Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - среда, 28 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 18.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Сентябрь.
День седьмой.

Житие преподобного отца нашего Іосифа Волоколамскаго.

— «Что будетъ изъ сего отрока? — благодать Божія на немъ».

Затѣмъ Іоаннъ перешелъ въ обитель Пречистыя Богородицы на Возмищѣ [2]. И здѣсь проводилъ онъ благочестивую жизнь, всполняя церковныя правила и непрестанно помышляя о тщетѣ суетнаго житія сего, которое, какъ онъ читалъ въ Писаніи, святые называли тѣнію, сномъ и дымомъ. Видя истину этихъ словъ и помня будущее воздаяніе каждому по дѣламъ его, Іоаннъ опечалился; и сбылись на немъ пророческія слова: стрѣлы Твоя унзоша во мнѣ и утвердилъ еси на мнѣ руку Твою и нѣсть исцѣленія въ плоти моей (Псал. 37, 3-4). И пребывалъ онъ въ уединенной храминѣ, въ тишинѣ, безмолвіи и молитвахъ. Тогда пришелъ ему помыслъ бѣжать отъ міра и облечься во святый иноческій образъ. Задумавъ совершить сіе великое дѣло, Іоаннъ молился со слезами и недоумѣвалъ, какъ ему пріобрѣсти строгаго наставника, коему онъ могъ-бы предаться въ безотвѣтное повиновеніе, не утаивая ни одного своего помысла. Такъ проводилъ онъ жизнь до двадцатилѣтняго возраста.

Разспрашивая объ обителяхъ и инокахъ, Іоаннъ узналъ, что въ монастырѣ святаго Саввы [3] пребывалъ благочестивый старецъ, по имени Варсонофій. Помолившись, Іоаннъ далъ обѣщаніе послушаться совѣта, какой дастъ ему сей инокъ. Придя къ нему, Іоаннъ принялъ отъ него благословеніе и, на вопросъ, зачѣмъ онъ пришелъ, сказалъ:

— «Научи, отче святый, какъ мнѣ спастись; желаю я иноческаго образа — дай мнѣ полезный совѣтъ; ибо далъ я обѣщаніе предъ Богомъ, что все, что ты мнѣ скажешь, будетъ мнѣ заповѣдью отъ Господа».

— «Иди, Богомъ возлюбленное чадо, — сказалъ старецъ, — въ Боровскъ, къ преподобному игумену Пафнутію, который живетъ богоугодно, — тамъ ты получишь желаемое».

Придя въ Боровскій монастырь, Іоаннъ засталъ преподобнаго Пафнутія среди трудовъ. Блаженный старецъ вмѣстѣ съ другими иноками рубилъ и носилъ дрова. Лишь поздно вечеромъ преподобный Пафнутій пошелъ къ богослуженію. Іоаннъ припалъ къ ногамъ старца и умолялъ принять его въ число братіи. Тотъ разспросилъ объ обстоятельствахъ его жизни и увидѣлъ, что онъ, будучи юнъ возрастомъ, весьма разуменъ, по слову Писанія: сѣдина есть мудрость человѣкомъ, и возрастъ старости житіе нескверное (Преп. 4, 9). Прозрѣвъ въ Іоаннѣ будущаго подвижника, преподобный Пафнутій испыталъ его по иноческимъ правиламъ и, извѣстивъ о всемъ братію, постригъ его въ иноческій образъ, нарекши Іосифомъ. Преподобный Іосифъ былъ постриженъ 13 февраля 1460 года.

Сначала Іосифа отослали въ монастырскую поварню и отдали подъ начало старцу, давно жившему въ монастырѣ, дабы новопостриженный инокъ научился монашескому житію и вмѣстѣ съ тѣмъ потрудился для братіи. И заповѣдали преподобному Іосифу повиноваться старцу, какъ самому святому отцу Пафнутію, заботиться болѣе всего объ иноческомъ житіи и предварять работу молитвою, чтобы Господь не оставилъ его Своею милостію. Преподобный Іосифъ принялъ къ сердцу эти наставленія и соблюдалъ ихъ. Пребывая въ повиновеніи старцу, онъ безъ отдыха работалъ въ поварнѣ, даже не выходя оттуда. Спустя довольно времени, святый Пафнутій, увидѣвъ, что Іосифъ крѣпокъ тѣломъ и выносливъ въ трудахъ, перевелъ его въ хлѣбопекарню. Здѣсь было много тяжелой работы, потому что хлѣбъ требовался какъ для братіи, такъ и для богомольцевъ, странниковъ и нищихъ, коихъ святый Пафнутій не только кормилъ въ обители, но и снабжалъ хлѣбомъ на дорогу. Іосифъ съ любовію принялъ отчее повелѣніе и усердно исполнялъ это дѣло. Вскорѣ ему было поручено еще болѣе тяжелое послушаніе — ходить за болящими иноками. И здѣсь никогда не оставлялъ онъ своей кротости и не проявлялъ нетерпѣнія. Безъ ропота ухаживалъ онъ за больными, утѣшая ихъ добрымъ словомъ и сострадая имъ, какъ будто бы самъ болѣлъ. Памятуя слова Господа: боленъ бѣхъ, и посѣтисте мене (Матѳ. 25, 36), служилъ онъ братіи какъ бы Самому Христу. Когда Іосифъ исполнилъ возложенныя на него послушанія, Пафнутій помѣстилъ его въ своей келліи и причислилъ къ церковному клиру. Такъ воспитывалъ его святый Пафнутій, предвидя, что со временемъ Іосифъ будетъ игуменомъ, и радовался душевной чистотѣ ученика своего.

Во время прохожденія послушаній пришло преподобному Іосифу на память, что отецъ его и мать остались въ старости и немощи великой. Онъ сказалъ объ этомъ святому Пафнутію. Тотъ же повелѣлъ Іосифу имѣть попеченіе о родителяхъ и позволилъ взять отца его въ свой монастырь. Преподобный Іосифъ взялъ отца своего, а матери написалъ грамоту, совѣтуя ей постричься. Прочтя грамоту сію, мать его воскликнула со слезами:

— «Чадо мое возлюбленное, сотворю повелѣнное тобою».

И постриглась она въ монашество въ обители святаго Власія [4] именемъ Маріи. Отца же своего преподобный Іосифъ взялъ къ себѣ въ келлію; его постригли въ иночество и нарекли ему имя Іоанникій. Отецъ Іосифа былъ въ великой немощи, не владѣя ни ногами, ни руками. Іосифъ ходилъ за нимъ и кормилъ его, будучи для него учителемъ, слугой и опорою, утѣшая его въ уныніи и читая ему Божественное Писаніе.

Отецъ, видя его заботы, проливалъ слезы и говорилъ:

— «Чѣмъ я тебѣ воздамъ, чадо? Богъ наградитъ тебя за труды; не я тебѣ, а ты мнѣ отецъ тѣлесный и духовный».

Пятнадцать лѣтъ преподобный служилъ отцу своему, слушаясь каждаго его слова. Когда же отпустилъ онъ отца своего съ миромъ ко Господу, то снова пребывалъ въ послушаніи у святаго Пафнутія. Полюбилъ его святый Пафнутій: все, что открывалъ ему Господь, онъ разсказалъ Іосифу, какъ возлюбленному сыну, и сталъ Іосифъ сотаинникомъ святаго.

Такъ пребывалъ Іосифъ у преподобнаго игумена въ послушаніи восемнадцать лѣтъ. Когда же святый Пафнутій прозрѣлъ свое отшествіе ко Господу, то призвалъ братію и сказалъ имъ:

— «Старость приблизилась ко мнѣ и немощь овладѣла мною; предвѣщаютъ онѣ мнѣ смерть и страшный Спасовъ судъ; изберите игумена для сей обители».

Братія же со слезами говорили:

— «Ты нашъ пастырь, отецъ и учитель — пусть будетъ во всемъ твоя воля».

Святый призвалъ тогда Іосифа и понуждалъ его занять по кончинѣ своей мѣсто игумена. Іосифъ долго отказывался, считая такое служеніе выше своихъ силъ. И снова святый молилъ его. Страшась Божія осужденія за прекословіе, Іосифъ наконецъ согласился. Извѣстивъ о семъ братію, преподобный игуменъ Пафнутій повелѣлъ имъ послѣ своей кончины просить у державнаго государя старца Іосифа на игуменство. Преподобный, скончался, какъ предсказалъ, въ четвергъ, въ восьмомъ часу по полудни [5].

Когда вѣсть о кончинѣ святаго Пафнутія дошла до великаго князя Московскаго Іоанна Васильевича [6], онъ опечалился и спросилъ прибывшихъ къ нему иноковъ Боровской обители, кого святый благословилъ на игуменство. Услышавъ, что святый благословилъ на сіе Іосифа, великій князь, зная добродѣтельное житіе преподобнаго, повелѣлъ исполнить волю почившаго игумена. Іосифа же онъ принялъ съ великою любовію и не велѣлъ ему ослушаться своего державнаго слова. Тогда Геронтій, митрополитъ Московскій [7], возвелъ преподобнаго Іосифа въ священный санъ и благословилъ его быть игуменомъ Боровской обители.

Когда Іосифъ возвратился въ обитель, братія встрѣтили его съ радостію и воздали ему честь, какая подобаетъ начальнику обители. Іосифъ, придя въ Божію церковь, сталъ учить братію отъ Божественнаго Писанія. И пробудились иноки отъ скорби о преподобномъ Пафнутіи какъ отъ сна, и возблагодарили они Бога за новопоставленнаію игумена.

По нѣкоторомъ времени восхотѣлъ преподобный Іосифъ устроить въ обители общежитіе, чтобы все было общимъ у иноковъ, своего же никто бы не имѣлъ, по апостольскому слову: ничтоже имуще, а вся содержаще (2 Кор. 6, 10). Но въ инокахъ не было сочувствія сему желанію преподобнаго, скоро начался между ними ропотъ. Посовѣтовавшись съ нѣкоторыми старцами, преподобный Іосифъ оставилъ настоятельство, дозволилъ братіи избрать себѣ настоятеля по душѣ и, преподавъ имъ наставленіе, тайно ушелъ изъ монастыря со старцемъ Герасимомъ, коего поставилъ какъ-бы начальствующимъ надъ собою.

И странствовали они по монастырямъ русскимъ, причемъ преподобный Іосифъ выдавалъ себя за простого инока и исполнялъ всякую работу въ хлѣбопекарнѣ и поварнѣ и въ иныхъ низшихъ службахъ.

Наконецъ, пришли они въ Кирилловъ монастырь на Бѣломъ озерѣ [8]. Былъ же тотъ монастырь общежительнымъ, не по названію только, но и на дѣлѣ. Не объявивъ ни того, что онъ книженъ и разуменъ, ни того, что онъ почтенъ саномъ игумена, преподобный Іосифъ просилъ настоятеля сего монастыря принять его въ число братіи. Тогда преподобному поручили хлѣбопекарню; и не было у него здѣсь ни книгъ, ни священническихъ одеждъ. Когда приходило время исполнять правило, онъ тайно пѣлъ псалмы, боясь въ смиреніи своемъ, чтобы братія не узнала, кто онъ. Полюбивъ общежительное житіе въ обители преподобнаго Кирилла, Іосифъ изучалъ уставъ и обычай сей обители. Съ этой цѣлью онъ часто бесѣдовалъ съ престарѣлыми иноками и добродѣтельными подвижниками, возлюбившими преподобнаго Кирилла и твердо державшимися его преданій; и въ сихъ бесѣдахъ преподобный Іосифъ выказывалъ себя ни въ чемъ несвѣдущимъ.

Однажды, когда преподобный Іосифъ въ уединенной келліи молился и пѣлъ, одинъ братъ, съ нимъ вмѣстѣ трудившійся, пришелъ позвать его на работу. Подойдя тихо къ келліи, такъ что преподобный Іосифъ не замѣтилъ его присутствія, братъ сквозь тонкую стѣну вдругъ услышалъ, что преподобный Іосифъ необыкновенно правильно читаетъ и поетъ священные псалмы. Посмотрѣвъ въ щель, инокъ съ удивленіемъ замѣтилъ, что у преподобнаго Іосифа не было никакой книги. Долго инокъ слушалъ и дивился, ибо всѣ думали, что преподобный Іосифъ и азбуки не знаетъ. Услышавъ затѣмъ, какъ преподобный читалъ Евангеліе и Апостолъ, инокъ отошелъ отъ келліи и повѣдалъ братіи, что видѣлъ и слышалъ.

Дознавшись объ Іосифѣ, кто онъ, старшіе иноки обители подивились великому смиренномудрію его, освободили отъ тяжелой работы въ хлѣбопекарнѣ, и стали почитать его за равнаго.

Пробывъ въ сей обители семнадцать мѣсяцевъ и многому научившись въ ней, а еще болѣе наставивъ другихъ своимъ смиренномудріемъ, преподобный Іосифъ удалился съ благословенія настоятеля монастыря. Затѣмъ посѣтилъ онъ много обителей, но нигдѣ такъ не нравилось ему, какъ въ Кирилловомъ монастырѣ. Посему онъ рѣшился удалиться въ пустынное мѣсто и основать тамъ, съ Божіею помощью, общежительный монастырь по образу Кириллова. Явившись опять въ Пафнутіевомъ монастырѣ, къ великой радости братіи, онъ, однако, не долго оставался тамъ, но, избравъ нѣсколькихъ единомышленныхъ ему братій, поселился въ нѣкоей лѣсной пустыни близъ города Волоколамска, въ мѣстѣ безлюдномъ и обитаемомъ лишь дикими звѣрями. Сіе было въ 1479 году.

Въ то время владѣтелемъ области Волоколамской былъ князь Борисъ Васильевичъ [9]. Узнавъ, что въ лѣсъ его вотчины пришелъ игуменъ Іосифъ, князь весьма обрадовался, ибо уже давно желалъ имѣть преподобнаго у себя. Тотчасъ онъ отправился къ Іосифу и сказалъ ему:

— «Во всемъ тебѣ необходимомъ я твой помощникъ; молю только твою святыню, избери мѣсто въ моей вотчинѣ, какое захочешь».

Князь далъ преподобному ловчаго своего, который долженъ былъ поискать удобнаго для обители мѣста. Когда ловчій пошелъ по приказу преподобнаго въ лѣсъ, внезапно поднялся вихрь, ломая деревья. Ловчій въ страхѣ укрылся. Когда же буря перестала, онъ пошелъ путемъ, по которому пронесся вихрь. И лишь только ловчій пришелъ на мѣсто, гдѣ нынѣ стоитъ обитель, внезапно заблистала молнія, сильнѣе солнечнаго свѣта, хотя въ то время воздухъ былъ чистъ и небо безоблачно. Человѣкъ тотъ пришелъ отъ страха въ изступленіе ума. О происшедшемъ онъ никому не повѣдалъ и только дивился въ себѣ. Но вотъ игуменъ Іосифъ пришелъ на то мѣсто, и сильно оно ему полюбилось. Тогда ловчій разсказалъ многимъ, какъ здѣсь молнія сіяла сильнѣе солнечнаго свѣта.

Іосифъ и князь послали къ епископу, прося благословенія строить церковь. Когда святитель прислалъ благословеніе свое и антиминсъ, преподобный Іосифъ заложилъ церковь во имя Успенія Пресвятой Богородицы, на память преподобныхъ Иларіона Далматскаго и Виссаріона [10]. Узнавъ о семъ, пріѣхалъ къ мѣсту закладки храма князь Борисъ Васильевичъ со всѣми боярами и многими знатными юношами. Прежде всѣхъ онъ и преподобный взяли на свои плечи бревна и положили въ основаніе храма. Видя, какъ князь трудится для Бога, присутствовавшіе тамъ возрадовались, и всѣ отъ мала до велика, какъ простые работники, стали трудиться во славу Божію и сносили бревна. Спустя немного времени церковь была совершенно построена и освящена въ томъ же году, августа пятнадцатаго дня, на праздникъ честнаго Успенія Пречистой Богородицы. Затѣмъ начали строить келліи и стали собираться братія. Приходили къ преподобному Іосифу князья и бояре на покаяніе, и многіе изъ нихъ постригались, не достигшіе же зрѣлаго возраста отдавали себя безъ разсужденія на послушаніе и повиновеніе, на труды и воздержаніе.

Преподобный Іосифъ днемъ трудился съ братіею, ставя келліи, ночью же пребывалъ въ молитвѣ, не давая себѣ покоя. Слыша о сихъ великихъ трудахъ преподобнаго и братіи, князь Борисъ Васильевичъ сталъ часто ѣздить въ обитель Пречистой Богородицы, привозя съ собою брашна и питіе, ибо въ обители еще во всемъ былъ недостатокъ — даже хлѣба было мало. И здѣсь обнаружилась любовь иноковъ къ Богу, — они отказывались отъ яствъ, изнѣживающихъ тѣло, и питались однимъ хлѣбомъ и простымъ зеліемъ. Видя сіе о Христѣ собравшееся стадо въ таковомъ воздержаніи и трудахъ, Іосифъ радовался духомъ и славилъ Пречистую Богоматерь, ибо онъ еще не налагалъ на братію полнаго соблюденія закона, а они сами добровольно жили согласно обѣщанію преподобнаго предъ Богомъ. Обѣщаніе же было таково: все должно быть общимъ, никому своего не имѣть, яства и питіе всѣмъ поровну, также и одежды и обувь, въ келліяхъ же не пить и не ѣсть, развѣ лишь по болѣзни или старости.

Умилительно было видѣть подвиги иноковъ, которые по своему произволенію утруждали себя, ночью стоя на молитвѣ, днемъ же пребывая въ трудахъ. Служили они Богу не какъ нанятые работники, коихъ надсмотрщики побуждаютъ къ труду, а сами старались превзойти другъ друга въ иноческихъ подвигахъ. И когда кто-нибудь изъ нихъ брался за тяжелое дѣло, другіе запрещали ему, сами же принимались за труднѣйшее. Такъ трудились они, по наказанію и ученію Іосифа, въ молчаніи и съ молитвою, не взирая на лице другъ друга и испуская изъ очей слезы, не ради людей, но помня часъ смертный. Самый видъ ихъ показывалъ ихъ покаяніе и сокрушеніе, ибо всѣ они, какъ иноки изъ простолюдиновъ, такъ и происходившіе отъ княжескаго или боярскаго рода, — ходили въ лычной обуви и заплатанной одеждѣ. Также ходилъ и самъ преподобный Іосифъ, коего по внѣшнему виду нельзя было отличить отъ прочей братіи. И было правило у тѣхъ добровольныхъ Христовыхъ страдальцевъ, чтобы каждый дѣлалъ, сколько ему по силамъ, но все по благословенію и совѣту отца Іосифа. Отъ великаго усердія во славу Божію одинъ изъ нихъ носилъ на тѣлѣ подъ одеждою желѣзную кольчугу, другой тяжелыя желѣзныя оковы, причемъ клали они поклоны числомъ даже до трехъ тысячъ. О своемъ тѣлѣ иноки не заботились, перенося съ одинаковымъ терпѣніемъ и зной и стужу. Однажды случилась такая студеная зима, что птицы замерзали, а иноки стояли въ холодномъ храмѣ въ лѣтнихъ одеждахъ.

Видя подвижническую жизнь братіи, преподобный молился, чтобы избѣгнуть имъ навѣта вражія и получить достойное возмездіе отъ Господа. Такъ имѣлъ онъ попеченіе не только о тѣлѣ, но и о душахъ ихъ. Поздно вечеромъ обходилъ онъ келліи и, гдѣ слышалъ братію, бесѣдующую послѣ повечерія, ударялъ въ окно, знаменуя приходъ свой, а затѣмъ отходилъ. Обходя однажды келліи, преподобный увидѣлъ человѣка, крадущаго жито, и тихо подошелъ къ нему. Увидя игумена, человѣкъ тотъ хотѣлъ бѣжать, Но Іосифъ подалъ ему знакъ, чтобы онъ не боялся; насыпалъ сосудъ и поднялъ ему на плечи, заповѣдавъ впредь не воровать.

— «Если же, — сказалъ преподобный, — у тебя будетъ въ чемъ-либо недостатокъ, скажи мнѣ, и я исполню твое желаніе».

О происшедшемъ преподобный запретилъ разсказывать. Но спустя долгое время человѣкъ тотъ не могъ сохранить сего въ тайнѣ и повѣдалъ многимъ. Однако въ то время братія жили въ такой безопасности, что у келлій не было замковъ, и вымытая на рѣкѣ одежда вѣшалась иноками для просушки на дворѣ не только на день, но и на ночь, такъ какъ никто къ ней не смѣлъ прикоснуться.

И прошла по городу и окрестностямъ молва объ Іосифѣ, какъ о мужѣ, отличающемся совершенствомъ иноческаго жительства и даромъ духовнаго краснорѣчія. Бояре, воеводы и воины князя стремились лицезрѣть преподобнаго и пользоваться его бесѣдою, побуждавшею къ покаянію. Они молили игумена дозволить имъ исповѣдывать ему свои тайныя помышленія и имѣть его отцомъ духовнымъ. Многіе изъ вельможъ и знатныхъ воиновъ, повинуясь слову преподобнаго, перемѣняли свои грубые нравы на кроткіе и исправлялись. Въ нихъ являлось стремленіе угодить Богу; часто повторяли они заповѣди Христовы, пѣли священные псалмы и читали душеполезныя книги, пользуясь толкованіями, которыя имъ давалъ преподобный Іосифъ. Тогда вся Волоколамская область склонялась къ доброй жизни и наслаждалась тишиною и покоемъ. Всѣ радовались, и крестьяне получали много облегченій отъ своихъ владѣтелей по внушеніямъ преподобнаго Іосифа. Ибо онъ постоянно увѣщавалъ владѣтелей быть снисходительными къ своимъ крестьянамъ.

— «Когда, — говорилъ преподобный, — отягчаютъ пахаря работами для дома своего и дѣлаютъ ему насиліе, то вскорѣ приводятъ его къ бѣдности. Когда же онъ обнищаетъ, то будетъ ли онъ въ силахъ собрать себѣ плоды съ полей, чтобы заплатить подати, и чѣмъ онъ, сокрушенный нищетою, пропитается съ семьею своею? Побуждаемый нуждою, онъ продастъ скотъ: а продавъ, чѣмъ вспашетъ поля? Кто бѣдняку дастъ сѣмянъ? не обратятся ли его поля въ пустоши? А когда поля запустѣютъ, то и самъ господинъ понесетъ убытки за сдѣланный имъ крестьянину ущербъ. Въ какой мѣрѣ кто сдѣлалъ зло, въ такой мѣрѣ оно и падаетъ на него. Дающій же облегченіе крестьянину воздѣлаетъ пустоши свои, распашетъ поля свои и всегда получитъ обильные плоды. Пахарь же, пользуясь облегченіемъ, окончитъ собственныя работы, исправно уплатитъ подати и охотно послужитъ обогащенію господина своего».

Владѣльцевъ преподобный Іосифъ умолялъ не быть злыми къ своимъ подчиненнымъ, подвластныхъ же училъ не быть нерадивыми по отношенію къ господамъ своимъ и платить имъ доброжелательствомъ за руководство и заботы. Онъ часто напоминалъ имъ слова Писанія: вся убо, елика аще хощете, да творятъ вамъ человѣцы, тако и вы творите имъ (Матѳ. 7, 12): дайте, и дастся вамъ: мѣру добру, наткану и потрясну и преливающуюся дадятъ на лоно ваше: тою бо мѣрою, еюже мѣрите, возмѣрится вамъ (Лук. 6, 38) [11]. Часто увѣщавалъ преподобный словами святителя Николая: «по страху не дѣлайте зла, не постигнетъ и васъ зло», или же говорилъ словами апостола, который повелѣваетъ добродѣтели прилѣжати, зла же удалятися.

Тѣ, которые съ любовью привязались къ преподобному Іосифу, къ сердцу приняли слова его, стали благословенны и богаты, и у многихъ пахарей умножились стога на гумнахъ и хлѣбъ въ амбарахъ. Сколько благодареній ради преподобнаго Іосифа вознеслось къ Богу! Для всей той страны Іосифъ былъ какъ бы сіяющее свѣтило. О немъ говорили, что рѣчи его дышатъ великою благодатію, пріятны для слуха и убѣдительны для воли; говорили, что ко всякому ищущему добродѣтели онъ бывалъ такъ благосклоненъ, что хотѣлось бы всегда находиться при немъ и наслаждаться его бесѣдою. Даже имя его произносили какъ нѣчто священное, и дивились, восхваляя жизнь его, какъ одного изъ великихъ преподобныхъ.

Вслѣдствіе сего многіе ревностно старались подражать житію его, оставляли блага міра сего и, всего отрекшись, приходили къ нему на постриженіе.

Въ 1484 году заложилъ преподобный каменную церковь, черезъ два года окончилъ ея построеніе и поручилъ расписать ее искуснѣйшимъ иконописцамъ Русской земли. Селъ у обители тогда еще не было. Князь Борисъ Васильевичъ, часто пріѣзжая ко всенощному бдѣнію и видя, что братія умножается и пребываетъ въ тяжелыхъ трудахъ, весьма удивлялся ихъ житію и великому воздержанію.

Видя скудость и недостатки во всемъ обиходѣ монастыря, далъ онъ обители Пречистой Богородицы село Очищево, княгиня же Іуліанія дала село Успенское.

Когда преставился благородный и милостивый, Христолюбивый и нищелюбивый князь Борисъ Васильевичъ, осталось у него два сына, которые видѣли, какъ отецъ ихъ любилъ обитель Пречистой Богородицы и игумена Іосифа. И вотъ больше отца своего стали они блюсти сію обитель, часто посѣщали ее и привозили все необходимое для братіи. Одинъ изъ сихъ князей, Іоаннъ, былъ сыномъ крестнымъ Іосифа, который принялъ его отъ святой купели. Вскорѣ послѣ смерти отца своего заболѣлъ сей князь Іоаннъ Борисовичъ. Когда онъ весьма разболѣлся, то велѣлъ отвезти себя въ обитель Пречистой Богородицы, къ отцу своему крестному, игумену Іосифу. Князь и бояре были въ великой скорби, и всѣ плакали, желая за него умереть, лишь бы онъ выздоровѣлъ: такъ онъ былъ любимъ всѣми отъ мала до велика. Да и какъ его не любить — былъ онъ государь и правитель, посѣщеніе больныхъ и утѣшеніе скорбнымъ, одѣяніе нагимъ, старымъ честь и привѣтъ молодымъ. Князя привезли въ обитель Пречистой Богородицы и отнесли въ келлію. Когда онъ изнемогъ и былъ уже безъ дыханія, князья, бояре и благородные юноши стали издавать вопли, нѣкоторые же изъ нихъ бились о землю. Услышавъ сіе смятеніе, сошлась вся братія монастыря. Пришелъ и игуменъ Іосифъ; онъ велѣлъ прекратить плачъ, и видя князя безъ дыханія, спросилъ, покаялся ли онъ и причастился ли. Узнавъ, что князь не покаялся и не причастился, святый Іосифъ весьма опечалился, вздыхая и проливая слезы. Затѣмъ, выславъ всѣхъ вонъ, кромѣ одного старца, преподобный помолился Господу Богу и Пречистой Его Матери — и тотчасъ князь очнулся, какъ бы отъ сна, сбросилъ одѣяло и сталъ громко звать отца Іосифа, прося прощенія во грѣхахъ. Услышавъ голосъ князя Іоанна, князья и бояре обратились отъ скорби къ радости. И сказалъ имъ преподобный Іосифъ:

— «Что вы смутились? Князь немного задремалъ; глядите: онъ живъ».

Они же, видѣвъ его ранѣе мертвымъ, изумились, и видя его снова живымъ, воздали славу Богу. И всѣ стали воздавать хвалу Іосифу, говоря:

— «Твоею молитвою ожилъ князь».

Но преподобный запретилъ имъ такъ говорить, исповѣдалъ князя и сподобилъ его причаститься животворящихъ Христовыхъ Таинъ. Князь же воздавъ славу Богу и Пречистой Его Матери, возрадовался духовною радостію и благодарилъ отца Іосифа, говоря ему:

— «Чѣмъ я тебѣ воздамъ, отче, помощникъ души моей, которую ты не допустилъ до погибели? Богъ тебѣ воздастъ за твои труды».

И приказалъ князь:

— «Если Богъ возьметъ душу мою, положите здѣсь мое грѣшное тѣло».

Монастырю же онъ велѣлъ дать село свое Спасское въ Рузскомъ уѣздѣ. Распорядившись всѣмъ и раздѣливъ свое имѣніе, князь предалъ съ миромъ Господу духъ свой. И положили его во святой церкви на правой сторонѣ.

Въ то время исконный начальникъ зла, врагъ и ненавистникъ рода христіанскаго, діаволъ навелъ жидовина Схарію на новгородскихъ христіанъ, и послѣ него стали распространять жидовскую ересь ученики его. И возвѣстилъ преподобному Іосифу о семъ злѣ архіепископъ новгородскій Геннадій [12]. Узнавъ о семъ, отецъ Іосифъ весьма опечалился и, ревнуя о православной вѣрѣ, сталъ помогать архіепископу наставленіемъ и писаніями. И вотъ стараніями архіепископа и преподобнаго Іосифа были созваны соборы святителей Русской земли [13] на обличеніе жидовствующихъ еретиковъ, кои обвинялись въ отверженіи христіанскихъ догматовъ и правилъ, въ безбожіи, отрицаніи истинности Божественныхъ книгъ и въ слѣдованіи бѣсовскимъ обычаямъ: звѣздочетству и волхвованію. Обвиняли ихъ также въ совращеніи многихъ христіанъ въ свою ересь.

Призванный для обличенія еретиковъ, преподобный Іосифъ возсіялъ въ священномъ собраніи словомъ и разумомъ и показалъ себя доблестнымъ подвижникомъ, опровергая нечестіе. Кромѣ этого, онъ написалъ противъ отступниковъ большую книгу, извѣстную подъ названіемъ «Просвѣтитель», которую епископы съ радостью одобрили, признавъ ее благочестивою. Вскорѣ затѣмъ преподобный еще два раза ѣздилъ въ Москву на соборы по вопросу о вторично вступающихъ въ бракъ вдовствующихъ священнослужителяхъ, и о пріемѣ въ вотчинное владѣніе отказываемыхъ монастырямъ селъ и деревень [14]. И на этихъ соборахъ преподобный показалъ глубокое познаніе въ правилахъ, установленныхъ Вселенскими соборами и святыми отцами Церкви. Высоко цѣня въ святомъ Іосифѣ глубокое пониманіе Священнаго Писанія, епископы часто обращались къ нему съ письмами, предлагая ему на разрѣшеніе свои дѣла. И онъ усердно исполнялъ сіи порученія и письменно сообщалъ свое мнѣніе святителямъ. Особенно любилъ его и часто совѣтовался съ нимъ владыка новгородскій Геннадій, хотя преподобный Іосифъ жилъ отъ него почти за пятьсотъ верстъ. Сей владыка такъ почиталъ Іосифа, что сдѣлалъ его намѣстникомъ своимъ надъ волоколамскими церквами, поручилъ ему церковныя дѣла и отчислилъ къ монастырю его доходы съ церквей города Волоколамска на все время своего епископства.

Въ одно время постигло Волоколамскую область Божіе наказаніе, или, лучше сказать, милость, такъ какъ Господь, праведныхъ любя и грѣшныхъ милуя, приводитъ ихъ различными путями на покаяніе: страну посѣтилъ великій голодъ. Многіе оставили свои домы и разошлись по другимъ городамъ, иные же пришли къ вратамъ обители преподобнаго Іосифа, вопія отъ голода. Привратники повѣдали о семъ преподобному. Тотъ призвалъ келаря и велѣлъ кормить пришедшихъ. А было ихъ семь тысячъ, кромѣ малыхъ дѣтей, среди которыхъ находились и недостигшіе трехлѣтняго возраста. Вскорѣ келарь пришелъ къ отцу Іосифу и сказалъ, что нѣтъ ржи, такъ что и братію нечѣмъ кормить. Тогда Іосифъ велѣлъ казначею купить ржи, но тотъ объявилъ, что нѣтъ денегъ. Преподобный приказалъ занять денегъ на рожь и кормить голодныхъ, ибо еще со времени основанія обители было его распоряженіе келарю и казначею, чтобы никто изъ посѣтителей не уходилъ изъ монастыря не накормленнымъ, хотя бы онъ жилъ неподалеку. Видя сіе, нѣкоторые изъ братіи стали роптать, говоря:

— «Какъ столько народа накормить? такое милосердіе безразсудно; игуменъ насъ уморитъ голодомъ, и ихъ не накормитъ».

Услышавъ ропотъ, преподобный отецъ сказалъ:

— «Писано, братіе, въ Божественномъ Писаніи, что всякому любящему Бога и чающему воздаянія будущихъ благъ подобаетъ радоватися съ радующимися и плакати съ плачущими (Римл. 12, 15). И нынѣ, братія, постигло нашу страну посѣщеніе Божіе, или, лучше сказать, милость, приводя заблудшихъ къ покаянію. Смотрите — весь этотъ народъ не различныхъ брашенъ, а лишь куска хлѣба желаетъ, ради этого они оставили домы свои и скитаются по чужимъ мѣстамъ съ женами и дѣтьми. Мы же, обѣщавшіе терпѣть всякую скорбь царствія ради небеснаго, нынѣ немилостивы къ несчастнымъ. Молю васъ, братіе, потерпимъ немного, а въ чемъ согрѣшили, покаемся, и Богъ не оставитъ насъ».

Слушая такія слова, братія почитали ихъ исходящими какъ бы отъ Бога, а не отъ человѣка, и каждый изъ нихъ придя въ свою келлію, со слезами молился Господу, чтобы укротилъ Онъ гнѣвъ Свой и призрѣлъ на нищихъ и алчущихъ.

Самъ же преподобный, видя нестерпимую скорбь, также молился съ слезами, чтобы Создатель призрѣлъ на созданіе Свое и явилъ милость Свою.

И вотъ, внезапно прибылъ въ обитель Пречистой Богородицы державный и милостивый великій князь Московскій Василій Іоанновичъ [15], съ великою вѣрою и любовію, и пожаловалъ братію многими брашнами, которыя привезъ съ собою. Узнавъ, что преподобный Іосифъ кормитъ столько народа, занимая для сего у другихъ и покупая, державный государь тотчасъ повелѣлъ изъ селъ своихъ привезти ржи и овса, сколько необходимо. И сказалъ онъ Іосифу:

— «Если сего не хватитъ, вели взять изъ села моего, сколько тебѣ нужно».

Узнавъ о семъ, стали присылать милостыню и удѣльные князья и другіе многіе христолюбцы. И милостію Бога и Пречистой Его Матери появилось изобиліе во всемъ. Лѣто случилось плодородное, и терпѣвшіе голодъ разошлись изъ монастыря и поселились въ своихъ прежнихъ домахъ, благодаря Бога и отца Іосифа.

Видя, что братія умножается, преподобный написалъ имъ уставъ о благочиніи церковномъ и монастырскомъ и о всѣхъ службахъ обители. Удрученный многими подвигами и склоняясь подъ бременемъ глубокой старости, преподобный Іосифъ озаботился, чтобы и послѣ его смерти сохранилось въ монастырѣ устроенное имъ благочиніе. Посему написалъ онъ Христолюбивому самодержцу всея Россіи Василію Іоанновичу посланіе, въ коемъ просилъ его взять монастырь Пречистой Богородицы на его, государево, попеченіе, не посылать въ обитель игумена изъ другого монастыря, не по мысли братіи, и слѣдить за вѣрностью иноковъ преданному ими уставу.

— «Уже, государь, съ одра встать не могу, — писалъ Іосифъ, — не могу и въ церковь дойти, нѣтъ у меня силъ управлять братіею ни тѣлесно, ни духовно».

Прочитавъ это посланіе, государь Василій Іоанновичъ былъ весьма имъ опечаленъ. Во исполненіе же завѣта преподобнаго сталъ онъ заботиться о монастырѣ какъ при жизни Іосифа, такъ и по его кончинѣ.

Немощь все болѣе и болѣе овладѣвала престарѣлымъ игуменомъ, и, наконецъ, онъ лишился зрѣнія подобно патріарху Исааку (Быт. 27, 1), но внутреннія очи его и тогда оставались по прежнему ясными. Такъ, случалось, прикажетъ онъ брату иноку прочесть что-нибудь изъ книги Божественнаго Писанія, инокъ же, по незнанію, нескоро находилъ въ книгѣ указанное для чтенія мѣсто; тогда преподобный Іосифъ повелѣвалъ подать ему книгу и, разогнувъ ее, сразу находилъ требуемое мѣсто.

Прозрѣвая близость отхожденія своего къ Господу, преподобный призвалъ къ себѣ старцевъ обители и сказалъ имъ:

— «Братія о Христѣ! Немощь мою вы и сами видите, преходятъ лѣта мои, и день склоняется къ вечеру, предвѣщая мнѣ смерть; посему изберите себѣ игумена, по совѣту своему и по обычаю монастырскому».

Братія же со слезами отвѣчали:

— «Господинъ, отецъ и пастырь нашъ, ты самъ вѣдаешь, кто достоинъ сего великаго дѣла».

Но преподобный настоялъ, чтобы они указали ему достойнаго, по избранію своему. И вотъ избрали они старца, любившаго нищету и пребывавшаго въ трудахъ, постѣ и молитвахъ, по имени Даніила. Преподобный благословилъ сіе избраніе и, призвавъ Даніила, завѣщалъ ему пещись о братіи тѣлесно и духовно и хранить обычаи монастыря. И по повелѣнію государя, Даніилъ поставленъ былъ во игумена митрополитомъ Варлаамомъ [16]. Преподобный часто призывалъ Даніила къ себѣ, училъ, какъ имѣть попеченіе о братіи, братіи же приказалъ обращаться за духовнымъ руководствомъ къ Даніилу. Затѣмъ преподобный Іосифъ самъ возложилъ на себя схиму, причастился святыхъ Христовыхъ Таинъ и не велѣлъ никого пускать къ себѣ, развѣ только по крайней необходимости. Чувствуя полное изнеможеніе, онъ еще разъ причастился Божественныхъ Таинъ. Братія ко всякой службѣ церковной носили его, полагая въ укромномъ мѣстѣ Храма, ибо онъ уже не могъ сидѣть. Въ 9-й день мѣсяца сентября, на память святыхъ праведныхъ Богоотецъ Іоакима и Анны, въ воскресенье, — послѣ келейной утрени, въ то самое время, когда вся братія, находившаяся въ церкви, воспѣвала исходную пѣснь «Святый Боже», — въ 4 часа утра преподобный Іосифъ перекрестилъ лице свое, вздохнулъ три раза, какъ бы исповѣдуя Святую Троицу, Отца и Сына и Святаго Духа, и отошелъ ко Господу [17]. Всѣхъ лѣтъ жизни преподобнаго Іосифа было 76, въ мірѣ пожилъ онъ 20 лѣтъ, въ иноческомъ послушаніи у преподобнаго Пафнутія — 18 лѣтъ, во игуменствѣ: въ Боровскомъ монастырѣ — 2 года, и въ обители Пречистой Богородицы — 36 лѣтъ.

На погребеніе почившаго подвижника прибылъ Пѣшношскій игуменъ Вассіанъ, дядя преподобнаго Іосифа, и похоронилъ его. Онъ утѣшалъ осиротѣлыхъ иноковъ, хотя и самъ не могъ удержаться отъ рыданій и слезъ. Оплакавъ достойно кончину преподобнаго, онъ обратился къ инокамъ съ словомъ утѣшенія и упованія, что преподобный Іосифъ не забудетъ ихъ въ своихъ молитвахъ.

— «Такъ какъ онъ — человѣкъ, — говорилъ Вассіанъ, — то необходимо было ему исполнить человѣческій долгъ — вкусить смерть и трудъ смѣнить покоемъ; ибо много потрудился преподобный Іосифъ и у отца Пафнутія и у отца Кирилла, и въ своей обители; подвизался на соборахъ среди епископовъ противъ вѣроотступниковъ, участвовалъ и въ другихъ дѣлахъ на пользу Церкви. Посему, отшедши къ Богу, онъ соберетъ плоды многихъ и долгихъ трудовъ своихъ; эти плоды — братскіе подвиги воспитанныхъ имъ иноковъ. Онъ не забудетъ своихъ учениковъ, но будетъ поминать ихъ, какъ любезныхъ дѣтей своихъ. Они же, подражая житію отца своего и, по исполненіи времени, отшедши къ нему, удостоятся вмѣстѣ съ нимъ милости Христа Бога нашего, Емуже подобаетъ всякая слава, честь и поклоненіе во вѣки вѣковъ».

Мѣстное празднованіе преподобному Іосифу установлено въ 1578 году и подтверждено въ 1589 году. Общецерковное празднованіе установлено 1 іюня 1591 года. Мощи преподобнаго почиваютъ подъ спудомъ въ соборной церкви его обители.

Примѣчанія:
[1] Нынѣ село Волоколамскаго уѣзда Московской губерніи, въ 18 верстахъ отъ города, а отъ Іосифова монастыря въ 22 верстахъ.
[2] Обитель, бывшая въ г. Волоколамскѣ.
[3] Саввинъ Тверской монастырь, въ 20 верстахъ отъ г. Твери, нынѣ село Саввино.
[4] Власьевскій въ г. Волоколамскѣ женскій монастырь разоренъ во времена самозванцевъ. Въ 1693 г. надъ гробомъ матери преп. Іосифа, схимонахини Маріи, построена каменная церковь, во имя святыхъ апостоловъ Петра и Павла. Нынѣ въ этой церкви, по древнему обычаю, 17-го іюля, въ день памяти преп. Марины, братіею Іосифова монастыря ежегодно совершается соборная паннихида по матери преподобнаго.
[5] 1 мая 1478 года.
[6] Разумѣется Іоаннъ III, княжившій съ 1462 по 1505 годъ.
[7] Геронтій занималъ митрополичью каѳедру съ 1473 по 1489 годъ.
[8] Монастырь этотъ при гор. Кирилловѣ Новгор. губ. основанъ преп. Кирилломъ, переселившимся въ Бѣлозерскую область въ 1397 г. и скончавшимся въ 1427 г. Память преп. Кирилла 9 іюня.
[9] Братъ Великаго князя Московскаго Іоанна III-го; былъ княземъ Волоколамскимъ съ 1462 года до самой своей смерти, послѣдовавшей 26 мая 1494 года. Погребенъ въ Московскомъ Архангельскомъ соборѣ.
[10] 6-го Іюня.
[11] «Мѣру добру наткану» и пр. по русски переводится «мѣрою доброю, утрясенною, отсыпаютъ вамъ въ лоно ваше».
[12] Геннадій — изъ архимандритовъ Чудовскаго Московскаго монастыря — былъ архіепископомъ Великаго Новгорода съ 1484 по 1504 годъ.
[13] 1490 и 1504 гг.
[14] 1503-1504 гг.
[15] Наслѣдовалъ Іоанну Васильевичу III, скончавшемуся въ 1505 г.; княжилъ до 1533 г.
[16] Варлаамъ занималъ митрополичью каѳедру съ 1511 по 1521 годъ. Послѣ него, съ 1521 по 1539 годъ Московскимъ митрополитомъ былъ Даніилъ — игуменъ Іосифова Волоколамскаго монастыря.
[17] Преподобный Іосифъ преставился въ 1515 году.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга дополнительная, первая: Мѣсяцы Сентябрь-Декабрь. — М.: Синодальная Типографія, 1908. — С. 45-61.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0