Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 27 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Ноябрь.
День одиннадцатый.

Житіе святаго Стефана Дечанскаго, краля Сербскаго [1].

Съ раннихъ лѣтъ Стефану пришлось видѣть и пережить много тяжкихъ бѣдствій. Въ Сербіи въ тѣ времена бывали частыя смуты и междоусобія среди королевскаго рода, возстанія и крамолы вельможъ, постоянныя войны съ сосѣдями — болгарами, греками и татарами.

Враги православнаго восточнаго христіанства, татары, разгромивши и покоривши православную Русь, разоряли и прочія славянскія православныя государства, угрожали Болгаріи и Сербіи.

Особенно сильная опасность грозила славянскимъ государствамъ Балканскаго полуострова со стороны Крымскаго хана Ногая. Татарскія войска, высылаемыя Ногаемъ, опустошали Болгарію и Македонію, вторгались и въ Сербію. Болгары на время подпали даже зависимости отъ татаръ, та же участь угрожала и Сербіи. Но Сербскій король Милутинъ принялъ рѣшительныя мѣры. Не будучи въ состояніи силой сопротивляться могущественному татарскому хану, онъ вступилъ съ нимъ въ переговоры, отвратилъ нашествіе татаръ, но вынужденъ былъ отправить молодого сына въ татарскій лагерь въ качествѣ заложника вмѣстѣ съ нѣсколькими знатными сербскими боярами.

Но Богъ помогалъ благочестивому Стефану въ его несчастіяхъ. Возникшія вскорѣ среди татаръ междоусобія кончились убійствомъ Ногая. Воспользовавшись сими смутами среди татаръ, Стефанъ возвратился на родину.

Ради совмѣстной борьбы съ татарами болгарскій царь Смилецъ вступилъ въ союзъ съ сербскимъ кралемъ Милутиномъ: союзъ этотъ сопровождался бракомъ сына Милутинова, Стефана Уроша, съ дочерью Болгарскаго царя Смильца.

Послѣ своего брака, Стефанъ Урошъ получилъ для самостоятельнаго управленія одну изъ важныхъ областей, именно Зету, или Діоклею, теперешнюю южную Черногорію. Здѣсь нѣкоторое время и правилъ Стефанъ.

Но какъ нерѣдко прежде, такъ и теперь возникаютъ въ Сербіи смуты, сопровождаясь обычными бѣдствіями и несчастіями.

Мачеха Стефана, вторая супруга Милутина, Симонида, дочь Византійскаго царя Андроника Старшаго [6] и жены его Ирины, возъимѣла желаніе, чтобы наслѣдникомъ Сербскаго престола сдѣлался не Стефанъ Урошъ, ея пасынокъ, а родной ея сынъ, Константинъ. Подстрекаемая своею матерью Ириной, она стала внушать королю Милутину подозрѣніе къ его сыну Стефану и клеветать, будто Стефанъ хочетъ отнять престолъ у отца.

Въ то же время нашлось среди сербскихъ бояръ немало такихъ, которые предупредили Стефана о грозившей ему опасности, но избавиться отъ нея совѣтовали посредствомъ возстанія противъ отца и отнятія у него королевской власти.

Между тѣмъ отца его Милутина злые люди успѣли убѣдить, что сынъ замышляетъ противъ него возстаніе и хочетъ свергнуть съ престола. Тогда Милутинъ отправляется въ область своего сына и посылаетъ схватить его. Посланные заковали Стефана въ цѣпи, посадили въ темницу въ Скоплѣ [7] и ослѣпили.

Произошло это въ Сербской области, именуемой Овче-поле. Тамъ находился храмъ во имя святителя и чудотворца Николая. Ослѣпленный Стефанъ испытывалъ страшныя муки и укрѣплялъ себя только молитвою. Среди такихъ тяжкихъ страданій полумертвый мученикъ въ тонкомъ снѣ видитъ предъ собою величественнаго святаго мужа въ святительской одеждѣ съ сіяющимъ лицомъ; мужъ сей держитъ на правой длани выколотыя очи Стефана и говоритъ:

— «Не скорби, Стефане! Вотъ на длани моей твои очи!» — и съ этими словами показываетъ ихъ.

Думая, что это привидѣніе, Стефанъ сказалъ ему:

— «Кто ты, господинъ мой, являющій такое попеченіе обо мнѣ?»

Явившійся отвѣчалъ:

— «Я — Николай, епископъ Мѵрликійскій».

Пробудившись отъ сна, страдалецъ почувствовалъ нѣкоторое облегченіе отъ болѣзни и возблагодарилъ Бога.

Гоненіе на Стефана тѣмъ не кончилось.

Желая вполнѣ обезпечить себя отъ мнимыхъ замысловъ сына, король Милутинъ изгналъ Стефана изъ отечества и отослалъ его въ Царьградъ къ тестю своему царю Андронику Старшему подъ надзоръ вмѣстѣ съ двумя малолѣтними внуками, сыновьями Стефана — Душаномъ и Душицею.

Но и въ изгнаніи Богъ не оставилъ терпѣливаго Стефана. Правда, Стефанъ здѣсь лишенъ былъ свободы. Ему данъ былъ сначала особый дворъ и полное содержаніе отъ царя, но воспрещенъ свободный выходъ. Потомъ Стефанъ съ дѣтьми перемѣщенъ былъ на жительство въ Цареградскій монастырь Пантократора (Господа Вседержителя) подъ надзоръ игумена, безъ разрѣшенія котораго ему не позволялось никого принимать къ себѣ и ни съ кѣмъ не бесѣдовать. Но доблестный Стефанъ покорно переносилъ всѣ тягости заточенія; онъ часто повторялъ: «терпи, Стефанъ: въ терпѣніи вашемъ, стяжите душы ваша (Лук. 21, 19), — сказалъ Господь». Онъ часто предавался молитвѣ съ колѣнопреклоненіемъ и въ ней находилъ утѣшеніе. Когда монастырская братія собиралась на правило, онъ первый являлся на молитву и стоялъ неподвижно до окончанія службы, такъ что настоятель и братія дивились его бодрости и усердію. За это всѣ любили Стефана и оказывали ему вниманіе. Часто ходили къ нему и для духовной бесѣды. Все это не осталось неизвѣстнымъ и самому царю. Слыша о похвальной жизни заточника, онъ часто призывалъ его къ себѣ, бесѣдовалъ о душевной пользѣ и раздѣлялъ съ нимъ трапезу.

Въ одну изъ такихъ бесѣдъ о вещахъ душеспасительныхъ и дѣлахъ государственныхъ, зашла рѣчь о возмущавшемъ тогда многихъ православныхъ въ греческомъ царствѣ пришедшемъ съ запада еретикѣ Варлаамѣ, неправо учившемъ объ осіявшемъ Господа Іисуса Христа свѣтѣ во время преславнаго Преображенія на Ѳаворѣ. Стефанъ высказалъ такую мысль: «Неправедно и неприлично царю, пастырю такого великаго стада Христова, держать въ своемъ стадѣ враговъ Его; ихъ должно изгонять, какъ волковъ, растлѣвающихъ души».

Созванный царемъ и патріархомъ Аѳанасіемъ соборъ осудилъ ересь Варлаама, и еретикъ изгнанъ былъ изъ предѣловъ Греческаго царства.

Своей добродѣтельной жизнію и своимъ разумомъ и совѣтами Стефанъ снискалъ всеобщую любовь не только монастырской братіи и царя, но и всѣхъ знатныхъ людей въ Царьградѣ, патріарха и вельможъ.

Изъ того, что выдавалось отъ царя, Стефанъ тратилъ на свое содержаніе незначительную долю, остальное же отдавалъ игумену для раздачи бѣднымъ.

Одинъ изъ соотечественниковъ Стефана, старинный его знакомый и почитатель, желая облегчить положеніе невиннаго заточника, послалъ ему съ вѣрнымъ слугою значительную сумму золота на различныя нужды. Посланный вручилъ деньги Стефану и передалъ сочувственныя рѣчи друга. Стефанъ возблагодарилъ благотворителя, помолился за него Господу Богу, но, призвавъ игумена, вручилъ ему все присланное золото для раздачи нуждающимся. Игуменъ убѣждалъ Стефана оставить себѣ хоть малую часть на обыкновенныя нужды, но тотъ отвѣчалъ, что Самъ Богъ судилъ ему жить на чужбинѣ и питаться отъ чужихъ, это такъ и должно быть; присланныя деньги должно отдать истинно нуждающимся — бѣднымъ.

Обласкавъ и удержавъ у себя на нѣкоторое время посланнаго, онъ отпустилъ его къ своему другу на родину, благодаря его и вознося за него молитвы Господу Богу.

За такую добродѣтель никогда не оставляла Стефана милость Божія. Въ пятый годъ пребыванія въ заточеніи. Господь Богъ явилъ на немъ великое чудо.

Однажды, въ день празднованія памяти великаго святителя и чудотворца Николая, Стефанъ, по обычаю, находился на торжественномъ всенощномъ богослуженіи. Во время чтенія житія и чудесъ святителя, онъ, по обычаю, присѣлъ на скамьѣ у своего мѣста и отъ продолжительнаго труда и бдѣнія вздремнулъ. И вотъ онъ видитъ предъ собою того божественнаго мужа, который и прежде ему являлся.

— «Помнишь ли ты, — сказалъ явившійся Стефану, — что я говорилъ тебѣ, когда прежде являлся?»

Стефанъ палъ на землю и сказалъ:

— «Я узнаю, что ты — великій святитель Николай, но сказаннаго тобою не помню».

Святый Николай сказалъ:

— «Я велѣлъ тебѣ — не скорбѣть, ибо въ моей рукѣ твои зѣницы, и я показалъ ихъ тебѣ».

Стефанъ сталъ припоминать прежнее явленіе святителя и, падши къ ногамъ его, сталъ просить о помилованіи.

Святитель сказалъ:

— «Что я тогда говорилъ тебѣ, то нынѣ явился исполнить».

И, какъ бы подавая зрѣніе, поднялъ Стефана, осѣнилъ лицо его крестнымъ знаменіемъ, коснулся очей и произнесъ:

— «Господь нашъ Іисусъ Христосъ, даровавшій очи слѣпому отъ рожденія, даруетъ и твоимъ очамъ ихъ прежнее зрѣніе!»

И съ этими словами святитель сталъ невидимъ.

Объятый трепетомъ, Стефанъ, пришедши въ себя, сталъ, по неизреченному милосердію Божію, видѣть, какъ и прежде.

Взявъ свой жезлъ, онъ вышелъ изъ церкви, какъ и всегда уходилъ, и, пришедши въ келью, наединѣ предался горячей молитвѣ и благодаренію за свое исцѣленіе. Послѣ долгой молитвы, закрывъ по прежнему глаза полотенцемъ, онъ снова вернулся въ церковь и стоялъ, по обычаю, утаивъ отъ всѣхъ совершившееся надъ нимъ чудо, и никто не узналъ, что ему возвращено было зрѣніе, до того самаго дня, когда Богу угодно было, по возвращеніи въ отечество, поставить его законнымъ Сербскимъ кралемъ.

Спустя нѣсколько дней послѣ чудеснаго прозрѣнія Стефана, младшій сынъ его, малолѣтній Душица, впалъ въ тяжкую болѣзнь и скончался. Стефанъ перенесъ это лишеніе безъ ропота, повторяя слова: «Господь далъ, Господь и взялъ», такъ что всѣ окружающіе удивились мужеству Стефана.

Еще два года продолжалось томленіе Стефана въ заточеніи на чужбинѣ. Какъ ни терпѣливо переносилъ Стефанъ свою ссылку, какъ крестъ, возложенный на него Промысломъ Божіимъ, но ему все же хотѣлось возвратиться въ отечество.

И вотъ онъ пишетъ слезное посланіе на Аѳонскую гору въ сербскую Хиландарскую лавру, гдѣ въ то время находился сербскій епископъ, впослѣдствіи архіепископъ Даніилъ, къ которому прежде Стефанъ всегда питалъ любовь и дружбу. Въ своемъ посланіи онъ яркими красками изображаетъ свое бѣдствіе и проситъ Даніила вмѣстѣ со своими аѳонскими великими старцами попечаловаться предъ отцомъ его, королемъ Милутиномъ, и исходатайствовать ему милость и возвращеніе въ отечество.

На Аѳонѣ собрался общій соборъ старцевъ, для обсужденія дѣла. Рѣшили написать посланіе къ сербскому архіепископу Никодиму и отправить его съ выборными почтенными старцами въ Сербію, чтобы ходатайствовать о возвращеніи сына и внука.

Краснорѣчивое посланіе и рѣчи архіепископа Никодима и посланныхъ старцевъ тронули сердце отца.

Въ то же время прибылъ въ Сербію изъ Царьграда игуменъ обители Пантократора, въ которой содержался Стефанъ съ сыномъ. Этого игумена, какъ человѣка краснорѣчиваго и искуснаго, византійскій императоръ Андроникъ Палеологъ послалъ къ своему зятю, сербскому королю Милутину, просить военной помощи противъ враговъ греческаго царства.

Переговоривъ о государственныхъ дѣлахъ, король Милутинъ пригласилъ царскаго посла, игумена обители Пантократора, для бесѣды наединѣ и сталъ разспрашивать о своемъ сынѣ Стефанѣ.

Игуменъ подробно повѣствовалъ отцу о добродѣтеляхъ, подвигахъ и терпѣніи его сына и прибавилъ, что съ ними не могутъ сравняться всѣ царскія сокровища. Эти разсказы тронули Милутина. Къ тому же незадолго передъ тѣмъ умерла теща его, мать Симониды, императрица Ирина, главная виновница подозрѣній и вражды отца къ сыну. Вслѣдствіе всего этого, Милутинъ рѣшился возвратить сына.

Онъ отправляетъ посольство къ императору Андронику и проситъ отправить сына своего Стефана со внукомъ Душаномъ обратно на родину, въ Сербію. Императоръ Андроникъ, полюбившій Стефана и питавшій къ нему глубокое уваженіе, прощается съ сербскимъ изгнанникомъ и отпускаетъ его въ дорогу, снабдивъ всѣмъ необходимымъ и щедро наградивъ подарками. Андроникъ зналъ о прозрѣніи страдальца, но никому не открывалъ этого, чтобы не навлечь на Стефана новыхъ подозрѣній и гоненій.

Такъ послѣ восьми лѣтъ заточенія на чужбинѣ, Стефанъ вернулся въ отечество вмѣстѣ съ подраставшимъ сыномъ своимъ Душаномъ. Встрѣча была трогательная. Отецъ примирился съ сыномъ. Онъ далъ ему для прожитія въ управленіе небольшую Будимльскую область въ Діоклеѣ (Зетѣ), а внука Душана оставилъ у себя для воспитанія, а можетъ быть и для того, чтобы имѣть его, какъ залогъ вѣрности сына.

Спустя три года, послѣдовала смерть сербскаго короля Милутина (29 окт. 1320 г.). Сторонники мачехи Стефана, Симониды, произвели было смуту въ пользу сына ея Константина, но большинство сербскихъ вельможъ стали на сторону законнаго наслѣдника престола, старшаго Милутинова сына Стефана, который прибылъ изъ Діоклеи въ тогдашнюю столицу Сербіи, городъ Призрѣнъ [8] и въ январѣ 1321 года былъ вѣнчанъ королевскимъ вѣнцомъ сербскимъ архіепископомъ Никодимомъ въ сослуженіи всего собора сербскаго духовенства. Вмѣстѣ съ отцомъ, по византійскому обычаю, вѣнчался на «кралевство» и сынъ его, «Стефанъ, младый краля», называвшійся Душаномъ. Стефанъ сталъ править подъ именемъ Уроша III. Теперь повязка съ глазъ была снята и для всѣхъ очевидно стало чудесное возвращеніе зрѣнія Стефану заступничествомъ великаго чудотворца Николая.

Правленіе Стефана Уроша III не было покойнымъ и мирнымъ. Внутреннія смуты не улеглись.

Братъ Стефана, сынъ гречанки Симониды Константинъ, собралъ войско и двинулся на Стефана, требуя уступить ему королевскіи престолъ. Стефанъ со своей стороны собралъ войско и двинулся противъ Константина. Прежде чѣмъ дѣло дошло до сраженія, Стефанъ отправилъ къ брату письмо, въ которомъ убѣждалъ не воевать противъ своего отечества при помощи иноплеменныхъ войскъ, а мирно править той областью, которую онъ дастъ брату: «можно обоимъ въ довольствѣ жить въ такой обширной землѣ». Но Константинъ не внялъ этимъ мирнымъ предложеніямъ, вступилъ въ сраженіе и былъ убитъ, а люди его перешли на сторону Стефана.

Поднялъ возстаніе противъ Стефана Уроша III еще двоюродный братъ его, Владиславъ, сынъ Сремскаго краля Драгутина, брата Милутинова, но и это возстаніе окончилось въ пользу Стефана. Владиславъ долженъ былъ покориться ему.

Послѣ смерти первой своей супруги, болгарской царевны, Стефанъ Урошъ еще дважды вступалъ въ бракъ: съ Вланкою, дочерью Филиппа Тарентскаго, герцога Ахайскаго [9], и, по смерти этой второй жены, съ Маріею, дочерью Солунскаго намѣстника Іоанна Палеолога.

Въ мирное время Стефанъ заботился о благосостояніи своихъ подданныхъ и о дѣлахъ Церкви. Онъ подтверждалъ прежнія граматы, укрѣплялъ за церквами земельныя владѣнія и другіе доходы. Онъ заботился также о соблюденіи чистоты вѣры и уничтоженіи ересей въ предѣлахъ своего государства. Одинъ современникъ на Евангеліи сдѣлалъ такую запись о Стефанѣ Урошѣ III: «Господь избралъ и прославилъ его для отчизны, какъ звѣзду свѣтлую и ярко сіяющую; онъ утвердилъ родину свою, овладѣлъ многими городами и областями, разсѣялъ враговъ своихъ. Онъ послалъ на безбожныхъ и нечестивыхъ бабуновъ сына своего. Тотъ съ Божьею помощью одержалъ побѣду надъ ними, проливъ много крови, взявъ въ плѣнъ весьма многихъ и возвратился въ отцу своему». — Бабунами назывались богомилы, опасные еретики, поселившіеся въ горной мѣстности Бабунѣ, около города Прилѣпа въ Македоніи, и оттуда дѣлавшіе набѣги на православныхъ.

При Стефанѣ Урошѣ III Сербія немало лѣтъ наслаждалась полнымъ миромъ; не было внутреннихъ смутъ, не было и войнъ съ сосѣдями. Благочестивый король Стефанъ занимался дѣлами благотворительности и построеніемъ и украшеніемъ храмовъ Божіихъ, какъ въ своемъ отечествѣ, такъ и за его предѣлами.

Но вотъ въ концѣ его царствованія возгорѣлась жестокая война съ сосѣднимъ единовѣрнымъ и единоплеменнымъ Болгарскимъ царствомъ. При сербскомъ королѣ Милутинѣ Болгарія, раздираемая внутренними смутами и разоряемая набѣгами татаръ, значительно ослабѣла и не могла равняться могуществомъ съ Сербіей. Когда болгарскимъ царемъ сдѣлался бдинскій деспотъ Михаилъ [10], онъ соединилъ въ своихъ рукахъ власть надъ всѣми разъединенными болгарскими областями, желая возвратить нѣкоторые захваченные Сербіею города и даже замыслилъ унизить Сербію, достигнувъ значительнаго могущества.

Болгарскій царь Михаилъ нанесъ Стефану Урошу III горькую обиду. Женатый на родной сестрѣ Стефана, дочери Милутина Аннѣ (иначе Недѣ), онъ безъ причины удалилъ отъ себя свою жену, заключилъ ее въ монастырь вмѣстѣ съ молодымъ сыномъ Стефаномъ, а самъ женился на сестрѣ претендента на византійскій престолъ Андроника Младшаго, вдовѣ болгарскаго царя Святослава, Ѳеодорѣ. Вражда между государями двухъ сосѣднихъ и родственныхъ племенъ еще болѣе усилилась отъ того, что сербскій король держалъ сторону законнаго византійскаго царя Андроника Старшаго, полюбившаго Сербскаго короля Стефана еще въ то время, когда онъ находился въ заточеніи въ Царьградѣ, и уважавшаго его; болгарскій же царь Михаилъ сблизился съ соперникомъ Андроника Старшаго, внукомъ его Андроникомъ Младшимъ, которому и удалось отнять царскій престолъ у дѣда. Андроникъ Младшій и Михаилъ Болгарскій заключили оборонительный и наступательный союзъ противъ Сербіи. Эти два союзника рѣшили напасть на Сербію единовременно въ 1330 году.

Стефанъ Урошъ зналъ объ этихъ враждебныхъ приготовленіяхъ и постепенно готовился къ защитѣ отечества, запасая оружіе и войско. Къ тому времени вполнѣ возмужалъ уже сынъ его Стефанъ Душанъ и помогалъ отцу въ военныхъ приготовленіяхъ.

Болгарскій царь Михаилъ выступилъ въ походъ лѣтомъ 1330 г. У него находилось до пятнадцати тысячъ собственно болгарскаго войска, но почти столько же войскъ вспомогательныхъ и наемныхъ — валаховъ [11] (отъ воеводы Иванка Бессарабы), черныхъ татаръ, ясовъ (жившихъ въ теперешней Молдавіи [12]). Сербы смотрѣли на это нашествіе, какъ на нашествіе безбожныхъ и поганыхъ языкъ.

Въ то же время, согласно условію, выступилъ противъ Сербовъ и византійскій императоръ Андроникъ Младшій. У него войска было немного. Онъ не рѣшился начать военныхъ дѣйствій и расположился на сербской границѣ въ Македоніи, чтобы выждать, чѣмъ кончится болгарское столкновеніе съ Сербами.

Быстрое наступленіе двухъ сильныхъ царей на Сербію, конечно, не могло не встревожить сербскаго короля. Хотя онъ уже подготовился, но ему хотѣлось избѣжать кровопролитія. Онъ рѣшилъ отправить къ болгарскому царю посланіе, убѣждая его не допускать кровопролитія. Въ этомъ посланіи онъ писалъ: «Зачѣмъ идешь губить болгарскіе и сербскіе роды? Что Богомъ даровано тебѣ, то ты имѣешь въ своихъ рукахъ, и будь доволенъ этимъ, а чужаго не желай, не желай того, что Богомъ даровано другимъ. Если ты уже такъ воинствененъ, то вооружайся на иновѣрныхъ, а не на Христовыхъ людей, которыхъ по Его благодати я состою пастыремъ и которые ни чѣмъ тебя не обидѣли. Помысли, сколько прольется крови, сколько обезчадится матерей, сколько труповъ съ обѣихъ сторонъ будетъ брошено на съѣденіе птицамъ и звѣрямъ и сколько взыщетъ за нихъ Богъ отъ погубившаго ихъ? Оставь насъ въ мирѣ. Самъ владѣя тѣмъ, что тебѣ принадлежитъ, возвратись къ своимъ. Ибо желающіе восхищать чуждое лишаются и того, чѣмъ, по-видимому, владѣли вполнѣ надежно. Такъ судитъ Всевидящее Око».

Но это краснорѣчивое мирное посланіе Стефана не подѣйствовало на Михаила; напротивъ, онъ сказалъ: «Если завтра сербскій король не явится ко мнѣ съ покорной головой, то я прикажу привести его съ безчестіемъ связаннаго и предамъ мучительной смерти».

Стефану ничего не оставалось, какъ, положась на помощь Божію, вступить въ битву съ врагомъ.

Сербскія войска собирались близъ сербско-болгарской границы въ долинѣ Добричи, при сліяніи рѣкъ Топлицы и Моравы, гдѣ и прежде много разъ происходили жестокія международныя битвы. Сюда ожидался приходъ болгарскаго царя изъ Бдина. Между тѣмъ пришло извѣстіе, что Михаилъ со своими войсками двинулся черезъ Софію [13] въ Македонію, разсчитывая, можетъ быть, соединиться съ своимъ союзникомъ, византійскимъ императоромъ Андроникомъ. Тогда и Стефанъ поспѣшилъ двинуть свои войска на югъ. На пути его лежали построенные отцомъ его монастыри святаго Георгія въ Нагоричинѣ (близъ Куманова) и св. Іоакима въ Сарандапорѣ. Здѣсь король Стефанъ горячо молился, особенно св. Побѣдоносцу Георгію, оказывавшему помощь его предкамъ, благочестивымъ сербскимъ государямъ.

Сербы достигли болгарскаго лагеря на рѣкѣ Струмѣ, на сербской границѣ, у мѣстечка Земельна; они остановились на рѣчкѣ Каменчѣ, у самаго города Вельбужда (теперь называемаго Кюстендилъ).

Около трехъ дней лагери дѣлали обсылки между собою, не приступая къ сраженію. Сербскій король Стефанъ поджидалъ нѣкоторыхъ запоздавшихъ властей, а изъ войска болгарскаго царя многіе разбрелись по окрестностямъ для собиранія провіанта.

Настала, наконецъ, суббота 28 іюля. Въ сербскомъ лагерѣ началось движеніе; всѣ готовились къ бою. Болгарскій царь, въ виду медлительности сербовъ, никакъ не ожидалъ нападенія въ этотъ день и не собралъ своихъ войскъ, разсыпавшихся на большомъ пространствѣ.

Сербскія войска готовилъ къ бою отважный сынъ короля, молодой Стефанъ Душанъ. Сербское отборное войско, въ блестящемъ вооруженіи, во главѣ съ отдѣльнымъ наемнымъ отрядомъ рыцарей, подъ командой Стефана Душана, двинулось на болгаръ. Произошла горячая битва, въ которой Душанъ показывалъ примѣръ личной храбрости. Вскорѣ болгарское войско, не ожидавшее такого дружнаго натиска, было смято и обратилось въ бѣгство.

Обратился въ бѣгство и самъ болгарскій царь Михаилъ. Подъ нимъ споткнулся конь, и царь свалился съ него и тяжело расшибся. Тутъ его окружили сербы и самъ Стефанъ Душанъ отсѣкъ ему голову.

Тѣло несчастнаго болгарскаго царя отвезли къ сербскому королю, который съ грустью пожалѣлъ о томъ, что его противникъ не послушалъ его мирныхъ предложеній и предостереженій. Послѣ этого жестокаго кровопролитія, все болгарское войско сдалось сербскому королю.

На другой день послѣ битвы, въ воскресенье, рано утромъ, сербскому королю торжественно представлена была взятая у болгаръ добыча: оружіе, дорогія царскія одежды и утварь, великолѣпные кони; приведены были въ оковахъ болгарскіе бояре. Они не вѣрили, что царь ихъ погибъ; они думали, что онъ избѣжалъ гибели. Но видъ царскаго трупа долженъ былъ увѣрить въ безвозвратной гибели ихъ царя, и имъ оставалось только плакать. Уступая просьбамъ бояръ, король приказалъ съ почетомъ похоронить убитаго болгарскаго царя въ сербскомъ Нагоричанскомъ монастырѣ св. Георгія.

Вознося благодареніе Господу Богу за дарованную побѣду, король Стефанъ тогда же извѣстилъ о ней свою супругу Марію и сербскаго архіепископа Даніила со всѣмъ сербскимъ соборомъ слѣдующимъ посланіемъ: «Да будетъ вѣдомо, что, помощію Божіею и заступленіемъ святаго господина нашего, преподобнаго отца Симеона и святителя Саввы [14] и молитвами вашими, заступленіемъ и укрѣпленіемъ и силою Святаго Духа вооружаемый и защищаемый, я, сербскій краль, съ превозлюбленнымъ сыномъ нашимъ Стефаномъ, и съ нашими воинами, чадами моего отечества, злокозненнаго врага нашего, болгарскаго царя, пришедшаго со многими иноплеменными языками, и хвалившагося на наше отечество, побѣдилъ въ сраженіи, происшедшемъ въ мѣстечкѣ, называемомъ Земленъ, въ нашемъ королевствѣ; и самого царя умертвилъ и великое богатство и славу ихъ отъялъ помощію Божіею. Радуясь о семъ, воздайте должную хвалу Богу. Мы же отправляемся въ дальнѣйшій путь въ болгарскую землю».

Это радостное извѣстіе съ восторгомъ принято было по всей Сербіи, и во всѣхъ храмахъ совершались торжественныя молебствія по случаю такой великой милости Божіей.

Король же Стефанъ, вмѣстѣ съ сыномъ своимъ, торжественно пошелъ водворять порядокъ въ Болгаріи. Его сопровождали плѣнные болгарскіе бояре. На встрѣчу ему вышли бояре, остававшіеся въ Болгаріи и управлявшіе городами и провинціями; во главѣ ихъ находился Бѣлауръ, братъ убитаго царя Михаила. Отъ имени всей Болгаріи они отдавались подъ власть сербскаго государя и готовы были на сліяніе Болгаріи и Сербіи въ одно государство.

Но Стефанъ этого не захотѣлъ. Онъ желалъ возстановить на болгарскомъ престолѣ обиженную и поруганную сестру свою Анну съ сыномъ ея Стефаномъ. Тотчасъ же послѣ побѣды надъ Михаиломъ онъ послалъ ей въ монастырское заключеніе извѣстіе объ этомъ и убѣждалъ не унывать, но надѣяться на лучшее будущее. Теперь же онъ черезъ особое посольство приглашалъ ее вмѣстѣ съ сыномъ явиться въ болгарскій столичный городъ Терновъ и послалъ необходимую военную помощь.

Болгарскимъ боярамъ король Стефанъ объявилъ, что онъ самъ лично отказывается отъ болгарскаго престола, а поставляетъ болгарскимъ царемъ сына своей сестры Стефана (Шишмана II), котораго они и должны слушать, сами же могутъ пребывать въ полной безопасности и оставаться при прежнихъ должностяхъ.

Такъ великодушно поступивъ съ побѣжденными, сербскій король со своимъ войскомъ возвратился въ отечество.

Немного времени спустя по возвращеніи изъ Болгаріи, Стефанъ Дечанскій, вмѣстѣ съ сыномъ Душаномъ, совершилъ походъ въ Македонію. Кралю хотѣлось наказать и другаго врага, Византійскаго императора, за союзъ съ Михаиломъ Болгарскимъ. Походъ этотъ продолжался недѣлю. Встрѣчи и битвы съ императоромъ не произошло; Сербы возвратили себѣ города и крѣпости, на время занятые бѣжавшимъ теперь Андроникомъ, а также присоединили нѣсколько добровольно передавшихся имъ городовъ на рѣкѣ Вардарѣ [15], каковы Велесъ, Просѣкъ, Штипъ. Оставивъ въ этихъ городахъ сербскихъ воеводъ, оба полководца вернулись домой, отецъ въ свой дворъ Неродимлю [16], а сынъ — въ Скадаръ [17].

Такъ счастливо для Сербовъ кончился тяжелый 1330 годъ.

Послѣ побѣдъ надъ внѣшними врагами, покрывшихъ славою сербское оружіе, король Стефанъ всецѣло предался дѣламъ благотворительности, построенію и украшенію храмовъ Божіихъ и другимъ богоугоднымъ дѣламъ, которыя всегда составляли отраду его жизни.

Всю жизнь святый Стефанъ былъ чтителемъ православной святыни, и не только въ своемъ отечествѣ, но и за его предѣлами. Какъ прежде, такъ особенно теперь, онъ разсылалъ щедрые и богатые дары въ Іерусалимъ и во всю Святую землю, на Синай, въ Египетъ и Александрію, а также въ Царьградъ, особенно въ тамошнюю обитель Пантократора, въ которой онъ подвизался, находясь въ заточеніи; благотворилъ онъ также обителямъ Ѳессаліи [18] и особенно святой горы Аѳонской, гдѣ находилась славная Хиландарская лавра, основанная и строившаяся сербскими кралями и потомъ царями. Кромѣ посылки щедрыхъ даровъ, король Стефанъ многимъ изъ этихъ обителей жаловалъ доходныя имѣнія и укрѣплялъ своими граматами.

Всѣ прежніе сербскіе государи, предки Стефана, строили себѣ задушбины, то есть, храмы съ монастырями, въ которыхъ завѣщевали и погребать себя, и поминать за упокой. Такъ и святый Стефанъ Урошъ III, послѣ болгарской побѣды, доставившей ему сокровища, въ благодарность Господу Богу и на поминъ своей души, рѣшилъ воздвигнуть храмъ во славу Господа Іисуса Христа.

Для совѣта и содѣйствія онъ обратился къ своему сербскому архіепископу Даніилу, котораго уважалъ и любилъ. Вмѣстѣ съ нимъ и съ довѣренными боярами онъ сталъ въ своихъ владѣніяхъ искать мѣста, которое было бы достойно и пригодно для величественнаго храма. Много обошли они мѣстъ; наконецъ Стефанъ остановился въ горной странѣ, на рѣчкѣ Быстрицѣ, впадающей въ Бѣлый Дринъ, на сѣверо-западѣ отъ Призрѣна и въ трехъ часахъ пути отъ г. Печи, бывшей потомъ мѣстожительствомъ сербскихъ патріарховъ, въ мѣстечкѣ, именуемомъ Дечаны. Мѣсто это необыкновенно красиво. Это — покрытая разнородными деревьями небольшая долина, богатая ключами и орошаемая рѣкой Быстрицей съ прекрасной здоровой водой. Со всѣхъ сторонъ, особенно съ запада, его окружаютъ высокія горы. Здѣсь-то Стефанъ и рѣшилъ воздвигнуть славный храмъ. Архіепископъ Даніилъ благословилъ и освятилъ мѣсто, и сейчасъ же было приступлено къ постройкѣ.

Стефанъ Урошъ вызвалъ художниковъ и мастеровъ изъ своихъ владѣній по Адріатическому морю. Множество рабочихъ стали доставлять матеріалы — разныхъ породъ камень, разноцвѣтный дорогой мраморъ и прочее. Прежде всего была отмѣрена для монастыря площадь и обнесена крѣпостными высокими стѣнами съ башнями; съ южной стороны находились врата, надъ которыми поднималась самая высокая башня. Внутри къ стѣнамъ были пристроены келліи для иноковъ, подобно птичьимъ гнѣздамъ. Устроена была общая трапеза, отличавшаяся какъ величиною, такъ особенно художественностью отдѣлки. Особо устроены были кухня и пекарня. Отдѣльное великолѣпное зданіе построено было для игумена. Но главное вниманіе и главныя заботы обращены были на постройку посреди монастырской площади внутри стѣнъ великолѣпнаго храма Вознесенія Господня. Весь огромный храмъ построенъ былъ изъ разноцвѣтнаго тесанаго мрамора, украшенъ рѣзьбой, колоннами и арками необыкновеннаго искусства и красоты. Это замѣчательное зданіе сохранилось и до настоящаго времени. Вотъ какъ описываетъ его одинъ русскій путешественникъ [19], лѣтъ пятьдесятъ тому назадъ посѣтившій эту сербскую святыню:

«Церковь большая и высокая, построена крестообразно, съ однимъ круглымъ, высокимъ куполомъ. Уже внѣшнія стѣны поражаютъ своимъ валиколѣпіемъ: онѣ, съ низу до верху, состоятъ изъ мраморныхъ плитъ, правильно расположенныхъ горизонтальными полосами: нижній рядъ изъ бѣлаго мрамора, второй изъ розоваго, третій опять изъ бѣлаго, четвертый изъ сѣраго; потомъ опять начинается та же система. Притомъ надобно замѣтить, что всякій разъ нижній рядъ шире, второй уже, третій и четвертый еще уже. Крыша церкви свинцовая; куполъ также покрытъ свинцомъ, такимъ массивнымъ, что крыша купола со времени постройки церкви въ 1335 году ни разу, говорятъ, не требовала починки. Свинецъ на куполѣ отъ дѣйствія времени получилъ какой-то странный отливъ, похожій на цвѣтъ мѣди. На куполѣ стоитъ невредимо большой крестъ, какъ говорятъ, изъ массивнаго серебра. На восточной сторонѣ церкви видна выдающаяся окружность большого алтаря и по сторонамъ ея по двѣ малыхъ окружности, принадлежащія двумъ придѣламъ, во имя св. Николая и св. Димитрія, проскомидіи большого алтаря и ризница. Эти пять соединенныхъ окружностей представляютъ необыкновенно красивое сочетаніе линій».

Великолѣпію и красотѣ внѣшняго вида соотвѣтствовали и внутреннія украшенія главнаго храма и придѣловъ изъ рѣзного камня, золота и другихъ дорогихъ матеріаловъ. Храмъ былъ богато снабженъ церковною утварью, золотыми и серебряными сосудами, церковными одеждами изъ драгоцѣнныхъ тканей, украшенныхъ бисеромъ и драгоцѣнными камнями.

Закончивъ постройку великолѣпнаго и богатаго храма, Стефанъ назначилъ настоятелемъ его извѣстнаго своею благочестивою жизнью игумена Арсенія и освятилъ торжественно созданный храмъ соборомъ сербскаго духовенства во главѣ съ архіепископомъ Даніиломъ. Для обезпеченія на будущее время, Стефанъ Урошъ своими граматами укрѣпилъ за монастыремъ множество селъ, угодій и другихъ доходныхъ имѣній въ разныхъ мѣстахъ своихъ обширныхъ владѣній.

Кромѣ придѣла во имя покровителя своего и заступника святителя Николая въ южной сторонѣ главнаго храма, Стефанъ построилъ въ честь его еще особую церковь внѣ монастыря, вблизи, для всегдашняго служенія въ честь сего святаго.

Святый Стефанъ Урошъ всегда отличался нищелюбіемъ и состраданіемъ къ несчастнымъ, а теперь онъ особенно предался этого рода попеченіямъ. Верстахъ въ трехъ отъ Дечанской обители онъ создалъ еще особый монастырь для призрѣнія больныхъ, увѣчныхъ и престарѣлыхъ со всего своего царства. Обширныя палаты этого богоугоднаго заведенія были снабжены кроватями и всѣмъ необходимымъ для больныхъ и увѣчныхъ. Собрана была многочисленная братія для ухода за несчастными страдальцами. Самъ Стефанъ постоянно посѣщалъ этотъ монастырь. Для него было отрадою помогать несчастнымъ. Иногда онъ прямо являлся въ больницу, какъ король, и словомъ и бесѣдою утѣшалъ несчастныхъ, иногда же приходилъ переодѣтымъ воиномъ и раздавалъ богатую милостыню. И это учрежденіе богато обезпечено было королевскими вкладами и пожертвованіями. Со всѣхъ концовъ Сербіи стекались сюда больные и увѣчные и одни, по выздоровленіи, уступали мѣсто инымъ больнымъ, друтіе же оставались здѣсь до конца своей страдальческой жизни.

Незадолго до смерти, явился Стефану всегдашній его заступникъ и помощникъ, святый Николай чудотворецъ, и сказалъ:

— «Приготовься, Стефанъ, къ исходу: ты вскорѣ долженъ предстать передъ Господомъ!»

Послѣдніе дни жизни Стефана Уроша III омрачены были великимъ несчастіемъ — враждой къ отцу сына его, «младаго краля» Стефана Душана, кончившейся мученической смертью многострадальнаго Стефана Уроша.

Стефанъ Душанъ, отличившійся подвигами храбрости въ войнѣ съ болгарами, правилъ Зетскою областью. Своекорыстные бояре, служившіе при немъ, стали побуждать его отнять престолъ у отца и сдѣлаться королемъ надъ всею Сербіею. Они пугали Стефана, что его постигнетъ такая же участь, какъ и его отца, ослѣпленнаго въ дѣтствѣ дѣдомъ его Милутиномъ. Честолюбивый Стефанъ повѣрилъ наговорамъ, и въ его области поднялось возмущеніе противъ отца.

Урошъ не желалъ вражды; онъ принялъ мѣры для прекращенія возстанія, послѣ долгихъ переговоровъ повидался съ сыномъ, который обѣщалъ не предпринимать ничего противъ отца. Стефанъ Урошъ опять оставилъ сына въ покоѣ, возлагая надежду на Бога. Но не того желали бояре. Они стали говорить Душану, что отецъ къ нему питаетъ затаенную вражду и погубитъ его. Довѣряя этому, Стефанъ хотѣлъ было бѣжать изъ отечества въ чужія страны, но бояре этого не допустили и снова побуждали Стефана покончить съ отцомъ. Душанъ склонился на эти убѣжденія, — и въ Сербіи совершилось великое злодѣяніе.

Послѣ примирительнаго свиданія съ сыномъ, Стефанъ Урошъ мирно жилъ въ своихъ владѣніяхъ, то въ одномъ замкѣ, то въ другомъ, предаваясь дѣламъ благотворительности и не принимая никакихъ особыхъ мѣръ для своей безопасности. Въ то время, когда Стефанъ Урошъ находился въ уединенномъ горномъ замкѣ Петричѣ, близъ Неродимля, внезапно, пріѣхали туда зетскіе бояре со Стефаномъ Душаномъ во главѣ, окружили замокъ и захватили Стефана Уроша со всей семьей. Самого Стефана Уроша Душанъ приказалъ отвезти въ отдаленный и уединенный недоступный замокъ Звѣчанъ [20], а жену и дѣтей въ другое мѣсто.

Но этимъ дѣло не кончилось. Рѣшено было совсѣмъ покончить со старымъ сербскимъ кралемъ. По распоряженію Стефана Душана, отправились въ Звѣчанъ нѣкоторые изъ его приближенныхъ, и Стефанъ Урошъ мученически скончался, будучи удавленъ въ замкѣ [21].

Тѣло мученика привезено было въ новопостроенную обитель Дечанскую и торжественно погребено въ богатой гробницѣ въ построенной самимъ Стефаномъ церкви Вознесенія Господня.

Говорили, что Стефанъ Урошъ скончался естественною смертью, но, конечно, всѣ скоро узнали правду и смотрѣли на покойнаго короля, какъ на мученика.

Черезъ семь лѣтъ было чудесное явленіе экклисіарху Дечанской обители: въ сонномъ видѣніи нѣкій невѣдомый мужъ повелѣвалъ извлечь изъ земли тѣло покойнаго короля Стефана. Екклисіархъ пересказалъ видѣніе игумену. Осторожный игуменъ успокаивалъ экклисіарха увѣреніемъ, что это простой сонъ. Но явленіе повторилось. Наконецъ, въ третій разъ грозный мужъ явился уже не одному экклисіарху, но и игумену, и требовалъ того же.

Тогда игуменъ сообщилъ обо всемъ этомъ архіепископу. Собрался духовный соборъ въ Дечанахъ. Послѣ молебствія открыли гробъ Стефана, и по всему храму и вокругъ его разнеслось благоуханіе; всѣ узрѣли нетлѣнныя мощи святаго мученика. Тогда же совершилось нѣсколько чудесъ: прозрѣлъ слѣпецъ, припавшій къ мощамъ мученика; получали исцѣленіе и другіе болящіе.

И впослѣдствіи произошло много исцѣленій и другихъ чудесъ. Святый Стефанъ всегда являлся на помощь съ вѣрою притекавшимъ къ его заступленію, и всегда охранялъ свою обитель отъ враговъ, покушавшихся на ея достояніе. Со времени открытія мощей святаго мученика, Дечанская обитель стала драгоцѣнною святынею для православнаго сербскаго народа.

Примѣчанія:
[1] Извѣстны и сохранились до настоящаго времени два житія св. Стефана Дечанскаго: одно написано современникомъ, продолжателемъ труда сербскаго архіепископа Даніила, писавшаго Родословъ, или Цароставникъ, т. е. житія кралей и архіепископовъ Сербскихъ; другое написано позднѣе, лѣтъ черезъ шестьдесятъ, игуменомъ созданной св. Стефаномъ Дечанской обители Григоріемъ Цамвлакомъ, бывшимъ впослѣдствіи митрополитомъ Кіевскимъ. Эти житія и положены въ основу настоящаго изложенія.
[2] Милутинъ правилъ Сербіей съ 1282 по 1320 г.
[3] Правилъ съ 1243 по 1276 г.
[4] Св. Стефанъ Первовѣнчанный преставился въ 1224 г., правилъ съ 1195 г.
[5] Св. Стефанъ (Симеонъ) Неманя правилъ съ 1159 г. по 1195 г.
[6] Андроникъ Старшій Палеологъ былъ императоромъ въ Царьградѣ съ 1281 г. по 1332 г.
[7] Городъ въ Македоніи на рѣкѣ Вардарѣ.
[8] Городъ Призрѣнъ находится въ Старой Сербіи, близъ рѣки Бѣлаго Дрина, на его небольшомъ лѣвомъ притокѣ Марицѣ.
[9] Область на югѣ теперешней Греціи.
[10] Михаилъ Бдинскій или Виддинскій (отъ города Виддина на Дунаѣ) былъ болгарскимъ царемъ съ 1323 г. по 1330 г.
[11] Валахія — юго-западная часть нынѣшняго Румынскаго государства.
[12] Молдавія — сѣвернѣе Валахіи. Вмѣстѣ съ послѣднею она составляетъ Румынское королевство.
[13] Софія — городъ въ Болгаріи, теперешняя столица Болгарскаго княжества.
[14] Святый Савва, первый архіепископъ Сербскій, сынъ св. Стефана Немани, въ иночествѣ Симеона, и братъ Стефана Первовѣнчаннаго. Память св. Стефана Сербскаго празднуется 12-го января.
[15] Вардаръ протекаетъ въ Македоніи, мимо города Калканделенъ.
[16] Неродимля находится на р. Неродимкѣ, притокѣ верхняго Вардара, близъ водораздѣла между Эгейскимъ моремъ, куда течетъ Вардаръ, и Дунаемъ, куда течетъ начинающаяся здѣсь рѣка Ситница черезъ знаменитое Косовское поле въ рѣку Ибаръ, впадающую въ сербскую Мораву, текущую въ Дунай.
[17] Скадаръ, на югѣ Скадарскаго озера, близъ истока изъ него рѣки Бояны, текущей въ Адріатическое море.
[18] Ѳессалія находится теперь въ Турціи по сосѣдству съ Греческимъ королевствомъ, на сѣверо-востокъ отъ него.
[19] А. Ѳ. Гильфердингъ; см. собраніе его сочиненій, томъ третій: Боснія, Герцоговина и Старая Сербія. СПб. 1873 г. стр. 129.
[20] Замокъ Звѣчанъ, развалины котораго существуютъ и теперь, находился на сѣверо-западъ отъ Косова поля, за городомъ Митровицей, на лѣвомъ берегу рѣки Ибра.
[21] Мученическая кончина св. Стефана Дечанскаго послѣдовала 11 ноября 1331 г.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга третья: Мѣсяцъ Ноябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1905. — С. 261-278.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0