Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 14 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Октябрь.
День девятый.

Житіе преподобныхъ Андроника и Аѳанасіи.

Между тѣмъ, какъ они продолжали жить столь добродѣтельною жизнію, Богъ благоволилъ призвать ихъ къ еще болѣе совершенной жизни, — дабы, отложивши все земное, они послѣдовали за Единымъ Господомъ своимъ Іисусомъ Христомъ, Который оставилъ намъ образецъ, по коему мы должны слѣдовать стопамъ Его.

Въ одинъ день, послѣ двадцатилѣтней супружеской жизни, Аѳанасія, возвратившись изъ церкви отъ утрени домой, застала дѣтей своихъ въ бреду и, обезпокоившись, сѣла подлѣ нихъ на постели. Андроникъ, вернувшись изъ церкви нѣсколько позже, сталъ звать свою жену, предполагая, что она спитъ. Аѳанасія отвѣчала:

— «Не сердись на меня, господинъ мой, потому что дѣти наши находятся въ сильномъ жару».

Удостовѣрившись въ семъ, Андроникъ отошелъ отъ больныхъ дѣтей, говоря:

— «Да будетъ воля Господня!»

Послѣ сего онъ отправился въ загородную церковь святаго мученика Іуліана [3], гдѣ похоронены были родители его. Здѣсь онъ пробылъ на молитвѣ до шестого часа.

Въ то время, какъ Андроникъ находился въ церкви, оба ребенка его — сынъ Іоаннъ, коему шелъ двѣнадцатый годъ, и дочь Марія — десяти лѣтъ отъ роду, умерли. Возвращаясь съ молитвы, Андроникъ услышалъ плачъ и вопль въ домѣ своемъ и, смутившись, побѣжалъ поспѣшнѣе. Онъ засталъ около своего дома великую толпу жителей своего города, обоихъ же дѣтей своихъ увидалъ лежащихъ мертвыми. Удалившись въ свою молельню, Андроникъ повергся ницъ предъ образомъ Спасителя нашего, произнося слова праведнаго Іова:

Нагъ изыдохъ отъ чрева матере моея, нагъ и отыду; Господь даде, Господь отъятъ; яко Господеви изволися, тако бысть; буди имя Господне благословено во вѣки (Іов. 1, 21).

Въ слезахъ о умершихъ дѣтяхъ своихъ Аѳанасія настолько изнемогла, по причинѣ сильной скорби, что желала себѣ даже смерти, такъ какъ она повторяла:

— «О, если бы и мнѣ умереть съ моими дѣтьми!»

Въ день погребенія дѣтей Андроника и Аѳанасіи къ нимъ собрались всѣ граждане и пришелъ самъ патріархъ со всѣмъ клиромъ своимъ. Дѣтей похоронили въ церкви святаго Іуліана, — гдѣ покоились и предки ихъ. По совершеніи обряда погребенія, Аѳанасія не хотѣла возвращаться домой, но съ плачемъ сидѣла подлѣ могилы своихъ дѣтей.

Въ полночь въ образѣ инока ей явился здѣсь святый мученикъ Іуліанъ и обратился къ ней съ слѣдующими словами:

— «Женщина! зачѣмъ ты не оставляешь въ покоѣ почивающихъ здѣсь?»

Аѳанасія отвѣчала:

— «Господинъ, не сердись на меня, такъ какъ я нахожусь въ страшной скорби: я имѣла двоихъ дѣтей и вотъ сегодня обоихъ вмѣстѣ похоронила!»

Святый мученикъ Іуліанъ спросилъ Аѳанасію:

— «Сколькихъ же лѣтъ были твои дѣти?»

Аѳанасія отвѣчала:

— «Одинъ двѣнадцати, а другая — десяти лѣтъ».

Тогда святый сказалъ ей:

— «Зачѣмъ ты о нихъ плачешь? для тебя полезнѣе было бы, если бы ты о своихъ грѣхахъ плакала. Увѣряю тебя, что подобно тому, какъ человѣческая природа требуетъ пищи, такъ точно и умершія дѣти питаются у Христа небесными благами. Они Ему молятся: — «Судія праведный! Ты лишилъ насъ земныхъ благъ, не лиши же небесныхъ!»

Выслушавъ сіи слова, Аѳанасія пришла въ умиленіе и, вмѣсто скорби, возрадовалась, говоря:

— «Если мои дѣти продолжаютъ жить на небѣ, то зачѣмъ мнѣ плакать?»

Говоря такъ, Аѳанасія обернулась, желая подольше побесѣдовать съ явившимся къ ней, но болѣе уже не видала его. Аѳанасія искала явившагося ей по всей церкви, но никого не нашла. Тогда она потревожила охранявшаго церковныя двери привратника и спросила его:

— «Гдѣ тотъ инокъ, который разговаривалъ со мною?»

Привратникъ отвѣчалъ:

— «Развѣ ты не видишь того, что двери заперты и сюда никто не входилъ: что же ты говоришь, будто кто-то съ тобою разговаривалъ?»

Тогда Аѳанасія, убѣдившись, что то было лишь видѣніе, убоялась и, возвратившись домой, пересказала мужу то, что видѣла и слышала и, вмѣстѣ съ тѣмъ, утѣшилась въ своей скорби.

— «Господинъ мой, — сказала Аѳанасія Андронику, — еще при жизни дѣтей нашихъ я намѣревалась сообщить тебѣ объ одномъ своемъ намѣреніи, но смущалась; теперь же, вотъ, по смерти ихъ, скажу тебѣ безъ смущенія: отпусти меня въ монастырь, дабы тамъ оплакивать мнѣ грѣхи мои. И тогда Господь, взявшій отъ насъ нашихъ дѣтей, можетъ содѣлать насъ наиболѣе пріуготованными къ служенію Ему».

Андроникъ отвѣчалъ:

— «Пойди, испытай въ теченіе одной недѣли свое намѣреніе и, если не перемѣнишь его, то мы посовѣтуемся о семъ вмѣстѣ».

Аѳанасія, выдержавъ испытаніе, не измѣнила своего намѣренія и по прошествіи многихъ дней, наоборотъ, преисполнилась сильнѣйшимъ желаніемъ иноческой жизни и снова стала упрашивать мужа отпустить ее въ монастырь.

Тогда Андроникъ, призвавъ отца Аѳанасіи, сказалъ ему:

— «Вотъ, мы желаемъ пойти поклониться святымъ мѣстамъ, посему ввѣряемъ тебѣ нашъ домъ и все наше имущество и просимъ тебя: если на пути случится съ нами какое-либо несчастіе, то раздай наше имущество нуждающимся, а домъ нашъ обрати въ больницу для нищихъ и въ пріютъ для странниковъ».

Такимъ образомъ Андроникъ, поручивъ тестю свой домъ и свое имущество, освободилъ вмѣстѣ съ тѣмъ и всѣхъ своихъ рабовъ и рабынь.

Въ одну изъ ночей Андроникъ и Аѳанасія, собравшись, взяли на дорогу немного изъ своего имущества и вышли изъ дома, никѣмъ незамѣченные. Предавшись волѣ Божіей, они стали совершать подвигъ странничества.

Встрѣтивъ утро слѣдующаго дня за городомъ, блаженная Аѳанасія, оглянувшись назадъ, увидала вдали свой домъ и, обративши взоръ къ небу, сказала:

— «Боже, сказавшій Аврааму и Саррѣ: изыди отъ земли твоея, и отъ рода твоего и иди въ землю, юже ти покажу (Быт. 12, 1)! призри и на насъ и путеводительствуй нами въ страхѣ Твоемъ. Вотъ мы ради Тебя бросили открытымъ нашъ домъ, не затвори же для насъ дверей Твоего царства».

Послѣ сего оба они съ плачемъ продолжали свой путь. Достигнувъ Іерусалима, Андроникъ и Аѳанасія поклонились святымъ мѣстамъ и, принявъ благословеніе отъ многихъ отцовъ, бесѣдовали съ послѣдними. Затѣмъ пошли и въ Александрію поклониться мощамъ святаго мученика Мины. По дорогѣ сюда Андроникъ, оглянувшись, замѣтилъ какого-то мірянина, ссорившагося съ монахомъ, и сказалъ мірянину:

— «Зачѣмъ ты ссоришься съ монахомъ?»

Мірянинъ отвѣчалъ:

— «Монахъ нанялъ у меня осла, чтобы ѣхать на немъ въ Скитъ, и я совѣтовалъ ему отправиться теперь же, чтобы намъ совершать путь ночью, когда нѣтъ сильнаго солнечнаго зноя, а утромъ часу въ шестомъ быть уже въ Скитѣ. Между тѣмъ монахъ не желаетъ принять моего совѣта?»

Тогда Андроникъ спросилъ мірянина:

— «Имѣешь ли ты другого осла?»

Тотъ отвѣчалъ:

— «Имѣю».

Андроникъ сказалъ:

— «Поди же приведи его, — и я найму его у тебя, такъ какъ и я желаю ѣхать въ Скитъ» [4].

Супругѣ же своей Аѳанасіи Андроникъ сказалъ:

— «Подожди здѣсь до тѣхъ поръ, пока я съѣзжу въ Скитъ получить отъ тамошнихъ отцовъ благословеніе».

— «Возьми и меня съ собою», — просила Аѳанасія.

— «Женщинамъ, — отвѣчалъ Андроникъ, — не положено бывать въ Скитѣ».

Тогда Аѳанасія съ плачемъ сказала мужу:

— «Если ты меня оставишь, не отдавши въ женскій монастырь, то дашь въ томъ отвѣтъ святому мученику Минѣ».

Андроникъ далъ обѣщаніе не оставлять жены до тѣхъ поръ, пока не исполнитъ ея желанія.

Послѣ сего Андроникъ отправился въ Скитъ, гдѣ въ каждой лаврѣ [5] получалъ благословеніе отъ отцовъ Скитскихъ.

Прослышавъ о преподобномъ Даніилѣ [6], Андроникъ, преодолѣвъ большія затрудненія, прибылъ къ нему, поклонился ему, и, послѣ молитвы, разсказалъ все о себѣ и супругѣ своей Аѳанасіи. Преподобный Даніилъ сказалъ Андронику:

— «Поди, приведи твою жену, и я дамъ вамъ въ Ѳиваиду [7] письмо, чтобы ты свободно довелъ ее туда и помѣстилъ въ женскій монастырь Тавеннисіотовъ» [8].

Возвратившись къ Аѳанасіи, Андроникъ ночью привелъ ее къ святому старцу Даніилу. Старецъ Даніилъ сталъ бесѣдовать съ ними о путяхъ спасенія и оказалъ имъ большую пользу душевную. Вручивъ затѣмъ имъ письмо, старецъ благословилъ ихъ и отпустилъ въ монастырь Тавеннисіотскій.

Пришедши въ обитель, блаженный Андроникъ помѣстилъ святую свою супругу Аѳанасію въ женскій монастырь. Воспріявъ здѣсь образъ ангельскій, Аѳанасія стала проводить и образъ жизни равноангельской. Самъ же онъ возвратился къ преподобному начальнику лавры Даніилу, который постригъ его въ чинъ иноческій и, наставивъ въ добродѣтельной жизни, назначилъ ему отдѣльную келлію, дабы Андроникъ, проживая въ ней одинъ, подвизался въ безмолвіи.

И вотъ блаженный Андроникъ, досточестно подвизаясь, пребывалъ въ подвигахъ безмолвія въ теченіе двѣнадцати лѣтъ. Послѣ сего онъ упросилъ отца Даніила отпустить его въ Іерусалимъ поклониться святымъ мѣстамъ. Сотворивъ молитву, преподобный Даніилъ съ благословеніемъ отпустилъ его.

Проходя области Египта, Андроникъ однажды присѣлъ для небольшого отдыха подъ можжевеловыми кустами. И вотъ, по Божественному устроенію, онъ увидѣлъ свою жену блаженную Аѳанасію, щедшую въ мужскомъ одѣяніи. Они привѣтствовали другъ друга. Аѳанасія узнала своего мужа Андроника, но онъ не узналъ ея. Да и какъ возможно было узнать Аѳанасію, когда лицо ея отъ воздержанія исхудало и она почернѣла какъ еѳіоплянка? Къ тому же Аѳанасія измѣнила свой видъ и была въ мужскомъ одѣяніи. Она спросила Андроника:

— «Не ты ли ученикъ отца Даніила, по имени Андроникъ?»

— «Да, я», — отвѣчалъ Андроникъ.

Затѣмъ она снова спросила его:

— «Авва Андроникъ! куда ты идешь?»

— «Иду поклониться святымъ мѣстамъ», — отвѣчалъ Андроникъ. — А ты, — спросилъ онъ въ свою очередь Аѳанасію, — куда идешь и какъ тебя зовутъ?»

Она отвѣтила:

— «И я иду ко святымъ мѣстамъ, а зовутъ меня Аѳанасій» (она такъ измѣнила свое имя и вмѣсто Аѳанасіи стала именоваться Аѳанасіемъ).

— «Пойдемъ вмѣстѣ», — сказалъ Андроникъ.

Аѳанасія отвѣчала:

— «Если желаешь идти вмѣстѣ со мною, то положи храненіе устомъ твоимъ (Псал. 140, 3), такъ, чтобы намъ идти въ молчаніи».

Андроникъ сказалъ:

— «Хорошо, пусть будетъ такъ, какъ ты желаешь».

Аѳанасія продолжала:

— «Пойдемъ, и да сопутствуютъ намъ молитвы святаго твоего старца».

Когда Андроникъ и Аѳанасія достигли Іерусалима, то обошли здѣсь всѣ святыя мѣста для поклоненія. Послѣ сего они пошли въ Александрію поклониться мощамъ святаго мученика Мины. Здѣсь, послѣ молитвы Аѳанасія, сказала Андронику:

— «Отче, желаешь ли ты, чтобы мы стали пребывать оба въ одной келліи?»

Андроникъ отвѣтилъ:

— «Останемся, — но я прежде спрошу старца, — позволитъ ли онъ намъ пребывать въ одной келліи».

Аѳанасія продолжала:

— «Пойди — спроси, а я буду дожидаться тебя въ скиту, который именуется Октодекатскимъ [9], и, если старецъ позволитъ, то приди за мною и мы будемъ проживать въ келліи въ безмолвіи, подобно тому, какъ мы и странствовали въ молчаніи, а если ты не въ силахъ пребывать въ молчаніи, то не возвращайся за мною, такъ какъ я не желаю жить безъ подвига безмолвія, даже и въ томъ случаѣ, если повелитъ то преподобный отецъ».

Андроникъ, придя къ аввѣ Даніилу, разсказалъ ему все о своемъ спутникѣ Аѳанасіѣ.

Тогда Даніилъ сказалъ Андронику:

— «Возвратись же, возлюби молчаніе и оставайся съ Аѳанасіемъ, потому что онъ — совершенный инокъ».

Послѣ сего Андроникъ, взявъ съ собою Аѳанасію, увелъ ее въ свою келлію, гдѣ она прожила въ страхѣ Божіемъ и безмолвіи еще другихъ двѣнадцать лѣтъ. Несмотря на сіе, Андроникъ не узналъ своей жены, потому что послѣдняя усердно молилась Богу о томъ, чтобы не быть ей узнанной мужемъ своимъ. Авва Даніилъ часто приходилъ къ нимъ и поучалъ ихъ. Одинъ разъ, когда послѣ пребыванія у нихъ и бесѣды о многихъ душеполезныхъ предметахъ Даніилъ возвращался въ свою келлію, — прежде чѣмъ онъ успѣлъ дойти до нея, его догналъ блаженный Андроникъ, со словами:

— «Отецъ Даніилъ, Аѳанасій отходитъ ко Господу!»

Старецъ, возвратившись, засталъ Аѳанасію въ сильномъ жару.

При видѣ старца, Аѳанасія стала плакать, а старецъ говорилъ ей:

— «Тебѣ слѣдуетъ радоваться, а не плакать: вѣдь, ты идешь въ срѣтеніе Господа».

Аѳанасія отвѣчала:

— «Я плачу не о себѣ, но объ Андроникѣ. Но, отче, окажи любовь твою мнѣ: послѣ моей кончины ты найдешь у меня въ изголовьѣ письмо, прочитай его и потомъ отдай Андронику».

Затѣмъ, послѣ молитвы, Аѳанасія причастилась Божественныхъ Таинъ и отошла ко Господу. Братія пришли хоронить тѣло и увидѣли, что то была женщина. Авва Даніилъ, найдя въ изголовьѣ постели Аѳанасія письмо, прочиталъ его и передалъ Андронику. Тогда послѣдній узналъ, что Аѳанасія была жена его.

Послѣ сего всѣ прославили Бога. Слухъ о семъ распространился по всѣмъ лаврамъ, и авва Даніилъ, разославъ иноковъ, призвалъ всѣхъ Египетскихъ отцовъ и тѣхъ, кои подвизались во внутренней пустынѣ. Собрались обитатели всѣхъ Александрійскихъ лавръ и скитники, носящіе бѣлыя одежды (у тѣхъ скитниковъ былъ обычай — ходить въ бѣлыхъ одеждахъ), и съ честію похоронили святое тѣло блаженной Аѳанасіи, прославляя Бога, даровавшаго ей таковое терпѣніе.

Послѣ погребенія Аѳанасіи, старецъ Даніилъ прожилъ съ Андроникомъ семь дней, и въ сей послѣдній день, помянувъ преставльшуюся, Даніилъ пожелалъ взять Андроника въ свою келлію. Между тѣмъ Андроникъ упрашивалъ старца, говоря:

— «Отче, оставь меня здѣсь, дабы мнѣ быть похороненнымъ съ подругой моей Аѳанасіей».

Оставивъ его, старецъ удалился; но еще не успѣлъ онъ достигнуть до келліи, какъ вновь нагналъ его другой инокъ, говоря:

— «Отецъ Андроникъ отходитъ ко Господу».

Старецъ немедленно снова послалъ за ушедшими отцами и сказалъ имъ:

— «Вернитесь со мною къ отцу Андронику».

Тѣ, возвратившись, застали Андроника еще живымъ и получили отъ него благословеніе. Когда Андроникъ въ мирѣ скончался [10], между скитянами Октодекатскаго монастыря и другаго, гдѣ подвизалась преподобная Аѳанасія и иноки коего носили бѣлыя одежды, произошелъ большой раздоръ.

Послѣдніе говорили:

— «Покойный — нашъ братъ и мы хотимъ его взять въ нашъ скитъ, дабы намъ помогали его молитвы».

Точно также и отцы скита Октодекатскаго говорили:

— «Сей братъ — нашъ и посему пусть онъ будетъ положенъ съ блаженною сестрою его Аѳанасіею».

Тогда скитники другаго монастыря сказали:

— «Какъ укажетъ архимандритъ Октодекатскаго скита, такъ мы и поступимъ».

Старецъ повелѣлъ похоронить Андроника съ Аѳанасіею.

Между тѣмъ — скитники бѣлоризцы не желали послушаться его, потому что ихъ было большинство, и они говорили:

— «Старецъ выше страстей, и притомъ онъ не боится соперничества, а мы, будучи юнѣйшими, хотимъ имѣть у себя нашего блаженнаго Андроника, чтобы онъ помогалъ намъ своими молитвами: съ насъ довольно, что мы оставили вамъ Аѳанасію!»

Послѣ сего скитники едва успокоились и похоронили преподобнаго Андроника вмѣстѣ съ блаженною Аѳанасіей, восхваляя Бога, дивнаго во святыхъ Своихъ. Слава Ему во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Ѳеодосій Великій — Римскій императоръ съ 379 по 395 г. Въ его царствованіе вѣра христіанская была окончательно утверждена въ Римской имперіи.
[2] Съ греческаго Ἀφανασια — безсмертіе.
[3] Здѣсь разумѣется св. муч. Іуліанъ Тарсянинъ, пострадавшій въ концѣ III вѣка (память его совершается 21 іюня). Въ честь его была создана въ Антіохіи церковь, гдѣ положены были его мощи.
[4] Скитъ — египетское слово — значитъ: вѣсы, испытаніе сердца. Другіе производятъ отъ греческаго σκύτος — кожа, каковое словопроизводство указываетъ на то, что первоначальные скитники-подвижники не имѣли правильно устроенныхъ домовъ, а довольствовались устройствомъ кожаныхъ прикрытій изъ шкуръ дикихъ звѣрей. Въ настоящемъ случаѣ здѣсь разумѣется не извѣстный особый видъ иноческихъ обителей, въ смыслѣ отдѣльныхъ келлій для одинокихъ отшельниковъ, а извѣстная мѣстность, въ разстояніи дневного пути (25-30 верстъ) отъ горы Нитрійской, въ Сѣверо-западной части Египта. Это была безводная каменистая пустыня, излюбленное мѣсто Египетскихъ пустынниковъ, прославившееся аскетическими подвигами спасавшихся въ ней иноковъ. Отъ сей мѣстности впослѣдствіи и получили наименованіе скита иноческія пустынныя обители, въ коихъ ревностнѣйшіе иноки селились для строжайшаго уединенія и ненарушимаго безмолвія — ради пребыванія въ Богѣ Единомъ.
[5] Лавра — съ греч. часть города, переулокъ — собственно рядъ келлій, расположенныхъ вокругъ жилища настоятеля въ видѣ переулковъ въ городѣ, обнесенный оградой или стѣной. Иноки въ лаврахъ вели отшельническій образъ жизни и подвизались каждый въ своей келліи, собираясь вмѣстѣ для Богослуженія въ первый и послѣдній день недѣли, а въ остальные дни сохраняя строгое безмолвіе; жизнь въ лаврахъ была много труднѣе, чѣмъ въ другихъ обителяхъ. Съ глубокой древности названіе лавры примѣняется къ многолюднымъ и важнымъ по своему значенію монастырямъ. Впервые появилось оно въ Египтѣ и затѣмъ въ Палестинѣ. Въ настоящее время имя Лавры употребляется у насъ исключительно въ смыслѣ почетнаго названія.
[6] Память преп. Даніила Скитскаго совершается Церковію въ субботу сырную.
[7] Ѳиваида — область знаменитаго въ древности Египетскаго города Ѳивы; этимъ же именемъ назывался, по имени главнаго города, и вообще весь верхній (южный) Египетъ.
[8] Тавеннскій монастырь былъ первымъ общежительнымъ монастыремъ, находился въ Тавеннѣ, въ Верхнемъ (Южномъ) Египтѣ, къ сѣверу отъ древней столицы его — Ѳивъ, на берегу Нила; основанъ около 340 г. преп. Пахоміемъ Великимъ (память его, 15-го мая), который первый и составилъ строгій общежительный монастырскій уставъ, быстро распространившійся въ христіанскомъ мірѣ. Тавеннскій монастырь имѣлъ такое громадное значеніе въ исторіи древнехристіанскаго иночества и успѣхъ устава Пахомія былъ такъ великъ, что еще до его смерти въ Тавеннѣ и ея окрестностяхъ собралось около 7000 монаховъ. И впослѣдствіи Тавенна, — наименованіе которой, принадлежавшее сначала одному острову, на р. Нилѣ, впослѣдствіи перешло и на береговыя окрестныя мѣста рѣки, гдѣ поселился преп. Пахомій и его ученики, — славилась своими монастырями.
[9] Монастыри Скитской пустыни различались по нумерамъ, соотвѣтственно разстоянію своему отъ Александріи («Октодекатскій» — осьмнадцатый).
[10] Скончался въ первой половинѣ V вѣка.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга вторая: Мѣсяцъ Октябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1904. — С. 202-211.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0