Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - суббота, 24 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 22.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Ноябрь.
День двадцать второй.

Житіе святаго благовѣрнаго великаго князя Михаила Тверскаго [1].

Въ это безотрадно тяжелое время богоугодно жилъ святый князь Михаилъ Ярославичъ Тверской. Родители его вели жизнь благочестивую и ходили по заповѣдямъ Божіимъ. Отецъ его князь Ярославъ Ярославичъ, послѣ кончины брата своего великаго князя Александра Невскаго, занималъ семь лѣтъ великокняжескій престолъ во Владимірѣ на Клязьмѣ [3]. Отправившись по дѣламъ въ Орду, на обратномъ пути князь Ярославъ сильно захворалъ и, чувствуя приближеніе смертнаго часа, принялъ монашеское постриженіе съ именемъ Аѳанасія, послѣ чего скончался въ 1271 году. Великокняжеская власть перешла къ его брату Василію Ярославичу [4].

Святый князь Михаилъ Ярославичъ родился уже послѣ смерти своего отца, въ 1272 году. Мать его, благочестивая княгиня Ксенія воспитала сына въ духѣ святой вѣры и заботливо научила грамотѣ [5]. Молодой княжичъ былъ благочестиво настроенъ: онъ любилъ читать Божественныя книги, избѣгалъ дѣтскихъ игръ и веселыхъ собраній и усердно посѣщалъ храмъ Божій. Часто тайкомъ отъ всѣхъ въ тишинѣ ночной онъ возносилъ свои горячія молитвы ко Господу. Не любилъ онъ роскошныхъ яствъ, но утолялъ свой голодъ простой пищей, велъ жизнь воздержную и благочестивую, постоянно боролся съ плотью и былъ злѣйшимъ врагомъ своему тѣлу, украшая душу свою цвѣтами добродѣтелей. Такъ святый Михаилъ стяжалъ страхъ Божій, начало всякой премудрости. Съ особенной любовью онъ относился къ нищимъ и убогимъ и подавалъ имъ щедрую милостыню. Кто терпѣлъ бѣды, тотъ смѣло шелъ къ своему князю, зная, что у него найдетъ помощь и заступленіе; кого постигали несчастія и скорби, тотъ получалъ отъ него слово утѣшенія и ободренія. Святая жизнь князя была поучительна для всѣхъ и всѣ почитали его не столько за санъ, сколько за благочестіе и участіе къ людямъ.

На Тверской столъ благовѣрный князь вступилъ послѣ брата своего Святослава между 1282 и 1285 годами. Свое княженіе святый Михаилъ началъ богоугоднымъ дѣломъ, — построеніемъ соборнаго храма въ Твери. Вѣроятно по совѣту благочестивой матери отрокъ-князь въ 1285 году заложилъ каменный храмъ въ честь славнаго Преображенія Господа нашего Іисуса Христа на мѣстѣ прежней деревянной церкви во имя святыхъ безсребенниковъ Космы и Даміана. Вмѣстѣ съ княгиней Ксеніей благовѣрный князь богато и щедро украсилъ новый храмъ, снабдилъ его святыми иконами и священною утварью, необходимой для богослуженія.

Тяжелое время переживала тогда Русь: князья часто поднимались одинъ на другого и нерѣдко правому приходилось оружіемъ отстаивать права свои. Великокняжескій престолъ занимали тогда сыновья Александра Невскаго Андрей и Димитрій [6].

Вступивъ на Тверской престолъ, святый Михаилъ, по обычаю того времени, отправился въ Орду на поклонъ хану. Въ то время между братьями — князьями Андреемъ и Димитріемъ Александровичами происходила усобица. Въ 1293 году Андрей привелъ татаръ, которые взяли 14 городовъ, въ томъ числѣ Владиміръ и Москву, сильно опустошили страну и собирались идти къ Твери.

Сильно опечалились Тверичи тѣмъ, что князя съ ними не было. Но они цѣловали крестъ, что станутъ биться съ непріятелемъ изъ-за стѣнъ города до послѣдней крайности и ни за что не сдадутся. Изъ другихъ княжествъ въ Тверь сбѣжалось много людей, которые также готовы были сразиться съ врагами. И въ это самое время святый Михаилъ возвращался изъ Орды. Князь едва не попался въ руки враговъ, но всесильная десница Божія хранила его: о грозящей опасности его предупредилъ одинъ священникъ, и князь счастливо проѣхалъ къ родному городу. Съ величайшей радостью услышали Тверичи вѣсть о возвращеніи своего князя; они вышли навстрѣчу ему съ крестнымъ ходомъ. Но татары, узнавъ о приходѣ святаго Михаила, не пошли на Тверь [7].

Двадцати двухъ лѣтъ (8 ноября 1294 года) святый Михаилъ вступилъ въ бракъ съ княжною Анной, дочерью Ростовскаго князя Димитрія Борисовича [8]. Вскорѣ его постигли испытанія. Въ 1298 году глубокой ночью, когда всѣ во дворѣ князя спали, загорѣлись сѣни княжескаго дворца. Никто не слыхалъ начавшагося пожара. Его услышалъ, пробудившись, самъ князь. Второпяхъ онъ едва успѣлъ съ княгиней выдти изъ горящаго дворца. Вся казна его сгорѣла. Послѣ того князь сильно заболѣлъ.

Лѣтописецъ повѣствуетъ, что святый князь Михаилъ былъ высокъ ростомъ, силенъ и отваженъ. Бояре и народъ его любили. Усердно читалъ божественныя книги, усердно жертвовалъ на храмы, почиталъ иноческій и священническій чинъ. Пьянства не терпѣлъ и всегда отличался воздержностью. Онъ желалъ иноческаго или мученическаго подвига, и Господь судилъ ему скончаться мученикомъ.

Въ 1304 году умеръ великій князь Андрей Александровичъ. Старшимъ въ родѣ сталъ теперь князь Тверской Михаилъ Ярославичъ; къ нему на службу перешли и бояре умершаго великаго князя. Но права старѣйшинства началъ оспаривать у него двоюродный племянникъ, Московскій князь Георгій Даніиловичъ, хотя онъ и не былъ старшимъ въ княжескомъ родѣ [9]. По обычаю того времени, новый великій князь Михаилъ долженъ былъ отправиться въ Орду, чтобы тамъ получить ярлыкъ на великокняжескій престолъ Владимірскій. Туда же отправился и князь Московскій. Когда онъ проѣзжалъ черезъ Владиміръ, святый митрополитъ Максимъ [10], предвидя начинающуюся усобицу, съ мольбою возбранялъ Московскому князю идти въ Орду и добиваться великокняжеской власти.

— «Я ручаюсь тебѣ, — говорилъ святый Максимъ, — княгинею Ксеніею, матеріею князя Михаила, что ты получишь отъ великаго князя Михаила любой городъ, какой ты пожелаешь».

Георгій отвѣчалъ святителю:

— «Хотя я и ѣду въ Орду, но не стану добиваться великокняжескаго стола: ѣду я туда по своимъ дѣламъ».

Онъ отправился въ Орду и встрѣтился тамъ съ Тверскимъ княземъ. Татарскіе мурзы были очень корыстолюбивы. Желая получить больше даровъ, они говорили князю Георгію:

— «Если ты дашь выходъ [11] больше князя Михаила Тверского, мы дадимъ тебѣ великое княженіе».

Такія рѣчи сильно смутили Московскаго князя, и онъ сталъ добиваться великокняжеской власти. Великій раздоръ начался между князьями. Георгій, какъ только могъ, старался склонить хана на свою сторону; онъ давалъ въ Ордѣ большіе дары. Святый Михаилъ принужденъ былъ также много тратить денегъ, которыя собирались съ бѣднаго народа: и была великая тягота въ Русской землѣ. Распря между князьями усилилась. Однако великокняжеская власть осталась за Михаиломъ Тверскимъ. Въ 1305 году святый Михаилъ вступилъ на престолъ великокняжескій. Съ Московскимъ княземъ святый Михаилъ заключилъ миръ, но согласія между ними все-таки не было: борьба Москвы съ Тверью продолжалась. Князья спорили теперь изъ за княженія въ Великомъ Новгородѣ, и не разъ они водили свои полки одинъ на другаго [12]. Въ 1313 году въ Ордѣ занялъ престолъ молодой ханъ Узбекъ. Новый ханъ принялъ магометанство и ревностно старался распространять и утверждать его между татарами. При ханѣ Узбекѣ Русская земля сильно страдала.

Святый Михаилъ долженъ былъ отправиться на поклонъ къ новому хану, чтобы получить отъ него новый ярлыкъ на великое княженіе [13]. И на этотъ разъ великокняжескій престолъ остался за нимъ. Послѣ того благовѣрный князь возвратился на Русь [14]. Князь Московскій, на обиды котораго жаловался хану святый Михаилъ, былъ вызванъ въ Орду и пробылъ тамъ около трехъ лѣтъ. Георгій давалъ подарки ханскимъ вельможамъ и употребилъ всѣ средства, чтобы склонить хана на свою сторону: наконецъ оправдался въ обвиненіяхъ великаго князя, успѣлъ сблизиться съ ханскимъ семействомъ, даже породнился съ ханомъ, вступивъ въ бракъ съ сестрой его Кончакой [15]. Ярлыкъ на великокняжескій престолъ ханъ Узбекъ далъ теперь своему зятю, князю Георгію. Вмѣстѣ съ нимъ ханъ отпустилъ на Русь пословъ своихъ, а во главѣ ихъ Кавгадыя, одного изъ приближенныхъ вельможъ своихъ. Святый Михаилъ съ кротостью отказался отъ великокняжескаго достоинства; онъ послалъ сказать Георгію:

— «Братъ, если ханъ далъ тебѣ великое княженіе, то я уступаю тебѣ. Княжи на немъ, только будь доволенъ своимъ и не вступайся въ мой удѣлъ».

Но великій князь Георгій не хотѣлъ примириться со святымъ княземъ Михаиломъ. Собравъ большое войско, вмѣстѣ съ кровожаднымъ Кавгадыемъ и со множествомъ татаръ и мордвы, онъ напалъ на Тверскую область, жегъ города и села. Враги забирали мужей и женъ и предавали ихъ различнымъ мученіямъ и смерти; татары подвергали женщинъ насилію. Опустошивъ Тверское княжество по одну сторону Волги, они готовились напасть и на другую его часть, заволжскую. Скорбя о бѣдствіяхъ Русской земли, благочестивый князь Михаилъ призвалъ Тверского епископа и бояръ и сказалъ имъ:

— «Развѣ не уступилъ я великаго княженія своему сроднику, развѣ не далъ ему я дани? Сколько зла теперь причиняетъ моей отчинѣ князь Георгій! Я претерпѣлъ все, думая, что бѣда эта скоро кончится. Нынѣ же вижу, что они ищутъ моей головы. Ни въ чемъ не виновенъ я предъ нимъ; если же виновенъ, скажите, въ чемъ?»

Епископъ и бояре, проливая слезы, въ одинъ голосъ отвѣчали князю:

— «Ты правъ, князь нашъ, во всемъ. Предъ племянникомъ твоимъ ты обнаружилъ такое смиреніе, а они — князь Георгій съ Кавгадыемъ за это взяли твою волость. Теперь хотятъ опустошить и другую половину твоего княжества. Иди же противъ нихъ, государь, а мы готовы за тебя сложить свои головы».

Святый Михаилъ отвѣтилъ:

— «Братія! Вамъ извѣстно, что сказалъ Господь во святомъ Евангеліи: больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положитъ за други своя (Іоан. 15, 13). Нынѣ намъ предстоитъ отдать свою жизнь не за одного или двухъ изъ нашихъ ближнихъ, но за множество народа, плѣненнаго и избитаго врагами, за женъ и дочерей, оскверненныхъ погаными. Если положимъ душу свою за столькихъ людей, слово Господне намъ вмѣнится во спасеніе».

Святый князь Михаилъ собралъ полки свои и мужественно вышелъ на встрѣчу непріятелю. 22 декабря 1317 года враги встрѣтились въ 40 верстахъ отъ Твери, при селѣ Бортеневѣ [16]. Произошла великая битва. Войско Московскаго князя не выдержало и поспѣшно побѣжало. Князь Михаилъ преслѣдовалъ враговъ и безчисленное множество воиновъ, побитыхъ и смятыхъ конями, усѣяли ратное поле; они лежали какъ снопы на полѣ во время жатвы. Великій князь Георгій съ остаткомъ войска бѣжалъ въ Торжокъ, а оттуда въ Великій Новгородъ. Его жена Кончака-Агаѳія, братъ Борисъ и много князей и бояръ, а также и татаръ взято было побѣдителями въ плѣнъ. Доспѣхи самого святаго Михаила были всѣ изсѣчены, но на тѣлѣ не оказалось ни одной раны. Князь отпустилъ на волю многихъ русскихъ плѣнниковъ, захваченныхъ татарами Кавгадыя. Съ великой радостью возвратился святый Михаилъ въ Тверь и горячо благодарилъ за дарованную побѣду Господа, Пречистую Его Матерь и святаго Архистратига Михаила.

Видя пораженіе Георгія, Кавгадый велѣлъ своей дружинѣ бѣжать въ станъ, а на другой день послѣ битвы явился въ Тверь и просилъ мира. Святый Михаилъ принялъ его съ честію, а татары обманомъ говорили князю:

— «Отнынѣ мы твои. Безъ повелѣнія хана приходили мы на тебя съ Георгіемъ; мы виноваты и боимся гнѣва царя за то, что много пролили крови».

Святый Михаилъ, повѣривъ ихъ льстивымъ рѣчамъ, щедро одарилъ Кавгадыя и его свиту и отпустилъ съ честью.

Между тѣмъ великій князь собралъ изъ Новгородцевъ и Псковичей новое войско и съ нимъ снова двинулся къ Твери. Войско встрѣтилось на Волгѣ, около Синѣевскаго брода. Святый Михаилъ не хотѣлъ еще разъ напрасно проливать христіанскую кровь; князья заключили миръ. Святый Михаилъ даже предлагалъ князю Георгію вмѣстѣ отправиться въ Орду и тамъ передъ ханомъ ходатайствовать за Русскую землю.

Между тѣмъ въ Твери скончалась супруга великаго князя, сестра хана. Пронесся слухъ, что великую княгиню въ Твери отравили. Московскій князь и Кавгадый сговорились дѣйствовать заодно. Георгій отправился въ Орду со множествомъ князей и бояръ. Поспѣшилъ въ Орду и Кавгадый. Они написали на святаго Михаила многія лжесвидѣтельства и вызвали гнѣвъ хана. На него клеветали хану, будто, собравъ много дани по городамъ, князь хотѣлъ бѣжать къ нѣмцамъ, а къ хану идти не хотѣлъ, что вообще онъ не повинуется ханской власти. Тогда святый князь отправилъ въ Орду своего 12-ти-лѣтняго сына Константина, вѣроятно въ качествѣ заложника. Разгнѣванный Узбекъ велѣлъ посадить князя Константина Михайловича подъ стражу и уморить его голодомъ, но хану совѣтники его сказали, что если онъ уморитъ такъ сына, то отецъ его никогда не придетъ въ Орду. Константина отпустили. Кавгадыю не хотѣлось, чтобы Тверской князь пріѣхалъ въ Орду и успѣлъ оправдаться. Поэтому онъ послалъ татаръ перехватить его и убить. Однако это не удалось. Тогда онъ сталъ говорить хану, что Михаилъ въ Орду не пріѣдетъ и что надо скорѣе посылать на него войско. Но 6-го августа 1318 года благовѣрный князь Михаилъ отправился къ хану, взявъ благословеніе у епископа Варсанофія [17] и у своего духовнаго отца игумена Іоанна. Простился святый князь съ близкими своими на берегу рѣки Нерли [18]. Онъ исповѣдался предъ отцемъ духовнымъ и раскрылъ ему душу свою:

— «Отче, — говорилъ святый князь, — много заботился я о томъ, чтобы помочь христіанамъ, но за грѣхи мои имъ приходится терпѣть много тягостей изъ-за нашихъ раздоровъ. Теперь благослови меня, отче: можетъ быть, мнѣ придется пролить кровь мою за народъ православный. Господь да подастъ мнѣ отпущеніе прегрѣшеній, да ниспошлетъ христіанамъ покой».

До рѣки Нерли святаго Михаила провожали: супруга княгиня Анна и сынъ его князь Василій. Здѣсь святый князь на вѣки простился съ ними; преподавъ имъ свое благословеніе, онъ отправился въ путь. Неутѣшно плакала княгиня, предчувствуя бѣду и прощаясь съ своимъ супругомъ. Она вернулась съ княземъ Василіемъ въ Тверь. А святый Михаилъ взялъ съ собою двухъ другихъ сыновей Димитрія и Александра [19]. Во Владимірѣ ихъ встрѣтилъ ханскій посолъ Ахмылъ:

— «Спѣши въ Орду, — сказалъ онъ святому Михаилу, — ханъ ждетъ тебя; если черезъ мѣсяцъ ты не явишься, царь рѣшилъ идти войной на твою область. Кавгадый оговорилъ тебя предъ ханомъ, что ты не пріѣдешь къ нему».

Тогда бояре стали отговаривать князя оть поѣздки къ хану:

— «Вотъ сынъ твой въ Ордѣ, пошли еще другого».

Также и сыновья говорили ему:

— «Возлюбленный родитель, не ѣзди самъ въ Орду, лучше пошли кого-либо изъ насъ; вѣдь на тебя возвели клевету предь ханомъ. Пережди до тѣхъ поръ, пока пройдетъ его гнѣвъ».

Но святый Михаилъ съ твердостью отвѣчалъ:

— «Знайте, мои дорогія дѣти, не васъ требуетъ ханъ, но меня; моей головы онъ хочетъ. Если я уклонюсь отъ поѣздки къ хану, то отчина моя будетъ опустошена, и множество христіанъ избито, да и самъ я не избѣгну тогда смерти; не лучше ли же нынѣ положить мнѣ свою душу за многихъ».

Желая утѣшить своихъ дѣтей и преданныхъ ему бояръ, князь напомнилъ имъ о святомъ великомученикѣ Димитріи Солунскомъ [20], который сказалъ:

— «Господи, если погубишь сей городъ, то и я съ нимъ погибну; если же Ты спасешь его, то и я съ нимъ спасенъ буду».

Послѣ того князь наставлялъ сыновей своихъ, заповѣдалъ имъ жить добродѣтельно и благочестиво. Готовясь къ смерти, онъ написалъ завѣщаніе, распредѣлилъ между сыновьями города своего княжества и простился съ ними. Плакали дѣти, отпуская отца въ Орду на вѣрную смерть и едва могли разстаться съ нимъ. Святый Михаилъ отпустилъ дѣтей своихъ въ Тверь и поѣхалъ къ хану съ боярами. 6-го сентября онъ прибылъ на устье Дона, гдѣ кочевала тогда Орда. Здѣсь святый Михаилъ увидался со своимъ сыномъ Константиномъ. По обычаю князь щедро одарилъ хана, его женъ и приближенныхъ. Ханъ сначала довольно милостиво обходился съ Михаиломъ. Онъ даже далъ князю пристава, чтобы тотъ защищалъ его отъ оскорбленій. Полтора мѣсяца пробылъ святый Михаилъ въ Ордѣ. Но злобный Кавгадый не переставалъ клеветать на него. Наконецъ Узбекъ сказалъ своимъ вельможамъ:

— «Что вы говорили мнѣ на князя Михаила? Безпристрастно разсудите его съ княземъ Георгіемъ и скажите, кто изъ нихъ виноватъ: праваго я награжу, а виноватаго предамъ казни».

И не зналъ жестокій ханъ, что казнію онъ сплеталъ святому князю неувядаемый вѣнецъ мученика.

Неправеденъ былъ судъ надъ святымъ Михаиломъ. Судьями были злобный Кавгадый съ другими своими единомышленниками. Собравшись въ одну вежу [21], вельможи хана призвали святаго князя и коварно измышляли его вины: они утверждали, будто Михаилъ собиралъ по городамъ большую дань и не платилъ хану выхода. Невинный страдалецъ, любя правду и говоря только истину, безстрашно обличалъ ложныя показанія своихъ судей. Однако Кавгадый не только былъ судьей, но и обвинителемъ и лживымъ свидѣтелемъ противъ святаго: онъ отвергалъ всѣ оправданія святаго Михаила, исполненныя истины; возводилъ ложныя обвиненія на доблестнаго князя и оправдалъ своихъ сторонниковъ. Послѣ этого разбирательства пристрастные судьи донесли хану, что святый Михаилъ виновенъ и заслуживаетъ смерти. Но ханъ не рѣшился сразу осудить его на смертную казнь и приказалъ снова пересмотрѣть его дѣло. Такъ окончилось первое разбирательство дѣла. Черезъ недѣлю святаго Михаила опять призвали на судъ; на этотъ разъ привели его уже въ оковахъ. Судьи выставили противъ князя слѣдующія обвиненія:

— «Ты былъ гордъ и не покорялся хану, срамилъ его посла и бился съ нимъ; побилъ многихъ татаръ, и не давалъ хану дани; собирался съ казною бѣжать къ нѣмцамъ; посылалъ казну папѣ; уморилъ княгиню Георгія».

Благовѣрный же князь Михаилъ такъ оправдывался отъ этихъ обвиненій и клеветъ:

— «Царю я покоренъ. Сколько дани платилъ хану, на то у меня есть роспись. Въ бой съ посломъ ханскимъ я вступилъ по неволѣ: онъ пришелъ на меня съ княземъ Московскимъ; не держалъ я посла въ плѣну, но съ честью отпустилъ его въ Орду. А отравить жену князя Георгія, Богъ тому свидѣтель, у меня и помысла никогда не было. Вспомнилъ бы братъ мой Георгій Даніиловичъ мою дружбу и любовь къ нему. Еще отцу его я не разъ помогалъ въ бѣдахъ и ему не былъ соперникомъ. Онъ самъ возсталъ на меня и хотѣлъ всѣмъ владѣть противно нашему обычаю. Судите же меня справедливо и милостиво».

Но нечестные судьи поистинѣ уподобились тѣмъ, которые, по слову Псалмопѣвца, уста имутъ, и не возглаголютъ, очи имутъ и не узрятъ, уши имутъ и не услышатъ (Псал. 113, 13-14). Они заранѣе рѣшили умертвить святаго князя, и Кавгадый съ яростью отвѣтилъ ему:

— «Не достоинъ ты милости, а достоинъ смерти».

Вельможи донесли хану, что и теперь они убѣждены въ виновности князя Михаила и что онъ достоинъ смерти. Узбекъ сказалъ на это:

— «Если это справедливо, то такъ и сдѣлайте».

Послѣ приговора они приставили къ осужденному семь сторожей, связали князя, разграбили его одежду; въ то же время они прогнали отъ него всѣхъ его бояръ и слугъ, при чемъ сильно избили ихъ; удалили и отца его духовнаго игумена Александра.

Такъ святый остался одинъ въ рукахъ безбожныхъ. Одно лишь утѣшеніе оставалось ему — молитва, и блаженный страстотерпецъ, не питая злобы на враговъ своихъ, сталъ воспѣвать богодухновенные псалмы Давидовы. На другой день — это было воскресенье — татары возложили на выю святаго тяжелую колоду, чтобы увеличить мученія блаженнаго; но онъ съ кротостью молился и взывалъ:

— «Слава тебѣ, Владыко Человѣколюбче, что Ты сподобилъ меня положить нынѣ начало мученію моему, удостой же меня и кончить подвигъ сей: да не смутятъ меня слова лукавыхъ и угрозы нечестивыхъ да не устрашатъ меня».

Въ то время ханъ двинулся на охоту къ берегамъ Терека [22]. По обычаю, его должна была сопровождать вся Орда. Повлекли также и святаго Михаила. Тягостно было это передвиженіе для святаго страдальца. На выѣ его лежала тяжелая колода; каждую ночь въ ту же самую колоду заключали и руки святаго. Одно лишь утѣшало его: къ нему были допущены игуменъ, іереи и сынъ его Константинъ. Все время путешествія своего святый Михаилъ проводилъ въ постѣ, каждую недѣлю онъ исповѣдывался и пріобщался святыхъ Христовыхъ Таинъ [23]. Благочестивый князь еще смолоду имѣлъ обычай каждую ночь пѣть псалмы Давида. Тѣмъ болѣе теперь, осужденный на смерть, онъ утѣшалъ себя пѣніемъ псалмовъ. Но такъ какъ враги заключили руки страдальца въ колоду, то предъ нимъ съ разогнутой Псалтирью стоялъ отрокъ и перевертывалъ листы.

Такъ молился страстотерпецъ со слезами всякую ночь. Днемъ лице его было ясно и свѣтло; своимъ кроткимъ словомъ онъ утѣшалъ окружающихъ и старался ободрить ихъ:

— «Не печальтесь и не скорбите, други мои, не огорчайтесь тѣмъ, что тотъ, котораго вы привыкли видѣть прежде въ княжескомъ одѣяніи, теперь закованъ въ колоду. Вспомните, сколько благъ я получилъ въ своей жизни, неужели же я не хочу потерпѣть за нихъ? И что значитъ сія временная мука въ сравненіи съ безчисленными грѣхами моими? Еще болѣе долженъ я страдать, чтобы получить прощеніе за свои грѣхи. Вспомните, самъ праведный и благочестивый Іовъ, будучи чистъ, претерпѣлъ много страданій. Васъ печалитъ колода? Не скорбите, друзья мои, — скоро ея не будетъ на выѣ моей».

Злобный Кавгадый и теперь не оставлялъ узника, но старался увеличивать его страданія. Съ цѣлью надругаться надъ святымъ Михаиломъ, онъ велѣлъ вывести его на торгъ, гдѣ было много народа. Здѣсь онъ приказалъ поставить святаго князя на колѣни предъ собой, насмѣхался надъ нимъ, говорилъ ему много досадительныхъ словъ. Потомъ, какъ бы тронутый состраданіемъ, обратился къ нему съ слѣдующей рѣчью:

— «Знай, Михаилъ, таковъ существуетъ обычай у хана: если онъ разгнѣвается на кого, даже изъ своихъ родственниковъ, то приказываетъ держать его въ колодѣ. Но когда гнѣвъ его пройдетъ, тогда онъ возвращаетъ опальному прежнія почести. Такъ и тебя завтра или послѣ-завтра освободятъ, и ты будешь въ бóльшей чести».

Затѣмъ, обратясь къ сторожамъ, сказалъ имъ:

— «Почему вы не снимете съ него колоды?»

Понимая, что Кавгадый издѣвается надъ несчастнымъ узникомъ, они отвѣчали съ улыбкой:

— «Мы снимемъ ее завтра или послѣ-завтра, какъ ты сказалъ».

— «Такъ поддержите теперь колоду, чтобы она не давила ему плечъ».

Одинъ изъ сторожей сталъ поддерживать колоду, пока мучитель предлагалъ святому различные вопросы. Но народу Кавгадый сказалъ, что князь за свои вины осужденъ ханомъ на смерть. Наконецъ, надругавшись надъ святымъ княземъ, Кавгадый велѣлъ отвести его. Немного отойдя, святый Михаилъ захотѣлъ отдохнуть. Сбѣжалась разноплеменная толпа праздныхъ зрителей: нѣмцы, греки, литовцы, русскіе, и съ любопытствомъ смотрѣли на того, кто сидѣлъ прежде на великокняжескомъ престолѣ въ чести и славѣ, а нынѣ въ оковахъ переноситъ поруганіе. Одинъ изъ княжескихъ отроковъ сказалъ святому мученику:

— «Князь, не лучше-ли тебѣ идти въ свою палатку и тамъ отдохнуть? ты видишь, здѣсь стоитъ множество народа, всѣ смотрятъ на тебя».

— «И азъ быхъ поношеніе имъ: видѣша мя, покиваша главами своими (Псал. 108, 25), — отвѣчалъ страдалецъ словами Священнаго Писанія. — Но не престану уповать на Тебя, Господи, яко Ты еси исторгій мя изъ чрева, упованіе мое отъ сосцу матере моея (Псал. 21, 10).

Князь всталъ и направился къ своему шатру. Съ того времени на очахъ Христова страдальца всегда были слезы, ибо онъ провидѣлъ свою скорую кончину.

Между тѣмъ Орда остановилась за рѣкою Терекомъ, подъ городомъ Дедяковымъ, недалеко отъ города Дербента [24]. Уже двадцать шесть дней томился святый страдалецъ. Не разъ слуги предлагали ему:

— «Господинъ нашъ, великій князь, уже готовы у насъ для тебя проводники и кони. Бѣги въ горы, спаси себѣ жизнь».

Но святый князь твердо отвѣчалъ имъ:

— «Я и прежде никогда не бѣгалъ отъ враговъ моихъ, не сдѣлаю сего и нынѣ. Если я одинъ спасусь, а бояре и слуги мои останутся здѣсь въ бѣдѣ, то какая мнѣ честь будетъ за это? Не могу сдѣлать этого. Да будетъ Господня воля!»

22-го ноября рано утромъ святый Михаилъ велѣлъ совершить заутреню и Божественную литургію. Съ сердечнымъ вниманіемъ, обливаясь слезами, слушалъ святый князь Божественную службу, самъ прочиталъ правило передъ причащеніемъ. Благовѣрный князь исповѣдался и пріобщился святыхъ Христовыхъ Таинъ. Онъ готовился къ смерти, потому что тою ночью видѣлъ сонъ, извѣщавшій его о кончинѣ. Послѣ литургіи князь простился съ духовенствомъ, которое было съ нимъ (игуменъ, два іеромонаха, два священника и діаконъ): каждаго цѣловалъ, слезно просилъ не забывать его и всегда поминать въ своихъ молитвахъ. Потомъ онъ позвалъ къ себѣ сына князя Константина. Святый Михаилъ далъ ему послѣднее наставленіе о томъ, какъ надо держать ему православную вѣру, почитать храмы Божіи, духовный и иноческій чинъ, благотворить страннымъ и нищимъ. Затѣмъ страдалецъ-князь сдѣлалъ распоряженіе о своей отчинѣ, о боярахъ и слугахъ, приказывая обходиться съ ними внимательно и милостиво. Послѣ того онъ сказалъ:

— «Дайте мнѣ Псалтирь, ибо сердце мое исполнено смущеніемъ».

Когда онъ разогнулъ книгу, ему открылись слѣдующія слова:

— «Сердце мое смятеся во мнѣ, и боязнь смерти нападе на мя» (Псал. 54, 5).

Святый Михаилъ сказалъ іереямъ, бывшимъ съ нимъ:

— «Скажите мнѣ, что означаютъ слова сіи?»

Они отвѣчали ему:

— «Государь, да не смущается сердце твое словами сими, ибо въ томъ же псалмѣ сказано: возверзи на Господа печаль твою, и Той тя препитаетъ» (Псал. 54, 23).

Слова эти утѣшили страдальца, и онъ продолжалъ чтеніе псалмовъ Давидовыхъ. Вдругъ въ шатеръ вбѣгаетъ княжескій отрокъ; онъ былъ блѣденъ и испуганнымъ голосомъ сказалъ:

— «Государь, ѣдутъ Кавгадый и Георгій со множествомъ народа и прямо къ твоему шатру».

Тогда блаженный страдалецъ кротко замѣтилъ:

— «Знаю, зачѣмъ они идутъ, — убить меня».

Затѣмъ онъ отослалъ сына своего Константина подъ покровительство жены хана. Между тѣмъ безбожные убійцы были уже недалеко отъ вежи святаго Михаила. Кавгадый и Георгій остановились на торгу, недалеко отъ шатра святаго Михаила и сошли съ коней. Отсюда они послали убійцъ къ святому князю. Какъ дикіе звѣри, убійцы вскочили въ шатеръ, разогнали всѣхъ княжескихъ слугъ. Святый въ то время стоялъ на молитвѣ и послѣдній разъ на землѣ прославлялъ своего Создателя. Схвативъ святаго за колоду, убійцы ударили его о стѣну, такъ что стѣна шатра проломилась. Князь поднялся было на ноги. Тогда лютые убійцы всей толпой набросились на него, топтали ногами, немилосердно били; потомъ, одинъ изъ нихъ, Романцевъ, выхвативъ ножъ, поразилъ имъ святаго князя въ бокъ и повернулъ нѣсколько разъ ножъ въ ранѣ, наконецъ вырѣзалъ сердце. Такъ предалъ въ руки Господа святую душу свою страдалецъ Христовъ. Мученическая кончина святаго Михаила послѣдовала въ среду, 22 ноября 1318 года, въ третьемъ часу дня.

Толпа татаръ и русскихъ, бывшихъ въ Ордѣ, набросилась на палатку убитаго князя и разграбила ее. Святое и честное тѣло мученика было брошено и лежало безъ всякаго покрова, ибо убійцы сорвали со святаго князя одѣяніе. Одинъ изъ злодѣевъ пришелъ на торгъ къ Кавгадыю и Георгію и сказалъ имъ:

— «Приказаніе ваше исполнено».

Тогда Кавгадый съ княземъ быстро подъѣхали къ палаткѣ. Увидѣвъ обнаженное тѣло князя, Кавгадый съ укоромъ сказалъ Георгію:

— «Развѣ онъ не старшій тебѣ братъ, все равно какъ отецъ? Что же тѣло его лежитъ безъ покрова, брошенное на поруганіе всѣмъ? Возьми его и вези въ свою землю, погреби въ отчинѣ его, по вашему обычаю».

Князь Георгій послушалъ этого совѣта. Онъ велѣлъ своимъ слугамъ прикрыть обнаженное тѣло святаго и одинъ изъ нихъ покрылъ его своею верхней одеждой. Потомъ князь приказалъ положить тѣло на большую доску, а доску поднять на повозку и крѣпко привязать.

Сынъ князя-мученика Константинъ, нѣкоторые бояре и слуги едва успѣли убѣжать къ женѣ хана и, пользуясь покровительствомъ татарской царицы, избѣгли злой смерти. Другіе бояре и слуги Тверскаго князя, были раздѣты, подвергнуты побоямъ и закованы въ желѣза. Предавъ смерти святаго Михаила, сторонники Георгія — князья и бояре собрались въ одну вежу, пили вино, и каждый хвалился тѣмъ, какую вину онъ выдумалъ на страдальца.

Святое тѣло князя Михаила, по приказанію Георгія, повезли въ рѣку Адежь (что значитъ — горесть). Ночью два сторожа были приставлены охранять его. Но сильный страхъ напалъ на нихъ; сторожа бросились бѣжать отъ повозки, гдѣ лежало тѣло святаго мученика. Рано утромъ они возвратились на свое мѣсто, и видятъ дивное чудо: къ повозкѣ привязана одна только доска, тѣло же лежало особо, раной къ землѣ, при чемъ изъ язвы вышло много крови. Правая рука святаго была подложена подъ лице его, а лѣвая находилась у раны. Удивительно то, что въ степи рыскало много хищныхъ звѣрей, и ни одинъ изъ нихъ не смѣлъ прикоснуться къ святымъ останкамъ мученика. Такъ поистинѣ смерть праведниковъ честна; смерть же грѣшниковъ люта. Злобный человѣкоубійца Кавгадый не избѣгъ праведнаго суда Божія: вскорѣ онъ былъ казненъ, по приказанію хана Узбека.

Въ ту же ночь многіе изъ христіанъ и иновѣрныхъ видѣли, какъ два облака осѣняли то мѣсто, гдѣ находилось честное тѣло убіеннаго князя. Они то сходились, то расходились и сіяли, точно солнце. Утромъ говорили:

— «Князь Михаилъ — святый; онъ убитъ неповинно».

Отъ рѣки Адежи тѣло святаго повезли въ Маджары [25]. Здѣсь купцы, знавшіе святаго Михаила, хотѣли прикрыть тѣло его дорогими тканями и поставить въ святомъ храмѣ. Однако бояре князя Георгія не позволяли имъ сдѣлать этого; они помѣстили его въ хлѣвѣ и приставили стражу. Но Богъ прославилъ дивнымъ образомъ мощи Своего угодника: многіе изъ жителей по ночамъ видали, что надъ тѣмъ мѣстомъ поднимался огненный столбъ отъ земли до небесъ. Другіе же видѣли радугу, которая склонялась надъ тѣмъ хлѣвомъ. Отсюда мощи святаго Михаила повезли далѣе; повозка съ святыми останками благовѣрнаго князя подъѣзжала къ Бездежу [26] и нѣкоторые изъ жителей того города видѣли, что множество народа со свѣчами и кадилами окружало тѣло мученика; свѣтлые всадники носились въ воздухѣ надъ колесницей. Когда тѣло святаго привезли въ сей городъ, провожатые не позволили поставить его въ церкви, но помѣстили на дворѣ и стерегли цѣлую ночь. Одинъ сторожъ осмѣлился лечь на повозку, гдѣ лежало тѣло страдальца. Вдругъ невидимая сила отбросила его далеко въ сторону. Сторожъ почувствовалъ себя больнымъ и съ великимъ трудомъ могъ подняться на ноги, но, раскаявшись въ своемъ согрѣшеніи, онъ получилъ исцѣленіе.

Наконецъ, тѣло князя-мученика привезли въ Москву и погребли въ кремлевскомъ Спасскомъ монастырѣ, въ церкви Преображенія. Благовѣрная княгиня Анна не знала о мученической кончинѣ своего супруга. Черезъ годъ возвратился отъ хана князь Георгій съ великокняжескимъ ярлыкомъ. Онъ привезъ съ собою изъ Орды Тверскихъ бояръ и князя Константина Михайловича. Тогда въ Твери узнали о смерти святаго Михаила и о погребеніи его въ Москвѣ. Княгиня Анна и дѣти святаго князя просили князя Московскаго перевести святыя мощи мученика въ Тверь. Георгій едва далъ свое согласіе. Тогда изъ Твери отправили въ Москву бояръ, чтобы они съ торжествомъ перевезли мощи святаго Михаила. Прибывшіе въ Москву сподобились узрѣть дивное чудо, которымъ Господь благоволилъ прославить Своего угодника. Тлѣніе совершенно не коснулось его святаго тѣла. Посланные взяли гробъ съ мощами святаго и съ великою честью понесли его въ Тверь. Когда шествіе приближалось къ городу, княгиня Анна съ своими сыновьями Димитріемъ, Александромъ и Василіемъ поѣхали навстрѣчу Волгой въ насадахъ, а епископъ Варсанофій со всѣмъ священнымъ соборомъ и безчисленное множество народа встрѣтили святыя мощи на берегу. Велико было рыданіе; за плачемъ народа, не было слышно церковнаго пѣнія. Особенно же горько плакала княгиня Анна.

6 сентября 1320 года святыя мощи благовѣрнаго князя Михаила были погребены въ построенномъ имъ соборномъ храмѣ Преображенія Господа нашего Іисуса Христа, гдѣ были погребены и родители его: великій князь Ярославъ Ярославичъ и великая княгиня Ксенія.

Господу было угодно прославить Своего угодника многими чудесами. Еще до открытія его честныхъ мощей благочестивые люди молились у его гробницы о разрѣшеніи своихъ недуговъ и получали исцѣленіе. Мѣстное празднованіе благовѣрному князю Михаилу въ Твери началось вѣроятно вскорѣ послѣ перенесенія его мощей изъ Москвы; всероссійское празднованіе ему установлено на соборѣ 1549 года.

Въ 1606 году на Русскую землю напали поляки и литовцы; враги достигли Тверскихъ предѣловъ и сильно опустошили страну. Но Господь послалъ Русской землѣ славнаго защитника. Непріятели часто видѣли, какъ изъ города выѣзжалъ дивный всадникъ на бѣломъ конѣ съ обнаженнымъ мечемъ въ рукахъ. Страхъ тогда нападалъ на враговъ, и они обращались въ бѣгство. Когда предводители непріятельскаго войска увидѣли икону святаго Михаила, то они съ клятвой повѣдали святителю Тверскому Ѳеоктисту [27], что дивный всадникъ, котораго они видѣли, и былъ святый Михаилъ.

Нетлѣнныя мощи мученика-князя были обрѣтены въ 1632 году, 24 ноября. При этомъ произошло много чудесъ у гроба святаго. Нѣкоторые видѣли огненный столпъ надъ соборнымъ храмомъ, гдѣ почивали честныя мощи. Въ 1655 году Тверь постигло бѣдствіе; началось сильное моровое повѣтріе, и много людей погибло отъ сей болѣзни. Тогдашній архіепископъ Тверской Лаврентій [28], по благословенію патріарха, переложилъ мощи святаго въ новую раку. При этомъ гробницу святаго носили вокругъ города. И съ того же дня болѣзнь прекратилась. Въ воспоминаніе о такомъ чудесномъ заступленіи святаго Михаила въ Твери былъ установленъ крестный ходъ.

Въ настоящее время нетлѣнныя мощи святаго благовѣрнаго князя Михаила открыто почиваютъ въ Спасо-Преображенскомъ соборѣ.

Примѣчанія:
[1] Свѣдѣнія о благовѣрномъ кн. Михаилѣ почерпаются изъ древнихъ лѣтописей и изъ повѣсти объ убіеніи св. князя, написанной современникомъ и очевидцемъ событія. Впослѣдствіи (въ XV и XVII в.) повѣсть эта передѣлывалась въ житія.
[2] Тогда великокняжеская власть переходила къ старшему въ родѣ; высчитать старшинство иногда было трудно; властолюбивые князья домогались великокняжескаго стола и не по праву. Отсюда возникали раздоры и междоусобія.
[3] Святый великій князь Александръ Ярославичъ Невскій скончался въ 1263 году; Ярославъ Ярославичъ былъ великимъ княземъ Владимірскимъ съ 1263 по 1271 годъ.
[4] Василій Ярославичъ былъ великимъ княземъ съ 1271 г. до своей кончины, послѣдовавшей въ 1276 году.
[5] Княгиня Ксенія была дочь Тарусскаго князя (по мнѣнію другихъ, Новгородскаго боярина) Георгія Михайловича; замужъ за князя Ярослава Ярославича она вышла въ 1263 году. Померла инокиней-схимницей въ 1312 году.
[6] Сыновья святаго Александра Невскаго: Василій, скончавшійся въ 1271 г., Димитрій Переяславскій, умершій въ 1294 году, Андрей — въ 1304 году, Даніилъ Московскій — въ 1303 году. Они приходились двоюродными братьями святому Михаилу. Андрей Александровичъ былъ великимъ княземъ два раза: съ 1282 г. по 1284 г. и съ 1293 г. по 1304 г. Въ промежутокъ съ 1284 г. по 1293 г. великое княженіе держалъ Димитрій Александровичъ. — Въ 1288 году на Тверского князя пошелъ войною вел. кн. Димитрій, обиженный тѣмъ, будто Михаилъ, «не восхотѣ поклонитися» ему, великому князю. Однако до сраженія дѣло не дошло и князья помирились у г. Кашина (нынѣ уѣздн. гор. Тверской губ.).
[7] Въ лѣтописяхъ отмѣчено, что въ томъ же 1293 г. въТверь приходилъ татарскій царевичъ Тохтамеръ, но зачѣмъ, не сказано; что въ 1294 г. св. Михаилъ принималъ вел. киязя Димитрія, свергнутаго Андреемъ. Отношенія между вел. кн. Андреемъ и благовѣрнымъ княземъ Михаиломъ не были дружественны. Образовались два союза князей, и св. Михаилъ вмѣстѣ съ князьями Переяславскимъ и Московскимъ былъ противникомъ Андрея Александровича. Въ 1296 г. князья участвовали на съѣздѣ во Владимірѣ на Клязьмѣ, гдѣ разбирались взаимныя жалобы ихъ (см. житіе св. благов. кн. Ѳеодора Ярославскаго); въ томъ же году вел. кн. Андрей собирался въ походъ на Переяславль-Залѣсскій, Москву и Тверь. Въ 1301 г. былъ новый съѣздъ въ г. Дмитровѣ (нынѣ уѣздн. гор. Моск. губ.); здѣсь кн. Михаилъ не сошелся съ Переяславскимъ княземъ.
[8] Князь Димитрій Борисовичъ родился въ 1253 г., вступилъ на Ростовское княженіе въ 1278 г., умеръ въ 1294 году. — Вѣнчаніе кн. Михаила совершалъ епископъ Тверской Андрей въ Спасо-Преображенскомъ соборѣ.
[9] Георгій или Юрій — сынъ св. Даніила Московскаго; скончался въ 1325 году. — Московскій князь началъ добиваться великаго княженія, потому что Московское княжество, расположенное на пути переселенческаго и торговаго движенія, стало многолюдно и богато. На сторонѣ Тверскихъ князей были право старшинства и личныя доблести, на сторонѣ Московскихъ — деньги и умѣнье пользоваться обстоятельствами. Побѣда въ этой борьбѣ осталась за Москвой и въ 1328 г. Іоаннъ Даниловичъ Калита получилъ великокняжескій столъ, который съ тѣхъ поръ принадлежалъ Московскимъ князьямъ.
[10] Святый Максимъ управлялъ Русскою Церковію съ 1283 г. по 1305 г. Память его 6 декабря.
[11] Такъ называлась дань, которую Русскіе платили татарамъ.
[12] Благовѣрный кн. Михаилъ ходилъ на Москву въ 1305 г. и 1308 г. Въ 1311 г. онъ отправляетъ своего сына Димитрія на Нижній Новгородъ, но вслѣдствіе вмѣшательства св. митрополита Петра предпріятіе разстроилось.
[13] Ярлыкъ — ханская грамота.
[14] Святый Михаилъ поѣхалъ въ Орду вмѣстѣ со святымъ митрополитомъ Петромъ въ 1313 г. Возвратился оттуда въ 1315 году. — Въ 1314 г., когда св. Михаилъ былъ въ Ордѣ, Новгородцы, признавшіе его княземъ въ 1308 г., выгнали его намѣстниковъ и передались на сторону Московскаго князя. Противъ нихъ выступилъ сынъ св. князя Димитрій и заключилъ миръ. Въ слѣдующемъ году Михаилъ снова вынужденъ былъ идти на Новгородъ и разбилъ Новгородцевъ 10 февраля. Въ 1316 г. — новый походъ на Новгородъ, кончившійся для Тверского князя неудачно.
[15] Во святомъ крещеніи ее нарекли Агаѳіей.
[16] Село Бортенево Тверской губ. и уѣзда.
[17] Епископъ Варсанофій управлялъ Тверской епархіей съ 1315 г. по 1328 г.
[18] Съ этимъ именемъ извѣстны двѣ рѣки: Большая Нерль — правый притокъ Волги; беретъ начало изъ озера Плещеева близъ Переяславля Залѣсскаго, протекаетъ по Владимірской и Тверской губ. и Малая Нерль — лѣвый притокъ Клязьмы, протекаетъ по Владимірской и Ярославской губерніямъ. Здѣсь разумѣется вѣроятно Большая Нерль.
[19] Дѣти св. Михаила: Димитрій, Грозныя Очи (родился въ 1299 г. † 1335 г.), Александръ (род. 1301 г. † 1339 г.), Константинъ (род. 1306 г. † 1346 г.), Василій († 1368 г.) и дочь Ѳеодора (род. 1300 г.).
[20] Его память 26 октября.
[21] Вежа — палатка, шатеръ; кибитка кочевниковъ.
[22] Рѣка Терекъ беретъ начало въ Тифлисской губ., протекаетъ потомъ по Терской области и впадаетъ въ Каспійское море.
[23] Обычно у древне-русскихъ христіанъ было по одному духовному отцу, но у святаго Михаила упоминаются три духовника — игуменъ Іоаннъ, съ которымъ онъ простился на рѣкѣ Нерли, игуменъ Александръ, поѣхавшій съ нимъ въ Орду; въ нѣкоторыхъ лѣтописяхъ духовнымъ отцемъ князя называется еще игуменъ Маркъ, исповѣдывавшій святаго Михаила и пріобщившій его Святыхъ Таинъ въ день кончины. Вѣроятно постояннымъ духовникомъ святаго князя былъ игуменъ Іоаннъ, оставшійся въ Твери, а Александръ и Маркъ исповѣдывали его только во время путешествія.
[24] Дедяковъ или Тетяковъ находился въ южномъ Дагестанѣ, недалеко отъ города Дербента.
[25] Маджары — теперь городище (развалины) на лѣвомъ берегу рѣки Кумы, Ставропольской губ., Пятигорскаго уѣзда, въ 124 верстахъ отъ уѣзд. города.
[26] Гдѣ находилось это мѣстечко, неизвѣстно.
[27] Архіепископъ Ѳеоктистъ управлялъ Тверскою епархіей съ 1603 по 1609 годъ.
[28] Архіепископъ Лаврентій управлялъ Тверскою епархіей съ 1654 по 1657 годъ.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга дополнительная, первая: Мѣсяцы Сентябрь-Декабрь. — М.: Синодальная Типографія, 1908. — С. 302-320.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0