Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 19 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Ноябрь.
День шестнадцатый.

Житіе и страданіе святаго апостола и евангелиста Матѳея.

— «Иди за мной!»

Услышавъ сіи слова Господа не тѣлеснымъ только слухомъ, но и сердечными ушами, мытарь тотчасъ же всталъ съ мѣста своего и, оставивъ все, послѣдовалъ за Христомъ. Матѳей не раздумывалъ, не удивлялся, что Великій Учитель и Чудотворецъ зоветъ его, презрѣннаго мытаря; онъ всѣмъ сердцемъ внялъ словамъ Его, и безпрекословно пошелъ за Христомъ. Въ радости, Матѳей приготовилъ въ домѣ своемъ большое угощеніе. Господь не отрекся отъ приглашенія и вошелъ въ домъ Матѳея. И собралось въ домъ Матѳея множество сосѣдей его, друзей и знакомыхъ, — все мытари и грѣшники, — и возлежали за столомъ вмѣстѣ съ Іисусомъ и учениками Его. Тамъ же случилось быть и нѣкоторымъ изъ книжниковъ [5] и фарисеевъ. Увидѣвъ, что Господь не гнушается грѣшниковъ и мытарей, но возлежитъ съ ними рядомъ, они роптали и говорили ученикамъ Его:

— «Какъ это Онъ ѣстъ и пьетъ съ мытарями и грѣшниками?»

Господь же, услышавъ слова ихъ, сказалъ имъ:

— «Не здоровые имѣютъ нужду во врачѣ, но больные. Я пришелъ призвать не праведниковъ, но грѣшниковъ къ покаянію» (Лук. 5, 27-32; Матѳ. 9, 9-134 Марк. 2, 14-17) [6].

Съ этихъ поръ, Матѳей, оставивъ все свое достояніе, пошелъ за Христомъ (Лук. 5, 28) и, какъ вѣрный ученикъ Его, послѣ того уже не отлучался отъ Него. Въ скоромъ времени онъ удостоился сопричисленія къ лику 12-ти избранныхъ апостоловъ (Матѳ. гл. 10; Марк. 3, 13-19; Лук. 6, 13-16). Вмѣстѣ съ другими учениками Господа Матѳей сопровождалъ Его въ путешествіяхъ по Галилеѣ и Іудеѣ, внималъ Его Божественному ученію, видѣлъ безчисленныя Его чудеса, ходилъ съ проповѣдью къ погибшимъ овцамъ дома Израилева, былъ свидѣтелемъ крестныхъ страданій и искупительной смерти Спасителя и преславнаго вознесенія Его на небо.

Послѣ вознесенія Господня и сошествія Святаго Духа на апостоловъ, святый Матѳей сначала оставался въ Палестинѣ, вмѣстѣ съ другими апостолами проповѣдуя Евангеліе въ Іерусалимѣ и его окрестностяхъ. Но вотъ наступило время разойтись апостоламъ изъ Іерусалима по разнымъ народамъ, для обращенія ихъ къ вѣрѣ Христовой. Предъ отбытіемъ апостола изъ Іерусалима, Іерусалимскіе христіане изъ Іудеевъ просили его предать для нихъ письмени дѣла и ученіе Іисуса Христа. На исполненіе сей просьбы изъявили свое согласіе и прочіе, бывшіе въ то время въ Іерусалимѣ, апостолы. И святый Матѳей, исполняя общее желаніе, написалъ Евангеліе, спустя 8 лѣтъ по Вознесеніи Христовомъ [7].

Удалившись изъ Іерусалима, святый апостолъ Матѳей проповѣдывалъ Евангеліе во многихъ странахъ. Благовѣствуя Христа, онъ прошелъ Македонію, Сирію, Персію, Парѳію и Мидію и обошелъ всю Еѳіопію [8], на которую ему палъ жребій, и просвѣтилъ ее свѣтомъ разума евангельскаго. Наконецъ, наставляемый Духомъ Святымъ, пришелъ онъ въ землю людоѣдовъ, къ чернокожему звѣроподобному народу, вошелъ въ городъ, называемый Мирмены, и тамъ, обративъ нѣсколько душъ къ Господу, поставилъ имъ епископомъ спутника своего Платона и создалъ небольшую церковь; самъ же восшелъ на находившуюся вблизи гору и пребывалъ на ней въ постѣ, усердно молясь Богу объ обращеніи того невѣрнаго народа. И явился ему Господь во образѣ прекраснаго юноши, имѣя въ правой рукѣ жезлъ, и привѣтствовалъ его. Протянувъ правую руку и отдавая святому жезлъ тотъ, Онъ повелѣлъ ему сойти съ горы и водрузить жезлъ при дверяхъ устроенной имъ церкви.

— «Жезлъ этотъ, — говорилъ Господь, — силою Моею вырастетъ въ высокое дерево, и дерево то принесетъ обильный плодъ, величиною и сладостію превосходящій всѣ другіе садовые плоды; а отъ корня его истечетъ источникъ чистой воды. Омывшись въ водѣ источника, людоѣды получатъ благолѣпіе лица, и всякій, кто только вкуситъ отъ того плода, позабудетъ звѣрскіе нравы и станетъ добрымъ и кроткимъ человѣкомъ».

Матѳей, принявъ жезлъ изъ руки Господней, сошелъ съ горы и пошелъ въ городъ исполнить то, что ему было повелѣно. У князя того города, именемъ Фульвіана, жена и сынъ были одержими бѣсами. Встрѣтивъ на пути апостола, они вопили на него дикими, угрожающими голосами:

— «Кто послалъ тебя сюда съ этимъ жезломъ на нашу пагубу?»

Апостолъ запретилъ духамъ нечистымъ и изгналъ ихъ; исцѣлившіеся поклонились апостолу и кротко послѣдовали за нимъ. Узнавъ о его приходѣ, епископъ Платонъ встрѣтилъ его вмѣстѣ съ клиромъ, и святый Матѳей, вошедши въ городъ и приблизившись къ церкви, сдѣлалъ, какъ ему было повелѣно: водрузилъ данный ему отъ Господа жезлъ, — и тотчасъ, въ виду всѣхъ, жезлъ сдѣлался великимъ деревомъ, простирающимъ многолиственныя вѣтви, и на немъ появились прекрасные плоды, большіе и сладкіе, и источникъ воды истекъ отъ корня. Всѣ видѣвшіе это были поражены изумленіемъ; весь городъ сошелся на такое чудо, и вкушали плоды дерева и пили чистую воду. А святый апостолъ Матѳей, стоя на высокомъ мѣстѣ, проповѣдывалъ собравшимся людямъ слово Божіе на ихъ языкѣ; и тотчасъ всѣ увѣровали въ Господа, и крестилъ ихъ апостолъ въ чудотворномъ источникѣ. И всѣ крестившіеся людоѣды, согласно слову Господню, выходили изъ воды благолѣпные лицемъ и бѣлые кожей; они получали не только тѣлесную, но и душевную бѣлизну и красоту, отлагая ветхаго человѣка и облекаясь въ новаго человѣка — Христа. Узнавъ о случившемся, князь сначала порадовался исцѣленію супруги и сына, но потомъ, по наученію бѣсовскому, разгнѣвался на апостола за то, что весь народъ приходитъ къ нему, оставляя боговъ своихъ, и замыслилъ погубить его. Но въ ту же ночь апостолу явился Спаситель, повелѣвая ему мужаться и обѣщая пребывать съ нимъ въ наступающей скорби. Когда наступило утро, и апостолъ въ церкви вмѣстѣ съ вѣрующими воспѣвалъ хвалу Богу, князь послалъ четырехъ воиновъ взять его; но когда они пришли къ храму Господню, тотчасъ объяла ихъ тьма, и они едва могли возвратиться назадъ. Когдаже ихъ спросили, почему они не привели Матѳея, — они отвѣчали:

— «Мы слышали, какъ онъ бесѣдовалъ, но видѣть и взять его не могли».

Еще сильнѣе разгнѣвался Фульвіанъ. Онъ послалъ еще болѣе воиновъ съ оружіемъ, повелѣвъ имъ силою привести Матѳея, а если кто будетъ противиться и защищать Матѳея, — тѣхъ убивать. Но и эти воины воротились ни съ чѣмъ, ибо когда они приблизились къ храму, небесный свѣтъ осіялъ апостола, и воины, будучи не въ состояніи смотрѣть на него, пришли въ великій страхъ и, бросивъ оружіе, прибѣжали назадъ полумертвые отъ страха и разсказали о бывшемъ князю. Страшно разъярился Фульвіанъ и пошелъ со всѣмъ множествомъ слугъ своихъ, желая самъ схватить апостола. Но едва онъ успѣлъ приблизиться къ апостолу, какъ внезапно ослѣпъ и сталъ просить, чтобы ему дали проводника. Тогда онъ началъ умолять апостола простить ему согрѣшеніе его и просвѣтить его ослѣпленныя очи. Апостолъ, сотворивъ знаменіе креста на очахъ князя, даровалъ ему прозрѣніе. Князь прозрѣлъ, но только — тѣлесными очами, а не душевными, ибо злоба ослѣпила его, и столь великое чудо онъ приписалъ не Божіей силѣ, а волхвованію. Взявъ за руку апостола, онъ повелъ его къ своему дворцу, какъ будто желая почтить его, а въ сердцѣ лукаво замышляя сжечь апостола Господня, какъ волхва. Но апостолъ, провидя тайныя движенія его сердца и лукавые замыслы, обличилъ князя, говоря:

— «Мучитель льстивый! Скоро ли ты совершишь то, что замыслилъ сдѣлать со мною? Дѣлай то, что сатана вложилъ въ твое сердце, а я, какъ видишь, готовъ все перенести за Бога моего».

Тогда князь повелѣлъ воинамъ схватить святаго Матѳея и растянуть на землѣ лицомъ кверху, а руки и ноги крѣпко прибить гвоздями. Когда это было сдѣлано, слуги собрали, по повелѣнію мучителя, множество вѣтвей и хворосту, принесли смолы и сѣры и, положивъ все это на святаго Матѳея, зажгли. Но когда огонь разгорѣлся великимъ пламенемъ и всѣ думали, что апостолъ Христовъ уже сгорѣлъ, внезапно огонь охладѣлъ и пламя угасло и святый Матѳей оказался живымъ, невредимымъ и славящимъ Бога. Видя это, весь народъ пришелъ въ ужасъ отъ столь великаго чуда и воздалъ хвалу Богу апостола. Но Фульвіанъ еще болѣе разъярился. Не желая признать въ происшедшемъ Божію силу, сохранившую живымъ и неповрежденнымъ отъ огня проповѣдника Христова, онъ возводилъ на праведника беззаконное обвиненіе, называя его волхвомъ.

— «Волхвованіемъ, — говорилъ онъ, — погасилъ Матѳей огонь и остался въ немъ живъ».

Затѣмъ онъ приказалъ принести еще болѣе дровъ, вѣтвей и хворосту и, положивъ на Матѳея, — зажечь, а сверху поливать смолою; кромѣ того, приказалъ принести двѣнадцать своихъ золотыхъ идоловъ и, поставивъ ихъ кругомъ огня, призывалъ ихъ на помощь, чтобы силою ихъ Матѳей не могъ избавиться отъ пламени, и обратился бы въ пепелъ. Апостолъ же въ пламени молился Господу силъ, чтобы Онъ показалъ непобѣдимую силу Свою, явилъ безсиліе боговъ языческихъ и посрамилъ надѣющихся на нихъ.

И внезапно пламень огненный съ ужаснымъ громомъ устремился на золотыхъ идоловъ и они растаяли отъ огня, какъ воскъ, и кромѣ того; были опалены и многіе изъ стоявшихъ вокругъ невѣрныхъ; а изъ расплавившихся идоловъ вышло пламя, въ образѣ змѣя и устремилось на Фульвіана, угрожая ему, такъ что онъ не могъ убѣжать и избавиться отъ опасности, пока не воззвалъ съ смиренной мольбою къ апостолу объ избавленіи отъ погибели. Апостолъ запретилъ огню, и тотчасъ пламень угасъ и подобіе огненнаго змѣя исчезло. Фульвіанъ хотѣлъ съ честію извести святаго изъ огня, но онъ, сотворивъ молитву, — предалъ святую свою душу въ руцѣ Божіи [9]. Тогда князь приказалъ принести золотой одръ и на немъ положить честное тѣло апостола, неповрежденное огнемъ, и, одѣвъ его въ драгоцѣнныя одежды, поднялъ вмѣстѣ съ своими вельможами и внесъ въ свой дворецъ. Но онъ еще не имѣлъ совершенной вѣры, и потому велѣлъ выковать желѣзный ковчегъ, плотно залить со всѣхъ сторонъ оловомъ и бросить въ море, при чемъ сказалъ своимъ вельможамъ:

— «Если Тотъ, Кто сохранилъ Матѳея цѣлымъ отъ огня, сохранитъ его также и отъ потопленія въ водѣ, то воистинну Онъ есть Единый Богъ, и Ему будемъ поклоняться, оставивъ всѣхъ боговъ нашихъ, не могшихъ себя избавить отъ гибели въ огнѣ».

Послѣ того какъ этотъ желѣзный ковчегъ съ честными мощами былъ брошенъ въ море, святый ночью явился епископу Платону, говоря:

— «Завтра иди на морской берегъ на востокъ отъ княжескаго дворца и тамъ возьми мои мощи, вынесенныя на сушу».

На утро епископъ, въ сопровожденіи множества вѣрующихъ, отправился на показанное мѣсто и нашелъ желѣзный ковчегъ съ мощами святаго апостола Матѳея, какъ было ему возвѣщено въ видѣніи.

Узнавъ объ этомъ, пришелъ и князь съ своими вельможами и, на этотъ разъ уже вполнѣ увѣровавъ въ Господа нашего Іисуса Христа, громогласно исповѣдалъ, что Онъ есть Единый истинный Богъ, Который сохранилъ невредимымъ раба Своего Матѳея — какъ при жизни въ огнѣ, такъ и по смерти — въ водѣ. И припадая къ ковчегу, съ мощами апостола, просилъ у святаго прощенія въ своихъ прегрѣшеніяхъ предъ нимъ и изъявилъ сердечное желаніе креститься. Епископъ Платонъ, видя вѣру и усердіе Фульвіана, огласилъ его и, научивъ истинной святой вѣрѣ, крестилъ. И когда возложилъ руку свою на голову его и хотѣлъ наречь ему имя, послышался свыше голосъ, говорящій:

— «Назови его не Фульвіаномъ, а Матѳеемъ».

Принявъ, такимъ образомъ, въ крещеніи имя апостола, князь старался быть подражателемъ и жизни апостола: вскорѣ онъ передавъ другому свою княжескую власть, отказался совершенно отъ мірской суеты, предался молитвѣ въ церкви Божіей и епископомъ Платономъ удостоенъ былъ пресвитерскаго сана. А когда, по прошествіи трехъ лѣтъ, епископъ умеръ, оставившему власть княжескую пресвитеру Матѳею явился въ видѣніи святый апостолъ Матѳей и увѣщалъ его принять епископскій престолъ послѣ блаженнаго Платона. Принявъ епископство, Матѳей добрѣ потрудился въ благовѣстіи Христовомъ и, отвративъ многихъ отъ идолопоклонства, привелъ къ Богу, а затѣмъ и самъ отошелъ къ Нему, послѣ долгой богоугодной жизни, и, предстоя съ святымъ евангелистомъ Матѳеемъ престолу Божію, молитъ о насъ Господа, дабы и мы были наслѣдниками вѣчнаго царствія Божія. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Капернаумъ — небольшой городъ на сѣверо-западномъ берегу Геннисаретскаго озера или Тиверіадскаго моря, принадлежащій Галилеѣ. Нынѣ развалины этого города извѣстны подъ названіемъ Тель-Тумъ.
[2] Мытарями назывались лица, назначаемыя римлянами для сбора податей съ Іудеевъ. Они обыкновенно брали на откупъ собираніе этихъ пошлинъ и употребляли всевозможныя мѣры, чтобы извлечь для себя наибольшія выгоды. Какъ люди корыстолюбивые и наглые, мытари считались Іудеями за предателей и измѣнниковъ своей странѣ и Господу Богу. Грѣшникъ, язычникъ и мытарь — у нихъ значили одно и тоже; говорить съ ними почиталось грѣхомъ, обращаться съ ними — оскверненіемъ, хотя и среди нихъ были добрые и богобоязненные люди.
[3] Фарисеи — одна изъ сектъ іудейскихъ, появившихся во II и III в. до Р. Хр. Свое наименованіе фарисеи (особенные, отдѣленные) получили отъ того, что старались отличиться особенною ревностью къ закону. Съ теченіемъ времени въ качествѣ дополненій и разъясненій къ закону образовалось множество древнихъ преданій, которыя относились преимущественно къ внѣшней, обрядовой сторонѣ закона. Придавая всѣмъ отеческимъ преданіямъ и обычаямъ божественную важность наравнѣ съ закономъ Моисея, фарисеи составили изъ себя особый классъ людей или общину и для болѣе удобнаго соблюденія отеческихъ преданій стали чуждаться общенія съ остальнымъ народомъ. Послѣдній смотрѣлъ на нихъ, какъ на людей особенныхъ, какъ на строгихъ ревнителей закона, заботившихся о поддержаніи въ народѣ вѣры и благочестія, и относился къ нимъ съ глубокимъ уваженіемъ; но подъ внѣшнею праведностью и обрядовою ревностію фарисеевъ скрывалось самое возмутительное лицемѣріе, самое холодное бездушіе и самыя безнравственныя дѣянія, что и находило себѣ достойное обличеніе въ рѣчахъ Іисуса Христа.
[4] Мытница — мѣсто сбора пошлинъ и податей съ проходившихъ по приморской дорогѣ каравановъ и по морю — лодокъ съ товаромъ.
[5] Книжниками назывались у Іудеевъ люди, свѣдущіе вообще въ книжномъ дѣлѣ, какъ то: ученѣйшіе изъ Іудеевъ, которые объясняли законъ и публично учили и наставляли народъ въ законѣ, такъ называемые раввины и законоучители; законовѣдцы, занимавшіеся рѣшеніемъ спорныхъ вопросовъ, сомнительныхъ случаевъ и дѣлъ, требующихъ знанія закона и практической опытности; писцы и нотаріусы, служившіе въ синагогахъ и синедріонахъ. Ученые эти Іудеи представляются въ Новомъ Завѣтѣ и особеннымъ сословіемъ, различнымъ отъ фарисеевъ; но въ то же время часто соединяются съ фарисеями, и поставляются въ связь съ архіереями. Большая часть ихъ были привязаны къ однимъ преданіямъ и, не понимая духа Закона, ложно толковали его и были слѣпыми вождями народа, лицемѣрно лишь исполняя заповѣди напоказъ, ради славы человѣческой, и возлагая на другихъ тяжкія бремена, коихъ сами не исполняли.
[6] Такимъ образомъ, Господь обличаетъ здѣсь самомнѣніе и самодовольство книжниковъ и фарисеевъ, которые, держась только внѣшнихъ обрядовъ закона и строго по внѣшности исполняя ихъ, почитали себя праведниками и не чувствовали нужды въ покаяніи и исправленіи. Господь даетъ имъ видѣть, что внѣшніе обряды и жертвы имѣютъ значеніе только тогда, когда служатъ выраженіемъ внутренняго чувства, милости, любви къ ближнимъ, а безъ этого они теряютъ свое значеніе и могутъ только прогнѣвлять Бога (Кн. Прор. Исаіи гл. 1, ст. 11-18).
[7] Евангеліе было написано апостоломъ Матѳееиъ около 41 г. по Р. Хр. Это — первая по времени священная книга изъ всѣхъ книгъ Новаго Завѣта и занимаетъ, потому, между ними первое мѣсто. Евангеліе было написано на еврейскомъ языкѣ или на употреблявшемся тогда сиро-халдейскомъ, иначе арамейскомъ нарѣчіи, и было предназначено первоначально для палестинскихъ христіанъ изъ Іудеевъ. Сообразно съ этимъ, повѣствованія въ Евангеліи отъ Матѳея направлены преимущественно къ тому, чтобы показать, что Іисусъ есть истинный Мессія, обѣтованный праотцамъ еврейскаго народа, что особенно нужно было показать евреямъ, увѣровавшимъ во Христа, неузнаннаго ихъ соотечественниками и распятаго. Посему въ Евангеліи отъ Матѳея чаще, чѣмъ въ другихъ Евангеліяхъ, сносятся и сличаются событія изъ жизни Христовой съ ветхозавѣтными пророчествами и прообразованіями и изъ всей исторіи Христа Спасителя избираются повѣствованія особенно важныя и нужныя для Іудеевъ. Потому же Евангеліе свое Матѳей начинаетъ родословіемъ Мессіи, какъ сына Давидова и Авраамова, и вообще въ своемъ Евангеліи говоритъ преимущественно о воплощеніи и человѣчествѣ Іисуса Христа, сына Давидова, сына Авраамова. Эта отличительная особенность Евангелія св. Матѳея выражается и на его иконахъ, на которыхъ онъ изображается вмѣстѣ съ ангелоподобнымъ человѣкомъ, символически характеризующимъ особенности его Евавгелія.
[8] Македонія находилась къ сѣверу отъ Греціи, отъ сѣверо-восточной области ея Ѳессаліи. Сирія — западная область Азіи, тянувшаяся отъ Средиземнаго моря до Евфрата. Персія находилась въ южной части Иранскаго плоскогорія, между р. Тигромъ, Персидскимъ заливомъ и Каспійскимъ моремъ. Мидія — западная часть Ирана, къ югу отъ Каспійскаго моря, на границахъ къ западу — съ Ассиріей и Великой Арменіей, къ югу — съ Персіей, къ востоку — съ Парѳіей. Парѳія — большая страна въ Азіи, къ юго-востоку отъ Каспійскаго моря и далѣе на востокъ до Индійскаго моря. Еѳіопія лежала въ Африкѣ на югъ отъ Египта, гдѣ нынѣ Нубія и Абиссинія.
[9] Кончина св. апостола и евангелиста Матѳея последовала по преданію около 60 г. по Р. Хр.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга третья: Мѣсяцъ Ноябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1905. — С. 435-443.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0