Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 25 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 23.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Сентябрь.
День третій.

Житіе и страданіе святаго священномученика Анѳима, епископа Никомидійскаго и съ нимъ многихъ.

Святый Анѳимъ родился въ городѣ Никомидіи. Еще въ юныхъ лѣтахъ онъ проявлялъ въ себѣ навыки уже совершеннаго мужа и отличался незлобіемъ. Возрастая тѣломъ, возрасталъ онъ и духомъ. Достигнувъ совершеннолѣтія, онъ изо всѣхъ сталъ выдѣляться добродѣтельною жизнію; и въ тѣ годы человѣческой жизни, когда страсти обыкновенно произрастаютъ въ человѣкѣ, какъ плевелы въ пшеницѣ, Анѳимъ являлъ уже высокій примѣръ безстрастія. Плоть его была умерщвлена въ своихъ грѣховныхъ вожделеніяхъ, духъ его исполненъ былъ смиренія. Всякаго рода зависть, гнѣвливость и лѣность онъ совсѣмъ искоренилъ въ своей душѣ, не давая и тѣлу пресыщаться объяденіемъ и піянствомъ. Своимъ примѣромъ онъ, напротивъ; показывалъ: воздержаніе во всемъ, любовь и миръ со всѣми, благоразуміе и усердное попеченіе о славѣ Божіей. За такую благочестивую и добродѣтельную жизнь, онъ былъ въ непродолжительномъ времени удостоенъ священническаго сана. Въ этомъ санѣ Анѳимъ всѣмъ сердцемъ прилежалъ богомысленной молитвѣ и душеполезнымъ трудамъ, словомъ и дѣломъ наставляя всѣхъ спасительному пути добродѣтели. Когда скончался архипастырь Никомидійской церкви святый Кириллъ, на его мѣсто былъ возведенъ Анѳимъ. Избраніе его во епископа, какъ мужа того достойнаго, было засвидѣтельствовано свыше: во время его посвященія небесный свѣтъ облисталъ церковь и былъ слышенъ свыше нѣкій Божественный гласъ. Принявъ на себя управленіе Никомидійскою церковію, святый Анѳимъ, какъ искусный кормчій во время бури, соблюлъ ее, какъ бы невредимый отъ потопленія корабль. Ибо если многіе христіане и бывали потопляемы въ морѣ за Христа, но за то они не погрязли въ злочестіи: ни потопила ихъ въ себѣ буря идолопоклоненія, ни пожрала ихъ глубина преисподняго ада, но наставленіемъ и управленіемъ святаго архипастыря своего Анѳима они достигли тихаго и небурнаго пристанища небеснаго. Этотъ добрый пастырь Христовъ привелъ къ Богу въ вѣнцахъ мученическихъ почти все свое словесное стадо. Когда идолопоклонники открыли великое гоненіе по всему востоку на христіанъ, а въ особенности въ Никомидіи, — гдѣ тогда жили злочестивые цари Діоклитіанъ и Максиміанъ [1], — святый Анѳимъ наставлялъ и укрѣплялъ всѣхъ вѣрующихъ къ мученическому подвигу.

«Нынѣ, — говорилъ онъ, — подобаетъ намъ показать себя истинными христіанами, нынѣ — время подвига, нынѣ тотъ, кто дѣйствительно воинъ Іисуса Христа, да выступитъ мужественно для борьбы. Здѣсь намъ предстоитъ пострадать лишь немного за много пострадавшаго ради насъ Христа; исповѣдуемъ Его здѣсь предъ людьми, дабы тамъ Онъ исповѣдалъ насъ предъ Отцомъ Своимъ Небеснымъ. Здѣсь предъ людьми Его прославимъ, дабы тамъ Онъ прославилъ насъ предъ Ангелами Своими. Итакъ прославимъ Бога въ тѣлахъ нашихъ, предавъ себя на мученія; умремъ временною смертію, чтобы быть живыми вѣчно, не убоимся мучителей убивающихъ. Ибо если они и убьютъ насъ, то будутъ виновниками нашего будущаго блаженства: усѣченную главу десница Подвигоположника нашего увѣнчаетъ вѣнцомъ нетлѣннымъ; раздробленные члены просвѣтятся, какъ солнце, въ Царствіи Его; нанесенныя раны умножатъ намъ вѣчное воздаяніе; кровавыя мученія введугъ насъ въ чертогъ Жениха Небеснаго. Будемъ же готовы пролить даже кровь свою, будемъ зрѣлищемъ поношенія и уничтоженія предъ взорами ангеловъ и человѣковъ».

Укрѣпляемые таковыми и подобными словами святаго, весьма многіе вѣрующіе мужественно предавали сами себя на тяжкія муки за Сладчайшаго Іисуса, Господа своего. Одинъ христіанинъ изъ особенно пламенѣющихъ вѣрою, ревнуя по Богѣ, рѣшился на такой смѣлый поступокъ. Когда былъ прочитанъ въ Никомидіи написанный на хартіи царскій указъ объ умерщвленіи христіанъ и потомъ прибитъ на видномъ мѣстѣ къ стѣнѣ, — онъ, выступивъ предъ всѣми, исповѣдалъ Христа и сорвавъ со стѣны этотъ указъ, разорвалъ его, громко обличая языческое злочестіе, — и, такимъ образомъ, явился первымъ мученикомъ въ Никомидіи.

Послѣ этого, весьма многіе изъ вельможъ и изъ придворныхъ начальствующихъ лицъ начали явно исповѣдывать Христа, провозглашая себя христіанами: таковыми были Дороѳей, Мардоній, Мигдоній, Петръ, Индисъ, Горгоній [2] съ прочею многочисленною дружиною; всѣ они добровольно предавали себя на мученія за Христа, и многіе изъ нихъ были погублены мучителями посредствомъ различныхъ казней.

Въ то же самое время, къ тягостнѣйшей скорби христіанъ, присоединилось еще слѣдующее обстоятельство. Неизвѣстно отчего — зажглись царскія палаты, и бóльшая часть ихъ сгорѣла. Злочестивые язычники оклеветали христіанъ, говоря, будто они по ненависти подожгли царскій дворецъ. Тогда ярость царя достигла до крайней степени и, ставъ лютѣе дикаго звѣря, онъ истреблялъ христіанъ въ великомъ множествѣ, осуждая ихъ то на усѣченіе мечемъ, то на сожженіе огнемъ. Несмотря на все это, вѣрующіе, видя мученическую смерть единовѣрныхъ своихъ братій и зная, что и имъ предлежитъ таковая же, разжегшись Божественною любовію, предавали себя мучителямъ на сожженіе огнемъ, какъ-будто въ какое-либо пріятное и прохладное мѣсто. А остальные многочисленные христіане были связаны мучителями, посажены на лодки и потоплены въ морской глубинѣ. По неукротимой своей ярости царь повелѣлъ потоплять не только живыхъ, но выкапывать изъ земли и бросать въ море ранѣе того погребенныя тѣла святыхъ мучениковъ, чтобы не почитали ихъ оставшіеся въ живыхъ христіане. Столь жестоко было гоненіе, во время коего святый Анѳимъ былъ разъискиваемъ, яко агнецъ на заколеніе (Ис. 53, 7). Прежде, чѣмъ растерзать пастыря, волки устремились на его стадо; но Божій Промыслъ и Покровъ хранили его въ одномъ селеніи, называемомъ «Семана», для того, чтобы онъ прежде привелъ къ Богу своихъ словесныхъ овецъ, а потомъ и самъ отошелъ къ Нему, запечатлѣвъ изліяніемъ своей крови вѣру церкви Никомидійской. Тогда же въ церкви, въ день Рождества Христова, сожжено было до двадцати тысячъ святыхъ мучениковъ [3], а остальные изъ паствы святаго Анѳима были заключены въ темницы. Святый же своими частыми письменными посланіями, которыя тайно отправлялъ къ христіанамъ, училъ ихъ и утверждалъ въ вѣрѣ; такъ что хотя и не былъ съ ними тѣломъ, по волѣ Божіей, бывъ удаленъ отъ нихъ на время, но духомъ своимъ со-присутствовалъ съ ними въ темницахъ, своими посланіями доставляя имъ пищу духовную. Овцы явно, а пастырь ихъ тайно боролись съ волками, и святый скрывался, не мученій боясь, но для того, чтобы ученіемъ и молитвою утвердить слабѣйшихъ въ вѣрѣ, укрѣпить немощнѣйшихъ, боязливыхъ сдѣлать мужественными, доколѣ всѣхъ представитъ Христу, а потомъ уже и самого себя предать на тѣ же мученія.

Одинъ изъ вѣрующихъ, укрѣпленный святымъ Анѳимомъ, по имени Зинонъ, воинъ по должности, изобличилъ предъ всѣми царя Максиміана въ злочестіи слѣдующимъ образомъ. Въ Никомидіи, близъ цирка, находился храмъ языческой богини Цереры [4]. Однажды Максиміанъ съ своими воинами и всѣмъ народомъ приносилъ идолу этой богини обильную жертву. Зинонъ же, во время этого нечестиваго праздника, ставъ на возвышенномъ мѣстѣ, громко воскликнулъ:

— «Обольщаешься ты, царь, поклоняясь бездушному камню и нѣмому дереву, ибо это обманъ бѣсовъ, приводящій къ погибели ихъ поклонниковъ. Познай, Максиміанъ, истину, и свои тѣлесныя очи, вмѣстѣ съ духовными, обрати къ небу: воззри, и изъ разсмотрѣнія сего пресвѣтлаго творенія уразумѣй о его Создателѣ, каковъ Онъ — Творецъ. Познай сіе изъ наблюденія надъ тварями; научись чтить Сего Бога, Который благоволитъ не къ крови закалаемыхъ и сжигаемыхъ въ удушливомъ дымѣ безсловесныхъ животныхъ, но къ чистымъ душамъ и чистому сердцу разумнаго созданія».

Услышавъ это, Максиміанъ повелѣлъ схватить Зинона и за таковыя дерзновенныя слова къ царю бить камнями въ лицо и уста. Мучители выбили ему зубы, растерзали лицо его, стерли его языкъ, исповѣдующій Христа, и, наконецъ, едва живаго извели изъ города и, по повелѣнію царскому, отсѣкли святую главу его.

Въ это время святый Анѳимъ изъ своего мѣстожительства, гдѣ онъ скрывался, послалъ діакона съ своими письмами къ находившемуся въ темницѣ Дороѳею и къ другимъ, заключеннымъ съ нимъ за Христа, увѣщевая ихъ къ терпѣнію, дабы они съ радостію готовы были умереть за Жизнодавца — Господа. Нечестивые схватили сего діакона и представили его съ письмами святаго Анѳима царю Максиміану. Царь прочелъ эти письма, и нашелъ написанное въ нихъ непріятнымъ для себя: въ письмахъ заключалось сердечное привѣтствіе святаго мученикамъ, усердное состраданіе о нихъ, отеческое наставленіе къ нимъ, пастырское ученіе, святительское благословеніе на подвигъ мученическій и укрѣпленіе къ ниспроверженію идоловъ. Сильно разгнѣвавшись на все сіе, царь повелѣлъ вывести всѣхъ мучениковъ изъ темницы и представить къ нему на судъ. Бросивъ на нихъ надменный и звѣрскій взоръ, онъ долго укорялъ ихъ. Потомъ велѣлъ прочитать посланія святаго Анѳима, въ укоръ и обличеніе ихъ.

— «Вы вѣруете обманчивымъ баснямъ этого злаго человѣка, — говорилъ онъ, — и слушаете его развращенное ученіе, а не царское повелѣніе!»

Вѣрующіе, слыша читаемое посланіе, глубоко радовались и, проливая слезы отъ радости, привѣтствовали стоявшаго въ отдаленіи діакона Анѳимова свѣтлымъ взоромъ, радостнымъ лицомъ и преклоненною головою; слова же святаго Анѳима, которыя были читаны для укоренія ихъ, они слагали въ сердцѣ своемъ.

Тогда царь сказалъ діакону:

— «Скажи намъ, откуда ты пришелъ? кто далъ тебѣ эти, развращающія народъ, посланія? и гдѣ скрывается тотъ, кто послалъ тебя?»

Діаконъ, раскрывъ уста, исполненныя благодати, началъ говорить слѣдующее:

— «Тотъ, кто посылаетъ сіи посланія, есть пастырь. Но такъ какъ онъ находится далеко отъ своего стада, то письмами наставляетъ его и возбуждаетъ къ благочестію; особенно же, когда онъ услышитъ про нашествіе многихъ волковъ на стадо словесное, тогда громко извѣщаетъ овецъ, что они должны дѣлать. Возвѣщаетъ же онъ имъ отъ Пастыреначальника слѣдующія слова: не убойтеся отъ убивающихъ тѣло, души же не могущихъ убити (Матѳ. 10, 28). Я принесъ это посланіе сему Христову стаду, чтобы сообщить имъ его содержаніе; но гдѣ нынѣ находится пославшій его, — о томъ не скажу, ибо было бы великимъ безуміемъ, если бы я сталъ предателемъ пастыря моего, отъ котораго всѣмъ приносится великая польза, который и безъ моего извѣщенія о немъ, скоро будетъ явленъ, ибо не можетъ градъ укрытися верху горы стоя (Матѳ. 5, 14).

Разгнѣванный этими мужественными словами, мучитель осудилъ святаго діакона, имя которому было Ѳеофанъ, на смерть. Прежде всего у него отрѣзали языкъ, столь благодатно вѣщавшій, а потомъ убили его, побивая камнями и пронзая стрѣлами. Послѣ сего царь приказалъ, посредствомъ разнообразныхъ мучительныхъ казней, умертвить и представленныхъ на судъ мучениковъ: святому Дороѳею усѣкнуть голову, Мардонія сжечь на кострѣ, Мигдонія живымъ бросить въ яму и засыпать землею, Горгонія, Индиса и Петра утопить въ морѣ, повѣсивъ на шею ихъ жерновый камень, и всѣхъ прочихъ погубить посредствомъ многихъ другихъ казней. Такимъ образомъ, всѣ они различными путями смерти преставились ко Господу. Тѣла мучениковъ, которыя были брошены въ море, рыбаки потомъ изловили сѣтями, и одна дѣвица, по имени Домна, погребла ихъ. Узнавъ объ этомъ, язычники усѣкли ее мечемъ, въ то время когда она молилась надъ мощами святыхъ мучениковъ. Въ то-же время и Евѳимій, который своею проповѣдью обратилъ многихъ къ исповѣданію Христа и мученическому подвигу, тамъ-же въ Никомидіи, послѣ различныхъ мученій, принялъ кончину мученическую, будучи усѣченъ мечемъ. Послѣ всего этого, приспѣло время пострадать за исповѣданіе Іисуса Христа и святому Анѳиму.

Когда онъ скрывался въ вышеупомянутомъ селеніи Семанѣ и тайно сѣялъ слово Божіе и умножалъ вѣру во Христа, Максиміанъ провѣдалъ о немъ и немедленно послалъ двадцать воиновъ, чтобы схватить его. Достигнувъ этого селенія, они встрѣтили здѣсь святаго Анѳима и его же самого спрашивали:

— «Гдѣ находится Анѳимъ, учитель христіанскій?»

Встрѣтивъ воиновъ, Анѳимъ повелъ ихъ въ свою хижину и сказалъ:

— «Я сообщу вамъ объ Анѳимѣ и предамъ его въ ваши руки, но только отдохните немного съ дороги».

Затѣмъ онъ предложилъ имъ вкусить пищи и устроилъ имъ посильную трапезу, радушно угощая ихъ. Послѣ сего святый открылся предъ ними, что онъ — Анѳимъ.

— «Я, — сказалъ онъ, — тотъ, котораго вы ищите; возмите же меня и ведите къ пославшему васъ».

Услыхавъ это, воины изумились и стыдились поднять взоры на почтенныя сѣдины Анѳима, потому что видѣли его сердечный пріемъ и привѣтливое угощеніе. И вотъ они стали разсуждать между собою о томъ, что они должны повести сего невиннаго и добраго человѣка не для благополучія его въ сей жизни, а къ мучителю, на крайнюю скорбь и имѣющую послѣдовать послѣ лютыхъ мученій очевидную смерть. Имъ стало жаль Анѳима и стыдно предъ нимъ, и они сказали святому:

— «Не возмемъ мы тебя съ собою, но совѣтуемъ тебѣ скрыться; а мы скажемъ предъ Максиміаномъ, что вездѣ, въ окрестностяхъ Никомидіи, мы искали Анѳима и нигдѣ его не нашли».

Но Анѳимъ ревностно сохранялъ заповѣди Господни и посему убѣждалъ ихъ говорить правду, такъ какъ не желалъ, чтобы ради его говорили ложь, и притомъ стремился пострадать и умереть за Христа; посему онъ пошелъ вмѣстѣ съ ними. По пути онъ проповѣдывалъ имъ слово Божіе, уча ихъ вѣрѣ въ Господа нашего Іисуса Христа. Не безъ слѣда падало это сѣянное Анѳимомъ сѣмя слова Божія, но попало на добрую землю: оно вкоренилось въ сердца воиновъ, процвѣло тамъ и возросло къ усовершенію ихъ въ вѣрѣ. Когда они достигли рѣки, Анѳимъ сотворилъ о нихъ молитву и крестилъ ихъ во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Потомъ они опять отправились въ путь, ведя душеполезную бесѣду, пока не достигли Никомидіи. Когда Анѳимъ вошелъ въ городъ, о немъ было возвѣщено Максиміану, — и тотъ повелѣлъ представить его связаннымъ къ себѣ.

И вотъ святый предсталъ предъ мучителемъ со связанными позади руками: ибо, во свидѣтельство истины, такъ именно должно было ему явиться предъ судилищемъ нечестивыхъ язычниковъ связаннымъ, какъ бы злодѣю; но онъ былъ свободенъ душою и обратилъ ее къ небу, откуда ждалъ помощи. Мучитель приказалъ принести всѣ орудія, употребляемыя при мученіяхъ, чтобы, прежде всего, устрашить Анѳима однимъ видомъ ихъ, расчитывая, что святый, убоявшись ихъ, согласится исполнить волю царскую. Потомъ начали спрашивать его:

— «Ты ли тотъ Анѳимъ, который, заблуждаясь относительно одного простого человѣка, по имени Христа, приводитъ въ это же заблужденіе и простой народъ, обманывая его и возбуждая противиться нашему царскому повелѣнію, а нашихъ боговъ безчисленными ругательствами хуля и укоряя?»

Анѳимъ же, посмѣявшись надъ принесенными орудіями мученій и надъ словами царскими, сказалъ:

— «Знай, царь, что я совсѣмъ бы не отвѣчалъ на этотъ твой вопросъ, если бы не совѣтовалъ мнѣ того Божественный Апостолъ, наставляющій насъ быть готовыми всегда ко отвѣту всякому вопрошающему насъ словесе о нашемъ упованіи, ибо обѣшалъ намъ Богъ дать уста и премудрость, ейже не возмогутъ противитися или отвѣщати намъ вси противляющіся намъ (1 Пет. 3, 15; Лук. 21, 15). И я первый насмѣялся надъ вашими идолами, которыхъ вы называете богами; теперь же я смѣюсь надъ твоимъ великимъ безуміемъ, что ты надѣялся отторгнуть меня отъ Создателя моего, Который и тебя, неблагодарное созданіе, почтилъ Своимъ образомъ. За что ты меня привелъ связаннымъ на свой судъ и положилъ предъ моими глазами орудія мученій? Не хочешь ли ты ими устрашить меня, чтобы я, убоявшись, повиновался твоему безбожному повелѣнію? Но этимъ ты не въ состояніи устрашить того, кто самъ желаетъ умереть за Господа своего. Предлагай это вниманію тѣхъ, которые малодушны и трусливы, для которыхъ сія временная жизнь представляется великимъ утѣшеніемъ, а потеря временной жизни — великою скорбію: устрашай ихъ, а не меня. Для меня же сіе бренное тѣло и сія временная жизнь суть какъ-бы тяжкія узы и темница, не позволяющія моей душѣ перейти къ вожделѣнному Богу; твои же угрозы, казни и мученія для меня тѣмъ пріятнѣе всякаго земного наслажденія, что за ними послѣдуетъ смерть, которая, освободивъ меня отъ тѣлесныхъ узъ, переселитъ туда, куда устремлено все мое желаніе».

Послѣ того, какъ святый произнесъ сіи слова, мучитель повелѣлъ бить его камнями по шеѣ. Анѳимъ же, съ благодарностію принимая эти побои, какъ начало страданій за Христа и основаніе вѣнцовъ мученическихъ, искалъ еще бóльшихъ страданій, желая наслѣдовать высшее воздаяніе и, то насмѣхаясь и поругаясь надъ мучителемъ, то приводя его въ сильнѣйшій гнѣвъ, чтобы повелѣлъ мучить его тягчайшими страданіями, повторялъ грозное пророческое слово: бози, иже небесе и земли не сотвориша, да погибнутъ (Іер. 10, 11).

Сіи слова пронзили сердце мучителя яростію, и онъ повелѣлъ раскаленными острыми желѣзными кольями насквозь просверлить ноги священномученика. Но и сіе мученіе было для святаго радостію, и онъ, радуясь, прославлялъ Бога, сподобившаго его терпѣть за имя Господа Іисуса Христа таковыя страданія. Потомъ Максиміанъ повелѣлъ разложить на землѣ острые черепки, возложить на нихъ страдальца нагимъ и въ такомъ состояніи бить еще сильнѣе палками, чтобы сердце его пронзала сугубая боль: сверху отъ біенія палками, снизу отъ острыхъ черепковъ. Но святый и тогда не отчаивался въ своей побѣдѣ надъ мучителемъ, воспѣвая:

— «Благодарю Тя, Господи, Царю вѣковъ, яко препоясалъ мя еси силою на брань, спялъ еси вся востающія на мя подъ мя, и враговъ моихъ далъ ми еси хребетъ, и не навидящыя мя потребилъ еси» (Псал. 17, 40-41).

Тогда мучитель изобрѣлъ иную муку: раскаливъ мѣдные сапоги, надѣли ихъ на ноги Анѳима. Но Божественная благодать свыше осѣнила страдальца, укрѣпляя его въ страданіяхъ, и онъ слышалъ голосъ, обѣщавшій ему вскорѣ вѣнецъ небесный, и сей голосъ исполнилъ сердце Анѳима блаженстномъ. Отъ сего Божественнаго утѣшенія святый началъ явно предъ всѣми не обращать вниманія на мученія, и лицо его озарилось небесною радостью, какъ будто онъ не претерпѣвалъ никакого страданія. При видѣ этого, мучитель изумился и говорилъ про святаго Анѳима, что онъ — волхвъ и посредствомъ какого-то волшебства превозмогаетъ огненную силу жженія. Стали спрашивать его: почему онъ, находясь въ такихъ мученіяхъ, радуется?

— «Потому я такъ радуюсь, — отвѣчалъ святый, — что настоящія страданія служатъ мнѣ твердымъ упованіемъ обѣщанныхъ благъ; въ скоромъ же времени я препобѣжду твою надменную гордыню и докажу, что твои боги много безпомощнѣе силъ человѣческихъ, и ты будешь каяться о злобѣ своей во вѣки, но безъ пользы, — и не прежде отойдешь изъ сей жизни, чѣмъ будешь осужденъ на вѣчную погибель».

Еще болѣе раздраженный сими словами, мучитель приказалъ привязать святаго къ колесу и привести ось колеса вмѣстѣ съ нимъ во вращательное движеніе, причемъ тѣло его жечь огнемъ. Но когда слуги начали исполнять царское повелѣніе, привязали Анѳима къ колесу и стали разводить подъ нимъ огонь, то они сами внезапно упали какъ-бы мертвыми. Колесо остановилось, и огонь устремился на нихъ и опалилъ ихъ, и они послѣ повѣдали мучителю слѣдующее:

— «Когда мы начали вращать колесо и поджигать привязаннаго къ нему, около насъ появились три свѣтоносныхъ мужа и сказали: «не бойся, рабъ Божій Анѳимъ!» Когда же они обратили взоръ свой на насъ, напалъ страхъ на насъ, и огонь подъ колесомъ обратился на наши лица и попалилъ насъ».

Услыхавъ это, мучитель былъ пораженъ, но все сіе приписалъ волхвованію. Послѣ того святаго Анѳима сняли съ колеса, и царь угрожалъ ему усѣченіемъ меча, если онъ не принесетъ жертвы идоламъ. Мученикъ же, услыхавъ о томъ, что ему предстоитъ усѣченіе мечемъ возрадовался и усердно молилъ Бога, да дастъ ему скорѣе отойти къ своему стаду, возшедшему къ небу путемъ мученичества прежде него, дабы и онъ могъ сказать: се азъ и дѣти, яже ми даде Богъ (Ис. 8, 18).

Но злочестивый царь предварительно повелѣлъ ввергнуть святаго въ темницу и связать желѣзными цѣпями. Когда Анѳима вели въ темницу, то онъ славилъ и благословлялъ Бога за все. — И вотъ внезапно озарилъ его съ неба свѣтъ, цѣпи его расторглись, а слуги, ведущіе его, пали на землю отъ страха. Но Анѳимъ, поднявъ ихъ, велѣлъ исполнить то, что имъ было приказано. Дошедши до темницы, святый вошелъ въ нее и остался въ ней среди заключенныхъ тамъ злодѣевъ и разбойниковъ; но онъ радовался, какъ будто былъ введенъ на пиръ, или брачное торжество. Предложивъ узникамъ духовную пищу слова Божія и представивъ имъ питіе благочестія, онъ пріобрѣлъ ихъ Христу и присоединилъ къ Его святой Церкви, научивъ вѣрѣ и добрымъ дѣламъ; тамъ-же, въ темницѣ, онъ возродилъ ихъ водою святаго крещенія. И стала та темница свѣтлою церковію, исполненную даровъ Духа Святаго, гдѣ вѣрующіе днемъ и ночью приносили Богу жертву хваленія.

Узнавъ объ этомъ, Максиміанъ повелѣлъ привести къ нему святаго Анѳима и старался ласкательствами склонить его къ поклоненію языческимъ богамъ, обѣщая сдѣлать его первымъ изъ жрецовъ идольскихъ. Но Анѳимъ съ обычнымъ своимъ дерзновеніемъ отвѣчалъ царю:

— «Я и прежде твоихъ словъ — высшій посреди Божіихъ іереевъ священникъ [5]; — священникъ же я Пастыреначальника Христа, Который въ плоть мою облекся, и ко мнѣ, ради меня, снисшелъ съ небесъ. Онъ послужилъ предъ Богомъ-Отцомъ искупительною жертвою за людей, умеръ на крестѣ, былъ погребенъ и чрезъ три дня воскресъ, и вознесся со славою на небеса, возводя туда всѣхъ вѣруюшихъ въ Него. Его — я священникъ и потому себя самого приношу Ему въ жертву живую. А ваши жречество и жертвы и мнимые боги суть тьма и пойдутъ во тьму вѣчную».

Услыхавъ это, мучитель осудилъ Анѳима на смерть. И пошелъ святый на смерть, исполненный небесной радости.

— «Нынѣ, — говорилъ онъ, — время моего веселія, нынѣ исполненіе моего желанія, нынѣ отверзается мнѣ дверь вѣчной жизни, да, изшедши отъ тѣла, вниду ко Господу, и насыщуся, внегда явится предо мною слава Его».

Достигнувъ мѣста казни, гдѣ онъ чрезъ временную смерть имѣлъ перейти въ нескончаемую жизнь, святитель испросилъ себѣ время для молитвы и, помолившись, склонилъ святую главу свою подъ сѣкиру, которою и былъ, согласно повелѣнію царя, усѣченъ, и такъ онъ пріялъ конецъ мученичества своего за Христа, сентября 3-го дня. Когда наступилъ вечеръ, нѣкоторые изъ вѣрующихъ тайно пришли на мѣсто казни, взяли съ собою многострадальное тѣло святаго Анѳима и съ честію погребли его, прославляя Святую Троицу, Отца и Сына и Святаго Духа, Единаго Бога, Которому — слава во вѣки, аминь [6].

Примѣчанія:
[1] Въ 284 году римская имперія раздѣлилась на восточную и западную: первою управлялъ Діоклитіанъ, а второю другъ его Максиміанъ; царствовали съ 284 по 305 годъ. Но здѣсь разумѣется не соцарствовавшій соправитель Діоклитіану Максиміанъ, а зять перваго — Максиніанъ Галерій, соправитель перваго на востокѣ римской имперіи, и послѣ его преемникъ (305-311 г.). Гоненіе на христіанъ при Діоклитіанѣ началось въ 303 г. Причиною гоненія былъ Галерій, убѣдившій Діоклитіана издать общій законъ противъ христіанъ. Законъ предписывалъ — христіанскіе храмы разрушатъ, сожигать книги Священнаго Писанія и лишать христіанъ всѣхъ гражданскихъ правъ и должностей. Гоненія при Діоклитіанѣ отличались, во первыхъ, жестокостію мученій, во вторыхъ, обиліемъ числа мучениковъ, умерщвляемыхъ за-разъ, отъ 10 до 100 и болѣе въ одинъ день.
[2] Дороѳей — препозитъ (чиновникъ); Петръ и Горгоній — сановники двора. Мощи Горгонія перенесены въ Римъ. Мигдоній носитъ названіе по мѣсту происхожденія: Мигдонскій, т. е. Фригійскій, или Масійскій (въ западной и сѣверо-западной части Малой Азіи), Индись — эвнухъ. См. о нихъ далѣе въ этомъ же житіи.
[3] Память св. двадцати тысячъ мучениковъ въ Никомидіи и между ними мчч.: Зинона, Дороѳея, Гликеріи, Ѳеофила, Петра, Мардонія, Мигдонія, Индиса, Горгонія, Евѳимія и мчц.: Агавіи, Домны и Ѳеофилы, совершается 28-го декабря.
[4] Церера или Деметра — римская и греческая богиня плодородія, земледѣлія и брака. Безнравственные обряды въ честь этой богини особенно были распространены во Фригіи, лежавшей рядомъ съ Виѳиніей.
[5] Т. е. епископъ.
[6] Мученическая кончина св. Анѳима должна быть отнесена къ 303-му году: въ этомъ году Діоклитіанъ велѣлъ сжечь въ Никомидіи храмъ со всѣми бывшими тамъ христіанами, издалъ указъ, воспрещавшій христіанамъ собираться для богослуженія, и потомъ — другой указъ, повелѣвавшій заключать епископовъ, пресвитеровъ и діаконовъ въ темницы и требовать отъ нихъ принесенія жертвы языческимъ богамъ, въ случаѣ же отказа — пытать и убивать. — Византійскій императоръ Юстиніанъ (цар. съ 527 по 565 г.) построилъ въ честь священномученика Анѳима великолѣпный храмъ на берегу Золотого Рога, украсивъ его мраморомъ и золотомъ. Императоръ Левъ Великій создалъ ему храмъ близъ Ксироцирка. Въ X вѣкѣ глава св. Анѳима находилась въ Никомидіи, гдѣ отъ нея происходило много чудесъ и постоянно произрастали власы на ней.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга первая: Мѣсяцъ Сентябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1903. — С. 61-72.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0