Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - пятница, 28 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Ноябрь.
День двадцатый.

Страданіе святыхъ мучениковъ Евстаѳія, Ѳеспесія и Анатолія.

Сначала Филоѳей, его жена и дѣти были язычники; старшаго сына своего Евстаѳія онъ отдалъ для изученія языческой мудрости, а Ѳеспесія и Анатолія готовилъ къ торговлѣ, такъ какъ и самъ онъ былъ купецъ и — очень богатый. Но однажды, взявъ съ собою младшаго сына своего Анатолія, онъ отправился въ Галатію за покупками и, возвращаясь оттуда, встрѣтившись въ пути съ святымъ Лукіаномъ, пресвитеромъ антіохійскимъ [4], дорогою научился отъ него христіанской вѣрѣ и вмѣстѣ съ сыномъ крестился въ одной попавшейся на пути рѣкѣ. Возвратившись домой, онъ сталъ разыскивать епископа Никомидійскаго Анѳима [5], скрывавшагося въ одномъ сокровенномъ мѣстѣ (въ то время, въ царствованіе императоровъ Максиміана и Діоклитіана, происходило жестокое гоненіе на христіанъ и многіе изъ вѣрующихъ скрывались отъ мучителей) и, нашедши, ночью привелъ его къ себѣ, послѣ чего святый Анѳимъ крестилъ весь домъ Филоѳеевъ. Совершивъ затѣмъ Божественную Литургію, онъ пріобщилъ новокрещенныхъ Святыхъ Таинъ, посвятилъ Филоѳея во пресвитера, а старшаго сына его Евстаѳія — во діакона и ушелъ, скрываясь отъ гонителей-язычниковъ, а Филоѳей и его домъ тайно служили истинному Богу и вели благочестивую жизнь. Скоро онъ и его супруга отошли ко Господу, оставивъ сиротами трехъ благочестивыхъ юношей: діакона Евстаѳія, Ѳеспесія, и Анатолія, — братьевъ и по плоти и по духу, такъ какъ они единодушно служили Богу, горя духомъ и преуспѣвая въ добродѣтели.

Одинъ придворный сановникъ, по имени Акилинъ, послалъ однажды своего раба купить нѣкоторыя вещи. Рабъ зналъ про этихъ трехъ благочестивыхъ юношей, что они — купцы и имѣютъ широкую и богатую торговлю, и отправился къ нимъ въ лавку, которую и засталъ открытою. Вошедши внутрь и никого не найдя, онъ пошелъ по лѣстницѣ, ведущей на третій этажъ дома и услыхалъ голосъ Евстаѳія, читавшаго псалмы Давидовы. Рабъ тихо поднялся по лѣстницѣ, молча вошелъ въ верхнюю горницу [6] и здѣсь увидалъ Евстаѳія, державшаго въ рукахъ псалтирь и читавшаго: Да постыдятся вси кланяющіися истуканнымъ, хвалящіися о идолѣхъ своихъ. Поклонитеся Ему вси ангели Его (Псал. 96, 7) [7]. Кромѣ того, онъ увидѣлъ на стѣнахъ кресты и св. иконы. Ничего не сказавъ, онъ тотчасъ-же возвратился къ своему господину и разсказалъ ему все, что видѣлъ и слышалъ. Акилинъ немедленно поспѣшилъ къ императору Максиміану и доложилъ ему о томъ, что говорилъ рабъ. Тотчасъ-же были посланы воины взять Евстаѳія и его братьевъ. Пришедши съ рабомъ Акилина на мѣсто, воины нашли лавку запертою: въ это время всѣ обитатели дома находились въ собраніи и хранили полное молчаніе, причащаясь, по случаю воскреснаго дня, Таинъ Христовыхъ. Посланные стучали въ двери, звали, но отвѣта не было.

Святый Евстаѳій, уразумѣвъ духомъ, что воины посланы для того, чтобы взять его съ братіями и вести на мученіе, сказалъ братьямъ:

— «Мужайтесь, братья, и не бойтесь, — Владыка нашъ зоветъ насъ къ вѣнцу... Нынѣшнею ночью я видѣлъ, что насъ вели на неправедный судъ къ Максиміану, и нѣкто, черный видомъ, шелъ за нами съ плачемъ и рыданіемъ и билъ себя по лицу приговаривая: «горе мнѣ, меня нынѣ побѣждаютъ». Впереди-же насъ шелъ свѣтлый юноша, державшій въ рукахъ три вѣнца и три книги, и говорилъ мнѣ: «Евстаѳій, діаконъ Христовъ! Вотъ что уготовалъ вамъ Отецъ милосердія и Богъ всякой радости. И такъ, не бойтесь мучителей, какъ не боялся ихъ св. Стефанъ» [8]... Сказавъ это, юноша восшелъ на небо, а черный, съ рыданіями, удалился на западъ» [9].

Разсказавъ о своемь видѣніи, Евстаѳій укрѣплялъ братьевъ въ мужествѣ, говоря:

— «Не отречемся, возлюбленные, отъ Христа Бога нашего предъ людьми, чтобы и Онъ не отрекся отъ насъ предъ Отцемъ Своимъ и предъ святыми ангелы Своими» (Матѳ. 10, 13).

— «Братъ нашъ и господинъ и отецъ, — отвѣчали Ѳеспесій и Анатолій, — мы готовы умереть за Создателя нашего и ничто не отклонитъ насъ отъ любви къ Нему».

Въ то время, какъ они такимъ образомъ разговаривали, воины, сильно стуча въ двери, громко кричали, чтобы имъ отворили. Наконецъ, Ѳеспесій и Анатолій подошли къ дверямъ и открыли ихъ. Воины, ворвавшись внутрь, спрашивали ихъ, кто еще находится съ ними, а затѣмъ, по указанію Акилинова раба, поднялись на верхъ. Войдя въ двери молитвенной комнаты, они увидѣли Евстаѳія, державшаго въ рукахъ святое Евангеліе. Внезапно разогнувъ его, онъ прочелъ: Не убойтеся отъ убивающихъ тѣло, души же не могущихъ убити (Матѳ. 10, 28). — Начальствовавшій надъ солдатами крикнулъ ему, чтобы онъ положилъ то, что держитъ въ рукахъ (самъ онъ не смѣлъ прикоснуться къ св. Евангелію, такъ какъ былъ сынъ христіанскихъ родителей). Евстаѳій прижалъ св. Евангеліе къ груди, приложился къ нему и положилъ его на столъ, причемъ одинъ изъ солдатъ замѣтилъ:

— «Смотри, какъ христіане любятъ свои книги, въ которыхъ заключаются всѣ ихъ волхвованія».

Солдаты, взявъ Евстаѳія, повели его внизъ. А онъ, осмотрѣвшись и увидѣвъ священныя книги, сказалъ, обращаясь къ нимъ, какъ къ живымъ:

— «Обѣщаемся вамъ!»

Потомъ, взглянувъ на множество дорогихъ вещей, которыми они торговали, воскликнулъ:

— «Отрекаемся отъ васъ и отъ всего тлѣннаго и идемъ за Христомъ!»

Затѣмъ всѣ вышли вонъ. Двери дома были заперты и опечатаны, а трехъ святыхъ братьевъ солдаты, связавъ вмѣстѣ, повели къ императору Максиміану.

Увидѣвъ ихъ, императоръ улыбнулся и сказалъ:

— «Кто приказывалъ связывать этихъ юношей? я увѣренъ, что они — друзья нашихъ боговъ».

И онъ велѣлъ сейчасъ-же развязать ихъ и спросилъ ихъ:

— «Прежде всего скажите, каждый, какъ ваши имена и изъ какого вы рода?»

— «Самое дорогое и славное для насъ имя — христіане, — отвѣчалъ за всѣхъ Евстаѳій, — какъ старшій; а при рожденіи — я названъ Евстаѳіемъ, братъ мой, что — направо, — Ѳеспесіемъ, а налѣво — Анатоліемъ; мы — братья по плоти, родились здѣсь отъ однихъ отца и матери, а отецъ нашъ, родомъ изъ Галатіи, былъ пресвитеромъ христіанскимъ».

— «Кто поставилъ, — спросилъ Максиміанъ, — вашего отца пресвитеромъ?»

— «Тотъ, — отвѣчалъ Евстаѳій, — кого ты недавно незаслуженно подвергъ смертной казни: святый Анѳимъ, епископъ нашего города; онъ и меня поставилъ въ діаконы, чтобы я служилъ іереямъ Божіимъ, при совершеніи ими пресвятыхъ и пречистыхъ Таинъ Христовыхъ».

Тогда царь сказалъ:

— «Перестань говорить нелѣпости; поклонись лучше вмѣстѣ съ братьями нашимъ богамъ, и я вамъ дамъ почетное и славное положеніе при моемъ дворѣ. Если-же нѣтъ, то я осужу васъ на смерть отъ меча».

Святые въ одинъ голосъ отвѣчали:

— «Дѣлай, что хочешь: мы — христіане и покланяемся одному только Богу, сотворившему небо и землю, Его Сыну, Господу нашему Іисусу Христу, и Святому Животворящему Духу; а вашимъ сквернымъ и гнуснымъ идоламъ не поклонимся никогда».

Разгнѣванный этимъ отвѣтомъ, Максиміанъ велѣлъ повалить ихъ на землю и бить палками. Послѣ долгихъ истязаній святые, какъ-бы одними устами, воскликнули къ Богу:

— «Слава тебѣ, Господи, что сподобилися мы принять мученія за Твое святое имя».

А святый Евстаѳій прибавилъ еще:

— «Множицею брашася со мною отъ юности моея, ибо не премогоша мя: на хребтѣ моемъ дѣлаша грѣшницы, продолжиша беззаконіе свое (Псал. 128, 2-3), — помоги намъ, Боже, Спаситель нашъ».

Когда святые были избиты до послѣдней степени, Максиміанъ приказалъ бившимъ перестать и сказалъ мученикамъ:

— «Безбожники! Долго-ли вы будете переносить такія муки. Принесите жертву богамъ и не губите себя понапрасну изъ за вѣры въ какого-то человѣка, который былъ битъ такъ же, какъ и вы, и умеръ насильственною смертію».

— «Да не будетъ, чтобы мы отреклись отъ Спаса Христа, — отвѣчали святые, — о Которомъ мы знаемъ, что Онъ есть истинный Богъ, хотя и пострадалъ на крестѣ ради нашего спасенія».

Тогда мучитель велѣлъ отвести ихъ въ темницу, накрѣпко забить имъ ноги въ колодки [10] и не давать имъ ни ѣсть, ни пить, чтобы заморить ихъ и узами, и голодомъ, и жаждою. И вотъ, когда они сидѣли въ темницѣ, однажды въ полночь осіялъ ихъ свѣтъ, явился къ нимъ ангелъ Господень, освободилъ ихъ отъ узъ, исцѣлилъ ихъ, напиталъ манною [11] и сказалъ:

— «Подвизайтесь подвигомъ добрымъ за Христа, а я не покину васъ и во всѣхъ страданіяхъ вашихъ буду съ вами, ибо посланъ Христомъ Господомъ охранять васъ».

Сказавъ это, ангелъ сдѣлался невидимъ, а святые, полные несказанной радости, благодарили Бога, при чемъ Евстаѳій говорилъ: Господь разрѣшитъ окованныя, Господь умудряетъ слѣпцы, Господь возводитъ низверженныя, Господь любитъ праведники, Господь хранитъ пришельцы (Псал. 145, 7-9).

Чрезъ нѣсколько времени Максиміанъ опять явился въ судъ и послалъ воиновъ въ темницу привести во второй разъ узниковъ Христовыхъ на испытаніе. Воины отправились и нашли святыхъ освобожденными отъ узъ, совершенно здоровыми и мирно спящими. Они подняли крикъ, бранили сторожа и добивались, кто освободилъ заключенныхъ отъ узъ. Сторожъ клятвенно увѣрялъ ихъ, что никто не освобождалъ и что никто даже и не входилъ къ узникамъ и не давалъ имъ ѣсть или пить. Воины снова связали святыхъ и повели ихъ къ царю.

Царь, увидѣвъ ихъ здоровыми и веселыми, удивился, что на нихъ не подѣйствовали ни побои, ни узы, ни голодъ, ни жажда, и сказалъ имъ:

— «Жалкіе люди! Разсудите хорошенько, что для васъ выгоднѣе и, убѣдившись, принесите жертву богамъ, — и я отпущу васъ съ честію».

Но святый Евстаѳій отвѣтилъ:

— «Не надѣйся измѣнить наше твердое рѣшеніе ни лестью, ни угрозами, ни мученіями: ничѣмъ мы не привязаны къ этой жизни, такъ какъ знаемъ, что какъ нагими вышли мы изъ чрева матери нашей, такъ нагими придется намъ уйти изъ этой суетной жизни».

Царь приказалъ немедленно отдать ихъ на съѣденіе звѣрямъ, и ихъ повели въ циркъ [12], гдѣ звѣри должны были пожрать ихъ, а за ними пошелъ весь народъ никомидійскій, — и среди него множество тайныхъ христіанъ, — и всѣ желали видѣть кончину мучениковъ. Когда они были поставлены среди цирка, на нихъ выпущены были два льва и три медвѣдя, и всѣ зрители отъ рева этихъ звѣрей пришли въ ужасъ. Святый же Евстаѳій воспѣвалъ псалмы.

— «Спаси ны, Господи, отъ устъ львовыхъ, — воспѣвалъ онъ, — и отъ рогъ единорожь смиреніе наше. Повѣмы имя Твое братіи нашей, посредѣ церкве воспоемъ Тя (Псал. 21, 22-23) [13].

Ѳеспесій и Анатолій усграшились звѣринаго рычанія и Евстаѳій, видя ихъ страхъ, сказалъ:

— «Зачѣмъ, братья, боитесь вы этихъ звѣрей? Развѣ вы не знаете, что Владыка нашъ силенъ укротить ихъ ярость, какъ укротилъ во рвѣ Даніиловомъ? Развѣ вы не помните словъ ангела, обѣщавшаго быть съ нами во всѣхъ страданіяхъ нашихъ и охранять насъ?»

Когда Евстаѳій говорилъ это, львы бросились къ мученикамъ, но, приблизившись къ нимъ, остановились и замахали хвостами, какъ собаки, признавшія своего господина, а Евстаѳій положилъ руки имъ на головы и, погладивъ ихъ, какъ собакъ, совсѣмъ укротилъ ихъ. Медвѣди-же, схватившись между собою, бросали одинъ другого на землю, а къ святымъ мученикамъ близко даже и не подходили. Народъ, собравшійся на зрѣлище, поднялъ шумъ, при чемъ язычники кричали: «они волхвы и колдовствомъ усмирили звѣрей»! Христіане восклицали: «великъ Богъ христіанскій, заградившій пасть звѣрямъ, чтобы они не могли вредить святымъ рабамъ Его!»

Наконецъ, царь велѣлъ опять бросить мучениковъ въ темницу, и здѣсь они вторично были утѣшены явленіемъ ангела и подкрѣплены манною.

Между тѣмъ тяжко заболѣлъ сынъ царя Максенцій [14], и царь, опечаленный и озабоченный его болѣзнью, поручилъ мучениковъ никейскому комиту [15] Антонію.

— «Отведи, — сказалъ онъ комиту, — христіанъ въ свой городъ и тамъ заставь ихъ поклониться богамъ и, если они послушаютъ тебя, пришли ихъ съ почестями обратно сюда, если-же — нѣтъ, то, послѣ долгихъ мученій, заколи ихъ, какъ дикихъ звѣрей».

Комитъ взялъ узниковъ и отправился съ ними въ Никею. Прибывъ домой, онъ нашелъ жену свою больною. Мучениковъ онъ велѣлъ на ночь запереть въ темницу, а на утро велѣлъ привести ихъ къ себѣ, сѣлъ на судейскомъ мѣстѣ и, обратившись къ нимъ, сказалъ:

— «Меня, юноши, весьма сильно безпокоитъ ваша судьба, и мнѣ очень желательно было-бы помиловать васъ и отправить къ царю для полученія отъ него всякихъ почестей. Довѣрьтесь мнѣ, какъ своему другу, послушайтесь меня и принесите жертвы богамъ».

— «Мы молимся, — отвѣчали святые, — Господу нашему Іисусу Христу, чтобы Онъ сохранилъ насъ непорочными въ вѣрѣ, которой Онъ научилъ насъ и за которую мы готовы умереть, и чтобы не попустилъ намъ отступить отъ Него и впасть въ погибель, въ которой погибаете вы».

Комитъ, услышавъ это, пришелъ въ бѣшенство и велѣлъ повѣсить ихъ за ноги, головою внизъ, и строгать желѣзными когтями. Долгое время мучили ихъ такимъ образомъ, кровь ихъ текла потоками, тѣло отрывалось кусками, кости обнажились... Наконецъ, святые громко возопили къ Богу:

— «Царю и Боже вѣковъ! призри отъ святаго жилища Твоего на насъ, недостойныхъ рабовъ Твоихъ, страдающихъ за имя Твое святое!»

И невидимая помощь была подаваема святымъ свыше для мужественнаго перенесенія столь жестокихъ мукъ.

Видя непобѣдимое терпѣніе страдальцевъ, мучитель приказалъ снять ихъ и отвести въ темницу. Но святые не могли отъ ранъ и боли идти сами: ихъ понесли и бросили въ темницѣ, какъ какую-нибудь ношу. И опять, какъ и ранѣе, явился имъ ангелъ Господень, сіяющій великимъ свѣтомъ, утѣшалъ ихъ радостною надеждою и исцѣлилъ ихъ отъ ранъ. И святые славили Бога, говоря:

— «Слава Тебѣ, Боже, за то что не оставляешь уповающихъ на Тебя и страждущихъ ради Тебя! Что воздадимъ Тебѣ, Господи, о всѣхъ, яже воздалъ еси намъ? Кто Богъ велій, яко Богъ нашъ? Ты еси Богъ, творяй чудеса (Псал. 115, 3; 76, 14-15).

Вскорѣ мучитель опять вывелъ изъ темницы святыхъ мучениковъ и приказалъ поставить ихъ предъ собою. Предъ ними онъ помѣстилъ своихъ идоловъ и принуждалъ ихъ поклониться этимъ идоламъ, угрожая за непослушаніе.

— «Если вы, — говорилъ онъ, — не исполните царскаго повелѣнія и не поклонитесь нашимъ богамъ, то я предамъ васъ смерти отъ меча, а тѣла ваши отдамъ на съѣденіе хищнымъ звѣрямъ и птицамъ».

Но святые въ одинъ голосъ отвѣчали:

— «Не отступимъ отъ Христа Бога нашего и не поклонимся сквернымъ идоламъ, нѣмымъ и глухимъ, которые имѣютъ очи и не видятъ, имѣютъ уши и не слышатъ, имѣютъ уста и не говорятъ, имѣютъ ноги и не ходятъ. Да будутъ подобны имъ всѣ дѣлающіе ихъ и всѣ покланяющіеся имъ».

На эти слова мучитель зарычалъ отъ гнѣва, какъ левъ, и велѣлъ вывести мучениковъ за городъ и заколоть мечемъ, какъ дикихъ звѣрей, а тѣла ихъ бросить непогребенными на растерзаніе звѣрямъ и птицамъ. Святыхъ повели на мѣсто казни. На этомъ мѣстѣ находилси масличный садъ, и мученики, для совершенія надъ ними казни, были привязаны къ деревьямъ. Въ этотъ садъ пришли два близкіе друга святыхъ, христіане Палладій и Акакій. Когда палачи хотѣли убить осужденныхъ, пришедшіе бросились имъ въ ноги, дали имъ много золота и умоляли подождать немного, пока они побесѣдуютъ съ осужденными, и тогда уже приступать къ казни. Взявъ золото, палачи немного отошли отъ мучениковъ, а Палладій и Акакій приблизились къ нимъ, съ любовію облобызали ихъ, горько плакала и просили помолиться за нихъ. Во время предсмертной молитвы святыхъ, съ неба былъ услышанъ голосъ, призывавшій ихъ въ вѣчный покой, и тотчасъ они съ радостію предали души свои въ руки Божіи. Слуги-же мучителя, хотя и увидѣли, что мученики уже умерли, однако, боясь своего господина, исполнили его повелѣніе уже надъ мертвыми: Евстаѳію и Ѳеспесію прокололи горло, а Анатолію пронзили ребра, а потомъ когда тѣла умершихъ уже лежали на землѣ, отрубили имъ головы и, оставивъ ихъ непогребенными, ушли [16]. Тогда съ неба сошли шесть ангеловъ въ видѣ орловъ и парили надъ тѣлами до тѣхъ поръ, пока Палладій и Акакій не погребли ихъ съ честію.

Въ тотъ-же день комитъ Антоній при заходѣ солнца захворалъ, а на утро — сначала умерла жена его, потомъ и самъ онъ, упавши на тѣло жены, въ страданіяхъ испустилъ духъ. И вотъ, онъ мучится въ аду, а святые страстотерпцы радуются въ Царствѣ Христа Бога нашего. Ему слава во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Никомидія (теперь Исмидъ) — главный городъ малоазійской провинціи Виѳиніи, находится къ юго-востоку отъ Босфорскаго пролива. Здѣсь имѣли мѣстопребываніе византійскіе императоры Діоклитіанъ и св. Константинъ Великій.
[2] Галатія — провинція Византійской имперіи, занимавшая самую средину малоазійскаго полуострова.
[3] Городъ этотъ замѣчателенъ по бывшему въ немъ помѣстному собору (340 г.), правила котораго почитаются Церковію за каноническія.
[4] Память его — 15-го октября.
[5] Память его — 3-го сентября.
[6] Отъ временъ апостольскихъ въ христіанской Церкви сохранился и долгое время держался обычай устроять богослужебныя собранія въ верхней, необитаемой, части дома (ср. Дѣян. 1, 13-14; 20, 8) и только при Константинѣ Великомъ, когда христіане избавились отъ гоненій для общественнаго Богослуженія стали устрояться храмы (впрочемъ въ маломъ числѣ они были по мѣстамъ и ранѣе).
[7] Истуканный — высѣченный, вырѣзанный изъ камня или металла.
[8] Т. е. первомученикъ Стефанъ архидіаконъ.
[9] Западъ — мѣсто захожденія солнца и какъ-бы царство тьмы; поэтому названіе этой страны свѣта можно понимать, какъ образъ царства діавола, который, очевидно, видѣнъ былъ святымъ Евстаѳіемъ.
[10] Колодки — приспособленіе, назначенное для того, чтобы преступникъ не убѣжалъ. По виду своему это былъ обрубокъ толстаго бревна или доски, расколотыхъ вдоль пополамъ; въ обѣихъ половинахъ вырубались двѣ приходящіяся другъ къ другу выемки для помѣщенія ногъ; вложивъ ноги преступника въ выемки одной половины, накладывали другую и оба конца обрубка закрѣпляли на глухо.
[11] Манною (слово еврейское, означаетъ вопросъ: «что это») называлась собственно пища, чудесно посылавшаяся Богомъ израильтянамъ во время сорокалѣтняго странствованія ихъ въ пустынѣ, взамѣнъ хлѣба, котораго имъ негдѣ было достать, и имѣвшая видъ мелкаго сѣмени; сѣмя это мололи или толкли въ ступѣ, варили и дѣлали изъ нея лепешки (см. Исх. 15, 15-34; Числ. 11, 7); въ болѣе широкомъ смыслѣ подъ мянною можно разумѣть всякую вообще пищу, чудесно посланную Богомъ.
[12] Циркъ — зданіе, въ которомъ происходили конскіе бѣга у римлянъ и грековъ; самое названіе (циркъ — кругъ) указываетъ на ихъ круглое устройство. Самыя состязанія происходиди внутри круга, а зрители помѣщались на особыхъ мѣстахъ по краю этого круга. Въ циркахъ христіане во времена гоненій предавались на съѣденіе звѣрямъ или убивались особыми для того назначенными людьми.
[13] Эти слова Псалмопѣвецъ изрекаетъ о себѣ самомъ и отъ своего лица (спаси мя.., повѣмъ... и т. д.). Единорогъ — дикое и опасное животное съ однимъ рогомъ на лбу, но не носорогъ, такъ какъ считалось чистымъ и жертвеннымъ; что это за животное, — точно неизвѣстно. Подъ церковію здѣсь разумѣется вообще многолюдное собраніе.
[14] Максенцій впослѣдствіи былъ ииператоромъ — съ 305 по 312 годъ.
[15] Комитъ — градоначальникъ.
[16] Святые мученики Евстаѳій, Ѳеспесій и Анатолій пострадали около 312 г.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга третья: Мѣсяцъ Ноябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1905. — С. 568-578.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0