Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 14 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Ноябрь.
День двадцать седьмой.

Житіе преподобнаго отца нашего Діодора или Даміана [1] Юрьегорскаго чудотворца [2].

Священноинокъ Іосифъ, старецъ преподобнаго Діодора, былъ великимъ почитателемъ пустыннаго, отшельническаго монашества и нерѣдко разсказывалъ своему юному послушнику, какъ въ лѣсныхъ дебряхъ спасаются святые пустынники. Разсказы эти возбуждали въ молодомъ инокѣ горячее желаніе самому поселиться въ лѣсу съ пустынножителями и подражать многотрудному, вышеестественному житію ихъ. Преподобный Діодоръ непрестанно помышлялъ теперь только объ этомъ, хотя усердно исполнялъ и возлагаемыя на него трудныя монастырскія службы въ хлѣбнѣ и поварнѣ. Одинъ разъ, трудясь съ братіями въ хлѣбнѣ, преподобный смотрѣлъ на озеро [7] и вдругъ сказалъ имъ:

— «Смотрите, братія: по водѣ какъ по суху ходитъ пустынножитель».

Но братія посмотрѣли и ничего не увидали. Послѣ того подвижникъ служилъ въ квасопарнѣ, труждаясь безъ лѣности, усердно молясь Господу въ храмѣ и въ келліи.

Много лѣтъ подвизался такъ преподобный Діодоръ въ Соловецкомъ монастырѣ. Сюда пришелъ къ нему старый его отецъ Іероѳей къ радости преподобнаго, принялъ монашеское постриженіе и прожилъ въ монастырѣ до смерти. Подвижникъ похоронилъ родителя своими руками.

По смерти отца у преподобнаго Діодора снова возникло настойчивое желаніе оставить многолюдный монастырь, уйти въ пустыню, чтобы въ безмолвіи проводить тамъ многоскорбное житіе отшельника. Онъ выходитъ изъ Соловецкой обители на островъ [8], чтобы разыскать тамошнихъ отшельниковъ, бесѣдовать съ ними и даже сожительствовать имъ. Сорокъ дней ходилъ по острову, питался только травой и росой. Онъ изнемогъ отъ голода и, еле дыша, легъ подъ деревомъ. Здѣсь нашли его братія Соловецкаго монастыря, пришедшіе сюда собирать растенія и ягоды. Они сочли подвижника умершимъ и на носилкахъ принесли къ монастырскому подворью. Когда же братія замѣтили въ немъ признаки жизни и поняли, что онъ изнемогаетъ отъ голода, тотчасъ же дали ему хлѣба съ квасомъ. Такъ былъ спасенъ ревнитель пустыннаго подвига отъ голодной смерти.

Этотъ несчастный случай не удержалъ однако преподобнаго Діодора отъ исполненія завѣтнаго желанія. Вскорѣ онъ снова отправляется на Соловецкій островъ и поселяется на немъ. На первое время преподобный занялъ одну пустую келлію, оставленную неизвѣстнымъ пустынникомъ. Потомъ, когда преподобному удалось встрѣтить двухъ отшельниковъ и бесѣдовать съ ними о пустынномъ житіи, онъ еще болѣе возлюбилъ подвигъ отшельничества, самъ поставилъ себѣ въ лѣсу хижину и пребывалъ въ ней, трудясь днями и проводя ночи въ молитвѣ.

Но преподобнаго не оставляла прежняя мысль посѣтить всѣхъ отшельниковъ острова, безвѣстныхъ тружениковъ и рабовъ Божіихъ, скрывавшихся отъ человѣческихъ взоровъ въ лѣсныхъ дебряхъ. Помолясь Господу и Соловецкимъ чудотворцамъ объ исполненіи своего завѣтнаго желанія, преподобный Діодоръ началъ обходить пустыню. И не презрѣлъ Господь молитвы угодника Своего: сподобилъ его видѣть многочисленныхъ отшельниковъ, — иноковъ и мірянъ, которые тогда спасались на Анзерскомъ и Соловецкихъ островахъ [9]. Желая облегчить ихъ подвигъ, преподобный началъ часто приходить въ монастырь и приносить имъ оттуда пропитаніе. Погребалъ скончавшихся.

Однажды зимою пошелъ онъ въ пустыню и встрѣтился съ отшельникомъ Никифоромъ, міряниномъ родомъ изъ Новгорода. Отшельникъ былъ совершенно нагой. Обратившись къ преподобному, онъ сказалъ:

— «Посѣщай, посѣщай, Діодоръ, чтобы и самого тебя посѣтилъ Богъ».

И побѣжалъ. Преподобному хотѣлось побесѣдовать съ пустынникомъ, но онъ не могъ догнать его.

Въ другой разъ преподобный Діодоръ посѣтилъ еще болѣе совершеннаго отшельника, удостоился бесѣды съ нимъ и узналъ, кто онъ такой. Его имя было Тимоѳей, родомъ изъ города Алексина [10]. Онъ ушелъ въ пустыню въ Смутное время, въ царствованіе Разстриги [11], видя мятежъ и разстройство въ Московскомъ государствѣ. Въ малой ладьѣ пріѣхалъ Тимоѳей къ острову, достигъ пустыни и, построивъ себѣ хижину, водворился въ ней. Пустынникъ три года терпѣлъ тяжкія искушенія и голодъ, пока явившійся свѣтообразный старецъ не указалъ ему траву, которой онъ долженъ питаться, и воду, которую долженъ пить. Одушевленный разсказомъ пустынножителя, преподобный Діодоръ рѣшилъ окончательно поселиться въ пустынѣ въ сожитіи съ Никифоромъ и Тимоѳеемъ.

— «Рабъ Христовъ, — сказалъ преподобный Тимоѳею — моли Бога, чтобы и меня сподобилъ Онъ сожительства съ вами, чтобы укрѣпилъ наше сожительство, помогъ нести мнѣ этотъ труднѣйшій подвигъ для спасенія моей души».

Теперь преподобный сталъ часто ходить къ обоимъ отшельникамъ, приносилъ имъ все необходимое, молилъ и увѣщевалъ продолжать высокій подвигъ ихъ, утѣшалъ въ скорбяхъ, самъ обѣщался до смерти хранить обѣтъ иночества и неисходно пребывать въ пустынѣ. Его примѣръ нашелъ подражателей.

Но братія Соловецкаго монастыря начали роптать на преподобнаго Діодора и говорили:

— «Онъ разоряетъ монастырь, а пустыни устраиваетъ монастырскимъ добромъ. Пустыни наполняетъ братіями, которыхъ уводитъ изъ монастыря. Проживая въ пустынѣ, они ужъ не трудятся для обители. Прельщаются и другіе. Если теперь будемъ мы послаблять ему, то онъ соблазнитъ многихъ и немалый вредъ принесетъ монастырю».

Въ это время въ пустыню преподобнаго Діодора ушелъ изъ монастыря больничный келарь Кирикъ. Оскорбились этимъ больничные братія и слезно просили своего игумена, преподобнаго Иринарха [12], чтобы онъ велѣлъ отыскать Кирика въ пустынѣ у отшельника Діодора.

— «Кирикъ опечалилъ насъ своимъ отшествіемъ, — говорили они игумену, — потому что никто не умѣлъ такъ покоить насъ какъ онъ. Скорбимъ мы теперь».

Слыша ихъ жалобу, игуменъ и вся братія Соловецкая сильно разгнѣвались на преподобнаго Діодора. Послали на островъ нѣкоторыхъ изъ братій, стрѣльцовъ и монастырскихъ работниковъ, чтобы разыскать преподобнаго и другихъ отшельниковъ. Ихъ нашли, схватили и привели въ монастырь какъ преступниковъ; келліи ихъ разорили. Преподобнаго же Діодора, какъ виновника всему, какъ главнаго злодѣя, привели связаннаго. Всѣмъ пустынникамъ было приказано жить въ монастырѣ, а преподобнаго заковали въ желѣзо и бросили въ больницу. Здѣсь онъ пробылъ пять съ половиною мѣсяцевъ въ строгомъ заключеніи, не имѣя возможности выйти ни въ церковь, ни къ братіи. Освободившись по Божіей милости отъ узъ, преподобный тайно покинулъ монастырь уже навсегда и ушелъ въ прежнюю свою пустыню. Всѣ келліи и жилища пустынниковъ были разорены; видѣлъ это преподобный, скорбѣлъ и молился со слезами:

— «Милостивый Господи, Владыко Человѣколюбче! Если угодно Тебѣ это, да будетъ воля Твоя!»

Долго и усердно искали преподобнаго Діодора братія Соловецкаго монастыря, но не нашли, такъ какъ Господь покрылъ раба Своего. Шесть мѣсяцевъ прожилъ преподобный въ пустынѣ и непрестанно молилъ Господа и Соловецкихъ угодниковъ, чтобы найти ему болѣе удобное и безопасное мѣсто для безмолвія. Одинъ только, кажется, человѣкъ изъ Соловецкой братіи зналъ мѣсто пустыннаго уединенія преподобнаго Діодора, — родной братъ его [13], который иногда и посѣщалъ пустынника. Разъ пришелъ онъ къ келліи брата-отшельника; не получивъ отвѣта на свое молитвенное привѣтствіе, онъ вошелъ внутрь келліи и увидалъ преподобнаго безъ чувствъ лежащимъ на землѣ, сильно распухшимъ. Подвижникъ объяснилъ брату, что избитъ бѣсами.

Послѣ того преподобный Діодоръ рѣшилъ уйти для подвиговъ на другое мѣсто. Онъ переѣхалъ на лодкѣ море и, выйдя на берегъ въ устьѣ рѣки Онеги [14], возблагодарилъ Господа, помогшаго ему безопасно переплыть морскую пучину. Оттуда онъ поплылъ вверхъ по рѣкѣ, ища мѣста для поселенія. Преподобному понравилось пустынное мѣсто по рѣчкѣ Кенѣ не доходя Кенозера [15] и онъ рѣшилъ тамъ поселиться: сотворивъ молитву, поставилъ крестъ, срубилъ келлію и предался обычнымъ подвигамъ, прилагая труды къ трудамъ, принося Господу благовонное кадило молитвъ своихъ. Но ревностнаго отшельника и здѣсь ждали испытанія. Около того мѣста крестьяне ловили звѣрей. Встрѣтивъ преподобнаго, они избили его, сожгли келлію и лодку; надругаясь надъ старцемъ, таскали его за ноги и оставили еле живымъ. При этомъ они кричали подвижнику:

— «Зачѣмъ поселился ты здѣсь? Ужъ не хочешь ли поставить монастырь? Не задумалъ ли отнять насильно наши угодья и рыбную ловлю? Если не уйдешь отсюда, убьемъ тебя».

Преподобный ушелъ оттуда, молясь Господу за своихъ обидчиковъ. Придя къ рѣкѣ Онегѣ, подвижникъ сталъ подъ берегомъ на обычную молитву, а въ это время ѣхалъ къ рѣкѣ богатый московскій купецъ Надѣя Свѣтечниковъ. Увидя старца, онъ поклонился ему и спросилъ, откуда и кто онъ.

— «Нищій я и скитаюся», — смиренно отвѣчалъ подвижникъ.

На настойчивые разспросы купца преподобный Діодоръ разсказалъ ему о своихъ злоключеніяхъ. Купецъ разгнѣвался на крестьянъ, пожалѣлъ невинно обиженнаго подвижника и сказалъ ему:

— «Я донесу обо всемъ царю и онъ отмститъ твоимъ обидчикамъ».

Но старецъ не желалъ этого и молилъ своего защитника:

— «Нѣтъ, господинъ мой, не дѣлай этого, не доноси царю».

Купецъ обѣщалъ исполнить волю кроткаго старца, но, придя въ Кѣнозерское село, разсказалъ мѣстному судьѣ о поселянахъ, избившихъ святаго, и грозилъ донести на нихъ. Виновные испугались; они разыскали подвижника и, припадая къ его ногамъ, умоляли вернуться на прежнее мѣсто, соглашаясь устроить ему келлію и всячески покоить его.

Но преподобный Діодоръ удалился отъ нихъ къ Заводлому озеру и нашелъ тамъ пустынное мѣсто — гору Юрьеву при Юрьевѣ озерѣ [16]. Мѣсто это отличалось красотой и показалось преподобному удобнымъ для отшельничества. И возрадовался пустынникъ, возблагодарилъ Господа, водрузилъ крестъ, построилъ келлію и предался подвигамъ пустыни: трудамъ и молитвѣ. Семь лѣтъ подвизался здѣсь преподобный Діодоръ совершенно одинъ. Послѣ того пришелъ къ нему нѣкій инокъ Прохоръ. Онъ увидѣлъ труды преподобнаго, удивился его вышеественному житію и остался его сожителемъ.

Много разъ пустынники слышали звонъ на мѣстѣ томъ, слышали его и приходившіе сюда мірскіе люди и разсказывали объ этомъ святому старцу. Преподобный же прославлялъ Господа. И вотъ однажды явился ему святолѣпный мужъ и сказалъ:

— «Богу угодно, чтобы на мѣстѣ этомъ былъ храмъ во имя Живоначальныя Троицы, другой — во имя Пречистыя Богородицы, честнаго и славнаго Ея Введенія, третій во имя преподобныхъ Зосимы и Савватія Соловецкихъ чудотворцевъ; соберутся сюда братія и общежитіе умножится».

Но пустынникъ не помышлялъ о созданіи монастыря, поэтому не придалъ видѣнію особеннаго значенія. Когда видѣніе повторилось и повторилось вмѣстѣ съ тѣмъ небесное повелѣніе, преподобный Діодоръ сталъ совѣтоваться съ Прохоромъ и говорилъ своему сожителю:

— «Я недоумѣваю, какъ могу устроить общежительный монастырь съ тремя храмами, когда не имѣю ни одной мѣдницы».

Когда такъ смущался и размышлялъ пустынникъ, въ слѣдующую ночь явился ему въ третій разъ святолѣпный мужъ и сказалъ:

— «Что ты помышляешь въ сердцѣ своемъ и недоумѣваешь? Ты безпокоишься, что ничего не имѣешь? Но пойми, что судьбы Божіи неиспытанны и вся возможна суть у Бога (Марк. 10, 27; ср. Матѳ. 19, 26); не думай теперь ни о чемъ».

Далѣе явившійся посылаетъ преподобнаго въ Москву, къ келарю Троицкой лавры, велитъ разсказать ему все происшедшее и обѣщаетъ, что келарь будетъ строить это мѣсто, что найдутся и другіе строители монастыря.

— «Ты же не преслушайся, — говорилъ явившійся мужъ преподобному, — и не наводи на себя гнѣва Божія».

И сталъ невидимъ.

Тою же ночью преподобный рѣшилъ идти въ Москву. Онъ сказалъ Прохору о своемъ рѣшеніи, просилъ его потерпѣть на этомъ мѣстѣ его возвращенія и съ молитвой отправился въ дальній путь.

Пришелъ преподобный Діодоръ въ Троице-Сергіеву лавру, помолился у мощей Сергія и Никона Радонежскихъ чудотворцевъ, но келаря Александра Булатникова [17] въ лаврѣ онъ не засталъ: въ то время келарь былъ въ Москвѣ. Преподобный поспѣшилъ въ Москву, молился предъ ея святынями и разыскалъ келаря Александра. Келарь разсказалъ о пришедшемъ изъ Поморскаго края пустынникѣ благочестивой матери царя Михаила Ѳеодоровича инокинѣ Марѳѣ [18]. Она призвала преподобнаго къ себѣ, разспрашивала его о пустынной жизни, о мѣстѣ подвиговъ, о видѣніи, котораго удостоился, дала ему церковные сосуды, образа, книги, ризы, колокола и двѣсти рублей денегъ на устройство церквей и монастыря. Обѣщалась жертвовать и на будущее время, приказала старцу приходить къ ней и напоминать о разныхъ нуждахъ пустынной его обители. Она повелѣла преподобному съ усердіемъ устроить монастырь свой и сказала о пустынникѣ своему сыну, царю Михаилу Ѳеодоровичу. Царь далъ ему грамоту. Келарь Александръ также снабдилъ преподобнаго книгами, ризами, колоколами и деньгами. Купецъ Надѣя Свѣтечниковъ пожертвовалъ ему два колокола и книги. Жертвовали и другіе христолюбцы и надавали подвижнику 300 рублей [19].

Изъ Москвы преподобный Діодоръ пошелъ въ Великій Новгородъ, къ митрополиту Кипріану [20], своему епархіальному владыкѣ, чтобы просить его дозволенія на устроеніе монастыря. Келарь Александръ далъ преподобному письмо къ митрополиту съ просьбой оказать покровительство подвижнику. И Новгородскій владыка принялъ его очень ласково, помѣстилъ у себя, разспрашивалъ и полюбилъ святаго старца. Съ радостью далъ митрополитъ Кипріанъ благословенную грамоту на построеніе монастыря, антиминсъ на освященіе церкви, денегъ, разныхъ припасовъ на путь, далъ ему жалованную грамоту, которой освобождалъ монастырь отъ податей, и священника, который былъ долженъ совершать богослуженіе въ новоустроенной обители. Отпуская подвижника, митрополитъ обѣщалъ ему покровительство и помощь и на будущее время.

Радостно шелъ преподобный Діодоръ въ свою желанную пустыню, размышляя и удивляясь тому, какъ это, ранѣе ничего не имѣя, онъ получилъ все нужное для устройства храмовъ и монастыря. Еще болѣе возрадовался, увидѣвъ своими глазами дорогую пустыню, убогую келлію и сожителя своего Прохора, который дождался здѣсь возвращенія подвижника.

Преподобный началъ трудиться надъ созданіемъ обители. Прежде всего онъ обратился къ Господу съ усердной молитвой показать ему то мѣсто, гдѣ долженъ быть устроенъ главный храмъ монастыря, и удостоился видѣнія. Онъ видѣлъ, что съ неба сошелъ превеликій крестъ и сталъ на горѣ; около креста вилось множество вороновъ, которые спустились потомъ на гору и разсѣлись по деревамъ. И услышалъ онъ голосъ, говорящій:

— «На семъ мѣстѣ да воздвигнется храмъ Пресвятыя Троицы. А сколько видишь здѣсь птицъ, столько сойдется сюда иноковъ и на семъ мѣстѣ прославится имя Божіе».

Преподобный повѣдалъ Прохору о видѣніи и они прославили Бога. Потомъ подрядили плотниковъ и работниковъ рубить лѣсъ на церковное зданіе. Когда лѣсъ былъ готовъ, приступили къ постройкѣ деревяннаго храма во имя Живоначальной Троицы. Въ прежнее время на Юрьевой горѣ было языческое кладбище, ложнымъ богамъ приносились тамъ жертвы и мѣсто это было нечисто. Когда начали строить храмъ, гора тряслась, слышны были въ ней крики. Плотники испугались и хотѣли оставить работу. Тогда святый совершилъ на горѣ молебное пѣніе, окропилъ мѣсто святою водою и бѣсы съ шумомъ и криками бѣжали въ Юрьево озеро, потомъ исчезли въ лѣсу. Поставивъ храмъ во имя Живоначальныя Троицы, приступили къ постройкѣ Введенскаго храма и придѣла во имя Соловецкихъ чудотворцевъ. Устроили келліи, монастырь обнесли оградой. Іерей, приведенный преподобнымъ Діодоромъ изъ Новгорода, совершалъ богослуженіе въ главномъ храмѣ [21].

Братіи въ новоустроенной обители первое время было всего трое: преподобный Діодоръ, его сожитель Прохоръ и священникъ, пришедшій изъ Новгорода. Но потомъ одинъ по одному начали сходиться къ нимъ міряне, постригались въ иноческій образъ и трудились въ пустынной обители со смиреніемъ и послушаніемъ. Самъ преподобный прилежно и съ любовью трудился для братіи и въ хлѣбнѣ и въ поварнѣ, мылъ братскія свиты и заботился о братіи какъ отецъ о дѣтяхъ. Новоначальныхъ братій онъ утѣшалъ и поучалъ трудиться, подвизаться и избѣгать празднословія, которымъ врагъ часто прельщаетъ иноковъ.

Разъ, стоя на молитвѣ, преподобный видѣлъ какъ бы мѣдный столбъ отъ земли до неба; у столба того висѣли крючья и по нимъ поднимаются многіе иноки: одни по крючьямъ и столбу восходятъ до небесъ, небеса отверзаются, великій свѣтъ обвиваетъ пришедшихъ и небеса затворяются снова; другіе поднимаются лишь до половины столба и падаютъ на землю, чтобы снова начать восхожденіе. Видѣніе означало трудность и высоту иноческаго подвига.

Когда въ монастырь Живоначальной Троицы собралось много братіи, почуствовался недостатокъ въ хлѣбѣ и другихъ предметахъ пропитанія. И не откуда было получить ихъ обители: мѣсто ея далеко отстояло отъ мірскихъ селъ; а въ лѣтнее время по причинѣ окружающихъ болотъ къ ней не было и дороги; только съ большимъ трудомъ и по крайней нуждѣ проходилъ кто нибудь до обители. Насталъ голодъ и братія начали роптать на преподобнаго Діодора.

— «Неразумно истратилъ ты всѣ средства на постройки: въ одно время выстроилъ три храма, поставилъ келліи, оградилъ монастырь. А теперь намъ нечѣмъ питаться. Лучше бы ты поставилъ сначала одинъ храмъ, а другой послѣ. Не можемъ переносить мы голода и завтра же утромъ всѣ разойдемся, кто куда хочетъ».

Старецъ утѣшалъ ихъ и говорилъ:

— «Потерпите, братія. Богъ насъ не оставитъ, ибо можетъ пропитать насъ».

Но братія не переставали роптать. Святый сталъ на молитву и просилъ Господа не оставить уповающихъ на Него. Тогда явился ему святолѣпный мужъ и сказалъ:

— «Не малодушествуй, укрѣпляй братію и вспомни, сколько душъ пропиталъ Господь въ пустынѣ: неужели же васъ немногихъ не можетъ Онъ пропитать? Трудитесь и благодарите Бога, ловите на озерахъ рыбу».

Явленіе это повторилось два раза. Но преподобный не вѣрилъ своимъ видѣніямъ и считалъ ихъ бѣсовскимъ навожденіемъ. Увидѣвъ святолѣпнаго старца въ третій разъ, онъ испытывалъ его, заставляя читать молитву. Явившійся прочелъ «Достойно есть» и лицо его озарилось неземнымъ свѣтомъ. Преподобный упалъ къ ногамъ чуднаго старца и вопрошалъ его:

— «Кто ты, господинъ мой, и почему имѣешь такое попеченіе о мѣстѣ этомъ и о братіи — о насъ грѣшныхъ? Сладкій свѣтъ осіялъ сердце мое въ твоемъ присутствіи».

— «Я постриженникъ Кириллова монастыря, игуменъ Ошевенскаго монастыря. Имя мое Александръ [22]. Не скорби, Діодоръ, укрѣпляй братію. Возложите упованіе на Бога, работайте Ему со страхомъ и пропитаетъ васъ».

Затѣмъ чудотворецъ напомнилъ свои слова, сказанныя въ прежнія явленія, предсказалъ умноженіе братіи въ обители и сталъ невидимъ. Преподобный Діодоръ прославилъ Бога и угодника Его, преподобнаго Александра и умолилъ братію идти на озеро и ловить рыбу. Братія пошли на ловлю и поймали множество рыбъ. Потомъ продали ихъ за 60 рублей и купили хлѣба и всего потребнаго.

Въ другой разъ во премя голода сподвижникъ преподобнаго Прохоръ услышалъ гласъ отъ образа Пресвятыя Богородицы, предъ которымъ молился:

— «Не скорбите, но имѣйте любовь между собою и трудитесь. Богъ не оставитъ васъ, но пропитаетъ на мѣстѣ семъ. Идите на озеро и ловите рыбу».

И снова братія наловили множество рыбы.

Случилось и еще разъ голодать Юрьегорской братіи. Иноки роптали на преподобнаго, а онъ, кроткій душею, утѣшалъ братію, призывалъ надѣяться только на Бога, Который не заставитъ терпѣть выше силъ, и будетъ милостивъ. Братія успокоились и, вышедши послѣ за монастырь по дѣлу, они увидѣли лежащей черную лисицу, взяли ее и, продавъ за 8 рублей, купили пищи.

До этого времени у монастыря не было своей пахотной земли и своего хлѣба, потому часто и приходилось братіи голодать. Теперь, когда монастырь увеличился, братія умножились, преподобный и сподвижники рѣшили завести свои пашни. Они рубили лѣсъ и распахивали землю.

Но преподобному готовились новыя тяжкія испытанія. Въ то время присланъ былъ патріархомъ Всероссійскимъ Филаретомъ [23] въ Юрьегорскій монастырь опальный старецъ Ѳеодосій. Поживъ недолго въ обители, онъ замыслилъ зло на преподобнаго Діодора — рѣшилъ убить его. Улучивъ время, злодѣй зазвалъ подвижника въ лѣсъ и тамъ исполнилъ свой замыселъ: повалилъ старца на землѣ, билъ его безъ милости и давилъ за горло. Потомъ потащилъ безчувственнаго подвижника подъ лежачее дерево и накрылъ имъ, думая, что онъ умеръ. Но благодать Божія помогла преподобному: онъ пришелъ въ себя и съ великимъ трудомъ добрелъ до своей келліи. Увидѣлъ его Ѳеодосій и обмеръ отъ страха, потомъ пришелъ въ келлію подвижника, палъ ему въ ноги, и со слезами просилъ у него прощенія, умоляя не сказывать о происшедшемъ. Кроткій подвижникъ простилъ преступника, не разгнѣвался даже на него и только замѣтилъ:

— «Богъ да проститъ тебѣ чадо: ибо не твое это дѣло, но бѣсовское».

Онъ обѣщалъ Ѳеодосію отъ всѣхъ скрыть его преступленіе и сталъ любить его болѣе прежняго. Но злодѣя нисколько не тронуло незлобіе святаго и ничуть не исправило.

Прошло немного времени и Ѳеодосій началъ возмущать противъ преподобнаго Діодора новоначальныхъ иноковъ, уговаривалъ ихъ уйти изъ монастыря. Одинъ разъ братія рубили лѣсъ. Былъ съ ними и Ѳеодосій. Онъ вырѣзалъ топоромъ на деревѣ подобіе лица преподобнаго Діодора, подписалъ его имя и началъ бить изображеніе плетью. Всѣ смѣялись на это. Ѳеодосій продолжалъ возмущать новоначальную братію и прельстилъ 17 человѣкъ бѣжать изъ монастыря. Сговорившись они ограбили монастырскую казну, взяли изъ имущества обители столько, сколько могли унести съ собою, и, оскорбивъ преподобнаго, ушли. Но святый старецъ не огорчился лишеніемъ монастырскихъ достатковъ, онъ даже радовался уходу недостойныхъ братій, которые соблазняли своимъ неповиновеніемъ другихъ. Уповая на одного Бога, онъ благодарилъ Его за всѣ скорби. Много обидъ принялъ преподобный Діодоръ и отъ другихъ неразумныхъ людей и всегда терпѣлъ безропотно, молясь за своихъ оскорбителей, направляя ихъ къ спасенію и приводя въ любовь тайными обличеніями и уговорами. Часто онъ уединялся отъ братіи и безмолвствовалъ, молясь Господу день и ночь.

Но приближалась уже блаженная кончина угодника Божія. По монастырскимъ дѣламъ нужно было преподобному ѣхать въ городъ Каргополь [24]. Предъ отъѣздомъ позвалъ онъ къ себѣ священноинока Іоасафа и старца Прохора, перваго сожителя своего, и поручилъ имъ управленіе обителью, убѣждая съ радѣніемъ и безъ послабленій держать монастырь. Прохору онъ открылъ о своей скорой смерти.

Ужъ не увидимся мы съ тобою, — говорилъ преподобный своему пустынному сподвижнику. Если Богу угодно, встрѣтимся въ будущемъ мірѣ».

Пріѣхавъ въ Каргополь, преподобный Діодоръ скоро заболѣлъ и, послѣ непродолжительной болѣзни, напутствуемый пріобщеніемъ святыхъ Таинъ, съ миромъ преставился въ 27 день ноября 1633 года. Тѣло его было погребено при приходской церкви того священника, который его напутствовалъ предъ смертью. Но недолго трудолюбному тѣлу подвижника пришлось лежать вдали отъ его обители. Чрезъ два мѣсяца послѣ кончины преподобнаго пришелъ въ Каргополь Прохоръ и взялъ его нетлѣннос тѣло. Привезя мощи угодника Божія въ Юрьегорскій монастырь, Прохоръ похоронилъ его близъ церкви Живоначальной Троицы на южной сторонѣ [25].

Преподобный Діодоръ оставилъ своей обители письменноо завѣщаніе чрезъ того каргопольскаго священника, который напутствовалъ святаго въ загробную жизнь. Подвижникъ заповѣдаетъ братіи и заклинаетъ ее:

— «Чтобы и не слышно было о хмѣльномъ питіи въ монастырѣ у братіи, но трезво веселитесь въ духовномъ житіи. Если же кто, одержимый безстрашіемъ, и презрѣвъ сію мою заповѣдь и писаніе, начнетъ носить въ монастырь вино и предаваться піанству, тотъ будетъ судиться со мною предъ грознымъ и нелицепріятнымъ Судіею, Господомъ нашимъ Іисусомъ Христомъ».

Господь прославилъ преподобнаго Діодора дарами благодати Своей — прозорливости и чудесъ.

Однажды подвижникъ ѣздилъ въ Великій Новгородъ для сбора подаяній на обитель и, возвращаясь оттуда, остановился въ деревнѣ Андомской (близъ Онежскаго озера), у одного христолюбца Іоанна, имѣвшаго дочь дѣвицу, которая предъ тѣмъ была просватана. Бесѣдуя съ преподобнымъ, Іоаннъ сказалъ:

— «Отче святый! Я хочу дочь свою отдать замужъ».

Помолчавъ немного, подвижникъ замѣтилъ:

— «Рабъ Божій! Подожди недолго и, какъ будетъ угодно Богу о ней, такъ и поступи».

На слѣдующій день преподобный отправился въ свою обитель, а дочь Іоанна чрезъ сорокъ дней послѣ этого умерла дѣвицей.

Другое чудо случилось послѣ кончины преподобнаго Діодора. Юноша Андрей, жившій въ Юрьегорской обители, былъ невоздерженъ въ пищѣ и питіи и согрѣшалъ блудомъ. Не хотя смерти грѣшника, Господь наказалъ Андрея слѣпотою. Онъ искалъ у людей себѣ помощи, но не находилъ. Тогда пришелъ ко гробу преподобнаго, горячо молился объ исцѣленіи, утиралъ свои слѣпые глаза покровомъ съ гроба и клобукомъ преподобнаго, и тотчасъ прозрѣлъ. Это произошло въ 1656 году. Но скоро забылъ Андрей милость угодника Божія и предался мыслію своею прежнему грѣху. Тогда явился ему во снѣ преподобный и съ запрещеніемъ говорилъ:

— «Не согрѣшай, не согрѣшай, чтобы не захворать тебѣ прежнею болѣзнью».

Немного времени помнилъ Андрей предостереженіе угодника Божія, потомъ опять предался своему грѣху и даже впалъ въ блудъ. Напала тогда на него болѣзнь и страдалъ онъ ею, пока не покаялся настоятелю и не исправилъ своей жизни.

Разъ у Андрея возникло желаніе уйти изъ обители. Но преподобный Діодоръ еще разъ явился ему во снѣ и сказалъ:

— «Терпи на мѣстѣ семъ и хорошо тебѣ будетъ».

Вспомнилъ Андрей милости, явленныя ему угодникомъ Божіимъ, убоялся оставить обитель, съ радостью обѣщался. терпѣть въ ней, сколько будетъ угодно Господу и принялъ монашеское постриженіе.

Примѣчанія:
[1] Въ древнихъ источникахъ — житіяхъ и мѣсяцесловахъ — имя преподобнаго называется двояко — Діодоръ или Даміанъ. Мы употребляемъ одно имя — Діодоръ.
[2] Древнее житіе преп. Діодора написано неизвѣстно кѣмъ въ полов. XVII столѣтія.
[3] Турчасово — село Архангельской губ., нынѣ Онежскаго уѣзда, въ 122 верстахъ отъ уѣзд. города.
[4] Соловецкій монастырь находится на Соловецкомъ островѣ Бѣлаго моря; основанъ въ первой половинѣ XV в. преподобными Германомъ, Савватіемъ и Зосимой.
[5] Игуменъ Антоній управлялъ Соловецкимъ монастыремъ съ 1603 по 1612 г.
[6] Постриженіе преподобнаго Діодора было при игуменѣ Антоніи, значитъ не ранѣе 1603 г. и не позднѣе 1612 г., чрезъ три года по приходѣ преподобнаго въ обитель, когда ему было 19 лѣтъ. Слѣдовательно онъ родился между 1584 и 1593 гг., пришелъ въ Соловецкій монастырь между 1600 и 1609 гг.
[7] Здѣсь вѣроятно разумѣется Святое озеро, которое лежитъ близъ самаго монастыря съ восточной стороны.
[8] Вблизи Соловецкаго острова находятся еще: Анзерскій, Муксалмскій большой и малый, два Заяцкихъ — большой и малый. Всего вѣроятнѣе преп. Діодоръ отправился изъ Соловецкаго монастыря на Соловецкій же островъ.
[9] Въ житіи преподобнаго называются слѣдующіе отшельники: старецъ Ефремъ Черный, мірянинъ Никифоръ Новгородецъ, иноки: Алексій Калужанинъ, Іоасафъ, Тихонъ Москвитинъ, Ѳеодулъ Рязанецъ, Порфирій, Трифонъ, Іоасафъ Молодой, Севастіанъ. Имена другихъ не названы.
[10] Уѣздный городъ Тульской губерніи.
[11] Такъ называли перваго Лжедимитрія, котораго считали разстриженнымъ чернецомъ Григоріемъ Отрепьевымъ. Царствовалъ онъ съ 1605 г. по 1606 г.
[12] Управлялъ Соловецкой обителью съ 1613 г. по 1626 г. (или по 1628 г.) Память его 17 іюля.
[13] Имя его неизвѣстно.
[14] Рѣка Онега протекаетъ въ губерніяхъ Олонецкой и Архангельской, впадаетъ въ Бѣлое море въ Онежской губѣ.
[15] Кена — лѣвый притокъ р. Онеги. Она вытекаетъ изъ Кенозера — озера на границѣ Пудожскаго и Каргопольскаго уѣзд. Олонецкой губ.
[16] Мѣсто это находится въ Онежскомъ уѣздѣ, Арханг. губ., въ 147 верстахъ къ юго-зап. отъ гор. Онеги, на границѣ Олонецкой губ.
[17] Александръ Булатниковъ, постриженникъ Соловецкаго монастыря, былъ келаремъ Троицкой лавры съ 1622 г. по 1642 г. Будучи знатнымъ по происхожденію и воспріемникомъ дѣтей царя Михаила Ѳеодоровича, Александръ имѣлъ значительныя средства и давалъ богатые вклады главнымъ образомъ въ монастырь преп. Сергія.
[18] Инокння Марѳа, насильно постриженная въ монашество Борисомъ Годуновымъ въ 1601 г., была женою боярина Ѳеодора Никитича Романова (въ монашествѣ Филарета) и называлась въ мірѣ Ксенія Іоанновна.
[19] На наши деньги это будетъ около 4200 рублей.
[20] Управлялъ Новгородской митрополіей съ 1626 г. по 1634 г.
[21] Путешествіе преп. Діодора въ Москву и строеніе монастыря относится къ 1626 году. Дальнѣйшая исторія обители такая: она существовала до 1764 г., когда обращена въ приходскій храмъ Юрьегорскаго погоста. Храмъ Живоначальныя Троицы имѣетъ два придѣла — Введенскій и во имя Зосимы и Савватія, Соловецкихъ чудотворцевъ.
[22] Память преподобнаго Александра Ошевенскаго празднуется 20 апрѣля.
[23] Управлялъ Россійской Церковію съ 1619 по 1633 гг.
[24] Уѣздный городъ Олонецкой губ. на берегу р. Онеги.
[25] Мощи преп. Діодора почиваютъ нынѣ подъ спудомъ въ самой церкви Живоначальной Троицы, въ 1764 г. обращенной въ приходскую. Когда установлено мѣстное празднованіе преподобному, неизвѣстно.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга дополнительная, первая: Мѣсяцы Сентябрь-Декабрь. — М.: Синодальная Типографія, 1908. — С. 423-437.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0