Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 23 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 25.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Мѣсяцъ Сентябрь.
День девятый.

Страданіе святаго мученика Севиріана.

Въ царствованіе злочестиваго царя Ликинія [1], въ то время, какъ Агриколаемъ, правителемъ Севастіи [2], были взяты и посажены въ темницу сорокъ святыхъ мучениковъ, — въ области той жилъ нѣкій мужъ, по имени Севиріанъ, знатнаго рода по происхожденію.

Севиріанъ былъ христіаниномъ. Часто посѣщая въ темницѣ сорокъ мучениковъ, онъ укрѣплялъ ихъ къ страдальческому подвигу за имя Христово; и они такъ возгорѣлись любовію къ своему Господу, что даже холодное Севастійское озеро не могло угасить въ нихъ сей божественной любви; вставши, по повелѣнію беззаконнаго правителя, въ воды озера, они единодушно исповѣдывали предъ своимъ мучителемъ имя Іисуса Христа и здѣсь скончались мученическою смертію [3].

Послѣ страданія Севастійскихъ мучениковъ, — когда на мѣсто Агриколая, тѣмъ же нечестивымъ царемъ Ликиніемъ, назначенъ былъ Лисій, человѣкъ лютый и жестокій, какъ дикій звѣрь истреблявшій вѣрующихъ и проливавшій христіанскую кровь, — настало время и святому Севиріану выступить на тотъ же подвигъ и на ту же борьбу, къ какимъ онъ и другихъ возбуждалъ своимъ словомъ.

Къ правителю области явились клеветники и стали говорить ему:

— «Честь великихъ боговъ нашихъ умаляется въ семъ городѣ чрезъ Севиріана: онъ не только самъ не чтитъ и не поклоняется имъ, но и многимъ другимъ совѣтуетъ безчестить и уничижать ихъ. Вѣруя самъ въ Распятаго, онъ и другихъ учитъ той-же вѣрѣ, и уже не мало людей отторглось вслѣдъ за нимъ, такъ что если ты не погубишъ его, — то скоро весь городъ послѣдуетъ его вѣрѣ: — и разгнѣваются боги на нашъ городъ и оставятъ его своею милостію, да и царь, когда услышитъ объ этомъ, не пощадитъ насъ».

Выслушавъ сіе, правитель Лисій послалъ своихъ слугъ схватить Севиріана и привести его къ себѣ. Воинъ же Христовъ, не дожидаясь посланныхъ, пока они придутъ и возьмутъ его, предваривъ ихъ приходъ, пошелъ самъ и, представъ предъ Лисіемъ, мужественно и дерзновенно говорилъ ему:

— «Или недостаточно тебѣ, правитель, одной только твоей погибели, что ты хочешь и наши души погубить и, какъ нѣкое пріобрѣтеніе, предать ихъ во власть бѣсовъ? Но знай, что ты имѣешь дѣло съ людьми мужественными, а не малодушными и боязливыми, ибо мнѣ, какъ говоритъ мой божественный учитель Павелъ, еже жити — Христосъ, и еже умрети — пріобрѣтеніе есть (Флп. 1, 21).

Правитель Лисій, выслушавъ эти слова, немного помолчалъ; а потомъ, взглянувъ на стоявшихъ предъ нимъ слугъ и указавъ рукою на Севиріана, сказалъ имъ съ яростію:

— «Возьмите и бейте его суровыми жилами, — пусть онъ научится, съ какимъ смиреніемъ нужно говорить съ правителемъ».

Когда святаго стали мучить, онъ радовался, что сподобился пострадать за Христа, и воспѣвалъ псаломскія слова, которыя были ему какъ-бы отрадою въ его страданіяхъ:

Не хребтѣ моемъ дѣлаша грѣшницы, продолжиша беззаконіе свое (Псал. 128, 3).

Мучитель, видя, что слуги его уже утомились, а на лицѣ мученика — та же просвѣтленность и мужество, велѣлъ перестать его бить, а затѣмъ, обратившись къ нему, сказалъ:

— «Вотъ, теперь ты по ранамъ своимъ можешь познать, что Христосъ твой не приноситъ тебѣ ни радости, ни благополучія въ жизни».

Мученикъ отвѣчалъ:

— «Если бы твои душевныя очи не были помрачены тьмою безбожія, тогда бы я могъ открыть тебѣ, сколь много благъ мои страданія исхадатайствуютъ мнѣ у Христа. Но теперь, при твоемъ нечестіи, чего я могу достигнуть, какъ-бы зажигая свѣчу предъ слѣпымъ и воспѣвая пѣснь предъ глухимъ? О, судія! если бы ты не былъ такъ слѣпъ и глухъ, ты бы позналъ благодать Христову и ту силу, которая укрѣпляетъ меня».

Сіи и многія другія слова святаго мученика привели правителя еще въ большій гнѣвъ. Повѣсивъ мученика на деревѣ, онъ велѣлъ строгать тѣло его желѣзными когтями. Святый же Севиріанъ, среди своихъ лютыхъ страданій, такъ молился Богу:

— «Іисусе Христе! Ты, нѣкогда повѣшанный на крестѣ, низложившій гордыню вражію и даже до-нынѣ прославляемый за всѣ Свои дивныя дѣла, пріиди и помоги мнѣ и сокруши силу всезлобнаго мучителя, растерзанные члены мои исцѣли и дай мнѣ доблестно совершить подвигъ мученическій!»

И перемѣнялись слуги, мучившіе святаго; наконецъ, долго промучивъ его, повели, по приказанію правителя, въ темницу. Идя къ темницѣ, святый мученикъ показалъ себя краснорѣчивымъ ораторомъ и, какъ-бы не чувствуя своихъ страданій, хвалился подъятыми за Христа ранами. Когда шелъ онъ среди города, то, указывая на свои язвы, со свѣтлымъ лицомъ, сладостными устами такъ говорилъ, обращаясь ко множеству смотрѣвшаго на него народа:

— «О, люди, посмотрите на меня и уразумѣйте, въ какомъ блаженствѣ я сегодня нахожусь! Вы, я думаю, считаете меня теперь самымъ несчастнымъ и бѣднѣйшимъ человѣкомъ, такъ какъ я лишился не только временной своей чести и богатства, но даже и самаго здоровья. А между тѣмъ я нынѣ счастливѣе всѣхъ васъ. Ибо раны мои, пріятыя за имя Христа, дороже для меня всякой земной радости; кровь, пролитая мною, и обагреніе ею драгоцѣннѣе царской багряницы; самое же страданіе за моего Господа несравненно пріятнѣе для меня всѣхъ вашихъ земныхъ утѣхъ, которыя вы такъ любите. А высокій санъ мой и богатство — что они были, какъ не суета и прахъ и прелесть міра сего, которыя я оттрясаю, какъ грязь отъ ногъ своихъ, восходя въ высшее мученическое достоинство и пріемля богатство неоскудѣваемое? Для меня именоваться мученикомъ — славнѣе всякаго царскаго сана, лишеніе же богатства ради Христа — драгоцѣннѣе сокровищъ всѣхъ царей земныхъ. Да и самое здоровье, крѣпость и красота, которыми я прежде обладалъ, что есть иное, какъ не болѣзнь, слабость и безобразіе? Если бы члены моего тѣла не были нынѣ уязвляемы за Христа, и не обагрялись кровію, то они не были бы моими членами, но были бы только узами и темницею для моей души; а теперь, когда они терзаются за Христа, они по истинѣ суть мои уды. Нынѣ, когда плоть моя умерщвляется, она здорова и крѣпка: со мною красота моя, даже и теперь, — когда я не имѣю человѣческаго вида и представляю какъ-бы единую язву, ибо и Христосъ былъ уязвляемъ съ главы до ногъ. Нынѣ радуюся во страданіихъ моихъ, яко исполняю лишеніе скорбей Христовыхъ во плоти моей (Кол. 1, 24) [4]. Вы же, взирая на мои раны, помышляйте о воздаяніи за нихъ: ни умомъ постигнуть, ни словомъ высказать нельзя тѣхъ благъ, кои Царь безсмертный и нынѣ даетъ страждущимъ за Него, и на небѣ уготовляетъ имъ для вѣчнаго блаженства. Уже одно то, чтобы страдать за Христа, есть наслажденіе, а умереть за Него еще вожделѣннѣе. О, други! Если здѣсь есть кто изъ нашихъ, если кто изъ вѣрныхъ рабовъ Христовыхъ находится среди сего народа невѣрнаго, то, взирая на меня, какъ я страдаю, укрѣпляйте свое сердце, мужайтесь и будьте неустрашимы. Да не отторгнетъ васъ отъ пресладкаго имени Іисуса Христа ни единая мука: да не устрашитъ васъ ни сѣченіе мечей, ни разжженіе печей, ни ярость звѣрей! Да не прельститъ васъ ни ласканіе мучителя, ни обѣщаніе имъ даровъ и сановъ. Все это поперите ногами, какъ соръ, чтобы воцариться со Христомъ».

Въ то время, какъ Севиріанъ говорилъ такъ, за нимъ слѣдовало много народа. Слушая его, народъ проводилъ святаго мученика до самой темницы. Вверженный въ нее, воинъ Христовъ ликовалъ, какъ въ свѣтломъ чертогѣ, и лобызалъ то мѣсто, гдѣ заключены были сорокъ святыхъ мучениковъ, къ которымъ онъ прежде часто приходилъ бесѣдовать. Въ темницѣ онъ пробылъ пять дней, а потомъ снова былъ приведенъ на судъ.

Лисій на судѣ, подобно волку въ овечьей шкурѣ, сталъ какъ-бы соболѣзновать святому и началъ ему лукаво говорить:

— «Видятъ всѣ боги, Севиріанъ, какъ я жалѣю тебя, и весьма удивляюсь, какъ ты, человѣкъ такой видный, благообразный и почтенный, самовольно лишаешься сего радостнаго міра. Я похвалилъ бы твою крѣпость и мужество, — но только если бы ты направилъ ихъ противъ враговъ; а бороться съ желѣзомъ и огнемъ, со звѣрями и камнями и такъ губить себя есть поистинѣ дѣло безумное. И вотъ, сила твоя уже сокрушена и тѣло разтерзано».

Говоря такъ, беззаконный мучитель хотѣлъ лукавствомъ прельстить истиннаго раба Христова, но тотъ мужественно отвѣчалъ:

— «Не щади тѣла моего, покрытаго ранами, но увеличь еще болѣе мои страданія. Не только бей меня и строгай мое тѣло, но и метай на меня камни, жги огнемъ и дѣлай все, что только хочешь и можешь. Ты никогда не отвратишь меня отъ моего Господа. Скорѣе ты утомишься, терзая меня, нежели я, страдая за имя Христово».

Тогда мучитель, оставивъ лукавство, предался обычной своей ярости и повелѣлъ бить святаго Севиріана въ уста камнями, приговаривая при этомъ:

— «Не носи имени Христа на языкѣ твоемъ и не докучай ушамъ правителей воспоминаніемъ сего имени».

Святый мученикь устами, — уже разбитыми отъ ударовъ, — отвѣчалъ мучителю:

— «Несчастный, если ты устроилъ въ душѣ твоей жилище для бѣсовъ, то, конечно, и слухъ твой уже не можетъ сносить имени Христа».

Лисій повелѣлъ снова повѣсить мученика на деревѣ и строгать его желѣзными когтями. Севиріанъ, жестоко мучимый, произнесъ:

— «Одну только язву я считаю жестокою — ту, которая отлучаетъ отъ Христа: всѣ же сіи раны для меня скорѣе — наслажденіе, чѣмъ страданіе, такъ какъ, отрѣшая меня отъ всего земного, онѣ соединяютъ меня со Христомъ».

И сказалъ ему снова правитель:

— «Севиріанъ, принеси жертву богамъ, и ты освободишься отъ муки».

На это воинъ Христовъ ничего не отвѣчалъ ему; онъ только тихо сказалъ:

Недостойны страсти нынѣшняго времене къ хотящей славѣ явитися въ насъ (Рим. 8, 18).

Лисій, считая оскорбленіемъ для себя то, что мученикъ ничего не отвѣтилъ на его слова, изобрѣлъ для него новое мученіе: снявши святаго съ дерева, повели его къ городской стѣнѣ и, привязавъ тяжелые камни — одинъ на шею, а другой на ноги, а тѣло, опоясавъ веревкою, свѣсили его высоко со стѣны.

Такъ вися, святый предалъ свою праведную душу въ руки Подвигоположника — Христа Господа своего [5]. Нѣкоторые изъ христіанъ, снявши ночью со стѣны его честное тѣло, понесли къ мѣсту прежняго жительства мученика. Когда они, неся его благоговѣйно съ пѣніемъ псалмовъ, приближались къ тому селенію, гдѣ былъ домъ Севиріана, всѣ почти жители вышли къ срѣтенію святыхъ мощей: старые и юные — всѣ одинаково спѣшили, перегоняя другъ друга и этимъ самымъ стараясь какъ-бы предвосхитить благословеніе отъ многострадальнаго угодника Божія. Только жена одного изъ рабовъ Севиріана осталась дома, плача надъ тѣломъ своего мужа: онъ только что умеръ и лежалъ еще дома непогребеннымъ. И рыдала она надъ нимъ, говоря ему, какъ живому:

— «Вотъ, господинъ нашъ приближается къ дому, и всѣ вышли встрѣчать его, одинъ только ты не вышелъ, да и я изъ-за тебя. Итакъ, встань на встрѣчу господину своему».

Только что она проговорила это, мертвый тотчасъ всталъ какъ-бы отъ сна, пошелъ на встрѣчу къ несущимъ святыя мощи и, припавши къ нимъ, съ радостію лобызалъ тѣло господина своего. Люди же всѣ, видя, что умершій, съ принесеніемъ святаго тѣла въ ихъ селеніе, воскресъ, пораженные симъ чудомъ, прославили Господа и стали еще съ большимъ усердіемъ лобызать честныя мощи.

Относительно погребенія тѣла святаго мученика у жителей того селенія возникло несогласіе: одни хотѣли похоронить его на одномъ мѣстѣ, другіе на иномъ. На мощахъ Севиріана лежалъ вѣнокъ, сплетенный изъ красивыхъ цвѣтовъ; вдругъ, — неизвѣстно откуда — появился орелъ и схватилъ этотъ вѣнокъ; отлетѣвъ немного, орелъ снова опустился на землю. Всѣ, видѣвшіе это, пошли по полету орла, и, когда подошли къ нему, онъ медленно полетѣлъ далѣе съ вѣнкомъ; народъ тоже пошелъ за нимъ. И такимъ образомъ орелъ довелъ благочестивыхъ жителей до ближайшей пустыни, и здѣсь, сѣвъ на одну высокую, красивую гору и положивъ на ней вѣнокъ, скрылся съ глазъ. Народъ, найдя вѣнокъ мученика на горѣ, рѣшилъ, что Господь благоволилъ на ней упокоить святое тѣло Севиріана, и, взявши мощи, съ подобающею честію погребли на той горѣ; и совершались при гробѣ мученика Христова многія исцѣленія [6].

Вышеупомянутый же рабъ, воскресшій при перенесеніи святыхъ мощей Севиріана, прожилъ еще пятнадцать лѣтъ, постоянно находясь при гробницѣ своего господина.

За все сіе да будетъ слава Богу, въ Троицѣ Единому: Отцу и Сыну и Святому Духу, нынѣ, и присно и во вѣки вѣковъ! Аминь.

Примѣчанія:
[1] Императоръ Ликиній, соправитель Константина Великаго въ 311-324 г. по Р. Хр.
[2] Севастія — городъ въ Арменіи.
[3] Мученики Севастійскіе пострадали въ 320 году. Память ихъ 9-го марта. Въ житіи ихъ повѣствуется, что они за непреклонное исповѣданіе вѣры были мучимы, затѣмъ осуждены были пробыть ночь въ озерѣ, покрывшемся льдомъ, при сѣверномъ пронзительномъ вѣтрѣ, и на другой день послѣ новыхъ тяжкихъ мученій сожжены.
[4] Смыслъ выраженія тотъ, что св. мученикъ, подобно ап. Павлу, чувствуя еще въ своей плоти недостатокъ страданій и скорбей, какія перенесъ Христосъ, ищетъ случая восполнить оный, и радуется, что нашелъ такой случай въ страданіяхъ за исповѣданіе имени Христова.
[5] Мученическая кончина св. Севиріана послѣдовала въ 320 году, въ одно гоненіе съ 40 мучениками Севастійскими, но только спустя полгода.
[6] Перенесеніе св. мощей мученика послѣдовало чрезъ 15 лѣтъ по его кончинѣ.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга первая: Мѣсяцъ Сентябрь. —Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1903. — С. 192-198.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0