Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 25 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 29.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Октябрь.
День восьмой.

Житіе преподобной матери нашей Пелагіи.

Святѣйшій архіепископъ Антіохіи [2] созвалъ къ себѣ по церковнымъ нуждамъ изъ окрестныхъ городовъ восемь епископовъ.

Между ними былъ и святый Божій человѣкъ, мой епископъ Ноннъ, мужъ предивный, прежде бывшій самымъ строгимъ инокомъ Тавеннскаго [3] монастыря. За свою добродѣтельную жизнь онъ взятъ былъ изъ монастыря и поставленъ въ епископа [4]. Ноннъ пришелъ изъ Иліополя, захвативъ и меня съ собою. Когда епископы собрались въ церковь святаго мученика Іуліана [5], то пожелали слышать отъ Нонна поученіе и сѣли всѣ при дверяхъ церковныхъ. Ноннъ тотчасъ сталъ изустно поучать на пользу и на спасеніе слушавшимъ. Всѣ благоговѣйно внимали святому ученію его. Въ то время одна женщина — язычница, извѣстная по всей Антіохіи блудница, проходила мимо дверей церковныхъ съ великою гордостію, одѣтая въ многоцѣнныя одежды, украшенная золотомъ, дорогими каменьями и жемчугомъ, окруженная множествомъ дѣвицъ и юношей въ красивыхъ одеждахъ, съ золотыми ожерельями. Она была такъ прекрасна лицомъ, что созерцаніемъ ея красоты не могли довольно насытиться свѣтскіе юноши. Проходя мимо насъ, она наполнила весь воздухъ ароматнымъ благовоніемъ. Увидѣвъ ее, идущую столь безстыдно, съ непокрытой головой и обнаженными плечами, епископы закрыли глаза и, тихо вздыхая, отвернулись, какъ отъ великаго грѣха. А блаженный Ноннъ пристально и долго смотрѣлъ на нее, пока не скрылась она изъ глазъ, и потомъ, обратившись къ епископамъ, сказалъ:

— «Развѣ не понравилась вамъ красота той женщины?»

Они не отвѣчали. Ноннъ съ плачемъ склонилъ голову свою и омочилъ слезами своими не только платокъ, бывшій у него въ рукахъ, но и грудь. Воздыхая отъ глубины сердца, онъ снова спросилъ епископовъ:

— «Развѣ не усладились вы видомъ красоты ея?»

Они молчали. Ноннъ сказалъ:

— «Поистинѣ многому я научился отъ нея; ибо женщину сію поставитъ Господь на страшномъ Своемъ судѣ и ею осудитъ насъ. Какъ вы думаете, сколько времени она провела въ своей опочивальнѣ, моясь, одѣваясь, разными способами украшая себя и осматриваясь въ зеркало, всю свою мысль и попеченіе полагая въ томъ, чтобы красивѣе всѣхъ явиться очамъ временныхъ своихъ поклонниковъ? А мы, имѣя Жениха Безсмертнаго на небесахъ, на Кого ангелы взирать желаютъ, не заботимся объ украшеніи окаянной души нашей, оскверненной, обнаженной и исполненной срама, не стараемся омыть ее слезами покаянія и одѣть красотою добродѣтелей, дабы явилась она благоугодной предъ очами Божіими и не была посрамлена и отвержена во время брака Агнца» [6].

Окончивъ такое нравоученіе, блаженный Ноннъ взялъ меня, грѣшнаго своего діакона, и мы пошли въ келлію, которая была намъ дана при той же церкви святаго Іуліана. Войдя въ опочивальню свою, епископъ мой повергся лицомъ на землю и, плача, говорилъ:

— «Господи Іисусе Христе! Прости меня грѣшнаго и недостойнаго. Заботы сей женщины объ украшеніи тѣла превзошли всѣ попеченія мои объ скаяннной душѣ моей. Та женщина, чтобы угодить тлѣннымъ своимъ поклонникамъ, украшая себя, столько показала старанія: а я не стараюсь быть угоднымъ Тебѣ, Богу моему, но пребываю въ лѣности и небрежности. Какимъ лицомъ воззрю на Тебя? Какими словами оправдаюсь предъ Тобою? Горе мнѣ грѣшному! Предстоя предъ святымъ алтаремъ Твоимъ, не приношу я Тебѣ той душевной красоты, коей Ты отъ меня ищешь. Та женщина, въ суетѣ своей, обѣщалась угождать смертнымъ людямъ, являясь имъ въ столь благолѣпномъ видѣ, и дѣлаетъ то, что обѣщала: а я обѣщался угождать Тебѣ, Богу моему, и солгалъ по лѣности моей. Я нагъ, ибо не сохранилъ повелѣній Твоихъ; не на дѣла мои надѣюсь, но на милосердіе Твое, и отъ него уповаю получить спасеніе».

Такъ долго съ рыданіями взывалъ святый Ноннъ. Молился онъ и о той женщинѣ, говоря:

— «Господи! Не погуби созданіе рукъ Твоихъ: да не пребудетъ такая красота въ развратѣ, во власти бѣсовъ, но обрати ее къ Себѣ, да славится въ ней имя Твое святое: ибо для Тебя все возможно».

По прошествіи того дня и ночи, послѣ утрени (день былъ воскресный), святый Ноннъ сказалъ мнѣ:

— «Братъ Іаковъ, послушай, какой сонъ мнѣ былъ въ эту ночь. Казалось мнѣ, что я стою въ одномъ изъ угловъ святаго алтаря. И вотъ, во время совершенія службы, явилась какая-то черная голубка, покрытая нечистотою и наполнявшая воздухъ зловоніемъ; она летала кругомъ меня, и я не могъ выносить зловонія ея. Когда же діаконъ произнесъ: елицы оглашенніи изыдите [7], голубка отлетѣла, и я не видѣлъ ея, пока не кончилась литургія. По совершеніи же литургіи, когда мы выходили изъ церкви, я вдругъ увидѣлъ снова ту же нечистую голубку, которая опять летала кругомъ меня. Протянувъ руку, я взялъ ее и бросилъ въ воду, стоящую въ притворѣ церковномъ; въ ней та голубица омылась отъ всей нечистоты своей, вылетѣла чистой и бѣлой, какъ снѣгъ, и, поднимаясь въ высоту, стала невидима».

Разсказавъ мнѣ сей сонъ, блаженный Ноннъ, захвативъ меня съ собою, пошелъ съ прочими епископами въ соборную церковь, гдѣ, принесши привѣтствіе архіепископу, они совершили Божественную службу. По окончаніи святой службы, архіепископъ Антіохійскій предложилъ блаженному Нонну преподать поученіе народу. Ноннъ отверзъ уста свои и училъ людей силою премудрости Божіей, въ немъ обитавшей. Слова его не отличались изысканной мудростью міра сего, но были просты, вразумительны для всѣхъ и дѣйственны: ибо Духъ Святый говорилъ его устами. Онъ говорилъ о страшномъ судѣ и о будущемъ воздаяніи праведнымъ и грѣшнымъ. Всѣ присутствовавшіе такъ умилялись словами его, что орошали слезами землю.

По смотрѣнію милосердаго Бога, привелось сей блудницѣ, о коей мы повѣствуемъ и которая прежде никогда не бывала въ церкви и не вспоминала о грѣхахъ своихъ, мимоходомъ зайти въ то самое время въ церковь. Услыхавъ поученіе святаго Нонна, она пришла въ страхъ Божій; помышляя о грѣхахъ своихъ и слыша поученіе святаго Нонна о вѣчной за нихъ мукѣ, она стала приходить въ отчаяніе, изливала потоки слезъ изъ очей своихъ и, въ сокрушеніи сердечномъ, не могла остановить своего плача. Потомъ она сказала двумъ слугамъ своимъ:

— «Подождите здѣсь, и когда выйдетъ тотъ святый мужъ, который говорилъ поученіе, идите за нимъ, узнайте, гдѣ онъ живетъ, и, возвратившись, скажите мнѣ».

Слуги исполнили приказаніе и повѣдали госпожѣ своей, что святый живетъ при церкви святаго мученика Іуліана. Тогда она немедленно написала своею рукою такое посланіе къ блаженному Нонну:

— «Святому ученику Христову грѣшница и ученица діавола. Слышала я о Богѣ твоемъ, что Онъ преклонилъ небеса и нисшелъ на землю не для праведныхъ, а для спасенія грѣшниковъ. Онъ смирился до того, что съ мытарями вкушалъ пищу [8]. Тотъ, на Кого херувимы взирать не смѣютъ, съ грѣшниками имѣлъ общеніе и съ блудницами бесѣдовалъ (Лук. 7, 37-50; Іоан. 8, 3-11 и др.). Господинъ мой! Если ты, какъ я слышу отъ христіанъ, — истинный рабъ Христовъ, то не отвергнешь меня, желающую при твоей помощи прійти къ Спасителю міра и увидѣть пресвятое Лице Его».

Прочитавъ сіе посланіе, святый Ноннъ написалъ въ отвѣтъ ей такъ:

— «Какой бы ты ни была, но вѣдомы Богу — и ты сама, и намѣреніе твое. Посему прошу тебя: не искушай меня недостойнаго: я — грѣшный служитель Божій. Если же ты дѣйствительно имѣешь доброе желаніе увѣровать въ Бога моего и видѣть меня, — то со мною здѣсь другіе епископы; итакъ приходи и вмѣстѣ съ ними увидишь меня. Наединѣ же тебѣ видѣться со мною не должно».

Получивъ и прочитавъ сіе, грѣшница исполнилась великой радости, поспѣшила въ церковь святаго Іуліана и дала знать о своемъ приходѣ блаженному Нонну. Онъ же, собравъ къ себѣ семь другихъ епископовъ, повелѣлъ ей войти. Явившись предъ соборомъ святыхъ епископовъ, она съ плачемъ поверглась на землю и припала къ ногамъ святаго Нонна, восклицая:

— «Умоляю тебя, господинъ мой, будь подражателемъ учителя твоего Господа Іисуса Христа, яви мнѣ благодать твою и сдѣлай меня христіанкой: я — море грѣховъ, господинъ мой, и бездна беззаконій; омой же меня крещеніемъ».

Всѣ собравшіеся епископы и клирики, видя блудницу, пришедую съ такимъ покаяніемъ и вѣрою, проливали слезы. Блаженный едва могъ заставить ее подняться отъ ногъ его.

— «Правила церковныя, — сказалъ онъ, — повелѣваютъ не крестить блудницу безъ поручителей, изъ опасенія, чтобы она не вернулась снова къ той же блудной жизни».

Услышавъ этотъ отвѣтъ, она снова поверглась къ ногамъ святаго, омывала ихъ слезами и отирала волосами головы своей, какъ нѣкогда евангельская грѣшница омывала ноги Христу (Лук. 7, 37-38).

— «Ты дашь отвѣтъ Богу о душѣ моей, если не крестишь меня, — говорила она. — Отъ рукъ твоихъ да взыщетъ тогда Богъ душу мою, а за тобою запишетъ лукавыя мои дѣла. Если отвергнешь меня некрещенной, то будешь виною продолженія моей блудной и нечистой жизни. Если не избавишь меня теперь отъ злыхъ моихъ дѣлъ, то я отвернусь отъ Бога твоего и поклонюсь идоламъ. Если не сдѣлаешь меня нынѣ невѣстой Христовой и не приведешь къ Богу твоему, то не будешь имѣть доли съ Нимъ и святыми Его».

Всѣ присутствовавшіе, слыша сіе и видя, какъ такая блудница столь сильно воспламенилась стремленіемъ къ Богу, прославили Человѣколюбца Бога. Блаженный Ноннъ немедленно послалъ меня, смиреннаго Іакова, къ архіепископу повѣдать ему о семъ. Архіепископъ, услышавъ о происшедшемъ, весьма обрадовался и сказалъ мнѣ:

— «Пойди, скажи епископу твоему: отче честный, тебя ожидало дѣло сіе, ибо хорошо знаю тебя, что ты — Божіи уста, по слову Его: аще изведеши честное отъ недостойнаго, яко уста моя будѣши» (Іер. 15, 19).

И, призвавъ госпожу Роману, которая была первой діакониссой церковной [9], послалъ ее со мною.

Когда мы пришли, то застали Пелагію еще лежавшей на землѣ, у ногъ блаженнаго Нонна, который едва могъ заставить ее подняться, говоря:

— «Встань, дочь, чтобы огласиться передъ крещеніемъ».

Она встала, и сказалъ ей епископъ:

— «Исповѣдуй сначала грѣхи твои».

Она отвѣчала съ плачемъ:

— «Если начну испытывать совѣсть мою, то не найду въ себѣ ни одного добраго дѣла; знаю лишь, что грѣхи мои многочисленнѣе песка морского, и не достанетъ воды въ морѣ, чтобы омыть скверныя дѣла мои. Но я надѣюсь на Бога твоего, что Онъ облегчитъ бремя беззаконій моихъ и милостиво призритъ на меня».

Епископъ спросилъ ее:

— «Какъ твое имя?»

Она отвѣчала:

— «Родители мои называли меня Пелагіею, граждане же Антіохійскіе переименовали меня Маргаритою [10] ради тѣхъ красивыхъ и многоцѣнныхъ уборовъ, коими украшали меня грѣхи мои».

Тогда епископъ огласилъ ее, крестилъ во имя Отца и Сына и Святаго Духа, помазалъ мѵромъ и причастилъ Пречистаго и Животворящаго Тѣла и Крови Господа нашего Іисуса Христа, во оставленіе грѣховъ. Духовной матерью Пелагіи была діаконисса Романа; принявъ ее отъ купели крещенія, она провела ее изъ церкви въ покой оглашенныхъ, такъ какъ и мы тамъ находились. Блаженный Ноннъ сказалъ прочимъ епископамъ:

— «Будемъ трапезовать, братія, и возрадуемся съ ангелами Божіими о томъ, что нашли потерянную овцу: вкусимъ пищу съ елеемъ и виномъ ради духовнаго утѣшенія».

Когда всѣ пришли и стали трапезовать вмѣстѣ съ новокрещенною, бѣсъ началъ вопить во всеуслышаніе. Человѣческимъ голосомъ рыдая, говорилъ онъ:

— «Горе, горе, что терплю я отъ этого болтливаго винопійцы! О, злой старикъ! Не довольно ли было тебѣ тридцати тысячъ сарацынъ, коихъ ты крестилъ, похитивъ ихъ у меня? Не довольно ли тебѣ было Иліополя, который ты у меня отнялъ и привелъ къ твоему Богу — а онъ былъ нѣкогда моимъ, и всѣ въ немъ живущіе мнѣ покланялись! [11] А теперь и послѣднюю мою надежду ты отнялъ. Что же мнѣ дѣлать, старецъ упрямый, обманщикъ? Не могу выносить твоихъ уловокъ. Да будетъ проклятъ день, въ который ты родился, злой старикъ! Потоки слезъ твоихъ пролились на мое жилище и сдѣлали его пустымъ» [12].

Такъ, плача, вопилъ діаволъ предъ дверями покоя, гдѣ мы были, и всѣ тамъ находившіеся слышали голосъ его. И снова, обратившись къ новокрещенной бѣсъ сказалъ:

— «Что ты дѣлаешь со мною, госпожа Пелагія? Ты подражаешь Іудѣ. Онъ, почтенный апостольской славой и честью, предалъ Господа своего, а ты то же сдѣлала со мною».

Тогда епископъ повелѣлъ рабѣ Божіей Пелагіи оградить себя крестнымъ знаменіемъ. Она сотворивъ знаменіе креста Христова на лицѣ своемъ, сказала діаволу:

— «Да отгонитъ тебя Іисусъ Христосъ, избавляющій меня отъ тебя!»

Когда она сказала сіе, діаволъ тотчасъ исчезъ.

Черезъ два дня, когда Пелагія спала съ госпожею Романою, матерію ея духовною, явился къ ней діаволъ, разбудилъ ее и началъ говорить ей:

— «Дорогая госпожа моя, Маргарита, какое зло я сдѣлалъ тебѣ? Не обогатилъ ли я тебя золотомъ и серебромъ? Не украсилъ ли я тебя каменьями многоцѣнными, уборами и одеждами? Молю тебя, повѣдай мнѣ: какую причинилъ я тебѣ скорбь? Что велишь мнѣ, все исполню немедленно, только не оставляй меня и не дѣлай изъ меня посмѣшища».

Оградивъ себя крестнымъ знаменіемъ, Пелагія отвѣчала:

— «Господь мой Іисусъ Христосъ, избавившій меня отъ зубовъ твоихъ и содѣлавшій меня невѣстой небеснаго Своего чертога, да отгонитъ тебя отъ меня».

И тотчасъ діаволъ исчезъ.

Разбудивъ немедленно святую Роману, Пелагія сказала ей:

— «Помолись обо мнѣ, мать моя: лукавый преслѣдуетъ меня».

Романа отвѣчала:

— «Дочь моя, не устрашайся его, ибо онъ теперь боится и трепещетъ даже тѣни твоей».

На третій день по крещеніи своемъ, Пелагія призвала одного изъ слугъ своихъ и сказала ему:

— «Ступай въ домъ мой, перепиши все, что есть въ моихъ златохранительницахъ, и всѣ уборы мои, и все принеси сюда».

Слуга пошелъ и сдѣлалъ, какъ было приказано ему.

Тогда блаженная Пелагія, призвавъ святаго епископа Нонна, все отдала въ руки его, говоря:

— «Вотъ богатства, коими обогатилъ меня сатана; передаю его въ святыя руки твои: дѣлай съ ними, что хочешь, мнѣ же должно искать сокровищъ Господа моего Іисуса Христа».

Блаженный епископъ Ноннъ, призвавъ эконома церковнаго, отдалъ ему, въ присутствіи всѣхъ, переданныя ему Пелагіей сокровища и сказалъ ему:

— «Заклинаю тебя именемъ Святой и Нераздѣльной Троицы не вносить ничего изъ сего золота ни въ домъ епископскій, ни въ церковь Божію, ни въ свой домъ, ни въ домъ кого-либо изъ клириковъ: но раздай все сіе своими руками сиротамъ, убогимъ и немощнымъ, дабы то, что собрано зломъ, было израсходовано на добро, и богатство грѣховное стало бы богатствомъ правды. Если же нарушишь сію клятву, — анаѳема да будетъ дому твоему, и участь твоя съ тѣми, которые восклицали: возьми, возьми, распни Его» [13].

Раба Божія Пелагія ничего не оставила изъ своего имущества даже на пропитаніе себѣ, но питалась на счетъ Романы діаконисссы: ибо поклялась ничѣмъ не пользоваться отъ богатства грѣховнаго. Призвавъ всѣхъ своихъ слугъ и служанокъ, она отпустила ихъ на волю, давъ каждому достаточно серебра и золота.

— «Я освобождаю васъ отъ временнаго рабства, — сказала она имъ, — вы же постарайтесь освободить себя отъ рабства суетному міру, исполненному грѣховъ, дабы намъ, жившимъ въ мірѣ семъ совмѣстно, сподобиться пребывать вмѣстѣ и въ блаженной жизни».

Сказавъ сіе, Пелагія отпустила слугъ своихъ.

Въ восьмой день, когда надлежало ей, по обычаю новокрещенныхъ, снять бѣлыя одежды, полученныя по крещеніи, (день былъ воскресный), Пелагія, вставъ весьма рано, сняла бѣлыя одежды, въ которыя была одѣта при крещеніи и облачилась во власяницу. Взявъ ветхую одежду блаженнаго Нонна, она тайно отъ всѣхъ удалилась изъ Антіохіи и съ того времени никто не зналъ, гдѣ она находилась. Діаконисса Романа скорбѣла и плакала о ней. Но всевѣдущій Богъ открылъ блаженному Нонну, что Пелагія ушла въ Іерусалимъ, и утѣшалъ Ноннъ Роману, говоря:

— «Не плачь, дочь моя, а радуйся: Пелагія, подобно Маріи, благую часть избра, яже не отымется отъ нея» (Лук. 10, 42).

Немного дней спустя, мы были отпущены архіепископомъ и возвратились въ Иліополь. Чрезъ три года явилось у меня желаніе идти въ Іерусалимъ — поклониться святому воскресенію Господа нашего Іисуса Христа [14], и я просилъ епископа моего, блаженнаго Нонна, отпустить меня. Отпуская меня, онъ сказалъ:

— «Братъ Іаковъ! Когда придешь въ святыя мѣста, поищи тамъ нѣкоего инока, котораго зовутъ Пелагіемъ: онъ евнухъ [15], весьма добродѣтеленъ и живетъ нѣсколько годовъ въ затворѣ. Найдя его, побесѣдуй съ нимъ, и получишь отъ него великую пользу, ибо онъ — истинный рабъ Христовъ и инокъ, достигшій совершенства».

Это говорилъ Ноннъ о рабѣ Божіей Пелагіи, которая около Іерусалима устроила себѣ келлію на горѣ Елеонской [16], гдѣ нѣкогда молился Господь нашъ и, затворившись тамъ, жила для Бога. Но сего Ноннъ не открылъ мнѣ.

Собравшись, я пошелъ къ святымъ мѣстамъ, поклонился святому воскресенію Господа нашего Іисуса Христа и честному Кресту Его, а на другой день отыскалъ монаха, по имени Пелагія, какъ заповѣдалъ мнѣ епископъ мой; келлію его нашелъ я въ горѣ Елеонской. Келлія эта отовсюду была заграждена и дверей не имѣла; только малое оконце увидѣлъ я въ стѣнѣ, постучалъ въ него и когда его открыли, я увидѣлъ рабу Божію. Она узнала меня, но не открыла мнѣ себя. Я же не узналъ ее. Да и какъ я могъ узнать ту, великая красота коей такъ быстро увяла, какъ увядаетъ цвѣтокъ? Очи ея глубоко ввалились, отъ многаго и безмѣрнаго воздержанія обнаружились кости и суставы лица ея. Вся страна Іерусалимская считала ее евнухомъ, ни одинъ человѣкъ не зналъ, что то — женщина, да и я самъ не вѣдалъ того: ибо епископъ мой говорилъ мнѣ о евнухѣ-инокѣ, и я получилъ благословеніе отъ нея, какъ отъ инока-мужа. Она сказала мнѣ: — «Скажи мнѣ, братъ, ты не Іаковъ ли, діаконъ блаженнаго епископа Нонна?» Я дивился, что она и по имени меня назвала, и признала во мнѣ діакона блаженнаго Нонна, и отвѣчалъ: — «Да, господинъ мой». Она мнѣ сказала: — «Скажи епископу твоему, чтобы помолился обо мнѣ, ибо воистину онъ — мужъ святый и апостолъ Христовъ». — «И тебя, братъ мой, — прибавила она, — прошу помолиться обо мнѣ». Сказавъ сіе, блаженная затворила оконце и начала пѣть третій часъ. Я сотворилъ молитву и отошелъ; созерцаніе же ангелоподобной подвижницы и сладостная бесѣда ея много послужила мнѣ на пользу. Возвратясь въ Іерусалимъ, я обходилъ различные монастыри, посѣщалъ братію, бесѣдовалъ со святыми мужами, принималъ отъ нихъ благословеніе и много получалъ пользы для души. По всѣмъ обителямъ пронеслась добрая слава о евнухѣ Пелагіи, и примѣръ жизни его всѣмъ былъ на пользу. Ради сего я пожелалъ снова пойти къ нему и утѣшиться душеполезною его бесѣдою. Прійдя къ келліи его, я постучалъ въ оконце съ молитвою, дерзнулъ и по имени его назвать, говоря: — «Отвори, отче Пелагій!» Но онъ не отвѣчалъ мнѣ ничего.

Я думалъ, что онъ молится, или почиваетъ и, подождавъ немного, снова постучалъ, прося отворить, но отвѣта не было; снова ожидалъ я нѣкоторое время, и снова постучалъ. Три дня провелъ я такъ, сидя у оконца, и стучалъ черезъ нѣкоторые промежутки времени, имѣя сильное желаніе видѣть святое лицо Пелагія и получить благословеніе его: но не было ни гласа, ни послушанія. Тогда я сказалъ самъ себѣ:

— «Или ушелъ онъ изъ сей келліи, и въ ней никого нѣтъ, или преставился».

Я дерзнулъ силою открыть оконце и увидѣлъ, что Пелагій лежитъ на землѣ мертвымъ. Ужаснулся я, и весьма горько мнѣ стало, что не сподобился я получить послѣдняго его благословенія. Затворивъ оконце, я отправился въ Іерусалимъ, и возвѣстилъ живущимъ тамъ святымъ отцамъ, что авва Пелагій — евнухъ преставился; и тотчасъ прошла по всему Іерусалиму вѣсть, что святый Пелагій, духоносный инокъ, скончался о Господѣ. На погребеніе честнаго тѣла его сошлись иноки изъ всѣхъ окрестныхъ монастырей, всѣ жители Іерусалима и безчисленное множество людей изъ Іерихона и съ той стороны Іордана. Разломавъ оконце келліи, сдѣлали входъ достаточный для одного человѣка; вошедши чрезъ сдѣланное такимъ образомъ отверстіе, благоговѣйные мужи вынесли честное тѣло. Пришелъ и патріархъ Іерусалимскій со множествомъ иныхъ отцовъ. Когда по обряду начали умащать тѣло ароматами, то увидѣли, что почившій подвижникъ былъ по природѣ жешциной.

— «Дивный во святыхъ Боже, — воззвали тогда присутствовавшіе со слезами, — слава Тебѣ: ибо имѣешь Ты на землѣ сокровенныхъ святыхъ, не только мужей, но и женъ».

Тайну Пелагіи хотѣли было утаить отъ народа, но не могли: ибо Богу угодно было не сокрыть, но объявить и прославить рабу Свою. И собралось великое множество народа; стеклись и инокини изъ монастырей своихъ со свѣчами и кадилами, со псалмами и пѣснопѣніями церковными, и, взявъ честное и святое тѣло Пелагіи, съ подобающею честію внесли въ ту же келлію, гдѣ подвизалась она, и тамъ погребли [17].

Таково было житіе бывшей блудницы, таково обращеніе погибшей грѣшницы, таковы труды ея и подвиги, коими угодила она Богу. Да подастъ Господь нашъ Іисусъ Христосъ съ нею и намъ получить милость въ день судный! Ему слава съ Отцемъ и Святымъ Духомъ нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Иліополь Палестинскій, находившійся на сѣверѣ Палестины, въ Келесиріи, въ нынѣшней Сирійской области Азіатской Турціи, въ глубокой древности былъ центральнымъ пунктомъ для всего языческаго востока, но въ IV в. сталъ разсадникомъ христіанства и имѣлъ своихъ епископовъ; впослѣдствіи городъ этотъ былъ постепенно разрушенъ.
[2] Антіохія Сирійская — одинъ изъ древнихъ и богатѣйшихъ городовъ Сиріи, столичный ея городъ; лежитъ при р. Оронтѣ, верстахъ въ 10-ти отъ впаденія ея въ Средиземное море, между горными хребтами Ливана и Тавра; основана за 300 лѣтъ до Р. Хр. Селевкомъ Никаторомъ и названа такъ по имени Антіоха, отца его. Для христіанской церкви Антіохія имѣетъ особенную важность, какъ второе послѣ Іерусалима великое средоточіе христіанства, и какъ мать христіанскихъ церквей изъ язычниковъ. Знаменитая церковь Антіохійская насаждена первоначально свв. апп. Павломъ и Варнавою, а впослѣдствіи утверждена еще и ап. Петромъ. Въ Антіохіи было немало замѣчательныхъ соборовъ пастырей церкви во время еретическихъ (Аріанскихъ и Несторіанскихъ) распрей; Церковь Антіохійская издревле пользовалась особенными преимуществами, наравнѣ съ церквами: Александрійскою, Іерусалимскою, Константинопольскою и Римскою; настоятели ея имѣли титулъ и преимущества патріарха, почему и въ настоящемъ мѣстѣ житія преп. Пелагіи слѣдуетъ разумѣть не архіепископа, а патріарха. Въ настоящее время Антіохія находится подъ турецкимъ владычествомъ и представляетъ собою неболыной и бѣдный городокъ, въ которомъ насчитывается до 10 тысячъ жителей.
[3] Тавеннскій монастырь былъ первымъ общежительнымъ монастыремъ, находился въ Тавеннѣ, въ Верхнемъ (Южномъ) Египтѣ, къ сѣверу отъ древней столицы его — Ѳивъ, на берегу Нила; основанъ около 340 г. преп. Пахоміемъ Великимъ (память его, 15-го мая), который первый и составилъ строгій общежительный монастырскій уставъ, быстро распространившійся въ христіанскомъ мірѣ. Тавеннскій монастырь имѣлъ такое громадное значеніе въ исторіи древнехристіанскаго иночества и успѣхъ устава Пахомія былъ такъ великъ, что еще до его смерти въ Тавеннѣ и ея окрестностяхъ собралось около 7000 монаховъ. И впослѣдствіи Тавенна, — наименованіе которой, принадлежавшее сначала одному острову, на р. Нилѣ, впослѣдствіи перешло и на береговыя окрестныя мѣста рѣки, гдѣ поселился преп. Пахомій и его ученики, — славилась своими монастырями.
[4] Ноннъ былъ избранъ прежде епископомъ на Едесскую каѳедру, въ 448 году, на мѣсто низложеннаго Ивы; когда же Халкидонскій соборъ въ 451 г. возвратилъ Ивѣ Едесскую каѳедру, то Ноннъ занялъ каѳедру въ Иліополѣ.
[5] Здѣсь разумѣется св. муч. Іуліанъ Тарсянинъ, пострадавшій въ концѣ III вѣка (память его совершается 21 іюня). Въ честь его была создана въ Антіохіи церковь, гдѣ положены были его мощи.
[6] Выраженіе, заимствованное изъ Апокалипсическаго таинственнаго изображенія (Апок. 19, 7), подъ видомъ брака, торжества Побѣдителя Христа и Его св. Церкви, послѣ окончательной побѣды надъ сатаною, антихристомъ и ихъ слугами, въ концѣ временъ.
[7] Подъ именемъ оглашенныхъ въ древней Церкви разумѣлись взрослые, желавшіе принять крещеніе и приготовлявшіеся къ нему чрезъ ознакомленіе съ ученіемъ Церкви. Имѣя право входа въ храмъ для слушанія Св. Писанія и поученій и даже присутствовать въ началѣ Литургіи («Литургія оглашенныхъ»), они предъ наступленіемъ самой важной и существенной части Литургіи — «Литургіи вѣрныхъ» должны были немедленно выходить изъ храма, о чемъ они громко и оповѣщались діакономъ чрезъ возгласъ, и доселѣ сохраняющійся въ Церкви при совершеніи Литургіи.
[8] Мытарями назывались лица, назначаемыя римлянами для сбора податей съ іудеевъ. Они, обыкновенно, брали на откупъ собираніе этихъ пошлинъ и употребляли всевозможныя мѣры, чтобы извлечь для себя наибольшія выгоды. Какъ корыстолюбивые и наглые агенты явыческой державы, мытари считались іудеями за предателей и измѣнниковъ своей странѣ и Господу Богу. Грѣшникъ, язычникъ и мытарь — у нихъ значили одно и то же, говорить съ ними почиталось грѣхомъ, обращаться съ ними — оскверненіемъ, хотя среди нихъ были добрые и богобоязненные люди. Но Христосъ не гнушался и ихъ, за что нерѣдко подвергался укоризнамъ (Матѳ. 11, 19; Лук. 5, 30; 7, 34; 15, 1-2).
[9] Діаконисса — съ греч. языка: служительница. Такъ назывался особенный родъ служебныхъ лицъ въ Церкви, учрежденіе которыхъ восходитъ къ временамъ апостольскимъ (Рим. 16, 1; сн. 1 Тим. 5, 3-10). На должность діакониссъ избирались пожилыя (не моложе 40 лѣтъ) дѣвственницы или вдовы. Обязанностью ихъ было наставлять обращающихся женъ и дѣвицъ, какъ онѣ должны держать себя во время крещенія, прислуживать епископу при ихъ крещеніи и вмѣсто него совершать помазаніе другихъ частей тѣла, кромѣ чела и т. д., наблюдать за порядкомъ и благочиніемъ среди женщинъ во время Богослуженія, посѣщать больныхъ, бѣдствующихъ, заключенныхъ въ темницахъ, служить исповѣдникамъ и мученикамъ, содержимымъ подъ стражей, помогать неимущимъ и т. под. Относительно діакониссъ естъ нѣсколько каноническихъ правилъ а именно: IV-го Вселенскаго собора правило 15-е, VI-го — правило 14-е и св. Василія Великаго правило 44-е.
[10] Маргарита, въ переводѣ съ греческаго, значитъ — жемчужина.
[11] Въ началѣ V вѣка язычество все еще было довольно сильно распрострапено въ Иліополѣ, но трудами святаго Нонна вліяніе его здѣсь было окончательно подорвано. — Подъ сарацынами разумѣются арабы, которыхъ святый Ноннъ во время пребыванія на Иліопольской каѳедрѣ обратилъ ко Христу въ количествѣ до 30.000 человѣкъ.
[12] Подъ опустѣлымъ, потеряннымъ для діавола жилищемъ здѣсь разумѣется Пелагія. По воззрѣнію библейскому, какъ благочестивый человѣкъ есть храмъ Духа Святаго (1 Кор. 6, 19), такъ злочестивый — храмъ духа злобы. Посему діаволъ и называетъ Пелагію своимъ прежнимъ жилищемъ, которое опустѣло для него послѣ обращенія ея ко Христу.
[13] Т. е. съ христопродавцами и богоубійцами — евреями (см. Лук. 23, 21).
[14] Т. е. храму Воскресенія Христова, построенному на мѣстѣ Воскресенія Господа, гробу Господню и другимъ находящимся тамъ величайшимъ христіанскимъ святынямъ.
[15] Евнухъ — человѣкъ неспособный къ половымъ страстямъ, въ высшемъ, духовномъ смыслѣ — умертвившій себя, умершій для страстей.
[16] Гора Елеонская или Масличная — одна изъ горъ Іудейскихъ, и называется такъ по множеству произраставшихъ на ней масличныхъ деревьевъ, кромѣ разныхъ другихъ деревъ. Она лежитъ къ востоку отъ Іерусалима, отдѣляясь отъ него долиною Кедронскою, и выше другихъ близлежащихъ горъ; съ вершины ея открывается великолѣпный видъ во всѣ стороны. Елеонская гора освящена въ новозавѣтной исторіи различными знаменательными событіями изъ земной жизни Спасителя, особенно же вознесеніемъ съ нея Воскресшаго Господа на небо. Нынѣ эта столь замѣчательная гора, со всѣми ея окрестностями, представляетъ самый печальный видъ и лишена прежней богатой растительности. Пещеру преп. Пелагіи, находившуюся вблизи самаго мѣста Вознесенія (средней вершины горы) въ XII в. видѣлъ русскій паломникъ, игуменъ Даніилъ. Западный паломникъ Анзельмъ въ 1509 г. писалъ: «ниже мѣста вознесенія, сходя ступеней 20 или около того, — мѣсто или келійка, гдѣ святая Пелагія совершила покаяніе».
[17] Кончина преп. Пелагіи послѣдовала, когда Ноннъ, по житію, былъ епископомъ Иліопольскямъ, а онъ былъ епископомъ съ 451 до 458 г. Обращеніе Пелагіи совершилось за то же время управленія его Иліопольской церковью, слѣд. кончину ея должно относить къ концу пребыванія его въ Иліополѣ, около 457 года.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга вторая: Мѣсяцъ Октябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1904. — С. 182-194.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0