Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - пятница, 28 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Октябрь.
День двадцать девятый.

Житіе преподобнаго Аврамія Затворника и блаженной Маріи.

Горячо любя своего сына, родители понуждали его вступить въ бракъ. Онъ сначала отказывался, но потомъ, послѣ многихъ и усиленныхъ просьбъ, вопреки своему желанію, повиновался родителямъ.

На седьмой день послѣ брака, когда Аврамій сидѣлъ однажды въ опочивальнѣ съ своею женою, въ его сердцѣ внезапно возсіяла, подобно свѣту, благодать Божія и, никому ничего не сказавъ, онъ тайно удалился изъ дому. По Божественному внушенію, онъ вышелъ изъ города [1] и, на разстояніи двухъ тысячъ шаговъ отъ него, нашелъ необитаемую хижину; въ ней онъ и поселился съ радостнымъ сердцемъ, прославляя Бога. Родители съ родственниками, скорбя о его исчезновеніи, повсюду стали искать блаженнаго. По прошествіи семидесяти дней, они нашли его въ келліи молящимся Богу, и весьма удивились. Блаженный же сказалъ имъ:

— «Не удивляйтесь, но прославьте Человѣколюбца Бога, избавившаго меня отъ суетнаго міра и молите за меня Господа, дабы Онъ даровалъ мнѣ до конца донести благое иго, коего Онъ сподобилъ меня, и оставьте меня жить здѣсь ради любви къ Богу въ безмолвіи, дабы мнѣ исполнить святую волю Его».

Родители блаженнаго, увидѣвъ его непреклонное рѣшеніе, произнесли: «аминь».

Святый Аврамій сталъ умолять ихъ, чтобы они не безпокоили его своими посѣщеніями, и, затворивъ двери, оставилъ только небольшое оконце, чрезъ которое и принималъ пищу. Послѣ этого, мысль блаженнаго еще болѣе просвѣтилась благодатію, и онъ преуспѣвалъ въ добродѣтельной жизни, въ великомъ воздержаніи, въ смиреніи, любви и цѣломудріи. Слава о немъ прошла повсюду, и всѣ слышавшіе приходили повидать и послушать его, потому что ему даровано было слово премудрости, разума и утѣшенія.

По истеченіи десяти лѣтъ, послѣ удаленія блаженнаго изъ родительскаго дома, родители его умерли и оставили ему большое богатство. Аврамій, не желая оставить своей молитвы и безмолвія, упросилъ одного близкаго друга, чтобы тотъ роздалъ нищимъ все доставшееся ему имущество; поступивъ такъ, онъ оставался безпечальнымъ; ибо главное попеченіе блаженнаго заключалось въ томъ, чтобы умъ его не прилѣплялся къ земнымъ предметамъ, и поэтому онъ ничего не имѣлъ на землѣ, кромѣ одной верхней одежды, власяницы, кувшина, изъ котораго онъ ѣлъ и пилъ, и рогожи, на которой спалъ. Во всѣ годы своего иночества онъ не измѣнилъ своего правила, а въ иночествѣ, съ великою любовію и усердіемъ къ Богу, онъ пробылъ пятьдесятъ лѣтъ.

Среди окружавшихъ городъ селеній находилась одна весьма большая деревня [2], въ которой всѣ, отъ малаго до великаго, были язычники, и никого не находилось, кто бы могъ обратить ихъ къ Богу. Многіе пресвитеры и діаконы, будучи посылаемы туда епископомъ той страны, не отвратили ихъ отъ идольскаго обольщенія, потому что они не могли переносить всѣхъ, постигавшихъ ихъ, трудностей и оскорбленій. Многіе и монахи неоднократно пытались обратить язычниковъ, но, ничего не успѣвая, оставляли ихъ. Одинъ разъ епископъ, бесѣдуя съ клириками своими, вспомнилъ блаженнаго Аврамія и сказалъ:

— «Я въ своей жизни не видалъ такого человѣка, какъ Аврамій, — сего мужа, достигшаго совершенства во всякомъ благомъ и Богоугодномъ дѣлѣ».

Клирики отвѣчали ему:

— «Да, владыко, онъ Божій рабъ и инокъ совершеннѣйшій».

Епископъ на сіе сказалъ имъ:

— «Я желаю сдѣлать его священникомъ для сей деревни: онъ своимъ терпѣніемъ и любовію въ состояніи будетъ расположить къ себѣ сердца ихъ и обратить къ Богу».

И немедленно вмѣстѣ съ клиромъ онъ отправился къ блаженному. Когда они пришли и поздоровались, епископъ сталъ говорить Аврамію о той деревнѣ и сталъ упрашивать его, чтобы онъ отправился туда. Услышавъ сіе, Аврамій сильно опечалился и сказалъ епископу:

— «Отче святый! Прости меня: предоставь мнѣ лишь плакать о грѣхахъ моихъ; я слабъ и непригоденъ для сего дѣла».

— «Силою благодати Божіей, — сказалъ на это епископъ, — ты возможешь совершить сіе: не лѣнись же на доброе послушаніе».

Тогда блаженный сказалъ:

— «Умоляю твою святыню, оставь мое ничтожество, чтобы оплакивать мнѣ мои беззаконія».

Епископъ на это отвѣтилъ ему:

— «Вотъ ты оставилъ міръ и все, что въ мірѣ, возненавидѣлъ, сораспялся Христу и исполнилъ всѣ Его повелѣнія, но послушанія не имѣешь».

Услышавъ сіе, Аврамій прослезился горько и сказалъ:

— «Кто такое я? Песъ смрадный, и что моя жизнь, если ты такъ помыслилъ обо мнѣ?»

— «Находясь здѣсь, — отвѣчалъ епископъ, — ты спасешь одного лишь себя, а тамъ, при помощи Божіей благодати, спасешь и обратишь ко Господу многихъ».

Тогда блаженный, плача, сказалъ:

— «Да будетъ воля Божія! Пойду ради послушанія».

Епископъ, выведя его изъ келліи, ввелъ въ городъ и, рукоположивъ его, съ великою радостію отправилъ вмѣстѣ съ клиромъ въ то селеніе.

На пути блаженный такъ молился Богу:

— «Благій Человѣколюбче! Ты видишь мою немощь. Пошли на помощь мнѣ благодать Твою, дабы прославилось Пресвятое имя Твое».

Придя въ селеніе и увидѣвъ людей, одержимыхъ бѣсовскими обольщеніями, служащихъ идоламъ, Аврамій горько заплакалъ. Устремивъ очи свои къ небу, онъ сказалъ:

— «Боже, Едине Безгрѣшне! не презри дѣлъ рукъ Твоихъ».

Послѣ сего онъ послалъ въ городъ къ тому близкому своему другу, которому поручилъ раздать нищимъ оставшееся послѣ родителей имущество, чтобы онъ прислалъ ему часть его денегъ для устроенія церкви. Другъ не замедлилъ прислать ему, сколько нужно было для его потребы. Тогда блаженный началъ созидать храмъ Божій и въ короткое время выстроилъ благолѣпную церковь и изукрасилъ ее, какъ прекраснѣйшую невѣсту. Въ то время, какъ устроялась церковь, блаженный приходилъ и молился Богу посреди идоловъ, ни съ кѣмъ не говоря ни слова. По устроеніи церкви, онъ принесъ тамъ съ горячими слезами такую молитву Господу:

— «Господи! собери разсѣянныхъ людей сихъ и введи ихъ въ сію церковь, просвѣти ихъ умственныя очи, дабы они познали Тебя, Единаго Благаго и Человѣколюбиваго Бога».

Окончивъ молитву, онъ вышелъ изъ церкви, и, сокрушивъ языческій жертвенникъ, ниспровергъ всѣхъ идоловъ. Увидѣвъ случившееся, язычники устремились на святаго, подобно дикимъ звѣрямъ, и съ побоями выгнали его вонъ изъ селенія. Ночью онъ возвратился, проникъ опять въ селеніе, и, войдя въ церковь, сталъ съ воплемъ и плачемъ молиться Богу, дабы Онъ спасъ погибающихъ людей. Съ наступленіемъ утра, язычники застали его молящимся въ церкви и пришли въ страхъ. (Они приходили всякій день въ церковь — не для молитвы, а для того, чтобы видѣть благолѣпіе и красоту зданія). Блаженный же сталъ умолять ихъ, чтобы они познали Бога, но они били его, какъ бы неодушевленный камень, кольями, и, поваливши на землю, накинули на шею петлю и поволокли изъ селенія. Думая, что онъ уже умеръ, они положили на него камень и, оставивъ его, ушли. Онъ же, будучи едва живымъ, въ полночь пришелъ въ сознаніе и, вставши, сталъ горько плакать и такъ молиться Господу:

— «Владыко! зачѣмъ Ты презрѣлъ слезы мои и смиреніе мое? зачѣмъ отвратилъ лице Твое отъ меня и презрѣлъ дѣло рукъ моихъ? Призри теперь, Владыко, на раба Твоего, услыши мою молитву, укрѣпи меня и освободи рабовъ Твоихъ отъ узъ діавольскихъ и даруй имъ познать Тебя, Единаго Истиннаго Бога, ибо нѣтъ другаго Господа, кромѣ Тебя».

Затѣмъ Аврамій пришелъ въ селеніе и, войдя въ церковь, стоялъ, воспѣвая и творя молитву. Вторично, съ наступленіемъ утра, пришли язычники и, увидѣвъ его живымъ, сначала изумились, но потомъ снова стали мучить блаженнаго: поваливъ его на землю, они накинули ему веревку на шею и волочили его по селенію. Такъ страдалъ блаженный до трехъ лѣтъ, претерпѣвая всѣ муки, какъ твердый камень вѣры, будучи и побиваемъ, и гонимъ. За всѣ эти мученія онъ не гнѣвался на нихъ, не ропталъ, не былъ малодушенъ и, терпя, не унывалъ, но еще сильнѣе возгорался любовію къ Богу и сожалѣніемъ къ заблуждающимся; онъ умолялъ и поучалъ — старцевъ, какъ отцовъ, юныхъ — какъ братій, дѣтей же, какъ собственныхъ чадъ, подвергаясь самъ обидамъ и поруганіямъ.

Однажды всѣ живущіе въ томъ селеніи, отъ малаго до великаго, собрались всѣ вмѣстѣ и, удивленные жизнію Аврамія, стали такъ говорить между собою:

— «Видите ли великое терпѣніе сего мужа? видите ли неизглаголанную его любовь къ намъ? онъ, будучи сильно озлобляемъ нами, не отошелъ отсюда и никому не сказалъ обиднаго слова и даже не отвернулся отъ насъ, но претерпѣваетъ все сіе съ большою радостію. Поистинѣ онъ посланъ къ намъ для жизни нашей отъ Бога, о Которомъ онъ всегда говоритъ; онъ говоритъ, что наступитъ небесное царство, рай, вѣчная жизнь, и слова его истинны; потому что если бы не было такъ, какъ онъ говоритъ, онъ не претерпѣвалъ бы столъ много зла отъ насъ. Имъ обнаружено безсиліе и нашихъ боговъ, такъ какъ они не могли его наказать, когда онъ сокрушалъ ихъ. Поистинѣ онъ — рабъ Бога Живаго, и все имъ сказанное суть истина. И такъ приступите, чтобы увѣровать въ проповѣдуемаго имъ Бога».

Такимъ образомъ, всѣ, устремившись, единодушно пришли въ церковь, взывая:

— «Слава Богу Небесному, пославшему Своего раба, который спасъ насъ отъ діавольскаго обольщенія!»

Увидѣвъ пришедшихъ язычниковъ, блаженный возрадовался великою радостію, и лицо его было подобно утреннему свѣту. Отверзши уста свои, онъ сказалъ имъ:

— «Отцы мои, братія и чада! пріидите и воздадимъ славу Богу, просвѣтившему ваши сердечныя очи, дабы познать Его и очиститься отъ нечистоты идольской. Итакъ, отъ всей души вѣруйте въ Живаго Бога, такъ какъ Онъ — Творецъ неба и земли и всего, чтó въ нихъ, — безначальный, несказанный, непостижимый, свѣтоподатель, человѣколюбецъ, грозный и правосудный Господь. Вѣруйте же и въ Единороднаго Его Сына, Который есть Его премудрость, сила и воля, и въ Пресвятаго Его Духа, все оживляющаго, — и, увѣровавши, получите жизнь небесную».

Всѣ на это отвѣтили:

— «Отецъ нашъ и наставникъ нашей жизни! мы вѣруемъ такъ, какъ ты говоришь и учишь насъ, и готовы дѣлать то, что ты намъ повелишь».

Послѣ сего блаженный, собравъ всѣхъ, крестилъ ихъ отъ мала до велика, около тысячи душъ, во имя Отца и Сына и Святаго Духа, — и каждый день читалъ имъ Божественное Писаніе, поучая ихъ и сообщая имъ то, что касается царствія небеснаго, рая, геенны огненной, правды, вѣры и любви. Они становились какъ-бы плодородною землею, пріемлющею хорошія сѣмена и приносящею плодъ — иногда сто, иногда шестьдесятъ, иногда тридцать (Матѳ. 13, 23). Такимъ образомъ они съ великимъ усердіемъ, прилежаніемъ и съ наслажденіемъ слушали его ученіе и повиновались его словамъ. Имѣя предъ своими глазами блаженнаго какъ-бы ангела Божія и привязавшись къ нему союзомъ любви, они внимали его святому ученію.

Блаженный послѣ того, какъ они увѣровали, прожилъ среди нихъ одинъ годъ, день и ночь обучая ихъ слову Божію. А потомъ, увѣрившись въ ихъ любви къ Богу и твердой вѣрѣ, онъ пожелалъ оставить ихъ, такъ какъ видѣлъ, что они его горячо полюбили и весьма почитали, и боялся, какъ-бы его помыслъ не привязался къ какимъ-либо земнымъ пристрастіямъ и какъ-бы не поколебаться ему среди своихъ иноческихъ подвиговъ. Итакъ, вставъ однажды ночью, онъ такъ помолился Богу:

— «Едине Безгрѣшный, Едине Святый, во святыхъ почиваяй, Едине Человѣколюбче и милосердый Владыко, просвѣтившій очи сихъ людей и освободившій ихъ отъ идольскаго обольщенія, даровавшій имъ разумѣть Тебя, соблюди и сохрани ихъ, Владыко, до конца и защити сіе доброе Твое стадо, которое Ты пріобрѣлъ по многому Твоему человѣколюбію, огради ихъ оплотомъ Твоей благодати, постоянно просвѣщай ихъ сердца, дабы они, благоугодивъ Тебѣ, сподобились Небеснаго Твоего Царствія: Защити и меня, слабаго и недостойнаго, и не поставь мнѣ сего во грѣхъ, потому что Ты, Всевѣдущій, знаешь, что я Тебя люблю и къ Тебѣ стремлюсь».

По окончаніи молитвы, святый осѣнилъ себя крестнымъ знаменіемъ и тайно ушелъ оттуда въ иное мѣсто и скрылся отъ нихъ. Съ наступленіемъ утра, новопросвѣщенные, по обыкновенію, пришли въ церковь и, ища святаго, не нашли его, и, удивляясь, ходили, какъ потерянныя овцы, и, со слезами призывая своего пастыря по имени, искали его. Послѣ того, какъ они, повсюду разъискивая, не нашли его, они сильно опечалились и немедленно пошли къ епископу и разсказали ему о случившемся. Послѣдній, услышавъ это, опечалился и съ поспѣшностію разослалъ многихъ слугъ на поиски блаженнаго, особенно въ виду слезъ и просьбъ его стада, — и его искали посланные, какъ драгоцѣнный камень, но не находили. Епископъ, придя съ клиромъ въ селеніе и увидавъ всѣхъ утвержденныхъ въ вѣрѣ и любви Христовой, избралъ изъ среды ихъ достойныхъ, поставилъ ихъ пресвитерами и діаконами и, благословивъ ихъ, удалился.

Услышавъ все сіе, блаженный возрадовался отъ всего своего сердца, прославилъ Бога и сказалъ:

— «Что я Тебѣ воздамъ, о благій мой Владыко, за все, что Ты воздалъ мнѣ? Покланяюсь и прославляю Твое промышленіе!»

Помолившись такъ, онъ удалился въ свою келлію, въ которой находился и раньше. Онъ устроилъ себѣ другую небольшую келлію отдѣльно отъ первой и, радуяся о Бозѣ, Спасѣ своемъ, затворился внутри ея. Діаволъ же, взирая на всѣ сіи подвиги Аврамія, еще болѣе возгорѣлся ненавистію и всячески старался низложить добраго воина Христова. Пытаясь внушить ему помыслъ гордости, онъ пришелъ къ нему однажды съ хвалебными словами. Разъ, когда блаженный стоялъ въ полночь на молитвѣ, внезапно въ келліи его возсіялъ свѣтъ и послышались какъ бы отъ Бога сіи слова:

— «Аврамій! блаженъ ты, блаженъ, такъ какъ никто среди людей не исполнилъ Моей воли такъ, какъ ты».

Но блаженный тотчасъ же уразумѣлъ непріязненное обольщеніе и, возвысивъ свой голосъ, сказалъ:

— «Исполненный лести и погибели! Да будетъ твоя злоба вмѣстѣ съ тобою въ погибель! Я — человѣкъ грѣшный, но имѣю упованіе на благодать и помощь Бога моего и не боюсь тебя, равно какъ не устрашаютъ меня и твои появленія. Для меня непобѣдимая стѣна — имя Спасителя моего Іисуса Христа, Котораго я возлюбилъ, и именемъ Котораго запрещаю тебѣ, песъ нечистый, это дѣлать».

И внезапно діаволъ исчезъ, какъ дымъ.

Въ другой разъ, по прошествіи немногихъ дней, когда блаженный молился ночью, сатана пришелъ, держа въ рукахъ топоръ, и, разсѣкая имъ все, сталъ разорять и его келлію. И когда уже готовилось разрушеніе келліи, бѣсъ закричалъ другимъ бѣсамъ громкимъ голосомъ:

— «Друзья мои, поспѣшите, поспѣшите поскорѣе, чтобы намъ войти и удавить его».

Блаженный же сказалъ:

— «Вси языцы обыдоша мя, и именемъ Господнимъ противляхся имъ» (Псал. 117, 10).

И сатана немедленно исчезъ, и келлія осталась невредима. И еще послѣ нѣсколькихъ дней, молясь въ полночь, онъ увидалъ, что подстилка, на которой онъ стоитъ, горитъ жаркимъ пламенемъ. Наступивъ на пламень, онъ сказалъ:

— «На аспида и василіска наступлю и поперу льва и змія (Псал. 90, 13) и всю силу вражію, ради имени Господа моего, Іисуса Христа, помогающаго мнѣ».

Сатана убѣжалъ и закричалъ громкимъ голосомъ:

— «Я одолѣю тебя, злообразный, потому что я изобрѣлъ противъ тебя новую хитрость».

Однажды, когда блаженный вкушалъ пищу, діаволъ опять вошелъ въ его келлію въ образѣ юноши и, приблизившись, хотѣлъ опрокинуть на землю сосудъ, изъ котораго онъ ѣлъ. Замѣтивъ сіе, блаженный продолжалъ держать сосудъ и вкушать, нисколько не боясь, а діаволъ стоялъ предъ нимъ. Затѣмъ діаволъ поставилъ свѣтильникъ и на немъ свѣчу и громкимъ голосомъ сталъ пѣть:

— «Блажени непорочніи въ путь, ходящіи въ законѣ Господни» (Псал. 118, 1), и онъ до конца пропѣлъ тотъ псаломъ.

Святый не отвѣчалъ ему, пока не окончилъ своей трапезы. Послѣ сего онъ перекрестился и сказалъ, обращаясь къ діаволу:

— «Песъ нечистый, треокаянный, безсильный и трусливый! Если ты знаешь, что непорочніи суть блажени, то зачѣмъ ты безпокоишь ихъ? Ибо всѣ надѣющіеся на Бога и любящіе Его отъ всего сердца суть блаженны и треблаженны».

Діаволъ отвѣчалъ:

— «Я досаждаю имъ, чтобы побѣдить ихъ: я буду соблазнять ихъ и отвращать ихъ отъ всякаго добраго дѣла».

Блаженный же сказалъ ему:

— «Проклятый! пусть не будетъ для тебя никакого успѣха, чтобы ты не могъ никого изъ боящихся Бога одолѣть или соблазнить. Ты одерживаешь побѣду надъ подобными тебѣ, отступившими отъ Бога по своей волѣ, тѣхъ ты прельщаешь и побѣждаешь, такъ какъ въ нихъ нѣтъ Бога, а отъ любящихъ Бога ты исчезаешь, подобно тому, какъ дымъ отъ вѣтра: одна молитва ихъ тебя прогоняетъ, какъ вѣтеръ прогоняетъ прахъ. Живъ Господь мой, благословенный во вѣки, слава и похвала моя, и я не боюсь тебя, если даже будешь стоять здѣсь цѣлый годъ или даже больше, и ничего не сдѣлаю, нечестивый песъ, по твоей волѣ. Я пренебрегаю тобою, какъ пренебрегаютъ какою-нибудь околѣлой сабакой».

Когда блаженный произнесъ сіе, діаволъ немедленно исчезъ. По прошествіи пяти дней, когда блаженный оканчивалъ пѣніе на полунощницѣ, врагъ вновь пришелъ къ нему, въ сопровожденіи кажущейся большой толпы; накинувъ канатъ на его келлію и повлекши ее, они закричали другъ ко другу:

— «Сбросимъ ее въ ровъ».

Блаженный, увидѣвъ ихъ, сказалъ:

— «БОбыдоша мя яко пчелы сотъ и разгорѣшася яко огнь въ терніи, и именемъ Господнимъ противляхся имъ» (Псал. 117, 12).

Сатана же на это возопилъ:

— «Я не знаю, наконецъ, что мнѣ сдѣлать. Вотъ ты уже всячески побѣдилъ меня и, пренебрегая мною, низложилъ мою силу, но я не оставлю тебя до тѣхъ поръ, пока не одолѣю и не смирю тебя».

Блаженный отвѣтилъ ему:

— «Будь проклятъ ты, нечестивый, и всѣ дѣла твои! Владыкѣ же нашему, Единому Святому Богу, содѣлывающему то, что ты попираемъ и поруганъ нами, любящими Его, — слава и поклоненіе. Окаянный и безстыдный! Узнай нынѣ, что мы не боимся ни тебя, ни твоихъ козней».

Довольно продолжительное время, такимъ образомъ, діаволъ велъ борьбу со святымъ, желая устрашить его различными призраками, но не могъ побѣдить сего твердаго угодника, и еще болѣе былъ побѣждаемъ святымъ. Блаженный же преуспѣвалъ въ подвигахъ и любви къ Богу, такъ какъ отъ всей души полюбилъ Бога и проводилъ такой образъ жизни, что сподобился Божіей благодати, и потому діаволъ не могъ побѣдить его. Во всѣ годы его иночества, безъ слезъ не прошло ни одного дня, и онъ не отверзалъ устъ своихъ для смѣха, елей не касался его рта и онъ ни разу не умылъ лица своего, но жилъ такъ, какъ будто умиралъ каждый день.

Сей блаженный имѣлъ родного брата, у коего была единственная дочь. Когда умеръ ея отецъ, отроковица осталась осиротѣвшей. Знакомые ея, взявши сію сироту, привели ее къ дядѣ, когда ей было семь лѣтъ. Блаженный приказалъ ей находиться во внѣшней келліи, а самъ проживалъ затвореннымъ во внутренней. Между обѣими келліями были небольшія дверцы, чрезъ которыя онъ обучалъ племянницу псалтири и прочимъ книгамъ. Отроковица, подобно ему, подвизалась въ постѣ и молитвахъ и во всѣхъ иноческихъ добродѣтеляхъ. Блаженный много разъ со слезами молилъ Бога о ней, дабы она возлюбила Господа и не привязывала сердца своего къ суетѣ мірской. Отецъ ея оставилъ ей достаточное состояніе, которое въ тотъ же самый часъ, когда она приведена была къ нему, святый приказалъ раздать нищимъ. — Дѣвица же такъ умоляла дядю своего:

— «Отче, молись за меня Богу, чтобы я избавилась отъ всѣхъ многоразличныхъ діавольскихъ сѣтей».

Въ иноческой жизни она во всемъ уподоблялась своему дядѣ, и старецъ, видя ея добрые подвиги, слезы и смиренномудріе, безмолвіе, кротость и любовь къ Богу — радовался сему. Въ теченіе двадцати лѣтъ она иночествовала съ нимъ, какъ чистая агница, какъ нескверная голубица. Но въ концѣ двадцатаго года, діаволъ, дабы уловить ее и такимъ путемъ оскорбить блаженнаго Аврамія и отвратить отъ Бога умъ его, разставилъ сѣти на пути ея спасенія.

Въ то время проживалъ одинъ инокъ, который имя только имѣлъ иноческое, а не подвиги. Онъ приходилъ къ святому, подъ предлогомъ получать отъ него наставленія. Видя блаженную Марію чрезъ двери, онъ воспламенился къ ней нечистою страстію и сердце его распалилось, какъ пламень, отъ безумной страсти къ ней. Такъ онъ былъ разжигаемъ любострастіемъ около цѣлаго года, пока, наконецъ, при помощи сатаны, однажды не отворилъ дверей ея келліи и, войдя къ ней, прельстилъ и осквернилъ ее. По совершеніи грѣха, дѣвица ужаснулась, и, разорвавъ свои одежды, стала бить себя по лицу и отъ печали намѣревалась даже лишить себя жизни. Она разсуждала сама съ собою такъ:

— «Согрѣшила я и умерла душою и погубила жизнь свою; иноческій подвигъ, и воздержаніе мое, и слезы мои не послужили ни къ чему, такъ какъ я прогнѣвала Бога, сама себя погубила и ввергла въ горькую печаль преподобнаго дядю моего. Я поругана діаволомъ, зачѣмъ же дольше мнѣ и жить, окаянной? Горе мнѣ! что я сдѣлала? Горе мнѣ! До чего я дошла? Я и не замѣтила, какъ омрачился мой разсудокъ, и какъ я погибла! Какой-то темный мракъ покрылъ мое сердце, и я не знаю, что я буду дѣлать и куда сокроюсь? Куда пойду, въ какой ровъ кинусь! Гдѣ ученіе преподобнаго дяди моего и гдѣ наставленіе друга его Ефрема [3]? Они говорили мнѣ:

— «Внимай себѣ и соблюдай неоскверненной свою душу для безсмертнаго Жениха, ибо Онъ — святъ и побораетъ по правдѣ. Отнынѣ я уже не дерзну воззрѣть на небо, ибо для Бога и людей я умерла. Оставаться здѣсь я тоже не могу, ибо какимъ образомъ я, исполненная нечистоты грѣшница, опять начну разговаривать съ тѣмъ святымъ отцемъ? Если же осмѣлюсь, то исшедшій изъ тѣхъ дверей огонь, сожжетъ меня. Лучше удалюсь въ другую страну, гдѣ не будетъ никого, кто бы зналъ меня, потому что разъ я умерла, то послѣ сего для меня уже не осталось надежды на спасеніе».

Немедленно собравшись она удалилась въ другой городъ и, измѣнивъ свой внѣшній видъ, остановилась въ гостинницѣ. — Когда съ ней происходило это, блаженному Аврамію было видѣніе. Онъ видѣлъ страшнаго и ужасно огромнаго змѣя, омерзительнаго по виду, дышащаго яростію, который подползъ къ его кельѣ, и нашедши голубку, проглотилъ ее и опять возвратился на свое мѣсто. Пробудившись отъ сна, блаженный сильно опечалился и горько плакалъ, такъ самъ себѣ говоря:

— «Неужели сатана воздвигнетъ гоненіе на святую Церковь и многихъ отклонитъ отъ вѣры и неужели настанетъ въ Церкви раздоръ?»

Помолившись Господу, онъ сказалъ:

— «Человѣколюбче и Всевѣдче, Господи! Ты одинъ разумѣешь сіе видѣніе».

По прошествіи двухъ дней, ему во второй разъ представился въ видѣніи тотъ же змѣй; преподобный видѣлъ, какъ онъ вышелъ изъ своего логовища, приползъ въ его келлію и, подложивъ свою голову подъ ноги его, лопнулъ; когда голубица та была найдена во чревѣ змѣя, блаженный протянулъ свою руку и взялъ ее живой и неповрежденной. Вновь проснувшись, блаженный нѣсколько разъ позвалъ изъ своей кельи чрезъ дверцы, соиночествующую съ нимъ дѣвицу говоря:

— «Почему ты второй уже день лѣнишься и не воздаешь славословіе Господу?»

Но отвѣта не послѣдовало. Отворивъ дверцы кельи, онъ не нашелъ своей племянницы и, уразумѣвъ, что видѣніе, которое ему было, касается ея, заплакалъ и сказалъ:

— «Горе мнѣ: такъ какъ волкъ похитилъ мою агницу и дитя мое плѣнено». И со слезами на глазахъ воскликнулъ:

— «Спаситель всего міра! возврати въ ограду Твоего стада Свою агницу Марію, дабы старость моя не снизошла съ печалью во адъ. Господи! не презри моленія моего, но пошли благодать Твою, дабы она исхитила ее изъ устъ змѣя».

Прошло два дня послѣ ухода блаженной, въ продолженіе которыхъ Аврамій видѣлъ означенное видѣніе. Марія же прожила безъ своего дяди въ теченіе двухъ лѣтъ, а онъ день и ночь молился о ней Богу. По прошествіи двухъ лѣтъ [4], кто-то разсказалъ ему, гдѣ она находится и какъ она живетъ. Святый упросилъ одного своего знакомаго отправиться въ то мѣсто, чтобы узнать о ней подробнѣе. Посланный отправился и, узнавъ о Маріи, возвратился и разсказалъ все блаженному. Услышавъ разсказанное, блаженный переодѣлся воиномъ, надѣлъ на свою голову большую и очень высокую шапку, дабы она прикрывала лицо его, взялъ съ собою одну золотую монету и, сѣвши на коня, — поѣхалъ. Онъ пришелъ въ ту гостинницу, гдѣ проживала Марія, и усмѣхнувшись, сказалъ гостиннику:

— «Другъ, я слышалъ, что у тебя живетъ красивая дѣвица, покажи мнѣ ее, чтобы мнѣ въ сладость на нее насмотрѣться».

Гостинникъ, видя его старческія сѣдины, посмѣялся надъ ними въ сердцѣ своемъ, потому что понялъ, что онъ разспрашиваетъ о ней съ цѣлью блуда, и отвѣтилъ:

— «Дѣйствительно, у меня проживаетъ такая дѣвушка, и она очень красива».

Блаженная дѣйствительно была весьма красива. Послѣ сего старецъ съ веселымъ взоромъ сказалъ ему:

— «Пригласи ее ко мнѣ, чтобы сегодня мнѣ повеселиться».

И когда Марію пригласили, она пришла къ старцу. Лишь только святый увидалъ ее въ блудническомъ украшеніи, ему захотѣлось зарыдать. Но, чтобы не быть узнаннымъ ею, и чтобы, узнавъ его, она не убѣжала отъ него, онъ, хотя съ трудомъ, удержался отъ слезъ. Когда они сидѣли и пили, сей дивный мужъ сталъ самъ заигрывать съ нею, а она, вставши, обняла его и стала цѣловать его шею. Въ то время, какъ она цѣловала его, ощутила исходящее отъ чистаго и многими подвигами умерщвленнаго тѣла его благоуханіе. Тогда, припомнивъ первые дни своего воздержанія, она вздохнула, прослезилась и сказала:

— «О, горе мнѣ!»

Гостинникъ же спросилъ ее:

— «Марія, ты уже проживаешь здѣсь съ нами второй годъ, и я отъ тебя никогда не слыхалъ такого слова и вздоха. Что такое сейчасъ съ тобою случилось?»

Она отвѣчала:

— «Если бы я умерла раньше, то я была бы счастлива».

Блаженный Аврамій, чтобы Марія его не узнала, грубымъ голосомъ сказалъ ей:

— «Ты только теперь, когда ко мнѣ пришла, вспомнила про свои грѣхи».

Вынувъ монету, онъ передалъ ее гостиннику и сказалъ:

— «Другъ, устрой намъ хорошую пирушку, чтобы мы повеселились съ этой дѣвицей. Я издалека пришелъ ради нея».

О, сколько въ немъ было премудрости! сколько духовнаго разума!

Человѣкъ, который въ теченіе пятидесяти лѣтъ своего иночества до сытости не вкушалъ хлѣба, и не пилъ вдоволь воды, нынѣ, дабы спасти погибшую душу, ѣстъ мясо и пьетъ вино. На небесахъ чины святыхъ ангеловъ удивлялись такому подвигу блаженнаго отца, его великодушію и разумному замыслу. Онъ ѣлъ мясо и пилъ вино, чтобы спасти отъ грѣховной скверны погибшую душу.

О, премудрость премудрыхъ! О, разумъ разумныхъ!

По окончаніи пирушки, дѣвица сказала ему:

— «Господинъ, встанемъ и пойдемъ на постель, чтобы намъ уснуть тамъ».

Онъ отвѣчалъ:

— «Пойдемъ».

Когда они вошли въ опочивальню, Аврамій увидалъ большую кровать, высоко постланную, сѣлъ на нее и сказалъ Маріи:

— «Затвори двери, подойди и разуй меня».

Она, затворивъ двери, подошла къ нему, и онъ сказалъ ей:

— «Дѣвица Марія, приблизься сюда ко мнѣ».

Когда она приблизилась, онъ схватилъ ее, крѣпко сжалъ, чтобы она не убѣгла, и опять цѣловалъ ее. Затѣмъ, снявъ съ своей головы воинскую шапку, онъ расплакался и сказалъ ей:

— «Дитя мое, Марія, развѣ ты меня не узнаешь? Не я ли воспиталъ тебя? Что съ тобою случилось, дитя мое? Кто тебя загубилъ? Гдѣ ангельскій твой образъ, который имѣла ты, дитя мое? Гдѣ твое воздержаніе и слезный плачъ твой? Гдѣ твое постоянное бдѣніе и молитвенное возлежаніе на землѣ? Ты какъ-будто спустилась съ небесной высоты въ ровъ, дитя мое! Когда ты согрѣшила, зачѣмъ ты мнѣ не разсказала, чтобы я принялъ на себя подвигъ покаянія съ возлюбленнымъ моимъ Ефремомъ? Зачѣмъ ты сіе содѣлала, и зачѣмъ меня оскорбила и ввергла меня въ столь ужасную печаль? Кто безъ грѣха, кромѣ Бога одного?»

Слушая сіе, Марія была въ его рукахъ какъ бы бездушнымъ камнемъ, боясь и стыдясь вмѣстѣ съ тѣмъ. А блаженный продолжалъ:

— «Ты не отвѣчаешь, дитя мое, Марія? мнѣ ли, жизнь моя, ты не отвѣчаешь? Не ради ли тебя я пришелъ сюда? Я за тебя буду отвѣчать Богу въ день суда. Я на себя возьму покаяніе за твои грѣхи».

Такъ онъ до полночи умолялъ и наставлялъ ее, плача. Она же, немного успокоившись, со слезами сказала ему:

— «Мнѣ совѣстно, и я не могу смотрѣть на тебя, — и какъ могу я молиться Богу, когда осквернена нечистыми дѣлами?»

Онъ на это сказалъ ей:

— «Дитя, твой грѣхъ да будетъ на мнѣ, пусть Богъ взыщетъ твой грѣхъ отъ моихъ рукъ, только ты меня послушай, поди, и затворись снова въ своей келліи. За тебя молитъ Бога и Ефремъ. Дитя мое, пощади старость мою, умоляю тебя, жизнь моя, пойдемъ со мною».

— «Если ты увѣренъ, — отвѣчала она, — что я имѣю возможность покаяться, и что Богъ приметъ мою молитву, то я пойду и припаду къ твоему преподобію и облобызаю ступни святыхъ твоихъ ногъ, за то, что ты такъ милосердовалъ о мнѣ, и пришелъ сюда съ цѣлью отвести меня отъ нечистой сей жизни».

И, положивъ свою голову на его ноги, она всю ночь плакала и говорила:

— «Что воздамъ тебѣ за все сіе?»

Съ наступленіемъ утра, онъ сказалъ ей:

— «Дитя, встань, и удались».

— «Я имѣю здѣсь немного золота и одеждъ, — сказала Марія, — какъ ты распорядишься всѣмъ этимъ?»

— «Оставь все здѣсь, — сказалъ блаженный, — потому что это нечестное имущество».

И, немедленно вставши, они удалились. Посадивъ Марію на коня, Аврамій повелъ его, а самъ шелъ передъ ней. Онъ шелъ радуясь; какъ пастырь, когда найдетъ заблудшую овцу и съ радостію возьметъ ее на плечо свое (Лук. 15, 4-5), такъ и блаженный шелъ съ радостію на сердцѣ. Когда пришелъ онъ на свое мѣсто, тамъ вновь затворилъ Марію во внутренней келліи, гдѣ прежде самъ подвизался, а самъ остался въ келліи внѣшней. Марія, во власяномъ вретищѣ, съ кротостію призывая Бога на помощь, каялась съ великимъ усердіемъ. Покаяніе ея и молитва были таковы, что наше покаяніе и наша молитва въ сравненіи съ ними, являются какъ бы тѣнью и не значатъ ничего. И милосердый Богъ, нехотящій никому погибнуть, но — всѣмъ придти въ покаяніе, помиловалъ Свою истинно покаявшуюся рабу и простилъ ей ея грѣхи. Въ знакъ же прощенія ея, Онъ даровалъ ей благодать исцѣлять болѣзни приходящихъ. Блаженный Аврамій прожилъ еще десять лѣтъ; видя великое раскаяніе Маріи, ея слезы, посты, труды и прилежныя молитвы къ Богу, онъ утѣшался и славилъ Бога. Послѣ сего онъ скончался о Господѣ. Онъ умеръ семидесяти лѣтъ отъ роду [5]. Едва ли не весь городъ собрался въ часъ его преставленія, и къ честному тѣлу его каждый приближался съ усердіемъ, а болящіе получали исцѣленіе. Христова же агница Марія, послѣ преставленія дяди своего, прожила въ большомъ воздержаніи, день и ночь умоляя Бога, еще пять лѣтъ; живущіе тамъ, проходя мимо ночью, много разъ слышали плачъ и безмѣрное рыданіе и, останавливаясь, удивлялись и прославляли Бога. Такимъ образомъ, истинно покаявшись и благоугодивши Богу, блаженная Марія съ миромъ преставилась, и нынѣ, послѣ умиленнаго плача, радостно веселится со святыми о Господѣ, Ему же слава во вѣки. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Теніи, близъ Лампсака, значительнаго города Мизіи (сѣверо-западной области Малой Азіи).
[2] Это селеніе находилось на берегу Геллеспонта (Дарданельскій проливъ между Мраморнымъ моремъ и Архипелагомъ).
[3] Скорѣе всего, преп. Ефремъ Сиринъ, описавшій «Жизнь блаженнаго Аврамія и племянницы его Маріи». (Прим. — А. К.)
[4] Она удалилась въ городъ Ассъ, близъ Лампсака.
[5] Это было около 360 года.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга вторая: Мѣсяцъ Октябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1904. — С. 602-617.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0