Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - суббота, 29 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Ноябрь.
День восемнадцатый.

Страданіе святаго мученика Платона.

Агриппинъ въ это время находился въ храмѣ Зевса и тамъ сѣлъ судить исповѣдника Христова. Взглянувъ на него, онъ сказалъ:

— «Весь міръ чтитъ своихъ боговъ, — ты одинъ заблуждаешься и отвращаешься отъ нихъ!»

Святый отвѣчалъ:

— «Вы заблудились, оставивъ Бога, создавшаго небо и землю, и всѣ красоты ихъ, и покланяетесь камню и тлѣнному дереву, дѣлу рукъ человѣческихъ».

Агриппинъ сказалъ:

— «Юность твоя дѣлаетъ тебя дерзкимъ и безчиннымъ. Скажи мнѣ свое имя, какъ зовутъ тебя и изъ какого ты города?»

Святый отвѣчалъ:

— «Родители назвали меня Платономъ; я — отъ чрева матери моей рабъ Христовъ, гражданинъ же — этого города; нынѣ за благочестіе предстою на неправедномъ твоемъ судѣ и жду незаслуженной смерти, которую пламенно желаю принять за Господа моего; дѣлай же то, что намѣренъ дѣлать».

— «Не должно тебѣ, Платонъ, — возразилъ областеначальникъ, — учить о Распятомъ и даже имя Его имѣть въ умѣ своемъ, такъ какъ царская власть повелѣваетъ предавать тяжкой смерти исповѣдающихъ Его, а отрицающихся — удостоивать великихъ почестей: посему совѣтую тебѣ подчиниться царскому повелѣнію, и тогда ты получишь возможность избѣжать смертной гибели.

Святый Платонъ отвѣчалъ:

— «Я повинуюсь моему Царю-Богу, за Него и воинствую, смерть же временную охотно пріемлю, чтобы быть наслѣдникомъ вѣчнаго царства».

— «Подумай, Платонъ, — сказалъ на это областеначальникъ, — что лучше для тебя: оставаться ли въ живыхъ, или подвергнуться тяжкой смерти?»

Платонъ отвѣчалъ:

— «Господь промыслитъ о томъ, что мнѣ полезнѣе».

— «Развѣ не знаешь, — возразилъ областеначальникъ, — непреложныхъ царскихъ законовъ, повелѣвающихъ, чтобы христіане или приносили жертвы богамъ, или подвергались смерти? Какъ же ты смѣешь нарушать царскіе законы и совращать другихъ?»

Святый отвѣчалъ:

— «Я знаю уставы Бога моего и дѣлаю, что повелѣваютъ Его святыя и животворныя заповѣди, а онѣ повелѣваютъ, отвергнувъ бѣсовскія жертвы, служить Единому Истинному Богу. Ему Единому я и служу, а вашихъ боговъ презираю. Но ты, согласно царскому повелѣнію, подвергай меня мученіямъ, какъ хочешь, — вамъ уже привычно мучить христіанъ, а христіанамъ — страдать за Христа».

Областеначальникъ Агриппинъ, отличавшійся звѣрскимъ нравомъ, увидавъ, что святый не покоряется его безбожной волѣ и противорѣчитъ, въ страшномъ гнѣвѣ повелѣлъ разложить его нагимъ на землѣ и приставилъ двѣнадцать воиновъ поперемѣнно бить святаго. И били его по всему тѣлу безпощадно долгое время, такъ что бившіе воины очень устали, но святый страдалецъ не усталъ терпѣть и исповѣдывать имя Господа своего Іисуса Христа.

Потомъ, когда воины прекратили побои, областеначальникъ, какъ бы щадя его, началъ ласково говорить ему:

— «По-дружески совѣтую я тебѣ, Платонъ: уклонись отъ смерти къ жизни».

Мученикъ отвѣчалъ:

— «Хорошо учишь ты меня, Агриппинъ, чтобы я уклонился отъ смерти къ жизни, я и самъ бѣгаю отъ вѣчной смерти и ищу безсмертной жизни».

Агриппинъ на это съ гнѣвомъ сказалъ святому:

— «Скажи мнѣ, несчастный, сколько смертей?»

Святый отвѣчалъ:

— «Двѣ смерти: одна временная, а другая вѣчная; также и жизни — двѣ: одна маловременная, а другая безконечная».

— «Оставь свои басни, — возразилъ областеначальникъ, — и поклонись богамъ, чтобы избавиться тебѣ лютаго мученія».

Святый отвѣчалъ:

— «Ни огонь, ни раны, ни ярость звѣрей, ни лишеніе членовъ (тѣла) не разлучатъ меня съ Богомъ Живымъ, ибо не нынѣшній вѣкъ я возлюбилъ, но Христа моего, за меня умершаго и воскресшаго».

Тогда областеначальникъ повелѣлъ отвести святаго Платона въ темницу. Когда его вели, за нимъ слѣдовалъ народъ, смотря на страданіе его, какъ на какое-либо зрѣлище. Среди народа было множество и христіанъ. Приблизившись къ темницѣ, твердый и великій духомъ, мученикъ Христовъ, Платонъ обратился къ народу и, повелѣвъ ему замолчать, началъ говорить громкимъ голосомъ:

— «Мужи, любящіе истину, знайте, что я предпринялъ сей подвигъ страданія не по иной какой причинѣ, какъ ради Бога создавшаго небо и землю и все, что въ нихъ. Какъ рабовъ Христовыхъ, я умоляю васъ не смущаться тѣмъ, что происходитъ теперь, ибо многи скорби праведнымъ, и отъ всѣхъ ихъ избавитъ я Господь (Псал. 33, 20). Пріидите же и прибѣгнемъ всѣ вмѣстѣ къ тихой пристани и къ Камню, о Коемъ великій апостолъ говоритъ: Камень же бѣ Христосъ (1 Кор. 10, 4) [3]. И да не изнемогаемъ въ бѣдахъ, коимъ подвергаемся за вѣру Христову, памятуя, что недостойны страсти нынѣшняго времени къ хотящей славѣ явитися въ насъ (Рим. 8, 18) [4].

Сказавъ сіе, мученикъ вошелъ въ темницу и, преклонивъ колѣна на землю, обратился къ Богу съ слѣдующей молитвой:

— «Господи Іисусе Христе, Создатель и Промыслитель всѣхъ, дарующій рабамъ Своимъ терпѣніе и побѣду, сподоби и меня, смиреннаго и непотребнаго раба Твоего, до конца достойно претерпѣть за имя Твое святое, и пошли ангела Твоего, чтобы онъ избавилъ меня отъ льстиваго и всезлобнаго змія — Агриппина, да познаютъ всѣ, что не боги тѣ, коихъ создаетъ рука человѣческая, но Ты — Единый Истинный Богъ, долготерпѣливый и многомилостивый, препрославленный во вѣки. Аминь».

По прошествіи семи дней, мучитель снова возсѣлъ на судилищѣ въ храмѣ Зевса и повелѣлъ привести святаго мученика. Сначала онъ разложилъ предъ нимъ разныя орудія пытки: мѣдные котлы, сапоги съ гвоздями, раскаленныя ядры, острыя прутья, желѣзныя рогатки, колеса и многія другія, надѣясь устрашить ими доблестнаго воина Христова. Потомъ началъ говорить ему:

— «Возлюбленный Платонъ! Видя твою юность и благородство твоихъ родителей и щадя красоту твоего тѣла, прежде чѣмъ начну снова мучить тебя, совѣтую тебѣ: вкуси отъ жертвы боговъ нашихъ и будь въ единеніи съ нами, зная хорошо, что никто изъ противящихся мнѣ, не останется живъ, и, напротивъ, никто, повинующійся мнѣ, не лишился чести и даровъ, мною обѣщанныхъ. Я же, прекрасный Платонъ, если пожелаешь послушаться меня, какъ отца, дающаго тебѣ добрый совѣтъ, отдамъ тебѣ въ жены единствонную дочь моего брата со многимъ богатствомъ и назову тебя своимъ сыномъ».

Но блаженный Платонъ, насмѣхаясь надъ нимъ, сказалъ:

— «Бѣдный и человѣконенавистный сынъ діавола и слуга сатаны! Если бы я рѣшился связать себя житейскими прелестями и если бы захотѣлъ взять себѣ жену, то развѣ не нашелъ бы лучшей, чѣмъ дочь брата твоего! Поистинѣ я взялъ бы лучше вмѣсто нея рабыню. И такъ захочу ли я взять ее теперь, когда, оставляя міръ, соединяюсь со Христомъ?»

Тогда мучитель, прійдя въ ярость, повелѣлъ положить святаго на мѣдномъ одрѣ, а подъ одръ подложить множество углей и разжигать ихъ, поливая на огонь масло, воскъ и смолу, и опалять тѣло мученика, а сверху бить тонкимъ прутомъ, дабы и біеніемъ, и паленіемъ усилить его муки. Послѣ такихъ продолжительныхъ мученій, Агриппинъ сказалъ святому мученику:

— «Несчастный, смилуйся, наконецъ, надъ самимъ собою! И если не хочешь поклониться богамъ, то скажи только эти слова: великъ богъ Аполлонъ, — и я тотчасъ же перестану мучить тебя и пойдешь съ миромъ въ домъ свой».

Но святый на это отвѣчалъ:

— «Да не будетъ, чтобы я пощадилъ тѣло свое, а душѣ приготовилъ геенну огненную».

По прошествіи трехъ часовъ, въ продолженіе коихъ Платонъ былъ предаваемъ такимъ мученіямъ, онъ былъ снятъ съ одра, но тѣло его оказалось цѣлымъ, здоровымъ и не имѣющимъ даже слѣда отъ ранъ и отъ огня, какъ будто онъ вышелъ изъ бани. Присемъ, отъ тѣла его исходило сильное благоуханіе, такъ что всѣ, находившіеся тутъ, удивлялись и говорили:

— «Воистинну великъ Богъ христіанскій!»

Областеначальникъ же сказалъ святому:

— «Если не хочешь принести жертвы богамъ нашимъ, то, по крайней мѣрѣ, отвергнись только Христа твоего, — и я отпущу тебя».

Но святый отвѣчалъ:

— «Безумный и безбожный, какъ говоришь ты, чтобы я отвергся Спасителя моего? Неужели хочешь, чтобы я уподобился тебѣ, нечестивецъ? Развѣ не довольно для тебя твоей погибели, но ты хочешь вовлечь въ нее еще и другихъ, принадлежащихъ къ числу воиновъ Христовыхъ! Отступи отъ меня, беззаконникъ. Я вѣрую Богу моему, что Онъ не оставитъ меня и не дастъ мнѣ пасть такъ же, какъ палъ ты».

Тогда Агриппинъ всталъ съ своего престола и самъ сталъ мучить святаго. Онъ разжегъ желѣзные круги, подложилъ подъ его плечи и опалялъ его ребра. Потомъ положилъ на грудь мученика два сильно раскаленныхъ желѣзныхъ круга, — и показался дымъ изъ ноздрей его, ибо сила огня проникала даже до его внутренностей. Многіе думали, что онъ уже умеръ. Но, спустя немного времени, онъ сказалъ мучителю:

— «Ничтожны мучительства твои, лютый кровопійца».

Потомъ, возведши вверхъ свой взоръ, святый произнесъ:

— «Плещы мои вдахъ на раны, и ланитѣ мои на заушенія, лица же моего не отвратихъ отъ студа заплеваній (Ис. 50, 6) [5]. Да не отступиши отъ мене, Господи, яко скорбь близъ (Псал. 21, 12), да не когда рекутъ языцы: гдѣ есть Богъ ихъ (Псал. 78, 10). Даруй мнѣ, Іисусе Христе, рабу Твоему, освободившись совсѣмъ отъ мучительствъ противника, съ дерзновеніемъ предстать предъ страшнымъ Твоимъ судомъ, окончивъ этотъ добрый подвигъ: ибо Тебѣ на всякомъ мѣстѣ владычества Твоего подобаетъ слава, честь и держава, нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ».

И когда онъ произнесъ: «аминь», поколебался храмъ, и всѣ устрашились. Несмотря на то, жестоковыйные не хотѣли познать силу Божію.

Потомъ мучитель повелѣлъ, изрѣзавъ кожу святаго Платона на ремни, сдирать ее. Но святый, сорвавъ одинъ, отвисшій отъ тѣла его, ремень, бросилъ его въ лице Агриппину съ словами:

— «Безчеловѣчный и свирѣпѣйшій всѣхъ звѣрей! Какъ ты, не желая познать Бога, создавшаго насъ по образу Своему, не питаешь жалости хотя къ такой же самой плоти, какою облеченъ и самъ ты, и находишь наслажденіе при видѣ раздробленія моихъ членовъ? Но предавай меня еще болѣе лютымъ мукамъ, дабы какъ твое безчеловѣчіе, такъ и мое терпѣніе всѣмъ были видны, ибо я радостно терплю все это ради Христа моего, чтобы, благодатію Его, обрѣсти себѣ покой въ будущемъ вѣкѣ».

— «О, до какой степени ты безуменъ, — возразилъ Агриппинъ, — что не щадишь даже своего тѣла, несмотря на то, что внутренности твои уже выходятъ сквозь ребра, а ты все еще не перестаешь хулить боговъ и возбуждать меня къ гнѣву?»

Потомъ Агриппинъ повелѣлъ повѣсить святаго на деревѣ и бить тѣло его до тѣхъ поръ, пока нетронутая еще плоть не отпала совсѣмъ отъ костей и не вылилась почти вся кровь. А святое лице мученика онъ такъ истерзалъ желѣзными рогатками, что не оставалось даже и слѣдовъ человѣческаго образа, но однѣ только обнаженныя кости. Но святый Платонъ, имѣя свободный языкъ, укорялъ за жестокость мучителя и проклиналъ идоловъ и идолопоклонниковъ.

Тогда мучитель сказалъ:

— «Платонъ! Если бы ты не былъ такъ упоренъ и непокоренъ, то уподобился бы тому премудрому Платону, главѣ философовъ [6], который составилъ божественныя ученія».

Но святый отвѣчалъ:

— «Хотя я и одного имени съ Платономъ, но не одного направленія. Имя же не можетъ соединить тѣхъ, коихъ раздѣляютъ вѣрованія. Посему ни я тому Платону, ни Платонъ мнѣ не подобенъ, кромѣ одного имени. Я учусь и учу той философіи, которая — Христова, а онъ учитель той философіи, которая есть безуміе предъ Богомъ, ибо написано: погублю премудрость премудрыхъ и разумъ разумныхъ отвергу (1 Кор. 1, 19; Ис. 29, 14). Ученія же, принадлежавшія Платону, которыя ты называешь божественными, суть ложныя басни, посредствомъ хитрыхъ словъ развращающія умы безхитростныхъ простецовъ».

Когда святый пересталъ говорить, умолкъ и Агриппинъ, ибо онъ не зналъ, что еще возразить ему и что сдѣлать съ нимъ, и дивился великому его терпѣнію и смѣлымъ отвѣтамъ. Онъ приказалъ отвести его въ темницу и не дозволять никому изъ знакомыхъ его приходить къ нему. Но, чтобы святый мученикъ не умеръ, мучитель велѣлъ каждый день давать ему немного хлѣба и воды. Не зналъ онъ, несчастный, что не о хлѣбѣ единомъ живъ будетъ человѣкъ, но о всякомъ глаголѣ, исходящемъ изоустъ Божіихъ (Матѳ. 4, 4).

Но Христовъ мученикъ не принималъ ничего изъ рукъ идолопоклонниковъ и оставался безъ пищи и питія восемнадцать дней, такъ что на немъ исполнились слова Писанія: праведникъ отъ вѣры живъ будетъ (Авв. 2, 4). Надѣялся онъ, что Тотъ, Кто пропиталъ Даніила среди львовъ во рвѣ (Дан. гл. 6), пропитаетъ и его въ темницѣ нетлѣнною пищею. Стражи же, видя, что онъ не принимаетъ ни хлѣба, ни воды, сказали ему:

— «Ѣшь, юноша, и пей, чтобы не умереть тебѣ, и намъ не впасть бы въ бѣду изъ-за тебя».

Но блаженный отвѣчалъ:

— «Не думайте, братія, что я умру, если не принимаю вашей пищи; вы питаетесь хлѣбомъ, я же питаюсь Словомъ Божіимъ, пребывающимъ во вѣки, — васъ насыщаютъ мяса, меня же насыщаютъ святыя молитвы, — васъ веселятъ вина, меня же увеселяетъ Христосъ, лоза истинная».

Послѣ того областеначалъникъ Агриппинъ, видя, что ничѣмъ не можетъ отвратить Платона отъ Христа, осудилъ его на усѣченіе мечемъ. Мученикъ выведенъ былъ изъ города. Испросивъ себѣ часъ на молитву, онъ поднялъ кверху руки свои и сказалъ:

— «Благодарю Тебя, Господи Іисусе Христе, что святымъ Твоимъ именемъ Ты защитилъ меня, раба Твоего, отъ прельщенія вражескаго и даровалъ мнѣ благодать достойно совершить теченіе подъятаго ради Тебя подвига. И нынѣ молю Тебя, — пріими въ мирѣ душу мою, ибо Ты благословенъ во вѣки. Аминь».

Потомъ, преклонивъ святую главу свою, сказалъ воину, который долженъ былъ усѣкнуть его:

— «Дѣлай, друже, что тебѣ повелѣно».

И тотчасъ же былъ усѣченъ.

Такъ подвизался святой мученикъ Платонъ и умеръ за Христа, дабы жить и царствовать съ Нимъ во вѣки [7].

Примѣчанія:
[1] Память святаго Антіоха cовершаетса Церковію 16-го іюля.
[2] Галатія — небольшая, гориcтая, но плодородная область Малой Азіи, лежащая между Фригіей, Виѳиніей, Понтомъ и Каппадокіей, въ центрѣ Малоазіискаго полуострова. Христіанство здѣсь было насаждено св. Павломъ, который основалъ и благоустроилъ церковь Галатійскую и впослѣдствіи писалъ къ Галатамъ, которые слушали его, какъ Ангела Божія (Гал. 4, 14), посланіе. — Анкира (нынѣ Ангора) — одинъ изъ главныхъ городовъ Галатіи.
[3] Христосъ называется Апостоломъ — Камнемъ, какъ великое и вѣчное основаніе Церкви.
[4] Т. е.: нынѣшнія временныя страданія ничего не стоятъ въ сравненіи съ тою славою, которая откроется для насъ въ жизни вѣчной.
[5] Сіи пророческія слова во всей полнотѣ своей относятся къ спасительнымъ страданіямъ Господа нашего Іисуса Христа. Но они по справедливости могутъ до нѣкоторой степени относиться и къ мученикамъ Христовымъ, поскольку они своими страданіями пріобщаются страданіямъ Христовымъ (1 Петр. 4, 13).
[6] Философъ — съ греческаго значитъ: любитель мудрости. Такъ называются люди, посвятившіе себя изслѣдованію высшихъ вопросовъ бытія: о Богѣ, о началѣ и законахъ міра и человѣка и конечныхъ цѣляхъ существованія міра и т. п. — Платонъ — знаменитѣйшій и величайшій философъ древности (конца V и начала VI в., до Р. Хр.), оставившій по себѣ множество замѣчательнѣйшихъ по глубинѣ мыслей сочиненій.
[7] Мученическая кончина св. Платона послѣдовала около 306 г. — По кончинѣ его, многіе, обращавшіеся къ нему съ молитвою, получили его чудодѣйственную помощь. Такъ, на VII вселенскомъ соборѣ (787 г.) читано было изъ письма св. Нила, ученика Іоанна Златоуста, къ Иліодору о слѣдующемъ чудѣ св. мученика Платона. Сынъ одного инока изъ Галатіи взятъ былъ въ плѣнъ внезапно напавшими варварами. Старецъ со слезами молилъ соотечественнаго ему мученика Платона о помощи въ семъ заключеніи. И вотъ является сыну его всадникъ на конѣ, приведшій и другого коня, и велитъ юношѣ садиться. Юноша узналъ въ немъ мученика, ибо часто видалъ его такимъ на иконѣ; юноша сѣлъ на коня; святый же, доставивъ его отцу, сталъ невидимъ. Въ Константинополѣ императоръ Анастасій I (491-518 г.) построилъ во имя сего мученика храмъ, а императоръ Юстиніанъ (527-565 г.) возобновилъ его.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга третья: Мѣсяцъ Ноябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1905. — С. 480-488.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0