Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - суббота, 29 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 26.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Ноябрь.
День двадцатый.

Житіе преподобнаго отца нашего Григорія Декаполита.

Когда Григорій достигъ совершеннолѣтія, родители намѣревались женить его, но онъ тайно убѣжалъ и удалился въ одинъ пустынный монастырь, гдѣ принялъ иночество и ревностно подвизался въ постѣ и воздержаніи, въ молитвахъ и непрестанныхъ ночныхъ бдѣніяхъ, возлагая на себя всякія тяготы самой строгой иноческой жизни. Между тѣмъ, вскорѣ отецъ Григорія умеръ; благочестивая же мать, послѣ долгихъ поисковъ нашедши его, не только не укоряла, но и одобрила его намѣреніе посвятить себя иноческимъ подвигамъ; она просила его только перейти въ другой монастырь, гдѣ находился и братъ его. Повинуясь волѣ матери, преподобный переселился туда; но когда онъ узналъ, что настоятель монастыря того — иконоборецъ, то, какъ горячій ревнитель православія, обличилъ его предъ всею братіею. Тогда настоятель въ ярости жестоко побилъ его, послѣ чего Григорій ушелъ въ другой монастырь, гдѣ настоятелемъ былъ родственникъ его матери, Симеонъ. Съ радостію встрѣтивъ Григорія, Симеонъ, какъ мужъ опытный въ подвижнической жизни, наставилъ юношу на всякую добродѣтель. Проживъ здѣсь около четырнадцати лѣтъ, преподобный Григорій заслужилъ общее уваженіе, и всѣ стали почитать его за добродѣтельнаго и святаго человѣка. Преуспѣвая въ глубокомъ смиреніи и желая содѣлаться совершеннымъ инокомъ, онъ испросилъ у настоятеля позволеніе поселиться въ уединенной келліи, дабы, не имѣя никакого житейскаго попеченія, проводить время въ безмолвіи. Настоятель, провидя благое произволеніе его, отвелъ ему для подвиговъ одну пещеру въ глубокой отвѣсной разсѣлинѣ. И началъ святый еще съ большею ревностію подвизаться въ той пещерѣ. Но, не смущаемый молвой людской, онъ потерпѣлъ здѣсь великое безпокойство отъ демоновъ, которые всячески озлобляли и искушали его, стараясь прогнать его изъ ихъ жилища. То угрожали они ему, крича: «Уходи изъ нашего жилища, — иначе много пострадаешь отъ насъ»; то устремлялись на него, принимая видъ страшныхъ скорпіоновъ. Но онъ оставался неуязвимымъ и неустрашимымъ. Когда стоялъ онъ на молитвѣ, бѣсы уязвляли его руки и ноги; но онъ пренебрегалъ наносимыми ему язвами, считая ихъ ни во что. И бѣсы со срамомъ удалились. Спустя немного дней, они явились къ нему въ видѣ воиновъ, угрожая его убить; но онъ сотворилъ крестное знаменіе, и они исчезли. Послѣ того, являлись они святому, блистая свѣтомъ и говоря, что они — сорокъ мучениковъ [2] и пришли дать ему благодать и силу противъ демоновъ; но онъ, провидѣвъ ихъ козни, запретилъ имъ, и они снова исчезли. Также безсильны были и другія искушенія, ибо благодать Божія содѣйствовала ему и истребляла въ немъ всѣ прираженія плоти. Вскорѣ послѣ того, Господь сподобилъ Своего вѣрнаго угодника дивнаго посѣщенія: Григорій пришелъ въ состояніе какъ бы нѣкоего восхищенія, во время котораго явился ему съ неба блистающій свѣтъ съ неизреченнымъ благоуханіемъ, наполнившимъ пещеру и остававшимся въ ней въ продолженіе многихъ дней. О семъ чудѣ святый счелъ долгомъ сообщить своему настоятелю, дабы спросить его, какъ человѣка опытнаго въ духовной жизни, отъ Бога ли сіе видѣніе, или не дѣйствіе ли оно діавола, посланное для того, чтобы соблазнить и прельстить его. Внимательно выслушавъ разсказъ Григорія, настоятель успокоилъ его и сказалъ ему, чтобы онъ не имѣлъ никакого сомнѣиія, ни страха, но что это — Свѣтъ Божественный, который своимъ благовоніемъ прогналъ смертоносное зловоніе духа лукаваго. «Трудись въ подвигѣ, сколько можешь, — заключилъ старецъ, — уповая, что ты имѣешь Бога себѣ помощникомъ». И дѣйствительно святый Григорій отъ благодатнаго видѣнія того исцѣлился и освободился отъ удручавшей его болѣзни тѣлесной и отъ болѣзни душевной — плотскаго соблазна, которымъ хотѣли прельстить его демоны, и отъ всѣхъ ихъ злокозненныхъ искушеній. Съ того времени блаженный еще болѣе усилилъ свои подвиги и молитвы, непрестанно взывая къ Господу изъ глубины души. Преодолѣвъ, такимъ образомъ, діавольскія козни, преподобный Григорій за свою святую и непорочную жизнь сподобился отъ Бога благодатнаго дара чудотвореній. И такъ какъ не подобало сему Божественному свѣтильнику Церкви оставаться подъ спудомъ, то Господь воззвалъ къ нему съ неба, какъ нѣкогда къ патріарху Аврааму (Быт. 12, 1):

— «Григорій! Если желаешь достигнуть совершенства, изыди отъ земли твоей и отъ родства твоего и странствуй во благо свое».

Повинуясь сему Божественному гласу, Григорій, оставивъ пещеру, направился въ Ефесъ, чтобы найти корабль для отплытія въ Константинополь: церковь Константинопольскую въ то время обуревала иконоборческая ересь, и, ревнуя о славѣ Божіей и чистотѣ православія, святый намѣревался вступить на защиту его и изобличить лжемудрованія еретиковъ. Но Промыслъ Божій судилъ иначе: святому Григорію надлежало, согласно Божественному призыву, всю Остальную жизнь свою провести въ странствованіяхъ, не имѣя здѣ пребывающаго града, но грядущаго взыскуя (Евр. 13, 14), подобно Господу нашему Іисусу Христу, бывшему странникомъ на землѣ и не имѣвшему, гдѣ приклонить голову (Матѳ. 8, 20; Лук. 9, 58).

Отправившись изъ Ефеса въ Константинополь, преподобный по дорогѣ остановился сначала въ Проконисѣ [3], гдѣ одинъ бѣдный человѣкъ, несмотря на строгіе указы царей-иконоборцевъ [4], запрещавшіе принимать къ себѣ иноковъ, радушно принялъ его въ своемъ домѣ ради Господа, за что Господь и обогатилъ его въ продолженіе немногихъ дней. Отсюда святый направился далѣе въ Византію, но, встрѣтивъ препятствіе къ тому, позналъ изъ сего, что нѣтъ воли Божіей на путешествіе его туда, и отправился въ Эносъ [5]. Здѣсь онъ получилъ жестокіе побои отъ одного всадника, возбужденнаго къ тому діаволомъ; но праведный, претерпѣвая удары, молился Богу, чтобы Онъ простилъ его обидчика, и послѣдній видя кротость его, раскаялся, просилъ прощенія и получилъ отъ преподобнаго наставленіе впредь никого не обижать. Отправившись отсюда на кораблѣ, преподобный прибылъ въ Христополь [6], откуда переправился въ Солунь.

Пробывъ въ Солуни немного дней, святый Григорій отправился сухимъ путемъ въ Коринѳъ. Отплывъ отсюда въ Римъ, онъ по дорогѣ остановился на нѣкоторое время въ Регіи [7]. Здѣсь нѣкоторые люди, видя, что преподобный ничего не имѣетъ, дали ему нѣкое количество золота. Святый же, хотя и не зналъ жертвователей, но, по Божественной благодати, прозрѣлъ, что данное ему золото пріобрѣтено неправдою; посему, желая научить, чтобы воздержались отъ неправды, изобличилъ виноватаго и возвратилъ неправедно пріобрѣтенныя деньги. Оставивъ Регій, святый отправился далѣе въ Римъ. На пути одинъ изъ плывшихъ упалъ съ судна въ море, подлѣ берега, гдѣ имъ слѣдовало выйти на сушу, чтобы идти въ Римъ. И вотъ совершилось чудо, ясно засвидѣтельствовавшее, что на преподобномъ почиваетъ благодать Божія; ибо онъ одною молитвою вынесъ его на землю и спасъ отъ неминуемой гибели.

Прибывъ въ Римъ, преподобный Григорій три мѣсяца пробылъ въ безмолвіи въ одной уединенной келліи, такъ что никто и не зналъ о немъ. Но одинъ бѣсноватый сдѣлалъ извѣстнымъ его пребываніе въ городѣ: ибо святый исцѣлилъ его, изгнавъ изъ него духа нечистаго, и всѣ стали почитать его за святаго. Тогда Григорій удалился оттуда и, прибывъ въ Сицилію, заключился въ одной башнѣ и пребывалъ въ ней въ молчаніи. Здѣсь напали на него демоны, истребили рогожу, на которой онъ спалъ, и всячески искушали его и причиняли ему различныя злокозненныя дѣйствія; но онъ молитвою прогналъ ихъ. Здѣсь же онъ спасъ отъ вѣчной гибели одну женщину-грѣшницу, безчисленными хитростями склонявшую мужчинъ, особенно корабельщиковъ, прибывавшихъ изъ чужихъ мѣстъ, къ нечистотѣ блуда. Угрожая ей вѣчными мученіями, святый своими убѣжденіями довелъ ее до того, что она отреклась отъ міра, приняла иночество, и мѣсто плотской скверны обратилось въ монастырь. Послѣ того пришла къ преподобному Григорію въ башню одна бѣснуемая женщина, и онъ молитвою своею прогналъ изъ нея демона. Много и другихъ еще чудесъ сотворилъ онъ на этомъ мѣстѣ. Когда всѣ узнали объ этомъ и стали почитать его, то святый удалился и оттуда.

Однажды, путешествуя, онъ встрѣтилъ войско Сарацынъ [8]. Одинъ изъ нихъ поилъ при колодцѣ коня, и когда святый подошелъ, тотъ направилъ копье, чтобы убить его. Но вдругъ рука его остановилась въ воздухѣ, такъ что онъ не могъ опустить ее. Тогда онъ пошелъ за преподобнымъ, умоляя его объ исцѣленіи. Святый, прикоснувшись къ его рукѣ своею, исцѣлилъ его. Далѣе на пути, встрѣтилъ святаго одинъ жестоко мучимый бѣсноватый. Умилосердившись надъ нимъ, святый сотворилъ молитву къ Богу, и демонъ оставилъ страждущаго.

Наконецъ Григорій снова прибылъ въ Солунь и поселился тамъ въ монастырѣ святаго Мины. При этомъ онъ пребывалъ въ такой нищетѣ, что не имѣлъ никакой пищи, ни чѣмъ бы покрыться, а носилъ только одну одежду, которая служила ему и днемъ и ночью. Когда онъ чувствовалъ непреодолимый голодъ, то выходилъ изъ церкви, и если видѣлъ гдѣ-либо трапезующихъ, то входилъ къ нимъ и вкушалъ съ ними немного пищи. Но потомъ онъ почувствовалъ, что не должно ему питаться отъ чужаго труда, и рѣшился пребывать въ храмѣ безъ пищи, до тѣхъ поръ, пока Господь не пошлетъ ему помощь свыше. И Господь, препитавшій нѣкогда пророка Илію чрезъ врана (3 Цар. 7, 6) и многихъ другихъ добродѣтельныхъ рабовъ Своихъ чудесныхъ образомъ, не оставилъ безъ помощи вѣрнаго раба Своего; по внушенію свыше, одна боголюбивая вдова каждодневно доставляла ему пищу.

Вскорѣ преподобный Григорій прославился по всей окрестной мѣстности своими чудотвореніями. Такъ, однажды пришла къ нему одна бѣсноватая женщина и просила у святаго помощи на возобновленіе ея небольшаго домика, такъ какъ онъ обветшалъ. Въ отвѣтъ на ея просьбу, святый сказалъ:

— «Иди, начинай дѣло, и Богъ, отецъ сиротъ, пошлетъ тебѣ помощь».

Женщина съ вѣрою пошла и начала копать землю, чтобы положить зданію основаніе. И вотъ съ того мѣста полилась въ безмѣрномъ множествѣ смола. Женщина продала ее и на вырученныя деньги не только выстроила домикъ, но еще и питалась отъ продажи этой смолы, и удовлетворяла другія свои нужды.

Одному иноку, подвизавшемуся близъ монастыря святаго Мины, на столпѣ, преподобный Григорій, предузнавъ о томъ Духомъ Святымъ, предсказалъ о близкой кончинѣ, какъ и нѣкоторымъ другимъ лицамъ. Неустанно работая надъ собою, свято соблюдая чистоту душевную и совершенствуясь въ добродѣтеляхъ христіанскихъ, преподобный Григорій имѣлъ великое дерзновеніе ко Господу и уготовалъ себя въ жилище Святому Духу; съ божественнымъ раченіемъ шелъ онъ тѣснымъ путемъ смиренномудраго подвига, непрестаннымъ бодрствованіемъ далеко прогоняя всякое небреженіе и вражескія прираженія, такъ что врагъ и во снѣ не могъ дѣйствовать на его воображеніе и помыслы; согласно имени своему, онъ былъ воистинну бодрствующимъ [9] въ отношеніи всѣхъ дѣлъ и помышленій и очистилъ душу и тѣло отъ всѣхъ страстей. Рукоположенный въ санъ іерея, онъ совершалъ божественныя службы съ сердцемъ сокрушеннымъ и духомъ смиреннымъ; превозношеніе и тщеславіе онъ исторгнулъ совершенно. Болѣе же всего хранилъ чистоту православія и въ словахъ и въ дѣлахъ; поражая еретиковъ, сколько могъ, онъ словами и писаніями училъ покланяться святымъ иконамъ и почитать ихъ по преданію Церкви; многіе города очистилъ онъ отъ скверны иконоборства и убѣждалъ даже и самую кровь пролить за святыя иконы, если бы то потребовалось, и самъ готовъ былъ принять за нихъ смерть и былъ мученикомъ по доброму произволенію. Превыше всѣхъ добродѣтелей онъ имѣлъ постоянную святую молитву, всегда устремляя умъ къ Богу; пѣснословя и прославляя Его со святыми ангелами, онъ еще здѣсь получилъ залоги неизглаголанной радости вѣчнаго блаженства. Однажды ночью ему явился въ видѣніи Ангелъ Господень, вручившій ему пламенный мечъ для пораженія всей силы бѣсовской и для отсѣченія отъ Церкви — еретическихъ мудрствованій, а отъ сердца — грѣховныхъ страстей. Иногда преподобный, занятый богомысліемъ, слышалъ ангельское пѣніе: такъ былъ угоденъ онъ Богу и ангеламъ, что, еще находясь въ смертномъ тѣлѣ, удостоивался уже безсмертныхъ, божественныхъ наслажденій, сподоблялся слушать ангельское пѣніе, котораго ухо не слыша (1 Кор. 2, 9), и несказанно услаждаться имъ.

Проведя въ Солуни нѣсколько лѣтъ, преподобный Григорій съ однимъ изъ учениковъ своихъ пошелъ въ Болгарію, тогда еще языческую, но, не дошедши до нея, возвратился. Когда ученикъ спросилъ его, отчего онъ такъ скоро перемѣнилъ свое намѣреніе, преподобный отвѣчалъ:

— «Мнѣ хотѣлось побывать тамъ, но вижу, что тамъ солнце не свѣтитъ».

Сими словами онъ пророчески предвозвѣстилъ о тѣхъ безпорядкахъ, которые вскорѣ послѣ того тамъ возникли, и во время которыхъ кровь лилась рѣкою и вся страна была выжжена.

Вслѣдъ затѣмъ преподобный Григорій ходилъ изъ Солуни въ Византію и оттуда на гору Олимпъ [10], съ которой снова возвратился въ Солунь.

Такъ подвизаясь и на землѣ помышляя о небесномъ, преподобный Григорій приблизился ко времени отшествія своего изъ сей жизни. Тяжко заболѣвъ отъ падучей болѣзни, онъ лежалъ неподвижно на одрѣ и горячо молился Богу, чтобы Онъ освободилъ его отъ этой болѣзни и замѣнилъ ее другою — водяною. Богъ услышалъ его молитву: освободивъ его отъ первой болѣзни, далъ ему ту, о которой онъ просилъ. И такъ раздулось тѣло его, что казалось какъ бы мѣхомъ, наполненнымъ воздухомъ. Оставивъ Солунь, преподобный съ великимъ трудомъ прибылъ въ Константинополь, дабы противодѣйствовать здѣсь ереси иконоборства [11], и уже болѣе не возвращался обратно. Съ собою онъ привелъ также двухъ учениковъ и сподвижниковъ своихъ Іосифа и Іоанна [12]. Перваго изъ нихъ онъ вскорѣ послалъ, по просьбѣ православныхъ иноковъ, въ Римъ къ папѣ Льву III [13], чтобы просить у него помощи по случаю открывшагося гоненія на святыя иконы; но, на пути туда, былъ захваченъ, подкупленными императоромъ-иконоборцемъ Львомъ Армяниномъ, морскими разбойниками и заточенъ на островѣ Кипрѣ.

Іосифу не суждено было болѣе увидѣть въ живыхъ своего великаго учителя. Преподобный Григорій вскорѣ послѣ сего предалъ чистую душу свою Господу. За двѣнадцать дней до кончины, онъ предузналъ день своего отшествія и велѣлъ отвести себя въ страннопріимный домъ, гдѣ, 20-го ноября, тихо скончался [14]. Когда пришли погребать честное тѣло его, приблизился къ нему съ вѣрою одинъ больной, имѣвшій тяжкую болѣзнь, такъ что не могъ стоять прямо, но лицо его постоянно обращено было къ землѣ. И вотъ, представилось ему, что кто-то положилъ на него руку сзади, и онъ обратился съ вопросомъ къ стоявшему около него, не онъ ли коснулся его. Тотъ отвѣчалъ отрицательно, и больной узналъ изъ сего, что это была сила Божія, осѣнявшая святаго, который и даровалъ ему исцѣленіе, — и онъ сталъ стоять прямо, совершенно исцѣлѣвъ отъ своей болѣзни. Другой мучимъ былъ духомъ нечистымъ, но какъ только приблизился ко гробу преподобнаго, демонъ оставилъ его. Одинъ инокъ весьма мучимъ былъ плотскою страстію и близокъ къ паденію, но, пришедши ко гробу святаго, со слезами просилъ помощи, — и плотская брань прекратилась, и онъ прославилъ святаго и возблагодарилъ Бога.

Такъ, послѣ многотруднаго странствованія земного, преподобный Григорій достигъ вѣчнаго покоя на небесахъ между святыми ангелами, видѣнія и слышанія которыхъ онъ удостоился еще во время земной жизни своей, и теперь вмѣстѣ съ ними прославляетъ трисвятыми пѣснопѣніями Единаго въ Троицѣ Бога во вѣки.

Примѣчанія:
[1] Десятиградіе — по-гречески Декаполь — союзъ 10-ти городовъ въ Исавріи, небольшой области въ горахъ Малой Азіи, на югѣ ея; Иринополь — одинъ изъ этихъ городовъ. По имени этого союза городовъ преподобный Григорій и получилъ наименованіе Декаполита.
[2] Здѣсь разумѣются 40 мучениковъ Севастійскихъ, память коихъ празднуется Церковію 9-го марта.
[3] Проконисъ — нынѣ Мармара, островъ въ западной части Мраморнаго моря.
[4] Левъ III Исаврянинъ (716-741 г.), въ особенности сынъ его Константинъ Копронимъ (741-776 г.) и сынъ и преемникъ послѣдняго Левъ IV Хазаръ (775-780 г.).
[5] Эносъ — приморскій городъ-гавань на югѣ нынѣшней Румеліи, на западъ отъ Константинополя.
[6] Христополь — иначе Емволы, городъ въ Македоніи на рѣкѣ Стримонѣ, протекающей въ 50-nb верстахъ отъ Солуни на сѣверо-востокѣ.
[7] Регій — городъ въ юго-западной части Италіи, на берегу Сицилійскаго пролива.
[8] Сарацины — наименованіе арабовъ, кочующаго разбойническаго племени Аравіи; впослѣдствіи это наименованіе распространилось на всѣхъ магометанъ вообще.
[9] Григорій съ греческаго значитъ: бодрствующій.
[10] Здѣсь разумѣется гора Олимпъ Виѳино-Мизійскій, на сѣверѣ Малой Азіи, на границахъ Виѳиніи и Мизіи, гдѣ процвѣтало тогда монашество.
[11] Это было въ царствованіе императора Льва Армянина (813-820 г.). Этотъ императоръ, будучи не въ состояніи склонить патріарха Константинопольскаго Никифора къ ереси иконоборческой, послалъ его въ мартѣ 816 года въ заточеніе, равно и другихъ епископовъ, игуменовъ и монаховъ, съ дерзновеніемъ защищавшихъ почитаніе св. иконъ, заточилъ въ темницы въ Константинополѣ или отправилъ въ ссылку.
[12] Преподобный Іосифъ, извѣстный въ исторіи Церкви подъ именемъ «Пѣснописца», † 883 г.; память его совершается Церковію 4-го апрѣля. Преподобный Іоаннъ, ученикъ Григорія Декаполита, † между 820-850 гг.; память его совершается 18-го апрѣля.
[13] Папа Левъ III съ 795 по 816 г.
[14] Кончина преп. Григорія Декаполита послѣдовала въ 816 г. — Преп. Іосифъ не засталъ въ живыхъ своего учителя. Возвратившись чрезъ шесть лѣтъ изъ заточенія въ Константинополь, онъ имѣлъ лишь утѣшеніе осязать руками нетлѣнное тѣло преп. Григорія и поселился съ ученикомъ его Іоанномъ при гробѣ его. По кончинѣ же Іоанна, Іосифъ, оставивъ это мѣсто, поселился при храмѣ св. Іоанна Златоустаго и положилъ въ немъ прославленныя нетлѣніемъ и чудесами мощи преп. Декаполита и ученика его Іоанна; спустя нѣкоторое время недалеко отъ этого храма онъ основалъ обитель иноковъ во имя св. Николая Касульскаго и въ нее перенесъ мощи преподобныхъ. Іосифъ же Пѣснописецъ написалъ и службу въ честь преп. Григорія. — Мощи преп. Григорія нетлѣнныя и цѣлыя находятся въ настоящее время въ Румыніи въ монастырѣ Быстрица, Рымнинской епархіи.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга третья: Мѣсяцъ Ноябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1905. — С. 554-562.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0