Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 25 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 34.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Октябрь.
День одиннадцатый.

Воспоминаніе седьмаго Вселенскаго собора.

Начало ереси сей восходитъ ко временамъ императора Льва Исаврянина, издавшаго указъ, предписывавшій выносить святыя иконы изъ церквей и домовъ и сожигать ихъ на площадяхъ, а равно и уничтожать изображенія Спасителя, Божіей Матери и святыхъ угодниковъ, поставленныхъ въ городахъ на открытыхъ мѣстахъ или находящіяся на стѣнахъ храмовъ. Когда народъ сталъ препятствовать исполненію сего указа, тогда къ гонимымъ имъ святынямъ Левъ присоединилъ и ихъ ревностныхъ почитателей. Тотчасъ же было издано повелѣніе убивать всѣхъ, составлявшихъ толпу. И много — въ особенности женщинъ — пало въ тотъ день отъ мечей иконоборцевъ за свою любовъ и ревность къ святымъ иконамъ. Затѣмъ императоръ приказалъ закрыть высшую богословскую школу Константинополя и тѣмъ лишить православныхъ того побѣдоноснаго оружія въ борьбѣ съ иконоборцами, какое они умѣли извлекать изъ основательнаго богословскаго образованія. Нѣкоторые изъ Византійскихъ историковъ говорятъ даже, будто онъ въ тѣхъ же цѣляхъ сжегъ и богатую, имѣвшуюся при ней, библіотеку. Но гонитель отовсюду встрѣчалъ рѣзкое противорѣчіе своимъ распоряженіямъ. Изъ Сиріи, изъ Дамаска, противъ нихъ писалъ святый Іоаннъ Дамаскинъ [1]. Изъ Рима, по смерти Григорія II-го [2] продолжалъ писать преемникъ его, папа Григорій III-й. А изъ другихъ мѣстъ отвѣчали на нихъ даже открытыми возстаніями.

Сынъ и преемникъ Льва Константинъ Копронимъ [3], не отступая отъ направленія, принятаго его отцомъ въ отношеніи къ вопросу о почитаніи св. иконъ, рѣшился воздѣйствовать главнымъ образомъ на духовенство, потому что дѣятельными противниками иконоборцевъ были повсюду преимущественно епископы и иноки.

Для сей цѣли онъ постарался созвать соборъ [4], на которомъ было осуждено иконопочитаніе. Ближайшимъ слѣдствіемъ лже-вселенскаго собора было то, что иконы были выброшены изъ церквей и большею частію сожжены, живописныя и мозаическія священныя изображенія на стѣнахъ храмовъ затерты известью. Не избѣгъ такой участи даже великолѣпный Влахернскій храмъ Богоматери, на стѣнахъ котораго лучшими художниками была изображена вся земная жизнь Богочеловѣка, всѣ Его чудеса, всѣ событія Евангельской исторіи, оканчивая сошествіемъ Св. Духа на апостоловъ. Отъ гоненія на иконы Копронимъ перешелъ къ гоненію на святыя мощи; ихъ велѣно было выбрасывать. Такъ поступлено было, напримѣръ, съ св. мощами великомученицы Евфиміи [5]: мощи ея вмѣстѣ съ гробницею были выброшены изъ храма и ввержены въ море, а великолѣпный Халкидонскій храмъ, посвященный ея имени, обращенъ въ казармы. Считая иноковъ главными поборниками иконопочитанія, Копронимъ рѣшился закрыть всѣ монастыри. Многіе монастыри Константинополя, начиная съ знаменитаго Далматскаго, были обращены въ казармы или разрушены. Много иноковъ было замучено. При семъ обыкновенно разбивали головы иноковъ на тѣхъ самыхъ иконахъ, въ защиту коихъ они выступали.

Въ царствованіе преемника Копронима, Льва IV-го [6], иконопочитатели могли вздохнуть нѣсколько свободнѣе. Но полное торжество иконопочитанія совершилось лишь при императрицѣ Иринѣ [7], занявшей за малолѣтствомъ сына своего Константина престолъ своего супруга Льва IV-го послѣ его смерти. Занявъ престолъ, она прежде всего возвратила изъ ссылки всѣхъ иноковъ, сосланныхъ за иконопочитаніе, а большинство епископскихъ каѳедръ предоставила ревностнымъ иконопочитателямъ. Затѣмъ возвратила св. мощамъ всѣ почести, которыя были отняты отъ нихъ иконоборцами. Но императрица сознавала, что всего этого еще мало для полнаго возстановленія иконопочитанія. Необходимо было созвать вселенскій соборъ, который бы осудивъ недавній соборъ, созванный Копронимомъ, возстановилъ истину иконопочитанія. На этомъ особенно настаивалъ при своемъ избраніи на патріаршій престолъ Тарасій [8].

— «Если императрицѣ дѣйствительно угодно, — заявилъ онъ, — чтобы Тарасій принялъ бремя патріаршаго правленія, то онъ согласенъ, но не иначе, какъ только подъ условіемъ созванія Вселенскаго собора».

Выслушавъ это объясненіе Тарасія, императрица вывела его къ сенаторамъ и духовенству, собравшимся въ Матаврскомъ дворцѣ для избранія патріарха. Въ сильной и выразительной рѣчи Тарасій предъ лицемъ этого собранія заявилъ, что если желаютъ, чтобы онъ принялъ патріаршество, то пусть созовутъ Вселенскій Соборъ для утвержденія иконопочитанія. Большинство собравшихся признало требованіе Тарасія справедливымъ, и Тарасій былъ посвященъ въ патріархи въ праздникъ Рождества Христова въ 784-мъ году. Вскорѣ отъ лица императрицы Ирины и сына ея Константина, за малолѣтствомъ коего она управляла государствомъ, было отправлено посланіе къ Римскому папѣ Адріану съ приглашеніемъ на соборъ. Къ этому посланію присоединилъ и отъ себя лично приглашеніе патріархъ Тарасій. Папа отказался отъ чести присутствовать лично на соборѣ. Онъ прислалъ отъ себя двухъ легатовъ: Петра, протопресвитера церкви святаго апостола Петра въ Римѣ, и Петра, игумена обители св. Саввы въ Римѣ же. Прибыли въ Константинополь и представители отъ патріарховъ Александрійскаго и Антіохійскаго. Это были старшіе синкеллы [9] ихъ: пресвитеры Іоаннъ и Ѳома. Помимо полномочій отъ своихъ патріарховъ они привезли еще посланіе и отъ Іерусалимскаго патріарха, въ которомъ послѣдній выражалъ свое согласіе на утвержденіе иконопочитанія. Созваны были въ столицу и епископы Константинопольскаго патріархата. Въ началѣ предполагалось соборъ открыть лѣтомъ 786-го года въ Константинопольскомъ храмѣ св. Апостоловъ. Все уже было приготовлено къ открытію соборныхъ засѣданій, какъ вдругъ наканунѣ самаго открытія ихъ въ Константинополѣ вспыхнулъ бунтъ среди войска, который и помѣшалъ состояться собору. Соборъ открылся лишь осенью слѣдующаго года (24-го сентября) и уже не въ Константинополѣ, а въ близкой къ нему Никеѣ, гдѣ происходилъ и первый Вселенскій Соборъ, въ храмѣ св. Софіи. Число членовъ собора въ точности не установлено. Во всякомъ случаѣ ихъ было болѣе трехъ сотъ, потому что подъ соборными актами имѣется подпись 307 епископовъ. Соборъ начался рѣчью патріарха Тарасія, послѣ которой была прочитана императорская грамота къ собору. По прочтеніи ея было приступлено къ разбору виновности епископовъ, замѣшанныхъ въ иконоборствѣ.

Послѣ сего императорскій секретарь Леонтій напомнилъ собору о необходимости выслушать посланіе о св. иконахъ папы Адріана къ императору и патріарху. Эти посланія открываютъ предъ нами завѣсу самой глубокой апостольской древности и выясняютъ, какъ смотрѣла на иконы въ то время св. Церковь [10]. По прочтеніи обоихъ этихъ посланій представители папы пожелали знать: согласны ли съ ними патріархъ и всѣ члены собора?

Тарасій отвѣчалъ, что онъ пріемлетъ все, что написано папою.

— «Этому надобно слѣдовать, — сказалъ онъ, — противорѣчить ему значитъ поступать неразумно. И сами мы, на основаніи Писаній, умозаключеній и доказательствъ, изслѣдовавъ истину и познавъ ее на основаніи ученія отцовъ, твердо и непреложно исповѣдали и будемъ исповѣдывать, согласно древнему преданію св. отецъ, живописныя иконы, поклоняясь имъ съ горячею любовію, такъ какъ онѣ во имя Господа Бога и непорочной Владычицы нашей Святой Богородицы, св. апостоловъ и всѣхъ святыхъ, но поклоненіе и вѣру будемъ относить къ Единому Истинному Богу».

— «Весь святый соборъ также учитъ», — раздался отвѣтъ на его слова со стороны всѣхъ членовъ собора.

Затѣмъ было прочитано окружное посланіе патріарха Тарасія, написанное имъ къ епископамъ и пресвитерамъ Антіохіи, Александріи и Іерусалима при вступленіи на патріаршій престолъ и отвѣтная на него грамота восточныхъ патріарховъ. По прочтеніи этихъ посланій, отцы собора единогласно заявили: «Мы совершенно согласны съ ними, съ любовію принимаемъ и почитаемъ священныя и досточтимыя иконы и поклоняемся имъ».

Въ началѣ слѣдующаго засѣданія по совѣту патріарха Тарасія рѣшено было сдѣлать пересмотръ всѣхъ мѣстъ изъ Священнаго Писанія, изъ свято-отеческихъ твореній и изъ описаній житій святыхъ, могущихъ служить основаніемъ къ утвержденію догмата иконопочитанія. Среди послѣднихъ встрѣтилось великое множество повѣствованій о чудесахъ, исшедшихъ отъ св. иконъ и мощей. Вотъ нѣкоторыя изъ нихъ:

Въ описаніи мученичества св. Анастасія Персянина [11] разсказывалось, что при перенесеніи его мощей въ Кесарію Палестинскую, когда народъ отовсюду устремлялся въ срѣтеніе имъ, одна женщина, по имени Арета, впала въ сомнѣніе и сказала:

— «Я не поклонюсь мощамъ, принесеннымъ изъ Персіи».

Чрезъ нѣсколько дней св. мученикъ явился Аретѣ во снѣ и спросилъ:

— «Ты страдаешь болѣзнію въ бедрахъ?»

Не успѣла Арета отвѣтить ему, что здорова, какъ вдругъ почувствовала, что ее дѣйствительно постигла болѣзнь. Долго томилась она въ своей болѣзни, затѣмъ, почувствовавъ временное облегченіе отъ нея, стала размышлять, по какой причинѣ постигла ее такая болѣзнь. Въ такомъ размышленіи она провела четыре дня. На разсвѣтѣ пятато дня ей опять является св. мученикъ и говоритъ:

— «Иди въ Тетрапилъ [12]. Помолись св. Анастасію и будешь здорова».

Принесенная къ указанному мѣсту, она, когда увидѣла икону св. мученика, громко возгласила:

— «Это поистиннѣ тотъ, кого я видѣла во снѣ».

Повергшись на помостъ, она долго плакала слезами раскаянія и встала совершенно здоровою.

По прочтеніи на соборѣ повѣствованія о семъ чудѣ, представители папы заявили, что сія икона св. Анастасія съ честною главою его находится въ одномъ изъ монастырей Рима и въ настоящее время, а епископъ Тавроменійскій Іоаннъ добавилъ къ ихъ заявленію, что онъ знаетъ одну женщину изъ Сициліи, которая, будучи въ Римѣ, получила отъ иконы св. мученика исцѣленіе.

Затѣмъ было сообщено Петромъ, епископомъ Никомидійскимъ, о чудѣ, происшедшемъ отъ иконы Господа въ Беритѣ [13] и приведено изъ Евагрія [14] повѣствованіе объ Едесскомъ чудѣ отъ нерукотвореннаго образа Спасителя. Чудо состояло въ слѣдующемъ:

Однажды Едессу осадилъ Хозрой, царь Персіи. Съ сдѣланныхъ по его приказанію огромнѣйшихъ насыпей воины стрѣляли чрезъ городскія стѣны въ жителей города. Осажденные жители рѣшились сдѣлать подкопъ подъ насыпи и затѣмъ сжечь ихъ. Но огонь, который они разводили въ подкопахъ, за неимѣніемъ притока туда свѣжаго воздуха, всякій разъ угасалъ. Тогда едессяне взяли Нерукотворенный образъ и принесли его на выкопанные рвы. Окропивъ образъ водою, они стекавшими по нему каплями брызнули на слабо горѣвшій огонь въ сложенныхъ дровахъ, и тотчасъ же всѣ дрова были объяты необычайнымъ пламенемъ. Обративъ ихъ въ уголь, пламя перешло къ верхнимъ деревамъ и быстро уничтожило всѣ сооруженія Хозроя [15].

При чтеніи сего повѣствованія, чтецъ великой Константинопольской церкви сказалъ:

— «Я самъ — недостойный рабъ, когда ходилъ въ Сирію съ царскими апокрисіаріями [16], былъ въ Едессѣ и видѣлъ сей Нерукотворенный образъ; вѣрные почитаютъ его и поклоняются ему».

Много и другихъ, подобныхъ приведеннымъ, извлеченій изъ святоотеческихъ твореній было прочитано на слѣдовавшихъ за первымъ засѣданіяхъ собора. Когда отцы собора, какъ выразился патріархъ Тарасій, «насытились святоотеческими свидѣтельствами», на средину засѣданій была вынесена одна досточтимая икона, и предъ нею всѣ присутствовавшіе на соборѣ отцы, лобызая ее, произнесли двадцать два краткихъ изреченія, повторяя каждое изъ нихъ по три раза. Всѣ главныя иконоборческія положенія въ нихъ были осуждены и преданы проклятію.

Слѣдующія засѣданія были посвящены разбору опредѣленій лже-вселенскаго Копронимова собора. Разборъ этотъ былъ произведенъ съ величайшею тщательностію. Велся онъ все время при посредствѣ двухъ лицъ, какъ бы двухъ сторонъ: одинъ читалъ то, что было опредѣлено лжесоборомъ, другой читалъ опроверженіе на то, что было ложнаго въ опредѣленіяхъ. Мѣста Св. Писанія, ложно истолкованныя Копронимовымъ соборомъ, теперь подверглись новому толкованію. Напримѣръ: изъ Ветхозавѣтнаго Писанія въ защиту своихъ мнѣній иконоборцы указывали на запрещеніе Десятословія: не сотвори себѣ куміра (Исх. 20, 4).

Отцы собора отвѣчали на сіе:

— «Изреченія, сказанныя Израильскому народу, который служилъ тельцу и не чуждъ былъ египетскихъ заблужденій, нельзя переносить на Божественное собраніе христіанъ. Богъ, намѣреваясь ввести Іудеевъ въ землю обѣтованія, потому далъ имъ заповѣдь: не сотвори себѣ куміра, что тамъ обитали идолопоклонники, поклонявшіеся и демонамъ, и солнцу, и лунѣ, и звѣздамъ, и другимъ тварямъ, даже птицамъ, и четвероногимъ, и гадамъ и не поклонявшіеся только Богу Живому и Истинному. Когда же, по повелѣнію Господню, Моисей создалъ Скинію свидѣнія, тогда онъ, показывая, что все служитъ Богу, приготовилъ изъ золота человѣкообразныхъ херувимовъ, представлявшихъ собою образъ херувимовъ разумныхъ».

Также ложно истолкованы были лже-вселенскимъ соборомъ нѣкоторыя мѣста и изъ святоотеческихъ твореній. Въ свою защиту иконоборцы приводили, напримѣръ, такое мѣсто изъ твореній св. Аѳанасія Александрійскаго:

— «Какъ же не жалѣть о почитающихъ творенія по той причинѣ, что зрячіе кланяются не видящимъ и одаренные слухомъ не слышащимъ? — Тварь никогда не спасетъ твари».

Но соборъ разъяснилъ, что св. Аѳанасій въ данномъ мѣстѣ имѣлъ въ виду язычниковъ и противъ нихъ направлялъ свою рѣчь; христіане никогда не служили твари вмѣсто Единаго всѣхъ Бога, какъ обвиняли ихъ иконоборцы. Оказалось также, что иконоборцы часто приводили святоотеческія слова отрывочно, — безъ связи ихъ съ предшествующею имъ и послѣдующею за ними рѣчью, — отчего въ этихъ словахъ могъ получаться желательный для нихъ смыслъ.

Наконецъ, нѣкоторыя изъ приведенныхъ иконоборческимъ соборомъ выраженій оказались совершенно подложными.

Какъ скоро оказалось, что основанія, какія приводилъ лже-вселенскій соборъ въ оправданіе своихъ вѣроопредѣленій, ложны и недостаточны, для всѣхъ само собою стало понятнымъ, что и самыя вѣроопредѣленія его, утвержденныя на такихъ основаніяхъ, ложны, и поэтому отцы собора скоро перешли къ окончательной выработкѣ собственнаго соборнаго вѣроопредѣленія. Въ этомъ окончательномъ вѣроопредѣленіи отцы собора нашли нужнымъ сначала упомянуть о поводѣ къ созванію собора и о предпринятыхъ имъ трудахъ, затѣмъ — привести дословно весь Символъ Вѣры и опроверженіе всѣхъ тѣхъ ересей, которыя уже были опровергнуты шестью предшествующими Вселенскими Соборами и, наконецъ, на вѣчныя времена утвердить догматъ иконопочитанія:

— «Мы опредѣляемъ, чтобы святыя и честныя иконы предлагались для поклоненія точно такъ же, какъ и изображеніе честнаго и животворящаго Креста, будутъ ли онѣ сдѣланы изъ красокъ, или мозаическихъ плиточекъ, или изъ какого-либо другого вещества, только бы сдѣланы были приличнымъ образомъ, и будутъ ли находиться во св. церквахъ Божіихъ, на священныхъ сосудахъ и одеждахъ, на стѣнахъ и дощечкахъ, или въ домахъ и при дорогахъ, а равно будутъ ли это иконы Господа и Бога, Спасителя нашего Іисуса Христа или Непорочной нашей Владычицы Св. Богородицы, или честныхъ Ангеловъ и всѣхъ святыхъ и праведныхъ мужей. Чѣмъ чаще, при помощи иконъ, они дѣлаются предметомъ нашего созерцанія, тѣмъ болѣе взирающіе на эти иконы возбуждаются къ воспоминанію о самихъ первообразныхъ [17], пріобрѣтаютъ болѣе любви къ нимъ и получаютъ болѣе побужденій воздавать имъ лобызаніе, почитаніе и поклоненіе, но никакъ не то истинное служеніе, которое по вѣрѣ нашей приличествуетъ одному только Божественному естеству. Взирающіе на сіи иконы возбуждаются приносить иконамъ ѳиміамъ и ставить свѣчи въ честь ихъ, какъ дѣлалось это въ древности, потому что честь, воздаваемая иконѣ, относится къ ея первообразу, и поклоняющійся иконѣ поклоняется ѵпостаси [18] изображеннаго на ней». — «Осмѣливающіеся же думать или учить иначе», «если это будутъ епископы или клирики», должны быть «низлагаемы», «если же будутъ иноки или міряне», должны быть отлучаемы.

Соборъ закончился прославленіемъ Господа со стороны всѣхъ епископовъ, начальниковъ, воинскихъ чиновъ и другихъ гражданъ Константинополя, въ несмѣтномъ количествѣ заполнившихъ залы дворца. Списки соборныхъ дѣяній были посланы папѣ, восточнымъ патріархамъ, императрицѣ съ императоромъ и всѣмъ церквамъ Константинопольскаго патріархата.

Такъ торжественно закончился, возстановившій истину иконопочитанія и понынѣ каждогодно воспоминаемый 11-го октября всею Православно-Восточною Церковію, Седьмый Вселенскій Соборъ [19].

Примѣчанія:
[1] Св. Іоаннъ Дамаскинъ изъ Сиріи прислалъ въ Константинополь три обширныя письма въ зашиту св. иконъ, гдѣ наглядно излагаетъ догматическое ученіе о семъ предметѣ и занимается разборомъ тѣхъ возраженій, какія дѣлали противъ почитанія св. иконъ иконоборцы. Будучи безсиленъ лично отомстить св. Іоанну, Левъ Исаврянинъ рѣшился оклеветать его предъ Дамасскимъ калифомъ. Съ этою цѣлію Левъ составилъ подложное письмо, будто бы присланное къ нему отъ Іоанна, въ которомъ Іоаннъ, придворный калифа, обѣщалъ ему — Льву — предать Дамаскъ. Письмо было передано калифу и мнимый виновникъ былъ присужденъ калифомъ къ отсѣченію руки, осмѣлившейся написать такое коварное письмо. Но поруганная правда Божія величественно объявила свой судъ: отсѣченная рука безъ всякаго врачеванія вновь приросла къ тѣлу. Въ благодарность за сіе св. Іоанномъ была составлена извѣстная пѣснь къ Пресвятой Богородицѣ: «О Тебѣ радуется, Благодатная, всякая тварь».
[2] Папа Григорій II написалъ два посланія къ императору. Въ первомъ своемъ посланіи Григорій разъяснилъ всѣ мѣста св. Писанія, съ одной стороны повелѣвающія, а съ другой какъ будто и запрещающія дѣлать священныя изображенія и затѣмъ приводитъ свидѣтельства древности. «Въ бытность Христа во Іерусалимѣ, пишетъ онъ, Авгарь, тогдашній князь и владыка Едесскій, услышавъ о чудесахъ Христа, написалъ къ Нему посланіе и Христосъ послалъ ему собственноручный отвѣтъ и святое славное изображеніе Лица Своего. Пошли за этимъ нерукотвореннымъ образомъ и посмотри. Туда стекаются во множествѣ народы Востока и приносятъ молитвы». Познакомивъ императора съ подобными свидѣтельствами, папа наглядно рисуетъ всю ненависть, которую вызываютъ императорскіе указы среди западнаго православнаго населенія: «Всюду стали бросать твои портреты на землю, — пишетъ онъ, — попирать ихъ ногами и уродовать твое лицо» и т. под. Свое посланіе онъ оканчиваетъ пламенною молитвою, чтобы «Богъ, сошедшій съ небесъ, даровалъ миръ всѣмъ христіанскимъ церквамъ во вѣки вѣковъ». Императоръ отослалъ съ угрозою отвѣтъ, на который папа Григорій II написалъ свое второе посланіе, съ прежнею твердостію убѣждая императора оставить задуманное имъ дѣло.
[3] Константинъ Копронимъ царствовалъ съ 741 по 775 г.
[4] Соборъ происходилъ въ 754 г. Мѣсто засѣданій его нѣсколько разъ измѣнялось: то они происходили въ царскомъ дворцѣ, такъ называемомъ Гіерея, на азіатскомъ берегу Босфора, то во Влахернскомъ храмѣ Богоматери въ самомъ Константинополѣ. Не мало пришлось услыхать проклятій отъ лица этого собора всѣмъ тогдашнимъ ревнителямъ Православія. Немало было возведено на нихъ ложныхъ обвиненій. Въ основу своихъ ложныхъ иконоборческихъ мудрованій соборъ положилъ вымышленныя сказанія и подложныя изреченіи Отцовъ церкви.
[5] † ок. 303 г. Память ея совершается Церковію 16-го сентября.
[6] Левъ IV царствовалъ съ 775 по 780 г.
[7] Имератрица Ирина была воспитана въ благочестивомъ семействѣ иконопочитателей и свою ревность къ святымъ иконамъ обнаружила еще при мужѣ своемъ, Львѣ IV, за что подвергалась опалѣ и даже была удалена изъ дворца.
[8] Св. Тарасій патріаршествовалъ въ Константинополѣ съ 784 по 806 г. Память его совершается февраля 25-го.
[9] Синкеллъ — названіе клириковъ, жившихъ въ однѣхъ кельяхъ съ епископомъ. Обыкновенно епископы выбирали въ синкеллы людей болѣе образованныхъ, которые могли бы имъ содѣйствовать въ рѣшеніи важнѣйшихъ вопросовъ.
[10] Кромѣ свидѣтельствъ изъ глубокой древности о почитанія святыхъ иконъ, въ этихъ посланіяхъ находятся выдержки изъ святоотеческихъ твореній. Напр., тамъ приведены слѣдующія выдержки: 1) Слова Василія Великаго къ Юліану Отступнику: «Пріемлю и св. апостоловъ, пророковъ и мучениковъ, которые возносятъ молитвы къ Богу. Поэтому почитаю и изображенія ихъ на иконахъ и открыто поклоняюсь имъ. Это предано св. апостолами и не должно быть воспрещаемо, поэтому во всѣхъ церквахъ своихъ мы изображаемъ исторію ихъ». 2) Слова св. Стефана, епископа Бострійскаго: «Относительно иконъ исповѣдуемъ, что онѣ, какъ и всякое дѣло во имя Божіе, дѣло благое и святое, потому что иное дѣло — икона и иное дѣло — идолъ или статуя. Всякое изображеніе, сдѣланное во имя Господа или ангеловъ, пророковъ или апостоловъ, мучениковъ или праведниковъ, свято потому, что поклоненіе воздается не дереву, но тому, что созерцается на деревѣ и что воспринимается. Всѣ мы почитаемъ начальниковъ и съ любовію пріемлемъ ихъ, хотя они и грѣшники, отчего же мы не должны почитать рабовъ Божіихъ? Почему въ память ихъ не устроять изображеній, чтобы они не были преданы забвенію?.. Мы въ воспоминаніе о святыхъ пишемъ иконы ихъ, чтобы всякій, видя ихъ на иконѣ, вспоминалъ о нихъ и прославлялъ Господа, прославившаго ихъ».
[11] Анастасій Персянинъ † 628 г. Память его совершается 22-го января.
[12] Тетрапилъ — мѣстностъ въ Константинополѣ, гдѣ находились мощи и икона святаго, и гдѣ строилась въ то время во имя его церковь.
[13] О семъ чудѣ см. выше, въ сказаніи на сей день.
[14] Евагрій — церковный историкъ VI вѣка.
[15] Нападеніе на Едессу Персидскаго царя Хозроя I относится къ 545 году.
[16] Апокрисіаріями назывались временные или постоянные представители епископовъ важнѣйшихъ церквей при особѣ государя, которые завѣдывали всѣми сношеніями своея церкви и ея предстоятелей съ верховною властію.
[17] Первообразныхъ — т. е. тѣхъ, кто изображены на иконахъ.
[18] Ѵпостась по переводу съ греческаго значитъ сущность, существо; по отношенію къ иконѣ означаетъ того, кому посвящена икона.
[19] Если 11-е октября случится въ одинъ изъ дней седмицы, то служба отцамъ VII Вселенскаго собора совершается въ ближайшее воскресенье.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга вторая: Мѣсяцъ Октябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1904. — С. 250-251.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0