Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 27 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Сентябрь.
День девятнадцатый.

Страданіе святыхъ мучениковъ Трофима, Савватія и Доримедонта.

— «Боже, создавшій міръ весь изъ ничего однимъ словомъ Своимъ и сотворившій человѣка по образу Своему! призри съ небеси и исторгни людей сихъ изъ рукъ сопротивнаго».

Когда они говорили сіе, идолопоклонники замѣтили, что они не покланяются языческимъ богамъ и, схвативъ ихъ, повели къ властелину и судьѣ своему Аттику-Иліодору. Онъ велѣлъ ихъ разлучить другъ отъ друга и сначала привести къ нему святаго Трофима, котораго и началъ допрашивать о имени, жизни и вѣрѣ.

Святый отвѣчалъ:

— «Имя мое — Трофимъ, родился я отъ свободныхъ и благородныхъ родителей, но, подпавъ подъ власть грѣха, сначала жилъ нечестиво, пока чрезъ святое крещеніе не получилъ истинной свободы и благородства».

Тогда судія спросилъ:

— «Какой ты вѣры?»

Трофимъ отвѣчалъ:

— «Я уже сказалъ тебѣ, но слушай, — я скажу еще яснѣе: я — христіанинъ, рабъ Христа и желаю быть жертвою Христу».

Судія спросилъ:

— «Ты иностранецъ, или Римскій гражданинъ?»

Святый, который былъ чуждъ міру, отвѣтилъ, что онъ — странникъ. На это судія спросилъ:

— «Читалъ-ли ты императорскіе указы о христіанахъ?»

— «Прочелъ, — отвѣтилъ святый, — но что они намъ? Между благочестіемъ и бѣсовскимъ обольщеніемъ такая же разница, какъ между днемъ и ночью».

Эти слова привели мучителя въ гнѣвъ; онъ велѣлъ обнажить святаго Трофима и, растянувъ за руки и за ноги, бить безъ всякаго милосердія. Мученика били такъ долго, что земля обагрилась кровію. Потомъ судія велѣлъ перестать бить его и сказалъ:

— «Принеси богамъ жертву, Трофимъ, — иначе я пошлю тебя во Фригію [3], къ мучителю Діонисію».

Сей Діонисій былъ повсюду извѣстенъ своею лютостію и безчеловѣчіемъ.

Святый Трофимъ отвѣчалъ:

— «Для меня не важно, тобою ли я буду убитъ, или кѣмъ другимъ, ты ли замучаешь меня, или Діонисій: смерть, все равно, будетъ только одна, потому что у васъ обоихъ одно намѣреніе: убивать тѣхъ, кои служатъ истинному Богу».

Судья еще болѣе разгнѣвался и велѣлъ повѣсить святаго на дерево и терзать его тѣло. Тогда его тотчасъ же обступили палачи съ острыми орудіями, коими они терзали мученика, строгая его тѣло до костей и даже до самыхъ внутренностей. Онъ же, претерпѣвая все, тихо и кротко говорилъ:

— «Господи, помоги рабу Твоему!»

Тогда судья спросилъ:

— «Гдѣ же твой Христосъ?»

Мученикъ отвѣчалъ:

— «Христосъ мой — со всѣми, призывающими Его, Онъ и отъ меня не отлучается, и явно знаменіе Христова со мною присутствія въ томъ и состоитъ, что я легко переношу мученія, кои невозможно было бы перенести человѣческому естеству, если бы страдальцамъ не помогалъ Самъ Богъ».

Послѣ сихъ мученій святаго Трофима ввергнули въ темницу.

Тогда привели на судъ блаженнаго Савватія, и судья сказалъ ему:

— «Я не спрашиваю тебя, христіанинъ ли ты, но ты сначала скажи: какого ты званія?»

Самое слово «христіанинъ» для язычниковъ было такъ противно, что мучитель не хотѣлъ даже слышать его; какъ больной глазами не можетъ смотрѣть на свѣтъ, пріятный для всѣхъ здоровыхъ, такъ онъ съ помраченными душевными очами не могъ взирать ими на свѣтъ имени Христова, почему и сказалъ: «я не спрашиваю, христіанинъ ли ты».

Святый Савватій отвѣчалъ:

— «Мое званіе, достоинство и отечество, слава и богатство есть Христосъ Сынъ Божій, вѣчно Сущій: Его промысломъ утверждена и управляется вселенная».

Судья, принявъ смѣлый отвѣтъ мученика за оскорбленіе себѣ, пришелъ въ ярость и, ударивъ его по щекѣ, сказалъ:

— «Отвѣчай то, о чемъ тебя спрашиваютъ, и прежде, чѣмъ я не погубилъ тебя посредствомъ мученій, приступи къ богамъ и принеси имъ жертвы».

Но святый поносилъ боговъ, смѣялся безумію нечестивыхъ и обличалъ ихъ безбожіе.

Тогда, по повелѣнію мучителя, Савватія повѣсили и строгали желѣзными коггями, до тѣхъ поръ пока не обнажились его кости. Такъ какъ отъ костей отпали уже цѣлые куски тѣла и были растерзаны всѣ внутренности, то мучителямъ нечего было уже терзать. ІІосему мученика отвязали отъ дерева, и святый Савватій тотчасъ же предалъ свою душу въ руки Господа своего.

Когда святый Савватій преставился ко Господу, въ рукахъ мучителей остался одинъ блаженный Трофимъ. Аттикъ, отчаявшись въ его обращеніи въ идолопоклонство, рѣшилъ послать его во Фригію къ мучителю Діонисію. Онъ написалъ Діонисію письмо, сообщая ему о Трофимѣ и о томъ, что сколько онъ ни претерпѣлъ мукъ, все же оказался сильнѣе мучителей своихъ, — что онъ почитаетъ одного Христа, смѣется надъ богами и ни во что не ставитъ ихъ. Затѣмъ онъ велѣлъ вывести святаго изъ темницы, обуть его въ желѣзные сапоги, внутри коихъ было набито множество гвоздей остріями вверхъ, и въ тѣхъ сапогахъ вести его во Фригію. Воины, взявши святаго, повели его и заставили идти рядомъ съ собою: они ѣхали на коняхъ, а святый шелъ пѣшкомъ, въ желѣзныхъ съ гвоздями сапогахъ, съ пронзенными ногами, — перегоняя при семъ пѣшихъ и конныхъ и обагряя весь путь своею кровію. Это былъ поистинѣ — скорбный путь, ведущій въ блаженную жизнь: сколько онъ сдѣлалъ шаговъ, столько новыхъ ранъ принялъ въ свои ноги, и сколько было новыхъ ранъ, столько онъ претерпѣлъ болѣзней и мукъ. Но Самъ Господь сопутствовалъ ему: Онъ укрѣплялъ на семъ пути Своего раба и за каждый шагъ приготовилъ ему воздаяніе.

Послѣ трехдневнаго пути, воины со святымъ мученикомъ достигли Фригійскаго города, называвшагося Синадъ [4], и тамъ отдали Діонисію посланіе Иліодора. Прочитавъ посланіе, Діонисій велѣлъ тотчасъ же привести къ себѣ святаго Трофима и спросилъ:

— «Ты ли Трофимъ?»

Мученикъ отвѣчалъ:

— «Я — Трофимъ и рабъ истиннаго Бога, вѣрующіе въ Коего никогда не постыдятся».

Діонисій сказалъ:

— «Ты остаешься непокорнымъ и еще призываешь суетнаго и тщетнаго Христа, бывшаго виновникомъ смерти многихъ; но если ты прежде не хотѣлъ отъ Него отказаться, то теперь оставь надежду, которую имѣлъ на Него: принеси жертву богамъ, чтобы тебѣ избавиться отъ лютыхъ мученій и смерти и прожить свою жизнь въ мирѣ».

Мужественный Трофимъ отвѣчалъ:

— «Если бы я даже и хотѣлъ избавиться отъ смерти, то сіе невозможно: ибо если ты не убьешь меня, то самое естество мое во всякомъ случаѣ смертно. Смертію же должно пріобрѣтать жизнь вѣчную, которая безмѣрно лучше и продолжительнѣе здѣшней, исполненной золъ и кратковременной жизни, а благъ будущей жизни не можетъ видѣть наше бренное око, ухо не можетъ слышать и на умъ человѣку они не придутъ. Я охваченъ великимъ желаніемъ сей жизни и радуюсь, слыша отъ тебя о смерти, коею ты мнѣ угрожаешь».

Тогда Діонисій, весь дыша яростію, повелѣлъ бить святаго Трофима толстыми жилами; когда же били его, то мучитель говорилъ:

— «Ты только обѣщай принести богамъ жертву, и тотчасъ же избавишься отъ мученія».

Онъ же, не обращая вниманія на раны и слова мучителя, молчалъ.

Слуги, по повелѣнію мучителя, взяли уксусъ, смѣшали его съ горчицею и вливали въ ноздри Трофиму. Послѣ сего, повѣсивъ его на деревѣ, рѣзали ему бока, нанося глубокія продолговатыя раны, и изъ ребръ его исходили потоки крови.

Святый молча переносилъ сіи муки, говоря себѣ самому: многи скорби праведнымъ, и отъ всѣхъ ихъ избавитъ я Господь (Псал. 33, 20).

Діонисій, услышавъ это, сказалъ:

— «Напрасна надежда твоя, Трофимъ, и тщетны твои помышленія: ибо кто придетъ къ тебѣ съ неба и избавитъ тебя отъ настоящихъ страданій? Почему совѣтую тебѣ принести богамъ жертву, и тогда ты поможешь себѣ».

Святый, смѣясь безумію мучителя, отвѣчалъ:

— «Никогда не отвергнусь я Бога моего, истиннаго и живаго».

Тогда Діонисій съ яростью сказалъ слугамъ:

— «Мучьте его еще».

И они стали его мучить еще съ бóльшею жестокостію.

Святый же молился и говорилъ такъ:

— «Призри съ небесе Боже мой и избави мя отъ сѣти ловящихъ, яко Ты еси терпѣніе мое Господи» (Псал. 70, 5).

Мучитель повелѣлъ лить на раны святаго мученика уксусъ съ солью, чтобы тѣмъ увеличить его страданія.

Тогда блаженный сказалъ мучителю:

— «Ты теперь только укрѣпляешь тѣло мое, чтобы оно не истлѣло отъ наносимыхъ тобою ранъ».

Потомъ стали жечь его ребра горящими свѣчами, но и этимъ не могли побѣдить непобѣдимаго Христова воина; послѣ сего святаго Трофима посадили въ темницу.

Въ Синадѣ былъ сенаторъ и первый совѣтникъ, по имени Доримедонтъ; онъ былъ благочестивый христіанинъ, но скрывалъ это, боясь мучителя. Онъ часто тайно приходилъ къ святому Трофиму въ темницу, омывалъ кровь и отиралъ струпы его чистыми полотенцами, перевязывалъ его раны и вообще всячески заботился о немъ. Но недолго пришлось ему скрываться отъ мучителя. Вскорѣ наступилъ богопротивный праздникъ, называемый «Діоскорія», то есть день Кастора и Поллукса [5]: празднество это совершалось всенародно въ городѣ Синадѣ. Діонисій, вмѣстѣ со всѣми своими приближенными и совѣтниками, покланялся идоламъ и, увидѣвъ, что съ ними нѣтъ Доримедонта, послалъ къ нему сказать, чтобы онъ явился на празднество.

Блаженный Доримедонтъ отвѣчалъ посланнымъ:

— «Я христіанинъ, и потому мнѣ не слѣдуетъ ходить на бѣсовскіе праздники».

Діонисій услышавъ о семъ, велѣлъ силою привести его къ себѣ и, разспросивъ его, убѣдился, что онъ — дѣйствительно христіанинъ: однако, не желая судить святаго въ тотъ же день, велѣлъ взять его подъ стражу.

Потомъ онъ посылалъ къ нему своихъ друзей уговорить, чтобы онъ раскаялся и обратился къ ихъ богамъ. Но Доримедонтъ, грозно взглянувъ на нихъ, сказалъ:

— «Отступите отъ мене вси дѣлающіи беззаконіе» (Псал. 6, 9).

Затѣмъ онъ замолчалъ и былъ, яко человѣкъ не слышай и не имый во устѣхъ своихъ обличенія (Псал. 37, 15).

На другой день мучитель пошелъ въ судъ и повелѣлъ привести Доримедонта.

— «Обольщенный человѣкъ! — сказалъ онъ святому мученику, — что съ тобой вчера произошло, что ты отступилъ отъ боговъ и отказался исполнить царскія повелѣнія? Развѣ тебѣ не угодно стало, чтобы тебя всѣ почитали и чтобы ты занималъ между нами не послѣднее мѣсто?»

Святый на это отвѣчалъ:

— «Любящій истиннаго Бога ни во что не ставитъ мірскую честь и славу. Какая польза гордиться предъ другими, одѣваться въ драгоцѣнныя одежды и покланяться идоламъ? Все сіе — временно и суетно, все сіе отлучаетъ отъ Бога и ввергаетъ человѣка въ геенну огненную.»

Мучитель долго и ласками, и угрозами старался отвратить святаго Доримедонта отъ Христа, но, ничего не достигши въ томъ, велѣлъ обнажить его, повѣсить и жечь его ребра раскаленными желѣзными кольями, причемъ говорилъ:

— «Посмотрю, придетъ ли Христосъ помочь тебѣ?»

Святый же въ сихъ мученіяхъ призывалъ имя Господа Бога своего, смѣялся надъ языческими богами и своими словами уязвлялъ сердце мучителя болѣе, нежели онъ — копьями тѣло святаго.

Тогда Діонисій обратилъ гнѣвъ свой на слугъ, мучившихъ святаго, и укорялъ ихъ, что они не могутъ заставить умолкнуть одного человѣка, хулящаго ихъ боговъ. Слуги, пришедшіе въ ярость, рвали святому лицо желѣзными когтями и выбили ему зубы; однако и этимъ не могли заставить молчать богоглаголивыя уста, исповѣдывавшія Христа и поносившія бездушныхъ идоловъ. Потомъ развели подъ святымъ мученикомъ огонь и поставили его на горящія уголья; но онъ ходилъ по нимъ, какъ бы по прекраснымъ цвѣтамъ, радовался при сихъ страданіяхъ и былъ готовъ претерпѣвать за Христа бóльшія и лютѣ́йшія муки. Послѣ того мучитель повелѣлъ отвести его въ темницу, а святаго Трофима вывести на мученіе. Его повѣсили, начали рвать его тѣло желѣзными когтями, подновляя прежнія раны, а затѣмъ выкололи ему глаза раскаленными прутьями. Но святый при такихъ страданіяхъ благодарилъ Христа, послѣ чего былъ опять отведенъ въ темницу.

Діонисій сталъ совѣтоваться со своими приближенными, какой смерти предать Трофима и Доримедонта, такъ какъ они пренебрегали всякими муками, — и рѣшилъ отдать мучениковъ на съѣденіе звѣрямъ. Для сего мучитель повелѣлъ приготовить голодныхъ звѣрей и устроить публичное зрѣлище. Когда насталъ день, въ который святыхъ хотѣли отдать на съѣденіе звѣрямъ, на зрѣлище сіе явился Діонисій со всѣми своими совѣтниками и слугами, и собралось множество народа. Святые мученики Трофимъ и Доримедонтъ были выведены изъ темницы нагіе, покрытые ранами, такъ что все тѣло ихъ было какъ-бы сплошною язвою. Когда святыхъ поставили на мѣсто, предназначенное для травли звѣрей, на нихъ выпущена была медвѣдица, которая съ яростію устремилась на нихъ, но, приблизившись къ нимъ, тотчасъ же сдѣлалась кроткою. Святый Доримедонтъ, желая скорѣе разрѣшитися тѣломъ и со Христомъ быти (Флп. 1, 23), взялъ медвѣдицу за ухо и раздражалъ ее, чтобы она скорѣе растерзала его; но медвѣдица, какъ-бы стыдясь, наклоняла и отворачивала отъ него голову свою. Тогда мучитель разъярился болѣе звѣря и, видя, что святые остаются невредимыми отъ медвѣдицы, выпустилъ на нихъ парда, но и онъ какъ песъ лизалъ ихъ ноги. Затѣмъ выпустили льва, — однакоже и этотъ звѣрь, подобно первымъ, сталъ кроткимъ, какъ агнецъ. Мучитель разгнѣвался на завѣдующаго звѣрями и грозилъ ему смертію, если онъ не съумѣетъ раздражить звѣрей такъ, чтобы они пожрали сихъ двухъ христіанъ; но когда тотъ сталъ раздражать льва, то левъ устремился на него и растерзалъ его. Всѣ присутствовавшіе, видя такое чудо, устрашились и познали силу истиннаго Бога и Спаса нашего. Одинъ только беззаконный мучитель не хотѣлъ познать ее, но еще бóльше покрывался тьмою своего безумія, хуля Христа и называя волшебниками рабовъ Его. Потомъ онъ велѣлъ отсѣчь главы святыхъ мечемъ. Такъ окончили страданія святые Трофимъ и Доримедонтъ, скончавшіеся отъ меча послѣ многихъ и лютыхъ мученій, и, присоединясь къ святому Савватію въ безсмертной жизни, ликуютъ нынѣ съ ангелами, прославляя Святую Троицу, — Отца, Сына и Святаго Духа, Единаго Бога, всѣми прославляемаго во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Римскій императоръ Пробъ царствовалъ съ 276 по 282 г.
[2] Аполлонъ — богъ древнихъ грековъ и римлянъ, почитался богомъ свѣта, въ особенности солнечнаго, также умственнаго просвѣщенія, поэзіи и музыки, богомъ — прорицателемъ, врачевателемъ болѣзней и хранителемъ всякаго гражданскаго порядка. Въ Дафнѣ (предмѣстьи Антіохіи) находился такъ называемый оракулъ, мѣсто, гдѣ, по вѣрованіямъ древнихъ грековъ и римлянъ, боги шумомъ листьевъ священныхъ деревьевъ, журчаніемъ воды и т. д., предсказывали людямъ будущее. Предсказанія эти имѣли характеръ темныхъ изреченій, а истолкователями ихъ являлись жрецы, которые, ради своихъ выгодъ, поддерживали въ народѣ грубыя суевѣрія и заблужденія.
[3] Фригія — большая область Малой Азіи, обнимала первоначально всю среднюю часть западной половины полуострова, кромѣ того — позднѣе причислявшійся къ Мизіи южный берегъ Препонтиды (Мраморнаго моря) до Гелеспонта (Дарданелы). Границы ея: на западѣ — Мисія, Лидія и Карія, на югѣ — Ликія, Писидія, Ликаонія, на востокѣ — Каппадокія, на сѣверѣ — Галатія и Виѳинія.
[4] Синадъ, или Синнада, — городъ на сѣверѣ Фригіи близъ горной цѣпи, гдѣ находились знаменитыя Синнадскія мраморныя ломки. Нынѣ — развалины близъ Ескикары.
[5] Касторъ и Поллуксъ, по вѣрованіямъ грековъ и римлянъ, были сыновьями властителя неба и высшаго изъ боговъ Зевса (иначе Дія), почему назывались Діоскурами. Оба они первоначально по всей вѣроятности были древне-пелопонесскими божествами свѣта. Въ то же время они почитались, какъ покровители государства. Въ честь ихъ совершались особые праздники, называвшіеся «Діоскуріями» (по ихъ имени), а также «Анакіями» (праздниками властителей и правителей, какъ въ нѣкоторыхъ мѣстностяхъ назывались Касторъ и Поллуксъ).

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга первая: Мѣсяцъ Сентябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1903. — С. 344-354.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0