Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - среда, 23 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Ноябрь.
День двадцать четвертый.

Житіе и страданіе святой великомученицы Екатерины.

— «Если вы хотите, чтобы я вышла замужъ, то найдите мнѣ такого юношу, который обладалъ бы тѣми четырьмя дарованіями, которыми я, какъ вы знаете, превосхожу всѣхъ прочихъ дѣвицъ; и тогда я соглашусь избрать его въ супруги; а выдти замужъ за человѣка, который въ чемъ-либо былъ бы хуже и ниже меня, я не желаю. Итакъ, поищите повсюду, не найдете-ли такого юноши, который былъ бы подобенъ мнѣ по знатности рода, по богатству, по красотѣ и по мудрости; всякій же юноша, не имѣющій хотя одного изъ сихъ дарованій, недостоинъ меня».

Домашніе Екатерины, видя, что невозможно найти такого юношу, замѣтили ей, что царскіе сыновья и другіе знатные искатели ея руки могутъ сдѣлаться еще благороднѣе и богаче, если вступятъ съ нею въ бракъ, но по красотѣ и по мудрости никто съ ней не можетъ сравниться. А Екатерина говорила имъ на это:

— «Я хочу имѣть женихомъ своимъ не инаго, какъ только равнаго мнѣ по учености».

Видя непреклонность своей дочери, мать рѣшилась испытать еще средство. Она прибѣгла къ совѣту своего духовнаго отца, мужа благочестиваго и святаго, который жилъ въ сокровенномъ мѣстѣ, за городомъ. Она взяла съ собою Екатерину и пошла съ нею къ тому праведному мужу. Онъ же, увидѣвъ прекрасную отроковицу и услышавъ ея мудрыя, хотя и скромныя рѣчи, возымѣлъ намѣреніе научить ее познанію Христа, Царя Небеснаго.

— «Знаю я, — сказалъ онъ ей, — одного чуднаго Юношу, Который несравненно превосходитъ тебя во всѣхъ твоихъ дарованіяхъ. Красота Его свѣтлѣе солнечнаго свѣта; премудрость Его управляетъ всѣми чувственными и духовными созданіями; богатство Его сокровищъ распространено по всему міру и никогда не уменьшается, но, по мѣрѣ раздаянія, все болѣе и болѣе увеличивается; а высота Его рода неизреченна и непостижима. Во всемъ мірѣ нѣтъ подобнаго Ему».

Внимая симъ словамъ старца, Екатерина подумала, что онъ говоритъ ей о какомъ-нибудь земномъ князѣ, — она смутилась, измѣнилась въ лицѣ и спросила старца:

— «Правда-ли все то, что онъ ей говоритъ?»

Онъ отвѣчалъ, что все это правда, и прибавилъ, что тотъ Юноша обладаетъ еще другими большими дарованіями, которыхъ невозможно и перечислить. Отроковица спросила его:

— «Чей же сынъ восхваляемый тобою Юноша?»

Старецъ отвѣтилъ ей:

— «Онъ не имѣетъ отца на землѣ, но родился неизреченно и сверхъестественно отъ одной честнѣйшей родомъ Пресвятой и Пречистой Дѣвы. Она сподобилась родить такого Сына за Свою величайшую чистоту и святость; Она пребываетъ безсмертной душею и тѣломъ и вознесена выше небесъ, гдѣ Ей покланяются всѣ святые Ангелы, какъ Царицѣ всей твари».

Екатерина спросила старца:

— «Возможно-ли мнѣ видѣть того Юношу, о которомъ ты сообщаешь такъ много чудеснаго?»

— «Если ты сдѣлаешь то, чтб я скажу тебѣ», — отвѣтилъ ей старецъ, — «то сподобишься узрѣть пресвѣтлое Лице Его».

Екатерина сказала ему на сіе:

— «Вижу я, что ты человѣкъ разумный и старецъ почтенный, и потому вѣрю, что ты говоришь правду. Я готова исполнить все, что ты повелишь мнѣ, только бы увидѣть мнѣ Того, Кого ты такъ восхваляешь».

Тогда старецъ далъ ей икону Пресвятой Богородицы, держащей въ Своихъ объятіяхъ Божественнаго Младенца, и сказалъ ей:

— «Вотъ изображеніе Дѣвы и Матери Того, о Которомъ я сообщилъ тебѣ такъ много чудеснаго. Возьми сіе изображеніе къ себѣ домой и, затворивъ двери комнаты твоей, съ благоговѣніемъ вознеси усердную молитву къ сей Дѣвѣ, имя Которой — Марія; умоли Ее, чтобы Она благоволила показать тебѣ Сына Своего. Я уповаю, что, если ты съ вѣрою Ей о томъ помолишься, Она услышитъ тебя и сподобитъ увидѣть Того, къ Коему стремится душа твоя».

Тогда отроковица Екатерина, взявъ святую икону, возвратилась домой и ночью, уединившись въ комнатѣ своей, начала молиться такъ, какъ научилъ ее старецъ. Во время продолжительной молитвы Екатерина уснула отъ утомленія и узрѣла въ видѣніи Царицу Небесную въ томъ видѣ, какъ Она изображена была на иконѣ вмѣстѣ со святымъ Младенцемъ, окруженнымъ лучезарнымъ сіяніемъ. Екатерина не могла видѣть лика Его, ибо Онъ отвратилъ его отъ нея и обратилъ его къ Матери Своей. Стараясь увидѣть Его, Екатерина зашла съ другой стороны, но Христосъ и оттуда отвратилъ отъ нея лицо Свое. Сіе повторилось три раза. Послѣ того Екатерина услышала, что Богоматерь сказала Сыну Своему:

— «Воззри, Чадо мое, на рабу Твою Екатерину, какъ она прекрасна и добра».

А Богомладенецъ отвѣтилъ Ей:

— «Нѣтъ, сія отроковица весьма помрачена и такъ безобразна, что Я не могу смотрѣть на нее».

Тогда Пресвятая Богородица опять сказала Господу:

— «Развѣ сія дѣвица не мудрѣе всѣхъ философовъ? Развѣ она не превосходитъ своимъ богатствомъ и знатностію рода всѣхъ дѣвицъ?»

Но Христосъ отвѣчалъ ей на сіе:

— «Опять скажу Тебѣ, Матерь Моя, что сія дѣвица безумна, бѣдна и худородна, и Я до тѣхъ поръ не буду взирать на нее, пока она не оставитъ своего нечестія».

На сіе Преблагословенная Матерь Господа сказала Ему:

— «Молю Тебя, сладчайшее Чадо Мое, не презри созданія Твоего, но вразуми ее и научи, что ей нужно дѣлать, дабы насладиться славою Твоею и узрѣть Твое пресвѣтлое и превожделѣнное Лицо, на Которое всѣ ангелы взирать желаютъ».

Тогда Христосъ отвѣчалъ:

— «Пусть идетъ она къ тому старцу, который далъ ей икону, и пусть сдѣлаетъ то, что повелитъ онъ ей, и тогда она узритъ Меня и обрѣтетъ благодать предо Мною».

Увидѣвъ и услышавъ все сіе, Екатерина пробудилась отъ сна и дивилась тому видѣнію. Когда наступило утро, она пошла съ немногими рабынями своими въ келлію святаго старца и, припавъ со слезами къ ногамъ его, повѣдала ему о своемъ видѣніи и умоляла его сказать, что ей нужно дѣлать, дабы узрѣть желаемаго ею Жениха-Христа.

Преподобный старецъ подробно научилъ ее всѣмъ тайнамъ истинной вѣры христіанской, начиная отъ сотворенія міра и созданія праотца Адама и до втораго пришествія на землю Владыки Христа, а также повѣдалъ ей о неизреченной райской славѣ праведниковъ и о многоболѣзненныхъ безконечныхъ мученіяхъ грѣшниковъ. Какъ дѣвица премудрая, богопросвѣщенная и жаждавшая истины и спасенія, Екатерина уразумѣла вскорѣ все христіанское ученіе, увѣровала отъ всего сердца въ Іисуса Христа и приняла отъ того же старца святое крещеніе. Послѣ того старецъ заповѣдалъ ей снова помолиться со многимъ усердіемъ къ Пречистой Богородицѣ, чтобы Она еще разъ явилась ей, какъ въ первую ночь.

Такимъ образомъ, совлекшись ветхаго (ср. Кол. 3, 9) человѣка и облекшись въ одежду обновленія духа, Екатерина возвратилась въ домъ свой и всю ночь провела въ слезной молитвѣ, пребывая безъ пищи, пока не заснула. И вотъ снова видитъ она Царицу Небесную съ Божественнымъ Младенцемъ на рукахъ. Младенецъ взиралъ на Екатерину съ великою благостію и кротостію. Богоматерь спросила Сына Своего:

— «Угодна-ли Тебѣ, Сынъ Мой, сія дѣвица?»

Господь отвѣтилъ Пречистой Матери Своей:

— «Весьма угодна, ибо теперь она прекрасна и славна, а не безобразна и безчестна, какъ прежде; нынѣ она богата и премудра, а не бѣдна, какою была сначала; нынѣ Я возлюбилъ ее, и такъ она угодна Мнѣ, что Я хочу обручить ее Себѣ въ нетлѣнную невѣсту».

Тогда Екатерина пала на землю и воскликнула:

— «Недостойна я, преславный Владыко, увидѣть Царствіе Твое, но сподоби меня быть хотя съ рабами Твоими».

Въ это время Пресвятая Богородица взяла правую руку отроковицы и сказала Сыну Своему:

— «Дай ей, Чадо Мое, обручальный перстень въ знакъ Твоего обрученія съ нею, уневѣсти ее Себѣ, дабы сподобить ее Царствія Своего».

Тогда Владыка Христосъ далъ прекраснѣйшій перстень Екатеринѣ и сказалъ:

— «Вотъ, Я нынѣ избираю тебя Моею невѣстою, нетлѣнною и вѣчною. Итакъ, сохрани съ великимъ тщаніемъ этотъ союзъ ненарушимо и отнюдь не избирай себѣ никакого земнаго жениха».

Послѣ сихъ словъ Христа Господа, видѣніе окончилось. Отроковица пробудилась и ясно увидѣла на правой рукѣ своей чудный перстень. Она почувствовала въ сердцѣ своемъ такое веселіе и такую радость, что съ того часа сердце ея предалось совершенно Божественной любви. И такая произошла въ ней великая перемѣна, что она уже не помышляла болѣе ни о чемъ земномъ, но только непрестанно днемъ и ночью размышляла о своемъ возлюбленномъ Женихѣ, и Его одного желала, о Немъ одномъ поучалась на яву и во снѣ.

Вскорѣ послѣ того, какъ Екатерина обратилась въ христіанство, прибылъ въ Александрію нечестивый царь Максиминъ, имѣвшій ревность не по разуму о своихъ бездушныхъ богахъ, будучи самъ какъ бы безчувственнымъ и безсловеснымъ. Желая устроить въ честь сихъ боговъ торжественный праздникъ, онъ разослалъ по окрестнымъ странамъ и городамъ приказъ собраться всѣмъ подданнымъ для принесенія жертвъ, чтобы почтить боговъ всенародно. Собралось безчисленное множество людей, причемъ каждый велъ, кто что могъ, для жертвоприношенія: кто воловъ, кто овецъ, а кто былъ не въ состояніи, тѣ принесли птицъ, или еще что-либо подобное. Когда наступилъ день мерзкаго торжества, царь заклалъ въ жертву сто тридцать тельцовъ, — князья и вельможи меньше, и каждый приносилъ въ жертву, что могъ. Весь городъ наполнился криками закалаемыхъ животныхъ и смрадомъ отъ приносимыхъ жертвъ; повсюду была страшная тѣснота и смятеніе, и воздухъ былъ пропитанъ смраднымъ дымомъ. Когда сіе происходило, благочестивая и прекраснѣйшая Екатерина, при видѣ такого пагубнаго соблазна душъ человѣческихъ, жестоко была уязвлена въ сердцѣ своемъ, скорбя объ ихъ погибели. Горя Божественною ревностію, она взяла съ собою нѣсколькихъ рабовъ и пошла въ храмъ, гдѣ безумцы приносили жертвы. Когда она встала въ дверяхъ, то всѣ устремили на нее свои взоры: ибо она блистала своею необычайною красотою, которая свидѣтельствовала о ея внутренней красотѣ душевной. Она велѣла извѣстить царя, что имѣетъ сказать ему весьма нужное слово. Царь велѣлъ ей подойти къ себѣ. Ставъ передъ царемъ, Екатерина сначала поклонилась ему, воздавъ подобающую честь, потомъ сказала:

— «Царь, познай соблазнъ, въ который вы вовлечены бѣсами. Вы почитаете богами идоловъ тлѣнныхъ и безчувственныхъ и служите имъ. Великій стыдъ быть. настолько слѣпымъ и безумнымъ, чтобы покланяться такимъ мерзостямъ. Повѣрь хотя своему мудрецу Діодору [4], который говоритъ, что боги ваши были нѣкогда людьми, и скончали жизнь свою нечестиво, но ради нѣкоторыхъ дѣяній, совершенныхъ ими при жизни, люди устроили имъ памятники и статуи. Послѣдующія же поколѣнія, не зная мысли своихъ праотцевъ, которые только ради воспоминанія поставили имъ эти памятники, но, думая, что самая вещь благочестна и благоприлична, начали покланяться имъ, какъ богамъ. И знаменитый Плутархъ Херонейскій [5] гнушался этими богами и презиралъ ихъ. Повѣрь же, царь, хотя симъ учителямъ своимъ, и не будь виновникомъ погибели столькихъ душъ, за что ты подвергнешься вѣчнымъ мученіямъ. Познай Единаго Истиннаго Бога, присносущнаго, пребезначальнаго и безсмертнаго, Который напослѣдокъ лѣтъ принялъ на Себя плоть человѣческую ради нашего спасенія. Имъ цари царствуютъ, страны управляются, и весь міръ держится. Его единымъ словомъ все было создано и сохраняетъ свое бытіе. Сей всесильный и преблагій Богъ не требуетъ жертвъ, подобныхъ вашимъ, и не ублажается закаланіемъ неповинныхъ жертвъ, но только требуетъ, чтобы мы хранили Его заповѣди твердо и непоколебимо».

Слыша сіе, царь воспламенился сильнымъ гнѣвомъ и сначала долго хранилъ молчаніе. Потомъ же, будучи не въ силахъ отвѣтить на ея слова, сказалъ:

— «Оставь насъ въ эти дни совершать жертвоприношеніе, а потомъ мы послушаемъ твоихъ рѣчей».

Окончивъ свое богопротивное торжество, нечестивый царь велѣлъ привести святую Екатерину въ свои царскія палаты и сказалъ ей:

— «Скажи намъ, дѣвица, кто ты, и повтори, что ты говорила намъ прежде?»

— «Я царская дочь, — отвѣчала святая, — называюсь Екатериною. Прежде я съ великою любовію занималась различными науками; изучала сочиненія риторскія, философскія, геометрію и другія науки, но теперь все сіе я презираю, какъ занятіе суетное и безполезное, и содѣлалась невѣстою Владыки Христа, Который чрезъ Своего пророка Исаію сказалъ:

— «Погублю премудрость премудрыхъ, и разумъ рдзумныхъ сокрыю» (Ис. 29, 14).

Царь дивился ея рѣчамъ, ея необыкновенному уму, но еще болѣе поразилея ея замѣчательною красотою и подумалъ, что она не смертными родителями рождена, а тѣми богами, которыхъ онъ почитаетъ. Едва соглашаясь вѣрить, что дѣвица такой неописуемой красоты рождена отъ земнородныхъ, онъ, пораженный ея красотою и смотря на нее безстыднымъ взоромъ, началъ говорить соблазнительныя слова. Святая же, проникая его беззаконные помыслы, сказала ему:

— «Бѣсы, которыхъ вы почитаете за боговъ, прельщаютъ васъ и увлекаютъ въ безсмысленныя похоти; я же считаю себя землею и прахомъ; Богъ создалъ меня по образу и по подобію Своему и надѣлилъ меня такою красотою, чтобы люди дивились премудрости Создателя, Который столь ничтожному и бренному лицу могъ даровать такую мудрость и красоту».

Царь озлобился сими словами ея и сказалъ:

— «Не говори такъ худо о богахъ, имѣющихъ безсмертную славу».

Но святая возразила ему:

— «Если ты желаешь хотя немного разсѣять мглу и помраченіе прелестію, то пойми все ничтожество своихъ боговъ и познай Бога истиннаго. Одно произнесеніе только имени Его, или одинъ только крестъ, изображенный въ воздухѣ, прогоняетъ твоихъ боговъ и сокрушаетъ ихъ; и если ты хочешь, я докажу тебѣ ясно истину моихъ словъ».

Царь, видя ея свободную рѣчь и боясь быть побѣжденнымъ и посрамленнымъ ея словами, сказалъ ей:

— «Неприлично царю бесѣдовать съ женщинами. Но я соберу мудрѣйшихъ философовъ для бесѣды съ тобою, и ты узнаешь ничтожество своихъ мнѣній, и увѣруешь въ наши ученія».

Сказавъ сіе, онъ приказалъ со всею строгостію стеречь святую дѣвицу. Самъ же тотчасъ послалъ по всѣмъ подвластнымъ городамъ такое предписаніе:

— «Я, царь Максиминъ, мудрѣйшимъ философамъ и витіямъ, въ моихъ областяхъ находящимся, желаю радоваться. Всѣ, кто только служитъ мудрѣйшему богу Гермесу [6], и кто призываетъ наставницъ разуму — музъ [7], соберитесь ко мнѣ, дабы заградить уста одной премудрой дѣвицы, которая появилась въ сіи дни и насмѣхается надъ великими богами, называя всѣ дѣянія ихъ баснями и пустословіемъ. Итакъ, — приходите, дабы показать всю вашу мудрость, за что васъ прославятъ люди, отъ меня же вы получите награду за свой трудъ».

И вотъ собрались, въ количествѣ пятидесяти человѣкъ, избранные и мудрѣйшіе витіи, отличавшіеся большою остротою ума и великою силою въ словѣ. Царь обратился къ нимъ съ такими словами:

— «Приготовьтесь со всею тщательностію и внимательностью къ доблестному состязанію съ одной дѣвицею такъ, чтобы вы могли преодолѣть ее своими доказательствами въ спорѣ о богахъ; не пренебрегайте тѣмъ, что будете вести бесѣду съ юною дѣвою, но приложите все ваше стараніе и покажите вашу мудрость такъ, какъ-бы пришлось вамъ противостоять мужественному противнику и мудрѣйшему оратору; потому что она, какъ я осторожно выпыталъ, превосходитъ мудростію самого великаго Платона [8]. Посему умоляю васъ, покажите въ спорѣ съ ней такое же стараніе, какое бы вы имѣли, состязуясь съ самимъ этимъ мудрецомъ. Если вы побѣдите, то я вознагражу васъ великими дарами; если же вы будете побѣждены, то вамъ будетъ великій стыдъ, и вмѣсто даровъ вы примете мучительную смерть».

На эти слова царя одинъ, самый славнѣйшій и мудрѣйшій, витія отвѣтилъ:

— «Не опасайся, царь: быть можетъ, противница наша и необыкновенно умна, но какъ женщина, она не можетъ обладать мудростію въ полномъ совершенствѣ, и быть вполнѣ искусною въ краснорѣчіи; повели ей только явиться къ намъ, и ты увидишь, что она, какъ только увидитъ такое множество философовъ и ораторовъ, такъ тотчасъ устыдится».

Услышавъ эту хвастливую рѣчь философа, царь успокоился и возвеселился, надѣясь, что нечестивый и надменный языкъ ученыхъ побѣдитъ, исполненную кротости и Божественной премудрости, дѣвицу. Онъ тотчасъ повелѣлъ привести ее къ себѣ. Собралось также множество народа слушать споръ христіанской дѣвицы съ языческими мудрецами. Но прежде, чѣмъ посланные успѣли придти къ Екатеринѣ, явился ей съ небесъ Архангелъ Михаилъ и сказалъ:

— «Не бойся, дѣва Господня! Господь твой къ премудрости твоей придастъ еще премудрость, и ты побѣдишь въ преніи тѣхъ пятьдесятъ витій. И не только они, но и многіе другіе увѣруютъ чрезъ тебя и примутъ мученическій вѣнецъ».

Сказавъ сіе, Ангелъ отошелъ.

Между тѣмъ къ Екатеринѣ пришли посланные царемъ и, взявъ ее, привели къ царю и философамъ на зрѣлище всѣмъ. И тотчасъ тотъ самонадѣянный философъ, который прежде такъ похвалялся, съ гордостію обратился къ святой Екатеринѣ:

— «Это ты съ такою дерзостію и безуміемъ порицаешь боговъ нашихъ?»

— «Я, — кротко отвѣчала ему святая, — но не съ дерзостію и не съ безуміемъ, какъ ты сказалъ, а съ кротостію и по любви къ истинѣ говорю, что ваши боги — ничто».

Тогда философъ сказалъ ей:

— «Великіе стихотворцы [9] называютъ ихъ высшими богами, какъ же ты съ такою дерзостію произносишь хулу на тѣхъ, отъ которыхъ сама приняла премудрость, и сладости даровъ которыхъ ты вкусила?»

— «Я не отъ вашихъ боговъ, — отвѣчала Екатерина, — но отъ моего Единаго Истиннаго Бога получила премудрость. Онъ и Самъ есть премудрость и жизнь, и если кто боится, и хранитъ Его Божественныя повелѣнія, тотъ есть истинный философъ. Дѣла же вашихъ боговъ и сказанія о нихъ достойны смѣха и порицанія, и преисполнены соблазна. Да и кто изъ твоихъ великихъ стихотворцевъ, скажи мнѣ, и въ какихъ выраженіяхъ называетъ ихъ богами?»

— «Мудрѣйшій Гомеръ [10], — отвѣчалъ мудрецъ, — обращаясь съ молитвою къ Зевсу [11], первый говоритъ такъ: «Славнѣйшій Зевесъ, превеликій богъ, и вы прочіе безсмертные боги». А Орфей [12] преславный, обращаясь съ благодарностію къ Аполлону [13], говоритъ такъ: «О, сынъ Латоновъ, стрѣляющій издалека! Сильный Фебъ, на все смотрящій и царствующій надъ смертными и безсмертными, солнце на златыхъ крыльяхъ парящее».

— «Вотъ какъ, — сказалъ языческій мудрецъ, кончая свою рѣчь, — самые первые и славнѣйшіе стихотворцы почитали боговъ и ясно называли ихъ безсмертными; посему не должна заблуждаться и ты, и покланяться Распятому, какъ Богу [14]; никто изъ древнихъ мудрецовъ не только не называлъ и не признавалъ Его Богомъ, но даже и не зналъ о Немъ».

Святая Екатерина отвѣчала:

— «Но вѣдь тотъ же Гомеръ вашъ въ другомъ мѣстѣ о великомъ твоемъ богѣ Зевсѣ говоритъ, что онъ былъ лукавый и лживый обманщикъ, и что другіе боги — Гера, Посейдонъ и Аѳина [15] хотѣли связать его, но онъ успѣлъ скрыться отъ нихъ бѣгствомъ. Подобныхъ сему дѣяній, внушающихъ презрѣніе къ вашимъ богамъ, много описано въ вашихъ книгахъ. Но поелику ты сказалъ, что ни одинъ изъ древнихъ учителей не признавалъ Распятаго Богомъ, то хотя и не слѣдовало бы много изслѣдовать о Немъ въ доказательство того, что Онъ есть истинный Богъ и непостижимый, недоступный для изслѣдованія и неизреченный Создатель неба и земли, моря, солнца, луны и всего человѣческаго рода, однако для большаго увѣренія въ этой истинѣ я приведу свидѣтельства изъ вашихъ же книгъ. Послушай, что говоритъ о Немъ мудрѣйшая Сивилла [16] ваша, свидѣтельствуя о Его Божественномъ воплощеніи и спасительномъ распятіи: — «Въ позднѣйшія времена придетъ Нѣкій на сію землю, приметъ на себя плоть кромѣ грѣха. Безпредѣльнымъ всемогуществомъ Божества Онъ разрушитъ тлѣніе неисцѣльныхъ страстей и Ему позавидуютъ невѣрующіе люди, и Онъ будетъ повѣшенъ на высокомъ мѣстѣ, какъ бы достойный смерти». Вспомни, что и вашъ мудрецъ Аполлоній [17], не своею волею, исповѣдуетъ Христа Богомъ, принужденный къ тому Его Божественной силой: «Одинъ, — говоритъ онъ, — побуждаетъ меня Небесный исповѣдать Его. Онъ есть свѣтъ трисвѣтлый, пострадавшій же Богъ есть, но не Само Божество страдало: ибо въ Немъ и то и другое: и смертенъ по плоти, и вмѣстѣ чуждъ тлѣнія. И Сей Мужъ, все терпящій отъ смертныхъ: крестъ, уничиженіе, погребеніе — есть Богъ». Это сказалъ Аполлоній объ истинномъ Богѣ, Который собезначаленъ и соприсносущенъ Родившему Его. Онъ есть начало и основаніе, и источникъ всѣхъ созданныхъ благъ; Онъ создалъ міръ изъ небытія для бытія и управляетъ имъ. Будучи единосущенъ Отцу, Онъ былъ человѣкомъ ради насъ, жилъ на землѣ, наставляя, уча и благодѣтельствуя людямъ; потомъ принялъ смерть за насъ неблагодарныхъ, дабы освободить насъ отъ древняго осужденія, и даровать намъ прежнее блаженство и наслажденіе. Такимъ образомъ, Онъ отверзъ намъ снова врата райскія, которыя мы заключили грѣхопаденіемъ. Чрезъ три дня Онъ воскресъ, восшелъ на небеса, откуда и нисшелъ, и послалъ Духа Святаго ученикамъ Своимъ; они же разошлись по всему міру и проповѣдали Его Божество, въ Которое слѣдуетъ вѣровать и тебѣ, философъ, чтобы ты позналъ истиннаго Бога, и содѣлался рабомъ Того, Который милостивъ и благоутробенъ и призываетъ всѣхъ согрѣшившихъ, говоря: «пріидите ко Мнѣ вси труждающіися и обремененніи, и Азъ упокою вы (Матѳ. 11, 28). Итакъ, повѣрь хотя своимъ учителямъ и богамъ, — Платону, Орфею и Аполлонію, которые вполнѣ явно и ясно, хотя и вопреки своей волѣ, признали Христа Богомъ».

Сіе и многое другое говорила премудрая Екатерина и привела въ удивленіе философа, такъ что онъ оставался безгласнымъ, не имѣя силъ что-либо сказать ей въ отвѣтъ. Царь, видя его побѣжденнымъ и изумленнымъ, велѣлъ остальнымъ начать бесѣду съ святою дѣвицею. Но они отказывались, говоря:

— «Мы не можемъ противостоять истинѣ, ибо, если самый ученый изъ насъ молчитъ, побѣжденный, то что скажемъ мы?»

Тогда разгнѣванный царь приказалъ развести сильнѣйшій огонь среди города и сжечь всѣхъ философовъ и витій. Тѣ, услыхавъ такой судъ и приказаніе царя, припали къ ногамъ Екатерины, прося ее, помолиться о нихъ Единому Истинному Богу, дабы Онъ простилъ имъ все совершенное ими въ невѣдѣніи, и сподобилъ ихъ святаго крещенія и даровъ Пресвятаго Духа.

Святая же, исполнившись услажденія и радости, сказала имъ:

— «Истинно блаженны и счастливы вы, ибо, оставивъ тьму, познали свѣтъ истинный, и, презрѣвъ смертнаго земнаго царя, приступили къ Безсмертному Небесному; твердо надѣйтесь на Его милость, и вѣруйте, что огонь, которымъ васъ устрашаютъ нечестивцы, послужитъ вамъ крещеніемъ, и лѣствицею, возводящею къ небу. Въ семъ огнѣ вы очиститесь отъ всякой скверны плоти и духа, и предъ Царемъ славы предстанете свѣтлыми и чистыми какъ звѣзды, и содѣлаетесь возлюбленными друзьями Его».

Сказавъ сіе, святая Екаторина осѣнила каждаго изъ нихъ крестнымъ знаменіемъ и они съ радостію пошли на мученіе. Воины ввергли ихъ въ огонь, и такимъ образомъ они приняли мученическую кончину [18]. Вечеромъ пришли нѣкоторые благочестивые и христолюбивые люди, чтобы похоронить останки святыхъ мучениковъ, но нашли тѣла ихъ совершенно цѣлыми, такъ что огонь не коснулся даже волосъ ихъ. Чрезъ сіе чудо многіе изъ язычниковъ обратились къ познанію истины, а мощи святыхъ мучениковъ были съ должною честію погребены.

Между тѣмъ Максиминъ рѣшился употребить все стараніе, чтобы совратить святую Екатерину къ своему нечестію. Не достигнувъ успѣха чрезъ философскіе споры, онъ началъ ласкательствомъ и лукавствомъ соблазнять ее. Призвавъ ее, онъ сказалъ:

— «Послушай меня, добрая дочь; я, какъ чадолюбивый отецъ, совѣтую тебѣ поклониться великимъ богамъ, въ особенности же Гермесу, покровителю наукъ, который украсилъ тебя такими философскими дарованіями. Я же, если ты исполнишь мое предложеніе, раздѣлю съ тобою царство мое, и власть мою — боги мнѣ въ томъ свидѣтели, — и ты будешь жить со мною въ непрестанномъ веселіи».

Но премудрая Екатерина, проникая въ его намѣреніе и видя его лукавство и лесть, сказала ему:

— «Оставь, царь, свою хитрость, и не уподобляйся лисицѣ. Я рѣшительно, разъ навсегда, сказала тебѣ, что я христіанка, и уневѣстилась Христу. Его Одного имѣю я Женихомъ и Наставникомъ и украшеніемъ моего дѣвства; не прельщай меня царскою багряницею [19], — я предпочитаю ей одежды мученическія».

Тогда царь сказалъ ей опять:

— «Ты принуждаешь меня, хотя и противъ моей воли, къ тому, чгобы я обезчестилъ твое достоинство и покрылъ прекрасное твое тѣло множествомъ ранъ».

— «Дѣлай, что хочешь, — отвѣчала святая: чрезъ временное безчестіе ты пріобрѣтешь мнѣ вѣчную славу, и великое множество людей (какъ я надѣюсь) увѣруютъ чрезъ меня во Христа моего; и изъ твоихъ палатъ многіе пойдутъ вмѣстѣ со мною въ священные небесные чертоги».

Такъ прорекала святая; Богъ же, съ высоты призирая на нее, приводилъ въ исполненіе ея прореченіе.

Тогда сильно разгнѣванный царь велѣлъ снять съ Екатерины порфиру и немилосердно бить обнаженную воловьими жилами. Слуги били мученицу жестоко въ теченіе двухъ часовъ по плечачъ и чреву, такъ что все тѣло ея покрылось ранами и обезобразилось; кровь текла ручьями и обагряла землю. Но всѣ эти мученія святая переносила съ такимъ мужествомъ и доблестію, что смотрѣвшіе на нее были поражены великимъ изумленіемъ. Послѣ сего жестокій царь приказалъ заключить Екатерину въ темницу и не давать ей ни пищи, ни питья до тѣхъ поръ, пока онъ не измыслитъ новыхъ мукъ, чтобы погубить ее.

Между тѣмъ Августа, супруга царя, сильно желала увидѣть въ лицо святую Екатерину. Слыша о ея добродѣтеляхъ, мудрости и мужествѣ, она заочно сильно полюбила ее. Послѣ же одного видѣнія во снѣ, сердце Августы пылало такою любовію къ Екатеринѣ, что она не могла даже уснуть. Когда царь по какому-то дѣлу выѣхалъ изъ города, и нѣсколько дней медлилъ возвращеніемъ, царица нашла удобное время для исполненія своего желанія. Былъ тогда при дворѣ одинъ вельможа, вѣрный другъ царя, по сану военачальникъ, именемъ Порфирій, — человѣкъ, отличавшійся благоразуміемъ. Сему Порфирію царица повѣдала свое тайное желаніе.

— «Въ одну изъ прошедшихъ ночей, — сказала она ему, — я видѣла во снѣ Екатерину, которая возсѣдала посреди множества прекрасныхъ юношей и дѣвъ, одѣтыхъ въ бѣлыя одежды. Отъ лица ея исходило такое сіяніе, что я не могла смотрѣть на нее. Посадивъ меня рядомъ съ собой, она возложила на мою голову золотой вѣнецъ и сказала: «Владыка Христосъ посылаетъ тебѣ сей вѣнецъ». Съ того времени я имѣю такое сильное желаніе видѣть ее, что не нахожу покоя для сердца своего; прошу тебя, Порфирій, устрой какимъ-либо образомъ, чтобы я тайно могла видѣть ее».

— «Я исполню, царица, желаніе твое», — отвѣчалъ Порфирій.

Когда наступила ночь, Порфирій взялъ двѣсти воиновъ и пошелъ вмѣстѣ съ царицею въ темницу; давши деньги стражамъ, они вошли къ святой мученицѣ. Когда царица увидѣла святую, то была поражена сіяніемъ отъ лица ея, которое сіяло Божественною благодатію. Быстро упавъ къ ногамъ Екатерины, царица со слезами воскликнула:

— «Теперь я считаю себя счастливой и блаженной, ибо сподобилась видѣть тебя. Подобно оленю, ищущему утолить жажду свою (ср. Псал. 41, 2), я безмѣрно желала видѣть тебя, и жаждала слышать сладостныя твои рѣчи. Теперь, когда сподобилась получить желаемое, я уже не скорблю, хотя бы пришлось мнѣ лишиться жизни и царства: какъ я счастлива, что увидѣла тебя! Блаженна ты и достойна похвалы, что предалась всемогущему Владыкѣ, Который излилъ на тебя столь великія дарованія».

Святая сказала ей въ отвѣтъ:

— «Блаженна и ты, царица, ибо я вижу вѣнецъ надъ твоею главою, держимый на высотѣ руками ангеловъ; чрезъ три дня ты получишь его за тѣ немногія мученія, которыя претерпишь ради Христа, чтобы чрезъ нихъ отойти къ Истинному Царю для вѣчнаго царствованія».

Царица же отвѣчала Екатеринѣ:

— «Боюсь мученій, которыя ты предрекаешь мнѣ, а еще больше супруга моего, который весьма жестокъ и безчеловѣченъ».

— «Не страшись, — сказала ей святая, — Самъ Христосъ будетъ тебѣ помощникомъ; Онъ укрѣпитъ сердце твое, и никакое мученіе не коснется души твоей; только тѣло твое пострадаетъ здѣсь немного и временно, а потомъ и оно получитъ вѣчный покой».

Когда святая изрекла сіе, Порфирій спросилъ ее:

— «Чтó даруетъ Христосъ тѣмъ, которые вѣруютъ въ Него? ибо и я желаю вѣровать въ Него и быть воиномъ Его».

Мученица отвѣчала ему:

— «Развѣ ты не читалъ, или не слыхалъ ничего изъ Писанія христіанскаго?»

— «Съ юныхъ лѣтъ, — отвѣчалъ Порфирій, — я упражнялся въ воинскихъ занятіяхъ, и ни о чемъ другомъ не имѣлъ попеченія».

Святая сказала ему:

— «Нельзя языкомъ человѣческимъ выразить тѣхъ благъ, какія преблагій и человѣколюбивый Богъ уготовалъ любящимъ Его и хранящимъ Его повелѣнія».

Тогда Порфирій, исполнившись безмѣрной радости, увѣровалъ во Христа и съ нимъ двѣсти воиновъ и царица, — и всѣ, благоговѣйно простившись съ мученицею, ушли.

Милостивый же и человѣколюбивый Христосъ не оставилъ святую Свою невѣсту безъ попеченія, но, какъ чадолюбивый отецъ, промышлялъ о ней. Каждый день къ ней влетала въ окно голубица и приносила пищу. Наконецъ, и Самъ благій Подвигоположникъ Господь нашъ Іисусъ Христосъ посѣтилъ ее, окруженный великою славою и всѣми небесными чинами, и еще болѣе укрѣпилъ ее въ мужествѣ, и исполнилъ духомъ смѣлости:

— «Не бойся, возлюбленная Моя невѣста, — сказалъ Онъ ей, — Я всегда съ тобою и никакое мученіе не коснется тебя; терпѣніемъ своимъ ты многихъ обратишь ко Мнѣ, и въ награду за то сподобишься многихъ нетлѣнныхъ вѣнцовъ».

Утѣшивъ ее такими словами, Господь сталъ невидимъ.

На утро царь, возсѣвъ въ судилищѣ, приказалъ привести Екатерину. Она вошла къ царю, сіяя духовною благодатію и какимъ-то блаженнымъ озареніемъ, такъ что близъ стоящіе были озарены сіяніемъ ея красоты. Царь былъ весьма удивленъ, и думалъ, что кто-либо подавалъ ей пищу въ темницѣ, и потому она не ослабѣла тѣломъ, и не измѣнилась въ красотѣ лица своего, посему хотѣлъ предать казни ея стражей. Но святая Екатерина, не желая, чтобы другіе были мучимы безвинно, повѣдала ему всю истину, сказавъ:

— «Знай, царь, что никакая рука человѣческая не подавала мнѣ пищу, но Владыка мой Христосъ, Который невидимо печется о рабахъ Своихъ, питалъ меня».

Царь, дивясь необычайной красотѣ святой Екатерины, хотѣлъ опять ласкательствомъ и лестію повліять на нее, и сказалъ ей:

— «Ты, солнечнозрачная дѣвица, красотою своею превосходитъ самую Артемиду [20]; ты рождена владычествовать, дочь моя. Итакъ, приди, поклонись и принеси жертву богамъ нашимъ, тогда будешь царствовать съ нами и проведешь въ радости жизнь свою; прошу тебя: не губи такую свою свѣтлую красоту чрезъ мученія».

— «Я земля и прахъ, — отвѣчала святая. — Вся же красота, какъ цвѣтъ увядаетъ, и, какъ сонъ, исчезаетъ отъ самой небольшой болѣзни, или отъ старости, а по смерти предается совершенному тлѣнію; итакъ, не заботься, царь, о моей красотѣ».

Во время этой бесѣды святой Екатерины, одинъ вельможа, по имени Хурсаденъ — жестокій и немилосердный мучитель христіанъ, — желая показать любовь и расположеніе къ царю, сказалъ ему:

— «Я, царь, изобрѣлъ такое мученіе, посредствомъ котораго ты побѣдишь сію дѣвицу. Прикажи устроить на одной оси четыре деревянныя колеса, а по нимъ вокругъ наколотить разныя желѣзныя острія: два колеса пусть обращаются въ правую, а два въ лѣвую сторону; по срединѣ же ихъ пусть будетъ привязана дѣвица, и вращающіяся колеса раздробятъ ея тѣло. Но прежде пусть только покажутъ эти колеса Екатеринѣ, чтобы она, видя ихъ, убоялась жестокаго мученія, и подчинилась бы твоей волѣ; если же и послѣ этого она останетея въ прежнемъ упорствѣ, — то пусть приметъ мучительную смерть».

Царю понравился этотъ совѣтъ и онъ велѣлъ устроить такія колеса, о которыхъ говорилъ Хурсаденъ. Когда колеса были готовы, то привели святую на мѣсто мученія и сначала съ большою силою вращали колеса предъ ея глазами, дабы устрашить ее, а затѣмъ мучитель сказалъ ей:

— «Видишь, какія мученія приготовлены для тебя! И ты примешь въ нихъ ужаснѣйшую смерть, если не поклонишься богамъ».

Но на это Екатерина отвѣчала:

— «Много разъ уже я высказывала свое рѣшеніе остаться христіанкой; посему, царь, не теряй напрасно времени, а дѣлай, что хочешь».

Мучитель, видя, что не можетъ устрашить Екатерину и отвратить ее отъ Христа, велѣлъ привязать ее къ колесамъ, и съ силою вращать ихъ, дабы она была растерзана на части и такимъ образомъ умерла бы ужаснѣйшею смертію. Но лишь только приступили къ сему мученію, какъ внезапно сошелъ съ неба Ангелъ, освободилъ отъ узъ святую, а колеса сокрушилъ на части; причемъ колеса, съ силою разбиваемыя, летѣли въ сторону и поражали многихъ невѣрующихъ на смерть. Видя такое преславное чудо, весь народъ воскликнулъ:

— «Великъ Богъ христіанскій!»

А царь отъ ярости былъ мраченъ и неистовствовалъ, измышляя новыя пытки для мученицы.

Царица Августа, услыхавъ о семъ чудѣ, вышла изъ своихъ палатъ и стала обличать царя.

— «Поистинѣ, — говорила она, — ты дерзокъ и безуменъ, ибо осмѣливаешься бороться съ Живымъ Богомъ, и несправедливо мучить Его рабу».

Неожиданно услышавъ сіи слова, царь разсвирѣпѣлъ отъ неистовства, и сдѣлался лютѣе всякаго звѣря. Оставивъ святую Екатерину, онъ обратилъ всю ярость на свою супругу. Забывъ даже естественную къ ней любовь, онъ велѣлъ принести большой ящикъ и наполнить его оловомъ, чтобы онъ былъ неподвиженъ, набить гвоздей въ крышку ящика, и защемивъ сосцы своей жены между ящикомъ и крышкою, сдавливать ихъ. И мучители, причиняя святой невыразимыя страданія, сдавливали ея сосцы, пока они не оторвались съ ужасною болію. Блаженная же Августа, терпя сію ужасную боль, радовалась, что страждетъ за Истиннаго Бога, и молилась Ему, да ниспошлетъ Онъ ей благодатную Свою помощь. Когда сосцы оторвались, кровь текла рѣкою, и всѣ окружающіе исполнились жалости и выражали соболѣзнованіе къ ней, переносящей такое ужасное и нестерпимое мученіе. Но немилосердный мучитель не помиловалъ своей супруги, и повелѣлъ отсѣчь ей голову мечемъ. Она же, выслушавъ сей приговоръ съ радостію, сказала святой Екатеринѣ:

— «Раба Истиннаго Бога, помолись о мнѣ!»

— «Иди съ миромъ, — отвѣчала ей святая дѣва, — дабы царствовать со Христомъ вѣчно».

И блаженная царица была усѣчена за городомъ въ двадцать третье число ноября [21]. Воевода же Порфирій, взявъ ночью ея тѣло, съ честію предалъ его погребенію. На утро же самъ Порфирій, съ увѣровавшими во Христа воинами, предсталъ предъ царемъ, и сказалъ:

— «И мы — христіане, воины великаго Бога».

Не имѣя силъ слышать этого, царь вздохнулъ изъ глубины сердца, и воскликнулъ:

— «Увы, погибъ я, ибо лишился дивнаго Порфирія!»

Потомъ, обратившись къ прочимъ воинамъ, сказалъ:

— «И вы, воины мои достолюбезные, соблазнились, и отъ боговъ, въ которыхъ вѣровали отцы ваши, отреклись; что сдѣлали вамъ боги, за что оставили ихъ вы?»

Они же не отвѣчали ему ни одного слова. Только Порфирій сказалъ ему:

— «Почему ты оставляешь безъ вниманія главу, и вопрошаешь ноги? со мною бесѣдуй».

— «Ты злая глава, виновникъ ихъ погибели», — воскликнулъ Максиминъ.

И не имѣя силъ отъ ярости продолжать рѣчь, приказалъ усѣчь имъ всѣмъ головы. Такъ окончили они жизнь свою. Такимъ образомъ исполнилось предсказаніе святой Екатерины, что многіе изъ его собственныхъ палатъ увѣруютъ чрезъ нее во Христа Бога.

На другой день мучитель, приведя Екатерину въ судилище, сказалъ ей:

— «Великую скорбь и большое огорченіе ты причинила мнѣ. Ты прельстила мою жену, и погубила мужественнаго моего военачальника, который былъ всею силою моего войска; много и другихъ золъ причинено мнѣ чрезъ тебя, такъ что нужно было бы умертвить тебя безъ милосердія; но я прощаю тебя, потому что не желаю погубить тебя, дѣвицу столь прекрасную и премудрую. Исполни же, наконецъ, мою волю, моя возлюбленная, принеси жертву богамъ, — и я сдѣлаю тебя своею царицею, и никогда не оскорблю тебя, и безъ твоего совѣта не исполню никакого дѣла, — и ты будешь жить со мною въ такомъ веселіи и блаженствѣ, какими ни одна царица не наслаждалась».

Сіе и многое другое говорилъ льстивый, соблазняя избранную невѣсту Христову, но не могъ льстивыми своими словами разлучить ее со Христомъ, съ Которымъ она была связана крѣпкимъ союзомъ истинной любви. Видя, что ни ласкательствомъ, ни обѣщаніями, ни угрозами, ни муками онъ не можетъ склонить къ своей волѣ твердую, какъ адамантъ [22], святую дѣву, онъ, наконецъ, постановилъ рѣшеніе — усѣчь главу ея мечемъ внѣ города. Воины, взявши Екатерину, повели ее на мѣсто усѣченія. Много людей — мужчинъ и женщинъ — сопровождали Екатерину; всѣ плакали и сожалѣли о томъ, что погибаетъ столь прекрасная и премудрая дѣвица. Многіе изъ слѣдовавшихъ за нею знатныхъ и благороднѣйшихъ женщинъ говорили ей со слезами:

— «Прекраснѣйшая и пресвѣтлая дѣвица! Почему ты такъ жестокосерда къ себѣ, что предпочитаешь смерть сладостной жизни? Зачѣмъ ты губишь безвременно и безплодно цвѣтъ юности своей? Не лучше ли тебѣ послушать царя, и наслаждаться благами въ сей жизни, чѣмъ умереть такою позорною смертью».

— «Оставьте вашъ безполезный плачъ, — отвѣчала святая, — но лучше радуйтесь о томъ, что я нынѣ вижу возлюбленнаго жениха, Іисуса Христа, — Творца и Спасителя моего, Который есть красота, вѣнецъ и слава мучениковъ. Онъ призываетъ меня къ неизреченному блаженству райскому. Съ Нимъ я буду царствовать и наслаждаться въ безконечные вѣки. Итакъ, не обо мнѣ, — а о себѣ плачьте, потому что за свое невѣріе вы пойдете въ огонь вѣчный на безконечныя мученія».

Когда же святую привели на мѣсто усѣченія, она произнесла слѣдующую молитву:

— «Господи Іисусе Христе, Боже мой! Благодарю Тебя за то, что Ты поставилъ на камнѣ терпѣнія ноги мои, и направилъ стопы мои. Простри нынѣ пречистыя длани Твои, нѣкогда уязвленныя на крестѣ, и пріими душу мою, приносимую Тебѣ въ жертву ради ліобви къ Тебѣ. Вспомни, Господи, что я — плоть и кровь, и не попусти, чтобы лютые истязатели на страшномъ судѣ содѣлали явными согрѣшенія мои, въ невѣдѣніи содѣланныя; но омой ихъ кровію, которую я изливаю за Тебя и содѣлай, чтобы тѣло сіе, израненное въ мукахъ ради Тебя и усѣкаемое мечемъ, было бы невидимо для враговъ и гонителей моихъ. Призри съ высоты Твоей, Господи, и на предстоящихъ людей сихъ, и наставь ихъ свѣтомъ Твоего познанія; и прошенія тѣхъ, которые призовутъ чрезъ меня имя Твое святое, исполни на пользу, дабы всѣми воспѣвалось величіе Твое во вѣки».

Окончивъ молитву, святая сказала исполнителю казни:

— «Оканчивай приказанное».

Тогда воинъ поднялъ мечъ и отсѣкъ честную главу Екатерины [23], и изъ раны вмѣсто крови истекло молоко. Честныя ея мощи, какъ то видѣли удостоившіеся того вѣрующіе, тотчасъ же были взяты святыми ангелами, и перенесены на гору Синайскую [24], во славу Христа Бога, Который со Отцемъ и Святымъ Духомъ во Единомъ Божествѣ царствуетъ во вѣки. Аминь [25].

Примѣчанія:
[1] Максиминъ царствовалъ съ 305 по 313 г.
[2] Александрія — городъ въ Египтѣ, при западномъ рукавѣ рѣки Нила; основана Александромъ Македонскимъ въ 331 году до Р. Хр.
[3] По своей національности Екатерина принадлежала къ Александрійскимъ грекамъ. Объ этомъ можно догадываться по древнѣйшимъ спискамъ ея житія; да и самое имя великомученицы — греческое (Ἀεικαθαρίνα — всегда чистая). Екатерина — уже нѣсколько видоизмѣненное наименованіе.
[4] Діодоръ Сицилійскій — извѣстный языческій писатель, историкъ и философъ, отличавшійся своимъ безпристрастіемъ и глубокою наблюдательностію.
[5] Плутархъ Херонейскій — знаменитый греческій историкъ. Херонея — городъ въ Средней Греціи.
[6] Гермесъ (Эрмій) или Меркурій — считался вѣстникомъ боговъ, покровителемъ торговли и ораторовъ и былъ однимъ изъ популярнѣйшихъ языческихъ боговъ. Такъ, невѣжественное народонаселеніе городовъ Листры и Ликаоніи было настолько поражено чудесами апостоловъ Павла и Варнавы, что назвало Варнаву Зевесомъ, а Павла Эрміемъ, потому что онъ начальствовалъ въ словѣ (Дѣян. 14, 12).
[7] Богини, считавшіяся покровительницами наукъ и искусствъ.
[8] Платонъ — извѣстный греческій философъ IV вѣка до Р. Хр., современникъ и учитель извѣстнаго греческаго философа — Аристотеля. Платонъ — ученикъ знаменитаго и славнаго философа Сократа. Замѣчательно то, что въ своихъ философскихъ воззрѣніяхъ Платонъ, особенно въ ученіи о Богѣ, твореніи міра и загробной жизни, близко подходитъ къ христіанскому ученію.
[9] Здѣсь разумѣются Гомеръ, Виргилій и другіе поэты. Вообще, сказанія о своихъ богахъ язычники, главнымъ образомъ, почерпали изъ поэтическихъ произведеній.
[10] Гомеръ — одинъ изъ славнѣйшихъ поэтовъ греческихъ, жившій задолго до Р. Хр. Написалъ знаменитыя поэмы: «Иліаду» и «Одиссею».
[11] Зевсъ (или Юпитеръ) — греко-римскій богъ, почитавшійся язычниками властителемъ неба и земли, отцемъ всѣхъ боговъ и людей.
[12] Орфей — легендарная личность, которая пользовалась особымъ уваженіемъ у язычниковъ.
[13] Аполлонъ или Фебъ, сынъ Зевса и Латоны, одинъ изъ наиболѣе почитаемыхъ греко-римскихъ языческихъ боговъ. Почитался богомъ солнца и умственнаго просвѣщенія, а также благополучія общественнаго и порядка, охранителемъ закона, божествомъ предсказанія будущаго.
[14] Особенно дико казалось язычникамъ, что христіане покланялись Распятому, такъ какъ казнь на крестѣ считалась позорною. Посему то и апостолъ Павелъ говоритъ, что проповѣдь о распятомъ Христѣ есть для еллиновъ (т. е. язычниковъ) безуміе (1 Кор. 1, 23).
[15] Гера (Юнона) почиталась древними греками и римлянами сестрой и женой главнаго ихъ бога Зевса, наиболѣе почитаемой между богинями; считалась богиней земли и плодородія и покровительницей супружествъ. — Посейдонъ считался богомъ морей. — Аѳина считалась богиней мудрости, преимущественно военной. — Вышеприведенное мѣсто заимствовано изъ «Метаморфозъ» римскаго поэта Овидія. Вообще, боги римлянъ и грековъ, по ихъ вѣрованію, отличались тѣми же страстями и преступными наклонностями, какъ и люди.
[16] Сивиллами назывались у римлянъ въ древности прорицательницы. Ихъ предсказанія были соединены въ три книги, которыя хранились въ храмѣ Зевса (Юпитера) Капитолійскаго, а потомъ въ храмѣ Аполлона на Палатинскомъ холмѣ. Эти «Сивиллины книги» пользовались глубокимъ уваженіемъ въ языческомъ мірѣ. На ихъ предсказанія обращали вниманіе и христіанскіе писатели, находя въ нихъ нѣкоторые намеки на наступленіе Царства Христова.
[17] Аполлоній Тіанскій — языческій мудрецъ, творившій ложныя чудеса и привлекшій много послѣдователей (III в.). Его изреченія, записанныя въ особую книгу, особенно пользовались глубокимъ уваженіемъ въ Александріи, гдѣ такая книга хранилась въ самомъ потаенномъ, священномъ мѣстѣ одного языческаго храма.
[18] Это было 17 ноября 307 года.
[19] Багряница — длинная, окрашенная въ пурпуровый, кровянистый цвѣтъ одежда, очень дорого цѣнившаяся въ древности и считавшаяся принадлежностью царскаго сана.
[20] Артемида — иначе Діана — извѣстная языческая богиня у грековъ и римлянъ, пользовавшаяся особымъ почитаніемъ у нихъ; (она считалась богиней луны, и изображалась прекрасной, свѣтлой дѣвой-охотницей).
[21] Память св. царицы Августы (или Василиссы) Совершается Церковію 24 ноября; тогда же воспоминаются Церковію Порфирій и 200 воиновъ, усѣченные за исповѣданіе Христа.
[22] Адамантъ (алмазъ) — камень, имѣющій такую крѣпость, что чертитъ и рѣжетъ прочіе камни, не получая отъ того вреда. Это названіе въ церковной литературѣ придается многимъ святымъ (особенно отцамъ и учителямъ Церкви), прославившимся твердостью своей вѣры и характера.
[23] И доселѣ въ Александріи показываютъ благочестивымъ путешественникамъ мѣсто убіенія великомученицы Екатерины, которое всегда пользовалось особымъ благоговѣйнымъ почитаніемъ со стороны мѣстныхъ христіанъ. Нѣкоторые изъ гражданъ Александріи, озаренные вѣрою въ распятаго Господа, сохранили даже до настоящаго времени небольшую мраморную колонну, на которой, по преданію усѣчена честная глава святой великомученицы. Колонна эта и теперь съ благоговѣніемъ хранится въ Александрійской православной обители святаго Саввы и стоитъ въ лѣвомъ придѣлѣ храма, посвященнаго имени сего святаго.
[24] Долгое время святыя мощи Екатерины пребывали въ неизвѣстности въ землѣ, и были открыты лишь спустя 200 слишкомъ лѣтъ. Это случилось слѣдующимъ образомъ. Однажды, приблизительно въ 30-40 годахъ VI столѣтія по Рождествѣ Христовомъ, братія Синайской обители, основанной Византійскимъ императоромъ Юстиніаномъ, за 800 верстъ отъ Александріи, чудесно были извѣщены свыше, что мощи святой великомученицы Екатерины почиваютъ нетлѣнно недалеко отъ нихъ, и при семъ получили повелѣніе перенести ихъ въ новосозданный храмъ Синайскаго монастыря. Благочестивые старцы съ радостію поспѣшили къ горѣ, указанной имъ недалеко отъ обители. Эта возвышенность достигала до 1200 саженъ; но отшельники, движимые религіознымъ одушевленіемъ и вспомоществуемые благодатію Божіею, побѣдили всѣ трудности пути и скоро достигли ея вершины, гдѣ и обрѣли святыя мощи великомученицы Екатерины нетлѣнными и благоуханными. Ихъ положить сюда только и могли Ангелы. — Мощи святой Екатерины были обрѣтены не полностію, а только глава ея и лѣвая рука. Эти части нетлѣннаго тѣла достохвальной мученицы Христовой, тогда же торжественно перенесенныя въ Синайскую обитель, и доселѣ почиваютъ въ этомъ, замѣчательномъ по своей древности, монастырѣ. Въ 1689 году русскій императоръ Петръ Великій пожертвовалъ въ Синайскую обитель для мощей святой Екатерины среброкованную раку. Но этотъ даръ хранится въ ризиицѣ. «Страхъ отъ жадности мусульманъ, отъ огласки путешественниковъ, — замѣчаетъ извѣстный епископъ Порфирій, бывшій на Синаѣ, — пріучилъ синаистовъ таить эту драгоцѣнность». Въ настоящее время св. мощи великомученицы Екатерины сохраняются въ небольшой мраморной ракѣ въ алтарѣ великаго храма Синайской обители во имя Преображенія Господня, на правой сторонѣ престола. Святую главу невѣсты Христовой покрываетъ нынѣ золотой вѣнецъ, а на одномъ пальцѣ надѣто драгоцѣнное кольцо, въ память таинственнаго обрученія св. Екатерины съ Небеснымъ Женихомъ — Христомъ. Въ ракѣ святыя части мощей покоятся на серебряномъ подносѣ, подъ которымъ лежитъ толстый пластъ ваты, проникнутый благоуханіемъ святыни. Когда же части мощей выносятся для поклоненія братіи, то онѣ поставляются среди храма, вмѣстѣ со многими другими останками святыни, на столѣ, нарочито для сего приготовленномъ. Мощи св. Екатерины для дальняго поклонника открываются во всякое время, но для братіи и ближнихъ пришельцевъ — только по окончаніи утрени въ Господскіе праздники.
[25] Память святой Екатерины чествуется во всемъ православномъ мірѣ съ особымъ благоговѣніемъ и торжественностію. Въ честь ея созидаются церкви, многіе монастыри называются ея именемъ; весьма многія изъ православныхъ и инославныхъ христіанокъ носятъ ея имя. Слава этой мученицы была велика и въ древности. Павла, знаменитая римлянка, основавшая монастырь въ Виѳлеемѣ въ 386 году, посвятила въ немъ храмъ муч. Екатеринѣ, о которой св. Епифаній говорилъ Павлѣ, что Екатерина родилась на островѣ Кипрѣ, въ гор. Саламинѣ, въ его епископіи, оттуда перешла въ Алексаидрію, была въ св. мѣстахъ въ Іерусалимѣ, предъ яслями въ Виѳлеемѣ дала обѣтъ дѣвства и получила отъ Христа перстень. На Западѣ она считается покровительницею учащагося юношества, особенно философіи. — Святую великомученицу почитаютъ даже нѣкоторые изъ язычниковъ, напримѣръ: монголо-буряты забайкальскіе.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга третья: Мѣсяцъ Ноябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1905. — С. 659-681.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0