Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 20 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Ноябрь.
День двадцать первый.

Сказаніе о входѣ во храмъ Пресвятыя Богородицы и Приснодѣвы Маріи.

Святый Іаковъ, архіепископъ Іерусалимскій, отъ лица Іоакима, говоритъ такъ:

— «Позовите непорочныхъ дочерей еврейскихъ, чтобы онѣ взяли горящія свѣчи».

Отъ лица праведной Анны, святый Германъ, патріархъ Цареградскій говоритъ:

— «Я выполняю предъ Господомъ тотъ обѣтъ, какой высказала въ состояніи скорби, и для этого собрала хоръ дѣвъ со свѣчами, созвала священниковъ, пригласила сродниковъ, говоря всѣмъ: радуйтесь всѣ со мною, ибо я теперь явилась матерью и родительницею, приводя свою Дочь не къ царю земному, но къ Богу, Царю Небесному».

О царскомъ же украшеніи Богоотроковицы святый Ѳеофилактъ, архіепископъ Болгарскій, говоритъ:

— «Надлежало, чтобы введеніе Божественнѣйшей Отроковицы было достойно Ея, чтобы такой пресвѣтлой и многоцѣнной Жемчужины не касалась убогая одежда; слѣдовало именно царскою одеждою одѣть Ее, для наибольшей славы и украшенія».

Такъ устроивъ все, что надлежало къ честному и славному введенію, они отправились въ путь, ведущій отъ Назарета до Іерусалима въ теченіе трехъ дней.

Достигнувъ города Іерусалима, они торжественно вошли въ храмъ и повели туда одушевленный храмъ Божій, трехлѣтнюю отроковицу, Пречистую Дѣву Марію. Впереди Нея шелъ хоръ дѣвицъ, съ зажженными свѣчами, какъ свидѣтельствуетъ святый Тарасій, архіепископъ Константинопольскій, который влагаетъ въ уста святой Анны такія слова:

— «Начните (шествіе), дѣвы, носящія свѣчи, и предшествуйте мнѣ и Богоотроковицѣ».

Святые же родители, одинъ съ одной стороны, другая съ другой, взявъ за руки данную Богомъ Дочь свою, съ нѣжностію и честію вели ее между собою. За ними радостно слѣдовало все множество родственниковъ, сосѣдей и знакомыхъ, держа въ рукахъ свѣчи и окружая Пречистую Дѣву, какъ звѣзды свѣтлую луну, на удивленіе всему Іерусалиму. Святый Ѳеофилактъ описываетъ это такимъ образомъ:

— «Забываетъ Дочь домъ отца и приводится къ Царю, возжелавшему красоты Ея, — приводится не безъ почести и не безъ славы, но съ торжественными проводами. Вотъ выводится Она изъ отеческаго дома со славою, при всеобщемъ рукоплесканіи Ея выхожденію; родителямъ Ея послѣдовали родственники, сосѣди и всѣ, кто любилъ ихъ; отцы сорадовались отцу, матери сорадовались матери; отроковицы и дѣвы, со свѣчами въ рукахъ, предшествовали Богоотроковицѣ. Весь Іерусалимъ, какъ нѣкоторый звѣздный кругъ, сіяющій съ луною, собрался смотрѣть эти небывалые проводы и видѣть трехлѣтнюю Отроковицу, окруженную такою славою и почтенную преднесеніемъ свѣчей. И не только граждане земнаго Іерусалима, но и небеснаго — святые ангелы — стеклись видѣть преславное введеніе Пречистой Дѣвы Маріи и, видѣвъ, удивлялись, какъ сіе воспѣваетъ Церковь: ангели, вхожденіе Пречистыя зряще, удивишася: како Дѣва вниде во Святая святыхъ [1].

Соединившись съ видимымъ хоромъ непорочныхъ дѣвъ, невидимый хоръ безплотныхъ чиновъ шелъ, совводя Пречистую Дѣву Марію во Святое Святыхъ и, по повелѣнію Господню, окружая Ее, какъ избранный сосудъ Божій. Объ этомъ святый Георгій, архіепископъ Никомидійскій, говоритъ такъ:

— «Родители уже вели къ дверямъ храма Дѣву, окруженную ангелами, при совмѣстномъ радованіи всѣхъ небесныхъ силъ. Ибо ангелы, хотя и не знали силы тайны, однакоже, по повелѣнію Господню, служили при входѣ Ея во храмъ. Итакъ, они во-первыхъ, удивлялись, видя, что Она будетъ драгоцѣнный сосудъ добродѣтелей, что Она носитъ признаки вѣчной чистоты и имѣетъ такую плоть, которой никогда не прикоснется никакая грѣховная скверна, а во-вторыхъ, исполняя волю Господню, совершили служеніе, которое имъ было повелѣно».

Такъ, съ честію и славою не только людьми, но и ангелами была введена въ храмъ Господень Пренепорочная Отроковица. И достойно: ибо если ветхозавѣтный ковчегъ, носившій въ себѣ манну, который служилъ только прообразомъ Пресвятой Дѣвы, внесенъ былъ въ храмъ съ великою честію, при собраніи всего Израиля, то тѣмъ съ большею честію, при собраніи ангеловъ и человѣковъ, должно было совершаться введеніе во храмъ того самаго одушевленнаго Кивота [2], который имѣлъ въ себѣ манну — Христа, — преблагословенной Дѣвы, продназначенной въ Матерь Богу.

При внесеніи ветхозавѣтнаго кивота въ храмъ Господень, впереди его шелъ царь земной, царствовавшій тогда надъ Израилемъ, Богоотецъ Давидъ; а при введеніи въ храмъ Божій сего одушевленнаго Кивота, Пречистой Дѣвы, предшествовалъ не земной царь, а Небесный, Которому мы каждый день молимся: Царю Небесный, Утѣшителю, Душе истины. Что сей именно Царь предводительствовалъ этой Дщери царской, объ этомъ святая Церковь въ нынѣшнихъ пѣснопѣніяхъ свидѣтельствуетъ такъ: во святыхъ святая, Святая и Непорочная Святымъ Духомъ вводится [3]. При внесеніи ковчега были музыка и пѣніе, ибо Давидъ велѣлъ начальникамъ левитовъ поставить пѣвцовъ, чтобы они играли на органахъ [4], псалтиряхъ [5], кимвалахъ [6] и гусляхъ [7], и воспѣвали радостныя пѣсни; при введеніи же Пресвятой Дѣвы содѣйствовали веселію не земная музыка и пѣніе, но пѣніе ангеловъ, невидимо при семъ присутствовавшихъ. Ибо они, при входѣ Ея во Святое святыхъ на служеніе Господу, воспѣвали небесными голосами, что и воспоминаетъ нынѣ Церковь, которая поетъ въ кондакѣ [8]: благодать совводящи, Яже въ Дусѣ Божественномъ, Юже воспѣваютъ Ангели Божіи: Сія есть селеніе небесное. Впрочемъ, введеніе Пречистой Богородицы во храмъ представляется и не безъ человѣческихъ пѣснопѣній. Ибо праведная Анна (въ словѣ святаго Тарасія) говоритъ идущимъ впереди дѣвамъ:

— «Воспойте Сію хвалебною пѣснію, пойте Ей подъ звуки гуслей, воскликните Ей пѣснь духовную, прославьте Ее на десятострунномъ псалтири».

Это же вспоминаетъ Церковь, говоря:

— «Радуются Іоакимъ и Анна духомъ, и дѣвственніи лицы Господеви поютъ, псаломски воспѣвающе, и чтуще Матерь Его» [9].

Отсюда открывается, что хоръ дѣвственницъ, предшествовавшихъ тогда Пречистой Дѣвѣ, пѣли нѣкоторыя пѣсни изъ псалмовъ Давида.

Согласно съ этимъ, и составитель нынѣшняго канона говоритъ означеннымъ дѣвамъ:

— «Начинайте, дѣвы, и воспойте пѣсни, руками держаще свѣщи» [10].

Сами же святые праведные родители Іоакимъ и Анна, по свидѣтельству святаго Тарасія, имѣли на устахъ своихъ такую пѣснь праотца Давида:

«РСлыши Дщи, и виждь, и приклони ухо Твое, и забуди люди Твоя, и домъ отца Твоего, и возжелаетъ Царь доброты Твоея» (Псал. 44, 11-12).

Навстрѣчу этому славному введенію Богоотроковицы, по разсказу Ѳеофилакта, вышли священники, служившіе во храмѣ, и съ пѣснопѣніями встрѣтили Пресвятую Дѣву, имѣвшую быть Матерію Великаго Архіерея, прошедшаго небеса [11]. Приведя Ее ко дверямъ храма, святая Анна, (какъ пишетъ святый Тарасій), говорила такъ:

— «Иди, Дщерь моя, къ Тому, Кто мнѣ даровалъ Тебя; иди, Священный Кивотъ, къ милостивому Владыкѣ; иди, Дверь Жизни, къ милосердому Дателю; иди, Ковчегъ Слова, къ храму Господню; войди въ церковь Господню, Радость и Веселіе міра».

Захаріи же, какъ пророку, архіерею и сроднику своему [12], она сказала съ Іоакимомъ:

— «Пріими, Захарія, чистую сѣнь; пріими, священникъ, непорочный Ковчегъ; пріими, пророкъ, Кадильницу невещественнаго угля; пріими, праведный, Духовное Кадило».

И еще праведная Анна, какъ повѣствуетъ святый Германъ, сказала первосвященнику:

— «Пріими, пророкъ, Дочь мою, данную Богомъ; пріими и, введши, посади Ее на горѣ святыни, въ приготовленномъ Божіемъ жилищѣ, ничего не допытываясь, до тѣхъ поръ, пока Богъ, призвавшій Ее сюда, не откроетъ окончательно Своей воли о Ней».

Было тамъ, — пишетъ блаженный Іеронимъ, — пятнадцать ступеней на церковномъ входѣ, по числу пятнадцати степенныхъ псалмовъ, ибо на каждой изъ этихъ ступеней всходившими для служенія священниками и левитами былъ пѣтъ отдѣльный псаломъ [13]. Вотъ поставили праведные родители пренепорочную отроковицу на первой ступени. Она тотчасъ весьма скоро пошла сама собою по прочимъ ступенямъ, никѣмъ не ведомая и не поддерживаемая; поднявшись на самую верхнюю ступень, Она стала, укрѣпляемая невидимою силою Божіею. Удивились всѣ, увидѣвъ трехлѣтнюю отроковицу, поднявшуюся но этимъ ступенямъ такъ скоро, а особенно дивился этому великій первосвященникъ Захарія и, какъ пророкъ, по откровенію Божію, проразумѣвалъ будущее сей Дѣвы, ибо онъ, по словамъ Ѳеофилакта, былъ объятъ Духомъ. Также и святый Тарасій касательно этого говоритъ, что Захарія, исполнившись Святаго Духа, воскликнулъ:

— «О, чистая Отроковица! О, Дѣва, не знающая соблазна! О, Дѣвица прекрасная! О, украшеніе женъ! О, краса дочерей! Ты благословенна между женами! Ты въ высшей степени прославлена чистотою, Ты запечатлѣна дѣвствомъ, Ты — разрѣшеніе клятвы Адама!»

Держа Отроковицу, Захарія, — говоритъ святый Германъ, — съ радостнымъ духомъ ввелъ Ее во Святая святыхъ [14], говоря Ей такъ:

— «Иди, исполненіе моего пророчества, иди совершеніе Господнихъ обѣтованій, иди, запечатлѣніе завѣта Его, иди, обнаруженіе Его совѣта, иди, исполненіе Таинъ Его, иди, зерцало всѣхъ пророковъ, иди, обновленіе обветшавшихъ грѣхами, иди, Свѣтъ лежащихъ во тьмѣ, иди, новѣйшій Божественнѣйшій Даръ. Войди теперь въ нижнюю часть храма Господа своего, доступную человѣкамъ, а чрезъ немного времени — въ горнюю и неприступную для нихъ».

Отроковица, веселясь и весьма радуясь, шла въ домъ Господень, какъ въ чертогъ, ибо хотя и была мала врзрастомъ, всего только трехъ лѣтъ, но была совершенна по благодати Божіей, какъ предъузнанная и предъизбранная Богомъ прежде сложенія міра.

Такъ Пречистая и Преблагословенная Дѣва Марія введена была въ храмъ Господень. При этомъ первосвященникъ Захарія совершилъ необычайное и для всѣхъ удивительное дѣло: онъ ввелъ отроковицу въ самую скинію, называемую Святая святыхъ, которая была за второю завѣсою и гдѣ былъ Ковчегъ Завѣта, обложенный со всѣхъ сторонъ золотомъ, и Херувимы славы, осѣняющіе очистилище (Евр. 9, 3-5), куда нельзя было входить не только женщинамъ, но даже и священникамъ, а могъ туда входить только первосвященникъ, однажды въ годъ. Тамъ первосвященникъ Захарія отвелъ Пречистой Дѣвѣ мѣсто для молитвы. Всѣмъ же прочимъ дѣвамъ, живущимъ во храмѣ, по свидѣтельству св. Кирилла Александрійскаго и св. Григорія Нисскаго, отводилось мѣсто для молитвы между церковію и алтаремъ [15]. Ни одной изъ этихъ дѣвъ никакимъ образомъ нельзя было подходить къ алтарю, ибо это строжайше запрещалось имъ первосвященниками; Пречистой же Дѣвѣ, со времени введенія Ея, не было запрещено ежечасно входить во внутренній алтарь, за вторую завѣсу и молиться тамъ. Сдѣлано было это первосвященникомъ по таинственному вразумленію Божію, о чемъ святый Ѳеофилактъ говоритъ такъ:

— «Первосвященникъ, бывъ тогда внѣ себя, объятый Духомъ Божіимъ, понялъ, что эта отроковица — вмѣстилище Божественной благодати и что Она болѣе его достойна всегда предстоять предъ Лицомъ Божіимъ. Вспомнивъ сказанное въ Законѣ о Ковчегѣ, что ему назначено находиться во Святомъ Святыхъ, онъ тотчасъ понялъ, что это преднаписано было относительно сей Отроковицы, нисколько не усомнившись и не остановившись, дерзнулъ, вопреки Закону, ввести Ее во Святое святыхъ».

Какъ говоритъ блаженный Іеронимъ, праведные родители Іоакимъ и Анна, вручивъ дитя свое волѣ Отца Небеснаго, принесли дары Богу, жертвы и всесожженія, и, получивъ благословеніе отъ первосвященника и всего собора священниковъ, возвратились, со всѣми своими сродниками, домой и устроили тамъ пиръ, веселясь и благодаря Бога. Преблагословенная же Дѣва, съ начала жизни своей въ домѣ Господнемъ, отдана была въ помѣщеніе для дѣвицъ, ибо храмъ Іерусалимскій, построенный Соломономъ и потомъ разрушенный и выстроенный снова Зоровавелемъ [16], имѣлъ, много жилыхъ помѣщеній, какъ пишетъ Іосифъ, древній іудейскій историкъ [17]. Внѣ, къ стѣнамъ храма пристроены были каменныя зданія, числомъ тридцать, отдѣльныя одно отъ другаго, просторныя и очень красивыя, на нихъ были другія зданія, на другихъ третьи, такъ что общее число ихъ было девяносто, и они имѣли всѣ удобства для жительства въ нихъ. Высота ихъ равнялась высотѣ храма; они были какъ бы столпы, совнѣ поддерживающіе его стѣны. Въ этихъ зданіяхъ находились помѣщенія для разныхъ лицъ; отдѣльно жили дѣвы, посвященныя на служеніе Богу до времени; отдѣльно жили вдовицы, давшія обѣтъ Богу хранить чистоту свою до смерти, какъ пророчица Анна, дочь Фануилова; отдѣльно обитали мужи, называвшіеся назореями [18], подобно инокамъ жившіе безбрачно. Всѣ эти лица служили Господу при храмѣ и получали пропитаніе отъ доходовъ храма. Остальныя зданія отведены были для пребыванія странниковъ и пришельцевъ, приходившихъ издалека на поклоненіе въ Іерусалимъ.

Трехлѣтняя отроковица, Пречистая Дѣва Марія, какъ сказано, была отдана въ помѣщеніе для дѣвицъ, причемъ къ Ней приставлены были дѣвицы, по лѣтамъ болѣе взрослыя и искусныя въ писаніи и рукодѣліи, чтобы Богоотроковица съ младенчества научилась и писанію, и рукодѣлію вмѣстѣ. Святые родители, Іоакимъ и Анна, часто посѣщали Ее; Анна, какъ матерь, особенно часто приходила посмотрѣть на свою Дочь и поучать Ее. По свидѣтельству святаго Амвросія и историка Георгія, Дѣва скоро научилась еврейскому ветхозавѣтному писанію въ совершенствѣ, — и не только Писанію, но и рукодѣлью хорошо научилась, какъ говоритъ о томъ святый Епифаній:

— «Она отличалась силою ума и любовью къ ученію; не только поучалась въ Священномъ Писаніи, но и упражнялась въ пряденіи шерсти и льна и въ шитьѣ шелкомъ. Благоразуміемъ своимъ Она удивляла всѣхъ; занималась преимущественно такими трудами, которые могли бы быть потребны священникамъ въ служеніи при храмѣ; рукодѣлью этому Она такъ научилась, что имъ могла впослѣдствіи, при Сынѣ своемъ, добывать себѣ пропитаніе; Она своими руками сдѣлала Господу Іисусу хитонъ, не сшитый, но весь тканый».

Пречистой Дѣвѣ (говоритъ тотъ же Епифаній), какъ и другимъ дѣвицамъ, обычная пища подавалась отъ храма; но ее съѣдали нищіе и странники, ибо Она, какъ воспѣваетъ Церковь, питалась хлѣбомъ небеснымъ. Святый Германъ говоритъ о Ней, что Она пребывала обыкновенно во Святомъ Святыхъ, принимая сладкую пищу отъ ангела; а святый Андрей Критскій [19] такъ говоритъ:

— «Во Святомъ святыхъ, какъ въ чертогѣ, Она принимала необычайную и нетлѣнную пищу».

При этомъ преданіе присоединяетъ, что Пречистая Дѣва часто пребывала во внутренней скиніи, бывшей за второю завѣсой и называемой «Святое святыхъ», а не въ обычномъ помѣщеніи для дѣвъ при храмѣ, — потому что хотя ей мѣсто для жительства было уготовано въ этомъ помѣщеніи, но на молитву не запрещено было ходить во Святое святыхъ. Пришедши въ совершенный возрастъ, Она, съ юныхъ лѣтъ научившись священному Писанію и прилежно занимаясь рукодѣліемъ, еще больше упражнялась въ молитвѣ, и цѣлыя ночи и большую часть дня имѣла обыкновеніе проводить въ молитвѣ. На молитву входила во Святое святыхъ, для рукодѣлья же возвращалась въ свое жилище, ибо, по закону, нельзя было во Святомъ святыхъ что-либо дѣлать или что-нибудь внести туда. И большую часть жизни своей Она проводила въ храмѣ, за второю завѣсою, во внутренней скиніи, на молитвѣ, а не въ отведенномъ Ей жилищѣ, за рукодѣліемъ. Потому-то всѣми учителями Церкви согласно говорится, что Пречистая Дѣва, до двѣнадцатаго года, всю свою жизнь провела во Святомъ святыхъ, такъ какъ оттуда рѣдко выходила въ свое помѣщеніе.

Какова же была жизнь Ея въ младшемъ возрастѣ, это описалъ Іеронимъ такъ:

— «Блаженная Дѣва, еще въ дѣтствѣ и младенчествѣ своемъ, когда была при храмѣ съ прочими, однолѣтними Ей дѣвицами, жизнь свою проводила по строгому порядку, отъ ранняго утра до третьяго часа дня стояла на молитвѣ; отъ третьяго до девятаго упражнялась въ рукодѣльи или чтеніи книгъ; отъ девятаго часа снова начинала свою молитву, и не прекращала ея до тѣхъ поръ, пока не являлся Ей ангелъ, изъ рукъ котораго Она обыкновенно принимала пищу. Такъ все болѣе и болѣе возрастала Она въ любви къ Богу [20].

Такого рода была жизнь Ея въ дѣвствѣ, когда Она еще жила съ дѣвами-сверстницами. Въ то время, какъ день ото дня Она возрастала и укрѣплялась духомъ, совершенствовалась Она и въ подвигахъ и укрѣплялась въ молитвѣ и трудолюбіи, восходя отъ силы въ силу, до тѣхъ поръ, пока не осѣнила Ее сила Всевышняго. А что являлся Ей ангелъ и приносилъ пищу, это видѣлъ своими глазами первосвященникъ Захарія, о чемъ разсказываетъ святый Григорій Никомидійскій, говоря:

— «Въ то время, какъ Она, день ото дня, росла, съ лѣтами возрастали въ Ней и дары Святаго Духа, и Она пребывала въ общеніи съ ангелами. Это и Захарія узналъ; ибо когда онъ, по обычаю священническому, былъ въ алтарѣ, то увидѣлъ, что кто-то необычайнаго вида, бесѣдуетъ съ Дѣвою и подаетъ Ей пищу. Это былъ явившійся ангелъ; и удивился Захарія, размышляя въ себѣ: что это за новое и необычайное явленіе? Видомъ подобенъ ангелу, и говоритъ со святою Дѣвицею; безплотный по образу приноситъ пищу, питающую плоть, невещественный по природѣ подаетъ Дѣвѣ вещественную корзину. Ангельское явленіе здѣсь бываетъ однимъ только священникамъ, и то не часто; къ женскому же полу, да еще къ такой юной Дѣвицѣ, пришествіе ангела, видимое теперь, совершенно необычайно. Если бы Она была изъ числа замужнихъ, и, одержимая недугомъ неплодства, молилась о дарованіи Ей плода, какъ молилась нѣкогда Анна, я не удивился бы тому явленію, которое вижу, но Дѣвица не проситъ объ этомъ [21], ангелъ же всегда, какъ и теперь вижу, является Ей, отчего я прихожу въ еще большее удивленіе, ужасъ и недоумѣніе, что будетъ изъ этого? Что благовѣствовать приходитъ ангелъ? И какого свойства приносимая имъ пища? Изъ какого хранилища она берется? И кто приготовилъ ее? Какая рука сдѣлала этотъ хлѣбъ? Ибо ангеламъ несвойственно заботиться о требованіяхъ плоти; если и многіе были питаемы ими, однако пищу эту приготовляла человѣческая рука. Ангелъ, служившій Даніилу, хотя и могъ бы, силою Всевышняго, не чрезъ кого-либо другого, а самъ собою исполнить то, что ему было повелѣно, однако послалъ для сего Аввакума съ сосудами, чтобы не устрашили питаемаго необыкновенное видѣніе ангела и необычная пища (Дан. 14, 34). Здѣсь же къ Отроковицѣ приходитъ самъ ангелъ, — дѣло, полное таинственности, относительно котораго я недоумѣваю; Она въ младенчествѣ сподобилась такихъ даровъ, что Ей служатъ безплотные. Что это такое? Не на Ней ли сбудутся предсказанія пророковъ? Не Она ли — цѣль нашего ожиданія? Не отъ Нея ли пріиметъ естество Хотящій придти спасти родъ нашъ? Ибо тайна эта предсказана еще прежде, и Слово ищетъ Ту, которая могла бы послужить тайнѣ. И ужели не другая предъизбрана послужить этой тайнѣ, а именно сія Дѣвица, на которую смотрю? Какъ счастливъ ты домъ Израилевъ, изъ котораго прозябло такое сѣмя! Какъ счастливъ ты, корень Іессеевъ, изъ котораго произошла эта вѣтвь, имѣющая произвести міру цвѣтъ спасенія! Какъ счастливъ и я, наслаждающійся такимъ видѣніемъ и приготовляющій эту Дѣву въ невѣсту Слову».

Это — слова Георгія Никомидійскаго. Подобно ему говоритъ Іеронимъ:

— «Каждый день посѣщали Ее ангелы, и если бы меня спросилъ кто-нибудь: какъ Пречистая Дѣва проводила тамъ время юности, — я отвѣчалъ бы: сіе извѣстно Самому Богу, да Архангелу Гавріилу, неотступному Ея хранителю, съ прочими ангелами, часто приходившими къ Ней и съ любовію бесѣдовавшимъ съ Нею».

Пребывая такимъ образомъ съ ангелами во Святомъ Святыхъ, Пречистая Дѣва пожелала вѣчно жить въ ангельской чистотѣ и неврежденномъ дѣвствѣ. По свидѣтельству святыхъ учителей: Григорія Нисскаго, Іеронима и другихъ, Дѣва сія — первая обручила свое дѣвство Богу, ибо въ Ветхомъ Завѣтѣ необычно было дѣвамъ не вступать въ бракъ, такъ какъ супружество было въ большемъ почетѣ, чѣмъ дѣвство [22]. Пречистая же Дѣва первая въ мірѣ предпочла дѣвство супружеству и, уневѣстившись Богу, служила Ему чистымъ дѣвствомъ своимъ день и ночь. Пресвятый Духъ, благоволеніемъ Бога Отца, готовилъ въ Ней вмѣстилище Богу-Слову. Да будетъ же Пресвятой, Единосущной и Нераздѣльной Троицѣ слава и благодареніе; Пречистой же Владычицѣ нашей Богородицѣ, Приснодѣвѣ Маріи, честь и хвала отъ всѣхъ родовъ во вѣки. Аминь [23].

Примѣчанія:
[1] Припѣвъ на девятой пѣсни канона.
[2] Кивотъ, Ковчегъ — деревянный ящикъ, обитый снаружи золотомъ. Въ немъ находились: скрижали завѣта, манна и жезлъ Аароновъ. Онъ былъ прообразомъ Божіей Матери, отчего Святая Дѣва и называется Кивотомъ или Ковчегомъ.
[3] Стихира праздника на великой вечернѣ.
[4] Органъ — духовный инструментъ, вѣроятно въ родѣ свирѣли (музыкальное орудіе пастуховъ).
[5] Псалтирь — струнный инструментъ, въ родѣ арфы или лиры. Преимущественно игрою на немъ сопровождалось пѣніе священныхъ пѣсней или гимновъ.
[6] Кимвалъ — бряцательный инструментъ, состоящій изъ двухъ широкихъ металлическихъ кружковъ, которые, будучи ударяемы одинъ о другой, издавали громкій звукъ.
[7] Гусли — струнный инструментъ, имѣвшій форму трехугольника.
[8] Кондакомъ называется священная пѣснь, вкратцѣ выражающая сущность праздника.
[9] Стихира на великой вечернѣ.
[10] Канонъ, пѣснь 4-я.
[11] Подъ Великимъ Архіереемъ, прошедшимъ небеса, разумѣется Іисусъ Христосъ (Евр. 4, 14).
[12] Это, по преданію, тотъ самый Захарія, который былъ отцомъ Іоанна Крестителя. Евангеліе называетъ его священникомъ Авіевой чреды (Лук. 1, 5).
[13] Эти пятнадцать ступеней находились при входѣ во святилище, куда никто не могъ входить, кромѣ священниковъ и первосвященника. Священники, при восхожденіи во святилище, на каждой ступени пѣли по псалму; переступая со ступени на ступень, они пѣли всего 15 псалмовъ; отсюда эти псалмы называются «пѣснями степеней» или «степенными». По счету это 119-138 псалмы.
[14] Святое святыхъ — самая важная и священнѣйшая часть храма. Въ нее могъ входить одинъ только первосвященникъ, и то разъ въ годъ.
[15] Т. е. притворомъ священниковъ, въ которомъ приносились жертвы и по сторонамъ котораго были жилыя комнаты для посвященныхъ Богу, — и святилищемъ.
[16] Храмъ Соломоновъ былъ разрушенъ Навуходоносоромъ, царемъ Вавилонскимъ. Новый храмъ былъ построенъ Зоровавелемъ спустя 52 года послѣ разрушенія перваго.
[17] Жилъ въ I в. по Р. Хр.
[18] Назореи были лица, давшіе обѣтъ Богу не вступать въ бракъ, воздерживаться отъ употребленія вина и всякихъ опьяняющихъ напитковъ и не стричь волосъ. Обыкновенно назорейство продолжалось извѣстное время, было принимаемо добровольно, по разнымъ побужденіямъ; но иногда родители давали обѣтъ назорейства за своихъ дѣтей: и именно въ томъ случаѣ, когда они, не имѣя дѣтей, желали получить ихъ отъ Бога.
[19] Жившій въ VIII вѣкѣ.
[20] Израильтяне считали часы дня отъ восхола солнца такъ, что 3-й часъ соотвѣтствовалъ нашему 9-му утра; конецъ 6-го часа — нашему полдню; съ 9-го часа день клонился къ вечеру.
[21] Т. е. о дарованіи ей плода чрева.
[22] Въ то время каждый желалъ имѣть потомство, чтобы память о немъ дольше сохранилась на землѣ и чтобы, если не онъ самъ, такъ его потомки могли бы сдѣлаться участниками благъ въ царствіи ожидаемаго Мессіи-Избавителя.
[23] Въ воспоминаніе введенія Пресвятыя Богородицы во храмъ Іерусалимскій древле учрежденъ Церковію праздникъ, 21 ноября. Указаніе на этотъ праздникъ можно находить въ IV вѣкѣ — въ преданіяхъ христіанъ Палестинскихъ, кои доселѣ указываютъ на бывшую древле церковь Введенія Богородицы и построеніе этой церкви приписываютъ св. царицѣ Еленѣ. Въ IV вѣкѣ указаніе на этотъ праздникъ находятъ также въ словахъ Григорія Нисскаго. Въ VII вѣкѣ, какъ указано выше, Германъ (слово 1-е, 2-е) и Тарасій (слово), патріархи Константинопольскіе произносили въ этотъ день поученія.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга третья: Мѣсяцъ Ноябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1905. — С. 585-598.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0