Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - среда, 28 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Октябрь.
День пятнадцатый.

Житіе преподобнаго отца нашего Евѳимія Новаго.

14-е сентября — праздникъ Воздвиженія, — было послѣднимъ днемъ, проведеннымъ Никитою въ кругу родной семьи. На другой день, — въ день памяти тезоименнаго ему святаго мученика Никиты, — онъ оставилъ свою семью навсегда, сказавъ, будто идетъ посмотрѣть пасшагося въ долинѣ своего коня. И долго осиротѣвшая семья не знала дѣйствительной причины оставленія Никитою отеческаго дома.

Между тѣмъ Никита, обойдя многія мѣста и посѣтивъ многихъ подвижниковъ, достигъ, наконецъ, неприступныхъ высотъ Олимпа [2], гдѣ въ то время былъ славенъ своими подвигами преподобный Іоанникій Великій [3].

Однажды къ сему великому подвижнику собралась большая толпа, жаждущая слышать отъ него слово назиданія. Среди сей толпы, затерявшись въ ней, стоялъ и юный Никита. Прозрѣлъ Богоносный отецъ Іоанникій горячее желаніе Никиты иноческой жизни, его будущую славу и преуспѣяніе въ добродѣтели и пожелалъ явить предъ всѣми скрывавшуюся въ немъ до того времени добродѣтель.

— «Кто это такой, что въ образѣ мірскомъ такъ смѣло обходится съ другими?» — притворно спросилъ Іоанникій собравшихся къ нему иноковъ.

— «Не знаемъ», — отвѣтили ему они.

— «Этотъ юноша — дурной человѣкъ: онъ — человѣкоубійца», — воскликнулъ съ притворнымъ гнѣвомъ Іоанникій, — «возьмите его и свяжите».

Съ удивленіемъ смотрѣли иноки на юношу и наперерывъ спрашивали: подлинно ли онъ убійца? А юноша, еще прежде иночества стяжавшій послушаніе и смиреніе, во всеуслышаніе объявлялъ себя дѣйствительнымъ убійцею, достойнымъ тяжкаго наказанія и готовъ былъ съ охотою принять возлагаемыя на него узы.

— «Оставьте, — остановилъ иноковъ старецъ, — я обвинилъ его предъ вами, какъ убійцу, только для испытанія. Если и въ юности, и въ мірѣ, еще не испытавъ нашего житія, онъ ради послушанія призналъ себя виновнымъ въ такомъ преступленіи, то каковыхъ добродѣтелей онъ не совершитъ, когда сдѣлается инокомъ!?»

Выслушавъ сіе, смиренный Никита ушелъ отъ святаго Іоанникія. Онъ понялъ, что если онъ останется вблизи Іоанникія, среди его иноковъ, то не избѣжитъ той славы, которую онъ такъ ненавидѣлъ еще въ дѣтствѣ своемъ и, спасаясь отъ которой, бѣжалъ изъ родного своего селенія. Другой старецъ Іоаннъ, жившій далеко отъ Іоанникія, съ радостію принялъ пришедшаго къ нему Никиту и, преподавъ ему уроки о подвигахъ иноческаго житія, вскорѣ же облекъ его въ ангельскій образъ, назвавъ его при постриженіи Евѳиміемъ.

Пробывъ у Іоанна довольно продолжительное время и научившись отъ него скитскому безмолвію и подвижничеству, Евѳимій, по приказанію своего учителя, ушелъ въ киновію [4] Писсадинонъ, чтобы въ ней научиться отъ старцевъ подвигамъ киновійнаго иночества. Игуменъ той обители, Николай, съ великимъ благоразуміемъ управлявшій своей киновіей, принявъ новаго ученика, назначилъ ему сперва самыя низкія послушанія. Евѳимій не возропталъ на сіе, хотя сіи послушанія и были сопряжены съ великими трудами: онъ счелъ ихъ за истинное врачевство для своего юнаго тѣла. Помыслы объ оставленныхъ имъ: супругѣ, родственникахъ и богатствѣ, — уже не разъ волновали его душу, но, неся сіи послушанія, Евѳимій могъ утѣшать себя словами Спасителя: всякъ, иже оставитъ домъ, или братію, или сестры, или отца, или матерь, или жену, или чада, или села имене Моего ради, сторицею пріиметъ, и животъ вѣчный наслѣдитъ. Иже любитъ отца или матерь паче Мене, нѣсть Мене достоинъ (Матѳ. 19, 29; 10, 37). Когда же Евѳимію случалось принимать оскорбленія и поруганія, — что не разлучно было съ прохожденіемъ низкихъ послушаній, — то онъ безропотно и съ радостію сносилъ ихъ. Чрезъ такое послушаніе, смиреніе и трудъ, Евѳимій достигъ, наконецъ, того, что въ немъ умолкли всѣ злыя страсти.

Укрѣпившись въ добродѣтеляхъ киновійной жизни, Евѳимій рѣшилъ отправиться въ пустыню, чтобы тамъ въ безмолвіи достигнуть еще большей близости къ Богу. Оставался еще непройденнымъ путь строгаго безмолвія. Далеко въ сіе время разносилась слава объ Аѳонскихъ подвижникахъ, и къ нимъ-то рѣшилъ теперь отправиться Евѳимій. Свое намѣреніе онъ открылъ одному изъ великихъ подвижниковъ Олимпа, старцу Ѳеодору. Благословилъ святый старецъ ревностнаго инока на новый путь и, зная, что старца Іоанна, отъ котораго Евѳимій воспріялъ свое первое постриженіе, уже нѣтъ въ живыхъ, облекъ его въ великій ангельскій образъ [5]. Спустя восемь дней послѣ сего Евѳимій былъ уже готовъ въ путь, чтобы оставить Олимиъ послѣ пятнадцатилѣтняго пребыванія на немъ. Нашелся ему и спутникъ — инокъ Ѳеостириктъ, такъ же, какъ и онъ, жаждавшій высшихъ подвиговъ иночества.

Путь съ Олимпа на Аѳонъ проходилъ мимо Никомидіи. Прибывъ въ Никомидію, Евѳимій былъ утѣшенъ радостнымъ извѣстіемъ, что живы всѣ присные его, нѣкогда оставленные имъ въ отчемъ домѣ. Желая облегчить ихъ скорбь о разлукѣ съ нимъ, онъ послалъ имъ святый крестъ и наказалъ посланному передать имъ, что уже нѣтъ болѣе у нихъ родственника Никиты, а есть инокъ Евѳимій, который совѣтуетъ и имъ послѣдовать его примѣру. Плакали сначала родственницы, получивъ отъ него такое извѣстіе, но такъ какъ велика была любовь ихъ къ нему, то онѣ впослѣдствіи, укрѣпленныя помощію свыше, рѣшились и сами послѣдовать примѣру Евѳимія. Кромѣ дочери преподобнаго, которая въ сіе время вышла замужъ, всѣ онѣ сдѣлались инокинями.

Прибывъ на Аѳонъ, Евѳимій ревностно сталъ исполнять уставъ тамошней монастырской жизни. Такъ какъ Ѳеостириктъ, не перенося тяготы и злостраданія строгой безмолвной жизни, возвратился на Олимпъ, то святый Евѳимій на подвижническомъ своемъ поприщѣ соединился съ нѣкіимъ, еще до него подвизавшимся на Аѳонѣ, инокомъ Іосифомъ. Но вскорѣ младшій оказался учителемъ старшаго.

— «Братъ! Такъ какъ мы, будучи въ чести, по словамъ Давида [6], преступленіемъ заповѣдей уподобились несмысленнымъ скотамъ и лишились своего благородства, то сочтемъ самихъ себя за скотовъ и въ теченіе сорока дней будемъ питаться одною травою, поникши къ землѣ какъ животныя. Можетъ быть, очистившись чрезъ сіе, мы опять получимъ свою по образу Божію и по подобію красоту».

Вотъ, что услышалъ отъ Евѳимія Іосифъ.

Іосифъ согласился съ этимъ предложеніемъ, и оба они провели сорокъ дней, терпя жажду, холодъ, голодъ и жаръ. Едва была пройдена сія новая ступень лѣствицы христіанскихъ добродѣтелей, какъ святый Евѳимій снова предложилъ своему сподвижнику слѣдующее:

— «Оставимъ теперь, добрый Іосифъ, злостраданіе житія безпокровнаго, — заключимся въ какой-нибудь пещерѣ и будемъ оставаться въ ней невѣдомыми отъ всѣхъ другихъ, находящихся здѣсь иноковъ; положимъ самимъ себѣ въ законъ, — какъ бы онъ нисшелъ къ намъ отъ Бога, — чтобы ни тотъ ни другой изъ насъ не выходилъ изъ пещеры, прежде окончанія трехъ лѣтъ. Если же кто изъ насъ въ теченіе сихъ трехъ лѣтъ умретъ, то будетъ воистину блаженъ, какъ человѣкъ до конца жизни сохранившій размышленіе о смерти, и гробомъ для него да будетъ сія самая пещера. А когда, по изволенію Божію, оба мы пребудемъ живы, — умрутъ, по крайней мѣрѣ, насколько сіе возможно, наши страсти и плотскія пожеланія, и мы измѣнимся къ лучшему».

Іосифъ принялъ и сіе предложеніе. Подвижники нашли для себя пещеру, заключились въ ней, и едва-едва поддерживали свое существованіе скудною растительною пищею, состоявшею изъ росшихъ близъ пещеры желудей и каштановъ. Вся жизнь ихъ была исполнена величайшихъ подвиговъ, каковы были: — всенощныя стоянія, непрерывный постъ, постоянныя колѣнопреклоненія, спанье на голой землѣ, провожденіе времени въ пещерѣ безъ возжженія огня. Строго сохраняя между собою молчаніе, они если и нарушали его иногда, то развѣ только бесѣдами о молитвѣ и другихъ душеполезныхъ предметахъ. Чрезъ годъ у подвижниковъ не было даже и ветхаго рубища, которое могло бы защитить ихъ отъ множества разнаго рода насѣкомыхъ, причинявшихъ нестерпимое безпокойство ихъ тѣлу. Это были, въ полномъ смыслѣ слова, мученики безъ гоненій. Однако сподвижнику Евѳимія чрезъ годъ оказалось не по силамъ нести далѣе добровольно принятый имъ на себя крестъ страданій. Ослабѣвъ силами, онъ оставилъ Евѳимія. Это былъ уже второй инокъ, которому оказалось не по силамъ соревновать подвигамъ Евѳимія. Но самъ Евѳимій послѣ сего лишь усилилъ свои подвиги. Много искушеній ему пришлось перенести здѣсь со стороны злаго духа. По дѣйствію его, сначала на Евѳимія напали тоска и скорбь по удалившемся братѣ, потомъ — боязнь уединенія, наконецъ, его часто стали возмущать горделивые помыслы о высотѣ пройденнаго имъ иноческаго пути. Но всѣ сіи, а также многія другія искушенія были побѣждены Евѳиміемъ.

Окончивъ по обѣту трехгодичный срокъ своего пребыванія въ пещерѣ, Евѳимій оставилъ ее. А за пещерою уже давно его ожидали многіе подвижники, слышавшіе о немъ отъ Іосифа и желавшіе подражать ему. Преподавъ имъ наставленія, Евѳимій отправился опять на Олимпъ, куда звалъ его придти облекшій его въ великую схиму старецъ Ѳеодоръ, чтобы вмѣстѣ съ нимъ отправиться на Аѳонъ. Просьба старца была исполнена, и на Аѳонѣ около одра Ѳеодора, — такъ какъ онъ отъ долгаго подвижничества былъ слабъ и безсиленъ, — Евѳимію суждено было выполнить новый подвигъ, — подвигъ служенія, по заповѣди Спасителя, больнымъ и немощнымъ. Онъ самъ выстроилъ для Ѳеодора новую келлію и съ великимъ усердіемъ служилъ ему въ ней. Сіе продолжалось до тѣхъ поръ, пока больной старецъ, нестерпимо страдая отъ жестокихъ болѣзней, не отбылъ въ Солунь, чтобы обратиться тамъ къ врачебной помощи. Тамъ онъ и обрѣлъ себѣ вѣчное упокоеніе.

Любовь къ почившему подвигла Евѳимія идти въ Солунь для поклоненія его гробу. Почти весь Солунскій народъ, давно уже слышавшій о добродѣтеляхъ Евѳимія и узнавшій теперь объ его прибытіи, вышелъ къ нему навстрѣчу, чтобы привѣтствовать его и получить отъ него благословеніе. Но недолго пробылъ Евѳимій въ Солуни. Жизнь въ городѣ отвлекла его отъ безмолвія. Онъ вышелъ изъ Солуни и, подобно Симеону Столпнику [7], взошелъ на столпъ, находившійся недалеко отъ города. Съ этого столпа Евѳимій училъ всѣхъ приходившихъ къ нему. Пробылъ онъ на столпѣ довольно продолжительное время, наставляя къ жизни добродѣтельной и врачуя отъ неизлѣчимыхъ бозѣзней. Но потомъ онъ снова пожелалъ по прежнему только безмолвствовать на Аѳонѣ, такъ какъ стеченіе къ нему множества благочестиваго народа сильно тяготило смиреннаго столпника. Разставаясь съ Солунью, Евѳимій принялъ, по совѣту Солунскаго архіепископа Ѳеодора, рукоположеніе во діакона, чтобы имѣть возможность самому, — посредствомъ «Запасныхъ Даровъ», — пріобщаться въ пустынѣ Пречистыхъ Христовыхъ Таинъ [8].

Но на Аѳонѣ Евѳимій пробылъ недолго, ибо не нашелъ здѣсь желаемаго безмолвія. Новые подвижники густо заселили прежнюю пустыню. Узнавъ о появленіи среди нихъ «освященнаго» подвижника и почитая его, какъ первенствующаго среди нихъ, они стали часто посѣщать его. Тогда Евѳимій избралъ для себя новое убѣжище — необитаемый островъ, называемый «Новыхъ», куда онъ удалился вмѣстѣ съ двумя другими единомысленными ему иноками: Симеономъ и Іоанномъ Коловымъ [9]. По Божію попущенію напали на этотъ островъ Сарацины. Приплывъ на двухъ корабляхъ, они плѣнили иноковъ и хотѣли увести ихъ съ собою. Пользуясь попутнымъ вѣтромъ, варвары съ радостію подняли паруса своихъ кораблей и пустились въ дальнѣйшій путь. Но непродолжительна была ихъ радость. Корабль, на которомъ находились плѣнники вдругъ сталъ среди моря и никакъ не могъ сдвинуться съ мѣста, тогда какъ другой плылъ вполнѣ свободно. Одинъ изъ варваровъ понялъ истинную причину остановки корабля и сказалъ своимъ товарищамъ:

— «Неужели мы столь неразумны, что не въ силахъ понять, что это случилось съ нами за причиненное насиліе рабамъ Божіимъ? Если не хотимъ погрузиться въ море, давайте скорѣе освободимъ ихъ!»

Товарищи его тотчасъ согласились: всѣ они пали къ ногамъ святыхъ плѣнниковъ и просяли у нихъ прощенія, которое тотчасъ же и получили. Послѣ сего неподвижный дотолѣ корабль снялся съ мѣста самъ собою, и вскорѣ уже былъ у только что опустошеннаго острова. Три жителя его вновь получили свободу. И просили они у варваровъ возвратить имъ хотя и ничтожныя ихъ вещи, но для нихъ, какъ пустыняожителей, крайне необходимыя. Жестокіе варвары, предъ этимъ только что наказанные перстомъ Божіимъ, не вняли ихъ просьбѣ. И опять имъ суждено было за сіе испытать на себѣ всю силу карающей десницы Божіей. Когда они были уже среди моря, внезапно подулъ противный вѣтеръ и вновь пригналъ ихъ корабли къ только что покинутому острову. Теперь они уже не могли болѣе отказывать преподобнымъ въ ихъ просьбахъ. Лишь одинъ изъ варваровъ, раздосадованный возвращеніемъ назадъ отнятаго, схватилъ Іоанна Колова и безпощадно билъ его, пока не былъ остановленъ товарищами. Присутствовавшій при семъ святый Евѳимій только кротко замѣтилъ:

— «Арабы! Если бы вы освободили насъ безъ обиды, то мирно бы достигли отечества, а теперь, нанеся обиду брату, вы причинили тѣмъ оскорбленіе Богу и скоро узнаете, какъ велико сіе зло».

Недолго пришлось ждать варварамъ исполненія сего прореченія. Въ морѣ ихъ ждало новое несчастіе: на нихъ напали римскіе военные корабли и отвели въ плѣнъ именно тотъ самый корабль, на которомъ находился обидчикъ преподобныхъ; другой же корабль, сверхъ всякаго ожиданія, спасся. Такъ прославлены были и среди нечестивыхъ варваровъ три великіе мужа, всю жизнь свою прославлявшіе Бога.

Помнили сіи мужи заповѣдь Господа, запрещающую искушать Бога и повелѣвающую избѣгать опасныхъ мѣстъ (Матѳ. 10, 23), и посему, подвергшись разъ опасности на своемъ новомъ мѣстожительствѣ, рѣшились оставить его. Но и Аѳонъ, куда они опять переселились, теперь уже не представлялъ изъ себя безопаснаго мѣста. Знали варвары о его теперепшемъ населеніи и посему дѣлали частыя на него нападенія. Уже многіе изъ аѳонскихъ иноковъ были плѣнены ими. По этой причинѣ три новыхъ переселенца на Аѳонъ рѣшились разойтись всѣ по другимъ, болѣе безопаснымъ, мѣстамъ. Преподобный Іоаннъ поселился въ такъ называемой Сидирокавсіи, преподобный Симеонъ удалился въ Элладу [10], а преподобный Евѳимій перешелъ во Врастаму. Здѣсь суждено ему было опять встрѣтиться съ своимъ прежнимъ сподвижникомъ — преподобнымъ Іосифомъ. Кромѣ того, много собралось и иныхъ братьевъ о Господѣ, пожелавшихъ поселиться около Евѳимія. Евѳимій построилъ имъ келліи, а самъ поселился одинъ во рву. Преподобный Евѳимій иногда оставлялъ свой ровъ и посѣщалъ братію, а иногда, ревнуя о безмолвіи, восходилъ на высоты Аѳона и тамъ, бесѣдуя въ молитвахъ съ Богомъ, до того очистилъ свой умъ и сердце, что сподобился Божественныхъ видѣній и откровеній. И слышалъ онъ тамъ однажды голосъ, говорившій ему:

— «Евѳимій! Иди въ Солунь: тамъ въ горахъ, къ востоку отъ города, ты найдешь вершину, называемую Перистера, съ источникомъ воды, и увидишь тамъ храмъ святаго апостола Андрея Первозваннаго, — прежнее благолѣпіе котораго превращено теперь въ овчарню, — очисти сіе мѣсто и устрой на немъ монастырь: здѣсь найдутъ для себя спасеніе многіе. Я помогу тебѣ во всемъ. Тебѣ не слѣдуетъ оставаться долѣе въ пустынѣ въ борьбѣ съ демонами, ибо они удалились отъ тебя, давно побѣжденные твоею добродѣтелію».

Исполняя Божественное повелѣніе, преподобный оставилъ вершины Аѳона, и, взявъ съ собой двухъ иноковъ — Игнатія и Ефрема, отправился съ ними съ Аѳона въ Солунь. На сей разъ Солунь встрѣтила его «какъ сошедшаго съ небесъ ангела». Разузнавъ о мѣстѣ, называемомъ Перистера, Евѳимій взялъ проводниковъ и отправился съ ними на указанную ему гору, гдѣ и нашелъ дѣйствительно овчарню. Открытые ему свыше признаки указывали, что именно здѣсь нужно искать развалины прежняго храма, но никто изъ мѣстныхъ жителей ничего не зналъ объ этомъ храмѣ. Мѣстные христіане давно имѣли здѣсь овчарню, совсѣмъ и не помышляя о томъ, что оскорбляютъ ею мѣстную святыню. Горько плакалъ преподобный, видя такое попраніе святыни. Начатыя имъ раскопки вскорѣ же обнаружили все основаніе храма. Тогда мѣстное населеніе, пораженное такимъ необычайнымъ даромъ прозорливости пришедшаго къ нимъ старца, съ охотою взяло на себя расходы по возстановленію забытаго храма. Этимъ оно хотѣло какъ бы загладить грѣхъ своего прежняго равнодушія къ нему. Такъ воздвигнутъ былъ храмъ святаго апостола Андрея, съ придѣлами: съ правой стороны — въ честь святаго Іоанна Предтечи, а съ лѣвой — во имя Евѳимія Великаго. Но, прежде чѣмъ были окончены работы по постройкѣ храма, много трудовъ и горя пришлось вынести самому преподобному. По злоумышленію демоновъ, то опрокинулись лѣса, окружавшіе зданіе, то обрушилась только что выведенная лѣвая сторона его. При такихъ несчастіяхъ нелегко было преподобному убѣждать строителей продолжать начатую постройку. Проводя ночи въ молитвахъ, днемъ онъ не отлучался отъ рабочихъ, подавая имъ примѣръ своими собственными работами. Наконецъ, въ 863 году, храмъ былъ оконченъ. При немъ, по желанію мѣстнаго населенія, вскорѣ возникъ и монастырь, прославившійся впослѣдствіи множествомъ бывшихъ въ немъ иноковъ. Зналъ преподобный, что многихъ влечетъ сюда далеко распространившійся слухъ о происшедшемъ здѣсь чудѣ, и посему сильно опасался за то, какъ бы новопостриженные иноки, привлеченные сюда лишь этимъ слухомъ и не испытавшіе еще силъ своихъ, не оказались неспособными къ прохожденію многотруднаго иноческаго житія. Вслѣдствіе сего онъ преподалъ много поученій этимъ новоначальнымъ инокамъ, говорилъ имъ объ опасностяхъ отъ діавола, указывалъ средства для избѣжанія этихъ опасностей, прославлялъ святость труда, осуждалъ пороки и призывалъ къ добродѣтелямъ.

— «Братія! — поучалъ иноковъ преп. Евѳимій, — врагъ нашъ діаволъ, по Писанію, какъ левъ, рыкая ходитъ, чтобы поглотить кого-либо нерадящаго о своемъ спасеніи: посему будемъ трезвиться и бодрствовать (1 Петр. 5, 8). Если мы отреклись отъ міра, то отсѣчемъ пожеланія плоти; если мы распяли плоть свою и облеклись въ смерть Господню, то да не увлекаемся удовольствіями плотскими и да ходимъ духомъ; если для Царствія небеснаго облеклись мы въ ангельскій образъ, то и жить должны, какъ ангелы; если мы дѣйствительно любимъ Господа, то должны хранить Его заповѣди. Будемъ работать своими руками, ибо отъ праздности и лѣности мы изнемогаемъ и ослабѣваемъ для добрыхъ дѣлъ, — и тогда безплодіе и оскудѣніе бываетъ необходимымъ нашимъ удѣломъ: не сматряяй своего дому, наслѣдитъ вѣтры (Прит. 11, 29), говоритъ Премудрый; а апостолъ Павелъ говоритъ: аще кто не хощетъ дѣлати, ниже да ястъ (2 Сол. 3, 10). Храните смиреніе, любовь, послушаніе къ предстоятелю, имѣйте къ нему вѣру и ничего не скрывайте отъ него: исповѣдуйте ему ваши помыслы, и такимъ образомъ, очищайте ваше сердце и умъ, ибо сіе есть путь спасенія».

Слушая Евѳимія, иноки его обители говорили, что Самъ Духъ Святый вдохнулъ въ него Божественную благодать, какъ вдохнулъ ее въ святыхъ апостоловъ. Въ числѣ сихъ новоначальныхъ иноковъ былъ и Василій, впослѣдствіи архіепископъ Солунскій, благодаря трудамъ котораго сохранилась до нашего времени память о подвигахъ преподобнаго Евѳимія. Онъ разсказываетъ о той Божественной ревности, которою горѣли поощряемые святымъ пастыремъ иноки новой обители. Такъ, напримѣръ, когда въ обитель ихъ случайно попала одна еретическая книга, то они тотчасъ же сожгли ее.

За свою благочестивую жизнь Евѳимій сподобился дара прозрѣнія будущаго и дара чудотвореній. Такъ, вышеупомянутый Василій разсказываетъ о себѣ, что ему самимъ преподобнымъ Евѳиміемъ было предречено его епископское званіе. На третій день послѣ его постриженія преподобный приходитъ къ нему въ церковь, гдѣ онъ долженъ былъ пробыть какъ новопостриженный семь дней, и говоритъ:

— «Василій! Хотя я и недостоинъ свѣтосіянія или дара прозорливости, но такъ какъ ты и прочіе для пользы души притекли подъ руководство моего недостоинства, то Всеблагій Богъ благоволилъ даровать и мнѣ нѣкую каплю благодати, чтобы, провидѣвъ имѣющее случиться съ вами, я могъ говорить вамъ полезное ко спасенію. Итакъ знай, что ты, по любви къ наукамъ, скоро удалишься изъ монастыря и будешь епископомъ: но и тогда поминай меня, какъ отца твоего, и обитель нашу, и братію».

Изъ житія преподобнаго, составленнаго архіепископомъ Василіемъ, ясно видно, какъ онъ любилъ и благоговѣлъ предъ памятью того, чьи подвиги и чудеса, видѣнныя имъ, онъ описывалъ. Вотъ нѣкоторыя изъ видѣнныхъ и передаваемыхъ имъ чудесъ, совершенныхъ преподобнымъ Евѳиміемъ. Однажды, когда Василій вмѣстѣ съ другимъ братомъ Іоанномъ, именуемымъ безмолвникомъ, былъ въ пустынномъ мѣстѣ, и имъ угрожала смерть отъ голода и утомленія, къ нимъ внезапно явился преподобный и принесенною имъ пищею настолько подкрѣпилъ ихъ силы, что они могли продолжать свой путь далѣе. Въ другой разъ тотъ же Василій вмѣстѣ съ преподобнымъ были далеко отъ обители, и преподобный вдругъ объявилъ ему, что сейчасъ изъ обители удаляются два брата, Іоаннъ и Антоній, вслѣдствіе ссоры, происшедшей между ними и остальною братіею. Въ Солуни Евѳимій, когда подвизался на столпѣ, изгналъ изъ одного человѣка злаго бѣса. Много и другихъ чудесъ совершилъ святый Евѳимій, одни изъ которыхъ видѣлъ самъ описатель его житія, Василій, о другихъ же онъ слышалъ отъ постороннихъ лицъ.

Много иноковъ приняло постриженіе отъ преподобнаго. Многихъ и мірскихъ людей онъ увлекъ своими подвигами и чудесами на путь иночества. Много новыхъ монастырей возникло его стараніемъ и заботами на Олимпѣ, Аѳонѣ и въ Солуни.

Наконецъ, чрезъ сорокъ два года послѣ оставленія отеческаго дома, Евѳимію привелось, къ своему утѣшенію, постричь въ иночество и своихъ родственниковъ, къ чему онъ звалъ ихъ еще будучи въ Никомидіи, когда впервые шелъ на Аѳонъ съ Олимпа. Онъ былъ какъ бы второй Іосифъ, — столь же чистый въ своемъ житіи, столь же прославленный послѣ перенесенныхъ имъ трудовъ и бѣдствій, и лишь чрезъ сорокъ два года узнанный своими присными, сознавшими наконецъ суету міра сего и рѣшившимися принять иноческій образъ. Родственниковъ своихъ онъ взялъ въ свою обитель, а для родственницъ построилъ новый женскій монастырь на купленномъ имъ для того мѣстѣ. Начальницею надъ симъ монастыремъ была поставлена сестра преподобнаго, названная во святой схимѣ Евфиміею. Поручивъ обѣ сіи обители попеченію Солунскаго митрополита Меѳодія и преподавъ имъ наставленія, преподобный опять взошелъ для безмолвія на прежній свой столпъ вблизи Солуни. Обрѣсти же вѣчный покой отъ житія временнаго Господь привелъ преподобнаго вблизи тѣхъ самыхъ высотъ Аѳона, гдѣ едва ли не болѣе всего было совершено имъ подвиговъ.

Предузнавъ день своего успенія, святый Евѳимій 7-го мая, въ память перенесенія мощей святаго Евѳимія Великаго [11], призвалъ къ себѣ на трапезу братію ближайшихъ къ нему Аѳонскихъ монастырей и, отпраздновавъ съ ними этотъ день, простился съ ними; на другой день, никому ничего не говоря, онъ взялъ для служенія себѣ только одного инока Георгія и удалился съ нимъ съ Аѳона въ одно уединенное мѣсто, на такъ называемый «Священный островъ». На этомъ островѣ онъ подвизался около 4 мѣсяцевъ въ одной, найденной имъ, пещерѣ и, наконецъ, почти безболѣзненно почилъ — 15-го октября, 889 года. Господь судилъ ему безболѣзненно оставить бренное свое отечество за всѣ тѣ муки, кои пришлось испытать его юному сердцу, когда онъ покидалъ отчій домъ, гдѣ жилъ, всѣхъ любя, и самъ всѣми любимый.

Спустя два года иноки Перистеры пожелали перенести къ себѣ тѣло почившаго угодника Божія, дабы имѣть въ немъ своего заступника за обитель даже и по смерти. Съ этою цѣлію они послали на Священный островъ іеромонаха Власія и инока Павла. Посланные ими, прибывъ туда, нашли тѣло святаго Евѳимія лежащимъ въ той самой пещерѣ, гдѣ онъ почилъ. Тлѣніе совершенно не коснулось его тѣла, хотя оно и лежало тамъ очень долго. 13-го января слѣдующаго года святыя мощи преподобнаго перенесены были въ городъ Солунь или Ѳессалонику, гдѣ почиваютъ и нынѣ [12].

Молитвами преподобнаго и Богоноснаго отца нашего Евѳимія, да избавимся и мы всѣ отъ недуговъ душевныхъ и тѣлесныхъ, и да сподобимся Царствія Небеснаго о Христѣ Іисусѣ, Господѣ нашемъ, Ему же подобаетъ всякая слава, честь и поклоненіе со безначальнымъ Его Отцемъ и Святымъ Духомъ, во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Галатія — небольшая гористая, но плодородная провинція Малой Азіи, лежащая между Фригіей, Виѳиніей, Понтомъ и Каппадокіей. Названіе получила отъ Галатовъ — воинственныхъ племенъ галльскаго или кельтическаго происхожденія. — Анкира былъ одинъ изъ замѣчательныхъ городовъ Галатіи.
[2] Олимпъ — гора въ Малой Азіи, на границѣ между Фригіей и Виѳиніей.
[3] Преп. Іоанникій Великій подвизался на горѣ Олимпѣ въ половинѣ IX вѣка. Прославился даромъ пророчества, предсказавъ окончаніе иконоборства и свою смерть. Память его 4 ноября.
[4] Киновіями — (отъ греч.: κοινός — общій, и βιός — жизнь) — называются общежительные монастыри, въ которыхъ братія не только столъ, но и одежду и т. п. получаютъ отъ монастыря, по распоряженію настоятеля, а съ своей стороны весь свой трудъ и его плоды предоставляютъ обязательно на общую потребу монастыря.
[5] Т. е. великую схиму. — Схима — принятіе великаго ангельскаго образа, великой схимы, схимничества — есть совершеннѣйшее отчужденіе отъ міра, вящшее желаніе разрѣшиться отъ міра и со Христомъ быть. (Флп. 1, 23). [Схима — слово греческое (σχήμα) означаетъ образъ видъ, санъ].
[6] И человѣкъ въ чести сый не разумѣ, приложися скотомъ несмысленнымъ и уподобися имъ (Псал. 48, 13).
[7] Память его 1-го сентября.
[8] Т. е., такъ какъ непосвященнымъ не позволено брать Христовы Тайны своими руками, то святый Евѳимій принялъ діаконское рукоположеніе, чтобы ему можно было самому пріобщаться въ пустынѣ Запасными Дарами.
[9] Память его празднуется церковію 9 ноября.
[10] Т. е. Грецію.
[11] Преподобный Евѳимій Великій подвизался въ V вѣкѣ; память его 20 января. — Въ отличіе отъ Евѳимія Великаго, преподобный Евѳимій Солунскій называется «Новымъ».
[12] Посему преп. Евѳимій Новый и называется Солунскимъ или Ѳессалоникійскимъ, — хотя отечество его было селеніе Опсо, находившееся въ далекомъ разстояніи отъ Солуни; городъ Солунь пользовался покровительствомъ и заступничествомъ преп. Евѳимія, какъ при жизни его, такъ и по кончинѣ, и въ немъ совершалось много чудесъ отъ св. мощей преподобнаго.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга вторая: Мѣсяцъ Октябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1904. — С. 358-371.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0