Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 22 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Октябрь.
День седьмой.

Страданіе святыхъ мучениковъ Сергія и Вакха.

Нѣкоторые, завидуя ихъ высокому положенію и царской къ нимъ любви, и желая навлечъ на нихъ ненависть и гнѣвъ царя, донесли ему, что Сергій и Вакхъ — христіане и что они отказываются отъ поклоненія идоламъ. Максиміанъ не хотѣлъ вѣрить, чтобы люди, пользовавшіеся такимъ его расположеніемъ, не согласны были съ нимъ въ почитаніи боговъ, — и стыдился спросить ихъ объ этомъ или обличить, не зная еще того достовѣрно. Однако онъ рѣшилъ испытать ихъ слѣдующимъ образомъ.

Однажды онъ назначилъ въ честь своихъ боговъ празднество и отправился со всѣми князьями и сановниками, съ воинами и слугами, окруженный всѣмъ своимъ царскимъ величіемъ, — въ храмъ главнаго бога Зевса [2], чтобы принести ему тамъ торжественную жертву. При этомъ онъ внимательно наблюдалъ, — войдутъ ли съ нимъ въ идольскій храмъ его любимые вельможи, Сергій и Вакхъ. Но когда царь вошелъ въ храмъ, рабы Христовы остались внѣ его и не вошли съ царемъ въ мерзкое капище; остановившись вдалекѣ, они молились истинному Богу, прося Его, — да просвѣтитъ Онъ слѣпоту омраченныхъ очей нечестиваго того народа и да прославитъ чрезъ нихъ пресвятое Имя Свое. Царь же, видя, что Сергій и Вакхъ не вошли съ нимъ на торжество, послалъ слугъ взять ихъ и силою привести во храмъ.

Когда святые были введены на это богопротивное собраніе, Максиміанъ приказалъ, чтобы они вмѣстѣ съ нимъ поклонились идоламъ, принесли жертву и вкусили бы отъ идоложертвенныхъ приношеній.

Но Сергій и Вакхъ не хотѣли исполнить сего царскаго приказанія.

— «Мы имѣемъ, — говорили они, — Бога на небѣ, Бога не ложнаго и не безчувственнаго, какъ безчувственны ваши идолы, но истиннаго и живаго, содержащаго въ Своей власти весь міръ, и Ему поклоняемся».

И они начали обличать царя за его зловѣріе, что онъ честь, подобающую Единому Богу, воздаетъ идоламъ — слѣпымъ, глухимъ и нѣмымъ.

Тогда царь, разгнѣвавшись, велѣлъ снять съ нихъ всѣ отличія ихъ высокаго сана: и воинскіе поясы, и золотыя гривны, и перстни, и всѣ одежды и для поруганія одѣть ихъ въ женскую нижнюю одежду, и возложить на шеи ихъ желѣзные обручи. Въ этомъ видѣ святыхъ стали водить по городу, — дабы, такимъ образомъ, столь славные и знатные вельможи римскіе всѣмъ народомъ были поруганы и осмѣяны за почитаніе Единаго истиннаго Бога и поношеніе ложныхъ языческихъ боговъ, или лучше сказать — самихъ бѣсовъ, коимъ не захотѣли принести жертвы сіи рабы Божіи, уже принесшіе себя въ жертву Христу.

По окончаніи богопротивныхъ жертвоприношеній, Максиміанъ возвратился въ свои палаты и, сжалившись надъ Сергіемъ и Вакхомъ, такъ какъ очень ихъ любилъ, призвалъ ихъ къ себѣ и сказалъ:

— «Любезные и вѣрные мои друзья! Зачѣмъ вы задумали обезчестить нашихъ боговъ, и опечалить царя своего, который столь милостивъ и благосклоненъ къ вамъ? Зачѣмъ и на себя навлекли такое безчестіе? Хотя я васъ и очень люблю, однако не могу терпѣть поруганія надъ моими богами и долженъ буду предать васъ мукамъ, даже вопреки своему желанію. Посему прошу васъ, друзья мои, оставьте вы этого Сына Тектонова [3], Коего Евреи какъ злодѣя повѣсили на крестѣ со злодѣями, и не увлекайтесь христіанскими баснями и волхвованіями; обратитесь снова къ нашимъ великимъ богамъ, и я вамъ окажу еще большую честь и еще большую милость мою къ вамъ, и будете вы пользоваться моею любовію и нераздѣльно со мною наслаждаться всѣми благами моего царства».

Но Сергій и Вакхъ, не желая ради царской любви отпасть отъ любви Божіей и ради временныхъ благъ лишиться вѣчныхъ, не послушались царя. Исполненные благодати Духа Святаго, они дерзновенно и убѣдительно стали доказывать царю все безсиліе его ложныхъ боговъ, смѣло исповѣдывали предъ нимъ могущество и Божество Іисуса Христа и совѣтовали царю самому познать сію небесную истину. Нечестивый царь, сердце коего было ожесточено, разумъ же ослѣпленъ, не принялъ ихъ добраго совѣта и, напротивъ, воспламенился еще большимъ гнѣвомъ и яростію. По любви своей къ нимъ, не желая самъ предать ихъ мукамъ, онъ отослалъ ихъ къ восточному игемону [4] Антіоху. Этотъ человѣкъ былъ жестокимъ гонителемъ и мучителемъ христіанъ; игемонскаго сана онъ достигъ чрезъ ходатайство Сергія и Вакха предъ царемъ и послѣ того былъ отправленъ на Востокъ. Къ сему игемону теперь и были отправлены святые.

Царь думалъ, что они устрашатся его лютости, молва о которой разнеслась по всей имперіи, и въ то же время постыдятся быть во власти того, кто прежде былъ почти рабомъ ихъ и, такимъ образомъ, изъ-за страха и стыда отрекутся отъ Христа. Но если бы сего и не случилось, то царю, во всякомъ случаѣ болѣе было желательно, чтобы они были замучены въ дальней мѣстности, чѣмъ у него на глазахъ.

И вотъ святыхъ въ оковахъ повели изъ Рима. По прошествіи цѣлаго дня пути, воины, сопровождавшіе ихъ, остановились на ночлегъ въ гостинницѣ. Здѣсь, въ полночь, когда воины, которые ихъ вели, крѣпко спали, Сергій и Вакхъ встали на молитву и начали просить у Бога силы — мужественно претерпѣть всѣ предстоявшія имъ страданія.

Когда они молились, имъ явился Ангелъ Господень, осіявая ихъ небеснымъ свѣтомъ и укрѣпляя слѣдующими словами:

— «Дерзайте, рабы Христовы, и какъ добрые воины вооружитесь на діавола: вы его скоро побѣдите».

Послѣ сихъ словъ Ангелъ сталъ невидимъ.

Сергій и Вакхъ, исполнившись неизреченной радости, стали возсылать хвалу Господу, благоволившему посѣтить рабовъ Своихъ такимъ ангельскимъ явленіемъ.

Въ продолженіе всего своего далекаго пути на Востокъ святые мученики проводили время въ молитвѣ и псалмопѣніи, и такимъ образомъ вооружались еще болѣе на невидимыхъ духовъ злобы. Пройдя многіе города и селенія, они, наконецъ, дошли до восточнаго города Варвалиссо [5], гдѣ въ то время находился игемонъ Антіохъ, которому воины и отдали приведенныхъ узниковъ, — вмѣстѣ съ царскою грамотою такого содержанія:

— «Максиміанъ, вѣчный царь, Антіоху, игемону страны Восточной. — Радуйся! Боги наши не допускаютъ ни одному человѣку, а особенно поборникамъ и слугамъ царства нашего, быть людьми злочестивыми и неучаствующими въ жертвоприношеніяхъ имъ; по сему мы осудили Сергія и Вакха и, какъ послѣдователей злочестивой христіанской вѣры, сочли ихъ заслуживающими смертной казни. Но такъ какъ они недостойны принять наказаніе отъ самого царя, то мы прислали ихъ къ тебѣ. Если они, раскаявшись, послушаютъ насъ и принесутъ жертву богамъ, то окажи имъ снисходительность и освободи отъ назначенныхъ мукъ; при семъ обѣщай, что и мы будемъ къ нимъ милостивы, и что каждый изъ нихъ получитъ прежнее свое достоинство и заслужитъ отъ насъ благосклонность большую прежней. Если же они не будутъ повиноваться и останутся въ прежней злочестивой вѣрѣ, то предай ихъ заслуженнымъ мукамъ и осуди на смерть чрезъ усѣкновеніе мечемъ. Въ надежѣ долгой жизни — будь здравъ».

Прочтя царскую грамоту, Антіохъ приказалъ заключить Сергія и Вакха до утра подъ стражу. Утромъ же, войдя въ преторію [6], онъ сѣлъ на судейскомъ мѣстѣ и, поставивъ предъ собою святыхъ мучениковъ, сталъ такъ говорить имъ:

— «Отцы и благодѣтели мои, исходатайствовавшіе мнѣ сей санъ, виновники настоящей моей славы, — какъ измѣнилось ваше положеніе! Нынѣ я сижу предъ вами какъ судья, вы же, связанные узники, стоите предо мною, — вы, которымъ я прежде предстоялъ какъ слуга. Молю васъ, не причиняйте себѣ такого зла, послушайте царя и принесите жертву богамъ, — и вы снова получите вашъ прежній санъ и снова будете почтены славою; если же вы сего не сдѣлаете, то я, вопреки даже своей волѣ, долженъ буду муками принудить васъ къ исполненію сего царскаго повелѣнія: вѣдь, вы сами слышали, что мнѣ приказываетъ царь въ своемъ посланіи. Посему, господа мои, будьте милосерды сами къ себѣ, а также и ко мнѣ, ибо я вовсе не желалъ бы для васъ, благодѣтелей моихъ, быть жестокимъ мучителемъ».

Святые отвѣчали ему:

— «Напрасно ты хочешь рѣчью своею прельститъ насъ: для ищущихъ небесной жизни — и честь, и безчестіе, и жизнь, и смерть — рѣшительно безразличны: намъ еже жити — Христосъ, и еже умрети — пріобрѣтеніе есть (Флп. 1, 21).

И многое другое говорили Сергій и Вакхъ, укоряя и обличая идолослуженіе и безбожіе нечестивыхъ. Послѣ сего Антіохъ, разгнѣвавшись, повелѣлъ посадить святаго Сергія въ темницу, а Вакха, обнаживши и разложивши на землѣ, бить безпощадно. Святаго били по всему тѣлу столь долгое время, что даже слуги, бившіе его, изнемогая отъ усталости, чередовались другъ съ другомъ. Отъ этихъ побоевъ тѣло св. мученика какъ бы отпало отъ костей, и кровь изъ него лилась какъ вода. Среди такихъ мученій святый Вакхъ предалъ душу свою въ руцѣ Господу. Тѣло Христова страдальца Антіохъ повелѣлъ вынести изъ города и бросить его гдѣ-нибудь подальше на съѣденіе звѣрямъ и птицамъ. Но Господь сохранилъ кости его: нѣкоторые изъ христіанъ, скрывавшихся изъ-за страха къ идолослужителямъ внѣ города, въ пещерахъ и оврагахъ, ночью вышли изъ своихъ убѣжищъ, взяли тѣло святаго и съ честію погребли его въ одной изъ тѣхъ пещеръ, въ коей прятались сами.

Сергій, сидя въ темницѣ и услыхавъ о кончинѣ друга своего, сильно опечалился и долго скорбѣлъ о разлукѣ съ нимъ.

— «Увы мнѣ, братъ мой Вакхъ, — повторялъ онъ неоднократно, — теперь намъ съ тобой нельзя уже воспѣть: се что добро или что красно, но еже жити братіи вкупѣ (Псал. 132, 2): оставилъ ты меня одного».

Въ то время, какъ святый Сергій такъ сѣтовалъ, въ слѣдующую же ночь явился ему во снѣ святый Вакхъ, съ ликомъ ангельскимъ, въ блиставшей небеснымъ свѣтомъ одеждѣ. Онъ сталъ утѣшать его, возвѣщая ему объ уготованномъ для нихъ на небѣ воздаяніи, и укрѣпилъ его къ предстоявшему вскорѣ мученическому подвигу, за который онъ получитъ у Христа Господа великую милость и дерзновеніе. Послѣ сего явленія, Сергій исполнился радости и въ веселіи сердца сталъ воспѣвать Господа.

Вскорѣ игемонъ, отправляясь въ другой городъ, называемый Сура [7], приказалъ вести за собою и Сергія. Тамъ, сѣвъ на судейскомъ мѣстѣ, онъ сталъ такъ говорить святому:

— «Нечестивый человѣкъ, по имени Вакхъ, не захотѣлъ принести жертвы богамъ и согласился лучше умереть насильственною смертію, нежели почтить ихъ, — и вотъ онъ принялъ казнь, достойную по дѣламъ своимъ. Но ты, Сергій, зачѣмъ прельщаешься симъ безбожнымъ ученіемъ и подвергаешь себя столь великому злоключенію? Благодѣтель мой, не предавай себя мученію! Я стыжусь твоихъ прежнихъ ко мнѣ благодѣяній и твоего сана: вѣдь, ты стоишь предо мною какъ осужденный, а я, сидя, произвожу надъ тобою судъ: нѣкогда человѣкъ незначительный, я нынѣ, благодаря твоему ходатайству предъ царемъ, превознесенъ великимъ саномъ и теперь уже выше тебя; ты же, испросившій у царя такъ много и столь многимъ добра, теперь самъ себѣ желаешь зла. Молю тебя, — послушай моего совѣта, — исполни царское повелѣніе, принеси жертву богамъ, — и ты будешь возведенъ въ прежній санъ и удостоенъ прежней славы».

Святый Сергій отвѣчалъ ему:

— «Временная честь и слава — суетны, за временнымъ же безчестіемъ слѣдуетъ вѣчная слава, и для меня это земное безчестіе — ничто, а временной славы я не ищу, ибо надѣюсь быть удостоеннымъ отъ Спасителя моего истинной и вѣчной чести въ небесной славѣ. Ты вспоминаешь мои прежнія къ тебѣ благодѣянія, — что я у земнаго царя исходатайствовалъ тебѣ столь великій санъ; теперь же говорю тебѣ, — послушай меня и, познавъ истину, отвергнись своихъ ложныхъ боговъ и поклонись вмѣстѣ со мною Небесному Богу и Царю вѣковъ, и я обѣщаю исходатайствовать у Него для тебя еще болѣе благъ, нежели у Максиміана».

Тогда Антіохъ, убѣдившись, что не въ силахъ отвратить его отъ Христа и заставить подчиниться царской волѣ, сказалъ:

— «Ты заставляешь меня, Сергій, забыть всѣ твои благодѣянія и предать тебя лютымъ мукамъ».

Сергій отвѣчалъ:

— «Дѣлай, что хочешь: я имѣю помощникомъ Христа, Который нѣкогда сказалъ: не убойтеся отъ убивающихъ тѣло, души же не могущихъ убити; вотъ и ты теперь имѣешь власть надъ моимъ тѣломъ, чтобы терзать его, но надъ душой моей не имѣешь власти ни ты, ни отецъ твой — сатана».

Послѣ сего Антіохъ, разгнѣвавшись, произнесъ:

— «Я вижу, что мое долготерпѣніе дѣлаетъ тебя только еще болѣе дерзкимъ», — и повелѣлъ обуть его въ желѣзные сапоги, съ острыми и длинными гвоздями на подошвѣ, кои пронзали ноги святаго. Въ такой обуви Антіохъ велѣлъ гнать Сергія предъ своею колесницею, самъ же онъ поѣхалъ въ городъ Тетрапиргій [8], откуда долженъ былъ отправиться въ городъ Розафу [9].

Претерпѣвая такія страданія, святый на пути воспѣвалъ: терпя потерпѣхъ Господа, и внятъ ми, и услыша молитву мою, и изведе мя отъ рова страстей, и отъ бренія тины, и постави на камени нозѣ мои, и исправи стопы моя (Псал. 39, 2-3).

Когда они пришли въ городъ Тетрапиргій, который отстоялъ отъ Суры въ двадцати верстахъ, мученика повели въ темницу. На дорогѣ къ ней онъ воспѣвалъ: ядущіи иногда хлѣбы моя, возвеличиша на мя запинаніе, и узами лютыхъ мукъ препяша сѣть ногамъ моимъ, но востани, Господи, в помощь мнѣ, и запни имъ, и избави отъ нечестивыхъ душу мою (Псал. 40, 10; 139, 5; 16, 13) [10].

Ночью въ темницѣ, когда мученикъ молился, явился ему ангелъ Господень, и исцѣлилъ раны его. На другой день, Антіохъ приказалъ вывести изъ темницы святаго Сергія, думая, что отъ боли онъ не можетъ и ступить ногами. Увидѣвъ же еще издали, что онъ идетъ, какъ совершенно здоровый человѣкъ, нисколько даже не хромая, мучитель ужаснулся и сказалъ:

— «Воистинну сей человѣкъ — волхвъ, ибо какъ можно послѣ такихъ мукъ ходить не хромая? А онъ какъ будто даже никогда и не страдалъ ногами».

Послѣ сего Антіохъ велѣлъ обуть мученика въ тѣ же сапоги и вести предъ собою до Розафы, а до него отъ города Суры было разстоянія 70 стадій. Здѣсь, взойдя на судилище, Антіохъ сталъ принуждать святаго Сергія къ поклоненію идоламъ; но не могъ отторгнуть его отъ исповѣданія Христа, и осудилъ мученика на смерть. Когда святаго привели за городъ, на мѣсто казни, онъ испросилъ себѣ время для молитвы. Во время молитвы онъ услышалъ голосъ съ неба, призывавшій его въ горнія обители, и, съ радостію преклонивъ подъ мечъ свою голову, скончался. Тѣло его на томъ же мѣстѣ было погребено христіанами.

Спустя немного времени христіане города Суры уговорились тайно взять изъ Розафы тѣло святаго и перенести въ свой городъ. Когда же они ночью подходили къ гробницѣ, отъ гроба показался огненный столбъ, высотою своею достигавшій до самаго неба. Нѣкоторые изъ воиновъ, жившихъ въ Розафѣ, видя въ полночь огненный столпъ, освѣщавшій весь ихъ городъ, пошли вооруженными къ тому мѣсту и увидѣли Сурскихъ гражданъ объятыхъ ужасомъ при видѣ сего огненнаго явленія. Вскорѣ явленіе чудеснаго столпа исчезло. Послѣ того Сурскіе граждане поняли, что святый Сергій не хочетъ оставлять того мѣста, гдѣ пролилъ кровь свою и положилъ за Христа душу свою; въ честь мученика они поставили только на томъ мѣстѣ чудную, каменную гробницу. По распространеніи христіанства, въ городѣ Розафѣ былъ выстроенъ во имя святаго мученика Сергія храмъ. Пятнадцать епископовъ окрестныхъ городовъ, собравшись, торжественно перенесли въ новосозданную церковъ нетлѣнныя и благоухающія мощи святаго мученика и постановили праздновать память его 7 октября, въ день его кончины. На томъ и на другомъ мѣстѣ, — и въ церкви, при мощахъ мученика Сергія, и тамъ, гдѣ онъ скончался и былъ погребенъ, — многіе бѣсноватые и болящіе получали исцѣленіе отъ своихъ недуговъ [11].

Достойно замѣчанія, что каждый годъ, въ день памяти святаго, дикіе звѣри, какъ бы соблюдая какой-либо законъ, выходили изъ окрестныхъ пустынь и собирались на томъ мѣстѣ, гдѣ сначала былъ погребенъ святый мученикъ. Въ это время ихъ дикій нравъ смѣнялся кротостію агнцевъ: они не нападали ни на людей, ни на скотъ, но, спокойно обходя св. мѣсто, снова возвращались въ свои пустыни. Такъ прославилъ Богъ угодника Своего, что не только людямъ, но и звѣрямъ какъ-бы внушалъ праздновать память его.

Молитвами святаго Сергія да укротитъ Господь и ярость враговъ нашихъ, какъ нѣкогда укротилъ лютость сихъ дикихъ звѣрей, — во славу Свою во вѣки. — Аминь.

Примѣчанія:
[1] Въ житійномъ подлинникѣ Сергій называется «примикаромъ», т. е. первымъ начальникомъ «гентилійскаго полка», — состоявшаго изъ союзниковъ (которые назывались: gentiles) Римлянъ, а Вакхъ — «секондоторіемъ», т. е. вторымъ начальникомъ сего полка.
[2] Зевсъ, или Юпитеръ — греко-римскій богъ, почитавшійся язычниками властителемъ неба и земли, отцомъ всѣхъ боговъ и людей.
[3] Т. е. Іисуса Христа, Коего еще современные Ему Евреи называли «Сыномъ Тектоновымъ» (Матѳ. 13, 55), считая Его сыномъ обрученника Пресвятой Дѣвы Маріи, Іосифа, занимавшагося плотничьимъ мастерствомъ (τέκτων — съ греческаго: плотникъ, строитель). Это наименованіе усвоили потомъ и римскіе язычники, прилагая его ко Христу, въ видѣ насмѣшки и глумленія надъ Царемъ христіанъ.
[4] Т. е. къ правителю восточныхъ, Азіатскихъ провинцій Римской имперіи.
[5] Варвалиссо — городъ въ Месопотаміи, на западной сторонѣ отъ рѣки Евфрата.
[6] Преторія — высшее судебное мѣсто въ центральныхъ городахъ Римскихъ провиицій, гдѣ дѣла рѣшались намѣстниками Римскихъ императоровъ, т. н. игемонами или правителями нѣсколькихъ провинцій.
[7] Сура — городъ на западной сторонѣ Евфрата.
[8] Тетрапиргій — городъ между Сурою и Розафою близъ Евфрата.
[9] Розафъ или Резафъ, впослѣдствіи переименованный по основанному въ немъ знаменитому монастырю въ честь святаго мученика Сергія Сергіополемъ, — городъ, отстоявшій отъ Суры въ 6-ти верстахъ.
[10] Запинаніе — поруганіе, злоумышленіе, обманъ.
[11] Память святыхъ мучениковъ Сергія и Вакха издревле весьма чтилась на всемъ востокѣ, и къ мощамъ ихъ многіе совершали благочестивыя путешествія. О ежегодномъ празднованіи мученику Сергію извѣстно еще съ начала V вѣка. Въ томъ же вѣкѣ Іерапольскій епископъ Александръ выстроилъ великолѣпную церковъ въ честь сихъ мучениковъ. Ихъ честныя, нетлѣнныя главы хранилисъ нѣкоторое время въ Константинополѣ, гдѣ видѣли ихъ русскіе паломники: инокъ Антоній (1200 г.) и Стефанъ Новгородецъ (ок. 1350 г.). Византійскій императоръ Юстиніанъ Великій (527-565 гг.) укрѣпилъ г. Розафу, гдѣ пострадалъ св. Сергій и гдѣ были мощи его, и еще въ началѣ своего царствованія построилъ близъ своего дворца въ Константинополѣ великолѣпную церковь во имя свв. Сергія и Вакха за спасеніе его ими изъ темницы еще до воцаренія его. Когда Персидскій царь Хозрой (532-579 г.) подступилъ къ Розафѣ, переименованному уже Сергіополемъ, малочисленные жители, укрѣпившіеся въ семъ городѣ, выдали ему всѣ драгоцѣнныя вещи, дабы онъ пощадилъ городъ, кромѣ мощей св. мученика Сергія, почивавшихъ въ продолговатой, обложенной серебромъ, ракѣ; узнавъ о семъ, Хозрой двинулъ все войско къ городу, но на стѣнѣ явилось несчетное число вооруженныхъ щитами и готовыхъ къ защитѣ воиновъ; Хозрой понялъ, что это чудо творитъ мученикъ, и, пораженный страхомъ, удалился отъ города. Извѣстный Франкскій лѣтописенъ VI вѣка — Григорій Турскій пишетъ, что въ его время на западѣ весьма чтился сей святый за многія чудеса и благодѣянія, являемыя притекавшимъ къ нему съ вѣрою.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга вторая: Мѣсяцъ Октябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1904. — С. 155-164.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0