Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - суббота, 29 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Октябрь.
День пятый.

Житіе святаго Діонисія, епископа Александрійскаго.

Въ то время въ Александріи, славившейся языческими школами и учеными, на ряду съ многостороннимъ развитіемъ учености тогдашняго языческаго міра, достигло значительной степени процвѣтанія и христіанское просвѣщеніе. Знаменитые начальники возникшаго тамъ христіанскаго, такъ называемаго «огласительнаго» [4], училища, силою своихъ дарованій, соединяли въ наставленіяхъ своихъ ученость богословскую и философскую и были хорошо знакомы съ языческою ученостью и ея представителями. Подъ вліяніемъ сихъ христіанскихъ учителей, лучшіе изъ язычниковъ приходили нерѣдко къ познанію истинной вѣры Христовой и оставляли свое языческое нечестіе. Діонисій, уже познакомившійся со многими христіанскими сочиненіями, вступилъ въ близкое общеніе съ александрійскими христіанскими учителями, во главѣ коихъ были Іераклъ [5] и особенно знаменитый Оригенъ [6]. Къ Оригену, какъ къ замѣчательному ученому, не мало стекалось и язычниковъ для слушанія философіи и математики, и Оригенъ пользовался этимъ и съ успѣхомъ трудился для славы Имени Христова, употребляя труды свои и свѣдѣнія для того, чтобы обратить сихъ слушателей къ общенію со Христомъ.

Діонисій скоро сталъ ревностнымъ ученикомъ Оригена и со всѣмъ жаромъ пытливаго духа сталъ изучать истины христіанскаго ученія, превосходство коего предъ языческимъ онъ сразу же оцѣнилъ. Съ большимъ усердіемъ и любовію читалъ онъ посланія апостольскія, особенно посланія святаго апостола Павла, кои произвели на него глубокое впечатлѣніе и рѣшительный переворотъ во всѣхъ его вѣрованіяхъ и воззрѣніяхъ, слѣдствіемъ чего было вполнѣ сознательное обращеніе его къ христіанству. Убѣдившись окончательно въ истинѣ христіанства, онъ не замедлилъ принять, подъ вліяніемъ отчасти Оригена, святое крещеніе [7], и вступилъ въ Огласительное училище, сдѣлавшись истиннымъ украшеніемъ его. Съ того времени святый Діонисій сталъ еще ревностнѣе вникать въ глубокія истины христіанскаго ученія, охраняя чистоту его отъ привходившихъ въ него еретическихъ лжеученій и неправомыслія. Къ учителю своему Оригену онъ былъ особенно близокъ, питая къ нему благоговѣйную благодарность и сердечное расположеніе, и союза съ нимъ не прекращалъ и тогда, когда Оригенъ впослѣдствіи принужденъ былъ оставить Александрію и даже когда находился въ темничномъ заключеніи [8]. Замѣчательные успѣхи святаго Діонисія въ познаніи истинъ христіанства и его благочестивая жизнь обратили на него вниманіе учителя Александрійской школы Іеракла. По прошествіи непродолжительнаго времени, святый Діонисій возведенъ былъ въ санъ пресвитера. По удаленіи Оригена изъ Александріи, Іераклъ замѣстилъ его въ Александрійскомъ огласительномъ училищѣ въ качествѣ начальника. Когда же Іераклъ возведенъ былъ въ санъ епископа Александрійскаго, Діонисій сталъ начальникомъ въ огласительномъ училищѣ; по смерти же Іеракла, онъ былъ его преемникомъ по Александрійской каѳедрѣ [9].

Съ того времени, какъ Діонисій вступилъ на Александрійскую каѳедру, вся жизнь его стала непрерывнымъ рядомъ самоотверженныхъ подвиговъ противъ разнообразныхъ враговъ Церкви, внѣшнихъ и въ особенности внутреннихъ. Въ то время Церковь Христова много страдала отъ внѣшнихъ гоненій языческой власти и еще болѣе раздираема была различными раздорами, еретическими лжеученіями и расколами, грозившими нарушить церковное единеніе и внутренній миръ Церкви. Въ такое тяжелое время святый Діонисій Самимъ Богомъ предназначенъ былъ къ тому, чтобы служить для вѣрующихъ твердою опорою. Благодаря ему, дѣйствительно, миръ въ Церкви при всѣхъ опасностяхъ и смятеніяхъ остался непоколебленнымъ. А святая строго-благочестивая жизнь архипастыря, его самоотверженная любовь къ паствѣ, кротость, искренность и смиреніе внушали къ нему всеобщее уваженіе, даже среди его враговъ и еретиковъ. Вся жизнь его была посвящена ревностному и неустанному служенію Церкви Божіей. Съ особенно горячею ревностію онъ эаботился объ обращеніи невѣрующихъ, съ сердечною, отеческою кротостью относился онъ къ заблуждающимся и имѣлъ попеченіе о примиреніи раздѣленныхъ. Въ скорбяхъ онъ обнаруживалъ возвышенное мужество, въ вѣрѣ — непоколебимое постоянство, во всей своей жизни поразительное, глубокое смиреніе, — въ то время какъ весь христіанскій міръ удивлялся его учености и добродѣтелямъ.

Унаслѣдовавъ отъ Оригена любовь ко всякаго рода знанію, святый Діонисій находилъ возможнымъ согласовать его съ христіанскимъ вѣроученіемъ и по-прежнему внимательно читалъ и изслѣдовалъ сочиненія лучшихъ язычниковъ и различныхъ еретиковъ, волновавшихъ въ его время своими лжеученіями Церковь Божію. Охраняя чистоту христіанскаго церковнаго ученія отъ еретическихъ лжеученій и разномыслій, святый Діонисій отвергалъ ихъ, однако, не прежде какъ по личному убѣжденію дознавалъ ихъ несостоятельность, и тогда уже съ силою и мужествомъ вооружался противъ нечестивыхъ еретиковъ.

При всемъ умѣ своемъ и учености кроткій и смиренный, святый Діонисій и на каѳедрѣ пастырской отличался духомъ кротости и умѣренности. Въ то тяжелое для христіанъ время, въ жестокое гоненіе нечестиваго царя Римскаго Декія [10], нѣкоторые епископы, — не изъ страха гоненій и мученій, но для того, чтобы не оставить безъ руководства, назиданія и утѣшенія ввѣренныхъ попеченію ихъ словесныхъ овецъ стада Христова, — удалялись изъ своихъ городовъ въ мѣста болѣе безопасныя, и оттуда управляли своими паствами [11]. Такъ поступилъ въ сіе тяжкое время по Божественному внушенію и святый Діонисій, не изъ страха смерти за имя Христово, а по необходимости и для блага церкви Александрійской, чтобы не оставить паствы безъ пастыря. Префектъ Сабинъ послалъ шпіона на поиски за святымъ Діонисіемъ. Святый въ продолженіе четырехъ дней оставался дома, но шпіонъ, будучи увѣренъ, что онъ бѣжалъ, искалъ его на поляхъ, дорогахъ и рѣкахъ, и ему въ голову не пришло войти въ домъ архипастыря. Послѣ сего, повинуясь внутреннему внушенію, святый Діонисій бѣжалъ съ нѣкоторыми собратіями, но былъ схваченъ и отправленъ въ Тапосирисъ для мученій. Однако Богъ хранилъ вѣрнаго Своего угодника. Совершенно неожиданно онъ былъ чудесно избавленъ изъ рукъ воиновъ толпою христіанскихъ поселянъ. Это случилось слѣдующимъ образомъ.

Одинъ христіанинъ, по имени Тимоѳей, не былъ захваченъ вмѣстѣ съ святымъ Діонисіемъ и другими вѣрующими. Найдя домъ подъ стражею, онъ бѣжалъ въ крайнемъ смущеніи и сообщилъ о взятіи архипастыря подъ стражу поселянину, который направлялся на одно праздничное торжество. Вѣсть объ этомъ разстроила все торжество, и всѣ гости бросились къ мѣсту плѣненія святителя съ такою стремительностью, что стражи бѣжали. Діонисій и его друзья полураздѣтыми положены были на голыя кровати и, принявъ поселянъ за разбойниковъ, умоляли не предавать ихъ смерти. Но святитель былъ схваченъ за руки и ноги нѣкоторыми неизвѣстными друзьями и, несмотря на свое сопротивленіе, унесенъ отсюда и посаженъ на неосѣдланнаго осла. Затѣмъ, противъ своей воли, онъ былъ увезенъ въ одно безопасное мѣсто. Кто были эти друзья, спасшіе святителя, такъ и осталось совершенно неизвѣстнымъ: очевидно, Господь чудеснымъ образомъ хранилъ св. Діонисія для блага Церкви, въ то время гонимой, унижаемой и обуреваемой внутренними волненіями и смутами.

Пребывая въ скрытомъ мѣстѣ, святый Діонисій продолжалъ управлять Александрійскою паствою, посылая къ ней письма чрезъ довѣренныхъ пресвитеровъ. Въ то мучительное время Церковь переносила страшныя страданія и скорби отъ свирѣпыхъ язычниковъ. Не вынося пытокъ и мученій, многіе изъ вѣрующихъ отрекались отъ Христа. Послѣ они съ глубокимъ раскаяніемъ и сердечною скорбію опять обращались къ епископу, смиренно умоляя снова принять ихъ въ лоно Церкви Христовой. Кроткій и смиренный Діонисій снисходительно принималъ ихъ въ число чадъ Церкви христіанской, налагая на нихъ тѣ или иныя запрещенія и эпитиміи, и тѣмъ спасалъ ихъ отъ совершеннаго отчаянія [12].

Къ довершенію золъ, угрожавшихъ Церкви Христовой, въ сіе тяжкое время появился расколъ новаціанъ, еще больше раздиравшій ее внутренними смутами. Новаціанъ и его послѣдователи открыто и рѣшительно выступили противъ принятія отпавшихъ въ лоно Церкви и тѣмъ усугубили ея бѣдствія и многихъ стали приводить въ отчаяніе [13]. Тогда святый Діонисій, съ любовію принимавшій падшихъ, особенно по ходатайству исповѣдниковъ Христовыхъ, возсталъ противъ новаціанъ и убѣждалъ Новаціана оставить сей пагубный для Церкви Божіей расколъ.

— «Ты долженъ былъ бы претерпѣть все возможное, но только не разсѣкать Церкви Божіей, — писалъ ревностный архипастырь сему лжеучителю. — Не менѣе славно умереть для того, чтобы только не раздирать Церкви, какъ и для того, чтобы не принести жертвы идоламъ. По моему сужденію, первое даже выше, потому что въ послѣднемъ случаѣ умираютъ для спасенія своей души, а тамъ для блага всей Церкви».

И снисходительный пастырь употребилъ всѣ свои силы, чтобы впослѣдствіи на соборѣ возстановить вожделѣнный миръ въ Церкви, нарушенный симъ пагубнымъ расколомъ, чего и достигъ своими самоотверженными трудами въ духѣ кротости и умѣренности христіанской [14].

По смерти нечестиваго Декія, въ кратковременное царствованіе императора Галла [15], гоненіе на христіанъ прекратилось, и въ Церкви Христовой водворился миръ. Сей покой Церкви былъ тѣмъ вожделѣннѣе, что онъ позволилъ святому Діонисію обратиться съ пастырскою заботливостью къ успокоенію волненія, произведеннаго Арсинойскимъ епископомъ Непотомъ, который проповѣдывалъ ересь, названную хиліазмомъ [16]. Святый отецъ не только написалъ въ духѣ любви сочиненіе противъ Непота [17], но въ томъ же духѣ велъ соборныя совѣщанія съ защитниками сей ереси и достигъ того, что всѣ они обратились къ единенію Церковному [18]. Живое участіе принималъ святый Діонисій и въ спорѣ, поднятомъ тогда въ Церкви о крещеніи еретиковъ [19], всего болѣе заботясь о томъ, чтобы успокоить волненія, произведенныя въ Церкви этимъ споромъ, чего своими увѣщаніями и успѣлъ достигнуть. Въ то же время онъ ревностно боролся съ возникшей въ Александрійской Церкви злочестивой и опасной ересью Савеллія. Стараясь противодѣйствовать его пагубному еретическому лжеученію, произведшему немалый соблазнъ въ Церкви Христовой и увлекшему въ свои сѣти даже нѣкоторыхъ епископовъ, святый Діонисій собиралъ соборы, писалъ окружныя посланія противъ Савеллія, стараясь разсѣять своеволія гордаго ума, не признававшаго въ Богѣ троичность Лицъ: Бога Отца, Сына Божія и Святаго Духа [20].

Но заботы святаго Діонисія о внутреннемъ мирѣ и благѣ Церкви внезапно были остановлены гоненіемъ новаго Римскаго императора Валеріана [21]. Въ самомъ началѣ сего жестокаго гоненія, великій пастырь Александрійскій былъ схваченъ, несмотря на свою тяжкую болѣзнь, и вмѣстѣ съ пресвитеромъ Максимомъ [22] и діакономъ Фавстомъ, Евсевіемъ и Херимономъ, представленъ къ префекту Емиліану [23]. Гоненіе тогда обрушилось всею тяжестію особенно на епископовъ и пресвитеровъ, какъ представителей Церкви. Посему мучители всячески побуждали Діонисія отречься отъ Христа и принести жертву идоламъ, ибо за нимъ послѣдовали бы и другіе. Но Діонисій безбоязненно отвѣчалъ на сіе:

— «Мы должны повиноваться болѣе Богу, нежели человѣку».

Тогда Емиліанъ, запретивъ святому всякое общеніе съ христіанами, тѣмъ болѣе всякое обращеніе къ нимъ съ словомъ назиданія и проповѣданія Евангельскаго ученія, сослалъ его въ захолустную деревню Цефро, лежавшую среди дикой пустыни Ливійской [24]. Но и тамъ, вопреки запрещенію, святый продолжалъ поучать слову Божію и, какъ доблестный мученикъ Христовъ, отказывался исполнять повелѣніе мучителей. Язычники били его за это неоднократно камнями. Несмотря на все сіе, Діонисій имѣлъ утѣшеніе и въ пустынѣ обратить къ святой вѣрѣ Христовой многихъ язычниковъ. Успѣхъ проповѣди Діонисія еще болѣе раздражилъ Емиліана, и онъ отослалъ святаго епископа въ мѣстечко Коллуѳо, находившееся въ еще болѣе отдаленной и дикой части пустыни Ливійской [25]. Но и отсюда онъ имѣлъ утѣшеніе сноситься съ друзьями Христовыми и со своею паствою, и не только со своею, но и съ другими церквами. Святый Діонисій и ранѣе всегда такъ поступалъ, ясно сознавая, что онъ, какъ предстоятель одной изъ главныхъ церквей, своимъ голосомъ вліяющей и на другія церкви и христіанскія общины, долженъ заботиться не только о своей паствѣ, но и о всей Церкви Христовой, особенно для того, чтобы противостоять каждой попыткѣ нарушить всеобщій миръ въ Церкви.

Три года пробылъ святый Діонисій въ семъ жестокомъ и лютомъ заточеніи, — и какія скорби и злостраданія онъ тамъ претерпѣлъ — одному Богу извѣстно. По воцареніи Галліена [26], онъ былъ возвращенъ изъ заточенія, къ великому утѣшенію своей паствы и всей Церкви Христовой.

Однако, и въ Александріи сего доблестнаго страдальца Христова ожидали не покой и благоденствіе, но кровавое смятеніе и злостраданія. Послѣ скорбей междоусобной войны послѣдовалъ лютый голодъ, а за голодомъ моровая язва, свирѣпствовавшая съ ужасною жестокостію. Съ истинною отеческою любовію заботился Діонисій о несчастныхъ, кто-бы они ни были — язычники или вѣрующіе. Описывая бѣдствія, претерпѣнныя жителями Александрійской области во время сей губительной язвы, святитель писалъ между прочимъ слѣдующее:

— «Многіе изъ братьевъ нашихъ, по сильной любви, оставя заботу о своей жизни, но заботясь другъ о другѣ, смѣло посѣщаютъ больныхъ, служатъ имъ постоянно, врачуютъ о Христѣ; добровольно они умерли вмѣстѣ съ ними, принимая на себя страданія ихъ, какъ-бы привлекая къ себѣ болѣзнь и охотно стирая съ нихъ язвы. Многіе изъ тѣхъ, кои такъ пеклись о больныхъ и возвратили имъ здоровье, сами умерли... И сей родъ смерти по благочестію и твердости вѣры никакъ не ниже мученичества. Они брали руками своими и на свои колѣна тѣла святыхъ, закрывали имъ глаза и уста, нянчили ихъ на плечахъ своихъ, укладывали, сплетаясь съ ними, обмывали ихъ и одѣвали въ одѣянія» [27].

Такъ трогательно описываетъ святый Діонисій подвиги любви христіанской въ сіе тяжелое для Александріи время, особенно со стороны церковнаго клира; но онъ самъ былъ для вѣрующихъ лучшимъ образцомъ такого самоотверженія, превышавшаго подвигъ мученическій: ибо больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положитъ за други своя (Іоан. 15, 13). И святый Діонисій, полагая всѣ силы свои на утѣшеніе и помощь недугующимъ, не жалѣлъ для нихъ самой жизни своей, памятуя слова Спасителя: понеже сотвористе единому сихъ братій Моихъ меньшихъ, Мнѣ сотвористе (Матѳ. 25, 40).

Къ симъ скорбямъ и своимъ собственнымъ тяжкимъ тѣлеснымъ недугамъ присоединилась для святаго Діонисія новая скорбь: сего непоколебимаго столпа православія и ратоборца противъ невѣрія и ересей заподозрѣли въ неправомысліи, и онъ принужденъ былъ, не столько для своей защиты, сколько для умиротворенія Церкви писать посланіе, въ коемъ изложилъ свое православное ученіе о Трехъ Лицахъ Святой Троицы [28]. Истина восторжествовала, и высокое уваженіе всей Церкви къ нему и ко всѣмъ его строго-православнымъ воззрѣніямъ, охранявшимъ чистоту вѣры въ это смутное для Церкви время, осталось непоколебленнымъ.

Наконецъ, тѣлесныя силы исповѣдника Христова отъ престарѣлыхъ лѣтъ, скорбей и чрезмѣрныхъ трудовъ совсѣмъ уже ослабѣли, хотя духъ его былъ силенъ. Когда Церковь стало волновать еретическое ученіе Павла Самосатскаго [29], въ Антіохіи былъ собранъ соборъ святыхъ отцовъ и учителей Церкви [30], на который однимъ изъ первыхъ былъ приглашенъ и святый Діонисій, ибо отъ него всѣ ждали рѣшительнаго голоса и умиротворенія Церкви. Но великій пастырь Александрійской церкви, удрученный старостію, чувствовалъ себя совершенно неспособнымъ вынести тяжесть столь далекаго пути и принужденъ былъ отъ приглашенія отказаться; однако, вмѣсто непосредственнаго изустнаго своего слова, онъ послалъ отцамъ собора пространное письмо, въ коемъ изложилъ свой православный взглядъ на ученіе Павла Самосатскаго [31]. Чрезъ нѣсколько дней послѣ сего онъ мирно предалъ духъ свой Богу (265 г.) въ то время какъ предстоятели христіанскихъ церквей собрались въ Антіохіи для обличенія Павла Самосатскаго. Церковь много скорбѣла о сей тяжкой потерѣ, ибо лишилась въ лицѣ святаго Діонисія великаго учителя и отца Церкви и непоколебимаго столпа православія [32].

Молитвами святителя да спасетъ Господь Богъ Церковь Свою отъ всякаго лжеименнаго знанія и раздѣленія и да сохранитъ церковное единеніе и миръ, въ духѣ кротости и любви христіанской.

Примѣчанія:
[1] Александрія — знаменитый городъ, оонованный Александромъ Македонскимъ въ 331 г. до Р. Хр. на берегу Средиземнаго моря, въ Нижнемъ (Сѣверномъ) Египтѣ, при устьѣ Нила. Александрія послѣ Рима была первымъ городомъ въ мірѣ и служила центромъ торговли, промышленности и особенно языческой образованности, а въ первые вѣка христіанства разсадникомъ христіанскаго просвѣщенія. Христіанство принесено было сюда, по преданію, евангелистомъ Маркомъ около 59-60 гг.
[2] Св. Діонисій Александрійскій родился около 195 года.
[3] Т. е. преподавалъ науку объ ораторскомъ искусствѣ, которое въ то время достигло высшей степени процвѣтанія и дорого цѣнилось не только въ языческомъ, но и христіанскомъ мірѣ и имѣло большое религіозное, политическое и воспитательное значеніе.
[4] Въ Александріи, центрѣ языческой образованности, гдѣ издавна былъ знаменитый музей наукъ словесныхъ, математическихъ и философскихъ, въ противовѣсъ язычеству, еще со временъ апостольскихъ, возникло и христіанское, такъ называемое «Огласительное», или «Катихизическое», училище, вліяніе котораго на будущность христіанства было многосторонне и неизмѣримо. Преданіе съ благоговѣніемъ приписывало основаніе этого училища самому апостолу и евангелисту Марку. Въ началѣ въ немъ преподавались только первоначальныя наставленія для желавшихъ получить крещеніе, на что указываетъ уже самое наименованіе Александрійскаго училища «Огласительнымъ», а вмѣстѣ съ тѣмъ приготовлялись и самые огласители. Но потомъ Огласительное Александрійское училище, по своему положенію въ центрѣ всемірной образованности и учености, приняло характеръ богословско-ученаго образовательнаго заведенія. Этому особенно способствовалъ одинъ изъ его катехетовъ (учителей), знаменитый Пантенъ (180-191 г.), и не менѣе замѣчательный ученикъ и преемникъ его, Климентъ Александрійскій, одобрявшій слушателямъ своимъ философію какъ руководство къ вѣрѣ. Еще болѣе цвѣтущаго состоянія Александрійское Огласительное училище достигло при Оригенѣ.
[5] Іераклъ — извѣстный христіанскій учитель — сначала былъ помощникомъ Оригена по преподаванію въ Александрійскомъ Огласительномъ училищѣ. Въ 231 году Іераклъ наслѣдовалъ Оригену въ завѣдываніи «Огласительнымъ» училищемъ; въ 233 г. былъ возведенъ на епископію Александріи, † 246 г.
[6] Оригенъ — ученикъ Климента Александрійскаго, знаменитѣйшій христіанскій учитель III вѣка, первоначально былъ выдающимся изъ преподавателей Александрійскаго Огласительнаго училища, но впослѣдствіи подвергся нападкамъ со стороны Александрійскаго епископа и другихъ представителей Александрійской церкви и, по обвиненію въ нѣкоторыхъ развиваемыхъ имъ еретическихъ воззрѣніяхъ и добровольномъ скопчествѣ, лишенъ пресвитерскаго сана и высланъ изъ Александріи, съ запрещеніемъ ему церковнаго учительства, послѣ чего основалъ свое пребываніе въ Кесаріи Палестинской, гдѣ имъ было устроено новое училище, въ которое со всѣхъ сторонъ стекались слушать знаменитаго учителя; послѣ того нѣкоторое время былъ въ заточеніи въ темницѣ, потомъ ревностно и успѣшно боролся противъ еретиковъ своего времени, затѣмъ во время гоненія Максимина скрывался отъ гонителей, въ гоненіе Декія удостоился славы мужественнаго исповѣдника Христова и скончался въ Тирѣ въ 254 г., на 70-мъ году своей жизни. Въ своихъ многочисленныхъ сочиненіяхъ Оригенъ проводилъ нѣкоторыя мнѣнія неправославнаго и еретическаго характера, за что они и осуждены были, какъ еретическія, хотя Оригенъ не высказывалъ своихъ неправославныхъ мнѣній, какъ непреложныя истины, и не былъ еретикомъ въ собственномъ смыслѣ. Даже замѣчательнѣйшіе изъ отцовъ Церкви съ глубокимъ уваженіемъ относились къ богословскимъ трудамъ и заслугамъ Оригена. Въ своихъ школахъ онъ воспиталъ многихъ замѣчательныхъ отцовъ и учителей Церкви, изъ коихъ нѣкоторые ему обязаны своимъ обращеніемъ изъ язычества въ христіанскую вѣру, съ которой онъ хотѣлъ согласовать знаніе и философію. Особенно замѣчательны также труды его по изученію Священнаго Писанія, по истолкованію его и особенно по возстановленію и очищенію его истиннаго текста, а также сочиненія, направленныя къ защитѣ христіанства противъ еретиковъ и враговъ христіанства. Вообще онъ весьма много сдѣлалъ не только для своего, но и для послѣдующихъ временъ, и всѣ великіе учители Церкви IV-го вѣка значительно пользовались трудами Оригена.
[7] Св. Діонисій обращенъ въ христіанство сравнительно уже въ зрѣлыхъ годахъ. Крещенъ онъ былъ самимъ Александрійскимъ епископомъ Димитріемъ (189-231 г.).
[8] Такъ Діонисій писалъ писько къ Оригену, когда сей былъ заключенъ въ темницу при Декіѣ. Сохранилось извѣстіе, что Діонисій по смерти Оригена писалъ письмо къ Ѳеотекну, епископу Кесарійскому въ похвалу его.
[9] Главою знаменитой Александрійской школы св. Діонисій сдѣлался въ 233 году и занималъ это положеніе въ теченіе 14 лѣтъ.
[10] Императоръ Римскій Декій царствовалъ съ 249 по 251 г. Онъ былъ жестокимъ гонителемъ христіанъ; при немъ было первое общее гоненіе на христіанъ.
[11] Такъ поступилъ, между прочимъ, и св. Кипріанъ Карѳагенскій, знаменитый отецъ Церкви, впослѣдствіи мужественно пріявшій за Христа мученическую кончину († 258 г.). Такъ же, ранѣе Діонисія и Кипріана, поступалъ одно время св. Поликарпъ Смирнскій (мученически скончался въ 167 г.) и послѣ нихъ св. Аѳанасій Александрійскій († 373 г.). Въ своихъ письмахъ къ Домицію и Дидиму (251 г.), а также къ Фабію, епископу Антіохійскому, св. Діонисій передаетъ весьма трогательный разсказъ объ Александрійскихъ мученикахъ, которые погибли во время перваго Декіева гоненія отъ побоевъ, огня или меча, причемъ себя самого онъ относитъ къ числу тѣхъ, для которыхъ весьма продолжительная жизнь не оказалась достаточнымъ обезпеченіемъ для благоугодности ихъ Господу, хотя онъ и вѣровалъ, что Христосъ сохранилъ его для другаго удобнаго времени. Нѣкій епископъ, по имени Германъ, повидимому, упрекалъ его, какъ упрекаемъ былъ и св. Кипріанъ Карѳагенскій, въ трусости и оставленіи своей паствы. Въ отвѣтъ на сіе (258-259 г.) Діонисій призываетъ Бога во свидѣтели, что онъ бѣжалъ не по собственному желанію, и (подобно Кипріану) ссылается въ оправданіе сего на Божественное внушеніе.
[12] Единодушно и вполнѣ согласно съ св. Діонисіемъ дѣйствовалъ по отношенію къ таковымъ падшимъ и знаменитый современникъ его, св. Кипріанъ, епископъ Карѳагенскій. Прежде чѣмъ допустить падшихъ къ общенію, они требовали отъ нихъ доказательства покаянія, и не колебались прощать ихъ, вопреки крайнимъ мнѣніямъ многихъ своихъ современниковъ, слишкомъ энергично возстававшихъ противъ падшихъ, какъ совершившихъ смертный грѣхъ. Ходатайство мучениковъ и исповѣдниковъ Христовыхъ за падшихъ въ практикѣ Церкви того времени имѣло также большое значеніе.
[13] Новаціанъ былъ выдающимся краснорѣчивымъ Римскимъ пресвитеромъ во время гоненія Декія, хотя по соборнымъ правиламъ не могъ быть рукоположенъ, ибо получилъ только клиническое крещеніе (т. е. крещеніе на смертномъ одрѣ), безъ послѣдующаго мѵропомазанія; впослѣдствіи сильно добивался епископскаго престола въ Римѣ, но, обманувшись въ разсчетѣ, отдѣлился отъ Церкви, сдѣлавшись епископомъ новаціанъ и тѣмъ положилъ начало гибельному расколу въ Церкви, получившему его имя и угрожавшему Церкви великими смутами и бѣдствіями. Новаціанъ особенно возставалъ противъ вторичнаго благосклоннаго принятія въ Церковь — отпадшихъ отъ нея. По мнѣнію новаціанъ, Церковь есть общество святыхъ; поэтому всѣ падшіе и содѣлавшіе смертные грѣхи послѣ крещенія должны быть извергаемы изъ нея и ни въ какомъ случаѣ не могутъ быть принимаемы обратно; Церковь, будто-бы, не имѣетъ права прощать тяжкихъ грѣшниковъ; еели же она ихъ прощаетъ, то сама дѣлается нечистою и перестаетъ быть святою. Свое общество, въ которое не принимались тяжкіе грѣшники, а отщепенцы отъ православной Церкви принимались не иначе, какъ черезъ перекрещиваніе, новаціане называли, поэтому, «каѳарами», т. е. обществомъ чистыхъ. Новаціанскія общества широко распространились въ Карѳагенѣ, Александріи, Сиріи, Малой Азіи, Галліи и Испаніи.
[14] Такъ Діонисій написалъ Новаціану кроткое, миролюбивое посланіе, изъ котораго заимствованы вышеприведенныя слова Александрійскаго святителя о томъ, что мученичество, понесенное съ цѣлію воспрепятствовать расколу, столь же славно, какъ и мученичесгво за отказъ поклониться идоламъ. Вмѣстѣ съ тѣмъ онъ отечески увѣщавалъ Новаціана, что если онъ не можетъ склонить своихъ послѣдователей отказаться отъ сдѣланнаго ими ложнаго шага, то, по крайней мѣрѣ, онъ могъ бы спасти свою собственную душу; если же, какъ говоритъ въ свою защиту Новаціанъ, онъ посвященъ во епископа противъ своей воли, то долженъ доказать искренность своего заявленія добровольнымъ отказомъ отъ сана, «чтобы избѣжать раздранія Церкви Божіей». Несмотря на это миролюбивое посланіе, Діонисій, по его собственнымъ словамъ, враждебно былъ настроенъ къ Новаціану за то, что «онъ разрубилъ Церковь на куски и увлекъ нѣкоторыхъ изъ братьевъ къ нечестію и богохульству, ввелъ самое нежеланное ученіе о Богѣ и ложно представлялъ милосердаго Господа безжалостнымъ» и т. д. Противъ Новаціанъ святитель написалъ нѣсколько посланій и энергично боролся противъ нихъ. Но хотя, трудами его и нѣкоторыхъ другихъ представителей Церкви, миръ въ ней былъ возстановленъ, новаціане имѣли многихъ послѣдователей, и общества ихъ существовали даже до VII вѣка.
[15] Галлъ царствовалъ съ 251-253 г., отличался миролюбивымъ характеромъ и снисходительностью къ христіанамъ.
[16] Непотъ былъ епископомъ города Арсиноэ, или Арсинои, въ среднемъ Египтѣ. — Хиліазмъ появился очень рано, и въ концѣ II вѣка имѣлъ уже много послѣдователей. Въ половинѣ III вѣка энергичнымъ представителемъ его является Непотъ, имѣвшій много приверженцевъ, тѣмъ болѣе, что его ученіе являлось какъ бы ближайшимъ утѣшеніемъ христіанъ въ гоненіяхъ и пыткахъ. Непотъ училъ, что, согласно словамъ Апокалипсиса (20 гл., 2-6 ст.), скоро должно наступить тысячелѣтнее царствованіе Іисуса Христа на землѣ, гдѣ живущими явятся вѣрующіе и благочестивые; царствованіе это хиліасты представляли въ чувственномъ, вещественномъ смыслѣ земного царства съ земными удовольствіями. Еретическое ученіе Непота стало извѣстнымъ уже послѣ его смерти.
[17] Обширное сочиненіе «Объ обѣтованіяхъ», изъ котораго сохранилась въ цѣломъ видѣ лишь 2-я часть и небольшіе отрывки изъ первой. Въ своемъ сочиненіи св. Діонисій объяснялъ, что обѣтованія о Царствіи Христовомъ надобно понимать не въ чувственномъ видѣ, а въ духовномъ и доказалъ это превосходно какъ изъ Откровенія, такъ и разсмотрѣніемъ природы человѣческой; тамъ же онъ разсуждалъ и по поводу Апокалипсиса вообще.
[18] Для сего Діонисій поспѣшилъ въ Арсиною, гдѣ потребовалъ совѣщанія съ послѣдователями Непота и провелъ три дня въ разборѣ его книги, причемъ старался говорить о немъ оъ любовью и почтеніемъ, называя его своимъ отцомъ и собратомъ и похваляя его за вѣру, трудолюбіе, прилежное изученіе Св. Писанія, равно какъ и за его великіе успѣхи въ псалмопѣніи, коимъ услаждались многіе изъ собратій. «Я глубоко люблю этого человѣка, — говорилъ св. Діонисій, — еще и за то, что онъ отошелъ къ своему покою прежде насъ. Тѣмъ не менѣе истина должна быть цѣнима и почитаема выше всего». Результатомъ совѣщанія было то, что святитель успѣлъ убѣдить хиліастовъ и получилъ сердечную бдагодарность за вразумленія отъ ихъ начальника, пресвитера Коракіона. Послѣдній настолько былъ убѣжденъ, что отказался отъ своего мнѣнія и просилъ не обращать далѣе на него вниманія, не разсуждать, не упоминать и не учить о немъ. Остальные изъ присутствовавшихъ собратій также были весьма довольны этимъ собесѣдованіемъ, а также и тѣмъ примирительнымъ духомъ и общимъ согласіемъ, которые обнаруживаемы были всѣми. Съ этого времени хиліазмъ почти совсѣмъ заглохъ въ Восточной Церкви.
[19] Климентъ, Тертулліанъ, св. Кипріанъ Карѳагенскій и нѣкоторые другіе учители Церкви, а также нѣкоторые помѣстные соборы, при обращеніи еретиковъ, требовали ихъ перекрещиванія; только въ Римѣ ихъ принимали чрезъ одно покаяніе. Діонисій по своимъ воззрѣніямъ примыкалъ къ послѣднему мнѣнію и въ сохранившихся отрывкахъ нѣкоторыхъ посланій рѣшительно отрицаетъ перекрещиваніе тѣхъ еретиковъ, которые крещены во имя Св. Троицы, каковое мнѣніе впослѣдствіи и принято на 1-мъ вселенскомъ соборѣ (325 г.). Но прежде всего при этомъ ожесточенно обсуждавшемся вопросѣ онъ опять выступилъ въ прекрасной роли посредника. Онъ писалъ по этому предмету нѣсколько писемъ папѣ Римскому Стефану. Въ одномъ изъ сохранившихся писемъ онъ говорилъ ему объ общемъ мирѣ церквей; но когда Стефанъ отказался имѣть общеніе съ епископомъ Каппадокійскимъ Фирмиліаномъ, защищавшимъ противоположный взглядъ, онъ увѣщавалъ его принять во вниманіе серіозныя послѣдствія своего образа действій. По смерти Стефана, Діонисій писалъ о томъ же предметѣ его преемникамъ Сиксту II и Діонисію Римскому и подробнѣе разсматривалъ сей предметъ въ книгѣ «О покаяніи».
[20] Савеллій, выходя изъ христіанскаго понятія о единствѣ Божіемъ, впалъ въ крайность, которая и привела его къ еретическому ученію, противному самымъ главнымъ основамъ и догматамъ христіанскаго вѣроученія. Онъ училъ, что если Богъ единъ по существу, то и не можетъ быть совмѣстной Троицы Божественнаго Существа, и Троицу нужно понимать лишь въ смыслѣ послѣдовательнаго откровенія одного и того же Лица по отношенію Его къ міру и человѣку; по ученію Савеллія нѣтъ трехъ лицъ Божества: Отецъ, Сынъ и Духъ Святый это только извѣстныя формы, въ какихъ Богъ является людямъ: въ Ветхомъ Завѣтѣ, какъ дающій законы имъ, является Отцомъ, въ Новомъ, какъ спасающій людей, явился Сыномъ и продолжаетъ являться, какъ освящающій ихъ Духъ. — Савелліанизмъ, возникнувъ въ половинѣ III вѣка, къ концу его уже ослабѣлъ, хотя имѣлъ еще приверженцовъ и въ IV вѣкѣ.
[21] Римскій императоръ Валеріанъ царствовалъ съ 253 по 259 г. Воздвигнутое имъ гоненіе на христіанъ отличалось особенною, чрезмѣрною жестокостью.
[22] Максимъ тайно былъ посылаемъ въ Александрію для утѣшенія гонимыхъ христіанъ. Впослѣдствіи онъ былъ преемникомъ Діонисія по каѳедрѣ († 282 г.).
[23] Емиліанъ былъ префектомъ Александріи, т. е. правителемъ ея, представителемъ и намѣстникомъ Римскаго императора. Но въ дѣйствительности онъ управлялъ независимо и былъ однимъ изъ такъ называемыхъ «тридцати тирановъ», которые въ то время захватили императорскую власть въ Египтѣ.
[24] Ливійская пустыня — восточная часть громадной Африканской пустыни Сахары — представляетъ собою страну довольно низменную и изобилуетъ оазисами съ городами и селеніями. Мѣстность, куда сосланъ былъ св. Діонисій, нельзя понимать въ собственномъ смыслѣ пустыни, а лишь въ смыслѣ пустынности, отдаленности и дикости этого мѣста.
[25] Но при этомъ по сосѣдству съ дорогой, такъ что св. Діонисія и сосланныхъ съ нимъ собратій легко можно было схватить во всякій моментъ.
[26] Галліенъ — Римскій императоръ съ 260 по 268 г. Онъ остановилъ начатое Валеріаномъ гоненіе на христіанъ и издалъ повелѣнія, которыми ссыльные были возвращены и объявлена свобода вѣроисповѣданій.
[27] Письмо св. Діонисія къ Александрійской Церкви съ утѣшеніемъ въ бѣдствіяхъ годода; оно приведено въ церковной исторіи Евсевія.
[28] Православіе св. Діонисія заподозрѣно по тѣмъ самымъ письмамъ, которыя онъ писалъ къ разнымъ лицамъ въ защиту православнаго ученія противъ Савеллія. Святаго отца стали укорять въ неправомысліи, будто онъ неправильно учитъ о Сынѣ Божіемъ, ибо въ своихъ письмахъ Діонисій употребилъ неосторожныя выраженія о Св. Троицѣ, за что обличалъ его современный и соименный ему папа Римскій. Тогда Діонисій Александрійскій поспѣшилъ въ свое оправданіе написать Діонисію Римскому посланіе, указывая на неправильность толкованія его словъ и выраженій, отчасти отрекаясь отъ того, что считалъ ошибкою и необдуманными выраженіями, и излагая строго православное ученіе о Сынѣ Божіемъ. Послѣ сего всякія сомнѣнія въ православіи св. Діонисія исчезли, и онъ, напротивъ, еще болѣе прежняго сталъ считаться столпомъ и опорою православія.
[29] Павелъ Самосатскій (по мѣсту рожденія), епископъ Антіохійскій, проповѣдывалъ злую ересь о Св. Троицѣ и главнымъ образомъ — о Сынѣ Божіемъ. По его ученію, въ Божествѣ нѣтъ различія лицъ: Богъ — Слово и Св. Духъ находятся въ Отцѣ такимъ же образомъ, какъ разумъ и духъ въ человѣкѣ. Сына Божія, сшедшаго съ небесъ, онъ не признавалъ и считалъ Іисуса простымъ человѣкомъ, въ которомъ Божество обитало, какъ и въ пророкахъ, только въ большей степени, и который только поэтому и называется Сыномъ Божіимъ. При своихъ еретическихъ воззрѣніяхъ, Павелъ внесъ еще тѣмъ бóльшую смуту и соблазнъ въ Церковь, что отличался порочными наклонностями, проводилъ роскошную жизнь, отмѣнилъ въ своей епархіи древніе церковные напѣвы, пѣснопѣнія въ честь Спасителя замѣнилъ гимнами въ честь самого себя, позволялъ себѣ неприличныя для церковной каѳедры тѣлодвиженія, требуя рукоплесканій и т. п.
[30] Антіохійскій соборъ противъ Павла Самосатскаго собрался въ 264 г. — изъ епископовъ Сиріи, Азіи и Аравіи. На этомъ соборѣ Павелъ, однако, успѣлъ навѣять туманъ на свои еретическія заблужденія и успокоилъ членовъ собора, высказавшись въ примирительномъ духѣ и обѣщая воздержаться отъ всякихъ соблазновъ, но обѣщанія этого не исполнилъ. Поэтому составились въ Антіохіи впослѣдствіи еще два собора (въ 267 и 269 гг.), и на послѣднемъ онъ лишенъ былъ епископства; ученіе его признано ересью, и крещеніе, имъ совершавшееся — недѣйствительнымъ, такъ какъ названія Лицъ Св. Троицы онъ употреблялъ не въ православномъ смыслѣ.
[31] Въ своемъ посланіи, которое не сохранилось до настоящаго времени, св. Діонисій высказалъ, по свидѣтельству церковнаго историка IV вѣка Евсевія Памфила строгій судъ надъ еретическими мнѣніями Павла Самосатскаго и осуждалъ его заблужденіе съ рѣшительною ясностью.
[32] Древность единогласно усвоила св. Діонисію имя Великаго; современникъ его, св. Аѳанасій Александрійскій, называлъ его учителемъ Вселенской Церкви, а Церковь усвоила ему имя священномученника, ибо хотя онъ и не пріялъ мученической кончины за Христа, но всю свою жизнь мужественно и доблестно боролся и трудился за Христа и Его святую Церковь и претерпѣвалъ осужденія, нареканія, опасности, гоненія, странствованія, затрудненія и всякаго рода бѣдствія и злоключенія не менѣе святыхъ мучениковъ. — Сочиненія св. Діонисія имѣли первостепенное значеніе въ исторіи развитія христіанской мысли, по своему вліянію на богослововъ IV вѣка. Діонисій отличался высокою образованностью и коротко знакомъ былъ какъ съ предметами вѣры, такъ и съ предметами учености общей. Предметами его сочиненій, которыя дошли до насъ лишь въ отрывкахъ и притомъ далеко не всѣ, служатъ преимущественно догматы, изъясненіе Св. Писанія и благочиніе церковное, которое онъ старался утверждать не только въ церквахъ Египетскихъ, но и въ Римѣ, въ Арменіи и въ др. мѣстахъ. Кромѣ вышеупомянутыхъ его посланій въ защиту Православія противъ еретическихъ ученій его времени, заслуживаютъ особеннаго вниманія его глубокомысленное догматическое сочиненіе «О природѣ» и т. н. Пасхальныя посланія, писанныя въ силу древняго обычая, по которому на епископѣ Александріи, гдѣ процвѣтала астрономія и математика, лежала обязанность опредѣленія для всей Церкви времени празднованія въ каждомъ году Пасхи; къ извѣстіямъ объ этомъ днѣ Діонисій всегда присоединялъ догматическія и нравоучительныя размышленія о Воскресшемъ Спасителѣ; посланія эти обязательно прочитывались предъ собраніемъ вѣрующихъ въ храмахъ.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга вторая: Мѣсяцъ Октябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1904. — С. 126-138.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0