Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 17 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 22.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Сентябрь.
День шестнадцатый.

Страданіе святой всехвальной великомученицы Евфимiи.

Въ то время въ одномъ тайномъ мѣстѣ скрывалось сорокъ девять христіанъ, совершая молитвы; между ними была прекрасная дѣвица по имени Евфимія, благороднаго происхожденія, дочь Филофрона сенатора и супруги его Ѳеодоросіи, людей благочестивыхъ. Мучителю донесено было о тѣхъ скрывающихся христіанахъ, и онъ повелѣлъ всѣхъ ихъ взять и представить къ нему на судъ. Тотчасъ свирѣпые его слуги съ оружіемъ въ рукахъ устремились, какъ звѣри на добычу, на собранное Христово словесное стадо. Домъ, гдѣ вѣрующіе тайно служили Богу, окружили они со всѣхъ сторонъ, чтобы никто не могъ убѣжать; выломавъ двери, они стали безъ милосердія вытаскивать христіанъ вонъ по одиночкѣ и, взявъ всѣхъ, съ безчестіемъ и насмѣшками повели къ проконсулу. Влекомые, какъ овцы на закланіе, святые смиренные рабы Христовы, стали предъ гордымъ мучителемъ, будучи готовы страдать за своего Господа даже до пролитія крови.

Увидѣвъ ихъ, гордый властитель сказалъ:

— «Вы ли противитесь велѣнію царскому и нашему, уничижая жертвоприношеніе, совершаемое въ честь великаго бога Арея?»

Христіане отвѣтили:

— «Повелѣнію царскому или твоему, проконсулъ, — если оно не будетъ противно Небесному Богу, — безъ сомнѣнія, нужно повиноваться; если же оно противно Богу, то не только дóлжно не повиноваться, но даже и сопротивляться. Если бы повелѣвали намъ то, въ чемъ мы обязаны повиноваться властямъ, то мы воздали бы яже суть кесарева, кесареви (Матѳ. 22, 21). Но такъ какъ ваше повелѣніе богопротивно и богомерзко, ибо вы повелѣваете почитать тварь вмѣсто Творца, и заставляете поклониться и принести жертву бѣсу, а не Богу Вышнему, то сего повелѣнія вашего мы никогда не исполнимъ, ибо мы — истинные поклонники живущаго на небесахъ истиннаго Бога».

Тогда мучитель, отверзши лживыя уста свои и изостривъ, какъ бритву, свой льстивый языкъ, обратился къ нимъ съ хитросплетенною рѣчью, стараясь обѣщаніемъ даровъ и почестей отклонить съ прямого пути къ погибельному идолослуженію тѣхъ, коихъ Господь стяжалъ честною Своею кровію [5]. Въ то же время проконсулъ угрожалъ имъ страшными мученіями, если они не захотятъ исполнить того, что онъ имъ совѣтуетъ.

Святые же отвѣчали:

— «Дары и почести твои, проконсулъ, кои ты намъ обѣщаешь, мы давно уже отвергли отъ себя, возненавидѣли и признали, якоже уметы Христа ради (Флп. 3, 8) [6], ибо имѣемъ блага небесныя, которыя больше и лучше земныхъ благъ. Земныя блага — временны и непостоянны, небесныя же — вѣчны и неизмѣнны (2 Кор. 4, 18); страшныхъ мученій, коими ты намъ угрожаешь, мы не только не боимся, но даже весьма желаемъ ихъ претерпѣть, дабы проявилась въ насъ сила и крѣпость Бога нашего, которой вы могли бы подивиться и, познавъ немощь вашихъ скверныхъ боговъ, устыдиться. Но для чего еще продолжать наше препирательство на словахъ? Начинай то, что ты замыслилъ сдѣлать, и убѣдишься, что въ насъ будетъ гораздо больше твердости въ терпѣніи, чѣмъ у тебя усердія къ мучительству.»

Тогда мучитель началъ ихъ истязать различными пытками, и святые цѣлыхъ девятнадцать дней подвергались различнымъ мученіямъ, всякій день получая новыя раны и вынося голодъ и жажду. Съ ними была святая дѣва Евфимія, юная и прекрасная; ободряя ее, они говорили:

— «Подвизайся, дѣва, ради Жениха Небеснаго, подвизайся угодить Ему страданіемъ, подвизайся встрѣтить Его съ мудрыми дѣвами, чтобы Онъ возлюбилъ тебя, какъ невѣсту Свою, и ввелъ тебя въ Свой чертогъ» [7].

Затѣмъ въ двадцатый день они были представлены на судъ, гдѣ проконсулъ спросилъ ихъ:

— «Можетъ быть, наученные страданіями, вы захотите теперь оказать повиновеніе нашему указу?»

Тогда святые мученики, вмѣстѣ со святою Евфиміею, сказали въ отвѣтъ:

— «Не надѣйся, проконсулъ, совратить насъ съ прямого пути: скорѣе ты сможешь перевернуть горы на землѣ и подвинуть звѣзды на небѣ, чѣмъ отторгнуть наши сердца отъ истиннаго Бога».

Раздраженный сими словами, мучитель повелѣлъ долго бить ихъ по лицу; потомъ, видя, что сіе не имѣетъ успѣха, рѣшилъ послать ихъ къ царю, а пока повелѣлъ заключить ихъ въ темницу. Когда ихъ повели туда, проконсулъ увидѣлъ святую Евфимію, дѣвицу юную и прекрасную, сіявшую въ ликѣ святыхъ мучениковъ, какъ луна между звѣздами, и подобно волку похитилъ сію овцу изъ стада Христова. Она же, возведя очи и руки къ небу, воскликнула:

— «Не оставь меня, вселюбезнѣйшій мой Женихъ, Іисусъ Христосъ, ибо я на Тебя надѣюсь; не выдай звѣрямъ душу, любящую Тебя и исповѣдующую Твое святое имя; не дай врагу моему порадоваться надо мною; укрѣпи меня, немощную рабу Твою, да не одолѣетъ меня беззаконіе».

Желая обратить ее къ своему безбожію, мучитель изобрѣталъ всякія средства, чтобы прельстить ее ласковыми словами, подарками и различными обѣщаніями, уловляя ея дѣвическое сердце.

Но она съ твердостію говорила:

— «Не думай, мучитель, что ты легко можешь хитрыми уговорами склонить мою слабость къ твоему нечестію и беззаконію; ибо хотя и женщина я по природѣ, немощна по плоти и молода лѣтами, но сердце мое все-таки тверже, чѣмъ твое, и сила моей вѣры гораздо крѣпче вашей храбрости; кромѣ того, по милости Христа моего, я имѣю разумъ бóльшій, чѣмъ всѣ ваши языческіе витіи, съ которыми вы считаете себя мудрыми, будучи на самомъ дѣлѣ безумнѣе всѣхъ невѣждъ, такъ какъ не хотите познать истиннаго Бога, почитая бѣса за бога. Итакъ, ты не прельстишь меня хитрыми словами, какъ прельстилъ нѣкогда змѣй праматерь нашу, не сдѣлаешь мнѣ сладкимъ сей горькій міръ съ его наслажденіями, которыя я почитаю за горечь ради сладчайшаго Іисуса моего, и не побѣдишь силы, совершающейся въ немощи (2 Кор. 12, 9) [8], какъ бы ни были сильны твои нападенія. Ибо я надѣюсь на Христа моего, что Онъ не оставитъ меня и не отниметъ отъ меня Свою крѣпкую руку помощи, доколѣ гордая глава бѣса не будетъ попрана ногами жены.»

Тогда мучитель, посрамленный такимъ отвѣтомъ святой Евфиміи, весьма разгнѣвался и, перемѣнивъ на ярость свою мерзкую любовь, которую доселѣ ей оказывалъ, велѣлъ приготовить колесо для пытки, со множествомъ острыхъ ножей. Когда служители привязывали къ сему колесу святую дѣву, она оградила себя крестнымъ знаменіемъ. И начали вертѣть колесо, причемъ тѣло мученицы стало отрѣзываться кусками, а суставы раздроблялись.

Она же усердно молилась Богу.

— «Господи Іисусе Христе, — взывала святая дѣва, — просвѣщеніе души моей, источникъ жизни, подающій спасеніе надѣющимся на Тебя! приди нынѣ на помощь мнѣ, дабы всѣ узнали, что Ты — единый Богъ и твердое упованіе для тѣхъ, кто на Тебя надѣется, — не пріидетъ имъ зло, и рана не приближится тѣлеси ихъ, яко Вышняго положиша прибѣжище [9].

Когда она помолилась, колесо внезапно стало и служители упали обезсиленные, ибо ангелъ Божій, явившись, сломалъ коловоротъ и снявъ съ колеса святую дѣвицу, исцѣлилъ ея раны и возвратилъ здравіе. Она же, сойдя съ колеса цѣлой и здоровою, радостно воспѣла, благодаря Бога и прославляя всемогущую Его силу.

Увидѣвъ то, мучитель и всѣ бывшіе тамъ, пришли въ недоумѣніе и много дивились сему чуду. Впрочемъ, гдѣ злоба ослѣпила душевныя очи, тамъ не могло принести никакой пользы столь великое чудо; они не были въ состояніи познать крѣпкую руку истиннаго Бога: видяще, не видѣша, и слышаще, не уразумѣша: окаменѣ бо сердце ихъ (Ис. 6, 9-10), и чудесное знаменіе сіе сочли дѣломъ волшебства.

Послѣ сего мучитель повелѣлъ въ особой печи развести большой огонь и бросить туда святую. Въ то время, какъ разжигали печь и въ ней уже разгоралось сильное пламя, святая мученица снова предалась молитвѣ, которая нѣкогда, какъ броня, защитила трехъ отроковъ въ пещи огненной; огню вещественному святая дѣва противопоставила огонь усердной любви къ Богу и, возведя очи на небо, говорила:

— «Боже, въ вышнихъ живый и на смиренныя призираяй (Ис. 33, 5; Псал. 137, 6)! Ты въ Вавилонѣ трехъ отроковъ, ради закона Твоего преданныхъ огню, сохранилъ чрезъ ангела Твоего святаго цѣлыми и неврежденными отъ огня и послалъ имъ росу съ неба: будь же помощникомъ и мнѣ, рабѣ Твоей, такъ какъ я подвизаюсь, Христе мой, ради Твоей славы!»

Такъ сказала она и, оградивъ себя, какъ оружіемъ, крестнымъ знаменіемъ, стояла, спокойно ожидая, чтобы ее бросили въ огонь.

Тогда два воина, Викторъ и Сосѳенъ, которые должны были бросить мученицу въ печь, увидѣли дивное явленіе, показавшееся въ огнѣ; передъ нимъ явились ангелы Божіи, которые разметывали въ печи огонь и воспрещали касаться невѣсты Христовой. Увидѣвъ сіе чудо, они сказали мучителю:

— «Не посмѣемъ мы, проконсулъ, прикоснуться къ сей святой дѣвѣ нашими скверными руками и бросить ее въ огонь, если даже ты велишь отсѣчь намъ головы, ибо мы зримъ удивительное чудо, котораго твои глаза не видятъ. И лучше терпѣть намъ твою ярость, чѣмъ гнѣвъ тѣхъ свѣтоносныхъ мужей, которые грозятъ намъ изъ пламени огненнаго».

Услышавъ сіе, мучитель разгнѣвался на нихъ; подумавъ, что они — христіане, и потому именно не хотятъ бросить дѣвицу въ печь, онъ велѣлъ заключить ихъ въ узы, а свое приказаніе относительно Евфиміи поручилъ исполнить двумъ другимъ воинамъ, изъ коихъ одинъ назывался Кесарь, а другой — Варій. Сіи послѣдніе, схвативъ дѣву, бросили ее въ печь, но тотчасъ изъ печи вырвалось сильное пламя и, устремившись на воиновъ, бросившихъ въ печь дѣвицу, сожгло ихъ на томъ же мѣстѣ въ пепелъ, а прочихъ служителей заставило бѣжать. Святая же, ликуя посреди печи, какъ бы въ свѣтломъ чертогѣ и прохладной росѣ пѣла пѣснь трехъ отроковъ: благословенъ еси, Господи Боже отецъ нашихъ, и препѣтый и превозносимый во вѣки (Дан. 3, 52). И совершилось дивное чудо: огонь не прикоснулся къ ней, даже не тронулъ одеждъ ея, ибо Самъ Женихъ ея нетлѣнный, Христосъ Господь, тайно сошелъ въ печь къ святой невѣстѣ Своей и оросилъ ее небесною прохладой. Когда печь погасла, святая вышла цѣла и здорова, чѣмъ всѣхъ привела въ изумленіе. Не зная, что предпринять, мучитель велѣлъ бросить ее въ темницу, говоря себѣ: «ночью придумаю, что сдѣлать съ этою волшебницей». Потомъ, призвавъ къ себѣ Виктора и Сосѳена, обрушился на нихъ со всею яростію и обѣщалъ погубить ихъ, если они не поклонятся идоламъ.

Они же отвѣчали:

— «До сихъ поръ мы заблуждались, не вѣдая истины; нынѣ мы познали Единаго Бога, создавшаго небо и землю: Ему мы вѣруемъ и покланяемся, твоихъ же боговъ, которымъ и мы прежде поклонялись, не вѣдая, что насъ обольщаютъ бѣсы, отнынѣ уже почитать не будемъ. Дѣлай съ нами, что хочешь: въ твоихъ рукахъ — тѣла наши, а души — подъ защитою Божіей».

И осудилъ ихъ мучитель на растерзаніе звѣрямъ. Когда же святые шли на то мѣсто, гдѣ должны были ихъ растерзать звѣри, то молились усердно Богу, чтобы Онъ умилосердился надъ ними и, простивъ имъ грѣхи, совершенные въ то время, когда они пребывали въ заблужденіи и невѣріи, ввелъ ихъ души туда, гдѣ пребываютъ вѣрующіе въ Него. И тотчасъ раздался съ неба Божественный голосъ, призывавшій ихъ къ упокоенію. Услышавъ его, они съ радостію предали свои души въ руки Божіи. Звѣри же не коснулись ихъ тѣлъ, которыя и были потомъ тайно погребены вѣрующими.

Когда прошла ночь и наступило утро, мучитель сѣлъ на судейское мѣсто, и святую Евфимію вывели изъ темницы; идя на судъ, она съ веселіемъ воспѣла:

— «Боже, пѣснь нову воспою Тебѣ (Псал. 143, 9). Я буду прославлять Тебя Господь, сила моя! Воспою Тебя среди народовъ и прославлю имя Твое, ибо Ты единъ — истинный Богъ и нѣтъ другаго Бога, кромѣ Тебя».

Такъ воспѣвая, пришла она на судъ. Здѣсь ее долго допрашивали, истязали и принуждали къ принесенію жертвы. Когда она все-таки отказалась повиноваться, то мучитель, убѣдившись въ ея непреклонности, велѣлъ повѣсить и строгать ея тѣло острыми ножами. Однако и послѣ сего мученія она, силою Божіею, оказалась невредимою. Затѣмъ, выкопавъ глубокій ровъ и наполнивъ его водою, помѣстили въ немъ безчисленное множество змѣй, ехиднъ, морскихъ ядовитыхъ гадовъ и всякихъ гадовъ, земныхъ и живущихъ въ водѣ; когда ровъ былъ наполненъ ими, мучитель повелѣлъ бросить туда святую Евфимію.

Она же, осѣняя себя крестнымъ знаменіемъ, говорила:

— «Свѣтъ мой, Іисусъ Христосъ! Ты въ утробѣ воднаго звѣря сохранилъ невредимымъ Іону, Ты избавилъ Даніила отъ устъ львовъ; сохрани и меня крѣпкою Твоею рукою, да прославится и во мнѣ святое имя Твое».

Съ сими словами она бросилась въ ровъ, змѣи же и гады, приблизившись къ ней, не сдѣлали ей никакого вреда, но, казалось, заботились о ней, ибо носили ее на себѣ, не давая потонуть во глубинѣ рва, наполненнаго водою: святая дѣва изъ него вышла, по милости Божіей, безъ всякаго вреда для себя. Мучитель же приходилъ въ совершенное недоумѣніе, не зная, что еще дѣлать съ нею. Желая все-таки ее погубить и думая, что волшебство, которымъ, по его мнѣнію, владѣла святая, преодолѣваетъ только явныя опасности, а не тайные замыслы, повелѣлъ онъ выкопать другой ровъ и наполнить его острыми копьями, мечами и ножами, воткнувши все это оружіе на днѣ рва остріями кверху, а снаружи прикрывъ его немного сучьями и землею. Потомъ онъ повелѣлъ мученицѣ перейти чрезъ тотъ ровъ, разсчитывая, что она, ничего не зная, упадетъ на воткнутое острое оружіе и умретъ отъ ранъ. Но святая перешла легко, какъ птица, перелетающая чрезъ сѣти; нѣкоторые же язычники, не зная о томъ рвѣ, упали въ него и погибли. Увидя сіе, мучитель былъ пораженъ стыдомъ, и исполнились здѣсь слова Писанія: ровъ изры, и ископа и, и падетъ въ яму, юже содѣла (Псал. 7, 16).

Святая же восхваляла Бога, воспѣвая:

— «Кто возглаголетъ силы Господни? слышаны сотворитъ вся хвалы Его (Псал. 105, 2), ибо мучимую рабу Свою Ты сохранилъ невредимою отъ ранъ, спасъ отъ огня, защитилъ отъ звѣрей, воды и колеса и вывелъ изо рва. И нынѣ, Господи, избави душу мою отъ руки того, кто искони былъ врагомъ всѣхъ послушныхъ Тебѣ; грѣхъ юности моея и невѣдѣнія моего не помяни (Псал. 24, 7), но каплями крови Твоей, пролитой за меня, очисти скверну плоти и духа моего, ибо Ты очищеніе, освященіе и просвѣщеніе рабовъ Твоихъ» (Евр. 1, 3; Лук. 2, 32).

Проконсулъ попытался еще разъ прельстить ее ласковыми словами.

— «Не безчести, — сказалъ онъ, — рода твоего, не губи цвѣта юности твоей и не обрекай себя на смерть. Почти великаго Арея, и ты будешь всѣми нами почитаема, хвалима и награждена великою славою и богатствомъ».

Онъ говорилъ и многое другое, чтобы прельстить ее, но она смѣялась надъ нимъ и называла безумнымъ.

Тогда онъ снова началъ ее мучить и, жестоко избивъ палками, велѣлъ перепилить ее острою пилою; но пила не могла нанести никакого вреда ея святому тѣлу. Потомъ онъ повелѣлъ жарить ее на раскаленной сковородкѣ, но сковорода охладѣла, ибо ангелы пребывали съ невѣстою Христовою, сохраняя ее во всѣхъ мученіяхъ. Наконецъ, проконсулъ осудилъ Евфимію на съѣденіе звѣрямъ.

Когда святую вели въ циркъ [10], гдѣ ее должны были растерзать звѣри, она молилась, чтобы Господь послалъ конецъ ея мученію, принялъ душу ея въ Свои руки и повелѣлъ ей изъ многострадальнаго тѣла перейти въ желанную страну.

— «Господи силъ! — говорила она — Ты явилъ на мнѣ Твою непобѣдимую силу и неодолѣнную десницу, Ты показалъ немощь бѣсовъ и безуміе мучителя, а меня поставилъ выше всѣхъ мученій. Какъ попустилъ Ты убіеніе и пролитіе крови бывшихъ до меня мучениковъ, такъ нынѣ пріими и мою жертву, принесенную Тебѣ отъ души сокрушенной и смиреннаго духа, и упокой душу мою въ селеніяхъ святыхъ и въ ликѣ мучениковъ, яко благословенъ еси во вѣки».

Когда святая Евфимія окончила свою молитву, на нее были выпущены звѣри — львы и медвѣди, но они, приблизившись къ ней, лизали ей ноги. Одна только медвѣдица нанесла ей небольшую рану, изъ которой потекла кровь; въ это время послышался голосъ съ неба, призывавшій святую въ горнія обители, и тотчасъ она предала духъ свой Господу, ради Коего со всею преданностью пострадала. И потряслась земля и городъ заколебался, стѣны разрушались, храмы падали и всѣми овладѣлъ великій ужасъ. Когда же всѣ въ страхѣ убѣжали изъ цирка, святое тѣло мученицы осталось простертымъ на землѣ.

Родители Евфиміи взяли свою святую дочь и съ почестями погребли ее близъ города, на разстояніи одного поприща [11]. Они благодарили Бога, радуясь, что сподобились быть родителями такой дочери, которая чрезъ пролитіе крови своей сдѣлалась невѣстою небеснаго Жениха, Христа и Царя всѣхъ, Коему честь и слава со Отцемъ и Святымъ Духомъ, нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Въ началѣ IV столѣтія.
[2] Главный городъ Римской провинціи Виѳиніи, на южномъ берегу Пропонтиды (Мраморнаго моря), напротивъ Византіи.
[3] Проконсулами назывались намѣстники императора въ провинціяхъ или областяхъ.
[4] Арей или Марсъ — языческій богъ; считался богомъ войны, а вмѣстѣ и охранителемъ людей и полей отъ всего вредоноснаго.
[5] Канонъ на Срѣтеніе Господне, пѣснь 3-я, ирмосъ.
[6] Т. е. считаемъ, по сравненію съ благами, пріобрѣтаемыми чрезъ Христа, простымъ соромъ, который выметается изъ комнаты.
[7] Здѣсь разумѣется притча Спасителя о мудрыхъ дѣвахъ (Матѳ. 25, 1-13).
[8] Т. е. силы Божіей, которая укрѣпляетъ немощныхъ людей.
[9] Т. е., не постигнутъ бѣдствія и рана не отягчитъ тѣла тѣхъ, которые Бога сдѣлали своимъ прибѣжищемъ (Псал. 90, 9-10).
[10] Циркомъ называлась площадь, огороженная рядомъ скамей или стѣною. Тамъ происходили состязанія бойцовъ между собою и со звѣрями. На эту площадь или арену бросали и христіанъ и потомъ выпускали сюда хищныхъ звѣрей, которые содержались при циркѣ въ особыхъ клѣткахъ.
[11] Здѣсь впослѣдствіи былъ выстроенъ храмъ въ честь великомученицы Евфиміи. Въ этомъ храмѣ состоялся четвертый Вселенскій соборъ (Халкидонскій) въ 451 г. по Р. X. Въ V-мъ вѣкѣ великомученицѣ были построены храмы въ Римѣ и Медіоланѣ. Мощи ея при Ѳеодосіи Великомъ были принесены въ Александрію, а послѣ возвращены въ Халкидонъ. Послѣ взятія Халкидона Персами (617 г.), мощи св. Евфиміи были перенесены вь Константинополь, гдѣ сохраняются и доселѣ.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга первая: Мѣсяцъ Сентябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1903. — С. 308-317.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0