Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 23 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Октябрь.
День четырнадцатый.

Страданіе святыхъ мучениковъ Назарія, Гервасія, Протасія и Кельсія.

Когда святый Назарій достигъ совершеннаго возраста, то оказался совершеннымъ и въ добродѣтеляхъ: усердно служа Господу, онъ заботился не о своемъ только спасеніи, но и о спасеніи другихъ, ибо многихъ невѣрующихъ обратилъ ко Христу. Но скоро Назарій ушелъ изъ Рима; онъ взялъ отъ своихъ родителей приходившуюся ему часть имѣнія, и сталъ тамъ благодѣтельствовать неимущимъ; придя же въ Медіоланъ, онъ раздалъ тамъ все, что имѣлъ, творя милостыню убогимъ и служа своимъ имѣніемъ узникамъ, страдавшимъ за Христа.

Тогда, въ царствованіе нечестиваго Нерона [2], было великое гоненіе на христіанъ, и многіе исповѣдники Христовы были содержимы въ оковахъ и мучимы; святый Назарій, служа имъ, утверждалъ ихъ въ вѣрѣ и укрѣплялъ на мученическій подвигъ. Въ это время правителемъ Анулиномъ были взяты и заключены въ темницу нѣкіе святые мученики Гервасій и Протасій. Святый Назарій часто приходилъ къ нимъ и утѣшалъ ихъ своею благочестивою бесѣдою: онъ весьма полюбилъ ихъ, ибо видѣлъ, что они исполнены Божественной любви и пламенно желаютъ положить души за Господа, положившаго за насъ душу Свою на крестѣ. Назарій питалъ къ нимъ такую любовъ, что не хотѣлъ разлучаться съ ними, и предпочелъ вмѣстѣ съ ними пострадать и умереть. Правителю той области скоро сдѣлалось извѣстнымъ о Назаріи, что онъ, посѣщая заключенныхъ въ темницѣ узниковъ, приноситъ имъ все необходимое и утверждаетъ ихъ въ христіанской вѣрѣ. Посему онъ повелѣлъ взять Назарія и привести къ нему; на судѣ онъ прежде всего спросилъ его, кто онъ и откуда. Узнавъ, что Назарій по происхожденію — римлянинъ, по вѣрѣ же — христіанинъ, Анулинъ убѣждалъ его не отвергаться отеческихъ боговъ, которыхъ римляне изъ древности почитаютъ жертвами и поклоненіемъ. Святый же не только не хотѣлъ слушать его совѣтовъ, но и говорилъ ему совершенно противное, порицая его ложныхъ боговъ и исповѣдуя Единаго Истиннаго Бога, Іисуса Христа. Тогда правитель повелѣлъ бить его въ уста. Но святый не переставалъ мужественно говорить и обличать нечестіе его. Послѣ того правитель еще болѣе разгнѣвался и повелѣлъ бить мученика палками, потомъ съ безчестіемъ изгналъ его изъ города. Блаженный Назарій, будучи изгнанъ, радовался, что сподобился принять раны за Христа и, какъ изгнанный правды ради, вспоминалъ слова Христовы: блажени есте, егда поносятъ вамъ, и изженутъ, и рекутъ всякъ золъ глаголъ, на вы лжуще, Мене ради (Матѳ. 5, 11). Онъ скорбѣлъ только о томъ, что разлучился съ своими возлюбленными друзьями, Гервасіемъ и Протасіемъ, вмѣстѣ съ которыми желалъ и умереть. Это его желаніе Господь исполнилъ впослѣдствіи, а въ то время ему должно было еще въ иной странѣ послужить спасенію людей и отвратить многихъ отъ заблужденія. Въ слѣдующую же ночь явилась ему въ видѣніи блаженная матерь его, повелѣвая ему идти въ Галлію и тамъ трудиться въ благовѣствованіи Христовомъ. Вставъ, онъ пошелъ, по указанію своей матери, въ ту страну и, проповѣдуя Христа, просвѣщалъ тамъ свѣтомъ вѣры людей, сѣдящихъ во тьмѣ и сѣни смертной [3]. Когда святый Назарій былъ въ городѣ, называемомъ Мелія [4], онъ взялъ здѣсь отъ нѣкоторой благородной и вѣруюіцей женщины трехлѣтняго отрока, по имени Кельсія, крестилъ его и воспиталъ въ благочестіи. Отрокъ возрасталъ лѣтами и разумомъ, исполняясь Божіей благодати; когда же онъ пришелъ въ возрастъ, то послѣдовалъ за своимъ учителемъ, святымъ Назаріемъ, учась отъ него высшей премудрости и слагая въ своемъ сердцѣ его Боговдохновенныя слова и отеческое поученіе. Отрокъ былъ настолько мудрымъ о Христѣ, что сравнялся съ своимъ учителемъ, и равно съ нимъ служилъ спасенію людей; проповѣдуя Христа, онъ вмѣстѣ съ Назаріемъ терпѣлъ гоненія и мученія, впослѣдствіи же сподобился и одинаковаго съ нимъ мученическаго вѣнца.

Диновій, правитель той страны, узнавъ, что Назарій распространяетъ христіанство по многимъ городамъ, тотчасъ же взялъ его вмѣстѣ съ Кельсіемъ и обоихъ заключилъ, послѣ побоевъ, въ темницу, намѣреваясь предать ихъ поутру всевозможнымъ мученіямъ. При наступленіи утра, жена правителя, увидѣвъ, какъ Кельсія, красиваго отрока, вели на казнь, сжалилась надъ нимъ и, припадши къ своему мужу, умоляла его, чтобы онъ помиловалъ отрока и отпустилъ его, вмѣстѣ съ учителемъ его Назаріемъ; своею неотступною мольбой она до тѣхъ поръ не оставляла правителя, пока не упросила его отпустить обоихъ на свободу. Отпуская ихъ, правитель сказалъ:

— «Ходатайство жены моей освобождаетъ васъ отъ всякаго мученія».

Но святые мученики скорбѣли о томъ, что не достигли желаемаго мученическаго вѣнца и не окончили земного поприща, чтобы разрѣшиться отъ тѣла и жить со Христомъ (ср. Флп. 1, 23). По дорогѣ оттуда, они пришли въ городъ Тимиръ [5] и, по обыкновенію распространяя тамъ Евангельское ученіе, пріобрѣли Христу много душъ.

Но діаволъ, не вынося того, возбудилъ гнѣвъ идолопоклонниковъ; возставъ на святаго Назарія и Кельсія, нечестивые взяли ихъ и отослали къ своему лютому царю Нерону. Святые, ставъ предъ царемъ, исповѣдали Творца Христа Бога, за что Назарія повергли на землю и попирали ногами, Кельсія же били розгами. Принуждаемые къ принесенію жертвы богамъ, они ниспровергли словомъ своимъ идоловъ ихъ на землю, и были за то отданы на съѣденіе звѣрямъ; но звѣри не причинили имъ вреда. Потомъ они были ввержены въ море, но пошли по водамъ, какъ по ровному полю. Увидѣвъ это, слуги царя увѣровали во Христа; принявъ крещеніе отъ святаго Назарія, они оставили царскій дворъ и, удалившись отъ мірскаго мятежа, стали служить Христу.

Святый же Назарій пошелъ съ своимъ ученикомъ, святымъ Кельсіемъ, снова въ Медіоланъ и нашелъ святыхъ мучениковъ Гервасія и Протасія еще живыми, но томившимися въ темницѣ. Когда онъ сталъ проповѣдывать Евангеліе въ Медіоланѣ, то опять былъ взятъ правителемъ Анулиномъ. Анулинъ спросилъ его, гдѣ онъ былъ до того времени. Узнавъ, что онъ былъ въ рукахъ самого Нерона, правитель подивился, какимъ образомъ онъ освободился изъ рукъ его живымъ и здоровымъ, ибо зналъ, что Неронъ — царь жестокій и безчеловѣчный, что онъ безпощадно убиваетъ не только виновныхъ, но и невинныхъ. Правитель принуждалъ Назарія, чтобы онъ приступилъ и поклонился богамъ ихъ; но тотъ не только не захотѣлъ сдѣлать сего, но и сталъ хулить ихъ. Тогда Анулинъ повелѣлъ бить его въ уста, и святый, принявъ съ ученикомъ своимъ Кельсіемъ много побоевъ, былъ ввергнутъ въ темницу — къ святымъ Гервасію и Протасію. Назарій очень радовался, что сподобился увидѣть своихъ возлюбленныхъ друзей и терпѣть заключеніе за Христа вмѣстѣ съ ними въ одной темницѣ.

Въ то время правитель Анулинъ извѣстилъ письмомъ царя Нерона о Назаріи. Царь, услышавъ, что Назарій живъ, весьма разгнѣвался на тѣхъ слугъ, которымъ было приказано потопить его въ морской глубинѣ. Онъ долго искалъ ихъ, чтобы погубить, — думая, что они отпустили Назарія, — но не нашелъ; ибо они уже бѣжали отъ міра и добровольно посвятили себя на святое служеніе Христу. Царь написалъ правителю Анулину, чтобы онъ тотчасъ же умертвилъ Назарія. Анулинъ, получивъ царское письмо, вывелъ изъ темницы святаго Назарія съ ученикомъ его, святымъ Кельсіемъ, и усѣкъ мечомъ ихъ честныя главы.

Одинъ изъ вѣрующихъ, жившій въ городскомъ предмѣстьѣ, взявъ тайно святыя мощи ихъ, внесъ ихъ въ свой домъ. Въ то время у него лежала на одрѣ разслабленная дочь, которая, когда внесли въ домъ мощи святыхъ мучениковъ, тотчасъ же встала съ одра здоровой, какъ бы никогда и не болѣла. Хозяинъ дома, вмѣстѣ съ своими домашними, весьма возрадовался сему, и предалъ тѣла мучениковъ честному погребенію въ своемъ саду.

Вскорѣ по усѣкновеніи святыхъ мучениковъ Назарія и Кельсія, пришелъ въ городъ военачальникъ Астазій, шедшій на войну противъ моравовъ [6]. Жрецы идольскіе научили его, дабы онъ умертвилъ оставшихся въ темницѣ святыхъ мучениковъ Гервасія и Протасія, и Гервасій былъ избитъ оловянными прутьями, и скоро скончался; Протасій же окончилъ мученическій подвигъ чрезъ усѣкновеніе главы мечомъ. Христіанинъ Филиппъ, взявъ вмѣстѣ съ своимъ сыномъ тѣла ихъ, предалъ ихъ погребенію въ своемъ домѣ.

Мощи всѣхъ четырехъ мучениковъ, Назарія и Кельсія, Гервасія и Протасія, оставались скрытыми въ землѣ, подъ спудомъ [7], и никто не зналъ о семъ до самаго времени святаго Амвросія, епископа Медіоланскаго. Мощи Гервасія и Протасія онъ обрѣлъ, по откровенію Божію, въ царствованіе Ѳеодосія Великаго, мощи же Назарія и Кельсія — въ царствованіе Аркадія и Гонорія [8].

Объ обрѣтеніи мощей Назарія и Кельсія пресвитеръ Павлинъ вспоминаетъ въ житіи святаго Амвросія такъ:

— «Мощи святаго мученика Назарія, найденныя внѣ города въ саду, Амвросій принесъ тотчасъ же въ храмъ святыхъ апостоловъ. Мы видѣли во гробѣ, въ которомъ лежали мощи мученика, кровь какъ бы только сейчасъ истекшую; голова съ волосами и бородой такъ сохранилась, что какъ бы только теперь была положена во гробъ, а лицо было такъ свѣтло, что, казалось, только что омыто. И какое же въ этомъ чудо — если Самъ Господь ранѣе обѣщалъ въ Евангеліи, что и власъ главы вашея не погибнетъ (Лук. 21, 18) [9]? Мы въ это время почувствовали благоуханіе, превосходившее всѣ ароматы. Поднявъ мощи мученика и возложивъ ихъ на колесницу, мы съ святымъ Амвросіемъ, тотчасъ же начали искать мощи мученика Кельсія. Отъ владѣльцевъ того сада мы узнали, что ему завѣщано было предками никогда не оставлять этого мѣста по той причинѣ, что въ немъ скрыты великія сокровища. И подлинно тамъ находились такія сокровища, которыхъ ни моль, ни ржа не истребляютъ, ни воры не подкапываютъ и не крадутъ» [10].

Такъ говоритъ пресвитеръ Павлинъ о мощахъ Назарія и Кельсія. О мощахъ же Гервасія и Протасія имѣется такая запись святаго Амвросія.

— «Амвросій, рабъ Христовъ, братьямъ, находящимся во всей Италіи, — желаю вѣчнаго спасенія въ Господѣ.

Божественное Писаніе называетъ должникомъ того, кто, получивъ что-либо туне [11] отъ Господа, не даетъ этого другимъ; ибо онъ какъ бы крадетъ нѣчто у церкви, когда утаиваетъ то, что можетъ быть полезнымъ для другихъ. Посему Давидъ сказалъ: правду Твою не скрыхъ въ сердцѣ моемъ, истину Твою и спасеніе Твое рѣхъ: не скрыхъ милость Твою и истину Твою отъ сонма многа (Псал. 39, 11). И какъ бы желая воздаянія за это дѣло, присовокупилъ: ты же, Господи, не удали щедротъ Твоихъ отъ мене (Псал. 39, 12). Онъ какъ бы такъ сказалъ: какъ я далъ возможность другимъ найти милость, такъ и Ты не удали Своей милости отъ меня.

Но зачѣмъ намъ дѣлать это предисловіе? Возвѣщу вамъ, благочестиво мудрствующимъ о Господѣ и вѣрующимъ, и призову васъ къ радости по поводу обрѣтенія святыхъ мощей.

Въ минувшую святую Четыредесятницу, когда, по милости Божіей, я былъ въ числѣ постящихся и молящихся, стоялъ я разъ ночью на молитвѣ.

И вотъ я впалъ въ такое состояніе, что хотя и не спалъ, но и не чувствовалъ ничего. И видѣлъ я двухъ юношей въ бѣлыхъ одеждахъ, поднявшихъ вверхъ свои руки и молящихся; одержимый дремотой, я не могъ говорить съ ними. Когда я пришелъ въ себя, они стали невидимы.

И молилъ я милосердаго Господа, чтобы, если это — бѣсовское обольщеніе, Онъ удалилъ его отъ меня; если же здѣсь сокрыта какая-либо истина, то — чтобы яснѣе показалъ ее мнѣ.

Для полученія просимаго у Господа, я усилилъ постъ и во вторую ночь, во время пѣнія пѣтуховъ, видѣлъ то же, что и въ первый разъ: тѣхъ же юношей молящихся со мною.

Въ третью ночь, когда моя плотъ , ослабѣвъ отъ поста, не могла уже предаться сну, юноши снова явились ко мнѣ; въ это время я не спалъ и лишь только всему этому изумлялся. Съ ними былъ и третій благолѣпный мужъ, похожій на святаго апостола Павла, — какъ онъ изображается на иконѣ; онъ одинъ только говорилъ со мной, а тѣ молчали.

Говорилъ же онъ такъ:

— «Это — тѣ, которые, послушавъ моихъ словъ, презрѣли міръ и богатство и послѣдовали за Господомъ нашимъ Іисусомъ Христомъ, не ища ничего земнаго или плотскаго; пробывъ здѣсь въ Медіоланѣ десять лѣтъ въ служеніи Богу, они сподобились быть мучениками Христовыми; тѣла ихъ ты найдешь лежащими во гробѣ въ землѣ на томъ мѣстѣ, гдѣ стоишь и молишься; изнеси ихъ изъ земли и устрой храмъ во имя ихъ».

Я спросилъ объ именахъ ихъ, и онъ мнѣ отвѣчалъ:

— «Ты найдешь возлѣ главъ ихъ книжку, въ которой написано объ ихъ рожденіи и кончинѣ».

Созвавъ братію и епископовъ и передавъ имъ о видѣнномъ, я началъ прежде веего самъ копать, епископы же помогали мнѣ. И мы нашли, какъ повѣдалъ святый Павелъ, гробъ, въ которомъ увидѣли тѣла святыхъ, какъ бы только теперь погребенныя и издающія прекрасное благоуханіе.

При главахъ ихъ мы нашли книжку, въ которой все по порядку написано такъ:

— «Я, рабъ Христовъ Филиппъ, взялъ тѣла сихъ святыхъ въ свой домъ и предалъ ихъ погребенію. Матерью ихъ была Валерія, отцемъ — Виталій; они родили сихъ сыновей близнецами и назвали одного Протасіемъ, а другого Гервасіемъ. Виталій былъ воиномъ и жилъ въ Медіоланѣ, служа тайно съ своею супругою Богу. Когда онъ былъ съ судьею Павдиномъ въ городѣ Равеннѣ [12], тамъ узнали, что онъ — христіанинъ. Преданный мученіямъ, онъ не отвергся Христа; его ввергли въ глубокій ровъ, били сверху камнями, и, заживо погребенный, онъ скончался.

Супруга его, узнавъ о смерти своего мужа, пошла за тѣломъ его, чтобы предать его погребенію въ своемъ домѣ, въ утѣшеше вдовства своего.

Но равеннскіе граждане, которые были христіанами, воспрепятствовали ей взять тѣло ея мужа: они радовались такому сокровищу и оставили тѣло святаго, чтобы онъ былъ для нихъ заступникомъ.

Не получивъ желаемаго, Валерія возвращалась въ Медіоланъ и на пути въ одномъ селеніи, попала на богомерзкій праздникъ нечестивыхъ людей, приносившихъ жертвы своему скверному богу Сильвану [13]. Идолопоклонники, угощая, по своему обыкновенію, странниковъ идоложертвеннымъ мясомъ, пригласили и шедшую своимъ путемъ Валерію вкусить отъ этого мяса. Но она возгнушалась такою скверною, и, не желая вкушать отъ бѣсовской жертвы, исповѣдала себя христіанкою. Нечестивые, придя въ ярость, били ее безпощадно палками, такъ что она была доведена своими спутниками едва живою въ Медіоланъ.

Придя въ свой домъ и давъ наставленіе въ истинной вѣрѣ сыновьямъ своимъ Гервасію и Протасію, она предала на третій день свою душу въ руцѣ Божіи. Когда Гервасій и Протасій остались сиротами послѣ своихъ родителей, сподобившихся мученическихъ вѣнцовъ, то продали домъ и имущество свое, роздали все убогимъ и освободили рабовъ; сами же, заключившись въ одной хижинѣ, усердно предавались въ теченіе десяти лѣтъ молитвѣ, посту и чтенію божественныхъ книгъ. На одиннадцатый годъ, заключенные правителемъ Анулиномъ въ темницу, они пострадали за Христа. Когда военачальникъ Астазій шелъ изъ Медіолана на войну противъ Моравовъ, то идольскіе жрецы, зайдя впередъ, встрѣтили его на пути и сказали:

— «Если хочешь возвратиться къ царю съ побѣдой, то заставь Гервасія и Протасія принести жертву богамъ, ибо боги разгнѣвались на то, что эти два человѣка презираютъ ихъ, и уже не хотятъ давать намъ отвѣтовъ на наши вопросы».

Услыхавъ объ этомъ, Астазій вывелъ святыхъ изъ темницы, поставилъ предъ собой и сказалъ:

— «Приказываю вамъ, чтобы вы не оскорбляли нашихъ боговъ, но принесли имъ съ честію жертвы, да благополученъ будетъ нашъ путь».

Гервасій сказалъ:

— «Побѣды надъ врагами ты долженъ просить у Самого Всемогущаго Бога, а не у тѣхъ идоловъ, которые не видятъ, не слышатъ, не говорятъ и не имѣютъ дыханія».

Тогда Астазій повелѣлъ бить Гервасія оловянными прутьями до тѣхъ норъ, пока онъ не умреть, и святый Гервасій отъ этихъ побоевъ скончался.

Приказавъ вынести его тѣло, Астазій сказалъ Протасію:

— «Несчастный! пощади свою жизнь, не будь безумнымъ, подобно своему брату».

Протасій отвѣчалъ:

— «Не знаю, кто изъ насъ несчастенъ: я ли, который не боюсь тебя, или ты, который боишься меня».

Астазій сказалъ:

— «Какъ! Я боюсь тебя, несчастный?»

Святый сказалъ:

— «Ты боишься, чтобы я не оскорбилъ тебя, не принеся жертвы идоламъ; если бы не боялся, то и не принуждалъ бы меня къ жертвѣ. Я же тебя не боюсь и презираю твои угрозы; идоловъ твоихъ я считаю за ничто, и поклоняюсь только Единому Богу, царствующему на небѣ».

Тогда Астазій повелѣлъ бить его палками, и долго били здѣсь святаго мученика; когда же онъ былъ поднятъ съ земли, Астазій сказалъ:

— «Несчастныйі зачѣмъ ты такъ гордъ и непокоренъ? Неужели хочешь погибнуть такъ же, какъ и твой братъ?»

Протасій отвѣчалъ:

— «Я не гнѣваюсь на тебя, Астазій, ибо вижу слѣпоту твоихъ очей: твое невѣріе не позволяетъ тебѣ видѣть того, что — Божіе. Господь мой не поносилъ Своихъ распинателей, но молился за нихъ, сказавъ, что они и сами не знаютъ, что творятъ. И ты не знаешь, что дѣлаешь, посему я и жалѣю тебя. Однако, дѣлай что началъ, чтобы я могъ нынѣ узрѣть, вмѣстѣ съ своимъ возлюбленнымъ братомъ, своего Спасителя».

Тогда Астазій повелѣлъ усѣчь его мечемъ. Когда это произошло, я, рабъ Христовъ Филиппъ, вмѣстѣ съ своимъ сыномъ, взялъ тайно ночью тѣла ихъ въ свой домъ, о чемъ зналъ только Богъ, и предалъ ихъ погребенію въ этомъ мраморномъ гробѣ. Вѣрую, что, по ихъ молитвамъ, и я получу милость отъ Господа нашего Іисуса Христа, Который со Отцемъ и Святымъ Духомъ живетъ и царствуетъ во вѣки».

Когда эти святыя мощи были вынесены изъ земли, больные стали получать исцѣленіе, бѣсы были изгоняемы изъ людей, слѣпые прозрѣвали. Тотъ же святый Амвросій упоминаетъ, что въ ихъ городѣ былъ одинъ всѣмъ извѣстный слѣпецъ, по имени Севиръ; лишь только онъ прикоснулся къ краю одеждъ, бывшихъ на мощахъ святыхъ, то тотчасъ же прозрѣлъ [14].

Молитвами святыхъ Твоихъ, Господи, просвѣти наши душевныя очи, дабы мы могли ходить во свѣтѣ Лица Твоего и о имени Твоемъ возрадовались во вѣки (ср. Псал. 88, 16). Аминь.

Примѣчанія:
[1] Св. епископъ Линъ былъ первымъ епископомъ Римской Церкви непосредственно послѣ св. апостола Петра; принадлежалъ къ лику 70-ти апостоловъ. Память его совершается 5-го ноября и 4-го января вмѣстѣ съ другими апостолами.
[2] Неронъ (54-84 гг. по Р. Хр.) — одинъ изъ наиболѣе жестокихъ, тщеславныхъ и развратныхъ Римскихъ императоровъ. Имъ было воздвигнуто первое въ Римѣ гоненіе на христіанъ, во время котораго пострадали апостолы Петръ и Павелъ.
[3] Т. е. — людей не знавшихъ Истиннаго Бога и погибавшихъ духовно. Образъ рѣчи заимствованъ изъ кн. Исх. 9, 2; ср.: Матѳ. 4, 16.
[4] Мелія или Кимелла — одинъ изъ Галльскихъ городовъ, близъ нынѣшней Ниццы, на югѣ Франціи.
[5] Тимиръ — иначе Триръ, многолюдный, цвѣтущій городъ въ сѣверной Галліи.
[6] Моравы — славянское племя, живущее теперь въ предѣлахъ Чехіи.
[7] Т. е. — подъ сокрытіемъ, въ сокровенномъ мѣстѣ.
[8] Аркадій — сынъ и преемникъ Ѳеодосія Великаго, управлявшій восточной половиной имперіи (395-408 гг.). Гонорій также сынъ и преемникъ Ѳеодосія Великаго, управлявшій западной половиной имперіи (395-422 гг.).
[9] Въ этихъ словахъ Іисусъ Христосъ далъ апостоламъ и всѣмъ вообще исповѣдникамъ христіанской вѣры обѣтованіе объ особомъ промышленіи о нихъ Божіемъ.
[10] Эти слова были сказаны Іисусомъ Христомъ о вѣчныхъ и нетлѣнныхъ благахъ небесныхъ (Матѳ. 6, 19), которыя христіанинъ долженъ пріуготовлять себѣ добродѣтельною жизнію.
[11] Туне — даромъ, безплатно, безъ особой заслуги (ср. Матѳ. 10, 8).
[12] Городъ съ гаванью при Адріатическомъ морѣ, находился ва сѣверо-восточномъ берегу Апеннинскаго полуострова. Императоръ Августъ сильно укрѣпилъ его, и онъ считался оплотомъ Италіи. Императоры, начиная съ Гонорія, имѣли здесь свое мѣстопребываніе. Равенна существуетъ доселѣ и представляетъ главный цвѣтущій городъ Итальянской области того же имени.
[13] Сильванъ почитался у Римлянъ какъ богъ лѣсовъ, — откуда и самое наименованіе его, — полей и стадъ. Этому богу посвящались три статуи, одна — у дома, другая — среди поля и третья — на межѣ владѣнія, почему, можно думать, Валерія и не могла миновать праздничнаго сборища въ честь этого бога.
[14] Обрѣтеніе мощей свв. мучениковъ было въ іюнѣ 395 или 396 года.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга вторая: Мѣсяцъ Октябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1904. — С. 331-342.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0