Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 25 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 23.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Сентябрь.
День тринадцатый.

Житіе святаго священномученика Корнилія сотника.

Вскорѣ послѣ страданій Господа нашего Іисуса Христа и по воскресеніи и вознесеніи Его на небеса, въ Кесаріи Палестинской поселился сотникъ, по имени Корнилій, родомъ изъ Италіи Ѳракійской [1]. Онъ хотя и пребывалъ во тьмѣ невѣрія, однако уже совершалъ дѣла свѣта и, оставаясь Еллиномъ, былъ подобенъ христіанину. Христа не зналъ онъ, но дѣлами милосердія безсознательно почиталъ Его. Живя посреди развращеннаго міра, онъ былъ добродѣтеленъ, какъ свидѣтельствуетъ о немъ святый Лука въ Дѣяніяхъ: мужъ нѣкій бѣ въ Кесаріи именемъ Корнилій, сотникъ отъ спиры, нарицающіяся Италійскія, благоговѣинъ и бояйся Бога со всѣмъ домомъ своимъ, творяй милостыни многи людемъ и моляся Богу всегда (Дѣян. 10, 1 и слѣд.) [2]. Богъ не презрѣлъ таковыхъ его добродѣтелей и благоволилъ просвѣтить его свѣтомъ вѣры и привести къ познанію истины, дабы добрыя дѣла его не покрывались мракомъ невѣрія.

Однажды, молясь Богу въ своемъ домѣ, сей богобоязненный мужъ, увидѣлъ ангела Божія, который возвѣстилъ ему, что его молитвы и милостыни приняты Богомъ. Ангелъ повелѣлъ ему послать въ Іоппію [3] за Симономъ, называемымъ Петромъ, и исполнить то, что тотъ ему скажетъ. Онъ тотчасъ послалъ съ мольбою звать Петра. Въ то время, какъ посланные Корнилія шли въ Іоппію, Петръ взошелъ на верхъ дома, въ шестомъ часу дня [4], помолиться. Онъ чувствовалъ въ это время голодъ, и вотъ предъ нимъ явилось видѣніе, внушавшее ему, чтобы онъ не гнушался идти къ необрѣзанному иноплеменнику, — ибо евреи не входили въ общеніе съ язычниками и гнушались ими. Видѣніе, явившееся Петру, было такое. Съ неба три раза спускался сосудъ, какъ бы большое полотно, привязанное за четыре угла, и голосъ повелѣвалъ Петру, чтобы онъ закололъ и ѣлъ находившихся въ сосудѣ животныхъ, звѣрей, гадовъ и птицъ. Когда Петръ отказывался и говорилъ, что онъ никогда не ѣлъ ничего нечистаго, голосъ снова сказалъ ему съ неба:

— «То, что Богъ очистилъ, не признавай нечистымъ».

Это видѣніе было знаменіемъ обращенія Корнилія и другихъ язычниковъ.

Голодъ Петра знаменовалъ собою голодъ, описанный пророкомъ Амосомъ — не гладъ хлѣба, ни жажда воды, но гладъ слышанія слова Господня (Амос. 8, 11). Такой голодъ былъ въ домѣ Корнилія и у всѣхъ язычниковъ: какъ Петръ желалъ хлѣба, необходимаго для тѣла, такъ тѣ — хлѣба для души. Сосудъ, привязанный за четыре конца, знаменовалъ Церковь Христа, утверждаемую въ вѣрѣ четырьмя евангелистами. Находившіяся въ сосудѣ различныя нечистыя животныя, звѣри, гады и птицы обозначали собою язычниковъ, которые по своимъ низкимъ земнымъ стремленіямъ были подобны четвероногимъ животнымъ, взирая своимъ умственнымъ окомъ только въ землю, не зная помышленій о небесномъ и не умѣя искать выше земнаго; по своей лютости они были звѣри, а по вредному для душъ нечестію — ядовитые гады; по гордому высокомѣрію же они походили на высоко парящихъ птицъ. Ихъ было повелѣно заклать и ѣсть — то есть острымъ мечемъ слова Божія умертвить древнія языческія животныя похоти и звѣрскіе нравы и содѣлать изъ очищенныхъ крещеніемъ душъ и тѣлъ ихъ жертву живу, благоугодну Богови (Рим. 12, 1). Троекратное схожденіе сосуда обозначало троекратное погруженіе крещенія. А когда голосъ съ неба возвѣщалъ, что они очищены Богомъ, то сіе означало, что Христосъ пролилъ Свою кровь, омывающую грѣховныя скверны, не только за израильтянъ, но и за язычниковъ.

Когда Петръ размышлялъ о семъ видѣніи и пребывалъ въ недоумѣніи, посланные Корнилія подошли къ его дому и спросили о немъ. Духъ Божій повелѣлъ ему идти съ ними не колеблясь, дабы перваго язычника присоединить къ Церкви Христовой; за нимъ должны были идти ко Христу и другіе язычники. Когда Петръ вошелъ въ домъ, Корнилій, окруженный всѣми своими родственниками и друзьями, принялъ его съ почетомъ и, припавши къ ногамъ Петра, поклонился ему. Тогда Петръ поднялъ его и сказалъ:

— «Вы знаете, что іудеянину непристойно входить къ иноплеменникамъ и имѣть съ ними общеніе: однако Богъ открылъ мнѣ, что не слѣдуетъ называть сквернымъ или нечистымъ ни одного человѣка. Итакъ, я пришелъ къ вамъ безъ всякаго колебанія и спрашиваю теперь, зачѣмъ вы призвали меня къ себѣ?»

Корнилій со всѣми подробностями разсказалъ ему, какъ онъ увидѣлъ ангела и что услышалъ отъ него, и просилъ Петра научить его, какъ достигнуть спасенія. Петръ же, отверзши уста свои, сталъ проповѣдывать ему объ Іисусѣ Христѣ, что Онъ былъ Богъ во плоти, жилъ на землѣ съ людьми, училъ и направлялъ ихъ на путь, ведущій въ Царство Небесное, и сотворилъ много знаменій и чудесъ, врачуя всякую болѣзнь и воскрешая мертвыхъ словомъ. Далѣе Петръ повѣдалъ о томъ, какъ Христосъ добровольно пострадалъ и умеръ, а потомъ воскресъ для того, чтобы освободить человѣка отъ страданій и воскресить отъ смерти, даровавъ ему жизнь вѣчную, — что Онъ будетъ судить живыхъ и мертвыхъ, что о Немъ свидѣтельствуютъ всѣ пророки, и что всякій вѣрующій во имя Его получитъ прощеніе грѣховъ. Когда Петръ говорилъ сіе, Святый Духъ, вселяя его слова въ сердца слушавшихъ, привелъ ихъ къ вѣрѣ, и Корнилій крестился со всѣмъ своимъ домомъ. Онъ первый изъ язычниковъ увѣровалъ въ Господа нашего Іисуса Христа и, по принятіи крещенія, оставилъ все и пошелъ за Петромъ, который поставилъ его епископомъ. Проходя съ Петромъ и другими проповѣдниками различныя страны, онъ ревностно трудился, проповѣдуя о Христѣ. Когда Петръ, вмѣстѣ съ Тимоѳеемъ и Корниліемъ, находился въ городѣ Ефесѣ, имъ стало извѣстно, что идолопоклонство особенно сильно въ городѣ Скепсіи [5], и они разсуждали, кому изъ нихъ идти туда на проповѣдь. Они бросили жребій, который палъ на Корнилія, и тотъ, призвавъ на помощь Бога, поспѣшно пошелъ въ сей городъ. Тамъ жилъ князь, по имени Димитрій, философъ, изучившій Еллинскую премудрость, который чрезвычайно ненавидѣлъ христіанскую вѣру, почиталъ же боговъ языческихъ и больше всего Аполлона и Дія [6]. Узнавъ о прибытіи въ городъ Корнилія, князь тотчасъ призвалъ его къ себѣ и спросилъ, — откуда и зачѣмъ онъ пришелъ сюда.

Корнилій отвѣчалъ:

— «Я рабъ Бога Живаго, пришелъ же сюда, какъ посланный для того, чтобы вызвать тебя изъ глубочайшаго мрака невѣдѣнія, извести къ свѣту истины и бросить чистый лучъ познанія въ твою душу».

Тотъ же, не уразумѣвши ничего изъ словъ Корнилія, разгнѣвался и съ яростью сказалъ:

— «Я спрашиваю тебя объ одномъ, а ты мнѣ говоришь о другомъ. Клянусь богами, если ты не отвѣтишь на каждый мой вопросъ, то я не пощажу твоей старости и не постыжусь сѣдинъ твоихъ. Итакъ скажи мнѣ: кому ты служишь и зачѣмъ ты пришелъ сюда?»

Корнилій же сказалъ:

— «Если хочешь узнать о моей службѣ, то узнай, что я — сотникъ; когда я услышалъ о тебѣ, что ты и жена твоя и всѣ жители твоей области впали въ великое заблужденіе, то пришелъ избавить васъ отъ демонскаго прельщенія, наставить на истинный путь и примирить съ Единымъ Живымъ Богомъ, Который сотворилъ небо и землю и все, что въ нихъ находится».

На сіе Димитрій сказалъ:

— «Я вижу, что ты удрученъ старостію, и щажу тебя въ виду твоихъ преклонныхъ лѣтъ; перестань говорить ложь; приступи къ богамъ нашимъ и поклонись имъ. Если же не захочешь сего исполнить, то знай, что я предамъ тебя тяжкимъ мученіямъ и ни одинъ богъ, кромѣ моихъ боговъ, не избавитъ тебя изъ рукъ моихъ».

— «Богъ мой, — отвѣтилъ Корнилій, — можетъ не только сохранить меня цѣлымъ и невредимымъ отъ всѣхъ золъ и избавить отъ рукъ человѣческихъ, но и уничтожить твоихъ боговъ и сокрушить въ прахъ ихъ истуканы, а тебя, тщетно на нихъ надѣющагося, привести къ познанію Его! Я же бѣсамъ и бездушнымъ ихъ изображеніямъ никогда не поклонюсь. Ибо написано: бози, иже небесе и земли не сотвориша, да погибнутъ (Іер. 10, 11). И еще: Господу Богу твоему поклонишися и Тому единому послужиши (Матѳ. 4, 10). Пришелъ же я сюда для того, чтобы обратить васъ къ покаянію, и возникните отъ діавольскія сѣти, живи уловлени отъ него, въ свою его волю (2 Тим. 2, 26).

Князь тогда сказалъ:

— «Я клялся богами моими, что не пощажу тебя, но предамъ тяжкимъ мученіямъ, если ты не принесешь жертву богамъ».

— «Какимъ богамъ велишь ты принести жертву?» — спросилъ Корнилій.

И сказалъ князь:

— «Принеси жертву Аполлону и Дію». Корнилій сказалъ тогда:

— «Покажи мнѣ тѣхъ боговъ твоихъ».

Князь обрадовался, думая, что онъ хочетъ поклониться, и повелъ его ко храму Дія.

За ними шелъ народъ, желая видѣть, какъ Корнилій будетъ покланяться идоламъ. Дойдя до храма, всѣ пошли туда — князь съ Корниліемъ и прочіе, между коими была и жена князя, по имени Еванѳія, и сынъ его, названный по имени отца своего Димитріаномъ. Войдя въ идольскій храмъ, Корнилій обратился лицомъ къ востоку [7] и, преклонивъ колѣна свои на землю, молился такъ:

Боже, потрясающій землю и превращающій горы въ бездны морскія! Ты рукою Даніила сокрушилъ Ваала, умертвилъ змія и, заградивши уста львовъ, сохранилъ невредимымъ раба Твоего (Дан. гл. 14). И нынѣ ниспровергни сихъ идоловъ и дай познать людямъ Твою сильную мышцу!»

Помолившись такъ, святый вышелъ изъ храма. Вмѣстѣ съ нимъ вышелъ князь Димитрій и весь собравшійся здѣсь народъ; Еванѳія же съ Димитріаномъ оставалась внутри храма. И вотъ, внезапно сдѣлалось землетрясеніе, храмъ съ идолами упалъ и боги, на которыхъ язычники надѣялись, разбились въ прахъ, женѣ же князя съ сыномъ ея выходъ былъ загражденъ упавшими стѣнами. Весь народъ былъ въ ужасѣ, видя паденіе храма, князь же не зналъ, что жена и сынъ его были завалены стѣнами.

Радуясь силѣ Бога Живаго, Корнилій сказалъ князю:

— «Гдѣ теперь, князь, твои великіе боги?» Тотъ же, исполнившись ярости, сказалъ:

— «Скажи намъ, волшебникъ, какими чарами ты устроилъ паденіе храма и боговъ нашихъ?»

И сталъ онъ совѣтоваться съ своими приближенными, какими муками погубить Корнилія.

День уже склонялся къ вечеру, и солнце стало заходить, почему времени для мученія Корнилія не оставалось. Князь повелѣлъ связать ему руки и ноги, и въ такомъ положеніи повѣсить его въ темницѣ, чтобы онъ, вися всю ночь, страдалъ до утра; угромъ же князь хотѣлъ жестоко его мучить и умертвить. Когда святый былъ отведенъ въ темницу и тамъ, по повелѣнію мучителя, повѣшенъ со связанными руками и ногами. къ князю прибѣжалъ одинъ изъ его рабовъ, по имени Талеѳонъ и сказалъ:

— «Господинъ! моя госпожа и единственный сынъ твой погибли въ храмѣ, обрушившеися отъ землетрясенія».

Князь Димитрій, услыхавъ сіе, разорвалъ на себѣ одежды [8] и горько зарыдалъ. Плакали съ нимъ и старѣйшины города, иные же его утѣшали. Но кто могъ утѣшить въ такомъ горѣ, какое онъ почувствовалъ въ своемъ сердцѣ при полученіи вѣсти о внезапной кончинѣ жены и сына?

Тогда князь сказалъ своимъ приближеннымъ:

— «Подите, разметайте камни павшаго храма, отыщите кости возлюбленной супруги моей и моего милаго сына, и принесите ихъ ко мнѣ».

Сказавъ сіе, онъ снова горько зарыдалъ. Въ это время поспѣшно пришелъ къ нему начальникъ жрецовъ Варватъ и сказалъ:

— «Я слышалъ голоса жены твоей и сына, которые изъ средины упавшихъ стѣнъ восклицали: «великъ Богъ христіанскій: Онъ сохранилъ насъ живыми отъ ужасной смерти чрезъ раба Своего Корнилія. Просите же сего святаго мужа, чтобы онъ вывелъ насъ отсюда и чтобы мы здѣсь не погибли. Ибо мы видимъ дивныя чудеса его Бога и слышимъ голоса ангеловъ, которые поютъ: Слава въ вышнихъ Богу и на земли миръ, въ человѣцѣхъ благоволеніе (Лук. 2, 14).

Услышавъ сіе отъ Варвата, князь быстро побѣжалъ со всѣми своими приближенными къ рабу Божію въ темницу и нашелъ его тамъ свободно ходящимъ: ангелъ Господень разрѣшилъ его отъ узъ. И припалъ князь къ ногамъ Корнилія, говоря:

— «Великъ, Корнилій, твой Богъ, Который хранитъ мою супругу и моего сына въ упавшемъ храмѣ. Итакъ, молю тебя, рабъ Бога Вышняго, пріиди и выведи ихъ оттуда: я со всѣми моими приближенными вѣрую во Христа Распятаго, Коего ты проповѣдуешь».

Святый Корнилій пошелъ съ ними къ упавшему идольскому храму и, возведя на небо очи свои, сказалъ:

Господи Боже силъ, призираяй на землю и творяй ю трястися (Псал. 103, 32), отъ лица Твоего таютъ горы и высыхаютъ бездны! Услыши, Господи, моленія заключенныхъ, изведи изъ развалинъ Еванѳію и не отврати лица отъ сына ея, но внемли имъ ради имени Твоего».

Когда онъ молился такъ, внезапно открылось мѣсто, гдѣ между павшими стѣнами была заключена Еванѳія съ сыномъ, и оба вышли оттуда невредимыми, восхваляя Бога. Всѣ же бывшіе тамъ и видѣвшіе сіе преславное чудо восклицали:

— «Великъ Богъ христіанскій!»

Димитрій крестился съ женою, сыномъ и со всѣмъ домомъ своимъ; крестились съ нимъ и двѣсти семьдесятъ семь другихъ гражданъ. Святый же Корнилій прожилъ въ томъ городѣ довольно долго, искореняя терніе невѣрія изъ сердецъ человѣческихъ и разсѣивая сѣмена благочестія. Въ скоромъ времени онъ обратилъ ко Христу весь городъ, и одного уважаемаго мужа, по имени Евномія, поставилъ тамъ пресвитеромъ. Доживъ до глубокой старости и приблизившись къ смерти, о коей узналъ заранѣе, онъ усердно молился, приготовляя себя въ путь къ Господу. Собравъ къ себѣ всѣхъ, кого онъ обратилъ изъ язычества въ христіанство, онъ научилъ ихъ пребывать въ вѣрѣ и любви и упражняться во всякихъ добродѣтеляхъ, преуспѣвая въ исполненіи заповѣдей Господнихъ. Много поучивъ ихъ, онъ услышалъ голосъ съ неба:

— «Корнилій! иди ко Мнѣ, ибо приготовленъ тебѣ вѣнецъ правды (2 Тим. 4, 8).

Услышавъ сіе, Корнилій тотчасъ сталъ молиться и, преклонивши колѣна, сказалъ:

— «Господи Боже нашъ! Ты сподобилъ меня соблюсти вѣру, совершить подвигъ и побѣдить сопротивныхъ. Благодарю Тебя за все! Но прошу Тебя, Господи, призри съ Твоей святой высоты на рабовъ Твоихъ и будь къ нимъ милостивъ; утверди ихъ въ вѣрѣ, укрѣпи въ подвигахъ, пошли имъ помощь въ исполненіи святыхъ Твоихъ заповѣдей, чтобы они непрестанно прославляли пресвятое имя Твое нынѣ и во вѣки вѣковъ».

И когда всѣ сказали: «аминь», онъ предалъ съ радостію духъ свой въ руки Господа, призывавшаго его на небеса.

Князь же Димитрій съ супругой своею Еванѳіей, сыномъ Димитріаномъ [9], пресвитеромъ Евноміемъ и всѣми вѣрующими долго плакали надъ отцомъ и учителемъ своимъ; зажегши свѣчи и воспѣвши надгробныя пѣсни, они погребли тѣло его съ честію близъ упавшаго храма Діева. И каждый день вѣрующіе, приходя на его могилу, кадили ладаномъ и молились, и отъ гроба его болящимъ подавалось много исцѣленій.

Прошло много лѣтъ — и всѣ современники описанныхъ событій отошли ко Господу. Послѣдующимъ поколѣніямъ осталось неизвѣстнымъ то мѣсто, гдѣ были погребены мощи святаго Корнилія, ибо вокругь его гробницы выросли терніе и густой кустарникъ, и никто не зналъ о хранившемся тамъ драгоцѣнномъ сокровищѣ. Однажды случилось быть на томъ мѣстѣ епископу города Троады [10], Силуану; святый Корнилій явился ему ночью во снѣ и сказалъ:

— «Долгое время я живу здѣсь, и никто не навѣстилъ меня». Епископъ же пробудившись отъ сна, удивлялся видѣнному и недоумѣвалъ, кто являлся ему. На слѣдующую ночь святый снова явился ему и сказалъ:

— «Я — сотникъ Корнилій, мощи же мои лежатъ въ терновникѣ, растущемъ около того мѣста, гдѣ нѣкогда стоялъ храмъ Дія. Ты построй мнѣ церковь близъ мѣста, принадлежавшаго Димитрію: то мѣсто зовется Пандохіумъ [11], и на немъ погребены многія тѣла вѣрныхъ и святыхъ братій».

На утро епископъ разсказалъ о видѣніи своему клиру и отправился со всѣми къ тому терновнику, который въ видѣніи ему показалъ святый. Помолившись, они начали копать землю и скоро нашли ковчегъ, заключавшій въ себѣ мощи святаго Корнилія цѣлыя и нетлѣнныя, отъ которыхъ исходило необычайное благоуханіе. Всѣ были очень обрадованы обрѣтеніемъ такого великаго сокровища. Епископъ же оставался въ затрудненіи относительно церкви, которую повелѣлъ ему построить святый, ибо у него не было столько денегъ, сколько требовалось для построенія церкви. Однако и въ этомъ дѣлѣ святый Корнилій не замедлилъ помочь епископу. На слѣдующую ночь онъ явился одному благочестивому и очень богатому человѣку, по имени Евгенію, и повелѣть ему дать епископу Силуану столько денегъ, сколько будетъ нужно для построенія церкви. Евгеній же сообщилъ о своемъ видѣніи епископу и далъ ему все нужное, послѣ чего святый храмъ былъ построенъ и украшенъ со всякимъ благолѣпіемъ. Когда наступило время перенесенія честныхъ мощей изъ терновника въ новосозданную церковь, собралось множество вѣрующихъ съ епископомъ Силуаномъ и Евгеніемъ, имѣя въ рукахъ своихъ возжженныя свѣчи. Едва епископъ съ клиромъ началъ пѣть «Трисвятое», какъ ковчегъ внезапно поднялся самъ собою и несенъ былъ невидимыми руками къ церкви; изъ народа же никто не смѣлъ прикоснуться къ нему. Видя, что ковчегъ движится самъ собою, всѣ удивлялись и ужасались, и едиными устами вопіяли:

— «Святъ, Святъ, Святъ, Господь Савваоѳъ, являющій намъ силы и чудеса Свои чрезъ раба Своего Корнилія!»

Случилось тамъ быть въ то время и многимъ невѣрующимъ, которые, увидѣвъ сіе чудо, увѣровали въ Господа нашего Іисуса Христа. Когда же всѣ дошли до церкви и вошли въ нее, то стали по обѣ стороны, желая видѣть, какъ пойдетъ ковчегъ съ мощами и гдѣ станетъ. Онъ же, двигаясь прямо, сталъ близъ алтаря, по правую сторону. Епископъ хотѣлъ поставить его внутри алтаря, но никто не могъ подвинуть ковчегъ съ того мѣста, на коемъ онъ сталъ самъ. И совершались многія чудеса въ то время и впослѣдствіи отъ святыхъ и чудотворныхъ мощей угодника Божія. По смерти епископа Силуана, его мѣсто занялъ Филосторгій, который убѣдилъ одного иконописца, по имени Енкратія, расписать всю церковь священными изображеніями и болѣе всего позаботиться о написаніи иконы самого святаго Корнилія. Иконописецъ же, начавъ писать икону святаго Корнилія, никакъ не могъ изобразить лица его и нѣсколько разъ смывалъ все, что писалъ на иконѣ, чувствуя, что ему не удается написать ликъ святаго вполнѣ благолѣпно. Наконецъ, онъ вышелъ изъ себя, — произнесши хульныя слова противъ святаго, оставилъ его икону и, намѣреваясь написать что-нибудь другое на церковной стѣнѣ, поднялся на лѣстницу, но поскользнувшись упалъ внизъ и такъ разшибся, что лежалъ, какъ мертвый. Бывшіе въ церкви взяли его, снесли въ домъ и положили на одрѣ едва живаго и неспособнаго вымолвить даже одно слово. Вокругъ его рта видны были черви, изъ коихъ одни вползали, другіе выползали изъ его устъ. Это было наказаніемъ ему за то, что онъ осмѣлился произнести своими устами хульныя слова противъ святаго. Однако какъ Самъ Господь, такъ и святые рабы Его гнѣваются не до конца и не вѣчно негодуютъ. Ибо на утро тотъ, кто вывелъ живыми жену и сына Димитрія изъ разрушившихся стѣнъ, явился и Енкратію и, взявъ его за руку, поднялъ его съ одра, какъ бы отъ сна, и сталъ невидимъ. Енкратій же, почувствовавъ себя здоровымъ, поспѣшилъ въ церковь святаго и, припавши къ честному ковчегу, въ которомъ почивали цѣлебныя мощи Корнилія, съ плачемъ просилъ прощенія за свой проступокъ и благодарилъ святаго за то, что тотъ помиловалъ его и исцѣлилъ отъ болѣзни, когда онъ уже былъ близокъ къ смерти. Двойную пользу получилъ тотъ иконописецъ отъ явленія святаго: онъ исцѣлился отъ болѣзни и узналъ, каковъ былъ ликъ святаго. Послѣ сего онъ изобразилъ на иконѣ святаго Корнилія такъ, какъ видѣлъ его въ явленій, и прославлялъ Христа Бога, со Отцемъ и Святымъ Духомъ славимаго во вѣки. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Область Римской имперіи, къ сѣверо-востоку отъ Македоніи.
[2] Кесарія — большой городъ въ Палестинѣ, при Средиземномъ морѣ, гдѣ пребывали Римскіе прокураторы. Спира Италійская — полкъ, составленный изъ природныхъ Римлянъ.
[3] Іоппія (въ переводѣ съ Еврейскаго значитъ: красивая, возвышенная мѣстность) — древнѣйшій городъ Финикійскій, по завоеваніи земли обѣтованной доставшійся колѣну Данову, лежитъ при Средиземномъ морѣ на высокомъ холмѣ, на югѣ цвѣтущей равнины Саронской, въ 12 часахъ пути отъ Іерусалима. Городъ сей во всѣ времена былъ весьма важнымъ портовымъ и торговымъ городомъ; нынѣ — Яффа, одинъ изъ главнѣйшихъ и наиболѣе цвѣтущихъ городовъ государства Израиль.
[4] Іудеи обыкновенно удалялись для молитвы въ верхнюю горницу, устраивавшуюся на кровлѣ дома (родъ нашего мезонина). Петръ же оставался на самой кровлѣ подъ открытымъ небомъ. Шестой часъ соотвѣтствуетъ нашему 12-му часу дня.
[5] Городъ въ западной малоазійской провинціи Мизіи.
[6] Аполлонъ — богъ древнихъ грековъ и римлянъ, почитался богомъ свѣта, въ особенности солнечнаго, также умственнаго просвѣщенія, поэзіи и музыки, богомъ — прорицателемъ, врачевателемъ болѣзней и хранителемъ всякаго гражданскаго порядка. Дій или Зевсъ (иначе Юпитеръ) почитался у Грековъ и Римлянъ главнымъ божествомъ, отцомъ боговъ и людей, повелителемъ неба и земли, грома и молніи, вѣтровъ и дождей.
[7] Древніе христіане молились обращаясь къ востоку, откуда восходитъ солнце, которое было символомъ Солнца Правды — Христа.
[8] Древніе разрывали свои одежды въ знакъ печали.
[9] Всѣ трое пострадали за Христа и причислены къ лику святыхъ: память ихъ празднуется 11-го сентября.
[10] Троада — область древняго города Трои, въ западной малоазійской провинціи Мизіи. — Епископъ Троады Силуанъ скончался въ 425 г.
[11] Греческое названіе страннопріимнаго дома.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга первая: Мѣсяцъ Сентябрь. —Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1903. — С. 276-286.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0