ, ошибаешься называя солнце созданіемъ: ибо, скажи мнѣ, — кто вошелъ на ту неизмѣримую небесную высоту и сотворилъ такое великое свѣтило, которое освѣщаетъ всю вселенную?»

— «Если желаешь выслушать меня, — отвѣчалъ ему святый, — то я скажу тебѣ, Кто сотворилъ солнце и все видимое и невидимое: Богъ безначальный и невидимый, и Его Единородный Сынъ, Господь нашъ Іисусъ Христосъ, также несозданный и не имѣющій ни начала, ни конца, равно и Духъ Святый, — Богъ въ трехъ Лицахъ, но Единый по Существу, — Онъ сотворилъ небо и землю и солнце, коему вы кланяетесь, и луну и звѣзды, а также море и сушу; Онъ же сотворилъ и перваго человѣка Адама и отдалъ ему на служеніе все сотворенное. Господь же далъ людямъ законъ, чтобы они не покланялись ничему сотворенному, — ни на землѣ, ни на небѣ, но чтобы покланялись Единому Богу, все сотворившему; Ему я и покланяюсь. А если царь обѣщаетъ мнѣ княжество и славу міра сего, то я не ищу сего, такъ какъ и самъ царь не вѣченъ, также не вѣчна и власть, какую онъ даетъ мнѣ, и въ коей я не нуждаюсь. Я надѣюсь, что Богъ мой, въ Коего я вѣрую, дастъ мнѣ царство вѣчное, не имѣющее конца».

Тогда Ельдега сказалъ:

— «Если ты, Михаилъ, будешь упорствовать и не исполнишь царской воли, то будешь тотчасъ умерщвленъ».

Святый отвѣчалъ:

— «Я не боюсь той смерти, чрезъ которую могу удостоиться вѣчнаго пребыванія съ Богомъ. — И для чего намъ много говорить? Я — христіанинъ, исповѣдую Творца неба и земли, твердо въ Него вѣрую и съ радостію умру за Него».

Тогда Ельдега, видя, что ни ласками, ни угрозами не можетъ склонить Михаила исполнить царскую волю, пошелъ къ Батыю, чтобы передать ему все, слышанное отъ Михаила.

Выслушавъ Ельдегу, Батый пришелъ въ ярость и велѣлъ своимъ приближеннымъ немедленно же умертвить князя Михаила. И бросились слуги мучителя, какъ псы на охоту или какъ волки, бѣгущіе за овцой. Святый мученикъ Христовъ пребывалъ въ это время вмѣстѣ съ Ѳеодоромъ; не страшась смерти, они воспѣвали псалмы и усердно молились Богу. Увидѣвъ приближавшихся убійцъ, они начали пѣть: «Мученицы Твои, Господи, многія муки претерпѣша и любовію Твоею души соединиша святіи». Достигнувъ того мѣста, гдѣ стоялъ князь Михаилъ, убійцы какъ звѣри схватили его за руки и за ноги и, распростерши на землѣ, долго и безпощадно били по всему тѣлу, такъ что и земля обагрилась его кровію. Михаилъ же переносилъ все это мужественно, твердя только одно: «я — христіанинъ!»

Тутъ же находился одинъ изъ царскихъ слугъ бывшій прежде христіаниномъ, а потомъ сдѣлавшійся отступникомъ и принявшій нечестивую татарскую вѣру. Этотъ отступникъ, вынувъ ножъ, схватилъ Михаила за главу, отрѣзалъ ее и бросилъ, — между тѣмъ какъ уста святаго исповѣдника продолжали повторять: «я — христіанинъ».

О, дивное чудо! Отнятая уже отъ тѣла глава все еще исповѣдывала Христа.

Послѣ сего нечестивые мучители приступили къ благочестивому Ѳеодору и говорили ему:

— «Исполни царское повелѣніе и поклонись богамъ нашимъ: за это ты не только останешься въ живыхъ, но и получишь великую честь отъ царя и наслѣдуешь княжество твоего господина».

Но святый Ѳеодоръ отвѣчалъ:

— «Княжества господина моего я не ищу, — не нужно мнѣ и чести отъ царя вашего, — я желаю только того, чтобы идти ко Христу тѣмъ же путемъ, коимъ пошелъ господинъ мой, — святый мученикъ князь Михаилъ, потому что я такъ-же, какъ и онъ, вѣрую во Единаго Христа, Творца неба и земли, такъ-же хочу пострадать за Него, и не страшусь мученій и самой смерти».

Видя непреклонность Ѳеодора, убійцы схватили его и начали мучить такъ-же жестоко, какъ и святаго Михаила. Наконецъ, они отсѣкли честную его главу, сказавъ при семъ:

— «Кто не пожелалъ поклониться пресвѣтлому солнцу, тотъ недостоинъ и смотрѣть на солнце».

Такъ, честно пострадавъ, святые мученики Михаилъ и Ѳеодоръ предали души свои въ руки Господу (20 сентября 1246 года). Святыя тѣла ихъ брошены были на съѣденіе псамъ, но въ продолженіе многихъ дней оставались цѣлыми и никѣмъ нетронутыми. — Такъ благодать Христова сохраняла ихъ невредимыми. — Кромѣ сего надъ тѣлами мучениковъ появлялся огненный столпъ, сіявшій яркимъ блескомъ, и каждую ночь виднѣлись горящія свѣчи. Видя все сіе, христіане, находившіеся въ то время въ Ордѣ, взяли тайно тѣла мучениковъ и съ честію погребли ихъ [11].

По убіеніи святыхъ мучениковъ, нечестивый Батый снова пошелъ войною со всѣми своими полчищами, сначала на Польшу, потомъ на Венгрію, но Венгерскимъ королемъ Владиславомъ былъ убитъ, получивъ, такимъ образомъ, злой конецъ своему злому житію. — Такъ мучитель Батый получилъ въ удѣлъ адъ, святые же мученики наслѣдовали Царство Небесное и вѣчно прославляютъ Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Батый — внукъ великаго Чингисъ-Хана, ханъ татарскій. Батый основалъ свое пребываніе на берегахъ р. Волги, назвавъ столицу свою «Сараемъ». Здѣсь кочевала Орда его (орда — станъ татарскій), извѣстная подъ именемъ Золотой или Кипчакской. Но самъ Батый не былъ полновластнымъ повелителемъ: онъ въ свою очередь зависѣлъ отъ великаго хана, наслѣдника Чингиса, который кочевалъ съ большой Ордою въ пустыняхъ Средней Азіи, куда ходили многіе русскіе князья для выраженія покорности великому хану.
[2] Это нашествіе татаръ на Русскую землю было въ 1238 году.
[3] Всеволодъ, по прозванію Чермный, князь Черниговскій, сынъ великаго князя Кіевскаго Святослава Всеволодовича. Съ 1210 по 1214 г. Всеволодъ владѣлъ Кіевомъ; умеръ въ 1215 году.
[4] Венгрія (слав. — Угрія) — королевство. Сынъ Михаила Черниговскаго, Ростиславъ, былъ женатъ на дочери Венгерскаго короля Белы. Думая найти въ родственникѣ вѣрнаго союзника, князь Михаилъ упрашивалъ короля совокупными силами возстать противъ общаго врага, но не убѣдилъ ни его, ни другихъ, къ кому обращался за помощію.
[5] Въ этомъ мѣстѣ прор. Исаія призываетъ къ терпѣливому перенесенію тяжкихъ бѣдствій, такъ какъ бѣдствія сіи являются слѣдствіемъ гнѣва Божія за нечестіе народа. «Скройтесь, — говоритъ пророкъ, — на нѣкоторое непродолжительное время, доколѣ не минуетъ васъ гнѣвъ Господень».
[6] «Боже, язычники пришли въ наслѣдіе Твое, осквернили храмъ святый Твой; трупы рабовъ Твоихъ отдали на снѣденіе птицамъ небеснымъ, тѣла святыхъ Твоихъ — звѣрямъ земнымъ; пролили кровь ихъ какъ воду, и некому было похоронить ихъ».
[7] Кіево-Печерская Богородичная церковь была основана преп. отцами Антоніемъ и Ѳеодосіемъ Печерскими въ 1073 году, при епископѣ Михаилѣ, во дни благовѣрнаго князя Святослава Ярославича. Строеніе храма, начатое при разныхъ чудесахъ и знаменіяхъ, продолжалось въ игуменство преп. Стефана и преп. Никона и окончилось при игуменѣ Іоаннѣ. Красота и великолѣпіе этого храма изумляли современниковъ. Внутренность его блистала золотомъ и мозаикою и привлекала взоры иконною живописью. Помостъ устроенъ былъ мозаически изъ разноцвѣтныхъ камней, расположенныхъ красивыми узорами. Верхи церкви были позолочены; крестъ, поставленный на главномъ куполѣ, былъ выкованъ изъ чистаго золота; неудивительно посему, что современники называли Печерскую церковь «небеси подобною» и говорили, что она составляетъ славу и украшеніе всей земли Русской.
[8] Всѣхъ приходящихъ къ хану татарскіе жрецы проводили между огнями: по ихъ убѣжденію чрезъ это уничтожалось всякое злое намѣреніе у лицъ, шедшихъ къ ихъ повелителю. Огонь, по ихъ вѣрованію, былъ «чистилищемъ для всякихъ злыхъ умысловъ» и отнималъ даже силу у скрываемаго яда.
[9] Борисъ Васильковичъ (Васильевичъ) — князь Ростовскій, внукъ Михаила Черниговскаго [старшій изъ двухъ сыновей Василька Константиновича, отъ брака его съ Маріей Михайловной, княжной Черниговской]. По смерти отца, убитаго татарами близъ Ростова, въ Шеренскомъ лѣсу, въ 1238 году, Борисъ получилъ въ удѣлъ Ростовъ. Князь этотъ извѣстенъ въ исторіи, какъ печальникъ земли Русской предъ ханомъ Золотой Орды. Онъ побывалъ въ Ордѣ болѣе 8 разъ, — по приказу Батыя ѣздилъ даже въ Великую Татарію, къ хану Сартаку (1245 г). Умеръ Борисъ въ Ордѣ въ 1277 г. Погребенъ въ Ростовскомъ Успенскомъ Соборѣ.
[10] «Отщетитъ», т. е. повредитъ. «Измѣну на души своей», т. е. выкупъ за душу свою.
[11] Св. мощи благовѣрнаго князя Михаила и боярина его Ѳеодора были перенесены изъ Орды богобоязненными христіанами сначала во Владиміръ, а затѣмъ въ родной городъ князя Михаила — Черниговъ. Затѣмъ, въ 1578 г. 14 февраля, по волѣ царя Іоанна Васильевича Грознаго, св. мощи были перенесены въ Москву, изъ опасенія, чтобы они не подверглись поруганію со стороны католиковъ, по переходѣ Чернигова подъ власть Польскую. Они были положены подъ спудомъ въ соборной церкви Черниговскихъ чудотворцевъ, находившейся въ Кремлѣ, близъ Тайницкихъ воротъ. Когда же упраздненъ былъ этотъ соборъ, тогда св. мощи, по повелѣнію Императрицы Екатерины II-й, торжественно перенесены, въ 1770 г. августа 25-го, въ Срѣтенскій соборъ, что во дворцѣ на «сѣняхъ;» отсюда, въ 1774 г. ноября 21-го, перемѣщены въ Архангельскій соборъ, гдѣ почивали сначала въ великолѣпной серебряной ракѣ, устроенной въ память мира съ Турціей, а послѣ 1812 года (когда эта рака похищена была непріятелями) донынѣ покоятся въ мѣдной посеребренной.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга первая: Мѣсяцъ Сентябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1903. — С. 384-395.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0