Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - среда, 13 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Октябрь.
День второй.

Житіе преподобнаго Кассіана Угличскаго [1].

— «Господинъ великій князь! — говорилъ Константинъ, — и отечество свое я оставилъ Господа ради и хочу того, чтó изволитъ Господь Богъ и Пречистая Богородица».

Его душа не лежала къ тлѣнному и скоропреходящему богатству міра сего. И жилъ Константинъ при дворѣ Московскаго государя въ великомъ смиреніи, и кротости, и тихости, и многомъ безмолвіи. Такъ прошло нѣсколько лѣтъ. Князь Константинъ сдружился за это время съ Угличскимъ княземъ Андреемъ, братомъ великаго князя Іоанна Васильевича [6] и воспринималъ у него сына Димитрія [7]. Но тревожная и шумная жизнь при великокняжескомъ дворѣ не по душѣ была благочестивому князю, склонному къ созерцательной жизни инока. Великій князь назначаетъ его поэтому владычнимъ бояриномъ къ Ростовскому архіепископу Іоасафу [8]. Константинъ жилъ по прежнему богобоязненно, въ чистотѣ и цѣломудріи, часто посѣщая храмъ Божій. Въ 1489 году святитель Іоасафъ отказался отъ управленія епархіей и удалился въ Ѳерапонтовъ монастырь, на мѣсто своего постриженія [9]. Князь Константинъ отправился провожать своего епископа, а вмѣстѣ съ тѣмъ посмотрѣть на монастырскіе порядки, о которыхъ слышалъ много хорошаго, и поучиться у здѣшнихъ иноковъ богоугодной жизни. Но Провидѣніе не для одного этого привело сюда богобоязненнаго князя. Въ обители отвели ему келлію и поручили наблюденію благочестиваго іеромонаха Филарета. Не смотря на свой чисто монашескій образъ жизни, Константинъ все еще не рѣшался постричься въ монахи, хотя навѣрное святитель Іоасафъ и уговаривалъ его. И Господу было угодно именно здѣсь, въ обители преподобнаго Ѳерапонта, призвать его къ иночеству. Случилось это такъ. Однажды Константинъ послѣ продолжительнаго всенощного бдѣнія задремалъ въ своей келліи отъ утомленія и видитъ страшный сонъ. Въ ужасѣ онъ просыпается и громко зоветъ своего сожителя:

— «Филаретъ, Филаретъ!»

— «Вотъ я! Что нужно, князь?» — спрашиваетъ его Филаретъ.

Но князь Константинъ былъ въ ужасѣ и не могъ говорить. Филаретъ сообщилъ о случившемся архіепископу Іоасафу и игумену. Архіепископъ велѣлъ привести къ себѣ князя Константина и, сотворивъ надъ нимъ молитву, началъ тихо его спрашивать, что съ нимъ случилось. Князь сначала говорилъ какъ бы пробуждаясь отъ сна, а потомъ оправившись разсказалъ слѣдующее:

— «Видѣлъ я каменную церковь, большую и прекрасную; въ ней было множество монаховъ, а посреди церкви, на престолѣ сидѣлъ преподобный Мартиніанъ, бывшій игуменъ здѣшняго монастыря, съ большимъ жезломъ въ рукѣ [10].

— «Постригись», — говорилъ мнѣ Мартиніанъ.

— «Не постригусь», — отвѣчалъ я ему.

Тогда преподобный опять повторилъ мнѣ:

— «Постригись; если же не пострижешься, я прибью тебя этимъ жезломъ».

Но я не согласился исполнить приказаніе святаго и долго съ нимъ спорилъ. Преподобный поднялъ свой жезлъ и хотѣлъ ударить меня имъ. Отъ страха я закричалъ и проснулся. Душа моя въ смятеніи. Постригите меня въ святый иноческій образъ».

Кончивъ разсказъ, князь упалъ въ ноги архіепископу, потомъ игумену, со слезами и рыданіями молилъ ихъ постричь его. И всѣ дивились такой быстрой перемѣнѣ мыслей у князя Константина. По повелѣнію архіепископа игуменъ постригъ его въ иночество и нарекъ Кассіаномъ. Съ вѣрою и слезами умиленія князь давалъ свои обѣты Богу. Прочитавъ новопостриженному наставленіе о томъ, какъ должно жить иноку, игуменъ передалъ его старцу, упомянутому іеромонаху Филарету и поручилъ ему пещись о душѣ Кассіана.

Филаретъ былъ мужъ весьма благочестивый, исполненный страха Божія и любви, строгій монахъ и постникъ и вся братія взирала на него, какъ на ангела Божія. И Кассіанъ былъ весьма ревностнымъ ученикомъ его. Онъ старался въ точности исполнять заповѣди и наставленія своего премудраго старца, къ которому относился съ полнымъ повиновеніемъ, послушаніемъ и покорностью, какъ добрый воинъ Христовъ, какъ истинный христіанскій подвижникъ. Прежде всѣхъ приходилъ преподобный въ церковь Божію и уходилъ изъ нея послѣднимъ; любилъ безмолвіе, былъ кротокъ и нищелюбивъ; съ охотой и безъ ропота исполнялъ подчасъ тяжелыя монастырскія послушанія, не забывая въ точности совершать и свое келейное правило. Своими подвигами преподобный Кассіанъ скоро превзошелъ всѣхъ въ обители.

Въ это время преподобный Кассіанъ познакомился съ преподобнымъ Ниломъ Сорскимъ, основателемъ скитскаго житія въ Русской землѣ и, вѣроятно, руководился его наставленіями [11]. Оба подвижника были дружны, проводили время вмѣстѣ въ душеспасительныхъ бесѣдахъ и впослѣдствіи переписывались другъ съ другомъ. Сохранились два посланія преподобнаго Нила, писанныя вѣроятно преподобному Кассіану. Въ одномъ посланіи Сорскій подвижникъ разрѣшаетъ вопросъ преподобнаго Кассіана, какъ иноку бороться съ искусительными помыслами о прежней мірской жизни, во второмъ утѣшаетъ преподобнаго въ скорбяхъ, которыя его постигли.

Въ обители преподобнаго Ѳерапонта преподобный Кассіанъ прожилъ не долго [12]. Неизвѣстно, что заставило его покинуть мѣсто своего постриженія, но только съ нѣсколькими иноками преподобный поплылъ сначала по рѣкѣ Шекснѣ, затѣмъ вверхъ по Волгѣ въ княжество своего друга, Угличскаго князя Андрея. Не доѣзжая 23 верстъ до Углича, при впаденіи въ Волгу рѣчки Учмы, преподобный вышелъ на берегъ, можетъ быть только для остановки или ночлега. Но Господу угодно было, чтобы здѣсь преподобный Кассіанъ основалъ обитель. Мѣсто это понравилось подвижнику своею красотою и онъ рѣшилъ поселиться на немъ съ нѣкоторыми изъ своихъ спутниковъ. Сотворивъ молитву, иноки водрузили крестъ, поставили сначала шалашъ для жилья, а потомъ вскорѣ выстроили келлію и начали жить въ пустынѣ, славя Бога день и ночь, сіяя своею святою жизнію и богоугодными подвигами.

Но не могли смиренные пустынники укрыться отъ людей. Слава о святой жизни ихъ прошла по всей Угличской области; услышалъ о нихъ и князь Андрей Васильевичъ. Онъ призвалъ къ себѣ преподобнаго Кассіана и принялъ его съ великою честію. Князь Андрей очень обрадовался, увидѣвъ своего стараго друга, бывшаго князя Константина, а теперь инока Кассіана, и долго съ нимъ бесѣдовалъ. Преподобный просилъ князя позволить ему построить монастырь на берегу рѣки Волги и рѣчки Учмы, въ мѣстности, гдѣ онъ уже поселился. Съ великою радостію исполняетъ князь Угличскій просьбу своего святаго друга, даетъ ему богатую милостыню на первоначальное устройство монастыря, повелѣваетъ принимать въ обитель братію и въ заключеніе говорить:

— «Я долженъ помогать тебѣ, сколько въ силахъ».

Вернулся преподобный Кассіанъ въ пустыню свою и приступилъ къ устройству обители. Прежде всего по благословенію Ростовскаго архіепископа Тихона [13], онъ построилъ храмъ въ честь Успенія Божія Матери, затѣмъ поставилъ трапезу и келліи для братіи.

Стали собираться къ преподобному сподвижники, желавшіе жить съ нимъ и спасаться: одни приходили изъ міра и постригались здѣсь, другіе являлись уже иноками изъ обителей, даже отдаленныхъ. Съ умноженіемъ братіи явилась нужда поставить игумена, но самъ преподобный Кассіанъ отказался отъ этой чести и назывался лишь строителемъ. Игуменомъ поставленъ былъ одинъ изъ братіи. Князь Андрей Угличскій и бояре его очень любили святаго строителя и дѣлали богатыя приношенія въ Учемскую обитель. Князь нерѣдко посѣщалъ преподобнаго Кассіана, молился въ храмѣ обители, отпускалъ средства на ея строеніе, кормилъ братію и давалъ имъ милостыню. Близъ монастыря, въ лѣсу водились разные звѣри: лоси, олени, зубры, медвѣди, волки, лисицы и другіе. Князь Андрей съ боярами часто охотился здѣсь и тогда заходилъ въ пустынную обитель преподобнаго Кассіана и кормилъ братію.

Такъ процвѣтала Учемская обитель. Но вотъ, Господь посылаетъ ей великое испытаніе, которое впрочемъ не уничтожило обители, даже способствовало ея бóльшему процвѣтанію. Одной весной сдѣлался такой сильный разливъ Волги, что вода затопила монастырь преподобнаго Кассіана, потрясла и разрушила деревянныя строенія, многія келліи и монастырскія постройки совсѣмъ снесла. Это бѣдствіе такъ огорчило иноковъ, что они хотѣли разойтись въ разныя стороны. Преподобный утѣшалъ братію и напомнилъ имъ о всемірномъ потопѣ, которымъ Господь наказалъ грѣшный родъ людской, а затѣмъ прибавилъ:

— «И нынѣ, братія возлюбленная, пришла сія вода на насъ за грѣхи и беззаконія наши. Но, наказуя, Господь насъ милуетъ. И никто такъ себя не милуетъ, какъ Богъ насъ милуетъ. И теперь не скорбите: Господь Богъ не оставитъ насъ, собранныхъ во имя Его. Если же мы не будемъ терпѣливы, то за что получимъ награду на небѣ, вѣдь безъ подвига никто не получаетъ вѣнца. Потерпимъ мало здѣсь, да во вѣки возрадуемся. Возложимъ все упованіе свое на Бога и Его Пречистую Матерь, Питательницу нашу и Помощницу».

Утѣшенные такими словами святаго, братія успокоились. Преподобный же Кассіанъ тотчасъ отправляется въ Угличъ къ князю Андрею. Онъ разсказываетъ о своей бѣдѣ, а вмѣстѣ съ тѣмъ и проситъ у князя позволенія перенести монастыръ на другое, болѣе возвышенное мѣсто. Князь Андрей принялъ большое участіе въ горѣ преподобнаго. Немедленно послалъ въ монастырь богатую милостыню, съѣстные припасы для братіи и повелѣлъ сказать имъ:

— «Не скорбите ни о чемъ. Всякую нужду вашу удовлетворю и недостатки исполню, только терпите на мѣстѣ семъ и не уходите; я стану помогать вамъ, насколько въ силахъ».

Дѣйствительно, скоро князь послалъ плотниковъ и многихъ слугъ, которые заново обстроили церковь и весь монастырь, но уже на новомъ, болѣе возвышенномъ и безопасномъ мѣстѣ. Въ то же время благочестивый князь на свои средства построилъ новую, вторую церковь обители въ честь Рождества святаго Предтечи и Крестителя Господня Іоанна. Для обезпеченія на будущее время онъ далъ монастырю земли съ деревнями и починками [14] и право собирать ругу [15] въ пользу церкви и все это закрѣпилъ своими грамотами съ печатями.

Но вскорѣ послѣ того, именно въ 1492 году, преподобный Кассіанъ лишился своего друга и благотворителя, князя Андрея Васильевича. Князя Андрея вызвалъ въ Москву братъ его, великій князь Іоаннъ III, и приказалъ заключить въ темницу и заковать въ цѣпи, какъ измѣнника и крамольника. Заключены были въ темницу въ Переяславлѣ-Залѣсскомъ и малолѣтніе сыновья князя Андрея — Димитрій и Іоаннъ [16].

Послѣ этого святый Кассіанъ прожилъ болѣе 10 лѣтъ, сіяя святою и богоугодною жизнію. Онъ заботился не только о своей душѣ, но и о благѣ ближнихъ своихъ, особенно нуждающихся. Руководясь словами Евангелія, преподобный старался исполнить заповѣди Господни: поилъ, кормилъ алчущихъ и жаждущихъ, одѣвалъ нагихъ, давалъ пріютъ и пропитаніе странникамъ и неимѣющимъ крова. Больнымъ и нищимъ, лежащимъ на улицахъ и торжищахъ, подвижникъ раздавалъ милостыню и утѣшалъ ихъ мужественно терпѣть нищету ради будущихъ воздаяній.

— «Блажени, — говорилъ преподобный, — нищіи не только духомъ, но и житіемъ, яко тѣхъ есть Царствіе небесное» (Матѳ. 5, 3).

Святый Кассіанъ посѣщалъ заключенныхъ въ темницахъ, съ любовью удовлетворялъ ихъ нужды и утѣшалъ душеполезными словами.

Духовнымъ другомъ и собесѣдникомъ преподобнаго Кассіана былъ преподобный Паисій, основатель Угличскаго Покровскаго монастыря [17]. Преподобный Кассіанъ познакомился съ нимъ еще въ міру. Тѣсная дружба связывала обоихъ подвижниковъ и преподобный Паисій очень любилъ и уважалъ Кассіана. Предъ своею кончиною онъ завѣщалъ преподобному Кассіану наблюденіе за Покровскою обителью, а братіи приказалъ слушать и исполнять совѣты и наставленія Учемскаго подвижника.

Послѣ великихъ трудовъ и богоугодныхъ подвиговъ пришло время преподобному переселиться отъ временной жизни къ вѣчной. Предузнавъ свою кончину, онъ призвалъ братію и далъ имъ свое послѣднее наставленіе.

— «Братія моя возлюбленная, — говорилъ умирающій подвижникъ, — приходитъ день моей кончины. Я ухожу отъ васъ къ Богу, Котораго возлюбилъ измлада. Васъ же поручаю Спасителю, Пречистой Его Матери и великому Предтечѣ Іоанну. По отшествіи моемъ, возлюбленные братія моя, имѣйте между собою миръ и любовь. Не опускайте службы Божіей, пойте молебны; на литіяхъ поминайте усопшихъ и синодикъ прочитывайте, ибо кто поминаетъ усопшихъ, тоть и самъ будетъ помянутъ. Страннолюбія не забывайте. Умоляю васъ, питайте нищихъ, сиротамъ помогайте и вдовицъ защищайте отъ обижающихъ ихъ. Крестьянъ своихъ берегите, печалуйтесь за нихъ предъ государемъ и вельможами. Берегите единодушно землю, принадлежащую обители. Игумена своего слушайтесь и повинуйтесь ему о Господѣ, какъ родному отцу своему, потому что, по апостолу, тіи бдятъ о душахъ вашихъ, яко слово воздати хотяще» (Евр. 13, 17).

Преподавъ такое наставленіе братіи, преподобный Кассіанъ причастился Животворящихъ Христовыхъ Таинъ и, благодаря Бога за все, предалъ свою чистую душу Господу 2 октября 1504 года [18].

На погребеніе преподобнаго стеклось множество народа, не только крестьянъ изъ окрестныхъ селъ и деревень, но и изъ города Углича монаховъ, духовенства и горожанъ.

Прошелъ годъ послѣ кончины преподобнаго Кассіана и Господь Богъ прославилъ угодника Своего великими и дивными чудесами, происходившими при его гробѣ. Но чудеса эти начали записываться лишь сь XVII столѣтія.

Благочестивый мужъ Дометіанъ, по прозванію Ширяй и жена его Гликерія, за годъ до разоренія Углича Поляками [19], видѣли много разъ преподобнаго Кассіана ѣздящимъ ночью на бѣломъ конѣ и въ бѣлыхъ ризахъ вокругъ монастыря. Въ правой рукѣ преподобный держалъ множество зажженныхъ свѣчъ, отъ которыхъ весь монастырь и его округа какъ бы сіяли. Свѣтъ былъ такъ великъ, что его можно было видѣть съ противоположнаго берега Волги. Объѣхавъ весь монастырь, преподобный опять возвращался къ тому мѣсту своего упокоенія, причемъ святыя врата обители и церковныя двери сами отверзались предъ чудотворцемъ. Пораженный чуднымъ видѣніемъ, Дометіанъ пришелъ въ монастырь и разсказалъ объ этомъ. Выслушавъ разсказъ, игуменъ и братія прославили Господа, дивнаго во святыхъ Своихъ, даровавшаго имъ такого покровителя.

И дѣйствительно, преподобный не разъ избавлялъ обитель свою отъ разныхъ бѣдствій и несчастій. Послѣ разоренія города Углича Поляками и казаками, многіе жители его искали убѣжища въ Учемской обители. Враги погнались за несчастными и подошли къ обители преподобнаго Кассіана. Они умертвили многихъ монастырскихъ прислужниковъ, а иныхъ связали и хотѣли ограбить монастырь. Одинъ казакъ поѣхалъ на конѣ въ святыя врата обители, не смотря на то, что связанные служки говорили ему, что въ святыя врата не ѣздятъ на коняхъ и даже нѣкоторые товарищи казака отговаривали его отъ этого. Но безумный никого не слушалъ и преподобный Кассіанъ строго наказалъ его за дерзость. Лишь только конь казака переступилъ подворотню, какая-то невѣдомая сила повергла его на землю, вошелъ въ него духъ нечистый и сталъ мучить. Товарищи связали его и отвезли за двѣ версты отъ монастыря, а такъ какъ онъ не переставалъ бѣсноваться, то, боясь гнѣва Божія, отсѣкли ему голову и оставили на томъ мѣстѣ съ конемъ и оружіемъ безъ погребенія. Скоро узнали о происшествіи во всемъ войскѣ и послѣ этого никто изъ враговъ не смѣлъ приблизиться къ монастырю, боясь наказанія отъ Бога.

Преподобный охранялъ свою обитель отъ воровъ и грабителей. Такъ онъ наказалъ и обратилъ на путь добра одного извѣстнаго вора и грабителя, слугу боярина Мстиславскаго, котораго звали Захарія Рудакъ. Этотъ Захарія ограбилъ иноковъ, пришедшихъ по монастырскимъ надобностямъ въ село Мышкино [20]: онъ отнялъ у иноковъ коней и все, что они закупили, и отпустилъ ни съ чѣмъ. Не удовлетворившись этимъ, Захарія отправился въ одну монастырскую вотчину къ богатому крестьянину Василію Лукьянову, зная, что у него много денегъ и лошадей. Пріѣхавъ туда ночью съ слугами, Рудакъ сталъ спрашивать хозяина, который въ это время былъ на гумнѣ и готовилъ кормъ для скота. Догадавшись, кто къ нему пріѣхалъ, и предчувствуя, что Рудакъ явился въ ночное время не для добраго дѣла, крестьянинъ поспѣшно скрылся въ лѣсу. Прождавъ много времени, Захарія наконецъ понялъ, что Василій скрылся отъ него, но не хотѣлъ уходить, ничего не получивъ, и рѣшилъ дождаться его возвращенія. Онъ велѣлъ подать себѣ ужинъ и сталъ ѣсть и пить. Но Господь, по молитвамъ преподобнаго Кассіана, чуднымъ образомъ вразумилъ нечестивца. Какъ только Захарія выпилъ первую чашу, имъ овладѣла такая слабость, что онъ не могъ шевельнуть ни руками, ни ногами и глаза его стали плохо видѣть. Такое состояніе продолжалось и слѣдующую ночь и день, пока несчастный не понялъ, что это преподобный Кассіанъ наказываетъ его за ограбленіе иноковъ и монастырскаго крестьянина. Онъ приказалъ тогда слугамъ своимъ отвезти себя въ монастырь и просить игумена помолиться о немъ Пречистой Богородицѣ и преподобному Кассіану. Когда игуменъ отслужилъ молебенъ и окропилъ больного святой водой, то, благословивъ, приказалъ нести его къ мощамъ угодника Божія. Со слезами раскаянія молился наказанный грабитель Пресвятой Богородицѣ и преподобному Кассіану и открыто исповѣдывалъ свой грѣхъ предъ игуменомъ и братіей, прося у нихъ прощенія и святыхъ молитвъ; далъ обѣщаніе не творить болѣе обидъ монастырю, напротивъ, оберегать обитель и ея вотчины отъ злыхъ людей и возвратить назадъ все, что раньше взялъ. Игуменъ и братія много дивились такой скорой перемѣнѣ Захаріи, Господь же, видя чистосердечное раскаяніе и исправленіе заблудшаго, простилъ согрѣшеніе его и тотчасъ исцѣлилъ такъ, какъ будто онъ никогда и не хворалъ. Благодарный за свое исцѣленіе и исправленіе, Захарія сталъ часто приходить молиться въ обитель преподобнаго Кассіана, приносилъ съ собою богатую милостыню братіи, а передъ смертію онъ завѣщалъ отдать монастырю коня своего съ сѣдломъ, много домашней утвари и похоронить себя въ обители преподобнаго.

Похожій случай произошелъ съ монастырскимъ поваромъ Вавилой, прозваніемъ Молодой, который тайно отъ игумена кралъ хлѣбъ и съѣстные припасы и носилъ ихъ къ себѣ домой. Преподобный наказалъ его за это горячкой. Вмѣсто того, чтобы раскаяться въ своемъ грѣхѣ и просить прощенія у преподобнаго Кассіана и игумена съ братіей, больной сталъ лѣчиться у разныхъ врачей, но ни одинъ изъ нихъ не могъ оказать ему помощи. И вотъ однажды ночью онъ видитъ чудный сонъ: явился къ нему преподобный Кассіанъ и говоритъ:

— «Вавила! перестань красть монастырскій хлѣбъ и припасы и носить ихъ изъ монастыря въ свой домъ; покайся въ своемъ грѣхѣ отцу духовному и получишь исцѣленіе».

Проснувшись, Вавила тотчасъ же пошелъ къ духовному отцу, исповѣдалъ ему грѣхъ свой, обѣщая больше не красть, причастился Святыхъ Таинъ и тотчасъ былъ исцѣленъ отъ своей болѣзни, молитвами преподобнаго отца нашего Кассіана.

Богатый помѣщичій крестьянинъ деревни Настасьиной Косма, прозванный Богданъ, безъ благословенія игумена рубилъ монастырскій лѣсъ для своихъ надобностей, не боясь Бога и преподобнаго Кассіана. Сосѣди говорили ему, чтобы онъ не бралъ насильно лѣсъ, но спросилъ бы у игумена позволенія, пока Господь не наказалъ его за это. Косма же, надѣясь на своего знатнаго господина и свое богатство, съ гордостію и смѣхомъ отвѣчалъ имъ:

— «Мнѣ ли велите бить имъ челомъ и благословенія просить у нихъ. Я не такимъ не повиновался, а у этихъ и безъ спроса возьму и никто мнѣ ничего не сдѣлаетъ».

Но чрезъ нѣсколько времени у Космы сгорѣлъ овинъ, построенный изъ монастырскаго лѣса. Народъ объяснилъ пожаръ тѣмъ, что овинъ построенъ изъ краденаго лѣса и совѣтовалъ Космѣ спросить благословенія у игумена. Онъ же не слушалъ добрыхъ совѣтовъ и поставилъ новый овинъ изъ монастырскаго лѣса. Но и этотъ овинъ немедленно сгорѣлъ, какъ только начали сушить въ немъ хлѣбъ, при чемъ огонь едва не уничтожилъ весь хлѣбъ Космы, стоявшій на гумнѣ. Теперь ужъ и домашніе говорили ему:

— «Правду говорятъ намъ люди: наши овины горятъ отъ того, что они построены изъ неблагословеннаго лѣса. Пойди, благословись у игумена».

Но Косма не послушалъ и домашнихъ: построилъ третій овинъ изъ чужого лѣса и насадилъ его хлѣбомъ. Но и третій овинъ загорѣлся и огонь былъ такъ великъ, что чуть не сгорѣла вся деревня. Прибѣжали на пожаръ крестьяне изъ сосѣднихъ деревень и всѣ говорили Космѣ, чтобы онъ шелъ въ монастырь и просилъ прощенія у Пресвятой Богородицы и преподобнаго Кассіана, взялъ благословеніе у игумена на рубку лѣса. Тогда только онъ образумился и поспѣшилъ въ Учемскую обитель. Здѣсь, горячо раскаявшись въ своемъ согрѣшеніи, онъ просилъ игумена помолиться за него угоднику Божію. Игуменъ отслужилъ молебенъ и Косма со слезами просилъ преподобнаго простить ему грѣхъ. Онъ сдѣлалъ богатое приношеніе въ церковь и обѣщалъ никогда не наносить обиды монастырю. Игуменъ далъ ему краткое наставленіе и отпустилъ съ миромъ. И съ тѣхъ поръ, благодарный за свое чудесное вразумленіе, Косма часто приходилъ помолиться въ обитель, принося всякій разъ богатую милостыню братіи.

Однажды преподобный чудеснымъ образомъ напиталъ рыбой иноковъ своей обители. Это случилось предъ свѣтлымъ Христовымъ Воскресеніемъ, когда Волга только что вскрылась и нельзя было переправиться на тотъ берегъ, въ село Мышкино, чтобы купить рыбы на свѣтлый праздникъ. Братія были огорчены этимъ, но преподобный Кассіанъ утѣшилъ ихъ. По указанію странствующаго инока нашли на берегу монастырскаго пруда двухъ большихъ рыбъ, которыхъ и достало имъ на всю свѣтлую седмицу.

Иконописецъ священникъ Симеонъ далъ обѣщаніе написать образъ преподобнаго Кассіана въ надеждѣ, что Господь пошлетъ ему за это мирную кончину. Боясь ошибиться въ изображеніи угодника Божія, Симеонъ колебался. Онъ досталъ въ Учемской обители небольшое изображеніе преподобнаго, но не былъ увѣренъ, правильно ли оно, и потому все еще не рѣшался писать. И вотъ одною ночью, думая о томъ, какъ ему писать икону, Симеонъ увидѣлъ множество нечистыхъ духовъ. Въ ужасѣ и трепетѣ онъ призвалъ на помощь преподобнаго Кассіана и злые духи исчезли. Священникъ услышалъ громкій голосъ, — какъ будто кто-то стоялъ у постели и говорилъ:

— «Пиши образъ мой безъ колебанія, пиши такъ же, какъ написанъ благовѣрный князь Романъ Угличскій [21], только бороду сдѣлай длиннѣе, чѣмъ у князя».

Явилась доска, которую священникъ приготовилъ для образа преподобнаго и на ней онъ ясно увидѣлъ уже написанное изображеніе святаго Кассіана: волосы длинные, борода длиннѣе, чѣмъ у князя Романа, русая, сѣдины чуть замѣтны; подвижникъ изображенъ въ княжескихъ ризахъ. Священникъ проснулся, весьма обрадованный тѣмъ, что преподобный Кассіанъ показалъ ему, какъ писать его образъ, и тотчасъ приступилъ къ работѣ. Онъ написалъ преподобнаго въ схимѣ. На слѣдующую же ночь слышитъ онъ чудный голосъ во снѣ, который сказалъ ему:

— «Исправь браду, въ чемъ ты неправильно написалъ».

И тотчасъ явился у постели образъ преподобнаго Кассіана; подвижникъ былъ написанъ въ схимѣ, какъ изобразилъ его Симеонъ, борода была до персей, русая, какъ бы обложенная серебромъ, сѣдины ея были чуть замѣтны. Вставъ отъ сна, священникъ поправилъ икону. Такъ преподобный чудеснымъ образомъ помогъ написать свою икону, которую священникъ и отправилъ въ его обитель, разсказавъ игумену и братіи о чудныхъ явленіяхъ преподобнаго. Затѣмъ Симеонъ заболѣлъ и хворалъ два года, пока не записалъ разсказаннаго чуда [22].

Страдающіе разными болѣзнями часто прибѣгали къ преподобному Кассіану за помощію и, по вѣрѣ своей, получали исцѣленіе.

Такъ, по молитвамъ преподобнаго Кассіана, былъ исцѣленъ отъ зубной болѣзни игуменъ Филаретъ [23], который долго и напрасно лѣчился у разныхъ врачей.

Другой игуменъ — Гермогенъ [24] былъ дважды исцѣленъ преподобнымъ Кассіаномъ. На ногахъ у него появились гнойныя язвы, которыя съ теченіемъ времени все болѣе и болѣе умножались; образовалось слишкомъ 40 ранъ; стали гнить голени. Болѣзнь игумена продолжалась уже двадцать лѣтъ. Напрасно лѣчился онъ у многихъ врачей, призывая ихъ издалека, тратя на нихъ деньги: болѣзнь только усиливалась. Но вотъ разъ усердно помолился игуменъ преподобному Кассіану о своихъ грѣхахъ и о своей болѣзни, взялъ песку отъ гроба преподобнаго; пришедши въ келлію свою, посыпалъ этимъ пескомъ свои раны и легъ спать. Вставъ утромъ отъ сна, онъ увидѣлъ, что болѣзнь прошла, язвы исцѣлѣли и обѣ ноги сдѣлались здоровы.

Прошло нѣсколько времени. Игуменъ Гермогенъ заболѣлъ глазами, но, позабывъ о своемъ первомъ исцѣленіи оть тяжкой болѣзни молитвами преподобнаго Кассіана, снова сталъ лѣчиться у разныхъ лѣкарей, и опять безъ пользы: болѣзнь усиливалась и игуменъ даже ослѣпъ на одинъ глазъ. Великая скорбь и печаль овладѣла Гермогеномъ, и тогда, вспомнивъ о своемъ первомъ исцѣленіи, по молитвамъ преподобнаго Кассіана, онъ рѣшилъ обратиться къ нему за помощію. Съ великою вѣрою и умиленіемъ пришелъ игуменъ въ церковь, слезно молился преподобному, прося у него исцѣленія. Затѣмъ взялъ земли оть гроба преподобнаго; придя въ келлію, всыпалъ землю въ сосудъ съ водою и, умывшись этою водою, исцѣлился отъ глазной болѣзни.

Не одинъ разъ преподобный Кассіанъ исцѣлялъ больныхъ бѣснованіемъ.

Крестьянка Марія, изъ деревни близкой къ Учемской обители, была одержима бѣсомъ и часто приходила въ изступленіе. Въ припадкѣ она никого не узнавала, на всѣхъ бросалась и била. Напрасно мужъ Маріи обращался ко многимъ врачамъ, — они не оказали ей помощи. Такъ прошло полгода. Однажды больная немного пришла въ себя и вотъ она слышитъ колокольный звонъ въ обители преподобнаго Кассіана, хотя на самомъ дѣлѣ благовѣста въ это время тамъ не было. Марія сказала объ этомъ своимъ домашнимъ. Тѣ начали звать больную въ монастырь, вѣря, что этимъ благовѣстомъ преподобный Кассіанъ зоветъ ее къ себѣ. Марія согласилась, но лишь только они переѣхали Волгу, какъ духъ лукавый сталъ снова мучить ее и не давалъ идти. Съ великимъ трудомъ привели бѣсноватую въ храмъ, отслужили водосвятный молебенъ преподобному и, окропивъ святою водою, приложили ко гробу чудотворца. На больную тотчасъ напалъ глубокій сонъ; сонную привели ее домой, и, проспавши цѣлыя сутки, Марія встала здоровою, какъ будто и не хворала.

Подобное чудо совершилось при гробѣ преподобнаго Кассіана надъ юношей Григоріемъ, единственнымъ сыномъ одного крестьянина изъ села Клементьева [25]. Этотъ юноша, одержимый бѣсомъ, бѣгалъ по лѣсамъ, бросался въ воду. Родители, глубоко скорбя о болѣзни сына, безуспѣшно лѣчили его. Потомъ стали они ходить по монастырямъ, моля Бога и святыхъ Его угодниковъ объ исцѣленіи сына. Услышавъ, что въ обители преподобнаго Кассіана совершаются исцѣленія, они пришли сюда и усердно молились. Затѣмъ попросили игумена оставить сына ихъ на нѣкоторое время въ монастырѣ. Игуменъ позволилъ и передалъ Григорія подъ надзоръ пономаря. Прошла недѣля. Юношу каждый день приводили въ церковь и однажды, во время Божественной литургіи, онъ получилъ совершенное исцѣленіе: бѣсъ оставилъ его. Съ радостію великою пошелъ Григорій во-свояси, славя и благодаря Бога и угодника Его, преподобнаго Кассіана.

Много и еще дивныхъ чудесъ совершилъ и совершаетъ до нынѣ преподобный для всѣхъ съ вѣрою притекающихъ ко гробу его.

Святыя мощи преподобнаго Кассіана почиваютъ подъ спудомъ въ храмѣ упраздненнаго Учемскаго монастыря. Онѣ свидѣтельствованы въ 1629 году Ростовскимъ митрополитомъ Варлаамомъ [26]. Тогда же составлена была служба преподобному Кассіану и установлено обще-церковное празднованіе. Память его празднуется дважды, — въ день кончины 2 октября и 21 мая, въ день его тезоименитства [27].

Примѣчанія:
[1] Древнее житіе преподобнаго Кассіана написано около половины XVI cтолѣтія вѣроятно Порфиріемъ, ранѣе бывшимъ игуменомъ Учемскаго монастыря. Существуетъ также особое сказаніе о кончинѣ преподобнаго и о причтеніи его къ лику святыхъ.
[2] Въ древнемъ житіи сказано, что преподобный Кассіанъ родомъ изъ Италіи, изъ града Мореи, «сродство же и отчество княженія» его — градъ Макнува (Мавнука, Манкува). Такого города нѣтъ ни въ Мореѣ (на Балканскомъ полуостровѣ), ни въ Италіи. Вѣроятно подъ этимъ именемъ разумѣется городъ Мангупъ (иначе Ѳеодори), главный городъ готскихъ владѣній въ Крыму, завоеванный Турками въ 1475 г. Въ настоящее время на мѣстѣ этого города развалины въ Симферопольскомъ уѣздѣ Таврической губерніи, въ 51 верстѣ отъ Симферополя. Князья Мангупскіе происходили изъ царствовавшаго въ Константинополѣ рода Палеологовъ.
[3] Въ одномъ древнемъ извѣстіи, относящемъ кончину преп. Кассіана къ 1508 г., говорится, что онъ прожилъ всего 77 лѣтъ. Отсюда выходитъ, что преподобный родился въ 1431 г.
[4] Это высказывается предположительно. Другіе изслѣдователи полагаютъ, что князь Константинъ родился въ Мореѣ, а не въ Крыму. Третьи думаютъ, что въ Москву онъ выѣхалъ прямо изъ Мангупа по завоеваніи его Турками, а не прибылъ изъ Рима въ свитѣ княжны Софіи Ѳоминичны (о чемъ ниже). Но оба эти мнѣнія, расходясь съ прямымъ показаніемъ древняго житія, не имѣютъ достаточныхъ основаній.
[5] Іоаннъ III Васильевичъ княжилъ съ 1462 г. по 1505 г.
[6] Андрей Васильевичъ старшій по прозванію Горяй, князь Угличскій, сынъ великаго князя Василія Васильевича Темнаго, родился въ 1446 г. Въ 1492 г. лишенъ удѣла и скончался узникомъ въ Москвѣ въ 1494 г. — Угличъ — уѣздный городъ Ярославской губ.
[7] Рожденіе Димитрія Андреевича относится къ 1477 г. или 1478 г. По житію преп. Паисія Угличскаго, крестнымъ отцемъ кн. Димитрія и брата его Іоанна (о которыхъ см. ниже, прим. 16-е) былъ преп. Паисій.
[8] Архіепископъ Іоасафъ (въ мірѣ князь Оболенскій), постриженникъ Ѳерапонтова монастыря, управлялъ Ростовской епархіей съ 1481 г. по 1489 г. Скончался въ 1514 г. — Владычны бояре — свѣтскіе архіерейскіе чиновники, завѣдывавшіе главнымъ образомъ судебными дѣлами въ епархіи.
[9] Ѳерапонтовъ монастырь въ Кирилловскомъ уѣздѣ Новгородской губерніи, въ 16 верстахъ отъ города Кириллова. Основанъ въ концѣ XIV вѣка преподобнымъ Ѳерапонтомъ, память котораго 27 мая.
[10] Преподобный Мартиніанъ, преемникъ преп. Ѳерапонта по игуменству въ обители, скончался въ 1483 г. Память его 12 января и 7 октября.
[11] Память преподобнаго Нила Сорскаго 7 мая.
[12] Въ Ѳерапонтовъ монастырь преподобный Кассіанъ прибылъ въ 1489 г., а монастырь свой основалъ еще при князѣ Угличскомъ Андреѣ Васильевичѣ, значитъ, не позднѣе 1492 г. Несомнѣнно, подвижникъ оставилъ Ѳерапонтову обитель ранѣе названнаго года (въ 1491 г. или 1490 г.), потому что онъ не только основалъ, но и успѣлъ перестроить на другомъ мѣстѣ свою обитель при кн. Андреѣ, — до 1492 г.
[13] Архіепископъ Тихонъ управлялъ Ростовской епархіей съ 1489 г. по 1503 г.
[14] Починокъ значитъ — выселокъ, новоселокъ.
[15] Руга значитъ — жалованье, плата, жалованье на содержаніе церковнаго причта.
[16] Изъ Переяславля они были переведены на Бѣлоозеро, оттуда послѣ смерти отца (1494 г.), въ Вологду, въ Спасо-Прилуцкій монастырь. Князь Іоаннъ Андреевичъ скончался въ оковахъ инокомъ Игнатіемъ въ 1523 г. въ Спасо-Прилуцкомъ монастырѣ. Мѣстно онъ чтится святымъ (память его 19 мая); Димитрій пережилъ брата. Въ 1540 г. съ него сняли оковы. Когда скончался Димитрій, неизвѣстно. Погребенъ въ Спасо-Прилуцкомъ монастырѣ, въ ногахъ у преподобнаго Игнатія.
[17] Память преподобнаго Паисія 6 іюня и 8 января. Скончался онъ въ 1504 г. 6 іюня. — Покровскій монастырь находится въ 3-хъ верстахъ отъ Углича къ юго-западу, на противоположномъ (лѣвомъ) берегу рѣки Волги.
[18] Этотъ годъ и день указаны въ древнемъ житіи. По сказанію о кончинѣ, преп. Кассіанъ скончался 4 октября 1508 г., проживъ всего отъ рожденія 77 лѣтъ, въ своей обители 32 года. Но послѣднее невѣрно. — Въ сказаніи о кончинѣ преподобнаго говорится, что предъ смертію онъ избралъ игуменомъ ученика своего Иларіона. — Монастырь преподобнаго Кассіана существовалъ около 280 лѣтъ. Съ 1764 г. онъ закрытъ и на его мѣстѣ теперь село Кассіанова Пустынь съ двумя приходскими церквами, — въ честь Успенія Пресвятыя Богородицы и рождества св. Іоанна Предтечи.
[19] Поляки овладѣли Угличемъ въ 1610 г., слѣдовательно чудо, здѣсь описанное, произошло въ 1609 г. Князь Скопинъ-Шуйскій освободилъ Угличъ отъ поляковъ, но въ 1611 г. они снова овладѣли городомъ и звѣрски расправились съ жителями. Угличемъ Поляки владѣли до 1618 г.
[20] Нынѣ Мышкинъ, уѣздный городъ Ярославской губерніи, отстоящій въ 10-ти верстахъ отъ Учемскаго монастыря.
[21] Память благовѣрнаго князя Романа 3 февраля.
[22] Образъ преподобнаго Кассіана написанъ въ 1659 г.
[23] Когда управлялъ обителью, неизвѣстно; вѣроятно около половины XVII вѣка.
[24] Время управленія его также неизвѣстно.
[25] Село Клементьево, бывшее ранѣе вотчиной Троицкой Сергіевой Лавры, въ настоящее время составляетъ часть Сергіева посада, Московской губ.
[26] Управлялъ Ростовской епархіей сь 1619 г. по 1652 г.
[27] Праздновалась еще и 4 октября.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга дополнительная, первая: Мѣсяцы Сентябрь-Декабрь. — М.: Синодальная Типографія, 1908. — С. 182-197.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0