Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 23 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 22.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Ноябрь.
День семнадцатый.

Житіе преподобнаго отца нашего Никона, игумена Радонежскаго [1].

— «Боже и Господи, Царю вѣчный и благосердый, сподоби меня видѣть сего святаго мужа и послѣдовать ему во всей моей жизни, да спасуся и я его ради и достоинъ буду вѣчныхъ Твоихъ благъ, которыя Ты обѣщалъ любящимъ Тебя».

И вотъ вскорѣ онъ оставляетъ домъ своихъ родителей и стремится въ обитель преподобнаго Сергія. Достигнувъ обители, Никонъ поспѣшилъ увидѣть самого великаго подвижника Сергія и, припавъ къ его стопамъ, сталъ усердно молить, чтобы онъ постригъ его въ иноческій чинъ въ своей святой обители. Преподобный Сергій видѣлъ бдагоразуміе и душевную чистоту отрока и тотчасъ всѣмъ сердцемъ возлюбилъ его. Однако, провидя въ немъ духовными очами будущій свѣтильникъ Божественнаго свѣта, онъ не оставилъ Никона безъ испытанія, но поступилъ съ нимъ такъ же, какъ нѣкогда поступилъ Евѳимій Великій съ Саввою Освященнымъ [4], когда тотъ, еще въ юношескомъ возрастѣ, пришелъ къ нему. Онъ не принялъ Савву въ свою обитель и отослалъ его въ далекій монастырь къ спостнику своему — преподобному Ѳеоктисту [5]. Такъ и преподобный Сергій отослалъ юнаго отрока въ наученіе къ ученику своему Аѳанасію Высоцкому, основателю Серпуховскаго монастыря, — мужу, славившемуся добродѣтельною жизнію и искусившемуся въ иноческихъ подвигахъ [6].

— «Иди безъ всякаго размышленія, — сказалъ онъ отроку, — и, если Богу угодно, ты примешь тамъ на себя иноческій образъ».

Со смиреніемъ принялъ Никонъ такое повелѣніе отъ преподобнаго. Горя любовію къ Богу и стремясь содѣлаться инокомъ, онъ съ поспѣшностью отправился къ блаженному Аѳанасію.

Когда онъ достигъ обители его, то, смиренно подойдя къ келліи Аѳанасія, тихо постучалъ въ дверь. Аѳанасій, пріотворивъ немного оконце, спросилъ его:

— «Чего ты хочешь и кого ищешь?»

Старецъ любилъ безмолвіе и не часто выходилъ изъ своей келліи. Отрокъ, поклонившись ему до земли, отвѣчалъ:

— «Великій авва, блаженный Сергій прислалъ меня къ тебѣ, дабы ты облекъ меня въ иноческій чинъ».

На сіе старецъ, не глядя на него, со строгостью сказалъ:

— «Ты не можешь быть инокомъ: иночество — дѣло великое; ты молодъ, а правила старцевъ суровы».

Отрокъ отвѣтилъ:

— «Отче! не всѣ люди одинаковы; ты только прими меня, а время покажетъ, могу ли я переносить трудности иноческаго житія».

Но старецъ продолжалъ:

— «Многіе приходили сюда, но облѣнивались и, не выдержавъ трудности постничества и воздержанія, отбѣгали; и тебѣ я говорю, что ты не сможешь пребывать здѣсь; иди въ другое мѣсто и предавайся посту».

Слыша сіи слова, отрокъ, горя въ душѣ Божественнымъ огнемъ, со слезами обѣщалъ старцу терпѣливо переносить всякую скорбь. Старецъ, видя обильныя слезы отрока и его горячее стремленіе въ иночеству, ввелъ его въ свою келлію и обратился къ нему съ наставленіемъ:

— «Не оскорбляйся, чадо, тѣмъ, что я тебѣ сказалъ; подвигъ иноческій — дѣло великое: иноки называются добровольными мучениками, и мученіе ихъ сугубое: многіе мученики, кратковременно пострадавъ, приняли кончину; иноки же въ теченіе всей своей жизни претерпѣваютъ страданія, и хотя не принимаютъ ранъ отъ мучителей, однако, обуреваемые плотію и воюя съ врагами мысленными, страждутъ до послѣдняго издыханія. Посему, сынъ мой, если ты хочешь работать Господу, то пріуготовь свою душу, дабы ты могь съ терпѣніемъ переносить всѣ искушенія и страданія, причиняемыя врагами».

Отрокъ же припалъ къ ногамъ старца и едва могъ проговорить:

— «Смилуйся надо мной!»

Тогда старецъ поднялъ его и сказалъ:

— «Встань, чадо! Господь наставитъ тебя на путь заповѣдей Своихъ. Все сіе изрекъ я тебѣ потому, что самъ я человѣкъ грѣшный, хотя и взялъ на себя устроеніе дѣла Божія; нынѣ желаніе твое исполнится».

Сказавъ сіе, старецъ сотворилъ молитву и облекъ Никона въ иноческій образъ.

Аѳанасій наставлялъ юнаго инока добродѣтелямъ и поучалъ его переносить всѣ страданія, ведущія къ Богу, стараясь исполнить душу его мужествомъ и крѣпостію и являясь ему во всемъ примѣромъ. Никонъ же, упражняясь подъ руководствомъ его въ молитвахъ, преуспѣвалъ въ добродѣтеляхъ, въ подвигахъ поста, въ неусыпномъ бдѣніи надъ собою; онъ хранилъ чистоту, смиреніе, кротость и поучался усердно въ Божественномъ Писаніи. Видя такое прилежаніе отрока, Аѳанасій возъимѣлъ о немъ отеческое попеченіе и, побуждая его къ дальнѣйшимъ подвигамъ, содѣйствовалъ его постепенному иноческому совершенствованію.

Когда Никонъ достигъ совершеннаго возраста, то, по желанію Аѳанасія и всей братіи, почтенъ былъ саномъ священства, какъ достойный быть предстоятелемъ предъ Богомъ. Доблестный же Никонъ, по принятіи священства, сподобившись сугубой благодати, сталъ проявлять еще большее усердіе къ подвигамъ благочестія.

Пробывъ нѣсколько времени въ обители, Никонъ снова возгорѣлся неудержимымъ желаніемъ видѣть великаго старца и подвижника преподобнаго Сергія, дабы получить отъ него благословеніе и получить отъ него богомудрое наставленіе. Съ горячей мольбой обратился Никонъ къ Аѳанасію, дабы онъ, помолившись о немъ, отпустилъ его съ миромъ изъ обители. Аѳанасій не удерживалъ Никона и, молитвенно напутствовавъ его, отпустилъ отъ себя.

Придя въ лавру преподобнаго Сергія и увидѣвъ богоноснаго отца, Никонъ съ горячими слезами припалъ къ стопамъ его и просилъ у него благословенія. Преподобный не только съ радостію принялъ его, какъ посѣтителя, но и оставилъ въ своей обители.

Послѣ сего преподобный Сергій повелѣлъ Никону со всякимъ прилежаніемъ служить братіи въ обители, и Никонъ со всѣмъ усердіемъ выполнялъ возложенное на него послушаніе, неустанно упражняясь въ молитвѣ и бдѣніи. За такіе подвиги и благочестивое житіе преподобный Сергій оказалъ Никону особенную любовь и довѣріе, и повелѣлъ ему пребывать въ одной келліи съ собою. Здѣсь, въ бесѣдѣ съ богомудрымъ наставникомъ, преподобный Никонъ нашелъ для себя высшее училище духовнаго любомудрія и въ близкомъ примѣрѣ святаго — новое поощреніе къ подвигамъ добродѣтели; въ его же прозорливомъ руководствѣ и сильной молитвѣ Никонъ обрѣталъ силу къ огражденію отъ искушеній и укрѣпленіе противъ немощей и райское утѣшеніе въ общеніи сей молитвы. Любвеобильное сердце Сергія было для Никона отверстою дверію, откуда исходилъ на него благодатный свѣтъ и миръ. И вѣрное сердце Никона къ Сергію было также отверстою дверію для открытія своему отцу всѣхъ помысловъ и намѣреній, дабы никакая мгла сомнѣнія или смущенія не омрачала чистоты его совѣсти. И вотъ, подобно дереву, насажденному при источникѣ водномъ, Никонъ, съ вѣрою воспринимая всѣ наставленія и поученія учителя, въ дѣлахъ своихъ показалъ обильные плоды добродѣтелей.

Мудрый наставникъ, преподобный Сергій, внутренними очами прозрѣвая имѣющую возсіять въ Никонѣ пресвѣтлую благодать, пожелалъ поставить его настоятелемъ обители вмѣсто себя. Первоначально Сергій возложилъ на Никона часть своихъ попеченій о братіи, поставивъ его какъ-бы вторымъ послѣ настоятеля. Это новое служеніе Никонъ проходилъ со всѣмъ вниманіемъ и бдительностію, постоянно храня неусыпное попеченіе о ввѣренной ему братіи, относясь къ каждому съ любовію и отеческою заботливостію. Найдя въ Никонѣ столь искуснаго руководителя братіею, Сергій радовался духомъ и, наконецъ, за шесть мѣсяцевъ до своего преставленія, призвалъ Никона и передъ всѣми вручилъ ему, какъ искусному вождю, попеченіе о монастырѣ и о братіи. Никонъ, хотя и не желалъ принимать на себя трудныхъ обязанностей руководительства всею лаврою, но не осмѣлился ослушаться своего наставника и со смиреніемъ, какъ послушный сынъ, повиновался повелѣнію его.

Въ скоромъ времени преподобный Сергій отошелъ ко Господу [7]. Великою скорбію болѣло сердце вѣрнаго ученика его. Сокрушаясь и проливая обильныя слезы, онъ обращался къ святому, какъ бы къ живому, говоря:

— «Отошелъ ты, преподобный отче, вся моя надежда! Въ комъ найду я, послѣ Бога, прибѣжище, и гдѣ найду утѣшеніе?»

И припавъ къ одру святаго и обнимая его честныя мощи, онъ желалъ лучше быть погребеннымъ вмѣстѣ съ учителемъ своимъ, чѣмъ разлучиться съ нимъ.

Съ великимъ плачемъ и рыданіемъ предавъ святое тѣло своего учителя погребенію, Никонъ принялъ послѣ него начальство надъ лаврою. Онъ положилъ съ точностію выполнять все, что учредилъ и заповѣдалъ великій основатель обители Сергій и, раздѣляя труды съ братіею, какъ настоятель обители, имѣлъ попеченіе и заботливость о каждомъ. Преуспѣвающихъ въ служеніи Господу онъ побуждалъ не ослаблять своихъ подвиговъ; нерадивыхъ же и лѣнивыхъ со скорбію поучалъ не забывать, что они отверглись міра и, заботясь о спасеніи своемъ, не должны предаваться мірскимъ заботамъ, дабы не утратить вѣчной награды. Онъ имѣлъ обыкновеніе обходить всѣ мѣста обители, гдѣ трудились иноки, поощряя и увѣщавая съ терпѣніемъ переносить трудъ, при чемъ самъ являлся образцомъ для братіи, принимая участіе въ общихъ трудахъ. Своею кротостію, своею отеческой заботливостью о братіи, мудростію въ управленіи и совѣтахъ, Никонъ не только пріобрѣлъ уваженіе и любовь братіи, но слава о немъ распространилась далеко за стѣны Сергіевой обители, и имя Никона, какъ «освященіе нѣкое», прославлялось повсюду — по городамъ и весямъ. Къ нему шли многіе благоговѣйные и именитые люди за наставленіями ради душевной пользы, и всѣхъ онъ принималъ съ отеческимъ благорасположеніемъ, являясь великимъ врачемъ духовнымъ.

Но Никонъ, любившій больше всего безмолвіе и молитву въ уединеніи, не прельщался сею славою человѣческою и сильно тяготился ею. И вотъ съ мыслію, что желающему творить волю Божію прежде всего нужно презирать и ненавидѣть всѣ соблазны міра, Никонъ сталъ уклоняться отъ начальствованія надъ своею паствою и, наконецъ, заключился въ уединенную келлію. Братія сильно скорбѣли о семъ и, не желая, чтобы онъ покинулъ и оставилъ ихъ безъ своего руководства, со слезами просили его не оставлять ихъ, какъ овецъ безъ пастыря. Но онъ оставался непреклоннымъ въ своемъ рѣшеніи, прося братію не сокрушать его сердца своими мольбами. Видя столь непреклонное желаніе Никона, братія не стали удерживать его, зная, что онъ уклоняется отъ бремени начальствованія не ради тѣлеснаго покоя, но стремясь къ высшимъ подвигамъ и богомысленному безмолвію. Не имѣя возможности оставаться безъ начальника, братія избрали одного изъ учениковъ Никона, по имени Савву, — мужа, сіявшаго добродѣтельною жизнію — и, съ благословенія Никона, поставили его игуменомъ надъ собою [8].

Шесть лѣтъ пребывалъ въ безмолвіи Никонъ, пока паствою управлялъ Савва, пася ее съ усердіемъ и вспомоществуемый молитвами блаженнаго Сергія. Но, по истеченіи шести лѣтъ, и Савва оставилъ начальствованіе. Тогда братія, какъ-бы давъ преподобному Никону отдохнуть отъ дѣлъ управленія и насладиться вожделѣннымъ ему безмолвіемъ, опять пришли къ нему и со слезами умоляли и убѣждали его снова принять ее подъ свое руководство. Видя, что Никонъ и теперь намѣренъ уклониться отъ начальствованія и власти, говорили ему:

— «Не подобаетъ тебѣ, отче, искать пользы себѣ одному, попекись и о спасеніи ближнихъ».

Эта неотступная просьба иноковъ и любовь ихъ заставили Никона разстаться съ любимымъ уединеніемъ, и онъ уступилъ желаніямъ братіи, но съ тѣмъ условіемъ, чтобы они уступили ему изъ каждаго дня нѣкоторую часть для уединенныхъ подвиговъ и молитвы.

Тихо и богоугодно текла жизнь въ святой обители. Никонъ же неустанно пребывалъ въ молитвенномъ бдѣніи, поучаясь въ словѣ Божіемъ и отеческихъ твореніяхъ.

Но вотъ распространился слухъ о нашествіи на землю Русскую дикихъ полчищъ свирѣпаго Эдигея [9]. Приближеніе татарскихъ ордъ приводило въ ужасъ и трепетъ всю землю Русскую. Преподобный Никонъ, горячо молясь объ избавленіи отъ злаго врага, призывалъ въ молитвахъ великаго основателя сей обители — преподобнаго Сергія, чтобы онъ простеръ свою молитву предъ престоломъ Владыки всѣхъ Христа, да не предастъ Онъ запустѣнію святой обители отъ руки нечестивыхъ агарянъ и да не поколеблетъ вѣру немощныхъ торжество невѣрныхъ. И вотъ, однажды ночью Никонъ сѣлъ, чтобы отдохнуть послѣ молитвенныхъ трудовъ и былъ въ полудремотѣ или тонкомъ снѣ. Вдругъ видитъ онъ вошедшихъ къ нему въ келлію святителей Петра и Алексія, въ сопровожденіи преподобнаго Сергія, который, обратившись къ нему, сказалъ:

— «Такъ угодно Господу, чтобы случилось сіе нашествіе иноплеменниковъ и коснулось сего мѣста. Но ты, чадо, не скорби, мужайся и да крѣпится сердце твое: искушеніе будетъ непродолжительно и обитель не запустѣетъ, а распространится еще болѣе».

Затѣмъ, преподавъ Никону миръ и благословеніе, святае стали невидимы. Никонъ, пришедъ въ себя, быстро всталъ и подошелъ къ дверямъ своей келліи, но нашелъ ихъ запертыми. Онъ отперъ и вышелъ и увидѣлъ святыхъ, удалявшихся отъ его келліи къ церкви. Тогда понялъ онъ, что сіе было не сонъ, а истинное видѣніе.

Съ покорностію волѣ Божіей Никонъ ожидалъ исполненія предсказанія. Вскорѣ варвары, наводнившіе своими полчищами землю Русскую, достигли и обители преподобнаго Сергія и предали все въ ней разоренію и огню. Преподобный Никонъ и братія, предваренные небеснымъ извѣщеніемъ, заблаговременно удалились изъ обители и захватили съ собой нѣкоторыя святыни и келейныя вещи. Такъ спасены были нѣкоторыя книги и утварь преподобнаго Сергія, доселѣ уцѣлѣвшія.

По минованіи опасности, Никонъ и братія возвратились на пепелище святой обители. Монастырь былъ сожженъ до тла и святое мѣсто осквернено невѣрными. Но Никонъ не предался печали и унынію и не ослабѣлъ отъ подвига. Подобно тому, какъ доблестный воинъ при первомъ пораженіи отъ врага не бѣжитъ, но мужественно собираетъ силы и одерживаетъ побѣду, такъ и онъ началъ со спокойною твердостію трудиться надъ устроеніемъ обители. Какъ добрый пастырь, онъ собралъ сперва разсѣявшуюся братію и трудился съ ней надъ монастырскими постройками. Менѣе чѣмъ въ три года построены были зданія, необходимыя для иноческаго общежитія; для молитвъ же общихъ первоначально собирались, вѣроятно, въ трапезную храмину. Въ то же время Никонъ поспѣшаетъ постройкою деревяннаго храма, во имя Живоначальныя Троицы, который и былъ освященъ въ 1411 году 25-го сентября, въ день преставленія преподобнаго Сергія.

Когда слухъ о возвращеніи преподобнаго Никона и о возстановленіи обители распространился по окрестнымъ мѣстамъ, къ нему отовсюду стали собираться во множествѣ иноки и міряне. Никонъ всѣхъ принималъ съ отеческимъ расположеніемъ, и, какъ добрый пастырь, никого не оставлялъ безъ своего попеченія, наставляя каждаго въ полезныхъ ученіяхъ, просвѣщая ихъ душу и предлагая имъ правила для устроенія своего житія. Монастырь возрождался на своемъ пепелищѣ и распространялся болѣе и болѣе [10].

Какъ попечительный начальникъ, преподобный Никонъ не оставлялъ своихъ заботъ и о благоукрашеніи обители. Заключительнымъ подвигомъ его въ этомъ отношеніи было построеніе каменнаго храма надъ гробомъ своего учителя Сергія во имя Живоначальныя Троицы.

При самомъ началѣ работъ, при копаніи рвовъ для каменнаго храма, совершилось обрѣтеніе и прославленіе нетлѣнныхъ мощей преподобнаго Сергія [11]. Сіе открытіе мощей великаго учителя Никонъ принялъ, какъ радостный вѣнецъ и сладостную награду за свои труды и терпѣніе. При общемъ ликованіи, святыя мощи преподобнаго были положены въ новую раку и на время были поставлены въ деревянномъ храмѣ [12], пока не было приготовлено имъ мѣсто въ каменномъ храмѣ [13]. Какъ мѣсто покоя для мощей великаго Сергія, новый храмъ устроялся и украшался съ благоговѣйною любовію и съ усердными молитвами. Для созиданія сего храма Никонъ собралъ мудрыхъ зодчихъ и искусныхъ каменотесовъ, которые, съ Божіею помощію, быстро окончили его построеніе. Новый храмъ былъ освященъ, и при его освященіи были перенесены и помѣщены въ немъ святыя мощи преподобнаго Сергія. Какъ дѣло святыхъ и покоище Сергія, неразрушаемый вѣками, сей прекрасный храмъ освящаетъ и нынѣ молящихся въ немъ, и руки нечестивыхъ враговъ не прикасались къ нему [14].

Никонъ заботился и о внутреннемъ украшеніи храма и расписаніи стѣнъ его живописью. Для сего труда имъ были приглашены два инока-постника, славившіеся добродѣтельною жизнью: Даніилъ и Андрей, искусные въ иконописаніи [15]. Ихъ тщаніемъ и подъ ихъ руководствомъ, храмъ былъ благолѣпно украшенъ иконописью. Когда Никонъ увидѣлъ, что украшеніе храма расписаніемъ окончено, то съ великою радостію возблагодарилъ Бога.

— «Благодарю Тебя, Господи, — говорилъ онъ, — и славлю пресвятое имя Твое за то, что не презрѣлъ мое прошеніе, но даровалъ мнѣ недостойному видѣть все сіе моими очами».

Въ сіе время Никонъ уже достигъ глубокой старости, но ревность и бодрость духа не оставляли его, и немощь тѣлесная не ослабляла строгости его подвиговъ. Достигнувъ совершенства въ подвигахъ, онъ обладалъ всѣми видами того богатства, которымъ человѣкъ богатѣетъ въ Бога. Онъ какъ-бы горѣлъ неудержимымъ стремленіемъ къ жизни по Богѣ: пищею для него было воздержаніе, богатствомъ — нестяжательность; его старческое тѣло было прикрыто однимъ только власянымъ рубищемъ.

Наконецъ, преподобный Никонъ уже приблизился и ко своей кончинѣ. Отчасти старость, а также великіе постническіе подвиги и продолжительныя многія болѣзни изнурили его тѣло, и онъ изнемогъ въ своихъ силахъ.

Предузнавъ близость своего отшествія ко Господу, Никонъ велѣлъ призвать къ себѣ братію. Въ то время, какъ они окружали его одръ, стоя со слезами, преподобный, приподнявшись немного, обратился къ нимъ съ послѣднимъ словомъ назиданія.

Онъ завѣщалъ соблюдать установленный въ обители чинъ молитвы дневной и ночной, не часто выходить изъ обители, хранить терпѣніе въ искушеніяхъ, соблюдать повиновеніе начальствующимъ въ обители, ненавидѣть праздность — гнѣздо пороковъ, любить же трудолюбіе, соединяя его съ пѣніемъ священныхъ псалмовъ, съ радостію хранить безмолвіе, какъ матерь добродѣтелей, ведущую къ совершенству. Присоединивъ къ сему наставленіе о человѣколюбіи, онъ завѣщалъ братіи:

— «Если возможно, не отпускайте никого отъ себя съ пустыми руками, дабы незамѣтно не оказать презрѣнія Самому Христу, явившемуся вамъ подъ образомъ просящаго. Бодрствуйте и непрестанно молитесь, дабы Господь и васъ сохранилъ невредимыми отъ врага, и вы соблюли бы обѣтъ цѣломудрія и послушанія, согласно съ моими увѣщаніями».

Окончивъ свои наставленія къ братіи — хранить всѣ завѣщанныя имъ правила, Никонъ умолкъ. И вотъ въ видѣніи, еще до разлученія души съ тѣломъ, ему было показано мѣсто будущаго упокоенія вмѣстѣ съ преподобнымъ Сергіемъ. Ясно не открывая о томъ братіи, по своему смиренію, Никонъ, въ предсмертномъ изнеможеніи, неожиданно сказалъ:

— «Отнесите меня въ ту свѣтлую храмину, которая мнѣ уготована по молитвамъ отца моего; не хочу болѣе здѣсь оставаться».

Сказавъ сіе, Никонъ пріобщился Пречистыхъ Таинъ Тѣла и Крови Христовыхъ. Послѣ сего, предупреждая братію о приближеніи кончины своей, онъ произнесъ:

— «Вотъ я, братіе, разрѣшаюсь отъ союза тѣлеснаго и отхожу ко Христу».

Преподавъ имъ послѣднее благословеніе, со словами, обращенными къ самому себѣ: «изыди, душе моя, туда, гдѣ тебѣ уготовано пребывать, — гряди съ радостію: Христосъ призываетъ тебя», — Никонъ, осѣнивъ себя напослѣдокъ крестнымъ знаменіемъ, съ молитвою предалъ свою честную и трудолюбную душу Господу. Это было 17 ноября 1428 года.

Никонъ пробылъ въ настоятельствѣ 36 лѣтъ, не нарушая ни въ чемъ подвига иноческаго, богоугодно пася врученную ему Христомъ паству и научивъ ее высшимъ подвигамъ добродѣтели. Братія много сѣтовали, проливая слезы о разлученіи со своимъ отцомъ и учителемъ. Проводивъ его съ пѣніемъ псалмовъ и надгробными пѣснопѣніями, братія съ почестями, какъ подобаетъ чтимому отцу, предали его честное тѣло землѣ, положивъ его близъ раки преподобнаго Сергія, гдѣ и донынѣ совершается память надъ ними во славу Святыя Троицы — Отца и Сына и Святаго Духа [16].

За свои великіе подвиги и святую жизнь преподобный Никонъ былъ удостоенъ отъ Господа еще при жизни дара прозрѣнія, а послѣ кончины дара чудотвореній. Изъ многихъ чудесъ преподобнаго упомянемъ здѣсь о нѣкоторыхъ.

Однажды Никонъ намѣренъ былъ послать нѣкоего изъ своихъ иноковъ, по имени Акакія, въ одно изъ селъ, принадлежавшихъ обители святаго Сергія. Не желая сему повиноваться, Акакій сказалъ:

— «Я не для того отрекся отъ міра, чтобы обходить города и села». Преподобный долго умолялъ Акакія, но онъ ни за что не хотѣлъ исполнить приказаніе своего игумена. Тогда преподобный предрекъ:

— «Смотри, Акакій, какъ бы тебѣ по своей волѣ не пришлось быть тамъ, и тогда получишь воздаяніе за свое непослушаніе».

Вскорѣ послѣ того преподобный Никонъ преставился ко Господу. Акакій же предалъ забвенію все, что было предсказано ему святымъ отцомъ, и отправился въ то самое селеніе, куда посылалъ его преподобный Никонъ. И вотъ его внезапно постигъ тамъ судъ Божій, предсказанный святымъ: онъ впалъ въ изступленіе ума, такъ что братія привели его обратно въ монастырь. Здѣсь явился ему святый Никонъ и, держа въ рукахъ жезлъ, съ укоризною сказалъ ему:

— «Акакій! развѣ ты для того отрекся отъ міра, чтобы обходить города и села?»

Тогда Акакія охватилъ великій страхъ, и онъ началъ неистово кричать. Въ такомъ тяжеломъ состояніи онъ находился нѣсколько дней, пребывая у раки преподобныхъ Сергія и Никона и съ плачемъ молясь объ отпущеніи своего согрѣшенія; братія точно также усердно молились за него. И тогда, по благодати Христовой и по молитвамъ святыхъ, Акакій получилъ отпушеніе въ своемъ согрѣшеніи и исцѣлился. Обо всемъ этомъ онъ самъ со слезами разсказывалъ многимъ, вопрошавшимъ его.

Въ своей земной жизни преподобные Сергій и Никонъ особенно близки были другъ къ другу. Эта взаимная близость не оставляетъ ихъ и въ жизни вѣчной, ибо любовь святыхъ, какъ любовь Божественная, не подлежитъ закону времени. Оба вмѣстѣ они неоднократно являлись и совокупно чудодѣйствовали.

Одинъ изъ жителей Москвы, по имени Симеонъ, родившійся по предсказанію святаго, заболѣлъ столь сильно, что не могъ ни двинуться, ни уснуть, ни принять пищи, но лежалъ какъ мертвый на своемъ одрѣ. Страдая такимъ образомъ, онъ однажды ночью сталъ призывать къ себѣ на помощь святаго Сергія:

— «Помоги мнѣ, преподобный Сергій, избавь меня отъ сей болѣзни; еще при жизни твоей ты былъ такъ милостивъ къ моимъ родителямъ и предрекъ имъ мое рожденіе; не забудь меня, страждущаго въ столь тяжкой болѣзни».

Вдругъ предъ нимъ предстали два старца; одинъ изъ нихъ былъ Никонъ; болящій тотчасъ узналъ его, потому что лично зналъ сего святаго еще во время его жизни; тогда онъ понялъ, что вторый изъ явившихся былъ самъ преподобный Сергій. Дивный старецъ ознаменовалъ болящаго крестомъ, послѣ чего велѣлъ Никону взять икону, стоявшую у одра — она была нѣкогда подарена Симеону самимъ Никономъ. Затѣмъ больному показалось, что вся кожа его отстала отъ тѣла; послѣ сего святые стали невидимы. Въ ту же минуту Симеонъ почувствовалъ, что онъ совершенно выздоровѣлъ: онъ поднялся на своемъ одрѣ, и уже никто болѣе его не поддерживалъ; тогда понялъ онъ, что не кожа сошла у него, а болѣзнь оставила его. Велика была его радость: вставъ, онъ началъ горячо благодарить святаго Сергія и преподобнаго Никона за свое неожиданное и столь дивное исцѣленіе.

Особенно много чудесъ было совершено преподобными Сергіемъ и Никономъ во время осады Троицкаго монастыря Поляками подъ предводительствомъ Лисовскаго и Сапѣги, когда святой обители пришлось испытать множество бѣдствій отъ враговъ. Никонъ вмѣстѣ съ преподобнымъ Сергіемъ нерѣдко являлись не только осажденнымъ, ободряя и укрѣпляя ихъ надеждою на помощь Божію, но и врагамъ, осаждавшимъ лавру, устрашая и угрожая имъ гнѣвомъ Божіимъ [17]. Многіе изъ осаждавшихъ и ихъ военачальниковъ видѣли, какъ по монастырcкимъ стѣнамъ ходили два свѣтозарныхъ старца, на подобіе Сергія и Никона; одинъ кадилъ стѣны кадильницею, а другой — кропилъ ихъ святою водою.

Однажды, когда еще продолжалась осада монастыря врагами и среди осажденныхъ появились отъ голода и всякихъ лишеній болѣзни, — Никонъ явился во снѣ пономарю Иринарху и сказалъ ему:

— «Скажи всѣмъ страждущимъ отъ болѣзни, что въ сію ночь выпадетъ снѣгъ, и пусть всѣ, кто желаетъ исцѣлиться отъ болѣзней, натираются этимъ снѣгомъ».

Иринархъ съ трепетомъ проснулся и на утро разсказалъ окружающимъ о томъ, что повѣдалъ ему чудотворецъ Никонъ. И дѣйствительно, ночью выпалъ снѣгъ и кто съ вѣрою натирался этимъ снѣгомъ, тотъ дѣлался здоровымъ [18].

Вотъ и еще случай изъ недавнихъ временъ (1846 г.). Въ монастырской больницѣ жестоко страдалъ отъ нервной горячки рясофорный послушникъ Гавріилъ; нѣсколько дней онъ былъ безъ памяти, и думали, что не перенесетъ болѣзни. Въ ночь на память преподобнаго Никона, видитъ онъ, что душа его какъ-бы разлучается отъ тѣла и устремляется въ какую-то бездну. Мысленно сталъ онъ молить преподобныхъ Сергія и Никона о возвращеніи къ жизни, чтобы покаяніемъ приготовиться къ вѣчности. (А лежалъ онъ все время, какъ видѣли другіе, безъ памяти и движенія). Вдругь видитъ, какъ бы двери отворились; входятъ два свѣтоносные мужа — старцы, одинъ съ жезломъ, — въ семъ онъ призналъ преподобнаго Сергія, а въ другомъ — преподобнаго Никона. Преподобный Сергій, указывая жезломъ преподобному Никону на болящаго, говоритъ: «помоги»! Преподобный Никонъ подошелъ и самымъ приближеніемъ наполнилъ больнаго силою и радостію. Больной приподнялся, перекрестился, а преподобные стали невидимы. Гавріилъ пришелъ въ память; болѣзнь миновалась, осталась. только слабость [19].

Примѣчанія:
[1] Изложено по рукописямъ Троице-Сергіевой Лавры, по житію преп. Никона, составл. Митроп. Моск. Филаретомъ, и другимъ пособіямъ.
[2] Юрьевъ Польскій — въ 86 верстахъ къ сѣверо-западу отъ г. Владиміра. Основанъ княземъ Юріемъ Владиміровичемъ, отъ котораго и получилъ свое наименованіе; названіе же Польскій дано ему отъ полей, его окружавшихъ, въ отличіе отъ Юрьева Лифляндскаго.
[3] Радонежъ находится въ 11 верстахъ отъ Троице-Сергіевой Лавры, по направленію къ Москвѣ.
[4] Преп. Евѳимій Великій — одинъ изъ знаменитыхъ палестинскихъ подвижниковъ V вѣка; память его — 20 января. — Преп. Савва Освященный — также величайшій палестинскій подвижникъ, начала VI вѣка; память его — 5 декабря.
[5] «Несообразнымъ находилъ преп. Евѳимій — къ собору, составленному преимущественно изъ старцевъ подвижниковъ, пріобщить юношу по возрасту, требующаго иногда отдѣльно руководства. Такъ, вѣроятно, разсуждалъ и преп. Сергій о юномъ Никонѣ. Онъ рѣшился испытать его въ подвигѣ послушанія и смиренія. Предвидя же его будущую судьбу, онъ хотѣлъ, чтобы тотъ, кому суждено младшему начальствовать надъ старѣйшими подвижниками Лавры, явился имъ по крайней мѣрѣ не юношею, а уже въ пресвитерскомъ санѣ» (Житіе преп. Никона, сост. Филаретомъ, митроп. Москов., стр. 4).
[6] Преп. Аѳанасій Высоцкій, строитель Серпуховскаго Высоцкаго монастыря, былъ однимъ изъ самыхъ любимыхъ учениковъ преп. Сергія. Память его 12-го сентября.
[7] Кончина преподобнаго Сергія послѣдовала 25 сентября 1392 года.
[8] Здѣсь разумѣется Савва Звенигородскій или Сторожевскій. Память его — 3 декабря.
[9] Нашествіе Эдигея было въ концѣ 1408 года.
[10] При Никонѣ Сергіева обитель пріобрѣла нѣсколько земель, то вкладами, то покупкою. Заботливостію Никона обитель богатѣла и духовнымъ богатствомъ. При немъ и по его указаніямъ, въ Сергіевой обители, кромѣ нѣсколькихъ Богослужебныхъ книгъ списаны были: два списка «Лѣствицы» съ главами Григорія Синаита, поученія Аввы Дороѳея, «Діоптра» Филиппа пустынника съ отвѣтами Аввы Варсонофія и съ наставленіями Исихія.
[11] Обрѣтеніе мощей преподобнаго Сергія послѣдовало спустя 30 лѣтъ по преставленіи святаго — 5 іюля 1422 года; въ память чего и было установлено празднованіе.
[12] Деревянная церковь, стоявшая надъ мощами преп. Сергія, была перенесена на новое мѣсто (гдѣ теперь церковь Сошествія Святаго Духа), и въ ней были положены св. мощи, пока строилась каменная церковь.
[13] Эта каменная церковь во имя Святой Троицы, построенная преп. Никономъ, и есть донынѣ существующій Троицкій соборъ.
[14] Преподобный Никонъ построилъ Троицкій соборъ при содѣйствіи почитателей памяти преп. Сергія между князьями и боярами. Главнымъ между этими почитателями, наиболѣе содѣйствовавшимъ Никону въ построеніи церкви, былъ крестный сынъ или крестникъ преп. Сергія — князь Звенигородско-Галичскій Юрій Дмитріевичъ (сынъ Донскаго). [Начавъ строить церковь въ 1422-мъ или 1423-мъ году, преп. Никонъ строилъ и устроялъ ее почти до самой своей кончины].
[15] Даніилъ Черный и Андрей Рублевъ — иноки Московскаго Андровикова монастыря — были знаменитыми иконописцами того времени. Иконы, писанныя ими, пользуются большою извѣстностію и до нашего времени. Изъ числа сохранившихся образцовъ ихъ кисти особенно замѣчательна храмовая икона въ Троицкомъ соборѣ Сергіевой Лавры.
[16] Преподобный Никонъ погребенъ внѣ Троицкаго собора, у южной его стѣны, противъ того мѣста, на которомъ въ своемъ соборѣ погребенъ былъ преп. Сергій. Преп. Никонъ былъ причисленъ къ лику святыхъ на соборѣ 1547 г., но служба ему и житіе его написаны были Пахоміемъ Логоѳетомъ почти за сто лѣтъ ранѣе, по волѣ митрополита св. Іоны. Церковь надъ гробомъ преп. Никона была поставлена въ 1548 году. Въ 1623 г., т. е. спустя 76 лѣтъ, на мѣсто этой первой церкви поставлена новая, большая. Эта вторая церковь и существуетъ до настоящаго времени. (Рака преп. Сергія отдѣляется одною каменной стѣной отъ раки ученика его — преп. Никона. Въ сѣверо-западномъ углу церкви, вдоль сѣверной стѣны, стоитъ рака — надгробіе — надъ мощами преп. Никона, которыя находятся въ землѣ или подъ спудомъ).
[17] Осада Троицкаго монастыря Поляками, подъ начальствомъ Лисовскаго и Сапѣги, началась 23 сентября 1608 года; окончилась же безрезультатно 12 января 1610 года.
[18] «Сказаніе объ осадѣ Троицкаго Сергіева монастыря», соч. Авраамія Палицына. М. 1822 г., стр. 157.
[19] Монастырскія письма. М. 1863 г., стр. 69-71. Письмо 19-е, отъ 18-го Ноября 1864 г.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга третья: Мѣсяцъ Ноябрь. —Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1905. — С. 464-477.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0