Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 22 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Ноябрь.
День тридцатый.

Подвиги и страданія святаго апостола Андрея Первозваннаго.

— «Вѣрьте мнѣ, что на этихъ горахъ возсіяетъ благодать Божія; великій городъ будетъ здѣсь, и Господь воздвигнетъ тамъ много церквей и просвѣтитъ святымъ крещеніемъ всю Россійскую землю».

Взойдя на горы, святый благословилъ ихъ и водрузилъ крестъ, предвозвѣщая принятіе народомъ, обитавшимъ здѣсь, вѣры отъ своей Апостольской каѳедры, основанной въ Византіи [34]. Пройдя и выше лежавшіе россійскіе города, — гдѣ расположенъ нынѣ великій Новгородъ [35], — посѣтивъ еще и Римъ [36], онъ возвратился въ греческую страну Эпиръ [37], и снова пришелъ во Ѳракію, утверждая христіанъ и поставляя имъ епископовъ и наставниковъ. Пройдя многія страны, онъ достигъ Пелопонеса [38] и, войдя въ Ахайскій городъ, по имени Патры [39], остановился у одного почетнаго мужа, по имени Сосія; онъ возставилъ его съ одра болѣзни и послѣ того обратилъ ко Христу весь этотъ городъ Патры. Въ то же время увѣровала во Христа и жена мѣстнаго правителя Егеата Антипата, по имени Максимилла, освободившись отъ тяжелыхъ оковъ недуга и получивъ скорое исцѣленіе. И мудрый Стратоклій, братъ Антипатовъ и многіе иные, одержимые различными недугами, выздоровѣли чрезъ возложеніе рукъ Апостола. Тогда Егеатъ Антипатъ пришелъ въ бѣшенство, и, схвативъ святаго Апостола, пригвоздилъ его ко кресту, о чемъ пресвитеры и діаконы Ахайской страны написали такъ:

— «Мы, всѣ пресвитеры и діаконы церквей Ахаіи, пишемъ о страданіи святаго Апостола Андрея, которое видѣли своими очами, всѣмъ церквамъ, — которыя находятся на востокѣ и на западѣ, на югѣ и на сѣверѣ. Миръ вамъ и всѣмъ вѣрующимъ во Единаго Бога, въ Троицѣ совершеннаго, истиннаго Отца нерожденнаго, истиннаго Сына рожденнаго, истиннаго Духа Святаго, исходящаго отъ Отца и почившаго на Сынѣ; этой вѣрѣ мы научились отъ святаго Андрея, Апостола Іисуса Христа, страданіе котораго, непосредственно нами видѣнное, мы и описываемъ».

«Егеатъ Антипатъ, придя въ городъ Патры, началъ принуждать вѣрующихъ во Христа приносить жертвы идоламъ. Святый Андрей, зайдя ему на пути впередъ, сказалъ:

— «Тебѣ, судьѣ людей, слѣдовало бы познать своего Судію, сущаго на небесахъ, и, познавъ, поклониться Ему, поклонившись же истинному Богу, слѣдовало бы отвращаться отъ ложныхъ боговъ».

Егеатъ сказалъ ему:

— «Ты ли тотъ самый Андрей, который разрушаетъ храмы боговъ и склоняетъ людей къ той появившейся недавно волшебной вѣрѣ, которую римскіе цари повелѣли истребить?»

Святый Апостолъ Андрей отвѣчалъ:

— «Римскіе цари не познали того, что Сынъ Божій, снизойдя на землю ради спасенія рода человѣческаго, съ ясностію показалъ, что эти идолы не только не боги, но — нечистые бѣсы, враждебные человѣческому роду, которые научаютъ людей прогнѣвлять Бога и отвращать Его отъ себя, чтобы Онъ не слышалъ ихъ. Когда же Богъ, прогнѣвавшись, отвратится отъ людей, тогда бѣсы плѣняютъ ихъ въ порабощеніе себѣ и до тѣхъ поръ обольщаютъ ихъ, пока души ихъ не выйдутъ изъ тѣла обнаженными [40], не имѣя съ собою ничего другого, кромѣ грѣховъ своихъ».

Егеатъ сказалъ:

— «Когда вашъ Іисусъ проповѣдывалъ эти бабьи и пустыя слова, Іудеи пригвоздили Его ко кресту».

Андрей отвѣчалъ:

— «О, если бы ты захотѣлъ познать таинство креста: какъ Создатель человѣческаго рода, по Своей любви къ намъ, добровольно претерпѣлъ страданія на крестѣ, потому что Онъ и о времени Своихъ страданій зналъ, и о тридневномъ Своемъ воскресеніи пророчествовалъ и, сидя съ нами на послѣдней вечери, возвѣстилъ о Своемъ предателѣ, говоря о будущемъ, какъ о прошедшемъ, и добровольно пошелъ на то мѣсто, на которомъ имѣлъ быть преданъ въ руки Іудеевъ».

— «Удивляюсь тебѣ, — возразилъ Егеатъ, — что ты, будучи человѣкомъ мудрымъ, послѣдуешь за Тѣмъ, Кого исповѣдуешь распятымъ на крестѣ — все равно какимъ образомъ: добровольно или невольно» [41].

Апостолъ отвѣчалъ:

— «Велико таинство креста, — и если ты хочешь слышать, я скажу тебѣ».

— «Это — не таинство, но казнь злодѣевъ», — возразилъ Егеатъ.

Святый Андрей отвѣчалъ:

— «Эта казнь — тайна человѣческаго обновленія, только благоволи терпѣливо выслушать меня».

— «Выслушаю тебя терпѣливо, — сказалъ судья, — но если ты не сдѣлаешь того, что я приказываю, то понесешь на себѣ ту же тайну креста» [42].

Апостолъ на это отвѣчалъ:

— «Если бы я боялся крестной казни, то никогда не славилъ бы креста».

Егеатъ сказалъ:

— «Какъ ты хвалишь крестъ по безумію своему, такъ не боишься смерти — по дерзости».

Апостолъ отвѣчалъ:

— «Не боюсь смерти не по дерзости, но по вѣрѣ, ибо честна смерть преподобныхъ [43], для грѣшниковъ же смерть люта. Я хочу, чтобы ты выслушалъ, что я скажу о тайнѣ креста, и, познавъ истину, увѣровалъ; увѣровавъ же, обрѣлъ свою душу» [44].

Егеатъ сказалъ:

— «Обрѣтаютъ [45] то, что погибло [46]. Неужели моя душа погибла, что ты велишь обрѣсти ее вѣрою, не знаю — какою?»

Святый Андрей отвѣчалъ:

— «Это — то, чему ты могъ бы научиться отъ меня; я покажу тебѣ, въ чемъ погибель человѣческихъ душъ, чтобы ты могъ познать спасеніе ихъ, совершившееся чрезъ крестъ. Первый человѣкъ ввелъ смерть чрезъ древо преступленія [47], и нужно было для человѣческаго рода, чтобы смерть была уничтожена чрезъ древо страданія [48]. И какъ первый человѣкъ, введшій чрезъ древо преступленія смерть, былъ созданъ изъ чистой земли, такъ надлежало, чтобы отъ чистой Дѣвы родился Христосъ, совершенный человѣкъ, Который есть вмѣстѣ и Сынъ Божій, создавшій перваго человѣка, — дабы Онъ возвратилъ вновь вѣчную жизнь, потерянную всѣми людьми: и какъ первый человѣкъ согрѣшилъ, простерши къ древу познанія добра и зла руки, такъ для спасенія людей надлежало, чтобы Сынъ Божій простеръ на крестѣ Свои руки за невоздержаніе человѣческихъ рукъ и за сладкую пищу отъ запрещеннаго древа вкусилъ горькой желчи» [49].

Егеатъ сказалъ на это:

— «Говори эти рѣчи тѣмъ, которые станутъ слушать тебя. Если же ты не послушаешься моего повелѣнія, и если не захочешь принести жертвы богамъ, то, избивъ палками, я распну тебя на крестѣ, который ты прославляешь».

Андрей отвѣчалъ:

— «Я каждый день приношу Единому, Истинному и Всесильному Богу не дымъ кадила, не мясо воловъ, не кровь козловъ, но непорочнаго Агнца, принесеннаго въ жертву на алтарѣ крестномъ [50]. Всѣ вѣрующіе люди причащаются Его пречистаго тѣла и вкушаютъ кровь Его, однако Сей Агнецъ пребываетъ цѣлымъ и живымъ, хотя и истинно закалается; истинно вкушаютъ всѣ Его плоть и пьютъ Его кровь, — однако, какъ говорю, Онъ всегда пребываетъ цѣлымъ, непорочнымъ и живымъ».

Егеатъ сказалъ:

— «Какъ это можетъ быть?»

Андрей отвѣчалъ:

— «Если хочешь узнать, будь ученикомъ, — чтобы научиться тому, о чемъ спрашиваешь».

Егеатъ сказалъ:

— «Я выпытаю у тебя это ученіе муками».

Апостолъ отвѣчалъ:

— «Удивляюсь я тому, что ты, будучи человѣкомъ мудрымъ, говоришь — какъ безсмысленный, ибо можешь ли узнать отъ меня тайны Божіи, испытывая чрезъ мученія? Ты слышалъ о таинствѣ креста, слышалъ и о таинствѣ жертвы. Если увѣруешь, что Христосъ, Сынъ Божій, распятый Іудеями, есть истинный Богъ, то я раскрою тебѣ, какъ Онъ, будучи умерщвленъ, живетъ, и какъ будучи принесенъ въ жертву и вкушаемъ, пребываетъ цѣлымъ во Царствіи Своемъ».

Егеатъ сказалъ:

— «Если Онъ умерщвленъ и, какъ ты говоришь, употребленъ людьми въ пищу, то — какъ же Онъ можетъ быть живымъ и цѣлымъ?»

— «Если будешь вѣровать всѣмъ своимъ сердцемъ, — отвѣчалъ Апостолъ, — то можешь уразумѣть сію тайну; если же не увѣруешь, то никогда не постигнешь сей тайны».

Тогда Егеатъ, разгнѣвавшись, повелѣлъ бросить Апостола въ темницу.

Когда святый былъ ввергнутъ въ темницу, къ нему собралось изъ всей той страны много народу, который хотѣлъ убить Егеата, Андрея же освободить изъ темницы. Но святый Апостолъ удержалъ ихъ, вразумляя и говоря:

— «Не превращайте мира Господа нашего Іисуса Христа въ діавольскій мятежъ; ибо Господь нашъ, будучи преданъ на смерть, показалъ всякое терпѣніе, не прекословилъ, не вопіялъ, и не было слышно на улицахъ гласа Его; посему и вы молчите и будьте спокойны. Не только не дѣлайте препятствій моему мученичеству, но сами, какъ добрые подвижники и воины Христовы, приготовляйтесь къ тому, чтобы терпѣливо понести на своемъ тѣлѣ всевозможныя истязанія и раны. Если и нужно бояться мукъ, то — только такихъ, которыя не имѣютъ конца [51], устрашенія же и угрозы человѣческія подобны дыму, — явившись, они внезапно исчезаютъ. И если бояться страданій, то надлежитъ бояться — тѣхъ, которыя начинаются съ тѣмъ, чтобы никогда не имѣть конца [52]. Временныя же страданія, если они незначительны, переносятся легко; если же они велики, то скоро, удаливъ изъ тѣла душу, сами окончатся. Но люты тѣ страданія, которыя вѣчны. Посему будьте готовы къ тому, чтобы чрезъ временныя скорби перейти къ вѣчной радости, гдѣ будете веселиться, всегда процвѣтать и всегда царствовать со Христомъ».

Поучая такъ людей, святый Андрей провелъ всю ночь. Поутру Егеатъ Антипатъ сѣлъ на судилищѣ; пославъ, онъ призвалъ къ себѣ святаго Андрея и сказалъ ему:

— «Рѣшился ли ты оставить безуміе и не проповѣдывать Христа, чтобы могъ веселиться съ нами въ сей жизни, ибо великое безуміе въ томъ, чтобы добровольно идти на мученія и огонь?»

Святый отвѣчалъ:

— «Веселиться съ тобой я буду въ состояніи, когда ты увѣруешь во Христа и отвергнешь идоловъ, ибо Христосъ послалъ меня въ эту страну, въ которой я немало пріобрѣлъ Ему людей».

Егеатъ сказалъ:

— «Я принуждаю тебя къ жертвамъ для того, чтобы обольщенные тобою оставили суету твоего ученія и принесли угодныя богамъ жертвы, ибо нѣтъ города въ Ахаіи, въ которомъ бы не опустѣли храмы боговъ; посему теперь нужно, чтобы чрезъ тебя честь ихъ была возстановлена, — чтобы тѣ, которые тобою прогнѣваны, тобою же были умолены, чтобы и самому тебѣ пребыть съ нами въ дружеской любви. Если же — нѣтъ, то за безчестіе ихъ ты примешь различныя мученія и будешь повѣшенъ на крестѣ, который ты прославляешь».

Святый Андрей отвѣчалъ на это:

— «Слушай, сынъ смерти, обреченный на вѣчныя муки, послушай меня, слугу Господня и апостола Іисуса Христа! До сихъ поръ я бесѣдовалъ съ тобой кротко, желая научить тебя святой вѣрѣ, чтобы ты, какъ имѣющій разумъ, позналъ истину и, отвергши идоловъ, поклонился живущему на небесахъ Богу. Но такъ какъ ты пребываешь въ своемъ безстыдствѣ и думаешь, что я боюсь твоихъ мученій, то изобрѣти противъ меня мученія самыя тяжкія, какія знаешь, ибо тѣмъ угоднѣе я буду Царю моему, чѣмъ болѣе тяжкія претерплю за Него мученія».

Тогда Егеатъ повелѣлъ растянуть его и бить. И когда бьющіе его смѣнились, по трое, семь разъ, святый былъ поднятъ и приведенъ къ судьѣ.

Судья сказалъ ему:

— «Послушай меня, Андрей, и не проливай понапрасну своей крови, ибо, если не послушаешь меня, то распну тебя на крестѣ».

Святый Андрей отвѣчалъ:

— «Я рабъ креста Христова и желаю крестной смерти. Ты же можешь избѣжать вѣчнаго мученія, если, испытавъ мое терпѣніе, увѣруешь во Христа, ибо я печалюсь о твоей погибели болѣе, чѣмъ о своихъ страданіяхъ: страданія мои окончатся въ одинъ, много — въ два дня, твои же мученія и послѣ тысячи лѣтъ не будутъ имѣть конца; посему, не пріумножай себѣ мученій и не распаляй для себя вѣчнаго огня».

Разгнѣванный Егеатъ повелѣть распять святаго Андрея на крестѣ, привязавъ ему руки и ноги: ибо онъ не хотѣлъ прибить его гвоздями, чтобы онъ не умеръ въ скоромъ времени и, вися привязаннымъ, принялъ больше мученій.

Когда слуги мучителя вели его на распятіе, собрался народъ, восклицая:

— «Въ чемъ согрѣшилъ человѣкъ праведный и другъ Божій, за что его ведутъ на распятіе?»

Андрей же умолялъ народъ, чтобы онъ не дѣлалъ препятствій страданію его, и шелъ на мученія съ веселіемъ, не переставая учить. Когда онъ пришелъ на мѣсто, гдѣ имѣлъ быть распятымъ, то, издалека увидѣвъ приготовленный для него крестъ, воскликнулъ громкимъ голосомъ:

— «Радуйся, крестъ, освященный Христовою плотію и украшенный членами Его, какъ маргаритами! [53] Пока не былъ распятъ на тебѣ Господь, страшенъ ты былъ для людей, теперь же тебя любятъ и съ желаніемъ принимаютъ, ибо вѣрующіе знаютъ, какое ты заключаешь въ себѣ веселіе, и какое уготовано за тебя воздаяніе. Съ дерзновеніемъ и радостію я иду къ тебѣ, ты же прими меня съ веселіемъ, ибо я — ученикъ Того, Который былъ повѣшенъ на тебѣ. Прими меня, такъ какъ я всегда любилъ и желалъ обнять тебя, о честный крестъ, получившій отъ членовъ Господнихъ красоту и славное украшеніе, издавна желанный, горячо любимый, котораго я непрестанно искалъ. Возьми меня изъ среды людей и отдай меня моему Учителю, чтобы чрезъ тебя принялъ меня Тотъ, Который искупилъ меня тобою».

Говоря это, онъ снималъ съ себя одежды и отдавалъ ихъ мучителямъ. Они подняли его на крестъ, привязавъ руки и ноги веревками, распяли и повѣсили. Вокругъ него стояло множество народа, около двадцати тысячъ; между ними былъ и братъ Егеата, по имени Стратоклій, который восклицалъ вмѣстѣ съ народомъ:

— «Несправедливо страдаетъ такъ святый мужъ!»

Святый же Андрей укрѣплялъ вѣровавшихъ во Христа и убѣждалъ ихъ терпѣть временныя мученія, уча, что никакое мученіе ничего не стоитъ въ сравненіи съ имѣющимъ быть за него воздаяніемъ.

Потомъ весь народъ пошелъ къ дому Егеата, восклицая и говоря:

— «Не должно такъ страдать человѣку святому, честному, учителю доброму, благонравному, кроткому и премудрому, но должно снять его со креста, ибо онъ, вися второй день на крестѣ, не перестаетъ учить правдѣ».

Тогда Егеатъ, убоявшись народа, тотчасъ пошелъ съ ними, чтобы снять Андрея со креста. Андрей, увидѣвъ Егеата, сказалъ:

— «Зачѣмъ пришелъ ты, Егеатъ? Если хочешь увѣровать во Христа, то откроется тебѣ, какъ я обѣщалъ, дверь благодати. Если же ты пришелъ только для того, чтобы снять меня со креста, то я не желаю, пока живъ, быть снятымъ со креста, ибо я уже вижу моего Царя, уже покланяюсь Ему, уже стою передъ Нимъ, но страдаю за тебя, потому что тебя ожидаетъ уготованная тебѣ вѣчная погибель. Позаботься о себѣ, пока можешь, — чтобы не захотѣлось тебѣ начинать [54] тогда, когда будешь уже не въ силахъ».

Когда слуги хотѣли отвязать его отъ креста, то не могли прикоснуться къ нему; множество и другихъ людей, одни за другими, старались отвязать его, однако не могли, потому что руки ихъ приходили въ омертвеніе. Послѣ сего святый Андрей воскликнулъ громкимъ голосомъ:

— «Господи Іисусе Христе! Не попусти мнѣ быть снятымъ со креста, на которомъ я повѣшенъ за имя Твое, но пріими меня, Учитель мой, Котораго я возлюбилъ, Котораго я позналъ, Котораго исповѣдую, Котораго желаю видѣть, чрезъ Котораго я сталъ тѣмъ, что есмь! Господи Іисусе Христе, пріими духъ мой съ миромъ, ибо время уже мнѣ придти къ Тебѣ и зрѣть Тебя, такъ сильно желаемаго мною! Пріими меня, Учитель Благій, и не ранѣе повели мнѣ быть сняту со креста, какъ примешь духъ мой!»

Когда онъ говорилъ это, его осіялъ свѣтъ съ неба, какъ молнія, на виду у всѣхъ, и блисталъ вокругъ его, — такъ что для тлѣннаго человѣческаго ока невозможно было смотрѣть на него. Этотъ небесный свѣтъ сіялъ вокругъ него съ полчаса, и когда свѣтъ отступилъ святый апостолъ испустилъ духъ и отошелъ въ блистаніяхъ свѣта, чтобы предстать Господу. Вѣровавшая во Христа Максимилла, женщина знатнаго происхожденія, цѣломудренной и святой жизни, узнавъ, что святый Андрей отошелъ къ Господу, сняла съ великою честію тѣло его и, помазавъ драгоцѣнными ароматами, положила его въ своемъ гробѣ, въ которомъ имѣла быть похоронена сама. Егеатъ, разгнѣвавшись на народъ, замышлялъ отмстить ему и открыто казнить возставшихъ на него, Максимиллу же онъ хотѣлъ оклеветать предъ царемъ. Когда онъ помышлялъ объ этомъ, внезапно напалъ на него бѣсъ и, мучимый имъ, Етеатъ умеръ посреди города. Когда сообщили объ этомъ его брату Стратоклію, вѣровавшему во Христа, тотъ повелѣлъ предать его погребенію, самъ же не искалъ ничего изъ имѣній его, говоря:

— «Не дай мнѣ, Господи мой Іисусе Христе, чтобы я прикоснулся къ чему-либо изъ сокровищъ моего брата, чтобы не оскверниться грѣхомъ его, ибо онъ, любя суетное имущество, осмѣлился умертвить апостола Господня».

Это было въ послѣдній день ноября, въ Ахаіи, въ городѣ Патры, — гдѣ до сихъ поръ, по молитвамъ апостола, подаются людямъ многія благодѣянія. Страхъ былъ на всѣхъ, и не было никого, кто не вѣровалъ бы въ Спасителя нашего Бога, хотящаго всѣхъ спасти и привести въ познаніе истины [55], Которому слава во вѣки вѣковъ, аминь.

По прошествіи многихъ лѣтъ, мощи сего святаго апостола Андрея были принесены мученикомъ Артеміемъ въ Константинополь, по повелѣнію великаго царя Константина [56], и положены вмѣстѣ со святымъ Евангелистомъ Лукою и со святымъ Тимоѳемъ, ученикомъ святаго апостола Павла, въ пресвѣтломъ апостольскомъ храмѣ, внутри священнаго жертвенника.

Молитвами апостола Твоего, Христе Боже, вѣрныхъ Своихъ въ православіи утверди, и спаси насъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Виѳсаида — городъ на сѣв.-западномъ берегу Тиверіадскаго озера, родина святыхъ Апостоловъ: Петра, Андрея и Филиппа; его нужно отличать отъ Виѳсаиды Юліи, на сѣв.-вост. берегу, близъ которой было совершемо чудо насыщенія 5 тысячъ 5-ю хлѣбами (Лук. 9, 10).
[2] Іорданъ — главная рѣка въ Святой Землѣ, протекающая вдоль ея, съ сѣвера на югъ; она беретъ свое начало въ отрогахъ Ливанскихъ и Антиливанскихъ горъ и впадаетъ въ Мертвое море.
[3] Наименованіе Іисуса Христа Агнцемъ Божіимъ указывало на то, что Онъ воплотился для принесенія Себя въ жертву за родъ человѣческій.
[4] Галилейское море или озеро называлось иначе Геннисаретскимъ или Тиверіадскимъ; оно находится въ сѣверной части Палестины (въ Галилеѣ), имѣетъ въ длину около 30 в., въ ширину около 8 в., чрезъ него протекаетъ р. Іорданъ.
[5] Виѳинія — страна, лежавшая по берегамъ Чернаго моря, Босфора и Константинопольскаго пролива. Съ 75 г. до Р. Хр. она вошла въ составъ Римской имперіи и раздѣлилась на двѣ провинціи, съ главными городами: Бруссой (въ древ. Прузіада) и Никомидіей.
[6] Т. е. — страны, лежавшія по берегамъ Мраморнаго моря.
[7] Халкидонъ — городъ на Азіатскомъ берегу Константинопольскаго пролива, ближе къ Мраморному морю.
[8] Византія — близъ входа въ Константинопольскій проливъ, на Европейскомъ берегу. Съ 330 г. императоръ святый Константинъ Великій сдѣлалъ этотъ городъ столицей своего царства и далъ ему свое имя (Константинополь). Нынѣ — городъ Турціи.
[9] Ѳракіей называлась часть Балканскаго полуострова къ сѣверу отъ Македоніи, Эгейскаго моря (Архипелагъ) и Мраморнаго, гдѣ нынѣ слѣдующія земли: восточная часть Венгріи, Трансильванія, Бессарабія, Молдавія, Валахія, Болгарія, Сербія и восточныя части Румеліи.
[10] Страна къ юго-западу отъ Ѳракіи, по сѣверо-западному берегу Эгейскаго иоря.
[11] Часть Средиземнаго моря — между Балканскимъ полуостровомъ и Кавказскимъ перешейкомъ, южнымъ краемъ Россіи и сѣвернымъ берегомъ Малоазійскаго полуострова.
[12] Одна изъ величайшихъ рѣкъ въ Европѣ, беретъ начало въ Средней части Европы, затѣмъ протекаетъ чрезъ Австрію и по сѣверной границѣ Балканскаго полуострова, съ запада на востокъ, и впадаетъ въ Черное море.
[13] Ѳессалія — страна на западномъ берегу Эгейскаго моря, отдѣлявшаяся на сѣверъ отъ Македоніи цѣпью Олимпійскихъ горъ.
[14] Еллада находилась въ южной части Балканскаго полуострова, соединяющейся съ нимъ Коринѳскимъ перешейкомъ (нынѣ — Морея); на западѣ граничила съ Іоническимъ моремъ, на востокѣ — съ Ахаіей и Аркадіей.
[15] Ахаія — страна по южному берегу Коринѳскаго залива.
[16] Имѣя въ виду мѣстоположеніе называемыхъ далѣе городовъ, нужно думать, что здѣсь разумѣется Аминсъ или Амисъ, на южномъ берегу Чернаго моря, въ провинціи Понтъ, между устьями рѣкъ Галиса и Ириса; нынѣ онъ называется Самсунъ.
[17] Городъ въ провинціи Понтъ, лежавшей по южному берегу Чернаго моря, между Пафлагоніей и Арменіей. Трапезунтъ находился при морѣ, значительно восточнѣе Амиса.
[18] Было нѣсколько городовъ съ этимъ именемъ въ разныхъ мѣстахъ. Здѣсь нужно разумѣть Ираклію на южномъ берегу Чернаго моря, нѣсколько западнѣе упоминаемой далѣе Амастриды.
[19] Городъ въ Пафлагоніи, лежавшей по южному берегу Чернаго моря, между Понтомъ и Виѳиніей, Амастрида — иначе Амастрисъ.
[20] Городъ, входившій первоначально въ составъ Пафлагоніи, потомъ Понта; онъ лежалъ на южномъ берегу Чернаго моря, на узкомъ перешейкѣ, который соединяетъ съ берегомъ образуемый здѣсь моремъ небольшой полуостровъ.
[21] Городъ въ Понтѣ, гдѣ родился и около 240 г. былъ первымъ епископомъ св. Григорій Чудотворецъ.
[22] Самосаты, иначе: Семисатъ, Симасатъ, — сирійскій городъ при р. Евфратѣ, въ верхней части ея.
[23] Аланы — страна, населенная сарматскимъ народомъ того же имени, находившаяся въ нынѣшнемъ сѣверномъ Кавказѣ, между Чернымъ и Каспійскимъ моремъ, ближе къ послѣднему.
[24] Абаски — племя, жившее на западъ отъ алановъ, ближе къ Черному морю, и сообщившее названіе нынѣшней Абхазіи.
[25] Зиги жили по берегу Чернаго моря, въ непосредственномъ сосѣдствѣ съ абасками, къ сѣверу отъ нихъ.
[26] Здѣсь нужно разумѣть Босфорское царство, на нынѣшнемъ Таврическомъ полуостровѣ, близъ Босфора Кимерійскаго (нынѣ Керченскій проливъ).
[27] Т. е. — переплылъ чрезъ Черное море къ Ѳракійскому Босфору, гдѣ находилась Византія (см. выше, прим. 8-е).
[28] См. выше прим. 17-е. При Неронѣ (въ I в.) Понтъ былъ обращенъ въ римскую провинцію и раздѣленъ на три части: Галатійскій, Полемонійскій и Каппадокійскій.
[29] Скиѳіей назывались земли, лежавшія частію на югѣ теперешней Россіи, частію вокругъ Каспійскаго моря. Точныя границы Скиѳіи на сѣверѣ и востокѣ были неизвѣстны древнимъ.
[30] Наименованіе Херсонесъ прилагалось въ древности ко многимъ мѣстамъ. Здѣсь нужно разумѣть народы, населявшіе Таврическій Херсонесъ (нынѣшній Крымъ).
[31] Протекаетъ по югу теперешней Россіи и впадаетъ въ Черное море.
[32] Это — позднѣйшее наименованіе, происшедшее отъ славянскаго племени Русь.
[33] Т. е. — поднялся вверхъ по Днѣпру до нѣкотораго гористаго мѣста, на которомъ потомъ возникъ городъ Кіевъ.
[34] Пророчество это исполнилось: Русскіе приняли крещеніе отъ Грековъ и просвѣщены были церковными учителями, присланными изъ Константинополя.
[35] Одинъ изъ древнѣйшихъ русскихъ городовъ, на р. Волховѣ. Указывается предѣлъ движенія Апостола на сѣверъ отъ Кіева.
[36] Столица древняго Римскаго царства и нынѣшняго Итальянскаго государства, при р. Тибрѣ.
[37] Эпиръ — греческая область по берегу Іоническаго моря, простиравшаяся на востокъ отъ горной цѣпи Пинда.
[38] Нынѣшняя Морея, соединяющаяся съ Балканскимъ полуостровомъ Коринѳскимъ перешейкомъ.
[39] Иначе Патрасъ, — городъ при входѣ въ Коринѳскій заливъ.
[40] Т. е. — неимѣющими за собой добрыхъ дѣлъ.
[41] Казнь чрезъ распятіе считалась самою позорною; ей подвергались только рабы и вообще самые презрѣнные и преступные люди.
[42] Т. е. — будешь распятъ.
[43] Т. е. — людей праведныхъ, угодившихъ Богу.
[44] Т. е. — спасеніе душевное. Образъ рѣчи заимствованъ изъ Еванг. Матѳ. гл. 16, ст. 25-26.
[45] Иначе: находятъ.
[46] Иначе: потеряно, пропало.
[47] Разумѣется древо познанія добра и зла (Быт. 2, 16-17); называется оно такъ потому, что, вкусивъ отъ запрещенныхъ Богомъ плодовъ этого дерева, человѣкъ совершилъ преступленіе.
[48] Разумѣется древо крестное, на которомъ Христосъ пострадалъ и умеръ, смертію (Своею) смерть поправъ.
[49] Сокъ одного растенія, чрезвычайно горькій на вкусъ и производящій одуряющее дѣйствіе. Желчь, смѣшанную съ уксусомъ, во исполненіе пророчества (Псал. 68, 22), давали пить распятому на крестѣ Господу (Матѳ. 27, 34-48).
[50] Т. е. — на Жертвенникѣ, основанномъ по силѣ искупительныхъ крестныхъ страданій Господа.
[51] Т. е. — осужденія на Страшномъ Судѣ.
[52] Т. е. — вѣчныхъ осужденій грѣшниковъ въ аду.
[53] Смыслъ сравненія въ томъ, что маргариты — очень красивые цвѣты.
[54] Т. е. — обращеніе ко Христу; когда будешь не въ силахъ — предъ самою смертію, при наступленіи смерти.
[55] Выраженіе заимствовано изъ 1 посл. къ Тимоѳ. гл. 2, ст. 4.
[56] Разумѣется св. Константинъ Великій (324-357 гг.), впервые сдѣлавшій христіанство господствующей вѣрой въ Римской имперіи.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга третья: Мѣсяцъ Ноябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1905. — С. 807-819.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0