Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 23 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 19.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Ноябрь.
День двадцать шестой.

Житіе святаго отца нашего Иннокентія, епископа Иркутскаго [1].

Святый Іоаннъ родился около 1680 года. Когда онъ достигъ отроческаго возраста, то около 1695 года отданъ былъ въ училище при Кіевскомъ Богоявленскомъ монастырѣ [3]. Здѣсь святый отрокъ обучался риторикѣ, философіи, богословію и языкамъ: латинскому, греческому и польскому. Училище при Кіевскомъ Богоявленскомъ монастырѣ, переименованное въ 1701 году въ академію, было тогда лучшимъ разсадникомъ просвѣщенія и благочестія въ Юго-Западной Руси. Въ то время въ немъ преподавали многіе знаменитые мужи. Ректоромъ академіи былъ ученый архимандритъ Іоасафъ Кроковскій, словесность преподавалъ Стефанъ Яворскій, впослѣдствіи митрополитъ Рязанскій и мѣстоблюститель патріаршаго престола. Въ то же время былъ наставникомъ въ академіи и знаменитѣйшій проповѣдникъ царствованія Петра I — Ѳеофанъ Прокоповичъ [4].

Блаженный Іоаннъ прилежно занимался науками; до насъ дошло много книгъ, переписанныхъ рукою святителя или принадлежавшихъ ему. Особенно же ревностно изучалъ святый Іоаннъ словесность и читалъ западно-русскихъ проповѣдниковъ, такъ какъ желалъ впослѣдствіи подвизаться въ проповѣданіи слова Божія. Не менѣе любилъ онъ читать творенія отцовъ и учителей Церкви и другія назидательныя книги. Молитва и изученіе слова Божія — таковы были занятія блаженнаго Іоанна въ годы ученья. Но святый этимъ не довольствовался: сердце его давно уже горѣло любовію къ Богу. Уже давно мечталъ онъ о томъ, чтобы посвятить себя всецѣло на служеніе Господу. Внѣшнія тяжелыя обстоятельства побудили его ускорить свое намѣреніе. Смерть родителей, чума, появившаяся тогда въ Кіевѣ, наконецъ вѣроятно преслѣдованіе Мазепой всего рода Кульчицкихъ представили блаженному Іоанну еще болѣе тщетность и суету сей жизни. Посему, окончивъ въ 1706 году курсъ обученія въ Кіевской академіи, онъ воспринялъ иночество и вступилъ съ именемъ Иннокентія въ число братіи Кіево-Печерской обители.

Недолго однако блаженный Иннокентій подвизался въ Кіевской лаврѣ. Въ 1710 году онъ былъ вызванъ въ Москву Стефаномъ Яворскимъ для преподаванія въ Московской Славяно-греко-латинской академіи. Эта академія находилась въ Заиконоспасскомъ монастырѣ [5]. Здѣсь святый Иннокентій преподавалъ словесность и поучалъ своихъ учениковъ искусству церковнаго витійства. Въ 1714 году святый былъ назначенъ префектомъ академіи. Его обязанностью было наблюдать за порядкомъ внутренней и внѣшней жизни воспитанниковъ, а кромѣ того онъ еще преподавалъ нравственное богословіе и философію. Такую должность онъ занималъ до 1719 года. Въ этомъ году онъ былъ вызванъ въ званіи соборнаго іеромонаха въ Александро-Невскую Лавру [6] и назначенъ на корабль «Самсонъ», стоявшій въ Ревелѣ [7]. Вскорѣ онъ былъ переведенъ оберъ-іеромонахомъ въ городъ Або [8]. Занимая сію должность, святый былъ начальникомъ флотскихъ іеромонаховъ, служившихъ въ Финлядскомъ корпусѣ, надзиралъ за ихъ поведеніемъ, разрѣшалъ недоразумѣнія и сносился о церковныхъ нуждахъ съ Святѣйшимъ Синодомъ. Такъ какъ святый Иннокентій по обязанности своей службы каждую недѣлю долженъ былъ посѣтить каждый корабль, то вѣроятно онъ хорошо былъ извѣстенъ государю, такъ любившему созданный имъ флотъ.

Но Господь назначилъ Своему угоднику новое, высшее служеніе. Онъ судилъ ему быть просвѣтителемъ отдаленнѣйшей окраины русскаго государства — Восточной Сибири.

Сибирь, завоеванная въ 80-хъ годахъ XVI вѣка, хотя медленно, но непрерывно заселялась русскими переселенцами. По берегамъ многочисленныхъ рѣкъ они строили зимовья для сбора дани съ инородцевъ, остроги для военной защиты отъ ихъ набѣговъ и города, гдѣ сосредоточивалось управленіе завоеваннаго края. Вмѣстѣ съ разселеніемъ Русскихъ по обширной Сибири распространялась и Христова вѣра: по зимовьямъ ставились кресты или часовни, по острогамъ строились церкви, а по городамъ церкви и монастыри. Въ 1620 году была открыта Сибирская епархія въ городѣ Тобольскѣ [9]. Но одного епископа, разумѣется, было недостаточно для огромной страны и церковная жизнь Сибири за все XVII столѣтіе представляла грустную картину вопіющихъ безпорядковъ. Духовенства было недостаточно и многія церкви стояли безъ пѣнія, монастыри жили безъ устава и монахи были таковыми только по имени. Среди вѣрующихъ, не исключая и духовенства съ монашествомъ, встрѣчались такіе пороки и царила такая распущенность, что неприлично и описывать. Сибирь нуждалась въ апостолахъ вѣры Христовой.

Въ половинѣ XVII столѣтія русскіе переселенцы дошли до границъ Китайской имперіи, до озера Байкалъ и рѣки Амуръ. Въ то время были тамъ построены небольшія крѣпости-остроги: въ 1654 году построенъ Нерчинскій острогъ, въ 1665 году Селенгинской — оба на восточной сторонѣ Байкала, а на западной еще ранѣе, въ 1652 году было основано Иркутское городище для сбора дани съ сосѣднихъ инородцевъ [10]. Благодаря этимъ русскимъ переселенцамъ начинаются сношенія и столкновенія съ Китаемъ; отъ нихъ проникаетъ въ Китай и православная христіанская вѣра. Въ 1650 году казацкій атаманъ Іероѳей Хабаровъ занялъ китайскій городъ Албазинъ на лѣвомъ берегу рѣки Амура [11]. Укрѣпившись въ Албазинѣ и настроивъ городковъ, казаки держались здѣсь тридцать пять лѣтъ и отсюда владѣли всѣмъ теченіемъ Амура. Но въ 1685 году Китайцы осадили 450 казаковъ, засѣвшихъ въ Албазинѣ, съ 15-ти-тысячнымъ войскомъ и многочисленной артиллеріей и, истребивъ часть Русскихъ, остальныхъ (около 300 человѣкъ) взяли въ плѣнъ. Китайцы предложили плѣнникамъ на выборъ — или вернуться въ свои сибирскія поселенія или поступить въ подданство Китайскому богдыхану. Изъ нихъ перешло въ китайское подданство только 45 человѣкъ съ женщинами и дѣтьми. Эти плѣнные албазинцы и были зерномъ православной русской миссіи въ Китаѣ. При выходѣ своемъ изъ Албазина они взяли съ собою изъ крѣпостной церкви бѣдную церковную утварь съ иконами и въ числѣ ихъ образъ святителя Николая, а также насильно увлекли съ собою священника Максима Леонтьева. Русскіе плѣнники были приняты богдыханомъ Канси [12] очень ласково, поселены были въ самой столицѣ Китая — въ Пекинѣ, на такъ называемомъ «Берестовомъ урочищѣ», въ сѣверо-восточномъ углу столицы, у самой городской стѣны. Спустя немного времени богдыханъ отдалъ плѣннымъ христіанамъ буддійское капище, которое они передѣлали въ часовню. Сами плѣнники причислены были къ почетному сословію воиновъ. Въ 1696 году часовня превращена была въ церковь во имя Святой Софіи, Премудрости Божіей, хотя обычно называлась Никольскою по имени чтимой иконы. Престарѣлый отецъ Максимъ ревностно трудился на чужбинѣ и продолжалъ свою пастырскую дѣятельность до самой кончины своей, послѣдовавшей въ 1711 или 1712 году.

По мысли митрополита Тобольскаго Филоѳея, неутомимаго «апостола Сибири» [13], въ 1715 году съ согласія богдыхана отправлена была первая русская миссія изъ десяти лицъ подъ начальствомъ архимандрита Иларіона Лежайскаго. Богдыханъ принялъ миссію ласково, далъ ей содержаніе и дозволилъ богослуженіе.

Въ 1718 году настоятель миссіи архимандритъ Иларіонъ скончался. На его мѣсто Святѣйшимъ Синодомъ былъ назначенъ святый Иннокентій. Еще до возведенія его въ санъ архимандрита, до Синода дошли слухи, что китайскій императоръ Канси склоненъ принять христіанство [14]. По сему поводу Тобольскій митрополитъ Филоѳей, отъ котораго была въ зависимости и китайская миссія, писалъ Сибирскому губернатору князю Гагарину, чтобы онъ сообщилъ о томъ Стефану Яворскому: «полезно было бы при назначеніи добраго и мудраго человѣка въ Пекинъ почтить его чиномъ архіерейскимъ или архипастырскимъ и клиру съ нимъ послать человѣкъ 15».

Святѣйшій Синодъ, разсмотрѣвъ это дѣло, опредѣлилъ послать въ Пекинъ, столицу Китая, епископа, чтобы онъ могъ рукополагать священниковъ и діаконовъ. Епископомъ въ Пекинъ и выбрали святаго Иннокентія, мужа извѣстнаго своимъ благочестіемъ и ученостью. Это опредѣленіе рѣшено было повергнуть на усмотрѣніе императора Петра I. Во время производства этого дѣла архимандритъ Александро-Невской Лавры Ѳеодосій былъ назначенъ епископомъ Новгородскимъ [15], а святому Иннокентію было временно поручено исполнять должность намѣстника Лавры.

14 февраля 1721 года Святѣйшій Синодъ доложилъ императору Петру I: «опредѣленнаго въ Хинское государство (то-есть, въ Китай) іеромонаха Иннокентія Кульчицкаго архіереемъ Иркутскимъ и Нерчинскимъ для близости къ оному государству посвятить ли? и онаго для удобнѣйшаго обхожденія отъ Сибирской епархіи отдѣлить-ли?» Государь повелѣлъ:

— «Въ архіереи посвятить, но лучше безъ титула городовъ, понеже сіи города порубежные къ Хинѣ (то-есть, къ Китаю), чтобы іезуиты не перетолковали низко и бѣдства бъ не нанесли».

Тогда святый Иннокентій донесъ въ Синодъ:

— «Понеже Богу, Царскому Величеству и Вашему Святѣйшему Синоду тако изволися, во еже бо мене, нижеподписаннаго, почетъ саномъ епископства, послать въ Китай на дѣло, яже Вамъ извѣстно, сего ради и азъ такихъ высокихъ лицъ воль не противяся, но иаче со всякимъ достодолжнымъ почтеніемъ облобызая, дерзаю нѣкія нужды, безъ которыхъ тамо и на пути быти невозможно, изъявити».

Въ дальнѣйшемъ донесеніи блаженный Иннокентій просилъ отпустить необходимыя для богослуженія вещи и потребную сумму.

5 марта 1721 года святый Иннокентій былъ посвященъ въ епископа въ Петербургѣ въ присутствіи самого государя. Но такъ какъ по церковнымъ правиламъ всякій епископъ долженъ именоваться по области, то блаженнаго Иннокентія нарекли епископомъ Переяславскимъ отъ имени Переяславля Залѣсскаго, нынѣ уѣзднаго города Владимірской губерніи. Въ указѣ Святѣйшаго Синода сказано, что Иннокентій рукоположенъ во епископа, «для проповѣди слова Божія и размноженія ради православныя восточнаго благочестія вѣры въ Хинское государство, гдѣ архіерея прежде сего не бывало».

Назначая Иннокентія на евангельскую проповѣдь, Святѣйшій Синодъ въ то же время поставилъ его въ независимое положеніе относительно митрополита Сибирскаго, подчинилъ новопоставленнаго святителя непосредственно себѣ, а Сибирскому владыкѣ предписывалъ помогать епископу Иннокентію въ его сношеніяхъ съ Святѣйшимъ Синодомъ.

19 апрѣля 1721 года святитель вмѣстѣ съ двумя іеромонахами, двумя діаконами, 5 пѣвчими и съ нѣсколькими служителями, выѣхалъ изъ Петербурга въ Москву. Въ Москвѣ святитель получилъ грамоту отъ Сената, въ которой говорилось между прочимъ, чтобы по прибытіи своемъ въ Китай, не разглашалъ тамъ о себѣ, что имѣетъ архіерейскій санъ, — и это затѣмъ, чтобы не учинилось какое нибудь препятствіе отъ іезуитовъ, противниковъ православной вѣры, которые издревле имѣли обычай сѣять посреди пшеницы православія плевелы раздоровъ и поношеній. Если же случайно кто-нибудь изъ тамошнихъ знатныхъ и высокихъ лицъ спроситъ его о чинѣ, то могъ сказать, что имѣетъ чинъ епископства ради того, что можетъ рукоположить священника и діакона, когда ихъ надобно будетъ на мѣсто умершихъ, а не ради чего другого. Но и такое заявленіе предписывалось дѣлать съ большою осторожностью.

Еще святитель не покидалъ Россіи, какъ уже власти опасались враждебныхъ дѣйствій со стороны Китайцевъ и въ особенности со стороны хитрыхъ іезуитовъ. Ожиданія эти оправдались, но исполнилось также и то, чего Святѣйшій Синодъ ждалъ отъ святаго Иннокентія. На отдаленной окраинѣ Русскаго государства святитель былъ истиннымъ пастыремъ, яркимъ свѣточемъ Христова ученія, приведшимъ ко Господу не мало душъ изъ тьмы язычества.

Предъ отъѣздомъ въ Сибирь святому Иннокентію были выданы изъ патріаршей ризницы серебряные сосуды и омофоръ. Прочую же необходимую утварь, по синодальному распоряженію, взяли въ Суздалѣ изъ ризницы митрополита Ефрема. А богослужебныя книги были выданы ему изъ Синодальной Типографіи [16].

Около года употребилъ святитель, чтобы достигнуть города Иркутска, гдѣ онъ долженъ былъ ждать дальнѣйшихъ распоряженій Синода. Путешествіе было весьма тягостно и трудно. Много опастностей грозило путешественникамъ. Суровый климатъ, незнакомыя мѣста, отсутствіе дорогъ, дикіе звѣри, инородцы-кочевники — все это пришлось перенести святому Иннокентію и его спутникамъ. Имъ пришлось имѣть съ собою порохъ и ружья. Наконецъ въ мартѣ 1722 года святитель вмѣстѣ со своей свитой прибылъ въ Иркутскъ. Иркутскій воевода Полуектовъ немедленно послалъ грамоту нашего правительства въ Ургу къ Тушетхану, монгольскому владѣтелю, черезъ котораго обычно пересылались грамоты Китайскому правительству со стороны Россіи.

Незадолго передъ этимъ временемъ, въ 1719 году императоръ Петръ I отправилъ въ Пекинъ посольство для разрѣшенія вопросовъ о свободной торговлѣ Россіи съ Китаемъ. Посланникомъ былъ назначенъ капитанъ гвардейскаго Преображснскаго полка Левъ Измайловъ. Въ инструкціи, данной Измайлову, стояли требованія, чтобы Китайское правительство не возбраняло пріѣзжавшимъ Русскимъ содержать свою вѣру, чтобы оно разрѣшило постройку православной церкви и отвело для нея мѣсто. Но посольство Измайлова не имѣло успѣха: разрѣшенія на постройку второй церкви дано не было. Въ это время пришло въ Пекинъ извѣстіе, что 700 человѣкъ Монголовъ перебѣжали русскую границу. Этимъ Китайское правительство воспользовалось, чтобы прекратить переговоры съ русскимъ посланникомъ: Измайлову объявили, что до тѣхъ поръ не дадутъ отвѣта на его предложенія, пока не кончится дѣло о бѣглецахъ. Измайловъ долженъ былъ уѣхать изъ Китая въ мартѣ 1721 года.

Когда святый Иннокентій приблизился къ китайской границѣ, въ это время изъ Китая уже выѣхалъ нашъ посланникъ. Тушетханъ сообщилъ нашему правительству, что при рекомендательной грамотѣ святителю нѣтъ письма отъ Сибирскаго губернатора къ нему, Тушетхану и вообще русская новая миссія не можетъ быть принята ранѣе, чѣмъ кончатся переговоры о выдачѣ бѣглецовъ. Причиной такого нерасположенія Китайцевъ слѣдуетъ считать зависть іезуитовъ. Въ листѣ или рекомендательной грамотѣ, посланной изъ Сената въ отсутствіе Петра Великаго, святитель былъ названъ «духовной особой, господиномъ Иннокентіемъ Кульчицкимъ». Іезуиты поспѣшили объяснить въ неблагопріятномъ для насъ смыслѣ, что должно подразумѣвать подъ словами: «господинъ, духовная особа» [17].

Присланная вскорѣ Тобольскимъ губернаторомъ къ Тушетхану грамота, еще болѣе затруднила и безъ того запутанныя отношенія. Согласно съ обычаемъ Иннокентій былъ названъ въ этой грамотѣ «великимъ господиномъ». Китайское правительство отвѣчало, что богдыханъ не можетъ принять такой великой и важной особы. Такъ дѣло о посылкѣ въ Китай святителя не могло быть приведено къ желанному концу. Подозрительность и замкнутость Китайцевъ, интриги и зависть іезуитовъ, тяжелыя историческія условія, которыя тогда переживало русское государство — это было время персидскаго похода [18] — вотъ главныя причины, воспрепятствовавшія успѣху миссіи.

Между тѣмъ положеніе святителя, который проживалъ тогда въ Троицкомъ Селенгинскомъ монастырѣ [19], было крайне тягостно. Онъ неоднократно обращался въ Синодъ за дальнѣйшими распоряженіями.

— «Гдѣ мнѣ главу приклонити и прочее житія моего время окончити Святѣйшій Правительствующій Синодъ заблагоразсудитъ? Прошу покорно о милостивомъ указѣ, что мнѣ дѣлать: сидѣть-ли въ Селенгинскѣ и ждать того, чего не вѣдаю, или возвратиться назадъ? И чѣмъ? Понеже безъ указа подводъ не дадутъ. И куда? Понеже лисы язвины имѣють на опочинокъ (то-есть, для отдыха), я же по сіе время не имамъ, гдѣ главы приклонити. Скитаюся бо со двора на дворъ и изъ дома въ домъ преходящи».

Такъ описывалъ самъ святитель свое положеніе. Святѣйшій Синодъ, надѣясь, что положеніе дѣлъ измѣнится къ лучшему, прислалъ въ 1723 году святителю указъ, которымъ повелѣвалъ ему пребывать въ Селенгинскѣ до тѣхъ поръ, пока не измѣнятся обстоятельства.

Положеніе святителя все болѣе и болѣе становилось бѣдственнымъ и затруднительнымъ. Жалованье стали задерживать и не выдавать, писемъ въ Россію нельзя было посылать, такъ какъ Китайцы ихъ перехватывали.

— «Что ми хощетъ Святѣйшій Синодъ творить и куда обратить? Ибо зѣло печаленъ есть, не вѣдая пути, въ оньже пойду», — писалъ святитель въ Синодъ.

Не получая жалованія, онъ самъ и его свита питались доброхотными даяніями русскихъ купцовъ; свита занималась рыбной ловлей, святитель самъ чинилъ свое изношенное платье. Скудна и бѣдна была жизнь чиновъ китайской миссіи, но богатый смиреніемъ и терпѣніемъ, святитель подавалъ всѣмъ примѣръ и утѣшалъ надеждой на будущее воздаяніе. Единственной отрадой для блаженнаго Иннокентія было тогда совершать богослуженіе въ Селенгинскомъ соборѣ. Но нужда заставила его переѣхать на дачу Троицкаго Селенгинскаго монастыря. Эта дача находилась на лѣвомъ берегу рѣки Хилки, противъ селенія Красноярскаго. Въ бывшемъ при той дачѣ храмѣ святитель изливалъ въ молитвахъ предъ Господомъ свою печаль; лишь одна молитва и поддерживала святаго. Несмотря на тягостныя условія жизни, святитель не любилъ оставаться въ праздности. Въ свободное отъ молитвъ время онъ писалъ иконы. Много такихъ иконъ, писанныхъ его рукою, сохраняется еще и теперь въ храмѣ села Куналеи, къ которому приписано было Красноярское. Въ то же время святитель проповѣдывалъ слово Божіе жившимъ вокругъ Бурятамъ и Монголамъ, и много содѣйствовалъ утвержденію среди нихъ истинной вѣры Христовой. Посему Церковь, воспоминая о святителѣ, воспѣваетъ: «Радуйся, яко проповѣдію Евангелія, тобою къ языкамъ Монгольскимъ принесенной, злоухищреніе душъ человѣческихъ жестоко посрамися». Въ Селенгинскѣ и на дачѣ монастыря святый прожилъ три года.

Между тѣмъ въ Китаѣ произошли перемѣны. Еще въ концѣ 1722 года померъ престарѣлый богдыханъ Канси и на престолъ вступилъ сынъ его Юнъ-чженъ. Новый государь былъ очень нерасположенъ къ иностранцамъ и къ христіанамъ: онъ распорядился выслать изъ предѣловъ Китая большую часть католическихъ миссіонеровъ, храмы ихъ обратить въ общественные дома, строго воспретилъ совершать богослуженіе. Въ этомъ нерасположеніи китайскаго государя къ христіанамъ и заключалась теперь главная причина того неопредѣленнаго положенія, въ которомъ находился святитель Иннокентій.

Въ августѣ 1724 года возобновились переговоры съ китайскими уполномоченными, которые прибыли въ Селенгинскъ. Но они отказались хлопотать предъ своимъ правительствомъ о пропускѣ святаго Иннокентія:

— «Мы теперь не можемъ принять его, пока не доложимъ богдыхану, а когда будетъ отъ самодержца Всероссійскаго нѣкая персона, съ такими же полномочіями, какія у насъ, и договоръ сдѣлается о всемъ, зачѣмъ мы были присланы, снова будемъ тогда (хлопотать) и объ этомъ господинѣ, получивъ инструкціи отъ нашего государя, принятъ ли онъ будетъ или нѣтъ».

Такъ китайскіе уполномоченные потребовали прежде всего отправки посла въ Петербургъ; на это нужно было много времени.

Въ то время (14 февраля 1725 года) изъ Синода пришелъ указъ, которымъ блаженному святителю повелѣвалось выѣхать изъ Селенгинска въ Иркутскъ и ждать здѣсь новаго указа. Прибывъ въ Иркутскъ, святитель, съ согласія Тобольскаго митрополита Антонія, поселился въ Вознесенскомъ монастырѣ [20]. Здѣсь святитель прожилъ почти годъ, не вступаясь въ дѣла управленія, только посвящая ставленниковъ по порученію митрополита Сибирскаго. Новыя невзгоды ожидали святаго мужа на новомъ его мѣстожительствѣ. Архимандритомъ Вознесенскаго монастыря былъ Антоній Платковскій, человѣкъ честолюбивый и очень хитрый [21]. Стремленіе стать во главѣ Пекинской миссіи побуждало его, не разбирая средствъ, домогаться своей цѣли. Платковскій отличался необузданнымъ нравомъ и жестокостью. Но за дальностью отъ Петербурга и покровительствомъ нѣкоторыхъ лицъ, онъ, не обращая вниманія на жалобы угнетенныхъ, продолжалъ чинить несправедливости. Узнавъ о пріѣздѣ святаго Иннокентія въ Иркутскъ, Тобольскій митрополитъ Антоній и губернаторъ князь Долгоруковъ просили святителя разобрать ихъ споръ съ Платковскимъ, но святитель не взялъ на себя этого, такъ какъ считалъ себя не въ правѣ разбирать проступки архимандрита, не состоящаго въ его вѣдѣніи.

Въ апрѣлѣ 1726 года въ Иркутскъ прибылъ изъ Петербурга чрезвычайный посланникъ, графъ Савва Владиславичъ Рагузинскій. Графъ Рагузинскій посланъ былъ уже по смерти Петра I императрицей Екатериной I [22] затѣмъ, чтобы разрѣшить спорныя дѣла между Россіей и Китаемъ. Относительно святителя Иннокентія дано было графу такое постановленіе Святѣйшаго Синода — ѣхать ему съ посланниками въ Китай, если съ китайской стороны не будетъ къ тому препятствія; если же туда его не допустятъ, то предписывалось ѣхать съ графомъ архимандриту Антонію. Согласно этому указу святому Иннокентію пришлось сопровождать посланника до границы и поступать вообще по совѣту съ нимъ. Святитель отправился въ Селенгинскъ. Но и на этотъ разъ Господь не привелъ ему переѣхать за границу Россіи. Посланникъ письменно ходатайствовалъ передъ китайскими властями о пропускѣ святаго Иннокентія въ Пекинъ, но не имѣлъ успѣха. Послѣ свиданія съ двумя министрами богдыхана на пограничной рѣчкѣ Бурѣ посланникъ 31 августа 1726 года доносилъ въ Петербургъ, «что китайскіе министры, которые на границѣ его принимали, епископа Иннокентія Кульчицкаго туда съ нимъ, графомъ въ Китай безъ указа ханскаго не пропустили и не чаетъ онъ, чтобы его Китайцы приняли». Въ то же время Рагузинскій сообщалъ, что, по словамъ китайскихъ министровъ, богдыханъ никогда не согласится принять въ Китай такую превеликую особу, такъ какъ «великимъ господиномъ называется ихъ папа или хутухта». Такое донесеніе Рагузинскаго было принято въ Петербургѣ къ свѣдѣнію. Принято было и представленіе графа, чтобы послать въ Пекинъ архимандрита Антонія, о которомъ тотъ отзывался съ похвалою: живя въ Иркутскѣ, «учитъ нѣсколько дѣтей языку монгольскому и бывалъ въ Пекинѣ и человѣкъ трезвъ и не безъ ума». И вотъ Святѣйшій Синодъ повелѣваетъ святителю Иннокентію впредь до полученія новаго указа начальствовать въ Иркутскомъ Вознесенскомъ монастырѣ [23]. Неизвѣстность и неопредѣленность положенія томили святителя. Чѣмъ болѣе проходило времени, тѣмъ все болѣе затрудненій и лишеній приходилось ему испытывать. Но онъ терпѣливо переносилъ ихъ, ибо зналъ, что безъ воли Божіей ни одинъ волосъ не можетъ упасть съ головы человѣка. Несчастія и лишенія — это лучшій путь, ведущій къ вѣчному блаженству. Святый Иннокентій переносилъ ихъ безъ ропота.

Недолго однако святителю пришлось ждать новаго назначенія, — 26 августа 1727 года онъ получилъ указъ о бытіи ему епископомъ въ Иркутскѣ. До сего времени церковь иркутская признавалась только викаріатствомъ Тобольской митрополіи. Теперь она была выдѣлена въ особую епископію. На новомъ поприщѣ ждало святителя не отдохновеніе, не успокоеніе отъ прежнихъ трудовъ, а еще болѣе заботъ, еще болѣе невзгодъ. Достаточно упомянуть, что назначеніе въ Иркутскъ его предшественники принимали какъ наказаніе и очень тяготились этимъ [24]. Не такъ думалъ святитель. Не отдыха онъ искалъ въ земной жизни, а труда.

2 сентября 1727 года онъ обратился съ первымъ словомъ къ своей паствѣ какъ архипастырь и отецъ. Вотъ его посланіе:

«Божіею милостію преосвященный Иннокентій епископъ Иркутскій и Нерчинскій. Во градъ Иркутскъ всѣмъ церкви святыя и восточныя сыномъ послушнымъ, духовнымъ и мірскимъ, благодать Господа нашего Іисуса Христа, любовь Бога и Отца и причастіе Святаго Духа да будетъ со всѣми вами.

«Понеже благословеніемъ Божіимъ Ея Императорское Величество, имѣя сердце свое благодатное въ руцѣ Божіей, по докладу Святѣйшаго Правительствующаго Синода, благоволила мя милостивымъ своимъ Императорскимъ указомъ опредѣлить въ Иркутскую епархію настоящимъ епископомъ, и титуловати себѣ по той епархіи, якоже и прежде бывало, того ради молю прежде всѣхъ творити моленія за Ея Императорское Величество о здравіи, и всея Ея Императорской фамиліи, Святѣйшаго Правительствующаго Синода, такожде и о нашемъ смиреніи, титулуя насъ Иркутскимъ и Нерчинскимъ. Прочее молимъ васъ и архипастырски увѣщеваемъ, да такожде мудрствуйте единодушно, другъ друга честію больша творяще, миръ и любовь между собою имуще, якоже и апостолъ святый Павелъ поучаетъ: елика пречестна, елика прелюбезна, елика прехвальна и прочая, сихъ поучайтеся, симъ послѣдуйте, сія держите (ср. 2 Кор. 13, 11; Флп. 4, 8), тако да и временная благая и вѣчная удостоитесь наслѣдовати, всеусердно желаемъ и благословеніе посылаемъ. Аминь. Иннокентій епископъ».

Много огорченій доставилъ святому Иннокентію Антоній Платковскій. Возгордившись своймъ назначеніемъ въ Пекинскую миссію, онъ потребовалъ у святителя денегъ болѣе 1000 рублей изъ суммъ Вознесенскаго монастыря, не имѣя на то никакого права. Святитель отвѣчалъ, что выслать требуемой суммы онъ не можетъ, такъ какъ такихъ денегъ въ монастырской казнѣ нѣтъ. Въ то же время открылось, что самъ Платковскій въ бытность свою въ Иркутскѣ архимандритомъ Вознесенскаго монастыря растратилъ большія деньги. Надменный архимандритъ грозилъ даже, что онъ будетъ жаловаться въ Синодъ. Но дѣло кончилось тѣмъ, что онъ принужденъ былъ смириться и выплатить растраченныя имъ деньги.

Такія несправедливыя притязанія Платковскаго сильно утруждали святителя, который въ то же время ревностно занимался дѣлами по своей епархіи. Вступая на архипастырскій престолъ въ Иркутскѣ, святый Иннокентій былъ преисполненъ усердія послужить на пользу своей паствы, посвятить всѣ силы своимъ пасомымъ. Онъ ясно провидѣлъ, что много трудовъ ему предстоитъ на новомъ служеніи. Духовенство въ новой епархіи было въ самомъ жалкомъ положеніи. Большинство изъ лицъ духовныхъ не получило почти никакого образованія. Невѣжественные пастыри не многимъ отличались отъ пасомыхъ и не могли быть духовными руководителями ихъ — наставлять назидательнымъ словомъ и привлекать добрымъ примѣромъ. Дѣти духовныхъ учились тогда по большей части у своихъ отцовъ, а тѣ, сами получивъ скудное образованіе, не многому могли научить своихъ дѣтей. Недостаточное приготовленіе къ священному сану необходимо влекло за собою разные безпорядки и нестроенія. Многіе священники съ трудомъ читали и, стыдясь своего безграмотства, подпись за нихъ другихъ лицъ объясняли своимъ слабымъ зрѣніемъ, что «де онъ, попъ очима скорбенъ». Новыхъ служителей Церкви взять было неоткуда, ибо въ священники возводились изъ низшихъ степеней; изъ дьячка ставили діакономъ, а діаконъ возводился въ санъ іерея. Святитель Иннокентій не замедлилъ принять всѣ доступныя ему средства для искорененія такихъ нестроеній. Онъ потребовалъ, чтобы всѣ священники въ воскресные дни читали книжки, разосланныя Святѣйшимъ Синодомъ подъ названіемъ «Заповѣди съ толкованіемъ», также поученія святыхъ отцевъ Церкви. Въ случаѣ неисполненія своихъ обязанностей святитель грозилъ нерадивымъ пастырямъ судомъ Божіимъ, на которомъ они должны будутъ дать отвѣтъ не только за себя, но и за своихъ дѣтей духовныхъ. Вообще, понимая важное значеніе духовенства, святый Иннокентій старался возвысить его положеніе, что видно изъ одной рѣчи его, обращенной къ пастырямъ. Въ этой рѣчи святитель старался объяснить важность и отвѣтственность іерейскаго служенія. Онъ говорилъ, что священники — строители таинъ Божіихъ, свѣтъ для тьмы, соль земли, звѣзды неба, трубы, разоряющія стѣны грѣховнаго града, пастыри, которые обязаны отгонять волковъ отъ своего словеснаго стада. Священники, говорилъ ревностный архинастырь, должны усердно устроять домъ Божій, украшать его всякимъ благолѣпіемъ, особенно усердно проповѣдывать слово Божіе, непрерывно поучая своихъ духовныхъ чадъ.

Но одними предписаніями нельзя было всего исправить. Нужно было добрымъ ученіемъ и воспитаніемъ приготовить будущихъ пастырей Церкви. Посему святитель много заботился объ училищѣ. До него была одна монгольская школа, заведенная во время Платковскаго при Вознесенскомъ монастырѣ. Но при Платковскомъ школа эта была въ самомъ плохомъ состояніи. Въ началѣ 1728 года святитель устроилъ при монгольской школѣ и русскую. Съ того времени школа получила названіе русско-монгольской. Изъ русскаго отдѣленія этой школы должны были выходить будущіе пастыри. Святитель много заботился объ ней; онъ привелъ въ порядокъ ея помѣщеніе, вызвалъ самъ учителей. Въ школу принимались дѣти не только изъ духовенства, но также изъ всѣхъ сословій. Духовенству святитель приказалъ немедленно доставлять въ школу своихъ дѣтей отъ 7 до 15 лѣтъ возраста. Не исполнившіе этого распоряженія должны были уплачивать 15 рублей штрафа и кромѣ того дѣтей высылали черезъ начальство на счетъ непослушныхъ. Въ 1730 году, по прошествіи двухъ лѣтъ послѣ открытія школы, въ ней было уже около 35 человѣкъ учащихся. Святитель увеличилъ жалованіе учителямъ; онъ также ревностно заботился и о доставленіи необходимыхъ книгъ. Въ 1729 году для монгольскаго отдѣленія выписалъ нѣсколько книгъ у ламъ [25], жившихъ за озеромъ Байкаломъ. Переписчики переписали эти книги, подлинники были возвращены ихъ владѣльцамъ, а новыя книги были переданы въ школу для пользованія ими. Для надзора надъ учениками святитель выбралъ іеромонаха Лаврентія. Содержаніе школы стоило ему немалыхъ заботъ и огорченій. Средства были крайне скудны. Главнымъ образомъ святитель содержалъ эту школу на доходы Вознесенскаго монастыря и на свои собственныя, хотя послѣдніе были очень незначительны.

Дѣло въ томъ, что при опредѣленіи святаго Иннокентія на Иркутскую каѳедру не было почему-то сдѣлано распоряженіе о жалованіи ему. Также и предѣлы его епархіи не обозначены были точно. Тобольскій митрополитъ Антоній удерживалъ за собою нѣкоторые округи, которые должны были бы перейти къ святолу Иннокентію, такъ какъ ранѣе были въ вѣдѣніи Иркутскаго викарнаго епископа. Святитель ходатайствовалъ предъ Синодомъ въ 1728 году о своемъ жалованіи и просилъ точнѣе обозначить границы новой епархіи. Святѣйшій Синодъ 29 августа постановилъ о выдачѣ жалованія святителю и опредѣлилъ построить архіерейскій домъ для него; тогда же онъ нашелъ необходимымъ включить въ составъ новой епархіи не только Селенгинскій округъ, но также еще округи Якутскій и Илимскій. Для окончательнаго рѣшенія это постановленіе Синода было послано въ Сенатъ: но долго еще пришлось ждать сенатскаго распоряженія.

Въ то время въ Сибири былъ такой обычай: прихожане сами изъ своей среды выбирали лицъ, которыхъ считали достойными священства и посылали ихъ для поставленія къ епископу. И святый Иннокентій уважалъ этотъ обычай, при чемъ нисколько не поступался своимъ правомъ слѣдить за тѣмъ, чтобы избранные пастыри были достойны своего званія, и поставлялъ только таковыхъ. Если по справкѣ въ архіерейскомъ приказѣ дѣйствительно выбранное лицо не имѣло никакихъ препятствій къ принятію священнаго сана, то святитель полагалъ резолюцію «для наученія въ школѣ». Избираемый посылался въ монгольско-русскую школу и здѣсь учился не менѣе двухъ мѣсяцевъ. Въ это время онъ былъ обязанъ списать для себя правила изъ Духовнаго Регламента, относящіяся къ священническому служенію, затѣмъ заучить ихъ наизусть. Въ то же время онъ знакомился съ предстоящимъ ему новымъ служеніемъ. При выпускѣ изъ школы вышеупомянутый іеромонахъ Лаврентій испытывалъ его. Если по испытаніи выбранный признавался достойнымъ, то получалъ ставленную грамоту отъ святителя и, научившись отправлять церковное богослуженіе, уѣзжалъ на мѣсто своего служенія. Такъ заботился святитель о избраніи достойныхъ пастырей. Если же кто изъ избранныхъ прихожанами лицъ оказывался недостойнымъ великаго сана, то святитель отвергалъ такого.

При обширности Сибири и при затруднительности проѣздовъ святителю Иннокентію нерѣдко приходилось рукополагать священниковъ не только для своей Иркутской епархіи, но и для сопредѣтельной Тобольской. Многимъ ставленникамъ гораздо ближе было ѣхать для посвященія въ Иркутскъ, чѣмъ въ Тобольскъ. Но святитель Иннокентій дѣлалъ это по просьбѣ и уговору съ Тобольскимъ митрополитомъ Антоніемъ.

Много заботился святый Иннокентій о благолѣпіи службы Божіей. До него часто въ воскресные и праздничные дни не бывало богослуженія или бывало оно въ неудобное время, такъ что жители Иркутска жаловались на это святителю и онъ ревностно искоренялъ эти безпорядки. Святитель распорядился, чтобы священники въ городѣ Иркутскѣ не совершали литургіи слишкомъ рано. Онъ приказалъ въ праздники благовѣстить къ литургіи въ 9 часовъ утра, а въ простые дни въ 7 съ половиною.

Святый Иннокентій распорядился и о томъ, чтобы священники его епархіи не исполняли требъ въ чужихъ приходахъ, исключая крайней необходимости. Только на исповѣдь было дозволено принимать каждаго приходящаго даже изъ другихъ приходовъ. Причащаться же всякій былъ обязанъ въ своемъ приходскомъ храмѣ, при чемъ, если онъ былъ у исповѣди въ другомъ приходѣ, то отъ духовнаго отца давалась ему отпускная грамота, удостовѣряющая въ томъ, что онъ былъ на исповѣди и достоинъ принятія святыхъ Христовыхъ Таинъ.

Святитель обратилъ особенное вниманіе на большое число уклонявшихся отъ исповѣди. Въ одномъ Иркутскѣ въ 1722 году число не бывшихъ у исповѣди доходило до 420 человѣкъ. Святитель не могъ безъ вниманія оставить этого. Виновнымъ было сдѣлано внушеніе, чтобы они строго исполняли постановленія Церкви.

Вообще святый первопрестольникъ Иркутскій былъ ревностнымъ пастыремъ подчиненной епархіи, опытнымъ устроителемъ церковной жизни въ глухомъ краю необъятной Сибири. Съ этой стороны особенно замѣчательна инструкція святителя, данная священнику Даніилу Иванову, закащику, по нашему, благочинному.

— «Вѣдать тебѣ заказъ (благочиніе) Заморскій (Забайкальскій) во всемъ Селенгинскомъ округѣ, а въ дѣйствіи поступать по симъ пунктамъ:

1. Объѣхать тебѣ церкви въ твоемъ заказѣ и смотрѣть всего благочинія церковнаго и надъ священниками и надъ всѣмъ причтомъ, а именно: не безчинствовали бы, не шумѣли бы по улицамъ или въ церкви пьяни; не піютъ ли вино по кабакамъ и прочая по прибавленію Регламента о священникахъ.

2. Указы Его Величества разсылать, — а для разсылки оныхъ посылать поочередно въ твоемъ заказѣ дьячковъ и пономарей, аще куда скорыхъ и хорошихъ попутчиковъ не прилучится, а подводы дьячкамъ и пономарямъ брать отъ церкви до церкви.

3. Тебѣ, священнику давать вѣнечныя памяти ко всѣмъ церквамъ своего заказа, по правиламъ святыхъ Апостолъ и святыхъ отецъ и по указамъ Его Величества; а аще гдѣ далеко, то инымъ приказывать; собирать пошлину по прежнему обыкновенію безъ излишества: такожде давать дьячкамъ и пономарямъ указы по указу преосвященнаго со взятіемъ пошлинъ; въ прошеніяхъ о мѣстахъ прописано бы было, руга ли (то-есть, жалованье ли) ему, или изъ доходовъ питаться будетъ, и что онъ добрый и не подозрительный человѣкъ.

4. Тебѣ-жъ повсягодно собирать со всѣхъ церквей твоего заказа данныя по табели окладныя деньги безъ излишества. Аще гдѣ возобновятся по указу часовни, данныя окладныя собирать же и отдавать.

5. Аще кто на священника или на причетника подаетъ тебѣ доношеніе, тебѣ смотрѣть; аще въ какомъ важномъ дѣлѣ есть, отсылать въ Иркутскій архіерейскій приказъ къ рѣшенію, аще же о маловажныхъ дѣлѣхъ, таковыя самому по правиламъ и регламенту рѣшать, безъ всякой понаровки (то-есть, безъ всякаго попустительства).

6. О своемъ рѣшеніи дѣла доносить въ приказъ.

7. Доставлять отъ всѣхъ церквей метрическія тетради и исповѣдныя записи.

8. Надзирать за тѣмъ, чтобы не было безпаспортныхъ духовныхъ лицъ въ округѣ и, если окажутся, доставлять къ преосвященному.

9. Надзирать за тѣмъ, нѣтъ ли раскольниковъ и, если окажутся, доносить.

10. Не поступать сверхъ права, предоставленнаго инструкціею, и дѣла должности исполнять усердно и по совѣсти.

11. На бумагу, чернила брать со всѣхъ церквей по пропорціи, сколько изойдетъ; такоже и писчику опредѣлить съ каждой церкви по рублю, а больше не опредѣлять.

12. Подводы разложить на священниковъ съ причетники и собрать съ нихъ деньги въ одну сумму, по разсмотрѣнію прихода, съ кого надлежитъ больше, съ кого меньше, чтобъ въ томъ никому не было обиды; когда придутъ какіе указы, то наимовать изъ той суммы собранной безъ излишества и разсылать, куда надлежитъ».

Вообще недолголѣтнее пребываніе святителя Иннокентія на Иркутской каѳедрѣ было ознаменовано непрерывными заботами его о благѣ ввѣренной паствы и неусыпными трудами. Самъ онъ всѣмъ подавалъ примѣръ строгой благочестивой жизни и требовалъ, чтобы и духовенство служило примѣромъ для своей паствы.

Но трудно было бороться святителю съ нѣкоторыми пороками, которыми страдало сибирское духовенство. Особенно сильно былъ развитъ среди него порокъ пьянства. Часто священники «бывали сильны и храбры къ питью» въ домахъ прихожанъ. Такіе пастыри и въ храмѣ Божіемъ позволяли себѣ непристойные поступки: «въ церквахъ — говорятъ документы того времени, такіе священники, — овогда бранятся, овогда и дерутся; друзіи же злонравніи священницы въ церкви и алтарѣ сквернословятъ, бранятся и творятъ домъ Божій вертепомъ разбойниковъ»; многіе священники чревоугодію своему слѣдовали, пьяные бродили по улицамъ, валялись въ кабакахъ; по улицамъ бродя, безчинно шумѣли, ложились спать на дорогѣ, кощунствовали, дрались.

На это уже было давно обращено вниманіе духовной власти. Еще въ 1702 году въ Тобольскѣ былъ собранъ соборъ по поводу такихъ безчинствъ. Здѣсь были изданы правила противъ пьянства священниковъ и прочаго притча. Одно изъ нихъ подвергаетъ строгой отвѣтственности виновныхъ; «священникъ, аще въ безмѣрномъ явится пьянствѣ, или діаконъ, или дьячекъ и пономарь, пенѣ архіерейской подлежитъ, яко соблазнъ міру, по третьемъ же наказаніи чуждъ да будетъ священства».

Святый Иннокентій всякими мѣрами старался искоренить пьянство; виновныхъ онъ подвергалъ суду.

Разъ до святителя дошли слухи, что сторожъ одной церкви съ церковнымъ ключомъ былъ въ питейномъ домѣ и тамъ въ нетрезвомъ видѣ вступилъ въ драку съ другими. Святитель потребовалъ къ себѣ виновнаго, усовѣщивалъ его. Когда же тотъ сознался во всемъ, святитель повелѣлъ его держать взаперти въ монастырской хлѣбопекарнѣ съ тѣмъ, чтобы онъ сѣялъ муку, а затѣмъ отпустить, взявъ съ него росписку — впредь церковнаго ключа не носить съ собой въ корчемницу и жить трезво.

Не только наказаніемъ, но всего чаще увѣщаніемъ и своимъ мудрымъ словомъ старался святитель исправлять подчиненныхъ. Съ 1729 года военная церковь Якутскаго полка поступила въ вѣдѣніе Иркутскаго архипастыря. Святителю донесли, что полковой священникъ іеромонахъ Ѳеофанъ Капарскій ведетъ сильно нетрезвую жизнь и не исполняетъ своихъ обязанностей. Даже дни страстной седмицы не останавливали его. Святитель обратился къ нему съ трогательнымъ, чисто отеческимъ вразумленіемъ:

— «Честный отецъ Ѳеофанъ! Не заслужилъ ты такого нашего вразумленія, а скорѣе достоинъ безчестія. Однако мы пишемъ къ тебѣ. Какъ ты не стыдишься, что призванъ отъ Господа Бога о всемъ мірѣ святую жертву приносить и пасти стадо словесныхъ овецъ Его, о нихже истязанъ будешь и дашь отвѣтъ въ день страшнаго испытанія, а самъ ты того званія не содержишь, но безпрестанно пьешь и безгодно упиваешься до пьяна, а дѣла своего не исправляешь, чинишь многія бездѣльныя непотребства. Дѣло ли это священника? Нынѣ тебѣ это пишемъ, увѣщевая тебя отечески, чтобы ты исправился. Если же ты не оставишь своихъ пороковъ, то знай, что съ безчестіемъ ты изъ полку перемѣненъ будеши, позванъ къ намъ на судъ и пріимеши достойное по дѣламъ твоимъ. Но прошу, исправься».

Всѣми силами старался святитель искоренить этотъ недугъ духовныхъ пастырей народа. Для сего то онъ и требовалъ, чтобы прихожане были осмотрительны въ своемъ избраніи будущихъ священниковъ, избирали достойныхъ, а не такихъ, которые «надзираютъ корчемницы». «Сего ради, — говоритъ святитель въ одномъ изъ своихъ поученій къ пастырямъ, — достоитъ имъ познати свою честь и хранити ю, яко зѣницу ока, да свѣтъ не обратится въ тьму и слава въ безчестіе».

Святитель заботливо слѣдилъ, чтобы не было никакихъ распрей и раздоровъ среди духовенства. А при тогдашнемъ состояніи Сибирской церкви такіе случаи дѣйствительно иногда происходили, какъ это видно изъ слѣдующаго.

Дворянскій сынъ Никита Варлаамовъ съ царскаго разрѣшенія построилъ въ 1709 году монастырь въ Нерчинскѣ на свое иждивеніе. Согласно съ царской грамотой Никита былъ возведенъ въ санъ игумена и нареченъ Панкратіемъ. Въ этой грамотѣ было сказано, чтобы «игуменамъ не вѣдать крестьянъ, вѣдать имъ токмо церковь Божію». Завѣдываніе монастырскими имуществами послѣ Панкратія должно было перейти къ одному изъ мірянъ. Это и вызвало среди братіи недовольство и малое уваженіе къ вновь выбранному игумену послѣ Панкратія — іеромонаху Наѳанаилу. Нѣкоторые изъ братіи позволяли себѣ бранить новаго игумена; ссоры и брань, своеволіе и непослушаніе въ обители были непрестанные. Наѳанаилу пришлось лично просить святаго Иннокентія, чтобы онъ своей святительской властью положилъ предѣлъ такимъ безпорядкамъ. Святитель не остался глухъ къ просьбамъ Наѳанаила и послалъ въ Нерчинскій монастырь такое посланіе:

— «Указъ нашего архіерейства Нерчинскаго Успенскаго монастыря монахамъ, вкладчикамъ и крестьянамъ. Извѣстно нашему архіерейству отъ достовѣрныхъ персонъ учинилось, а наипаче отъ того монастыря игумена Наѳанаила, который въ прошломъ годѣ по просьбѣ нашей, а по благодати всесвятаго Духа, чрезъ мѣрность нашу произведенъ къ вамъ въ игумена, что отъ монаховъ и бѣльцовъ наносятся ему укорительныя, бездѣльныя слова; такожде во многихъ случаяхъ и монастырскихъ трудахъ, которые бываютъ для общей монастырекой пользы, чинится непослушаніе. Того ради мы васъ отечески увѣщеваемъ и повелѣваемъ, дабы вы игумену Наѳанаилу, яко отцу своему и начальнику, во всемъ повиновались и безъ его повелѣнія ничесоже дѣйствовали и между собою, яко звѣріе не ссорилися, подъ неблагословеніемъ Божіимъ и нашимъ. Аще противно будете чинить, и аще отъ него на васъ впредь будетъ въ чемъ прошеніе, то таковый къ отвѣту по указамъ Ея Императорскаго Величества взятъ будетъ въ Иркутскъ. Прочее же Богъ мира и любви да пробываетъ съ вами и наше недостойное благословеніе».

Не менѣе святитель заботился и о простыхъ мірянахъ. Побуждая священниковъ поучать своихъ чадъ духовныхъ, самъ святитель часто и неоднократно обращался къ своей паствѣ съ словомъ поученія. Въ своихъ проповѣдяхъ онъ грозно вооружался противъ пороковъ и кротко увѣщевалъ своихъ слушателей исполнять заповѣди Божіи, и призывъ святителя не оставался безъ отвѣта. Его мудрое и отеческое слово глубоко западало въ сердца слушателей. Множество народа стекалось, чтобы послушать его поученія. Многихъ слово святителя исправляло и поддерживало на жизненномъ пути, среди бѣдъ и невзгодъ. Болѣе 70 лѣтъ хранилось преданіе о краснорѣчивыхъ и сердечныхъ поученіяхъ блаженнаго Иннокентія. Многіе списывали эти поученія.

Остановимся на нѣкоторыхъ мысляхъ святителя, которыя онъ проводилъ въ своихъ поученіяхъ паствѣ; посмотримъ, куда онъ велъ свое словесное стадо. Мы отсюда увидимъ, какъ просто, наглядно и жизненно поучалъ онъ вѣрующихъ.

Міръ сей скоропреходящъ; человѣкъ на землѣ временный гость; конецъ для всѣхъ смерть. «Како слѣпцы... тако и мы, душевныма очима ослѣпленніи прелестію міра сего, не видимъ истиннаго пути, како прійти къ истинному Солнцу Свѣту Христу, понеже бо міръ сей прельщаетъ, много намъ живота обѣщаетъ; обѣщаетъ намъ злато, но отыметъ отъ насъ небесное благо; ни что же бо злато развѣ блато, понеже бо въ мірѣ семъ на земли есть. Обрѣтаются черви въ травахъ, иже въ нощи видятся свѣтлы, яко адаманты (то-есть, алмазы), аще же рукою прикоснешися, ничтоже ино, точію прахъ. Такъ и человѣкъ всякъ: аще повысится за высоту рода, за красоту лица, за крѣпость силы, за множество богатства; но узритъ себе прахъ и землю и червя, по словеси Давидову: азъ есмь червь, а не человѣкъ (Псал. 21, 7); еще же и древа существо премѣняется тлѣніемъ: гнилое дерево, а видится въ темномъ мѣстѣ свѣтло быти; аще разсмотриши и узриши точію тлѣніе и землю... Таковымъ образомъ и міряне, прилежащіи земнымъ вещемъ: аще приложитъ человѣкъ мысль на пищи и питіи, что ему воздастъ чрево, точію мотыліе и прахъ; аще же приложитъ человѣкъ тщаніе на купли и въ торгъ міра сего, что себе пріобрящетъ купецъ? Ничтоже, точію суету; а отъ сокровища и богатства своего ничтоже возмемъ, точію срачицу и саванъ. И аще человѣкъ оженится и дѣти приживетъ, сына оженитъ и дщери замужъ выдастъ и проживетъ сто лѣтъ и больше, потомъ что? Смерть; а по смерти пріобрящетъ тлѣніе...»

«О премудрый Соломоне, ты глаголеши: нѣсть ничто-же вѣчно пребывающее, и человѣцы, живущіе въ мірѣ семъ суетномъ, льстятся нажитками сего свѣта, говорятъ тако: «добро намъ здѣ быти». Не знаютъ, что говорятъ. Кое добро есть въ мірѣ семъ непостоянномъ? Въ мірѣ бо семъ вся измѣнна; ибо кто нынѣ живетъ, тотъ утрѣ во гробѣ гніетъ; нынѣ здравъ есть, яко Моисей, а по утру въ великомъ недузѣ, яко Іовъ; нынѣ въ чести и славѣ, а по утру въ темницѣ и заключеніи; днесь о богатствахъ печется, яже не можетъ сочести, яко же богачъ оный евангельскій, — а во утрій день единыя крупицы алчетъ, яко Лазарь, и не обрѣтаетъ; днесь на свободѣ, а утрѣ въ неволѣ; сегодня въ радости, а утрѣ въ печали, днесь господствуетъ и повелѣваетъ, утрѣ издыхаетъ и умираетъ».

Не должно привязываться къ богатству, ибо оно ведетъ къ погибели. «Понеже вы богатства свои держите на непотребныя вещи — на объяденіе и піанство и на нечистый блудъ; того ради богатства ваши до неба васъ не допущаютъ. А тѣ же богатства ваши и отъ муки васъ освобождаютъ, аще начнете милостыню творити».

Трогательно увѣщеваетъ святитель творить милостыню. «Вамъ должно быти милосердымъ къ прошенію нищихъ, егда къ вамъ вопіютъ: «Христа ради милостыню нищимъ»; и вы будьте милостивы на прошеніе ихъ. Не просятъ бо у васъ коего великаго дара; но только просятъ единыя копейки или малаго куска хлѣба, Бога ради. Будьте милостивіи; за ту бо милость сами отъ Бога помиловани будете... Аще убогимъ будемъ давати милостыню, отдастъ вамъ Богъ оную на томъ свѣтѣ, — и кто больше даетъ, тому и Богъ больше отдаетъ, а кто меньше даетъ, меньше тому подаетъ». Милостыня — это пріобрѣтеніе для вѣчности: ею получаетъ вѣрующій царство небесное. «Молюся вамъ, любимицы мои, еже бы намъ получити царство небесное. Чимъ же получити? 1) Даяти ясти алчущимъ, 2) даяти пити жаждущимъ, 3) пріимати странныя, 4) одѣвати нагія, 5) посѣщати немощныя, 6) въ темницу ходити, 7) спослѣдовати, во еже погребати мертвыя. Сими добродѣтельми получимъ царство небесное».

Совершеніе этихъ добродѣтелей святитель совѣтовалъ пріурочивать особенно къ великимъ праздникамъ. «Любимцы! не будьте не вѣрны словомъ и житіемъ, словомъ исповѣдуйте, яко воистину воскресе Господь, и житіемъ будете вѣрни въ твореніи добрыхъ дѣлъ, подаяніемъ милостыни и храненіемъ любви. И аще кто сотворитъ любовь, той нищія да одѣваетъ, а не суетнѣ плоть свою украшаетъ, якоже мы нынѣ творимъ: красимся ризами; что какова праздника ждемъ, Воскресенія Господня, или иного коего праздника, то мы готовимъ себѣ кафтаны хорошіе, рукавицы уборныя, шапки изрядныя, сапоги красные; а лучше бы намъ готовиться къ праздникамъ съ добрыми дѣлами».

Въ одномъ изъ своихъ поученій святитель ясно и просто излагалъ правила благочестивой жизни.

«Послушайте возлюбленніи, — говоритъ святитель, — се Христосъ Господь и Марія Мати Его, свята сущи, изволиста со грѣшники вчинитися (потому что Пресвятая Дѣва исполнила законъ, относящійся къ грѣшнымъ новорожденнымъ младенцамъ, и принесла въ жертву два птенца голубина). Также и намъ, братіе, учитися, еже очищати души наши святымъ покаяніемъ и ходити на молитву въ домъ Божій, и приносити потребная. Приносите овъ свѣщи, а инъ просфоры, а кто сего не имѣетъ, тотъ приходи въ церковь на молитву съ сокрушенною жертвою сердца, со слезами покаянія. Прежде всего бойся Бога, люби его всею душею и сердцемъ и помышленіемъ, а Пречистую Богоматерь и всѣхъ святыхъ почитайте, а въ церковь Божію безлѣностно приходите къ вечернѣ, и заутренѣ и обѣднѣ къ началу, и слушайте божественнаго пѣнія со вниманіемъ въ молчаніи; а изъ церкве до отпуска не выходите. Аще далече отъ церкве, или не досужно ти будетъ, то ты можешь дома правило свое исправить, пѣніе и поклоны по силѣ, а не лѣнися, да не безплоденъ будеши, аки древо сухое. И аще сотвориши правило безъ лѣности, то великую мзду отъ Бога получиши и грѣховъ отпущеніе. Праздники празднуйте духовно, а не тѣлесно, нищихъ милуйте, а въ церкви свѣщи и просфоры и ѳиміамъ по силѣ давайте; рабамъ же своимъ въ праздники отъ работы покой дайте; праздники празднуйте не объяденіемъ и пьянствомъ, но молитвою и чистотою. Кротко живите и во Христѣ любовь нелицемѣрну имѣйте ко всякому христіанину... Почитайте священниковъ, яко Божіи слуги, и всѣмъ церковникамъ честь воздавайте, и непріятеля своя люби, и Бога за нихъ моли, и люби всѣхъ православныхъ христіанъ яко самъ себѣ, другу не завиди, никого не обиди, сребра въ росты не давай, чти отца и матерь, больныя посѣщай, нужнымъ помогай, въ темницахъ и оковахъ потребная донеси, нищихъ по силѣ накорми, напой и одѣнь, вся бо та въ руцѣ Божіи влагаеши, вдовицъ не презри, наипаче всего отъ блуда бѣгай и съ женами живите по закону. Въ среду и пятокъ и воскресенье въ чистотѣ будьте. Праздники Господскіе и Пречистыя Богородицы и всѣхъ святыхъ почитай честно, а дѣти своя и челядь учи страху Божію, храни отъ пьянства; татьбы и всякаго зла удаляйся, а въ церкви Божіи дѣтемъ своимъ вели ходити ко службѣ во вся дни, а наипаче въ праздники... Аще случится согрѣшити, по наущенію діаволю, то вскорѣ исповѣждь отцу духовному, да не вкоренится діаволъ въ душѣ твоей, и смерть да не застанетъ тя безъ покаянія. А наипаче всего буди смиренъ, не высокоуменъ, не празднослови, скверныхъ бесѣдъ бѣгай, друга не укори, не досади... въ церкви Божіей стой на молитвѣ со страхомъ, ни говоря ни съ кѣмъ и не помышляй что зло въ сердцѣ своемъ, но точію глаголи: «Господи, помилуй мя».

Святитель указываетъ своимъ слушателямъ примѣры, слѣдуя которымъ они могутъ спастись.

«Да вспоминаемъ житія святыхъ, яже чтемъ на всякій день, како они угодиша Богу — смѣхомъ ли безобразнымъ или празднословіемъ угодили Богу? Ни како, но добрыми дѣлами. Тако и насъ учатъ молчанію и терпѣнію и остатися отъ злыхъ дѣлъ. И святые отцы, мужіе и жены, не съ небесъ же снидоша, но такожде на земли родишася и имяху тѣло отъ земли, якоже и мы. Имѣша и они искушеніе отъ демоновъ; но діавола побѣждаху. Они бо не много ядяху, яко же мы; виномъ не упивахуся, яко же мы творимъ окаянніи... Что же творили? Они бо работали Богу всѣмъ сердцемъ, терпѣли мученія, искушенія за Христово имя»...

Надъ всѣми святыми безмѣрно возвышается Матерь Божія, высшая небесъ и чистшая свѣтлостей солнечныхъ, Заступница грѣшнаго міра. Святитель Иннокентій говоритъ о Владычицѣ міра. «Есть же она Мати не токмо Сыну и Богу, но и всѣмъ намъ православнымъ. Мати Сыну Своему по естеству человѣчества, Мати намъ же по милосердію и по ходатайству и по заступленію. Якоже бо мати родная всегда милосердная есть къ чадамъ своимъ естественнымъ: питаетъ я, грѣетъ и одѣваетъ, подъемлетъ; аще дѣти и досадятъ, она все прощаетъ и вся немощи ихъ любезно терпитъ. Тако и Дѣва Марія питаетъ насъ брашномъ милосердія Своего, поитъ млекомъ щедротъ, грѣетъ ны ризою покрова Своего, одѣваетъ нагость нашу одѣяніемъ брачнымъ; падающія въ ровъ грѣховъ, подъемля рукою пособія Своего, утверждаетъ жезломъ утвержденія Своего. А егда мы по согрѣшеніи каемся, Она скоро прощаетъ и Бога ко прощенію молитвами Своими преклоняетъ. Терпитъ же вся немощи наша, яко знающая поползновеніе наше. Тѣмъ же къ Ней, яко милосердной Матери, съ дерзновеніемъ и надеждою вси притекайте, и теплыми молитвами, со усердными слезами молящеся Ей»...

Святый Иннокентій звалъ своихъ пасомыхъ на высоту христіанскаго совершенства, но жизнь ихъ была очень невысока. Особенно часты были въ Сибири случаи нарушенія цѣломудрія и супружеской вѣрности. Въ своихъ поученіяхъ святитель предостерегалъ пасомыхъ отъ этихъ пороковъ. Такъ, изъясняя притчу о блудномъ сынѣ, святитель говоритъ:

— «А той злой обычай и нынѣ есть въ мірѣ. Егда человѣкъ пріидетъ въ возрастъ, то сперва пріищетъ друга себѣ такого, каковъ самъ; сначала подружатся, а потомъ начнутъ чинить совѣты и все другъ къ другу плотскимъ любленіемъ располагаются, а не духовнымъ, и въ той любви научатся пьянству, а иные скакать, плясать, а затѣмъ гордитися, лихоимствовати и блудъ творити. О, любители блуда и нечистоты! О, несытая мерзость! Понеже бо всякая нечистота не точію сердце помрачаетъ, но и видѣніе лица погубляетъ. Слыши, что Апостолъ глаголетъ: бѣгайте блудодѣянія: всякъ (бо) грѣхъ, егоже аще сотворитъ человѣкъ, кромѣ тѣла есть, а блудяй во свое тѣло согрѣшаетъ (1 Кор. 6, 18). А нынѣ едва не всѣ отъ Бога отступили, ови гордостію и лихоимствомъ, ови завистію и злымъ пьянствомъ. Сіи всѣ діаволу служили и всѣ уклонишася вкупѣ и неключими быша. Всѣ уклонишася отъ смиренія въ гордость, отъ милостыни въ лихоимство, отъ любви въ ненависть, отъ воздержанія въ объяденіе, отъ трезвости къ пьянству. Что мерзостнѣе пьянаго человѣка? Хочетъ утаитися, яко не пьянъ, а лежитъ яко мертвъ. Ничтоже сквернѣе пьяницы; изъ устъ бо его смрадъ золъ исходитъ, разслабленіе тѣла и самого себя не владѣніе, изъ очей слезамъ истеченіе, рукамъ дрожаніе. Пьяный много обѣщаетъ, таинъ не собюдаетъ, разумъ и красоту погубляетъ, и что ино отъ пьянства бываетъ, точію брани и прекословія, еще же безстыдство и въ словахъ неудержаніе».

Своими распоряженіями святитель старался положить предѣлъ безпорядочной плотской жизни нѣкоторыхъ изъ его паствы. Отъ священниковъ онъ требовалъ, чтобы браки были заключаемы по установленнымъ законамъ. Неисполнившіе этого подвергались денежнымъ взысканіямъ, но искренно каявшіеся получали прощеніе. Таковъ былъ святитель, — съ строгостью онъ соединялъ кротость и незлобіе. Иркутскій каѳедральный протоіерей Петръ Григорьевъ, уличенный въ томъ, что онъ содѣйствовалъ вѣнчанію незаконнаго брака, былъ лишенъ протоіерейства и низведенъ на годъ въ рядъ простыхъ священниковъ. Но послѣ искренняго раскаянія святитель простилъ его и возвелъ въ прежнее достоинство. Много можно указать примѣровъ такой кротосги святителя.

Въ Сибири было тогда весьма мало церквей. Въ новой епархіи всего насчитывалось 33 церкви и 4 монастыря. Множество селъ было удалено отъ церквей на огромное разстояніе. Поэтому большая часть вѣрующихъ не могли исполнять въ точности всѣхъ церковныхъ обрядовъ. Было много такихъ, которые долгое время не принимали крещенія; браки заключались безъ благословенія Церкви. Будучи самъ строгимъ ревнителемъ благочестія, святитель ревностно и неутомимо заботился объ умноженіи благочестія между пастырями и пасомыми, между мірянами и монашествующими. Не имѣя средствъ, онъ не имѣлъ возможности строить новыя церкви, но разрѣшалъ строить часовни. Вслѣдствіе того, что антиминсовъ новыхъ, по неизвѣстной причинѣ, не присылали въ Тобольскую епархію, святитель взялъ даже лишній антиминсъ изъ Свято-Троицкаго Селенгинскаго монастыря. Въ Иркутскѣ онъ освятилъ двѣ церкви въ 1729 году.

Въ одной проповѣди на освященіе церкви святитель говоритъ:

— «Но нынѣ аще кто пожелаетъ святую церковь построити, то не стѣны едины созидайте, но и внутрь украшайте ризами, сосудами, а наипаче всѣхъ сихъ — людьми благоразумными — священниками богобоязненными».

Вслѣдствіе отдаленности храмовъ Божіихъ въ Сибири было много людей, которые до 30 лѣтъ и болѣе не ходили въ храмъ и не соблюдали постановленій Церкви. Святитель и самъ говорилъ и духовнымъ пастырямъ поручалъ говорить въ церквахъ о необходимости, по мѣрѣ силъ, ходить въ храмъ Божій, о соблюденіи поста, о причащеніи; изъяснялъ значеніе семи таинствъ, краснорѣчиво изображалъ кончину міра, говорилъ о воскресеніи мертвыхъ, о страшномъ судѣ Божіемъ, о будущемъ блаженствѣ праведныхъ и лютыхъ мукахъ грѣшниковъ, — и этимъ побуждалъ всѣхъ къ покаянію.

Въ поученіи на Введеніе во храмъ Пресвятой Богородицы, святитель говоритъ:

— «Она, Пречистая, отъ рожденія трехъ лѣтъ, сущи безгрѣшна и чиста, всегда въ церкви пребывала, а мы грѣшніи, нечистіи не только отъ трехъ лѣтъ рожденія, но и до 30 лѣтъ живемъ и въ церковь не входимъ и грѣхи всегда творимъ и не раскаяваемся».

Настаивая на томъ, чтобы всѣ исполняли постановленія Церкви, святитель требовалъ, чтобы внезапно умиравшіе отъ какой-бы то ни было причины, не иначе были удостоиваемы погребенія при церквахъ, какъ по строгомъ дознаніи, были-ли они въ теченіе года, предшествовавшаго ихъ внезапной кончинѣ, у исповѣди и святаго причастія. Если оказывалось противное, то они, какъ не заслужившіе почета Церкви, были зарываемы за городомъ. Это же правило прилагалось и къ тѣмъ, кто умиралъ безъ должнаго напутствія. Святитель понималъ, что безъ мѣръ строгости нельзя было получить желанныхъ плодовъ.

Сильно любя благочестіе и благолѣпіе, святый Иннокентій противодѣйствовалъ всякимъ безпорядкамъ и нестроеніямъ въ Церкви. Узнавъ о разныхъ неурядицахъ въ Забайкальской области въ 1728 году, святитель послалъ игумена Пахомія осмотрѣть церкви и въ случаѣ нужды производить дознаніе и слѣдствіе. Въ слѣдующемъ, 1729 году самъ святитель обозрѣвалъ зимой свою епархію по лѣвому берегу рѣки Ангары [26]. Какъ необходимы были такія заботы объ своей паствѣ, видно изъ слѣдующаго.

Святителю донесли, что у нѣкоего Іоанна Шункова проживаетъ лама. Послѣдній задумалъ построить кумирню и Шунковъ оказывалъ ламѣ содѣйствіе при этой постройкѣ. Призваннъій къ допросу, Шунковъ открыто признался, что онъ помогалъ въ постройкѣ кумирни. Лама говорилъ ему, что онъ будетъ молиться своему богу и у него будутъ держаться дѣти. Тогда было рѣшено: въ присутствіи народа наказать суевѣра Шункова въ предостереженіе другихъ.

По указу 1723 года часовни были закрыты, но потомъ дозволено было возобновлять ихъ, впрочемъ только съ разрѣшенія архіерея. Священникъ Григорій Смагинъ, не испрашивая благословенія у святаго Иннокентія, самовольно дозволилъ возобновить въ 1729 году часовню за рѣкой Ангарой и нанялъ къ ней дьячка-каторжника. Тотъ же священникъ открылъ самовольно еще другую часовню при деревнѣ Евсеевой. Святитель повелѣлъ подвергнуть этого священника наказанію, взыскать съ него 5 рублей штрафа, а часовни упразднить.

Святитель любилъ истинное подвижничество и цѣнилъ людей, подвизавшихся во славу Божію. Особеннымъ вниманіемъ святителя пользовались: благочестивый настоятель Свято-Троицкаго Селенгинскаго монастыря архимандритъ Мисаилъ, настоятель Нерчинскаго монастыря игуменъ Наѳанаилъ и духовникъ святителя іеромонахъ Корнилій.

Въ то время въ Сибири не разъ происходили недороды хлѣба. Святитель всегда самъ молился предъ Господомъ о изобиліи плодовъ земныхъ и того же требовалъ отъ пастырей. Во времена же грядущаго бѣдствія онъ возносилъ сугубыя моленія объ отвращеніи праведнаго суда Божія. «Въ градѣ Иркутскѣ, — писалъ святитель въ одномъ изъ своихъ писемъ въ 1728 году, — умножились между людьми блудныя дѣла, за что грядетъ гнѣвъ Божій на сыны противленія». И дѣйствительно, во всей Иркутской епархіи въ томъ году стояла засуха. Святителъ повелѣлъ по всѣмъ церквамъ возносить моленія Господу о ниспосланіи дождя. Молитвы святаго архипастыря были услышаны: въ концѣ іюля прошелъ сильный дождь, и грозная опасность голода исчезла. На слѣдуюшій годъ, наоборотъ, лѣто было необыкновенно дождливо, и святитель опять предписалъ молиться. Въ слѣдующихъ, 1730 и 1731 годахъ владыка опять дѣлаетъ то же распоряженіе.

— «По желанію нашему, — говоритъ сей истинный пастырь Христовой Церкви, — къ общему всѣхъ православныхъ христіанъ благу повелѣвается соборнѣ со всѣми градскими священниками въ соборѣ совершить ко всѣхъ благихъ Подателю Всещедрому Богу молебное по послѣдованію требника, о дождѣ пѣніе, по Божественной литургіи, да и впредь по вся дни нынѣшніе весенніе, какъ въ соборѣ, такъ и во всѣхъ градскихъ церквахъ череднымъ священникамъ на всякъ день».

Такъ въ теченіе немногихъ лѣтъ своего святительства блаженный Иннокентій не переставалъ молить Господа о благополучіи ввѣренной ему цаствы.

Много невзгодъ и обидъ приходилось переносить святителю. Онъ желалъ уничтожить право откупа, по крайней мѣрѣ, въ монастырскихъ владѣніяхъ, потому что не могъ видѣть, какъ откупщики опаивали народъ, особенно новообращенныхъ инородцевъ. Его желаніе не противорѣчило закону, но противъ этого возстали откупщики. Они настаивали на томъ, чтобы имъ было разрѣшено продавать вино не только въ монастырскихъ селахъ, но даже и вблизи монастырей. Для разрѣшенія дѣла объ откупахъ надо было ѣхать въ столицу, потому что въ Сибири почти невозможно было добиться справедливаго рѣшенія. Но сдѣлать этого онъ не имѣлъ ни времени, ни средствъ.

Святитель въ теченіе недолгаго времени своего пребыванія на Иркутской каѳедрѣ, которую онъ занималъ 4 года и 3 мѣсяца, положилъ твердое начало успѣхамъ вѣры Христовой въ Иркутскомъ краѣ. Онъ былъ истиннымъ пастыремъ своего стада, ревностнымъ учителемъ добра и правды, насадителемъ Христовой вѣры среди Монголовъ и Бурятъ, искоренителемъ суевѣрій и ложныхъ ученій, распространителемъ просвѣщенія въ дикой Сибирской странѣ.

Многотрудна и нерадостна была вся жизнь святителя Иннокентія. Но всего болѣе невзгодъ и лишеній претерпѣлъ онъ въ Сибири. Здѣсь онъ шествовалъ поистинѣ тѣснымъ и скорбнымъ путемъ. Имѣя великое смиреніе, блаженный видѣлъ на себѣ особое усмотрѣніе Божіе: посему не ропталъ, не просилъ перемѣщенія на другую каѳедру. Святитель любилъ уединяться для молитвы въ пещеру, которую ископалъ для себя первый основатель Вознесенской обители Герасимъ; любилъ возносить свои моленія святый пастырь и надъ могилой Герасима. Каждую ночь святитель читалъ творенія святыхъ отцовъ или составлялъ поученія для своей паствы. Часто по ночамъ, выходя изъ своей келліи, онъ направлялся къ главному храму Вознесенской обители и молился на него со всѣхъ четырехъ сторонъ. Заповѣдуя инокамъ соблюдать монашеское правило, святитель самъ строго выполнялъ его.

Святый Иннокентій иногда удалялся въ монастырское село малую Еланку, отстоявшее верстахъ въ 15-ти отъ Иркутска. Отдыхая отъ трудовъ управленія, святитель и здѣсь не оставался празднымъ: онъ принималъ участіе въ полевыхъ работахъ. Въ своей домашней жизни святитель былъ простъ. Одежда его состояла изъ власяницы, поверхъ которой онъ надѣвалъ сдѣланный изъ кожи лося подрясникъ и кожаный поясъ. Насколько святитель былъ незлобивъ, лучше всего видно изъ слѣдующаго. Вышеупомянутый архимандритъ Антоній Платковскій, причинившій много зла блаженному, былъ пораженъ благочестіемъ и добротою святаго Иннокентія. Онъ былъ обвиненъ въ растратахъ монастырскихъ денегъ. Ему не на что было отправляться въ Пекинъ. Но незлобивый святитель далъ ему средства для этой поѣздки.

Близкимъ къ святителю человѣкомъ былъ учитель монгольской школы Лапсанъ. Святитель неоднократно бесѣдовалъ съ нимъ. Сіи бесѣды, а равно и подвиги Иннокентія, очевидцемъ коихъ былъ Лапсанъ, произвели на него сильное впечатлѣніе. По кончинѣ святаго епископа онъ перешелъ въ христіанство вмѣстѣ со всѣмъ своимъ домомъ.

Непрерывные труды надломили и безъ того слабое здоровье святителя. Уроженецъ Черниговской губерніи, онъ съ трудомъ могъ привыкнуть къ суровой природѣ Сибири. Огорченія, тяжкія обиды, дальніе разъѣзды, строгая подвижническая жизнь — все это разстраивало его здоровье. Сначала у него открылись сильныя головныя боли, затѣмъ къ этому присоединились другія болѣзни и немощи. Въ сентябрѣ и октябрѣ мѣсяцахъ 1731 года святитель уже лежалъ больнымъ и не могъ совершать богослуженія. Въ послѣдній разъ онъ служилъ 3 октября въ воскресеніе.

Во время болѣзни святый Иннокентій благодарилъ всѣхъ служившихъ ему; въ случаѣ выздоровленія обѣщалъ всѣхъ вознаградить изъ своихъ рукъ. Особенно онъ заботился о построеніи каменнаго храма въ Вознесенской обители вмѣсто прежняго деревяннаго, крайне обветшавшаго. Святитель неоднократно выражалъ тогда сожалѣніе, что ему замедлили выдачей жалованья, изъ котораго первая тысяча рублей давно была уже обѣщана имъ на построеніе этого храма. Въ случаѣ своей смерти онъ заповѣдалъ братіи построить храмъ на монастырскія средства, о сбереженіи и умноженіи которыхъ онъ такъ много заботился. Между тѣмъ болѣзнь все усиливалась. 24 ноября святитель всѣхъ удовлетворилъ жалованіемъ, а остальныя деньги велѣлъ сосчитать и положить въ мѣшки за печатью; намѣстнику Паисію за его услуги подарилъ свою шубу. 25 ноября онъ просилъ братію и духовенство города помолиться о немъ. Церковь Иркутская стала горячо молиться о выздоровленіи своего архипастыря, но Господь судилъ иначе. Утромъ въ субботу, 27 ноября 1731 года святитель мирно отошелъ къ Господу, имѣя всего около 50 лѣтъ отъ рода, но истощенный заботами и скорбями своей многотрудной жизни.

Паства оплакала кончину своего отца и учителя. Съ подобающимъ торжествомъ честное тѣло его было погребено въ Тихвинской церкви Вознесенскаго монастыря.

Много чудесъ проистекло отъ святыхъ мощей славнаго угодника Божія. Упомянемъ только о нѣкоторыхъ.

Въ 1770 году, проживавшая въ Иркутскѣ, Пелагія Судейкина сильно заболѣла горячкой. Во время болѣзни ей было видѣніе: больной представилось, будто она стоитъ въ Тихвинской церкви и святитель совершаетъ утреню. Она просила благословенія. Святитель вышелъ изъ алтаря, благословилъ, потомъ послалъ ей съ свѣтлымъ юношей частицу артоса; она вкусила, и почувствовала себя здоровой. Желая возблагодарить своего цѣлителя, Пелагія спросила, какую читать ему молитву? Святитель вторично вышелъ къ ней, развернулъ предъ ней свитокъ, въ которомъ было написано:

— «Милостивый мой наставниче, благоутробія сокровище, правовѣрія учителю, архіереевъ похвало, безпомощныхъ заступниче, отче нашъ, іерарше, моли Бога о насъ!»

Пробудившись, Пелагія почувствовала себя совершенно здоровой и тотчасъ же встала.

Якутскій купецъ Павелъ Лебедевъ переломилъ себѣ ногу. Его болѣзнь такъ усилилась, что онъ сталъ готовиться къ смерти. Въ ночь на 3 января 1785 года въ комнату, гдѣ лежалъ больной, вошелъ святитель съ жезломъ въ рукѣ и сказалъ:

— «Проси помощи у Иннокентія, что въ Иркутскѣ».

Лебедевъ проснулся, но потомъ опять погрузился въ дремоту, не придавая особеннаго значенія видѣнію. Святитель опять явился и, укоряя болящаго въ невѣріи, ударилъ жезломъ въ полъ. Лебедевъ, пробудившись, увидѣлъ на полу слѣдъ удара. Онъ началъ вѣрить. Передъ утромъ святитель въ третій разъ явился болящему, и ужасная боль смѣняется легкимъ зудомъ. Утромъ Лебедевъ уже могъ ходить безъ костыля и поспѣшно направился къ гробу своего цѣлителя.

Въ 1786 году протоіерей Іаковъ Загоскинъ замѣтилъ, что зрѣніе его слабѣетъ. Онъ долго страдалъ и наконецъ вовсе пересталъ видѣть. Слыша о чудесахъ, которыя подаетъ святый Иннокентій, больной непрестанно обращался къ нему съ молитвой о помощи. Однажды, сидя въ креслѣ, онъ забылся легкой дремотой. Вдругъ предъ нимъ явился святитель Иннокентій въ полномъ облаченіи, какъ онъ почиваетъ во гробѣ. Святитель положилъ свою десницу на голову болящаго и повелѣлъ чаще призывать его имя. Спустя немного времени протоіерей началъ слегка разбирать окружающіе его предметы, а потомъ сталъ ясно видѣть все.

Въ Вознесенскій монастырь, въ которомъ погребены мощи святаго Иннокентія, разъ прибыли два человѣка, чтобы прогуляться. Зайдя въ церковь, они остановились предъ ракою угодника Божія и начали кощунствовать: одинъ взялъ святителя за руку, другой за ногу. Господь скоро наказалъ ихъ за дерзость. Когда они возвращались домой, дрожки, на которыхъ оба ѣхали, упали, и одинъ изъ кощунниковъ сломалъ себѣ руку, другой ногу.

Лѣтомъ 1783 году въ Вознесенскомъ монастырѣ произошелъ пожаръ. Была уже объята пламенемъ и деревянная Тихвинская церковь, подъ которой покоились мощи святаго Иннокентія. Народъ съ ужасомъ ожидалъ, что святыя мощи погибнутъ въ огнѣ и просилъ у епископа Михаила разрѣшенія вынести ихъ изъ пещеры. Епископъ на эту просбу отвѣтилъ:

— «Если покойный Иннокентій угодилъ Богу, то ради его нетлѣнныхъ мощей Всемогущій спасетъ и церковь».

И тотчасъ огонь началъ ослабѣвать. Тихвинская церковь осталась цѣлою, лишь съ обгорѣлыми снаружи стѣнами.

Въ 1796 году изъ Екатеринбурга была приведена въ Иркутскъ одна слабоумная женщина. Кто она была такая, какъ было ей имя — никто этого не зналъ. Она впала въ тяжелую болѣзнь. Добрые люди пріютили ее. Находясь въ болѣзни, она просила денегъ у своихъ благодѣтелей.

— «На что тебѣ деньги?» — спросилъ ее.

— «Мнѣ надо идти за рѣку, поставить свѣчи тамъ, гдѣ живутъ одѣтые въ черное платье и погребенъ старецъ».

Ей дали денегъ, она переправилась черезъ Ангару, попросила указать ей дорогу въ Вознесенскую обитель. Въ это время въ монастырѣ совершалась литургія. Въ теченіе всей службы больная усердно молилась предъ иконою Богоматери и часто подходила къ тому мѣсту, гдѣ находилась гробница святителя. Черезъ два дня слабоумная не только получила исцѣленіе отъ своего недуга, но даже стала разсуждать совершенно здраво. Умственное разстройство у ней совсѣмъ прошло. Она разсказала, кто она и откуда, прибавила, что ей во снѣ явился святитель, велѣлъ исповѣдаться и пріобщиться святыхъ Таинъ. Онъ сказалъ ей, что вскорѣ въ такой то день она умретъ. Дѣйствительно, въ назначенный святителемъ день, она умерла.

Честное тѣло святителя, погребенное подъ алтаремъ Тихвинской церкви въ Вознесенской обители, недолго оставалось подъ спудомъ. Около 1765 года по случаю перестройки храма гробницу съ мощами святителя открыли. Гробъ былъ совершенно цѣлъ, даже бархатъ, которымъ онъ былъ обитъ, не былъ поврежденъ сыростью. Святыя мощи оказались совершенно нетлѣнными и издавали благоуханіе.

Въ 1800 году сенаторы Ржевскій и Левашевъ, бывшіе съ ревизіей въ Иркутской губерніи, донесли императору Павлу I о нетлѣнности мощей святаго Иннокентія и о чудесахъ, проистекавшихъ отъ мощей угодника Божія. Въ томъ же году согласно съ желаніемъ государя Святѣйшій Синодъ предписалъ двумъ епископамъ — Веніамину Иркутскому и Іустину, викарію Казанскому, произвести точное дознаніе по сему дѣлу. Строгое изслѣдованіе духовныхъ и мірскихъ лицъ, производившееся въ началѣ 1801 года, вполнѣ подтвердило сообщеніе сенаторовъ. 5 марта епископы сдѣлали донесеніе Святѣйшему Синоду, въ которомъ высказывали и свое мнѣніе: «чтобы сего перваго Иркутскаго епископа Иннокентія причесть къ лику святителей, Церковію почитаемыхъ и прославляемыхъ; тѣло его нетлѣнное, яко истинныя мощи и достойныя, чтобы для почитанія народнаго были объявлены и открыты». Чрезъ два года Святѣйішй Синодъ потребовалъ отъ Иркутскаго епископа новыя свѣдѣнія, касающіяся признанія святости угодника Божія. Епископъ отвѣтилъ, что въ нетлѣнномъ тѣлѣ святителя за эти два года не произошло перемѣны, что усердіе жителей увеличивается, что произошли новыя исцѣленія и явленія святителя, описаніе которыхъ въ числѣ 24 епископъ послалъ въ Святѣйшій Синодъ. Послѣ сего синодальнымъ опредѣленіемъ святитель Иннокентій причисленъ къ лику святыхъ, чтимыхъ всею Русскою Церковію, и днемъ празднованія его установлено 26-е число ноября. Опредѣленіе было утверждено императоромъ Александромъ I 28 октября 1804 года, а 1 декабря объявлено во всеобщее свѣдѣніе.

Таково было житіе святаго Иннокентія, таковы были его труды и подвиги, таково было и прославленіе его. Прославимъ и мы сего славнаго святителя Русской Церкви и вмѣстѣ со всѣми вѣрными воззовемъ:

Тропа́рь святи́телю, гла́съ 3:

Свѣти́льниче Це́ркве пресвѣ́тлый, озари́вый луча́ми добро́тъ твои́хъ страну́ сію́, и исцѣле́ньми мно́гими притека́ющихъ къ ра́цѣ твое́й съ вѣ́рою Бо́га просла́вивый, мо́лимъ тя́, святи́телю о́тче Инноке́нтіе, огражда́й моли́твами твои́ми гра́дъ се́й отъ всѣ́хъ бѣ́дъ и печа́ли.

Конда́къ гла́съ 4:

Непоро́чности соиме́ннаго па́стыря, проповѣ́дника вѣ́ры въ язы́цѣхъ Монго́льскихъ, сла́ву и украше́ніе Ирку́тскія па́ствы, любо́вію восхва́лимъ вси́ вѣ́рніи: то́й бо е́сть храни́тель страны́ сея́, и моли́твенникъ о душа́хъ на́шихъ.

Примѣчанія:
[1] Наиболѣе обстоятельныя жизнеописанія св. Иннокентія, составленныя по документамъ, принадлежатъ епископамъ Модесту Люблинскому и Филарету Черниговскому. Много свѣдѣній о святителѣ содержится въ книгахъ протоіерея Громова «Начало христіанства въ Иркутскѣ и св. Иннокентій», того же Модеста «О проповѣдничествѣ св. Иннокентія» (здѣсь изданы 35 словъ и поученій святителя) и въ книгѣ іером. Николая «Православная миссія въ Китаѣ за 200 лѣтъ ея существованія».
[2] Изъ родственниковъ святителя извѣстны между прочимъ: Григорій Кольчицкий, переводчикъ въ Московскомъ Малороссійскомъ приказѣ въ 50-хъ и 60-хъ годахъ XVII в., также писарь Кочубея Кольчицкій, участвовавшій въ доносѣ на измѣнника-гетмана Мазепу и осужденный за это въ ссылку.
[3] Это училище вмѣстѣ съ монастыремъ основано было Кіевскимъ братствомъ въ 1615 г. на пожертвованной братству землѣ. Школа существуетъ до сихъ поръ въ видѣ Кіевской Духовной Академіи.
[4] Іоасафъ Кроковскій былъ впослѣдствіи митрополитомъ Кіевскимъ съ 1708 г. по 1718 г. Стефанъ Яворскій, митрополитъ Рязанскій съ 1700 г.; съ 1701 г. мѣстоблюститель патріаршаго престола, а съ 1721 г. президентъ Св. Синода; скончался въ 1722 г. Ѳеофанъ Прокоповичъ въ 1718 г. былъ посвященъ въ епископа Псковскаго, въ 1725 г. переведенъ на Новгородскую архіепископію. Скончался въ 1736 г.
[5] Заиконоспасскій монастырь находится въ г. Москвѣ, на Никольской ул. въ Китай-городѣ по сосѣдству съ Николаевскимъ-Греческимъ монастыремъ, за иконнымъ рядомъ. Монастырь основанъ въ XVII стол. по обѣщанію кн. Ѳеодоромъ Волконскимъ. Въ 1682 г. царемъ Ѳеодоромъ Алексѣевичемъ при монастырѣ заведена Славяно-греко-латинская академія, въ 1814 г. переведенная въ Троице-Сергіеву лавру (нынѣ Московская Духовная Академія).
[6] Троицкая Александро-Невская лавра въ С.-Петербургѣ, на концѣ Невскаго проспекта, близъ впаденія рѣчки Монастырской (прежде Черной) въ Неву. Начата строеніемъ въ 1712 г. по указу Петра I.
[7] Ревель — губ. городъ Эстляндской губ. на южномъ берегу Финскаго залива, образующаго здѣсь Ревельскую бухту. Построенъ въ нач. XIII стол. Датскимъ королемъ Вольдемаромъ II. Завоеванъ Россіей въ 1710 г.
[8] Або — приморскій городъ въ Финляндіи.
[9] Городъ Тобольскъ (нынѣ губернскій) расположенъ на правомъ берегу р. Иртыша (лѣвый притокъ Оби) близъ впаденія въ него р. Тобола; основанъ въ 1587 г. — Первымъ владыкой Сибирскимъ былъ архіепископъ Кипріанъ (до 1624 г., скончавшійся въ 1634 г. митрополитомъ Новгородскимъ).
[10] Нерчинскъ — нынѣ окружный городъ Забайкальской области, лежитъ на лѣвомъ берегу р. Нерчи, въ 4 верстахъ выше ея устья. — Селенгинскъ (Старый) заштатный городъ, Забайкальской обл., Верхноудинскаго округа на правомъ берегу р. Селенги. — Иркутскъ — нынѣ губ. городъ расположенъ въ верховьяхъ р. Нижней Ангары или Тунгузки (праваго притока Енисея), на Дьячемъ островѣ, близъ устья р. Иркутска.
[11] На его мѣстѣ въ настоящее время Албазинская станица.
[12] Богдыханъ Канси царствовалъ съ 1662 г. по 1722 г. Онъ былъ государь мягкій и сочувствовавшій европейцамъ. Въ его продолжительное царствованіе сдѣлала большіе успѣхи въ Китаѣ католическая миссія.
[13] Филоѳей управлялъ Сибирской митрополіей два раза: съ 1702 г. по 1711 г., когда принялъ схиму съ именемъ Ѳеодора, затѣмъ по указу царскому съ 1715 г. по 1720 г. Скончался въ Тюменскомъ монастырѣ въ 1727 г.
[14] Слухъ этотъ послѣ оказался невѣрнымъ.
[15] Ѳеодосій Яновскій управлялъ Новгородской епархіей до 1725 г. Скончался лишенный сана въ ссылкѣ въ 1726 г.
[16] На содержаніе св. Инноконтію, когда онъ пріѣдетъ на мѣсто службы, опредѣлено было выдавать изъ доходовъ Сибирскаго края 1500 рублей. На поѣздку выдано ему было 500 р.
[17] Въ грамотѣ было писано: «Его Царское Величество разсудилъ... отправить въ Пекинъ... для отправленія тамо божественныя службы и всѣхъ тамо принадлежащихъ по закону нашему духовыхъ дѣлъ, духовную особу, господина Иннокентія Кульчицкаго»... Далѣе сенатъ просилъ позволенія для епископа, кромѣ отправленія службы въ Пекинѣ, невозбранно ѣздить и въ прочія мѣста государства, гдѣ есть люди нашего закона», просилъ богдыхана содержать православную церковь и относиться милостиво къ святителю Иннокентію съ его помощниками.
[18] Персидскій походъ былъ въ 1722 г. Императоръ Петръ I принималъ въ немъ личное участіе.
[19] Троицкій монастырь въ г. Селенгинскѣ основанъ въ 1681 г. по благословенію митр. Сибирскаго Павла для обращенія язычниковъ. Существуетъ до настоящаго времени.
[20] Антоній (Стаховскій) былъ митрополитомъ Тобольскимъ съ 1721 г. по 1740 г. — Вознесенскій Иркутскій монастырь находится въ 4 верстахъ къ сѣверу отъ г. Иркутска, на возвышенномъ берегу р. Ангары. Основанъ въ 1672 г. служилыми людьми бывшаго Иркутскаго острога и старцемъ Герасимомъ († 1676 г.). Существуетъ до настоящаго времени.
[21] Антоній Платковскій назначенъ былъ архимандритомъ Вознесенскаго монастыря около 1720 г. и управлялъ имъ до 1729 г.
[22] Императоръ Петръ I скончался 28 января 1725 г. Императрица Екатерина I царствовала по 1727 г.
[23] Большая часть жизнеописателей св. Иннокентія считаютъ главною причиной недопущенія святителя въ Китай интриги честолюбиваго архим. Антонія Платковскаго которому самому хотѣлось быть начальникомъ русской миссіи въ Пекинѣ. И дѣйствительно, нельзя отрицать наличности этихъ домогательствъ; однако вѣрнѣе думать, что самыя обстоятельства складывались неблагопріятно для святителя и въ пользу Антонія.
[24] Викаріатство въ Иркутскѣ открыто было въ 1706 году. Первый епископъ Иркутскій Варлаамъ Косовскій прожилъ всего два съ половиною года, потомъ уѣхалъ въ Москву безъ указа. Въ 1721 г. былъ назначенъ въ Иркутскъ митр. Сарскій Игнатій Смола, но онъ смотрѣлъ на это назначеніе какъ на наказаніе и не поѣхалъ.
[25] Лама — духовное лицо или монахъ буддійской вѣры.
[26] Ангара — рѣка, на берегу которой стоитъ Иркутскъ (см. выше прим. 10-е).

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга дополнительная, первая: Мѣсяцы Сентябрь-Декабрь. — М.: Синодальная Типографія, 1908. — С. 388-422.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0