Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - пятница, 28 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 20.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Ноябрь.
День двѣнадцатый.

Житіе святителя Іоанна Милостиваго, патріарха Александрійскаго.

Вступивъ на патріаршій престолъ, Іоаннъ прежде всего, какъ пастырь словесныхъ овецъ, позаботился очистить свою паству отъ ереси, возмущавшей стадо Христово. Эта ересь получила свое начало отъ нѣкоего Петра, по прозванію Фуллона, иначе Кнафея, Антіохійскаго лжепатріарха; онъ осмѣлился прилагать такія хульныя слова къ трисвятой пѣсни: «Святый Боже, Святый Крѣпкій, Святый Безсмертный, распныйся за ны, помилуй насъ», — какъ будто бы въ Господѣ нашемъ пострадало Божество [4].

Искоренивъ сіе еретическое ученіе, святый Іоаннъ всецѣло посвятилъ себя ревностному исполненію заповѣдей Божіихъ и дѣламъ благотворенія. Ни одинъ нуждающійся не уходилъ отъ него опечаленнымъ, и съ пустыми руками; всѣмъ просящимъ Іоаннъ раздавалъ милостыню, всѣхъ утѣшалъ въ скорбяхъ, не словомъ только, но и дѣломъ; онъ насыщалъ алчущихъ, одѣвалъ нагихъ, выкупалъ плѣнниковъ и имѣлъ попеченіе о странникахъ и больныхъ. Щедрость его была подобна рѣкѣ, непрестанно и изобильно текущей и напояющей всѣхъ жаждущихъ.

Въ началѣ своего пастырства Іоаннъ призвалъ церковныхъ экономовъ [5] и далъ имъ такое порученіе:

— «Обойдите весь городъ и перепишите всѣхъ господъ моихъ».

Экономы спросили его:

— «Кто же это твои господа?»

Патріархъ отвѣтилъ:

— «Это тѣ, которыхъ вы называете нищими и убогими; они мои господа, ибо они воистинну могутъ способствовать мнѣ въ достиженіи спасенія и ввести меня въ вѣчныя обители».

Экономы пошли и переписали всѣхъ убогихъ, найденныхъ на улицахъ, въ больницахъ и на гноищахъ. Всѣхъ ихъ было найдено семь тысячъ пятьсотъ человѣкъ, и всѣмъ имъ святый Іоаннъ повелѣлъ выдавать все нужное для ежедневнаго пропитанія.

Въ то время Персы сдѣлали нападеніе на Сирію и Палестину, сожгли святый городъ Іерусалимъ, взяли честное древо Святаго Креста и отвели въ плѣнъ много христіанъ [6]. Блаженный Іоаннъ отправилъ корабли съ золотомъ и пшеницею для выкупа плѣнниковъ и для оказанія помощи находящимся въ бѣдахъ; такимъ образомъ по своему милосердію, онъ многихъ вывелъ изъ заключенія и избавилъ отъ бѣдствій плѣна. А такъ какъ не всякій могъ невозбранно приходить къ нему, ибо слуги его не о каждомъ приходящемъ сообщали патріарху, то, вслѣдствіе сего, онъ выбралъ два дня въ недѣлю: среду и пятокъ, и въ эти дни сидѣлъ съ нѣкоторыми благочестивыми людьми при церковныхъ дверяхъ, принимая всякаго желающаго, выслушивая его просьбы, обсуждая случавшіяся распри, защищая обижаемыхъ и водворяя между вѣрующими миръ. При этомъ святый патріархъ говорилъ окружавшимъ его:

— «Если для меня никогда не возбраненъ входъ ко Господу Богу моему, и въ молитвѣ я бесѣдую съ Нимъ и прошу у Него, чего хочу, то почему же мнѣ не дозволить моему ближнему невозбраннаго доступа ко мнѣ, дабы онъ сообщилъ мнѣ о своей обидѣ и нуждѣ и просилъ у меня, чего хочетъ? Должно бояться Сказавшаго: въ ню же мѣру мѣрите, возмѣрится вамъ» (Матѳ. 7, 2) [7].

Иногда случалось, что къ блаженному Іоанну никто не приходилъ съ просьбою въ то время, когда онъ сидѣлъ при церковныхъ дверяхъ, ожидая желающихъ прибѣгнуть къ нему; тогда онъ вставалъ огорченнымъ и со слезами возвращался домой. При этомъ нѣкоторые спрашивали его иногда:

— «Отчего ты скорбишь и сѣтуешь?»

Святый отвѣчалъ имъ:

— «Нынѣ смиренный Іоаннъ ничего не нашелъ и ничего не принесъ Богу за грѣхи свои».

Другъ его, блаженный Софроній [8], утѣшая его, говорилъ ему:

— «Тебѣ поистинѣ слѣдуетъ веселиться нынѣ, отче, такъ какъ словесныя овцы твои живутъ мирно, безъ распри и споровъ, какъ ангелы Божіи».

Однажды церковные экономы сообщили святому Іоанну, что въ толпѣ убогихъ [9] стоятъ хорошо одѣтыя дѣвицы, испрашивающія милостыню, и при этомъ спросили его — нужно ли тѣмъ дѣвицамъ, какъ и прочимъ нищимъ, подавать милостыню? Патріархъ отвѣтилъ:

— «Если вы дѣйствительно рабы Христовы и вѣрные слуги смиреннаго Іоанна, то подавайте такъ, какъ Христосъ повелѣлъ, не взирая на лица, не разспрашивая о жизни тѣхъ, которымъ вы даете. Знайте, что мы не свое отдаемъ, но Христово; и такъ будемъ давать, какъ повелѣлъ Онъ. Если же вы думаете, что церковнаго имѣнія не хватитъ для столь великой милостыни, то я не желаю быть участникомъ вашего маловѣрія. Я вѣрую Богу, что если бы со всей вселенной сошлись въ Александрію убогіе, желая получить отъ насъ милостыню, то и тогда не оскудѣетъ наше церковное имущество».

И для того, чтобы они не были маловѣрны, святитель разсказалъ слѣдующее:

— «Когда, на шестнадцатомъ году моей жизни, я находился еще на островѣ Кипрѣ, то однажды, ночью, я увидалъ, во время сна весьма прекрасную дѣвицу; она была блестяще одѣта и имѣла на головѣ масличный вѣнокъ. Ставъ близъ моей постели, дѣвица коснулась меня и разбудила. Проснувшись, я увидалъ, что она стоитъ предо мною уже не во снѣ, но на яву, и спросилъ ее:

— «Кто ты такая, и какъ ты осмѣлилась войти ко мнѣ?»

Она же, смотря на меня свѣтлымъ взоромъ и улыбаясь кроткими устами, сказала:

— «Я — старшая дочь Великаго Царя и первая среди дочерей Его».

Услыхавъ сіе, я поклонился ей. Она же продолжала:

— «Если ты сдѣлаешь меня своею подругою, то я исходатайствую тебѣ отъ Царя великую благодать и приведу тебя предъ Лице Его, ибо никто не имѣетъ у Него такой силы и дерзновенія, какъ я. Я низвела Его съ неба на землю и побудила облечься въ плоть человѣческую для спасенія людей».

Сказавъ сіе, она стала невидима. Удивляясь сему пречудному видѣнію, я сказалъ себѣ:

— «Поистинѣ въ образѣ дѣвицы явилось ко мнѣ Милосердіе. Объ этомъ свидѣтельствуетъ масличный вѣнокъ на ея головѣ, который является знаменіемъ милосердія; тоже показываютъ и слова, произнесенныя тою дѣвицею: я, сказала она, низвела съ неба на землю Бога, и Онъ воплотился. Создатель, видя человѣка погибающимъ, пожелалъ избавить его отъ погибели, ничѣмъ другимъ не побуждаемый, какъ только милосердіемъ, ибо восхотѣлъ помиловать Свое созданіе. Посему, кто желаетъ обрѣсти милость у Бога, тотъ долженъ имѣть милосердіе къ ближнимъ и подавать милостыню».

Такъ, размысливши самъ съ собою, я поспѣшно всталъ и пошелъ, съ разсвѣтомъ дня, въ церковь. На пути я встрѣтилъ нагаго нищаго, дрожавшаго отъ холода. Я снялъ съ себя верхнюю одежду и отдалъ ее тому нищему, говоря самъ себѣ: «теперь я узнаю, правда ли то, что я видѣлъ, или это было обольщеніе», — и пошелъ далѣе. Прежде чѣмъ я дошелъ до церкви, мнѣ встрѣтился, одѣтый въ бѣлыя одежды, человѣкъ и передалъ мнѣ въ руки узелъ, въ которомъ было завязано сто серебряныхъ монетъ. При этомъ онъ сказалъ: «другъ! возьми это и употребляй по своему желанію».

Я принялъ съ радостію, но сейчасъ же раскаялся въ томъ, что я принялъ, разсуждая, что находящееся въ узлѣ для меня не нужно; посему я обернулся назадъ, желая возвратить обратно то, что получилъ; но болѣе, несмотря на тщательные поиски, уже не видалъ вручившаго мнѣ узелъ. Тогда я понялъ, что видѣнное мною была правда, а не обольщеніе. И съ того времени, если я что подавалъ убогому, хотѣлъ испытать, воздастъ ли мнѣ Богъ за то, какъ Онъ говорилъ, сторицею. И, многократно испытавъ это, я убѣдился, что это дѣйствительно — такъ. Наконецъ, я сказалъ себѣ: «перестань, душа моя, искушать Господа Бога твоего!»

Однажды, когда святый Іоаннъ шелъ въ больницу навѣстить больныхъ (что онъ дѣлалъ въ теченіе недѣли дважды или трижды), его встрѣтилъ какой-то странникъ, который просилъ милостыню. Іоаннъ приказалъ слугѣ дать встрѣтившемуся страннику шесть серебряныхъ монетъ. Взявъ монеты, странникъ удалился. Но потомъ, желая испытать щедрость святаго, онъ перемѣнилъ на себѣ одежду и, отправившись по другому пути, снова встрѣтилъ блаженнаго Іоанна и умолялъ его:

— «Помоги мнѣ, господинъ, бѣдному плѣннику».

Іоаннъ вторично приказалъ дать ему шесть серебряныхъ монетъ. Слуга же тихо замѣтилъ патріарху:

— «Владыко, вѣдь это — тотъ самый нищій, который раньше получилъ шесть серебряныхъ монетъ».

Но патріархъ, притворившись, какъ будто не слышитъ этого замѣчанія, снова повторилъ повелѣніе подать просящему шесть монетъ. Странникъ, вторично получивъ милостыню, снова переодѣлся и иною дорогою встрѣтилъ патріарха и въ третій разъ просилъ у него милостыни. Слуга опять сказалъ патріарху:

— «Владыко! тотъ, который въ первый и второй разъ взялъ у тебя по шести серебряныхъ монетъ, теперь проситъ въ третій разъ».

Тогда блаженный отвѣчалъ слугѣ:

— «Подай ему двѣнадцать монетъ, не Христосъ ли это искушаетъ меня?»

Одинъ купецъ, потерявъ все свое богатство въ морѣ, пришедши въ крайнюю нищету, просилъ святаго помочь ему. Святый далъ ему пять литръ [10] золота. Получивъ золото, купецъ накупилъ на него множество товаровъ и, сѣвъ на корабль, отправился по морю въ другіе города. Но, потерпѣвъ кораблекрушеніе, онъ снова потерялъ все и только самъ еле живымъ спасся отъ потопленія. Тогда онъ снова пришелъ къ святому Іоанну, и разсказалъ ему о случившемся. Іоаннъ замѣтилъ ему:

— «Ты имѣлъ еще иное золото, собранное неправдою, и его ты смѣшалъ съ церковнымъ золотомъ, даннымъ тебѣ мною. Вотъ почему погибло и то и другое».

Сказавъ это, онъ далъ ему еще золота, вдвое болѣе прежняго, около десяти литръ. Но и въ третій разъ купца постигло то же злоключеніе. Весь товаръ его погибъ въ морѣ, и онъ уже не осмѣливался показаться на лицо патріарху, но рыдалъ, сидя въ своемъ домѣ, посыпавъ пепломъ свою голову и намѣреваясь лишить себя жизни. Узнавъ о семъ, святый призвалъ купца и сказалъ ему:

— «Зачѣмъ ты приходишь въ отчаяніе отъ печали? Уповай на Бога, и Онъ не оставитъ тебя! Но я думаю, что это несчастіе случилось съ тобою отъ того, что ты владѣлъ неправильно пріобрѣтеннымъ кораблемъ».

Сказавъ это, Іоаннъ приказалъ дать купцу церковный корабль, наполненный пшеницею, и затѣмъ отпустилъ его. Получивъ данный ему корабль съ пшеницею, купецъ поплылъ по морю. И вотъ внезапно поднялся сильный вѣтеръ и понесъ корабль въ неизвѣстную страну. Купецъ, узрѣвъ въ видѣніи своего благодѣтеля, святаго Іоанна Милостиваго, патріарха Александрійскаго, стоявшаго на кормѣ и управлявшаго кораблемъ, оставался въ надеждѣ, что по молитвамъ святаго плаваніе придетъ къ доброму концу. Чрезъ двадцать дней и столько же ночей, они пристали къ берегу Британіи. Въ сей странѣ былъ тогда сильный голодъ. Народъ, узнавъ, что къ городу ихъ подплылъ корабль съ пшеницею, весьма обрадовался и сталъ поспѣшно раскупать пшеницу. И такъ купецъ сей прибыльно продалъ тамъ пшеницу, получивъ за одну половину проданнаго — золотомъ, а за другую оловомъ [11]. На возвратномъ пути онъ прибылъ въ Декаполь [12]. Желая здѣсь продать олово, онъ увидѣлъ, что оно превратилось все въ золото. Обогатившись такимъ образомъ, купецъ съ радостію возвратился въ Александрію и разсказалъ всѣмъ о семъ удивительномъ чудѣ, которое произошло по молитвѣ и милостыни святаго Іоанна.

Какъ-то разъ, когда святый шелъ въ церковь, къ нему подошелъ почтенный и благородный мужъ, у котораго воры украли все имущество, такъ что онъ остался нищимъ. Пожалѣвъ, что столь почтенный и извѣстный человѣкъ внезапно дошелъ до крайней нищеты, патріархъ незамѣтно обратился къ слугѣ и поведѣлъ ему сказать церковнымъ экономамъ, чтобы они дали тому человѣку пятнадцать литръ золота. Экономы же, видя, что въ церковномъ казнохранилищѣ золота немного, ослушались патріаршаго распоряженія и дали только пять литръ, а десять удержали при себѣ. Когда святый патріархъ возвращался изъ церкви домой, къ нему подошла нѣкая весьма богатая и почтенная женщина и дала ему въ руки хартію, въ которой она написала, что жертвуетъ въ церковь пятьсотъ литръ золота. Принявъ хартію и прочитавъ ее, патріархъ, по благодати Святаго Духа, уразумѣлъ, что та женщина не все передала, что опредѣлила дать въ умѣ своемъ. Господь Богъ сіе устроилъ для того, чтобы обличить экономовъ, которые не все отдали тому бѣдному человѣку, которому патріархъ приказалъ дать пятнадцать литръ. Вернувшись домой, Іоаннъ позвалъ экономовъ и спросилъ, — сколько они дали человѣку, обокраденному ворами. Тѣ солгали, говоря:

— «Какъ ты, владыко, приказалъ, пятнадцать литръ».

Обличивъ ихъ ложь, скупость и преслушаніе, святый сказалъ имъ:

— «Да истребуетъ отъ васъ Богъ тысячу литръ золота, потому что та благочестивая женщина намѣревалась дать намъ полторы тысячи. Но такъ какъ вы, не послушавшись меня, удержали десять, то посему Богъ устроилъ такъ, что женщина удержала тысячу. Если же вы мнѣ не вѣрите, скоро сами о томъ точно узнаете».

Призвавъ къ себѣ сію женщину, онъ, въ присутствіи экономовъ, спросилъ ее:

— «Скажи намъ, госпожа, сколько раньше ты предполагала, по любви твоей къ Богу, пожертвовать золота въ церковь?»

Она же, замѣтивъ, что отъ святаго не утаилось ея намѣреніе, сказала:

— «Дѣйствительно, владыко, за нѣсколько дней ранѣе я рѣшила передать въ твои святыя руки полторы тысячи литръ золота, на что и составила письменное удостовѣреніе. Но сегодня, развернувъ его, я нашла, — не знаю какимъ образомъ: слово — тысяча вытертымъ; осталось только пятьсотъ, и я помышляла въ себѣ, что Богъ не благоволитъ болѣе, какъ только пятьсотъ литръ передать твоей святынѣ. Такъ я и поступила».

Выслушавъ сіе, экономы весьма убоялись и устыдились и, упавъ къ ногамъ святаго, просили прощенія.

Однажды въ Александрію, по причинѣ нашествія иноплеменниковъ [13], собралось множество народа, слѣдствіемъ чего былъ сильный голодъ. Святый Іоаннъ, милосердствуя о голодающихъ, истратилъ все церковное имущество и даже остался долженъ тысячу литръ золота. Тогда одинъ второбрачный клирикъ, не имѣвшій возможности вслѣдствіе второбрачія своего удостоиться полученія священнаго сана, написалъ патріарху слѣдующее:

— «Я имѣю множество пшеницы, которую всю чрезъ твои руки желаю отдать Христу; при семъ еще обѣщаю сто пятьдесятъ литръ золота, — только сдѣлай меня діакономъ».

Святый, призвавъ его, сталъ укорять за желаніе пріобрѣсти за деньги священный санъ.

— «Раскайся въ своемъ грѣхѣ и убойся наказанія Гіезія [14]; Богъ силенъ и безъ твоей пшеницы прокормить насъ во время голода».

Въ то время, какъ онъ говорилъ это, явился вѣстникъ съ сообщеніемъ, что изъ Сициліи [15] прибыли два корабля съ большимъ количествомъ пшеницы; услыхавъ о томъ, патріархъ упалъ на колѣни и возблагодарилъ Бога, не оставляющаго уповающихъ на Него.

Здѣсь умѣстно припомнить еще о кротости, смиреніи и незлобіи святаго Іоанна. Двое клириковъ за одно прегрѣшеніе были наказаны временнымъ отлученіемъ отъ Церкви. Одинъ изъ нихъ покаялся, но другой, напротивъ, еще болѣе утвердился въ своей злобѣ и, въ гнѣвѣ на патріарха, дѣлалъ весьма много худаго. Услыхавъ объ этомъ, патріархъ пожелалъ призвать его къ себѣ и кротко убѣдить его отстать отъ своей злобы; но забылъ сіе сдѣлать, по Божествонному о томъ устроенію, дабы, для всеобщей пользы, обнаружились смиреніе и кротость Іоанновы. Въ одинъ изъ воскресныхъ дней, совершая въ церкви божественную лигургію, Іоаннъ всномнилъ про того гнѣвавшагося на него клирика и вмѣстѣ съ тѣмъ припомнилъ и слова Христа: аще принесеши даръ твой ко олтарю и ту помянеши, яко братъ твой имать нѣчто на тя, остави ту даръ твой предъ олтаремъ, и шедъ прежде смирися съ братомъ твоимъ (Матѳ. 5, 23-24). Вышедши изъ алтаря, онъ подозвалъ того клирика и припалъ къ ногамъ его, прося у него прощенія. Клирикъ, увидавъ такое смиреніе своего патріарха, убоялся, и самъ упалъ ему въ ноги, съ плачемъ испрашивая прощенія. Такимъ образомъ, Іоаннъ примирился съ своимъ клирикомъ, возвратился къ алтарю и, дерзновенно совершивъ жертву, съ чистою совѣстью могъ произнести слова молитвы Господней: остави намъ долги наша, яко и мы оставляемъ должникомъ нашимъ (Матѳ. 6, 12). Клирикъ же тотъ, исправившись, сталъ проводить богоугодную жизнь, а затѣмъ сподобился и священническаго сана.

Не менѣе поразителенъ другой примѣръ кротости, обнаруженной святымъ Іоанномъ. Одинъ содержатель гостинницы въ Александріи обезчестилъ ругательными и укорительными словами племянника блаженнаго, по имени Георгія. Придя къ своему дядѣ, Георгій горько жаловался на обезчестившаго его человѣка.

Видя своего племянника весьма смущеннымъ и желая успокоить его, Іоаннъ сказалъ:

— «Онъ, худородный, осмѣлился обезчестить моего племянника! Свидѣтельствуюсь Богомъ, что отомщу сему оскорбителю и поступлю съ нимъ такъ, что отъ того придетъ въ изумленіе вся Александрія!»

Немного успокоившись отъ сихъ словъ патріарха, Георгій пересталъ рыдать. Тогда кроткій и смиренный сердцемъ Іоаннъ сталъ говорить ему:

— «Возлюбленеый сынъ! Если ты хочешь быть моимъ родственникомъ, то будь готовъ претерпѣвать не только оскорбленія, но подъять и раны, и для Бога все прощать ближнему. Желаешь ли ты быть благороднымъ? — Тогда ищи благородства не по крови, но отъ добродѣтели. Истинное благородство украшается не столько славою предковъ, сколько добрыми дѣлами и богоугодною жизнію».

Такимъ образомъ, умиротворивъ своего племянника, святый позвалъ надсмотрщика надъ гостинницами и приказалъ ему, чтобы онъ съ того человѣка, который обезчестилъ Георгія, не бралъ церковной подати, которую тотъ долженъ былъ давать ежегодно, но предоставилъ ему жить свободно.

И дѣйствительно, Іоаннъ, согласно своему обѣщанію, поступилъ съ оскорбителемъ такъ, что удивилась вся Александрія: вмѣсто наказанія и мести, онъ оказалъ ему благодѣяніе.

Желая непрестанно содержать въ своемъ умѣ память смертную, блаженный Іоаннъ приказалъ устроить для себя гробъ, только не отдѣлывать его. При этомъ онъ приказалъ экономамъ, чтобы они во всѣ торжественные праздники приходили къ нему и въ присутствіи всѣхъ громко говорили:

— «Владыко! твой гробъ еще не додѣланъ; прикажи его додѣлать, ибо смерть приходитъ, какъ тать, и ты не знаешь, въ какой часъ она появится».

Такъ святый Іоаннъ имѣлъ постоянную память о смерти и всегда былъ готовъ къ ней.

Однажды къ святому пришелъ нѣкій богатый вельможа, и ему удалось увидать постель святаго, которая была покрыта худымъ одѣяломъ. Отправившись домой, вельможа послалъ патріарху одѣяло, стоимостію въ тридцать шесть золотыхъ монетъ, и просилъ его покрываться тѣмъ одѣяломъ. Патріархъ, не желая оскорбить вельможу, взялъ, по усиленной его просьбѣ, одѣяло и одѣлся имъ на одну только ночь. При этомъ онъ говорилъ самъ себѣ:

— «Горе тебѣ, окаянный Іоаннъ, такъ какъ ты одѣваешься многоцѣннымъ одѣяломъ, а Христова братія — нищіе застываютъ отъ мороза. Сколько человѣкъ ночуютъ безъ всякаго покрова на вѣтру и стужѣ и имѣютъ только небольшую рогожку или изодранное рубище! Сколько нагихъ валяются по навознымъ кучамъ и дрожатъ отъ стужи, страдая вдвойнѣ: отъ голода и холода, оставаясь безъ сна въ теченіе цѣлой ночи, хотятъ ѣсть и умираютъ отъ стужи! Увы мнѣ! Сколько убогихъ, подобно Лазарю, желающихъ насытиться отъ крупицъ, падающихъ съ моей трапезы! Горе мнѣ! Сколько въ семъ городѣ странниковъ и пришельцевъ, не имѣющихъ гдѣ преклонить голову, которые, проводя ночи на улицахъ и претерпѣвая всякія бѣдствія, благодарятъ за все Владыку Христа! Ты же, Іоаннъ, желая получить вѣчный покой, здѣсь пребываешь въ роскоши и покоѣ и имѣешь все, что ни пожелаешь: живешь въ прекрасныхъ палатахъ, носишь мягкую одежду, пьешь вино, ѣшь отборную рыбу. И при всемъ этомъ ты одѣлся еще и мноюцѣннымъ одѣяломъ. Чего же ты можешь ожидать въ будущемъ вѣкѣ? Нѣтъ, окаянный Іоаннъ, проводя такую жизнь ты не получишь вѣчнаго царствія, но услышишь то же, что и евангельскій богачъ: воспріялъ еси благая твоя въ животѣ твоемъ, а убогіе воспріяша злая (Лук. 16, 25). Богъ — свидѣтель, что смиренный Іоаннъ не одѣнется симъ одѣяломъ въ другую ночь, но на деньги, полученныя отъ продажи одѣяла, будутъ одѣты нищіе и убогіе».

Съ наступленіемъ дня, святый поспѣпшо отправилъ одѣяло на рынокъ для продажи, дабы за цѣну стоимости его купить одѣяніе убогимъ. Но когда продавали одѣяло, случайно проходилъ мимо тотъ вельможа, который подарилъ одѣяло блаженному Іоанну. Увидавъ, что оно продается, вельможа купилъ его и снова отослалъ къ Іоанну, упрашивая его, чтобы онъ самъ имъ покрывался. Взявъ одѣяло, святый снова отослалъ продавать его. Вельможа, увидавъ, что одѣяло продается опять, вторично купилъ его и отослалъ къ Іоанну съ просьбою, дабы онъ самъ одѣвался имъ. Іоаннъ же и въ третій разъ послалъ продать одѣяло, но вельможа и въ третій разъ, купивъ, отослалъ къ Іоанну. Послѣ сего Іоаннъ велѣлъ сказать сему вельможѣ:

— «Увидимъ, кто изъ насъ утомится первый: я ли — продавать, или ты покупать и вновь отдавать мнѣ?»

Такимъ способомъ святый Іоаннъ пріобрѣлъ отъ того вельможи много золота, которое и роздалъ убогимъ.

Блаженный умѣлъ привлечь къ подаянію милостыни и скупыхъ и сребролюбцевъ. Зная про нѣкоего епископа, по имени Троила, что онъ весьма скупъ и сребролюбивъ, Іоаннъ пригласилъ его съ собою въ больницу навѣстить болящихъ и убогихъ. Замѣтивъ, что Троилъ имѣетъ при себѣ золото, онъ сказалъ ему:

— «Отче Троиле! Вотъ тебѣ случай, чтобы утѣшить сію убогую братію, подавъ имъ милостыню».

Троилъ, стыдясь показаться скупымъ, вопреки своему желанію, началъ всѣмъ раздавать милостыню, начиная съ перваго до послѣдняго и истратилъ тридцать литръ золота. Но потомъ онъ сталъ сожалѣть, что роздалъ столько золота убогимъ. Придя домой, Троилъ такъ много печалился о розданномъ золотѣ, что слегъ въ постель. Между тѣмъ святый Іоаннъ послалъ за нимъ, приглашая его на обѣдъ. Троилъ отказался идти на обѣдъ, говоря, что боленъ. Догадываясь о причинѣ его болѣзни, что онъ, разболѣлся, сокрушаясь объ истраченныхъ деньгахъ, Іоаннъ захватилъ съ собою тридцать литръ золота и отправился навѣстить болящаго. Придя къ нему, онъ сказалъ:

— «Вотъ я принесъ тебѣ золото, которое взялъ у тебя въ больницѣ взаймы, — возьми его, а мнѣ дай росписку въ томъ, что ты передаешь мнѣ ту награду отъ Господа, которая предназначалась для тебя за розданное золото. Увидавъ золото, Троилъ сильно обрадовался и, получивъ его, тотчасъ выздоровѣлъ и тутъ же написалъ слѣдующее:

— «Боже милосердый! Даруй награду господину моему Іоанну, патріарху Александрійскому, за тридцать литръ золота, которыя я роздалъ нищимъ, ибо онъ возвратилъ мнѣ мое золото».

Получивъ сію записку Троила, Іоаннъ позвалъ его къ себѣ на обѣдъ. Угощая его, святый внутренно молился Богу, дабы онъ избавилъ Троила отъ такого сребролюбія. И вотъ ночью Троилъ въ видѣніи узрѣлъ весьма прекрасный домъ, неописуемой красоты, надъ дверьми коего была золотая надпись:

— «Обитель и вѣчный покой епископа Троила».

Троилъ весьма обрадовался столь прекрасному, уготованному для него, дому. Но внезапно явился какой-то величественный и грозный мужъ, какъ бы царскій кувикуларій [16], и сказалъ слугамъ:

— «Господь всего міра повелѣлъ изгладить сію надпись».

И немедленно слуги изгладили. Явившись вторично, тотъ же мужъ сказалъ слугамъ:

— «Напишите такъ: это обитель и вѣчный покой Іоанна, патріарха Александрійскаго, который купилъ ихъ для себя за тридцать литръ золота».

Пробудившись отъ сна, Троилъ исполнился ужаса, сильно скорбѣлъ, что лишился приготовленнаго ему дома на небѣ, и укорялъ себя за любовь къ золоту. Вставъ, онъ поспѣшно пошелъ къ блаженному Іоанну и разсказалъ ему о томъ, что видѣлъ. Блаженный Іоаннъ съ обычною своею кротостію преподалъ ему наставленіе и отпустилъ съ миромъ. Съ того времени Троилъ исправился и сдѣлался весьма нищелюбивымъ и милостивымъ ко всѣмъ.

Господь, испытывавшій нѣкогда терпѣніе праведнаго Іова, посѣтилъ и блаженнаго Іоанна тягостнымъ испытаніемъ. Однажды корабли, принадлежавшіе Александрійской церкви и нагруженные до верху товарами, были въ Адріатическомъ морѣ [17]. Вдругъ поднялась буря и такое сильное волненіе, что корабли едва не потонули. Опасность была такъ велика, что пришлось весь грузъ бросить въ море. Такъ случилось по Божественному попущенію, да искушеніе вѣры святаго Іоанна многочестнѣйше злата гибнуща обрящется [18]. Кораблей было тринадцать, цѣна же всѣхъ находившихся на нихъ товаровъ достигала до трехъ тысячъ трехъ сотъ литръ золота. Лишившись такого имущества, которымъ онъ могъ бы въ теченіе многаго времени питать и одѣвать нищихъ, святый Іоаннъ переносилъ сіе съ благодарностію, часто повторяя слова Іова: Господь даде, Господь отъятъ, буди имя, Господне благословенно во вѣки (Іов. 1, 21). Когда же къ нему явились многіе изъ начальствующихъ горожанъ, желая утѣшить его въ печали, онъ отвѣчалъ имъ:

— «Я виноватъ въ гибели церковнаго имущества, ибо если бы я не превозносился умомъ, что подаю большую милостыню, тогда не погибло бы въ морѣ такое цѣнное имущество. Я возгордился, отдавая не свое, но Божіе. И вотъ Богъ, желая смирить меня, попустилъ такое обнищаніе, ибо нищета смиряетъ человѣка. Теперь-же я и самъ сознаю, что изъ-за гордости лишился награды у Бога и причинилъ большую потерю неимущимъ, ибо тѣ, пища которыхъ погибла, будутъ претерпѣвать голодъ. Но не ради меня, а ради ихъ самихъ Господь не оставитъ неимущихъ и подастъ имъ все потребное».

Такимъ образомъ, пришедшіе утѣшать Іоанна сами получили отъ него утѣшеніе и наставленіе. Господь же вскорѣ послалъ Іоанну вдвое болѣе прежняго.

Іоаннъ подавалъ нищимъ большую млостыню и особенно помогалъ терпящимъ какую либо обиду. Однажды, когда онъ шелъ въ церковь святыхъ мучениковъ Кира и Іоанна [19], къ нему подошла бѣдная вдова и, разсказавъ о великой обидѣ, причиненной ей зятемъ, просила защиты у святаго патріарха. Сопровождавшіе Іоанна сказали ему:

— «Владыко, выслушай просьбу сей вдовицы уже по возвращеніи домой!»

Святый отвѣчалъ:

— «Какъ же Богъ услышитъ мою молитву, если я не выслушаю ее немедля?»

И онъ не тронулся съ мѣста, пока не выслушалъ вдовицу и не защитилъ ее отъ обиды.

Одинъ юноша, по смерти своихъ родителей, остался безъ всякихъ средствъ къ существованію. Іоаннъ, узнавъ объ этомъ, спросилъ находившихся при немъ, какимъ образомъ этотъ юноша впалъ въ нищету (ибо онъ слышалъ, что его родители были весьма богаты). Боголюбивые мужи разсказали ему, что родители сего отрока были весьма милостивы и все свое имущество роздали убогимъ, а своему сыну оставили только десять литръ золота. Но предъ своею смертію отецъ юноши (мать его умерла раньше), позвавъ его, предложилъ ему на выборъ золото и образъ Пречистыя Богородицы и сказалъ:

— «Любезный сынъ! Изъ всего нашего имущества осталось только десять литръ золота; все остальное мы передали въ руки Христу. Отвѣчай же мнѣ: чего желаешь ты: золото ли, или образъ Владычицы нашей Богородицы, твоей помощницы и питательницы?»

Отрокъ, презрѣвъ золото, взялъ икону Пречистой Богородицы, а золото просилъ раздать бѣднымъ. И вотъ нищимъ было отдано и послѣднее имущество. Когда отецъ умеръ, отрокъ остался бѣднякомъ, и сталъ испытывать всевозможныя лишенія. Несмотря на это, онъ каждый день и ночь молился въ церкви Пресвятой Богородицы.

Выслушавъ этотъ разсказъ, преподобный Іоаннъ подивился добродѣтели и разуму сего отрока, душевно полюбилъ его и съ того времени, какъ истинный отецъ сиротъ, имѣлъ попеченіе о немъ и размышлялъ, какое бы оказать ему благодѣяніе. Однажды онъ тайно призвалъ своего эконома и сказалъ ему:

— «Я желаю тебѣ сообщить одну тайну, но смотри — никому не говори о ней».

Экономъ обѣщалъ сохранить тайну, которую святый ему скажетъ. Тогда патріархъ сказалъ:

— «Поди, возьми старую хартію и напиши на ней предсмертное завѣщаніе отъ имени нѣкоего Ѳеопемпта такъ, чтобы изъ сего завѣщанія выходило, будто я и сей бѣдный отрокъ близкіе между собою родственники. Затѣмъ приди къ тому юношѣ и скажи ему: «братъ, знаешь ли, что ты близкій родственникъ патріарху? Поэтому тебѣ унизительно оставаться въ бѣдности». При семъ покажи ему написанное и прибавь: «чадо, если ты стыдишься объявить патріарху, что ты — его родственникъ, то я скажу ему о тебѣ».

Выслушавъ распоряженіе Іоанна, экономъ поступилъ такъ, какъ приказалъ ему патріархъ. Онъ написалъ на ветхой хартіи завѣщаніе, изъ котораго явствовало родство бѣднаго юноши съ патріархомъ. Призвавъ затѣмъ юношу къ себѣ, онъ показалъ ему завѣщаніе и сказалъ, что нашелъ его между старыми бумагами его отца. Прочитавъ завѣщаніе, отрокъ сначала обрадовался, но потомъ устыдился, что онъ весьма бѣденъ и одѣтъ въ худое рубище, и просилъ эконома, дабы онъ сказалъ о немъ патріарху. Экономъ, пришедши къ святому, сообщилъ ему просьбу отрока, и святый сказалъ:

— «Скажи отроку: патріархъ такъ говоритъ: «я припоминаю, что мой дядя имѣлъ сына, но я не зналъ послѣдняго въ лицо. Ты хорошо сдѣлаешь, если приведешь его ко мнѣ. Принеси также и завѣщаніе съ собою».

Экономъ привелъ отрока и показалъ рукопись преподобному. ІІатріархъ съ любовію обнялъ юношу и сказалъ:

— «Хорошо, что ты пришелъ, ибо ты сынъ дяди моего».

Святый снабдилъ юношу большимъ имуществомъ, купилъ ему домъ и все потребное для жизни, женилъ его на благородной дѣвицѣ и постарался сдѣлать его богатымъ, славнымъ и честнымъ, дабы исполнились слова псалма: не видѣхъ праведника оставлена, ниже сѣмене его просяща хлѣба (Псал. 36, 25).

Святый Іоаннъ весьма часто навѣщалъ больныхъ, которымъ самъ прислуживалъ и напутствовалъ умирающихъ, своими молитвами, помогая имъ при ихъ кончинѣ. Кромѣ сего, онъ часто совершалъ Божественную литургію за умершихъ и говорилъ, что совершаемая за умершихъ Божественная литургія приноситъ великую пользу усопшимъ. Въ подтвержденіе сего, святитель указывалъ на событіе, случившееся немного ранѣе сего времени на островѣ Кипрѣ.

— «Одинъ плѣнникъ изъ Кипра, — говорилъ онъ, — находился въ Персіи въ тяжкомъ заключеніи. Родителямъ его, жившимъ на Кипрѣ, было сообщено, будто онъ уже умеръ, такъ что они оплакивали его, какъ умершаго. Трижды въ годъ они стали справлять память о немъ, дѣлая приношенія въ церковь за упокоеніе его души, для совершенія Божественной службы. По прошествіи четырехъ лѣтъ, сынъ ихъ убѣжалъ изъ плѣна и возвратился домой. Родители, увидавъ его, удивились, подумавъ, что онъ воскресъ изъ мертвыхъ. Возрадовавшись его освобожденію, они разсказали ему, что три раза въ годъ совершали о немъ поминовеніе. Сынъ спросилъ, въ какіе дни они совершали поминовеніе. Они отвѣчали, что — въ день Богоявленія, Пасхи и Пятидесятницы. Онъ же, услыхавъ сіе, припомнилъ и сказалъ:

— «Въ тѣ дни приходилъ ко мнѣ въ темницу со свѣтильникомъ нѣкій величественный мужъ, оковы ниспадали съ моихъ ногъ, и я былъ свободенъ. Въ остальные же дни я, какъ узникъ, снова пребывалъ въ оковахъ».

Блаженный Іоаннъ весьма опасался осуждать людей за грѣхи, въ особенности иноковъ. Одинъ разъ ему случилось несправедливо осудить инока, и послѣ того онъ не принималъ никакихъ доносовъ на нихъ и не осуждалъ ихъ. Происшествіе заключалось въ слѣдующемъ. Одинъ юный инокъ въ теченіе нѣсколькихъ дней ходилъ по Александріи съ весьма молодой и красивой дѣвицей. Видя сіе, нѣкоторые соблазнились, подумавъ, что онъ ведетъ съ нею беззаконную жизнь, и сообщили о томъ святому патріарху. Послѣдній приказалъ немедленно схватить обоихъ, подвергнуть тѣлесному наказанію и запереть отдѣльно другъ отъ друга въ темницѣ. Съ наступленіемъ ночи, инокъ явился патріарху во снѣ, показалъ ему свои сильно израненныя отъ побоевъ плечи и спросилъ его:

— «Того ли ты хотѣлъ, владыко? Такъ ли ты научился у Апостола пасти стадо Христово, не по принужденію, но добровольно (1 Петр. 5, 2). Повѣрь мнѣ: ты обманутъ, какъ человѣкъ!»

Съ сими словами онъ удалился отъ него. Патріархъ же, пробудившись отъ сна, размышлялъ относительно видѣннаго, чтб бы оно значило, и, сознавъ свое прегрѣшеніе, сѣтуя и скорбя, сидѣлъ на постели. Съ наступленіемъ утра, онъ далъ приказаніе привести того инока, желая взглянуть, похожъ ли онъ на явившагося ему въ сновидѣніи. Инокъ пришелъ съ большимъ трудомъ, ибо отъ множества ранъ едва могъ двигаться. Патріархъ, увидавъ его, помертвѣлъ, будучи не въ силахъ вымолвить ни слова, и только рукой далъ ему знакъ сѣсть подлѣ себя. Потомъ придя въ себя, онъ попросилъ инока, дабы онъ снялъ свою одежду и показалъ ему плечи, чтобы удостовѣриться, такъ ли онъ израненъ, какъ видѣлъ во снѣ. Когда, послѣ настоятельныхъ просьбъ, инокъ сталъ снимать свою одежду, то всѣ увидѣли, что онъ — евнухъ. Патріархъ, видя его израненное тѣло, весьма сожалѣлъ о случившемся и, пославъ за оклеветавшими инока, отлучилъ ихъ на три года отъ Церкви, у инока же просилъ прощенія:

— «Прости мнѣ, братъ, — говорилъ онъ ему, — такъ какъ я сдѣлалъ это по невѣдѣнію. Согрѣшилъ я предъ Богомъ и предъ тобою. Однако тебѣ не слѣдовало такъ неосторожно проводить время съ дѣвицею на соблазнъ мірскимъ людямъ, ибо ты носишь иноческій образъ».

Инокъ смиренно отвѣчалъ:

— «Владыко, повѣрь мнѣ, что я не солгу тебѣ, а скажу правду. Раньше, когда я былъ въ Газѣ [20] и шелъ поклониться гробницѣ святыхъ мучениковъ Кира и Іоанна, вечеромъ меня встрѣтила эта дѣвица и, припавъ къ моимъ ногамъ, со слезами умоляла меня, чтобы я не запрещалъ ей идти со мною. Но я, оттолкнувъ ее, обратился въ бѣгство. Она же, идя слѣдомъ за мною, говорила:

— «Заклинаю тебя Богомъ Авраамовымъ, пришедшимъ спасти грѣшниковъ и хотящимъ судить живыхъ и мертвыхъ, — не оставляй меня!»

Услыхавъ сіе, я сказалъ ей:

— «Дѣвица, зачѣмъ ты такъ меня заклинаешь?»

— «Я — еврейка, — отвѣчала она мнѣ съ рыданіемъ, — и желаю оставить отеческую злую вѣру и сдѣлаться христіанкой. Умоляю тебя, отче! не отвергай меня, но спаси душу, желающую увѣровать во Христа».

Услыхавъ сіе, я убоялся суда Божія и, захвативъ дѣвицу съ собою, преподалъ ей наставленіе въ святой вѣрѣ. Пришедши затѣмъ къ гробницѣ святыхъ мучениковъ, я крестилъ ее въ церкви и, въ простотѣ сердца, ходилъ съ нею, думая помѣстить ее въ женскомъ монастырѣ».

Выслушавъ разсказъ инока, патріархъ вздохнулъ и сказалъ:

— «Сколько имѣетъ у себя Богъ сокровенныхъ рабовъ, мы, окаянные, того и не знаемъ».

Потомъ онъ разсказалъ всѣмъ окружавшимъ свое сновидѣніе и, взявъ сто золотыхъ монетъ, хотѣлъ отдать ихъ тому иноку; но инокъ не пожелалъ взять ни одной, говоря:

— «Если инокъ вѣруетъ, что о немъ промышляетъ Богъ, то онъ не нуждается въ золотѣ; если же любитъ золото, то не вѣруетъ, что существуетъ Богъ».

Сказавъ это, онъ поклонился патріарху и ушелъ. Съ тѣхъ поръ блаженный Іоаннъ сталъ еще сильнѣе уважать иноковъ; онъ устроилъ для успокоенія странствующихъ иноковъ монастырь и воздерживался отъ осужденія.

Добрый пастырь наставлялъ и овецъ своихъ духовныхъ, дабы не осуждали никого, если бы даже и знали за кѣмъ-либо грѣхъ, но лучше взирали бы на свои грѣхи, а не на чужіе. Случилось какъ-то, что изъ Александріи нѣкій юноша съ инокинею убѣжалъ въ Константинополь. Всѣ стали осуждать его и говорили:

— «Онъ загубилъ двѣ души: и свою, и инокини, и притомъ послужилъ для всѣхъ соблазномъ. Между тѣмъ въ Евангеліи сказано: горе, имже соблазнъ приходитъ» (Матѳ. 13, 8).

Тогда святый Іоаннъ сказалъ имъ:

— «Чада, перестаньте осуждать, такъ какъ и вы виноваты въ двухъ грѣхахъ: во-первыхъ, осуждая согрѣшившаго, вы нарушаете заповѣдь Божію: прежде времене ничтоже судите (1 Кор. 4, 5); а съ другой стороны, клевещете на брата, не зная, согрѣшаетъ ли онъ до настоящаго времени, или уже покаялся».

Въ назиданіе онъ разсказалъ имъ слѣдующую повѣсть.

— «Нѣкій инокъ проходилъ по улицамъ города Тира [21]. Его замѣтила блудница, по имени Порфирія, которая была всѣмъ извѣстна въ томъ городѣ, и стала кричать въ слѣдъ инока:

— «Отче! спаси меня, какъ и Христосъ спасъ блудницу».

Инокъ же, ни во что вмѣнивъ судъ человѣческій, сказалъ ей:

— «Слѣдуй за мной!»

И взявъ ее за руку, вывелъ изъ города на глазахъ у всѣхъ. Послѣ сего по всему городу пронеслась молва, что инокъ взялъ себѣ въ жены блудницу Порфирію. Когда инокъ велъ послѣднюю въ женскій монастырь, Порфирія нашла на дорогѣ брошеннаго ребенка и взяла его себѣ, дабы воспитать его вмѣсто сына. Спустя нѣсколько времени, нѣкоторымъ гражданамъ тирскимъ довелось быть въ той странѣ, гдѣ проживалъ старецъ и Порфирія. Замѣтивъ, что она имѣетъ ребенка, они сказали ей съ насмѣшкою:

— «Хорошаго ты, Порфирія, родила ребенка».

Вернувшись, они разсказали всѣмъ, что Порфирія отъ монаха родила ребенка: «мы его видѣли своими глазами, — говорили они, и онъ весьма походитъ на монаха». Когда же старецъ провидѣлъ свою кончину и отшествіе ко Господу, онъ сказалъ Пелагіи (такъ переименовалъ онъ Порфирію по принятіи ею иночества):

— «Пойдемъ въ Тиръ, куда мнѣ необходимо нынѣ идти. Мнѣ угодно, чтобы и ты сопровождала меня».

Покорная волѣ старца, Пелагія отправилась съ нимъ. Они пошли въ городъ, взявъ съ собою и ребенка, которому было уже семь лѣтъ. Когда они вошли въ городъ, старецъ расхворался, и многіе горожане пришли навѣстить его. Тогда старецъ сказалъ пришедшимъ навѣстить его:

— «Принесите мнѣ кадильницу».

Ему принесли. Онъ, взявъ кадильницу, высыпалъ себѣ на грудь горящіе угли изъ нея и держалъ ихъ до тѣхъ поръ, пока они не остыли. Угли не опалили ни тѣла, ни одежды его. При семъ старецъ сказалъ людямъ:

— «Благословенъ Богъ, нѣкогда сохранившій купину неопалимою отъ огня! Онъ свидѣтель, что, подобно тому, какъ сіи горячіе угли не опалили моего тѣла и огонь не прикоснулся къ одеждѣ моей, такъ и я съ самаго дня рожденія своего не позналъ плотскаго грѣха».

Сказавъ сіе, старецъ предалъ душу свою Господу. Всѣ, видѣвшіе это, дивились и прославили Бога, имѣющаго у Себя втайнѣ подвизающихся рабовъ Своихъ.

Разсказавъ сію повѣсть, святый Іоаенъ поучалъ присутствовавшихъ такими словами:

— «Итакъ, братія мои и чада, не будьте поспѣшны въ осужденіи. Мы часто замѣчаемъ грѣхъ человѣка согрѣшающаго, покаянія же его, втайнѣ имъ содѣлываемаго, не видимъ».

Такъ сей добрый пастырь поучалъ своихъ словесныхъ овецъ и съ кротостью управлялъ Церковію Христовою.

Случилось, что персы сдѣлаіи нападеніе на ихъ страну. Іоаннъ, памятуя слова Спасителя: егда гонятъ вы во градѣ семъ, бѣгайте въ другій (Матѳ. 10, 23), рѣшился удалиться на время въ Константинополь. Когда онъ отплылъ отъ Александріи, то заболѣлъ и лежалъ въ постели. И вотъ въ видѣніи онъ видитъ нѣкоего свѣтозарнаго мужа, держащаго золотой скипетръ и говорящаго:

— «Царь царей зоветъ тебя къ Себѣ».

Изъ сего видѣнія святый узналъ, что приблизился конецъ его жизни. Приплывъ на свою родину въ Кипръ, онъ не могъ пуститься въ дальнѣйшій путь и, достигнувъ родного города Амаѳунта, съ миромъ преставился ко Господу. Умирая, святый Іоаннъ говорилъ:

— «Благодарю Тебя, Господи Боже мой, что Ты сподобилъ меня принести Тебѣ Твое, и что изъ благъ міра сего ничего для меня не осталось, кромѣ лишь третьей части сребреника; но и относительно сей части я завѣщаваю, чтобы она была отдана нищимъ. Когда я былъ назначенъ Александрійскимъ патріархомъ, я нашелъ въ моей епархіи около восьми тысячъ литръ золота; отъ приношеній же боголюбцевъ я собралъ болѣе десяти тысячъ литръ, которыя всѣ отдалъ я Христу. Ему же предаю нынѣ и душу мою» [22].

Блаженный былъ погребенъ въ своемъ родномъ городѣ Амаѳунтѣ, въ церкви св. Тихона чудотворца [23], вмѣстѣ съ двумя, почивающими тамъ, епископами. При этомъ произошло слѣдующее событіе. Когда хотѣли съ ними положить святаго Іоанна, то тѣ тѣла, раздвинувшись, какъ живыя, отдѣлились другъ отъ друга и въ срединѣ между собою дали мѣсто Іоаннову тѣлу. Это чудо всѣ присутствовавшіе видѣли воочію и пораженные съ изумленіемъ прославляли Бога.

Нельзя также умолчать и о слѣдующемъ чудѣ, которое случилось послѣ погребенія святаго Іоанна. Одна женщина, впавъ въ тяжкій грѣхъ и стыдясь исповѣдать его своему отцу духовному, съ вѣрою пришла къ блаженному Іоанну, когда онъ былъ еще живъ, но уже болѣлъ и близокъ былъ къ смерти. Поклонившись ему въ ноги, она съ воплемъ и обильными слезами говорила:

— «О, преблаженный! Я — страшная грѣшница, и грѣхъ мой такъ ужасенъ, что я никому не смѣю открыть его. Но я знаю, что ты, если захочешь, можешь простить меня. Ибо Господь вамъ сказалъ: еще аще разрѣшиши на земли, будетъ разрѣшено на небесѣхъ (Матѳ. 16, 19), — и: имже отпустите грѣхи, отпустятся имъ (Іоан. 20, 23).

Блаженный отвѣчалъ:

— «Если ты пришла съ вѣрою, то исповѣдай предо мною свой грѣхъ».

На это женщина сказала:

— «Владыко, я не могу исповѣдать грѣха своего, потому что великій стыдъ удерживаетъ меня».

Преподобный сказалъ ей:

— «Если ты стыдишься исповѣдать устами, то пойди — напиши на хартіи и принеси ко мнѣ».

Она же сказала:

— «Я и сего не могу исполнить».

Тогда святый сказалъ:

— «Напиши, запечатай и отдай мнѣ».

Написавъ свой грѣхъ, женщина заклинала святаго не разрывать печати и не читать ея писанія. Получивъ его, Іоаннъ на пятый день послѣ того преставился. О письмѣ же томъ онъ никому не разсказалъ. Женщины той тогда въ городѣ не было. Утромъ, послѣ его похоронъ, женщипа эта пришла въ городъ и, узнавъ, что патріархъ умеръ и похороненъ, горько скорбѣла, ибо она думала, что другіе, послѣ его смерти, взявъ ея писаніе, прочитали о грѣхѣ ея. Пришедши ко гробу святаго, она взывала къ нему, какъ бы къ живому:

— «Человѣкъ Божій, — восклицала она, — я не осмѣлилась тебѣ самому исповѣдать грѣха моего, и вотъ, въ настоящее время, онъ сталъ всѣмъ извѣстенъ. О, лучше бы не отдавала я тебѣ той хартіи съ грѣхами моими. Горе мнѣ, окаянной! Я стыдилась тебя, но теперь постигъ меня еще большій стыдъ, и я стала посмѣшищемъ для всѣхъ. Но я не отступлю отъ твоей гробницы, пока ты не возвѣстишь мнѣ, куда ты дѣвалъ мое писаніе. Вѣдь ты не умеръ, но продолжаешь жить и нынѣ».

Въ такомъ состояніи она пробыла у гробницы Іоанна три дня. На третью ночь, святый Іоаннъ воочію вышелъ изъ своего гроба, съ двумя лежавшими съ нимъ епископами, и сказалъ плачущей:

— «Женщина, доколѣ ты не оставишь насъ въ покоѣ и не перестанешь слезами омочать наши одежды?»

Сказавъ это, онъ передалъ ей запечатанное письмо со словами:

— «Возьми свое письмо и, разорвавъ, взгляни».

Послѣ сего мертвые снова легли въ свои гроба. Женщина же, принявъ хартію, увидѣла свою печать цѣлой и, разорвавъ, нашла написанное ею вытертымъ, а вмѣсто сего было написано:

— «Ради раба Моего Іоанна, изглажденъ грѣхъ твой».

Женщина, получивъ чудесно отпущеніе своихъ грѣховъ, сильно возрадовалась и возвратилась въ свой домъ, славя и хваля Бога и величая угодника Его, святаго Іоанна милостиваго, молитвами котораго да явитъ и намъ Господь Свою милость, да загладитъ всѣ грѣхи наши и да впишетъ насъ въ книгу живота во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Кипръ — островъ въ сѣверо-восточной части Средиземнаго моря. — Епифаній былъ главнымъ военнымъ начальникомъ на островѣ. Св. Іоаннъ родился въ городѣ Амаѳунтѣ, въ южной части острова Кипра.
[2] Александрія — городъ въ Египтѣ, при западномъ рукавѣ р. Нила; основана Александромъ Македонскимъ въ 331 г. до Р. Хр.
[3] Императоръ Ираклій царствовалъ съ 610 по 641 г.
[4] Въ Константинополѣ, во время епископства святаго Прокла (434-447 г.), ученика Іоанна Златоустаго, въ 439 г. случилось сильное землетрясеніе, и весь народъ пришелъ въ ужасъ. Христіане крестнымъ ходомъ обходили городъ, моля Бога прекратить бѣдствіе и восклицая со слезами: «Господи, помилуй!» Вдругъ, во время молебствія, одинъ отрокъ былъ поднятъ невидимою силою на воздухъ, и когда потомъ опустился на землю, разсказалъ, что видѣлъ лики ангеловъ, воспѣвавшихъ: «Святый Боже, Святый Крѣпкій, Святый Безсмертный, помилуй насъ!» Какъ только это пѣніе было повторено, то землетрясеніе прекратилось. Эту священную ангельскую пѣснь было постановлено послѣ того употреблять при богослуженіи. Но во время распространенія ереси монофизитской, утверждавшей, что въ Іисусѣ Христѣ пребывало тайно одно естество Божеское, поглотившее природу человѣческую, нѣкто Петръ Фуллонъ, онъ-же Кнафей, что значитъ валяльщикъ сукна, такъ какъ въ молодости онъ занимался этимъ ремесломъ (Фуллонъ названіе валяльщика латинское, а Кнафей греческое), еще будучи пресвитеромъ, прибавлялъ къ Трисвятому — «распныйся за ны». Впослѣдствіи этотъ Петръ былъ патріархомъ въ Антіохіи (въ девятидесятыхъ годахъ V вѣка). Такъ какъ онъ былъ моноѳелитъ, то этою прибавкою хотѣлъ выразить, что въ страданіяхъ Спасителя страдало не только Его Божество, но даже и вся Святая Троица. Послѣдователи Петра составили особую секту, подъ именемъ ѳеопасхитовъ, сильно волновавшую православный міръ, много этихъ послѣдователей было въ Александріи въ патріаршество Іоанна Милостиваго (609-620 г.).
[5] Экономы завѣдывали церковнымъ хозяйствомъ. Экономъ при патріархѣ вѣдалъ церковные доходы патріархіи.
[6] Ираклій велъ страшную войну съ Хозроемъ II, царемъ Персидскимъ. Хозрой взялъ Сирію и Палестину; одинъ изъ его отрядовъ завоевалъ Египетъ, а другой проникъ до Халкидона, находившагося на противоположномъ берегу Константинополя. Война была до того жестока, что, напр., при взятіи Іерусалима, Хозрой разрушилъ церкви, осквернилъ св. мѣста. При этомъ, по преданію, избито было 90.000 христіанъ, и многіе изъ нихъ были куплены іудеями съ нарочною цѣлію избіенія ихъ. Это было въ 614 г. Во время этихъ тяжелыхъ бѣдствій патріархъ Іоаннъ Милостивый и явился истиннынъ цѣлителемъ скорбей христіанъ. Война кончилась миромъ послѣ побѣдъ надъ Хозроемъ Ираклія. Миръ заключенъ былъ въ 628 г. уже сыномъ Хозроя, царемъ Сироемъ, который захватилъ плѣнныхъ и Честный Животворящій Крестъ Господень.
[7] Другими словами: если хотите, чтобы люди относились къ вамъ справедливо, то и вы поступайте также.
[8] Св. Софроній — ученый монахъ изъ Дамаска (въ Сиріи) извѣстенъ своею защитою православія противъ моноѳелитовъ, признававшихъ въ Іисусѣ Христѣ одну волю и одно дѣйствованіе — Божеское. Это ученіе выродилось изъ ученія монофизитовъ. Софроній ясно и отчетливо доказызалъ моноѳелиту, александрійскому патріарху Киру (630-640 г.), что ученіе о единоволіи — ересь. Въ 634 г. Софроній поставленъ былъ патріархомъ Іерусалимскимъ и еще съ бóльшею ревностію защищалъ православіе. Онъ созвалъ въ Іерусалимѣ соборъ, на которомъ осудилъ моноѳелитство, а въ посланіи къ другимъ патріархамъ изложилъ основанія православнаго ученія о двухъ воляхъ во Христѣ. Умеръ въ 644 г. Память его совершается 11-го марта.
[9] Въ то время въ Александріи было много выкупленныхъ изъ плѣна христіанъ, а равно и тѣхъ, которые бѣжали, послѣ разоренія Іерусалима Хозроемъ, въ Египетъ, потерявъ все свое имущество.
[10] Литра — фунтъ, византійская мѣра вѣса, равная 72 золотникамъ, въ серебрѣ стоила до 42 руб., а въ золотѣ до 506 руб. Эту мѣру нужно отличать отъ литра — мѣры сыпучихъ и жидкихъ тѣлъ.
[11] Британія или нынѣшняя Англія, въ древности славилась обиліемъ олова.
[12] Декаполь или Десятоградіе — въ сѣверной части Палестины, — города, заселенные греками.
[13] Здѣсь разумѣется нашествіе персовъ на Египетъ, бывшее въ 618 г., подъ предводительствомъ Хозроя.
[14] Въ 4 кн. Царствъ повѣствуется о томъ, какъ пророкъ Елиссей исцѣлилъ Сирійскаго военачальника Неемана отъ проказы, не взявъ за то денегъ. Слуга же Елиссея Гіезій, пожалѣвъ, что господинъ его ничего не взялъ отъ Неемана, выманилъ у него много серебра и двѣ перемѣны одеждъ. Узнавъ о семъ, Елиссей сказалъ Гіезію: «пусть проказа Неемана пристанетъ къ тебѣ и къ твоему потомству на вѣкъ». И вышелъ отъ пророка Гіезій бѣлый отъ проказы, какъ снѣгъ (4 Цар. гл. 5).
[15] Островъ на югѣ Италіи на Средиземномъ морѣ, славившійся плодородіемъ своей почвы, и потому считавшійся въ древности житницею Италіи.
[16] Кувикуларій — постельникъ при царскомъ дворѣ.
[17] Адріатическое море между Аппенинскимъ и Балканскимъ полуостровами.
[18] Такъ писалъ апостолъ Петръ христіанамъ Малой Азіи, увѣщавая съ радостію переносить скорби (1 Петр. 1, 6), дабы испытанная вѣра оказалась драгоцѣннѣе гибнущаго, хотя и огнемъ испытываемаго золота (1 Петр. 1, 7).
[19] Киръ и Іоаннъ — безмездные врачи, мученики александрійскіе. Мощи ихъ почиваютъ въ Римѣ и открыты были въ царствованіе императора Аркадія (394-408 г.). Память ихъ празднуется 31 января и 28 іюня.
[20] Газа — городъ въ Палестинѣ, на восточномъ берегу Средиземнаго моря, къ юго-западу отъ Іерусалима.
[21] Тиръ, древняя столица Финикіи, былъ расположенъ на восточномъ берегу Средиземнаго моря, къ сѣверу отъ Палестины.
[22] Блаженный Іоаннъ преставился въ 619 г., ноября 11-го. Память же его празднуется 12 ноября потому, что 11-го въ Египтѣ торжественно праздновалась память муч. Минѣ, а въ Константинополѣ Ѳеодору Студиту. Мощи св. Іоанна Милостиваго первоначально перенесены были въ Константинополь (23 января), а позднѣе въ г. Пресбургъ въ Венгріи, гдѣ находятся и въ настоящее время.
[23] Память его празднуется 16-го іюня.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга третья: Мѣсяцъ Ноябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1905. — С. 281-304.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0