Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - суббота, 29 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Мѣсяцъ Сентябрь.
День седьмой.

Житіе святаго отца нашего Іоанна, архіепископа Новгородскаго.

Новый чудотворецъ россійскій, святый Іоаннъ родился въ Новгородѣ Великомъ. Родители его — Николай и Христина — были люди благочестивые. Посему какъ онъ, такъ и братъ его Гавріилъ оба были воспитаны въ страхѣ Божіемъ. Съ малаго возраста святый Іоаннъ посвятилъ себя Богу и велъ добродѣтельную жизнь; когда же онъ достигъ совершеннолѣтія, то былъ рукоположенъ въ пресвитера къ церкви священномученика Власія. Новопоставленный іерей еще съ большимъ усердіемъ сталъ служить Господу, неукоснительно и строго соблюдая всѣ заповѣди Божіи. Между тѣмъ родители святаго Іоанна умерли. И прежде онъ любилъ безмолвную тихую жизнь, даже намѣревался принять иноческое постриженіе; теперь же, посовѣтовавшись съ братомъ своимъ Гавріиломъ, онъ рѣшилъ создать новый монастырь на средства, оставленныя родителями. Сначала они построили деревянную церковь во имя Пречистой Богоматери въ память преславнаго Ея Благовѣщенія и основали монастырь; потомъ замыслили они воздвигнуть и каменную церковь. Съ нетерпѣніемъ начали братья приводить въ исполненіе свое благое намѣреніе, стали со тщаніемъ строить каменную церковь и уже довели ее до половины, но вынуждены были остановиться: средства ихъ истощились. Сильно опечалились этимъ блаженный Іоаннъ и братъ его Гавріилъ и велико было ихъ огорченіе. Но питая твердую вѣру и великое усердіе къ Пречистой Богородицѣ, они обратились съ молитвою къ сей скорой помощницѣ и утѣшительницѣ всѣхъ, въ скорби находящихся:

— «Владычица наша! — молились братья, — Ты знаешь нашу вѣру и любовь къ Сыну Твоему и Богу нашему; Ты видишь наше усердіе, съ коимъ мы обращаемся къ Тебѣ, Госпожѣ нашей; молимъ Тебя, помоги намъ достроить сей храмъ; всю надежду нашу мы возлагаемъ на Тебя, Богоматерь, не оставь насъ рабовъ Твоихъ; Владычице, мы начали строить сей храмъ, но кончить его сооруженіе безъ Твоей помощи не можемъ».

Такъ молились они Богородицѣ и изливали предъ Ней свое горе. Ихъ усердная молитва была услышана. Царица Небесная явилась имъ въ сонномъ видѣніи и сказала:

— «Для чего вы, возлюбленные Мною рабы Божіи, впадаете въ такую печаль и предаетесь такому сѣтованію о томъ, что созданіе храма замедлилось? Не оставлю Я моленія вашего, ибо вижу вашу вѣру и любовь: въ скоромъ времени у васъ будетъ все необходимое для сооруженія храма и даже останется излишекъ; только не оставляйте благаго дѣла и не охладѣвайте въ вѣрѣ».

Видѣніе сіе придало братьямъ силы и бодрости. Послѣ утрени они разсказали друтъ другу о томъ, что видѣли, и надежда ихъ окрѣпла еще болѣе. По Божію смотрѣнію, они въ тотъ же день раннимъ утромъ вышли изъ монастыря, и вдругъ видятъ предъ воротами монастырскими красиваго коня: на немъ была надѣта узда, обложенная золотомъ; золотомъ же было оковано и сѣдло. Конь стоялъ тихо и неподвижно, всадника же на немъ не было. Дивясь красотѣ и богатому убранству коня, братья долго ждали, не придетъ ли его хозяинъ. Но никто не появлялся, а конь все неподвижно стоялъ на томъ же самомъ мѣстѣ. Тогда они подошли къ нему ближе и увидѣли, что по обоимъ сторонамъ сѣдла висятъ два туго набитые мѣшка. Уразумѣвъ, что сіе ниспослано имъ свыше, они сняли съ коня мѣшки, и тотчасъ конь сталъ невидимъ. Братья развязали мѣшки и нашли въ одномъ до самаго верха золото, другой же былъ наполненъ серебромъ. Удивившись такому попеченію о нихъ Божію и Пресвятой Владычицы, они стали возсылать горячія благодарственныя молитвы. Скоро, съ Божіею помощію, окончили они церковь и благолѣпно ее украсили; затѣмъ купили они много селъ, для содержанія монастыря, и, несмотря на то, у нихъ осталось еще не мало денегъ, которыя они и отдали игумену и братіи. Въ семъ монастырѣ и сами они приняли иноческое постриженіе, причемъ Іоаннъ былъ нареченъ Иліею, а Гавріилъ — Григоріемъ. Богоугодно проходила жизнь ихъ въ постѣ и молитвахъ, исполненная иноческихъ трудовъ и подвиговъ.

Когда скончался святый архіепископъ Новгородскій Аркадій, блаженный Илія былъ вызванъ изъ монастыря и, противъ воли, возведенъ на архіепископскій престолъ. Считая себя недостойнымъ такого сана, Илія отрекался отъ него, но руководимые Самимъ Богомъ князь съ мірскими и духовными начальниками и всѣ граждане Новгородскіе единогласно избрали Илію на архипастырство: ибо онъ былъ угоденъ Богу и людямъ. Усердными мольбами и просьбами всѣ убѣждали смиреннаго инока вступить на престолъ архіепископскій, всѣ требовали сего. Наконецъ, противъ своего желанія, онъ повиновался волѣ гражданъ и рукоположенъ былъ въ архіепископа Новгородскаго святѣйшимъ Іоанномъ, Кіевскимъ и всея Россіи митрополитомъ. Онъ вѣрно пасъ стадо Христовыхъ овецъ, живя въ святости и праведности [1]. Во время его архіепископства князь Суздальскій Андрей соединился со многими другими князьями земли Русской, въ числѣ семидесяти двухъ, противъ Новгорода Великаго, задумавъ разорить его, а своихъ единокровныхъ и единовѣрныхъ братій плѣнить и предать смерти. Рати непріятельскія пришли къ городу и, расположившись вокругъ, въ теченіи трехъ дней сильно тѣснили его. Граждане, увидѣвъ большое число осаждавшихъ, упали духомъ; силы ихъ истощались, сильно скорбѣли и смущались они, ни откуда не видя помощи, — только у Бога просили милости и надѣялись на молитвы своего святого архіерея. Какъ истинно добрый пастырь, видя приблизившихся волковъ, готовыхъ расхитить его стадо, Илія сталъ на стражѣ, неусыпающимъ окомъ взирая къ Богу и святыми молитвами своими, какъ стѣнами, защищая городъ. Когда въ третью ночь онъ, по своему обычаю, стоялъ на молитвѣ предъ иконою Господа Іисуса Христа и со слезами просилъ Владыку объ избавленіи города, то услышалъ голосъ, говорящій ему:

— «Иди въ церковь Господа Іисуса Христа, что на Ильинской улицѣ, возьми образъ Пречистой Богородицы и вынеси его на городскія стѣны противъ враговъ; тогда увидишь спасеніе городу».

Услышавъ сіи слова, Илія исполнился неизреченной радости и провелъ всю ту ночь безъ сна; утромъ же онъ созвалъ всѣхъ и разсказалъ о случившемся. Слыша то, люди прославляли Бога и Пречистую Его Богоматерь и, какъ бы получивъ нѣкоторую помощь, воспрянули духомъ; архіепископъ же послалъ своего протодіакона съ клиромъ, приказавъ имъ принести къ себѣ честную ту икону, а самь съ освященнымъ соборомъ началъ совершать молебное пѣніе въ великой церкви во имя Софіи — Божіей Премудрости. Посланные, дойдя до церкви Спасовой, гдѣ находилась чудотворная икона Пресвятой Богородицы, сперва, по обычаю, поклонились Ей, потомъ хотѣли взять образъ, но не смогли даже и съ мѣста сдвинуть его; сколько разъ они ни пытались поднять икону, все-таки это имъ не удавалось. Тогда они возвратились къ архіепископу и повѣдали ему о томъ чудесномъ явленіи. Взявъ всѣхъ съ собою, архіепископъ отправился въ Спасову церковь; придя туда, онъ палъ на колѣни предъ иконою Владычицы и молился такъ:

— «О премилостивая Госпоже, Дѣво Богородще, Ты — упованіе, надежда и заступница нашему городу, Ты — стѣна, покровъ и прибѣжище всѣхъ христіанъ, посему и мы грѣшные надѣемся на Тебя; молись, Госпоже, Сыну Твоему и Богу нашему за городъ нашъ, не предай насъ въ руки враговъ за грѣхи наши, но услыши плачъ и воздыханіе людей Твоихъ, пощади насъ, какъ нѣкогда пощадилъ Ниневитянъ Сынъ Твой за ихъ покаяніе, яви и на насъ Свою милость, Владычице».

Окончивъ молитву, святитель началъ молебенъ, — и когда клирики воспѣли кондакъ: «Предстательство христіанъ непостыдное», внезапно честная икона Пречистой Богородицы двинулась сама собою. Весь народъ, видя такое поразительное чудо, единогласно воскликнулъ: «Господи, помилуй!» А святѣйшій архіепископъ, взявъ въ руки честную икону и, благоговѣйно облобызавъ ее, отправился съ народомъ, совершая молебное пѣніе, поднялъ икону на городскую стѣну и поставилъ ее противъ враговъ. Въ то время непріятели стали все сильнѣе тѣснить городъ, пуская на него тучу стрѣлъ. И вотъ, Пресвятая Богородица отвратила ликъ Свой отъ непріятелей и простерла взоры на городъ, что было явнымъ знакомъ великаго милосердія Владычицы, являемаго людямъ, бѣдствующимъ въ осадѣ. Архіепископъ, взглянувъ на святую икону, увидѣлъ на очахъ Богоматери слезы; взявъ свою фелонь, онъ сталъ собирать въ нее каплющія съ иконы слезы, возгласивъ:

— «О, преславное чудо — отъ дерева сухаго истекаютъ слезы! Симъ Ты, Царице, даешь намъ знаменіе, что со слезами молишься Сыну Твоему и Богу нашему объ избавленіи города».

И весь народъ, видя Пресвятую Богородицу, проливающую слезы, возопилъ къ Богу съ рыданіемъ и сердечнымъ умиленіемъ. Внезапно на непріятелей напалъ страхъ, тьма покрыла ихъ, гнѣвъ Божій привелъ ихъ въ смятеніе, и они начали убивать другъ друга. Замѣтивъ смятеніе враговъ, жители Новгорода отворили городскія ворота и съ оружіемъ въ рукахъ устремились на противниковъ; однихъ изъ нихъ они посѣкли мечами, другихъ живыми взяли въ плѣнъ, и такъ, съ помощію Пресвятой Богородицы, побѣдили всѣ полки вражескіе. Съ этого времени святитель Божій Илія установилъ въ великомъ Новгородѣ торжественный праздникъ предивнаго Знаменія Пресвятой Богородицы и назвалъ день тотъ днемъ избавленія и днемъ наказанія, ибо, по молитвамъ Пресвятой Богородицы, Богъ послалъ избавленіе гражданамъ и наказаніе тѣмъ, которые дерзновенно возстали на своихъ единоплеменныхъ и единовѣрныхъ братьевъ и произвели междоусобную брань. Съ того времени Новгородъ Великій, управляемый своимъ добрымъ пастыремъ, пользовался полнымъ миромъ и глубокой тишиной. Занимая въ теченіе нѣсколькихъ лѣтъ архіепископскій престолъ, блаженный Илія, въ ревностной заботѣ о большемъ прославленіи святаго имени Божія, построилъ прекрасныя церкви; число всѣхъ воздвигнутыхъ имъ храмовъ простиралось до семи.

Первая церковь, которую онъ создалъ еще до своего постриженія въ иноки, была въ честь Благовѣщенія Пресвятой Богородицы; вторая, въ память Богоявленія Господня, была построена уже во время его святительства; третья — во имя святаго пророка Иліи, четвертая — преподобнаго Ѳеодора, игумена Студійскаго; пятая — святыхъ трехъ отроковъ Ананіи, Азаріи, Мисаила и святаго пророка Даніила; шестая — святаго праведнаго Лазаря четверодневнаго; седьмая была посвящена святому чудотворцу Николаю.

Воздвигая церкви, Илія прославился и своею благочестивою жизнію: онъ былъ весьма милостивъ ко всѣмъ, отличался необычайной кротостію и нелицемѣрной любовью; былъ онъ какъ-бы солнцемъ въ Церкви Христовой, разливая свѣтъ добрыми своими дѣлами, прогоняя мракъ злодѣянія и сокрушая главу князя тьмы — діавола, который всегда питаетъ вражду и завидуетъ спасенію человѣковъ; имѣлъ также святый Илія такую власть надъ нечистыми духами, что своимъ словомъ могъ связывать ихъ, о чемъ свидѣтельствуетъ слѣдующая дивная повѣсть.

Однажды святитель, по своему обыкновенію, въ полночь стоялъ въ своей келліи на молитвѣ. Бѣсъ, желая устрашить святаго, вошелъ въ рукомойникъ, который висѣлъ въ его келліи и, возмущая воду, сталъ производить шумъ. Святитель, понявъ, что сіе — дѣло діавола, подошелъ къ сосуду, осѣнилъ его крестнымъ знаменіемъ, и запрещеніемъ своимъ такъ связалъ бѣса въ умывальникѣ, что тотъ томился тамъ долгое время, не будучи въ состояніи выйти оттуда; наконецъ, не вынося болѣе муки, такъ какъ сила крестнаго знаменія палила его, бѣсъ началъ вопить человѣческимъ голосомъ:

— «О горе мнѣ! сила креста жжетъ меня, не могу болѣе терпѣть такого страданія, отпусти меня скорѣе, святый угодникъ Божій».

Илія же спросилъ:

— «Кто ты и какъ вошелъ сюда?»

Діаволъ отвѣчалъ:

— «Я — лукавый бѣсъ и пришелъ смутить тебя, ибо я думалъ, что ты, какъ человѣкъ, устрашишься и перестанешь молиться; но ты заключилъ меня въ этомъ сосудѣ, и теперь я сильно мучаюсь. Горе мнѣ, что я прельстился и вошелъ сюда. Пусти меня, рабъ Божій; отнынѣ никогда не буду я приходить сюда».

Такъ бѣсъ вопилъ долгое время.

Наконецъ святитель сказалъ:

— «За твою безстыдную дерзость повелѣваю тебѣ сею ночью отнести меня въ Іерусалимъ и поставить у храма, гдѣ находится Гробъ Господень; изъ Іерусалима тотчасъ-же ты долженъ обратно перенести меня сюда въ мою келлію въ ту же самую ночь, и тогда я отпущу тебя».

Бѣсъ всячески обѣщался исполнить волю святаго, лишь бы только блаженный выпустилъ его изъ сосуда. Святитель выпустилъ его со словами:

— «Превратись въ осѣдланнаго коня и стань передъ келліею моею».

Подобно тьмѣ вышелъ бѣсъ изъ сосуда и обратился, по повелѣнію святителя, въ коня. Блаженный Илія, выйдя изъ келліи, сѣлъ на бѣса, и въ ту же ночь очутился въ святомъ городѣ Іерусалимѣ, близъ храма святаго Воскресенія, гдѣ находился Гробъ Господень. Здѣсь угодникъ Божій запретилъ бѣсу отходить отъ того мѣста; и бѣсъ стоялъ, словно прикованный, не имѣя силы сдвинуться съ мѣста, до тѣхъ поръ, пока Илія не совершилъ поклоненія Гробу Господню и честному древу святаго Креста. Подойдя къ храму, святитель преклонилъ колѣна предъ дверями и сталъ молиться; вдругъ запертыя двери отверзлись сами собою, а у Гроба Господня зажглись свѣчи и лампады. Архіепископъ, вознося Богу благодарственныя молитвы и проливая слезы, поклонился Гробу Господню и благоговѣйно облобызалъ его; также поклонился онъ и животворящему Древу, всѣмъ святымъ иконамъ и мѣстамъ. Исполнивъ свое желаніе, онъ вышелъ изъ храма, и снова двери церковныя затворились сами собой; бѣсъ же стоялъ на томъ мѣстѣ, гдѣ ему было повелѣно, въ видѣ осѣдланной лошади; сѣвъ на него, Іоаннъ опять въ ту же ночь прибылъ въ Новгородъ Великій и очутился въ своей келліи. Уходя отъ святителя, бѣсъ умолялъ его не говорить никому, какъ онъ служилъ ему, какъ былъ связанъ клятвой, какъ повиновался онъ, словно плѣнникъ.

— «Если же ты разскажешь кому-либо, — прибавилъ нечистый духъ, — какъ ты ѣздилъ на мнѣ, то не перестану я строить противъ тебя козни и наведу на тебя сильное искушеніе».

Такъ грозилъ бѣсъ, а святитель осѣнилъ себя крестнымъ знаменіемъ, и тотчасъ исчезъ отъ него бѣсъ, словно дымъ.

Въ одно время святый Іоаннъ велъ духовную бесѣду съ честными мужами: съ игуменами, священниками и благочестивыми гражданами; онъ разсказывалъ житія святыхъ, говорилъ много о душеполезныхъ подвигахъ и, между прочимъ, сообщилъ и то, что съ нимъ было, — а именно о своей поѣздкѣ въ Іерусалимъ; разсказывая же, онъ не называлъ самого себя, а какъ будто говорилъ о комъ-либо другомъ.

— «Я, — сказалъ онъ, — знаю такого человѣка, который въ одну ночь изъ Новгорода достигъ до Іерусалима: поклонившись Гробу Господню и животворящему древу Креста Господня, онъ снова въ ту же самую ночь вернулся въ Новгородъ; во время своего путешествія онъ ѣздилъ на бѣсѣ, котораго связалъ своимъ запрещеніемъ, сдѣлавъ его какъ-бы плѣнникомъ своимъ».

Слушатели сильно удивлялись сему разсказу святаго, а діаволъ скрежеталъ зубами своими на архіепископа, говоря:

— «Такъ какъ ты разсказалъ тайну, то наведу на тебя такое искушеніе, что будешь ты осужденъ всѣми своими гражданами, какъ блудникъ».

И съ того времени бѣсъ, Божіимъ попущеніемъ, началъ дѣйствительно строить свои коварныя козни святителю, стараясь лишить его добраго имени. Онъ показывалъ людямъ, которые во множествѣ приходили къ Іоанну просить благословенія, въ келліи святаго разныя видѣнія: то женскую обувь, то ожерелья, то какія-либо женскія одежды. Приходящіе къ архіепископу люди, видя сіе, сильно смущались и, толкуя между собою о видѣнномъ, говорили другъ съ другомъ:

— «Человѣку-блуднику недостойно занимать апостольскій престолъ».

Когда однажды народъ собрался и пошелъ къ келліи святаго, бѣсъ превратился въ дѣвицу, которая побѣжала передъ народомъ, какъ бы удаляясь изъ келліи блаженнаго. Видѣвшіе сіе закричали и погнались было за дѣвицей, чтобы схватить ее, но бѣсъ убѣжалъ за келлію святаго и сталъ невидимъ. Услышавъ народный крикъ и шумъ, святитель вышелъ изъ келліи и спросилъ собравшихся:

— «Что такое случилось, дѣти мои? о чемъ вы шумите?»

Они закричали на него, стали бранить и укорять его, какъ блудника, схватили его, и, не зная, какъ далѣе поступить съ нимъ, стали толковать между собой:

— «Отзовемъ его на рѣку и посадимъ на плотъ, чтобы онъ выплылъ изъ города по рѣкѣ».

Посовѣтовавшись, они повели святаго и цѣломудреннаго архіерея Божія къ большому мосту на рѣкѣ Волховѣ и посадили святителя на плотъ. Такъ сбылось слово лукаваго діавола, который, хвалясь, говорилъ: — «Наведу на тебя такое искушеніе, что осужденъ будешь всѣми, какъ блудникъ».

Теперь, видя такое поруганіе святаго, сильно радовался лукавый врагъ рода человѣческаго, но, по Божіему промышленію, невинность праведнаго побѣдила и посрамила коварнаго врага; ибо когда святаго посадили на плотъ, послѣдній поплылъ не внизъ по теченію, но вверхъ, противъ теченія, несмотря на то, что у большого моста теченіе воды было очень сильное, и никто не влекъ плотъ, но самъ онъ плылъ по волѣ Божіей и направлялся къ монастырю святаго Георгія, который находился на разстояніи трехъ поприщъ отъ города. Видя такое чудо, люди ужаснулись; позабывъ о злобѣ, они разрывали свои одежды и съ плачемъ говорили:

— «Согрѣшили мы и неправедное дѣло сотворили, ибо мы, овцы, осудили невинно тебя, нашего пастыря».

Идя по берегу, они молили святителя, чтобы онъ простилъ ихъ прегрѣшенія и возвратился на свой престолъ.

— «Прости намъ, отецъ, — кричали они, — въ невѣдѣніи мы согрѣшили противъ тебя, не помяни злобы нашей и не оставляй чадъ своихъ».

Также и весь клиръ, забѣгая впередъ и земно кланяясь блаженному, съ рыданіемъ умолялъ его возвратиться на свой престолъ. Архіепископъ же, какъ первомученикъ Стефанъ, молился за обидѣвшихъ его, говоря:

— «Господи, не вмѣни имъ сего во грѣхъ!»

Приставъ къ берегу за полъ-поприща [2] отъ вышеупомянутаго монастыря, онъ спустился съ плота и вышелъ на берегъ. Народъ же, припадая къ нему съ плачемъ, просилъ прощенія, и было великое ликованіе, когда святитель даровалъ имъ прощеніе; еще сильнѣе радовались они тому, что Господь открылъ неповинное и чистое его житіе. Незлобивый пастырь, всѣмъ даровавъ прощеніе, разсказалъ, какъ онъ побывалъ въ Іерусалимѣ, какъ ѣздилъ на бѣсѣ, и какъ діаволъ старался устрашить его. Всѣ, слыша сіе, прославляли Бога.

Итакъ святитель возвратился на престолъ свой съ великою честію и славою.

Послѣ всего описаннаго, святитель жилъ недолгое время. Узнавъ о приближеніи своей кончины, онъ отложилъ свой архіерейскій омофоръ и принялъ схиму, причемъ дано было ему имя Іоанна, которое онъ носилъ до своего постриженія въ иноки. Въ семъ ангельскомъ образѣ онъ съ миромъ преставился ко Господу [3]. Тѣло его было погребено въ храмѣ Софіи — Премудрости Божіей [4]. Послѣ него на престолъ архипастырскій былъ возведенъ родной его братъ Григорій, который также вѣрно пасъ словесное стадо.

Богу нашему слава нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ! Аминь.

Примѣчанія:
[1] Ему приписывается поученіе, произнесенное имъ, вѣроятно, при вступленіи своемъ на архипастырскій престолъ. Въ этомъ словѣ, обращенномъ къ Новогородскимъ священникамъ, архіепископъ говоритъ сначала о своемъ вступленіи на архипастырскій престолъ:
— «Богу и Пресвятой Богородицѣ было угодно, по вашимъ молитвамъ, чтобы я худой не отрекался отъ сего великаго сана, котораго я недостоинъ. Свидѣтельствуюсь Богомъ и Его Пресвятою Матерію, что я не самъ домогался сего сана, — но принялъ его, боясь суда Божія и уступая вашей любви ко мнѣ недостойному. Такъ какъ вы сами побудили меня на сіе служеніе, то теперь послушайте меня. Не говорите: онъ одинъ изъ насъ, что станетъ намъ дѣлать? Я не хочу причинять зла вамъ, своей братіи, ибо не въ томъ мое служеніе: это вѣдаетъ Богъ и вы. Но если кто изъ васъ впадетъ въ грѣхъ, то я не могу оставить этого въ пренебреженіи, чтобы чрезъ сіе вы не впали бы въ слабость. Тогда, вѣдь, я буду виной гибели своей паствы. И вы черезъ меня погибнете. Къ чему же мнѣ тогда было и родиться на свѣтъ? Да и вы напрасно бы трудились, упрашивая меня быть вашимъ пастыремъ. Прошу васъ, братія, пріимите съ любовію то, что я сказалъ вамъ въ своемъ худоуміи. Я не отъ себя говорю, но къ этому понуждаетъ меня Святое Писаніе. Вѣдь тотъ, кого назвали пастыремъ, не долженъ молчать. Если вслѣдствіе нерадивости пастуха волки похищаютъ овцу, то пастухъ долженъ сугубо заплатить за нее владѣльцу овцы. Какъ же мнѣ молчать? Тогда будетъ вредъ для васъ стада Христова и моихъ духовныхъ чадъ.
Въ началѣ слова моего я прошу васъ, не привязывайтесь сильно къ сему міру, но постоянно учите людей. Прежде всего смотрите, чтобы они не предавались сильному пьянству. Вѣдь сами знаете, что чрезъ сіе всего больше гибнутъ люди, не только простые, но даже и мы. Когда приходятъ къ вамъ на покаяніе ваши духовныя дѣти, то спрашивайте ихъ съ кротостію. На кающихся не налагайте тяжкихъ епитимій. Не пренебрегайте книжнымъ чтеніемъ. Ибо если мы не станемъ дѣлать сего, то чѣмъ будемъ отличаться отъ простыхъ некнижныхъ людей. Если кто, будучй при смерти, — покается, то таковаго сподобляйте причащенія, хотя бы онъ и былъ великимъ грѣшникомъ. А если потомъ онъ выздоровѣетъ, то подвергните его епитиміи. А на сиротъ епитиміи не налагайте. Никого не отягчайте епитиміями, пусть всѣ каются. Вѣдь иго Христово должно быть легко. Вотъ теперь наступилъ великій постъ. Старайтесь сами воздерживаться отъ всего, и чадамъ вашимъ духовнымъ не совѣтуйте употреблять меду во все время поста, и сами его не пейте. Особенно побуждайте ихъ на милостыню. Господь запрещаетъ творить милостыню изъ неправеднаго добытка. Если кто и творитъ милостыню, но притѣсняетъ въ то же время другихъ, таковыхъ вы наставляйте и порицайте. Если изъ праваго имѣнія и сотворятъ небольшую милостыню, то великой она вмѣнится передъ Богомъ. Стоя въ церкви, не шумите съ другими, но молчите. Особенно надо соблюдать молчаніе женщинамъ, а то не поймешь, зачѣмъ онѣ ходятъ въ храмъ. Часто призывайте къ себѣ своихъ духовныхъ чадъ и спрашивайте, какъ они живутъ. Вѣдь одни бываютъ очень застѣнчивы, а другимъ діаволъ препятствуетъ говорить прямо. Онъ старается уловить ихъ, такъ чтобы они умерли не покаявшись. Учите дѣтей, чтобы они почитали своихъ родителей. Простите меня, братія, что я осмѣлился предложить вамъ слово отъ моего худоумія. Вы и сами все это хорошо знаете. Вамъ извѣстно, что я не отличаюсь книжнымъ хорошимъ языкомъ. Если я что нескладно и сказалъ, то не порицайте меня. Я бы и еще могъ вамъ сказать, но лучше сіе малое намъ исполнять, нежели великое оставлять въ пренебреженіи».
[2] Иначе на 345 саженей, или на 2/3 версты съ небольшимъ.
[3] 7 сентября 1186 года.
[4] Въ 1439 году, во время архіепископства Евѳимія, обрѣтены были мощи святаго Іоанна. Съ теченіемъ времени, граждане позабыли о святомъ архіепископѣ, не знали даже и гробницы его. Въ этомъ же году небольшой камень въ притворѣ Софійскаго храма оторвался съ своего мѣста и упалъ на гробницу преподобнаго, такъ что большая каменная надгробная плита разбилась. Это показалось удивительнымъ; потому сняли разбившуюся плиту и подъ нею обрѣли нетлѣнныя мощи сего угодника Божія; но никто не зналъ, какъ зовутъ сего подвижника. Тогда Іоаннъ самъ явился во снѣ архіепископу Евѳимію и назвалъ себя. Съ того времени и началось мѣстное почитаніе святаго Іоанна; общее же празднованіе памяти сего подвижника было установлено митрополитомъ Макаріемъ въ 1547 г.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга первая: Мѣсяцъ Сентябрь. —Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1903. — С. 163-173.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0