Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - среда, 18 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 26.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Мѣсяцъ Сентябрь.
День шестой.

Воспоминаніе чуда святаго архистратига Михаила въ Хонѣхъ.

Во Фригійскомъ городѣ Колоссахъ [1], близъ города Іераполя [2], надъ источникомъ чудотворной воды стоялъ храмъ святаго архистратига Михаила. Отъ воды сего источника больные получали много исцѣленій, — даже больше, чѣмъ въ купальнѣ Силоамской [3]. Въ ту купальню только однажды въ годъ сходилъ Ангелъ Господень и возмущалъ воду, здѣсь же всегда пребывала благодать чиноначальника ангеловъ. Тамъ бывалъ здоровъ только тотъ, кто первый входилъ въ купальню по возмущеніи воды, а здѣсь — всѣ приходившіе съ вѣрою, первые и послѣдніе, становились здоровыми. Тамъ были необходимы притворы для пребыванія больныхъ, подолгу ожидавшихъ исцѣленія, такъ какъ иные едва только чрезъ 38 лѣтъ получали здравіе, — здѣсь же, въ одинъ день, или въ одинъ часъ, больной становился здоровымъ. О происхожденіи сего источника повѣствуютъ такъ.

Когда вся вселенная была помрачена тьмою языческаго многобожія и люди покланялись твари, а не Творцу, — въ то время въ Іераполѣ язычники почитали громадную и страшную ехидну [4], и вся страна, ослѣпленная бѣсовскимъ прельщеніемъ, покланялась ей. Нечестивые построили въ честь этой ехидны храмъ, гдѣ и содержали ее и, принося ей многія и различныя жертвы, кормили эту ядовитую и вредившую многимъ ехидну. Единый истинный Богъ, желая просвѣтить міръ свѣтомъ Своего познанія и наставить заблуждшихъ людей на истинный путь, послалъ во всѣ земли святыхъ Своихъ учениковъ и апостоловъ проповѣдывать Евангеліе всѣмъ людямъ. Двое изъ апостоловъ — св. Іоаннъ Богословъ и св. Филиппъ, — придя одинъ въ Ефесъ [5], а другой въ Іераполь, трудились тамъ въ благовѣствованіи Христовомъ. Въ это время въ Ефесѣ находился чудный храмъ и идолъ извѣстной языческой богини Артемиды [6]. Вооружившись духовнымъ мечемъ, — словомъ Божіимъ, — на служителей и поклонниковъ сей богини, святый Іоаннъ Богословъ побѣдилъ ихъ: силою имени Христова онъ разрушилъ храмъ и превратилъ въ прахъ идола, и чрезъ сіе привелъ весь городъ ко святой вѣрѣ. Послѣ разрушенія идола Артемиды, святый Іоаннъ Богословъ пошелъ изъ Ефеса въ Іераполь на помощь къ сотруднику своему, святому апостолу Филиппу; тамъ-же находились въ то время святый апостолъ Варѳоломей и сестра Филиппа Маріамія. Вмѣстѣ съ ними святый Іоаннъ Богословъ и послужилъ дѣлу спасенія людей. Сначала они вооружились противъ ехидны, коей безумные люди приносили жертвы, почитая сію тварь за Бога. Своими молитвами они убили эту ехидну, а покланяющихся ей обратили къ Единому Истинному Богу, сотворившему небо и землю. Ставши на нѣкоторомъ мѣстѣ, называемомъ «Херотопа», они пророчествовали, что на немъ возсіяетъ благодать Божія, что сіе мѣсто будетъ посѣщать Воевода небесныхъ силъ, святый архистратигъ Михаилъ, и что здѣсь будугъ совершаться чудеса. Все сіе вскорѣ и сбылось. Когда святый Іоаннъ Богословъ отправился на проповѣдь Евангелія въ другіе города, а святый апостолъ Филиппъ пострадалъ отъ нечестивыхъ, Варѳоломей же и Маріамія также разошлись въ другія страны, — тогда на томъ мѣстѣ, по пророчеству святаго апостола, появилась чудотворная вода. Такъ исполнились слова Писанія: Проторжеся вода въ пустыни, и дебрь въ земли жаждущей. И безводная будетъ во езера, и на жаждущей земли источникъ водный будетъ, тамо будетъ веселіе птицамъ, и селитва трости и лузи. И тамо будетъ путь чистъ, и путь святъ наречется (Ис. 35, 6-8) [7]. Къ сему источнику стали приходить не только вѣрующіе, но и невѣрующіе, ибо совершавшіяся тамъ чудеса, какъ громогласная труба, призывали сюда всѣхъ; и всѣ пившіе и умывавшіеся изъ сего источника исцѣлялись отъ своихъ недуговъ и многіе, получивъ здравіе, крестились во имя Святой Троицы.

Въ это время въ Лаодикіи [8] жилъ одинъ еллинъ, у котораго единственная дочь была нѣма отъ рожденія. Отецъ ея очень скорбѣлъ о семъ и прилагалъ много старанія къ исцѣленію ея нѣмоты, но, ничего не достигнувъ въ этомъ, пришелъ въ глубокое уныніе. Въ одну ночь, уснувъ на своей постели, онъ узрѣлъ въ видѣніи ангела Божія, сіяющаго какъ солнце. Сіе видѣніе было ему не потому, что онъ былъ того достоинъ, но чтобы чрезъ то онъ пришелъ къ познанію истины и привелъ бы съ собою и другихъ къ Богу. Увидавъ ангела, онъ испугался, но въ то же время услыхалъ отъ него такія слова:

— «Если хочешь, чтобы разрѣшился языкъ у твоей дочери, то приведи ее къ моему источнику, находящемуся въ «Херотопѣ», близъ Іераполя, — напой ее водой изъ сего источника, и тогда увидишь славу Божію».

Проснувшись, человѣкъ сей удивлялся видѣнному и, повѣривъ сказаннымъ ему словамъ, тотчасъ же взялъ дочь и поспѣшилъ къ чудотворной водѣ. Тамъ онъ нашелъ множество людей, черпающихъ сію воду, крещающихся въ ней и получающихъ исцѣленія отъ своихъ болѣзней. Онъ спросилъ ихъ:

— «Кого призываете вы, омываясь этой водой?»

Тѣ отвѣчали ему:

— «Мы призываемъ имя Отца и Сына и Святаго Духа, призываемъ въ помощь и святаго архистратига Михаила».

Тогда человѣкъ тотъ, возведя очи свои къ небу и воздѣвъ руки, сказалъ:

— «Отче и Сыне и Святый Душе, — Боже христіанскій, — помилуй насъ! Святый Михаиле, слуга Божій, помоги и исцѣли дочь мою!»

При семъ онъ почерпнулъ воды изъ источника и влилъ ее съ вѣрою въ уста дочери; тотчасъ же связанный нѣмотою языкъ ея разрѣшился на славословіе Божіе, и она ясно проговорила:

— «Боже христіанскій, помилуй меня! Святый Михаиле, помоги мнѣ!»

Всѣ бывшіе тамъ удивлялись силѣ Божіей и, прославляя Святую Троицу, величали помощь святаго архистратига Михаила. Еллинъ же тотъ, видя, что дочь его исцѣлилась, чрезвычайно обрадовался и немедля крестился вмѣстѣ со своею дочерью и всѣми домашними своими, пришедшими съ нимъ. Въ знакъ своей благодарности, онъ построилъ надъ чудотворнымъ источникомъ прекрасную церковь во имя святаго архистратига Михаила, Воеводы небесныхъ силъ. Съ великимъ благолѣпіемъ украсивъ сію церковь и не мало помолившись въ ней, еллинъ тотъ возвратился къ себѣ домой.

Въ 90-й годъ отъ построенія сей церкви пришелъ туда изъ Іераполя десятилѣтній отрокъ, по имени Архиппъ; родители его были ревностными христіанами и воспитали сына въ благочестіи. Архиппъ сталъ жить при церкви святаго архистратига Михаила, исполняя при ней пономарскую службу. Отрокъ сей началъ руководствоваться въ своей жизни такимъ правиломъ: съ того времени, какъ онъ поселился при той церкви, служа Богу, онъ ничего не вкушалъ изъ мірскихъ кушаній и питій: ни мяса, ни вина, даже хлѣба онъ не ѣлъ, но питался одною пустынною зеленью, которую самъ собиралъ и варилъ; пищу принималъ онъ одинъ разъ въ недѣлю и то безъ соли, питіемъ же для него служило лишь незначительное количество воды. Чрезъ такое воздержаніе сей отрокъ умертвилъ свою плоть, и въ такихъ добродѣтеляхъ неизмѣнно пребывалъ отъ юности до самой старости, всею душою пріобщаясь Богу и уподобляясь житію безплотныхъ. Одежда его была очень бѣдна: онъ имѣлъ только два вретища [9], изъ которыхъ одно носилъ на тѣлѣ, а другимъ покрывалъ свою постель, устланную острыми камнями. Онъ покрывалъ ее вретищемъ для того, чтобы входившіе въ его жилише не видали, что онъ спитъ на острыхъ камняхъ; изголовьемъ же для него служилъ небольшой мѣшокъ, наполненный терніемъ. Такова была постель сего блаженнаго подвижника. Сонъ же и отдыхъ его состояли въ слѣдующемъ: когда онъ чувствовалъ потребность во снѣ, то ложился на камняхъ и остромъ терніи, — такъ что это было скорѣе бодрствованіе, чѣмъ сонъ, и отдыхъ его былъ болѣе мученіемъ, чѣмъ покоемъ. Ибо какой отдыхъ для тѣла — лежать на твердыхъ камняхъ, и что за сонъ, когда голова почиваетъ на остромъ терновникѣ? Каждый годъ Архиппъ перемѣнялъ свою одежду: тѣмъ вретищемъ, которое носилъ на тѣлѣ, онъ покрывалъ свою постель, а которое было на постели, онъ надѣвалъ на себя; по прошествіи года онъ опять перемѣнялъ тѣ вретища. Такъ, не имѣя покоя ни днемъ, ни ночью, онъ умерщвлялъ свое тѣло и соблюдалъ свою душу отъ сѣтей вражіихъ. Проходя столь тѣсный и прискорбный путь жизни, блаженный Архиппъ, взывая къ Богу, молился:

— «Не попусти мнѣ, Господи, порадоваться на землѣ суетною радостію, да не увидятъ глаза мои никакихъ благъ міра сего, и пусть не будетъ для меня никакой отрады въ сей временной жизни. Исполни, Господи, очи мои слезъ духовныхъ, дай сокрушеніе въ сердцѣ моемъ, и благоустрой пути мои, дабы мнѣ до конца дней моихъ умерщвлять плоть мою и поработить ее духу. Какую пользу принесетъ мнѣ сія бренная плоть моя, созданная изъ земли? Она, какъ цвѣтокъ, утромъ разцвѣтаетъ, вечеромъ же засыхаетъ! Но дай мнѣ, Господи, усердно трудиться надъ тѣмъ, что полезно для души и для жизни вѣчной».

Такъ молясь и такъ поучаясь, блаженный Архиппъ сталъ уподобляться ангелу Божію, проводящему небесное житіе на землѣ. И не о своемъ только спасеніи заботился святый, но и о спасеніи другихъ, ибо многихъ невѣрныхъ обратилъ онъ ко Христу и крестилъ ихъ. Нечестивые еллины, видя все это, завидовали блаженному Архиппу и, не терпя преславныхъ чудесъ, являемыхъ отъ святаго источника, возненавидѣли жившаго тамъ сего праведнаго мужа. Часто они нападали на святаго Архиппа, терзали его за волосы и за бороду и, поваливъ на земю, топтали ногами и, послѣ различныхъ истязаній, выгоняли оттуда. Но, будучи твердъ духомъ, подобно адаманту [10], блаженный Архиппъ все сіе мужественно претерпѣвалъ отъ идолопоклонниковъ и не отступалъ отъ святаго храма, служа Богу въ святости и незлобіи своего сердца и заботясь о спасеніи душъ человѣческихъ.

Однажды нечестивые еллины, собравшись во множествѣ, говорили между собой:

— «Если мы не засыпемъ землею сей источникъ и не убьемъ того человѣка, одѣтаго въ рубище, то всѣ боги наши будутъ совершенно унижены изъ-за исцѣляющихся тамъ».

Вслѣдъ за тѣмъ они пошли, чтобы засыпать землею чудотворную воду и убить неповиннаго человѣка — блаженнаго Архиппа. Подойдя къ святому мѣсту съ двухъ сторонъ, — одни изъ нихъ устремились къ церкви и къ источнику, а другіе поспѣшили къ жилищу блаженнаго Архиппа, чтобы убить его. Но Господь, пекущійся о судьбѣ праведныхъ и не дающій ихъ въ руки грѣшниковъ, сохранилъ Своего раба отъ тѣхъ убійцъ: внезапно у нихъ омертвѣли руки, такъ что они не могли ими и дотронуться до преподобнаго. Отъ воды же явилось необыкновенное чудо: какъ только нечестивые приблизились къ источнику, тотчасъ вышелъ изъ воды огненный пламень и, устремившись на беззаконныхъ, отогналъ ихъ далеко отъ источника. Такимъ образомъ, беззаконники сіи бѣжали со стыдомъ отъ источника и отъ преподобнаго Архиппа, не причинивъ ему никакого зла. Однако, они не вразумились симъ чудомъ: скрежеща зубами, они не переставали хвалиться, что погубятъ тотъ источникъ и церковь, и служителя церковнаго. На томъ мѣстѣ была рѣка, по имени «Хрисосъ», протекавшая по лѣвую сторону церкви. Беззаконники задумали пустить ее на святое мѣсто, чтобы святый источникъ, смѣшавшись съ рѣчной водой, потерялъ свою чудотворную силу. Но когда они начали приводить въ исполненіе злой умыселъ свой и направили теченіе рѣки къ источнику, чтобы она затопила его, тогда рѣка, по повелѣнію Божію, дала своимъ струямъ иное теченіе и потекла по правую сторону церкви. И опять нечестивые со стыдомъ возвратились домой.

Были тамъ еще двѣ другія рѣки, протекавшія съ востока и приближавшіяся кь тому святому мѣсту на разстояніи трехъ стадій; имя одной рѣки: «Ликокаперъ», а другой — «Куфосъ». Обѣ эти рѣки, встрѣтившись у подошвы большой горы, соединялись вмѣстѣ и, направляясь въ правую сторону, протекали въ Ликійскую страну [11]. Вселукавый діаволъ внушилъ нечестивымъ людямъ злой умыселъ: онъ научилъ ихъ пустить воды обѣихъ тѣхъ рѣкъ на чудотворное мѣсто, вслѣдствіе чего долженъ былъ разрушиться храмъ святаго архистратига Михаила, а вода должна была залить святый источникъ и потопить святаго Архиппа. Мѣстность же сія была очень удобна для направленія туда воды, ибо рѣки выходили съ вершины горы, а церковь была въ самомъ низу. Сговорившись, нечестивые пришли въ великомъ множествѣ изо всѣхъ городовъ въ селеніе Лаодикію и отправились къ церкви. Близъ церковнаго алтаря находился огромный камень; отъ сего камня они начали копать глубокій и широкій ровъ вплоть до той горы, подъ которой рѣки соединялись вмѣстѣ. Затѣмъ они прокопали съ великимъ трудомъ ровъ, по которому вода могла быть пущена на церковь, и запрудили тѣ рѣки, чтобы накопилось больше воды; десять дней трудились нечестивые въ этомъ суетномъ дѣлѣ. Видя сіе дѣло нечестивыхъ, преподобный Архиппъ палъ въ церкви на землю и со слезами молился Богу, призывая въ помошь скораго предстателя святаго архистратига Михаила, дабы онъ сохранилъ святое мѣсто отъ потопленія и не далъ порадоваться врагамъ, старающимся погубить святыню Господню.

— «Не отойду отъ сего мѣста, — говорилъ блаженный Архиппъ, — не уйду изъ церкви, но даже и умру здѣсь, если Господь попуститъ потопить сіе святое мѣсто».

По прошествіи десяти дней, когда вода сильно поднялась, нечестивые раскопали то мѣсто, по которому вода должна была устремиться по приготовленному для нея пути, и пустили рѣки на святой храмъ въ первомъ часу ночи; сами же отошли оттуда и стали на высокомъ мѣстѣ съ лѣвой стороны, желая видѣть потопленіе святаго мѣста. Тогда вода, устремившись внизъ, зашумѣла, какъ громъ. Преподобный Архиппъ, находясь въ церкви на молитвѣ, услыхалъ шумъ отъ воды и еще усерднѣе сталъ молиться Богу и святому архистратигу Михаилу, чтобы не было потоплено сіе святое мѣсто и не возвеселились, но посрамились нечестивые враги; имя же Господне да прославится, и да возвеличится ангельская сила и заступничество. И воспѣлъ онъ псаломъ Давидовъ:

Воздвигоша рѣки, Господи, воздвигоша рѣки гласы своя. Возмутъ рѣки сотренія своя отъ гласовъ водъ многихъ. Дивны высоты морскія, дивенъ въ высокихъ Господь. Дому Твоему подобаетъ святыня, Господи, въ долготу дній (Псал. 92, 3-5).

Когда воспѣвалъ сіе блаженный Архиппъ, то услышалъ голосъ, повелѣвающій ему выйти изъ церкви. Выйдя изъ церкви, онъ увидѣлъ великаго предстателя и хранителя рода христіанскаго — святаго архистратига Михаила, въ образѣ прекраснаго и пресвѣтлаго мужа, какъ нѣкогда онъ явился пророку Даніилу (Дан. гл. 10). Блаженный Архиппъ, не будучи въ состояніи смотрѣть на него, отъ страха упалъ на землю.

Архангелъ же сказалъ ему:

— «Не бойся, — встань, подойди ко мнѣ сюда и увидишь силу Божію на сихъ водахъ».

Блаженный Архиппъ всталъ и, подойдя со страхомъ къ Воеводѣ силъ небесныхъ, остановился по повелѣнію его на лѣвой сторонѣ; при семъ онъ увидалъ огненный столпъ, поднимавшійся отъ земли до неба. Когда же вода подошла близко, архистратигъ поднялъ правую руку и, изобразивъ крестное знаменіе на поверхности воды, сказалъ:

— «Остановитесь тамъ!»

И тотчасъ же воды обратились назадъ. Такъ исполнились слова пророческія: видѣша тя воды, и убояшася (Псал. 76, 17). Воды стали, какъ каменная стѣна, и поднялись въ вышину, подобно высокой горѣ. Вслѣдъ за симъ архистратигъ, повернувшись къ храму, ударилъ жезломъ въ огромный камень, находившійся около алтаря, и начерталъ на немъ крестное знаменіе. Тотчасъ послышался великій громъ, земля затряслась и камень раздѣлился на двое, образовавъ въ себѣ громадное ущелье. При семъ архангелъ Михаилъ произнесъ слѣдующія слова:

— «Да уничтожится здѣсь всякая сопротивная сила и да получатъ здѣсь избавленіе отъ всякихъ золъ всѣ приходящіе сюда съ вѣрою!»

Сказавъ сіе, онъ велѣлъ Архиппу перейти на правую сторону. Когда преподобный перешелъ туда, то святый Михаилъ громогласно возгласилъ водамъ:

— «Войдите въ сіе ущелье!»

И тотчасъ воды съ шумомъ потекли въ каменную разсѣлину и съ тѣхъ поръ постоянно текли симъ путемъ сквозь камень. Враги, стоявшіе на лѣвой сторонѣ и ожидавшіе увидѣть потопленіе святаго храма, отъ страха окаменѣли. Сохранивши отъ потопленія свой храмъ и преподобнаго Архиппа, святый архистратигъ Михаилъ возшелъ на небо, а блаженный Архиппъ возблагодарилъ Бога за то преславное чудо и прославлялъ великаго хранителя, архистратига Михаила, за его великое заступленіе. Тогда всѣ противники устыдились, у вѣрующихъ же была великая радость, и они, приходя къ ангельскому храму и чудесному источнику, вмѣстѣ съ преподобнымъ Архиппомъ воздавали хвалу Богу. Съ того времени постановили праздновать тотъ день, въ который совершилось чудо чрезъ явленіе ангела. Преподобный Архиппъ прожилъ много лѣтъ на томъ мѣстѣ, усердно работая Богу, и скончался въ мирѣ, будучи 70-ти лѣть отъ рожденія своего. Вѣрующіе погребли его на томъ же самомъ мѣстѣ, которое за вышеупомянутое чудо названо «Хони», т. е. погруженіе [12], потому что тамъ воды погрузились въ камень.

Слѣдуетъ также упомянуть и о другихъ чудесахъ святаго архистратига Михаила, благодѣтеля христіанскаго рода.

Между Адріатическимъ моремъ и горою, называемою Гарганъ [13], есть городъ Сипонтъ, отстоящій отъ горы за 12 тысячъ стопъ [14]. Въ томъ городѣ былъ одинъ богатый человѣкъ, стада котораго паслись подъ горою Гарганъ. Однажды у него пропалъ одинъ волъ, отставшій отъ стада. Долго отыскивалъ онъ со своими рабами этого вола и наконецъ нашелъ его на вершинѣ горы у дверей одной пещеры. Разгнѣванный и усталый отъ поисковъ, человѣкъ тотъ взялъ лукъ и стрѣлу и пустилъ ее въ своего вола съ тѣмъ, чтобы убить его. Внезапно стрѣла, обернувшись назадъ, поразила стрѣлявшаго. Бывшіе съ нимъ, видя то, убоялись и, не смѣя приблизитьея къ той пещерѣ, возвратились въ городъ и разсказали тамъ о случившемся. Узнавъ объ этомъ, епископъ того города обратился съ молитвой къ Богу, прося Его открыть ему тайну сію. И вотъ явился ему въ видѣніи архангелъ Михаилъ и возвѣстилъ, что онъ избралъ то мѣсто себѣ, хранитъ его и желаетъ часто посѣщать его и помогать людямъ, приходящимъ туда съ молитвою. Епископъ возвѣстилъ о семъ видѣніи людямъ и предписалъ всему городу трехдневный постъ, послѣ котораго пошелъ вмѣстѣ съ клиромъ своимъ и со всѣмъ народомъ къ той горѣ. Поднявшись на нее, они нашли въ камнѣ пещеру съ тѣснымъ входомъ и не осмѣлились войти внутрь, но совершили моленіе передъ дверью. Съ тѣхъ поръ туда часто стали приходить люди и молиться тамъ Богу и святому архистратигу Михаилу.

Однажды Неопалитане [15], будучи еще невѣрующими, собравши свои войска, неожиданно подошли къ городу Сипонту съ тѣмъ, чтобы взять его и разорить. Граждане были въ великомъ страхѣ. Тогда епископъ заповѣдалъ жителямъ того города трехдневный постъ и молитвы объ избавленіи отъ окружающихъ ихъ враговъ. Передъ наступленіемъ дня, назначеннаго врагами для окончательнаго разоренія города, Воевода силъ небесныхъ, святый архистратигъ Михаилъ, явился въ видѣніи епископу и сказалъ:

— «Завтра въ 4-мъ часу дня вели своимъ гражданамъ вооружиться и выйти изъ города противъ враговъ, а я приду на помощь вамъ».

Проснувшись, епископъ сказалъ о семъ видѣніи всѣмъ людямъ и весьма обрадовалъ ихъ предреченной Богомъ побѣдой надъ язычниками. Когда же наступилъ 4-й часъ дня, послышался сильный громъ и, поднявъ глаза, всѣ увидали облако, сходящее на гору Гарганъ. Въ то же время появились, какъ нѣкогда на Синаѣ (Исх. гл. 19), огонь, дымъ, молнія и громъ, такъ что вся гора заколебалась и покрылась облаками. Враги, увидавъ сіе, устрашились и обратились въ бѣгство; граждане же, уразумѣвъ, что на помощь имъ пришелъ благій хранителъ и скорый заступникъ ихъ святый архангелъ Михаилъ со своими небесными воинами, открыли городскія ворота и погнались за врагами, поражая ихъ, какъ стебли; они преслѣдовали ихъ сзади, святый же архистратигъ Михаилъ поражалъ ихъ съ высоты громомъ и молніей; умершихъ въ тотъ день отъ грома и молніи было 600 человѣкъ. Граждане Сипонта преслѣдовали враговъ до Неаполя и, съ помощью Воеводы небесныхъ силъ побѣдивъ ихъ, съ торжествомъ возвратились въ свой городъ. Съ того времени Неаполитане, познавши крѣпкую десницу Всесильнаго Бога, приняли святую вѣру. Сипонтійскіе же граждане, собравшись всѣ съ епископомъ и съ клиромъ, пошли къ горѣ, на которой было грозное явленіе, желая воздать тамъ благодареніе Богу и помощнику своему, святому архистратигу Михаилу и всѣмъ небеснымъ силамъ. Когда они приблизились къ дверямъ той пещеры, то нашли на мраморѣ слѣдъ небольшой человѣческой ноги, такъ-же хорошо оттиснутый, какъ бы на болотистой землѣ. Тогда сказали они между собою:

— «Вотъ, по истинѣ святый архистратигъ Михаилъ оставилъ здѣсь знакъ своего посѣщенія, ибо онъ самъ здѣсь былъ, избавляя насъ отъ враговъ нашихъ».

Поклонившись, они цѣловали тотъ слѣдъ и, совершивъ молебное пѣніе, радовались, что имѣютъ такого хранителя и заступника себѣ, и воздавали благодареніе Богу. На томъ мѣстѣ они рѣшили выстроить церковь во имя святаго архистратига Михаила. Когда они приступили къ постройкѣ, то архистратигъ Михаилъ опять явился епископу и сказалъ:

— «Не слѣдуетъ вамъ заботиться о церковномъ зданіи: я безъ вашего труда приготовилъ тамъ себѣ храмъ, только войдите въ него. Ты же на другой день соверши въ немъ святую литургію и причасти вѣрующихъ Святыхъ Божественныхъ Таинъ».

Послѣ сего видѣнія епископъ повелѣлъ всѣмъ людямъ приготовиться къ причащенію Святыхъ Таинъ и пошелъ вмѣстѣ съ ними, совершая молебныя пѣнія. Когда они пришли на то святое мѣсто, гдѣ отобразились на мраморѣ святыя стопы, то нашли въ камнѣ вытесанную небольшую церковь, въ видѣ пещеры; стѣны у нея были не гладкія, вышина же ея была различна: въ одномъ мѣстѣ можно было достать головой, а въ другомъ невозможно было и рукой достать. — Изъ сего стало понятно людямъ, что Богъ ищетъ въ церкви не камней драгоцѣнныхъ, а чистаго сердца. — Престолъ въ сей церкви былъ покрытъ пурпуровымъ покрываломъ; епископъ совершилъ на семъ престолѣ святую литургію и причастилъ вѣрующихъ Пречистыхъ Таинъ. Въ алтарѣ же на сѣверной сторонѣ сверху стала истекать вода — чистая, вкусная, очень свѣтлая и чудотворная, вкушая которую всѣ болящіе, по причащеніи Святыхъ Таинъ, получали исцѣленіе; и многія иныя безчисленныя чудеса совершались въ той церкви по молитвамъ св. архистратига Михаила. Епископъ выстроилъ при церкви келліи и помѣстилъ тамъ священниковъ, діаконовъ, пѣвцовъ и чтецовъ, чтобы въ ней ежедневно была отправляема церковная служба во славу Бога и въ честь святаго архистратига Михаила.

Упомянемъ еще о чудѣ, бывшемъ на Аѳонской горѣ [16]. Во времена благочестивыхъ болгарскихъ царей жилъ одинъ богатый и знатный человѣкъ, по имени Дохіаръ. Нѣкогда онъ, желая благоугодить Богу, пожелалъ быть инокомъ. Взявъ много золота, пошелъ онъ на святую гору посѣтить тамошніе монастыри и поискать себѣ удобнаго для поселенія мѣста. Обойдя многіе монастыри и раздавъ много милостыни, онъ вышелъ изъ лавры блаженнаго Аѳанасія и направился отъ Солуня [17] по берегу моря. Здѣсь онъ нашелъ очень красивое мѣсто съ вкусной водой и богатой растительностію; жителей на этомъ мѣстѣ еще никого не было. Мѣсто сіе ему очень понравилось, и онъ задумалъ здѣсь поселиться и выстроить монастырь. Усердно взявшись за дѣло, онъ вскорѣ привелъ въ исполненіе свое желаніе. Сначала онъ выстроилъ прекрасную церковь во имя святителя Николая, а потомъ устроилъ монастырь и оградилъ его каменными стѣнами. Приведя все сіе въ надлежащій порядокъ, самъ онъ принялъ въ томъ монастырѣ иноческій образъ. Но при множествѣ построекъ, золота его оказалось недостаточно, такъ что онъ не могъ украсить церковь съ подобающимъ благолѣпіемъ. Возложивъ надежду на помощь Божію, онъ говорилъ:

— «Если Господь Богъ захочетъ прославить сіе мѣсто, то Самъ Онъ промыслитъ объ украшеніи церкви; да будетъ Его воля!»

Противъ святой горы есть островъ, называемый «Лугъ», находящійся на разстояніи одного дня морскаго пути: тамъ жили пастухи и пасли скотъ, ибо то мѣсто было очень удобно для пастбищъ. На этомъ островѣ былъ поставленъ въ необитаемомъ мѣстѣ высокій каменный столбъ; на столбѣ стоялъ каменный идолъ, на которомъ было написано по гречески: «Всякій ударившій меня въ верхъ, найдетъ множество золота». Многіе пытались узнать: правда-ли это, — и били по головѣ идола, но ничего не находили. Случилось же въ то время одному юношѣ, близъ означеннаго столба, пасти воловъ; юноша былъ очень разуменъ и грамотенъ. Прочитавъ надпись, сдѣланную на столбѣ, онъ ударилъ идола по головѣ, какъ то дѣлали и другіе, чтобы найти золото, — однако ничего не нашелъ. Потомъ онъ подумалъ, что, быть можетъ, золото зарыто въ землѣ и, при захожденіи солнца, замѣтилъ, гдѣ кончается на землѣ тѣнь отъ этого столба и въ томъ мѣстѣ, гдѣ кончалась тѣнь отъ головы идола, онъ началъ копать землю, ища сокровища, но и здѣсь ничего не нашелъ. Когда же взошло солнце, онъ опять сталъ смотрѣть, гдѣ кончается тѣнь отъ столба, и тамъ сталъ копать. Когда онъ копалъ, то услыхалъ на томъ мѣстѣ какой-то звукъ и, понявъ, что на этомъ мѣстѣ скрыто сокровище, сталъ еще усерднѣе копать и дорылся до жерноваго камня, настолько большого, что ему невозможно было и поднять его. Протянувъ руку сквозь скважину камня, онъ нашелъ тамъ много золота и въ раздумьѣ не зналъ, что ему съ нимъ дѣлать.

— «Если я кому-нибудь разскажу о золотѣ, — думалъ онъ, — то какъ бы меня не убили изъ-за него».

Богъ же, внимая молитвамъ вышеупомянутаго старца, заботившагося объ украшеніи святаго храма, внушилъ юношѣ, чтобы онъ шелъ на святую гору въ одинъ изъ монастырей и разсказалъ бы игумену о найденномъ сокровищѣ. Юноша такъ и сдѣлалъ. Взявъ нѣсколько золотыхъ монетъ въ удостовѣреніе своей находки, онъ пришелъ въ селеніе, лежавшее близъ моря и нанялъ тамъ человѣка, который бы перевезъ его къ святой горѣ. По усмотрѣнію Божію, онъ остановился въ пристани вышеупомянутаго, вновь выстроеннаго монастыря, названнаго по имени его строителя «Дохіаръ». Перевозчикъ возвратился въ свое селеніе, а юноша пошелъ въ тотъ монастырь. Увидавъ тамъ игумена, онъ разсказалъ ему подробно о найденномъ имъ сокровищѣ. Игуменъ уразумѣлъ въ этомъ дѣло Божіе; онъ позвалъ трехъ иноковъ и, передавъ имъ слышанное отъ юноши, послалъ ихъ вмѣстѣ съ нимъ, чтобы они принесли найденное золото въ монастырь. Иноки поспѣшно отправились на лодкѣ и приплывъ къ острову, дошли до того столба, около котораго было зарыто золото. Когда они отвалили жерновный камень, то подъ нимъ нашли котелъ, полный золота, и весьма обрадовались. Но исконный врагъ рода человѣческаго, ненавистникъ всего добраго, діаволъ, вложилъ одному изъ этихъ иноковъ непріязненную мысль, и тотъ сказалъ другому иноку:

— «Братъ, какая нужда намъ нести сіе золото къ игумену! Богъ послалъ его намъ: на это золото мы сами построимъ себѣ жилища и воздвигнемъ монастырь».

Когда же другой возразилъ ему: «Какъ мы скроемъ это золото?» — то онъ отвѣчалъ:

— «Все это въ нашей волѣ: мы можемъ бросить сего юношу въ море, и тогда противъ насъ не будетъ никакихъ свидѣтелей».

Сговорившись такъ, они сказали о томъ третьему иноку; но тотъ, будучи богобоязненнымъ, сказалъ:

— «Нѣтъ, братія, не смѣйте этого дѣлать: не губите отрока, а вмѣстѣ и свои души изъ-за золота».

Но они, не слушая его увѣщанія, стали принуждать его быть единомысленнымъ съ ними, и наконецъ сказали:

— «Если ты не будешь съ нами за одно, то мы и тебя погубимъ вмѣстѣ съ отрокомъ».

Братъ, видя ихъ непреодолимое злое намѣреніе, устрашился, чтобы они и его не погубили, и сказалъ:

— «Если вы такъ рѣшили, то дѣлайте, какъ хотите; я же клянусь именемъ Божіимъ, что никому о семъ не разскажу и не потребую отъ васъ золота».

Итакъ, утвердивъ свое слово клятвою, онъ молчалъ. Они же, взявъ золото и тотъ камень, которымъ золото было прикрыто, внесли его въ лодку и, сѣвъ въ нее вмѣстѣ съ отрокомъ, поплыли къ монастырю. Когда они были на глубокомъ мѣстѣ, то напали на отрока и начали привязывать ему на шею камень. Отрокъ, понявъ, что они хотятъ съ нимъ дѣлать, началъ съ плачемъ и рыданіемъ умолять ихъ, чтобы они не губили его, но безуспѣшно: нечестивые тѣ черноризцы, имѣя окаменѣлое сердце и златолюбивую душу, не убоялись Бога, не умилились слезами отрока и не послушали его смиренной мольбы: схвативъ отрока, они бросили его съ камнемъ въ глубину моря, и онъ тотчасъ же пошелъ ко дну. Была же ночь, когда происходило это злодѣяніе. Милосердый Богъ, взиравшій съ высоты на горькое рыданіе отрока и видѣвшій неповинное его утопленіе, послалъ хранителя рода человѣческаго, святаго архистратига Михаила, чтобы онъ взялъ утопленнаго со дна моря и принесъ его живымъ въ церковь. Такъ сіе и совершилось. Внезапно отрокъ оказался близъ святой трапезы съ камнемъ, повѣшеннымъ ему на шеѣ. Когда наступило время служенія утрени, то екклисіархъ [18] вошелъ въ церковь, чтобы зажечь свѣчи и начать звонить къ утреннему богослуженію. Въ сіе время онъ услыхалъ въ алтарѣ человѣческій голосъ и стонъ; онъ очень испугался и пошелъ разсказать о семъ игумену. Игуменъ назвалъ его трусливымъ и малодушнымъ и велѣлъ ему опять идти въ церковь. Придя туда вторично, онъ опять услыхалъ тотъ же голосъ и снова возвратился къ игумену. Тогда игуменъ самъ пошелъ съ нимъ въ церковь и, услышавъ голосъ, вошелъ въ алтарь; тамъ онъ нашелъ отрока, лежавшаго близъ святой трапезы съ привязаннымъ къ его шеѣ камнемъ; съ одежды же его текла морская вода. Игуменъ узналъ отрока и спросилъ:

— «Что случилось съ тобою, сынъ мой, и какъ ты попалъ сюда?»

Отрокъ какъ-бы пробудился отъ сна и сказалъ:

— «Тѣ лукавые иноки, которыхъ ты послалъ со мною за найденнымъ золотомъ, привязавъ этотъ камень на мою шею, выбросили меня въ море. Погрузившись на дно, я увидѣлъ двухъ мужей, сіявшихъ какъ солнце, и услышалъ ихъ бесѣду между собою; одинъ говорилъ другому: «архангелъ Михаилъ! принеси сего отрока въ монастырь Дохіаръ!» Выслушавъ сіе, я пришелъ въ безпамятство, и не знаю, какъ очутился здѣсь».

Услышавъ разсказъ отрока, игуменъ удивился и прославилъ Бога, творящаго дивныя и преславныя чудеса. Потомъ онъ сказалъ отроку:

— «Останься, сынъ мой, на этомъ мѣстѣ до утра, пока не будетъ обличена злоба».

Затѣмъ вышелъ оттуда и, затворивъ церковь, наказалъ екклисіарху, чтобы онъ никому не разсказывалъ о семъ, утреню же игуменъ велѣлъ служить въ притворѣ. При семъ онъ прибавилъ екклисіарху:

— «Если кто скажетъ: почему не въ церкви, а въ притворѣ поется утреня? — то отвѣчай, что такъ велѣлъ настоятель».

Съ наступленіемъ утра, убійцы тѣ подошли къ монастырю, а золото они спрятали въ другомъ мѣстѣ. Увидавъ ихъ, игуменъ вмѣстѣ съ прочими братіями, вышелъ къ нимъ на встрѣчу и спросилъ:

— «Почему вчера вы пошли четверо, а теперь возвращаетесь трое? — гдѣ же четвертый?»

Они на это съ гнѣвомъ отвѣчали:

— «Отче, отрокъ обманулъ и тебя и насъ, сказавъ, что нашелъ золото; ничего онъ не могъ показать намъ, ибо и самъ ничего не знаетъ и со стыда куда-то скрылся; мы долго искали его, но не могли найти и одни возвратились къ тебѣ».

Игуменъ, сказавъ на это: «да будетъ воля Божія», пошелъ съ ними въ монастырь. Приведя ихъ въ церковь, гдѣ лежалъ юноша, съ одежды котораго еще текла вода, онъ показалъ имъ его и спросилъ:

— «А сей кто такой?»

Увидавъ юношу, они пришли въ ужасъ, и стояли, какъ окаменѣлые: долго они не могли ничего отвѣтить, но, наконецъ, хотя и противъ воли, признались въ своемъ злодѣяніи и разсказали, гдѣ они скрыли найденное золото. Тогда игуменъ послалъ болѣе вѣрныхъ братій, и они принесли найденное золото въ монастырь. Слухъ о чудесномъ семъ событіи прошелъ по всей святой горѣ: иноки изо всѣхъ монастырей сошлись, чтобы видѣть сіе преславное чудо. Составивъ соборъ, они переименовали ту церковь во имя святаго архистратига Михаила, а во имя святителя Николая Чудотворца выстроили другую церковь. Тѣхъ двухъ лукавыхъ убійцъ прокляли и выгнали изъ обители, третьяго же инока, который не соглашался на потопленіе отрока и отказался отъ злодѣянія, признали невиновнымъ. Избавленный отъ потопленія отрокъ облекся въ иноческій образъ и сталъ добрымъ подвижникомъ и строгимъ инокомъ. Послѣ сего игуменъ на принесенное ему золото благолѣпно украсилъ церковь и выстроилъ вновь весьма красивый притворъ; камень-же, съ которымъ юноша былъ выброшенъ въ морѣ, былъ вложенъ въ стѣну, чтобы было извѣстно всѣмъ явленное чудо. Когда игуменъ преставился, то вмѣсто него былъ поставленъ игуменомъ избавившійся отъ потопленія инокъ. Проживъ богоугодно, и онъ перешелъ ко Господу, носимый руками святаго архистратига Михаила, какъ прежде перенесенъ былъ имъ же изъ моря въ церковь.

За все сіе прославимъ Отца, Сына и Святаго Духа, и возвеличимъ во вѣки святаго архистратига Михаила.

Примѣчанія:
[1] Колоссы — городъ на югѣ-западной части Фригіи, при рѣкѣ Ликусѣ, близъ Лаодикіи и Іераполя. Въ 10-й годъ царствованія Нерона (64-й г. по Р. Хр.) Колоссы были разрушены землетрясеніемъ; послѣ снова были выстроены, но уже никогда не достигали прежней славы. Впослѣдствіи городъ назывался Хоны. Одно изъ посланій ап. Павла написано къ жителямъ этого города. — Церковь св. архистратига Михаила съ древнахъ временъ существовала въ этомъ городѣ.
[2] Іераполь (съ греч. священный городъ) — городъ въ Малой Азіи, во Фригіи. Онъ стоялъ недалеко отъ г. Колоссъ и Лаодикіи, почти при соединеніи рѣкъ Меандра и Ликуса. Новѣйшее названіе города: Рамбукъ-Калеси (городъ хлопчатой бумаги). Іераполь нѣкогда имѣлъ епископа, присутствовавшаго на первомъ Никейскомъ соборѣ въ 325 г. Въ Іераполѣ, между прочимъ, какъ видимъ изъ предлагаемаго здѣсь повѣствованія, училъ и мученически скончался св. ап. Филиппъ.
[3] Силоамъ — источникъ или водоемъ Силоамскій и устроенная при немъ купальня Силоамская находились на юго-восточной сторонѣ Іерусалима при подошвѣ горъ Сіонъ и Моріа. Объ источникѣ Силоамскомъ въ Священномъ Писаніи упоминается 3 или 4 раза (см. Іоан. 5, 5; 9, 7-11; Лук. 13, 4).
[4] Ехидна — ядовитая змѣя, величйною около 12 футовъ и болѣе. Уязвленіе ея очень опасно и въ большинствѣ случаевъ оканчивается скорою и неизбѣжною смертію. Въ Священномъ Писаніи змѣи вообще представляются страшными и опасными животными, съ которыми человѣкъ постоянно долженъ жить во враждѣ. Онѣ служатъ образомъ всего того, что, по природѣ своей, причиняетъ вредъ и погибель (Еккл. 10, 11; Прит. 23, 31-33; Матѳ. 7, 10).
[5] Ефесъ, при Эгейскомъ морѣ, былъ важный торговый городъ въ Малой Азіи. Приморское его положеніе, благорастворенный климатъ, хорошо устроенная гавань, знаменитый храмъ Артемиды или Діаны и постоянное стеченіе сюда народа съ разныхъ сторонъ, частію для торговли и частію для поклоненія богинѣ — дѣлали его однинъ изъ самыхъ богатыхъ и знаменитѣйшихъ городовъ Малой Азіи. Прежде ап. Іоанна здѣсь проповѣдывалъ Евангеліе св. ап. Павелъ; одно изъ его посланій написано къ жителямъ этого города.
[6] Артемида — иначе Діана — извѣстная языческая богиня у грековъ, олицетворяла собою луну и считалась покровительницею лѣсовъ и охоты. Служеніе этой богинѣ отправлялось съ большимъ великолѣпіемъ и блескомъ; особенно чтили ее въ г. Ефесѣ.
[7] Въ этомъ мѣстѣ прор. Исаія указываетъ на тѣ великія послѣдствія, которыми будетъ сопровождаться пришествіе въ міръ Спасителя. Тогда «цѣлыми потоками потечетъ (пробьется) вода въ пустынѣ и поэтому въ землѣ сухой появится дебрь или долина», и тогда «безводная мѣстность превратится въ озера и на землѣ сухой появится источникъ воды: (такъ что) тамъ будутъ веселиться птицы, тамъ будетъ рости тростникъ и будутъ луга».
[8] Лаодикія — главный городъ Фригіи, на юго-западѣ ея, недалеко отъ города Колоссъ, при рѣкѣ Ликусѣ. Церковь Лаодикійская была одна изъ 7 знаменитыхь Малоазійскихъ церквей, упоминаемыхъ въ Апокалипсисѣ. Въ церковной исторіи Лаодикія взвѣстна по бывшему тамъ собору (ок. 365 г.), оставившему подробныя правила относительно порядка Богослуженія, нравственнаго поведенія клира и мірянъ, и различныхъ заблужденій того времени.
[9] Вретище — мѣшокъ изъ дерюги или веретья, — рубище, власяница.
[10] Адамантъ (алмазъ) — камень, имѣющій такую крѣпость, что чертитъ прочіе камни, самъ не получая отъ того вреда. Это названіе въ церковной литературѣ придается многимъ отцамъ и учителямъ Церкви, прославившимся твердостью своей вѣры или характера.
[11] Ликія — провинція Малой Азіи. Она граничитъ къ сѣверу съ Писидіею, къ востоку — съ Памфиліею, къ югу — съ Памфилійскимъ или вообше съ Средиземнымъ моремъ, къ западу съ Каріею. Изъ городовъ Ликіи въ Священномъ Писаніи упоминаются Патара и Мѵры. Въ Патарѣ ненадолго останавливался ап. Павелъ, возвращаясь послѣ 3-го своего путешествія въ Іерусалимъ (Дѣян. 21, 1). Города Патара и Мѵры особенно извѣстны вѣрующимъ по исторіи святителя Николая, архіепископа Мѵрликійскаго: Патара Ликійская была его родиной, а въ Мѵрахъ онъ былъ епископомъ.
[12] Χωνας — отверстіе, впадина, разсѣлина.
[13] Гарганъ — известковая гора на восточномъ берегу Средней Италіи. Гора Гарганъ упоминается у древнихъ дохристіанскихъ писателей: Страбона, Мелы, Виргилія и др.
[14] Стопа — мѣра разстоянія; по нашему, около 4 вершковъ. 12000 стопъ составляютъ около 2-хъ верстъ.
[15] Т. е. жители Неаполя. Неаполь, главный городъ провинціи Италіанскаго государства съ тѣмъ же названіемъ, расположенъ по сѣверному берегу Неаполитанскаго залива.
[16] Аѳонская гора — узкій гористый полуостровъ, вдающійся въ Архипелагъ. Аѳонская гора (иначе «Аѳонъ») — одно изъ наиболѣе чтимыхъ святыхъ мѣстъ восточнаго православнаго міра. Въ настоящее время на Аѳонѣ расположены 20 большихъ монастырей, нѣсколько скитовъ и множество отдѣльныхъ келлій, числомъ до 700.
[17] Солунь (иначе Ѳессалоника) — столица одной изъ областей Македоніи. Въ настоящее время она называется Салоника и находится на сѣверномъ берегу Ѳессалоникійскаго залива. Въ Солунѣ Апостолъ Паваль проповѣдывалъ Евангеліе; два изъ его посланій написаны для жителей означенной области и города.
[18] Екклисіархъ — (съ греч. начальникъ храма) — обязанъ былъ наблюдать за церковнымъ зданіемъ и чистотой въ немъ, а также порядкомъ Богослуженія въ монастырѣ, по указаніямъ церковнаго Устава.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга первая: Мѣсяцъ Сентябрь. —Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1903. — С. 127-146.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0