Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 17 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 6.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Ноябрь.
День девятый.

Житіе преподобной Ѳеоктисты.

Однажды охотники, жившіе на приморской горѣ, называемой Эввея, сговорились поѣхать на кораблѣ на тотъ пустой островъ — для ловли звѣрей, ибо на островѣ было множество оленей и козъ. Доплывъ до острова, охотники съ оружіемъ своимъ сошли съ корабля и пошли по острову, отыскивая добычу. Между ними былъ одинъ охотникъ богобоязливый и пекущійся о своемъ спасеніи. Отдѣлившись отъ своихъ спутниковъ, онъ одинъ ходилъ по пустынному острову, выслѣживая звѣрей и, найдя упомянутый запустѣлый храмъ, вошелъ туда и сталъ молиться, какъ умѣлъ, ибо былъ человѣкъ простой и неграмотный. Кладя поклоны и молясь, онъ увидалъ въ землѣ маленькую ямку и въ ней воду, а въ водѣ были намочены зерна растенія, называемаго иліотропіонъ [2] (этого растенія на томъ островѣ росло много), и подумалъ онъ про себя: «здѣсь есть какой-то рабъ Божій, питающійся этими сѣменами». Однако охотникъ немедленно вышелъ изъ храма, спѣша догнать своихъ спутниковъ. Товарищи его пробыли на островѣ нѣсколько дней, наловили оленей и козъ, сколько хотѣли, и уже съ большою добычею возвращались изъ пустыни на корабль. Тогда вышеупомянутый охотникъ опять отдѣлился отъ спутниковъ и вошелъ въ храмъ помолиться Пречистой Богородицѣ; къ тому же онъ надѣялся увидать того, кто намочилъ въ водѣ подсолнечныя зерна. Когда онъ, стоя посреди храма, молился, то увидалъ по правую сторону святаго престола густыя сѣти паутины, а за ними какое-то существо, какъ бы вѣтромъ колеблемое. Желая узнать, что это колеблется за сѣтями паутины, онъ подошелъ и хотѣлъ снять паутину, но тотчасъ услышалъ голосъ:

— «Стой, человѣкъ, не подходи ближе, мнѣ стыдно, такъ какъ я — нагая женщина».

Услышавъ это, охотникъ испугался и хотѣлъ бѣжать, но отъ великаго страха не могъ; ноги его тряслись, волосы на головѣ его поднялись и сдѣлались острыми, какъ тернія, — и стоялъ онъ въ ужасѣ. Придя нѣсколько въ себя, онъ дерзнулъ спросить:

— «Кто ты, и какъ живешь въ этой пустынѣ?»

И снова услышалъ голосъ, раздававшійся изъ за сѣтей паутины:

— «Прошу тебя, — брось мнѣ одежду и когда я прикрою наготу свою, тогда, сколько Господь повелитъ мнѣ, повѣдаю тебѣ о себѣ».

Снявъ съ себя верхнюю одежду, охотникъ положилъ ее на землѣ, а самъ вышелъ изъ храма. Подождавъ немного, пока жена та надѣнетъ его одежду, онъ снова вошелъ и увидалъ ее стоящею на томъ же мѣстѣ, на которомъ была и прежде. Видъ ея былъ очень страшенъ, такъ какъ она имѣла только подобіе человѣческое — не было въ ней видно живаго человѣка, но вся она была какъ бы мертвецъ: кости — покрыты только кожею, волосы — бѣлые, лице — черное, очи — глубоко впавшія, — и вообще весь видъ ея былъ какъ видъ лежащаго во гробѣ мертвеца; она едва только дышала и могла лишь тихо говорить. Взглянувъ на нее, охотникъ еще больше испугался и, упавъ на землю, сталъ просить у жены сей молитвы и благословенія. Тогда, обратившись на востокъ, она подняла руки свои и стала молиться; не могъ охотникъ слышать словъ молитвы ея, слышалъ только тихій голосъ, возносящійся къ Богу. Затѣмъ, обратившись къ нему, святая сказала:

— «Богъ да помилуетъ тебя, человѣкъ, — скажи мнѣ, чего ради пришелъ ты въ пустыню эту? Какая нужда у тебя на этомъ пустынномъ островѣ, на которомъ не живетъ никто? Но такъ какъ, думаю, Господь привелъ тебя сюда ради моего смиренія и ты желаешь узнать обо мнѣ, то я все тебѣ открою».

И начала разсказывать такъ:

— «Отечество мое — Лезвія, родилась я въ городѣ Меѳимнѣ [3], имя мое — Ѳеоктиста, по житію я — инокиня, ибо когда я еще въ дѣтствѣ лишилась родителей, то отдана была родственниками въ женскій монастырь и облечена въ иноческій чинъ. Однажды въ праздникъ Воскресенія Христова, когда мнѣ было восемнадцать лѣтъ, я пошла съ благословеніемъ въ отстоящее недалеко селеніе, — чтобы посѣтить сестру свою, которая жила тамъ съ своимъ мужемъ, и у нея заночевала. Въ полночь на страну ту напали арабы, предводителемъ которыхъ былъ свирѣпый Низаръ. Они плѣнили всѣ селенія, — взяли въ плѣнъ вмѣстѣ съ другими и меня, и когда наступило утро, посадили насъ на свои корабли и отплыли. Проплывши цѣлый день, они пристали на ночь къ этому острову, и, высаживая плѣнниковъ, разглядывали ихъ, опредѣляя цѣну, какою кто хочетъ выкупиться. Вмѣстѣ съ другими была выведена и я, и увидавъ находившійся вблизи лугъ, повернулась къ нему и обратилась въ бѣгство. Плѣнйвшіе меня гнались за мной и преслѣдовали меня, какъ охотники звѣря, но пустыня скрыла меня отъ нихъ, — или лучше сказать, Богъ въ пустынѣ покрывалъ меня Своею благодатію и защищалъ отъ рукъ ловящихъ, такъ что они не могли найти и догнать меня. Я убѣжала во внутреннюю пустыню этого острова и не переставала бѣжать отъ страха до тѣхъ поръ, пока колючими деревьями и терніями, а также острыми камнями не изранила сильно ногъ своихъ. Не будучи въ состояніи бѣжать дальше, я, какъ мертвая, пала на землю и покрылась земля кровію моею, истекавшею изъ израненныхъ ногъ. Всю ночь ту я провела въ тяжкихъ страданіяхъ, но благодарила Бога, что Онъ спасъ меня отъ руки враговъ моихъ и сохранилъ неоскверненною. И пришло мнѣ желаніе — лучше умереть скорѣе въ этой пустынѣ въ чистотѣ дѣвической, нежели жить среди скверныхъ людей и погубить посвященное Христу дѣвство. По утру я увидѣла, что нечестивые разбойники отплыли отъ острова, и, освободившись отъ ихъ рабства, исполнилась такой радости, что забыла болѣзнь свою. И вотъ съ того времени до нынѣ я тридцать шесть лѣтъ живу на этомъ островѣ. Питаюсь же я сѣменами растущаго здѣсь въ изобиліи иліотропіона, а болѣе питаюсь словомъ Божіимъ: ибо всѣ псалмы, пѣснопѣнія и чтенія, которымъ научилась въ своемъ монастырѣ, помню до нынѣ, и въ нихъ нахожу утѣшеніе и ими питаю душу свою. Одежда моя въ скоромъ времени обветшала и осталась я нагою, имѣя покровомъ только благодать Божію, которая покрываетъ меня отъ всѣхъ золъ».

Повѣдавъ это, преподобная дѣва подняла къ небу руки свои и воздала благодареніе Богу за неизреченную милость Его, явленную на ней. Затѣмъ, снова обратившись къ охотнику, сказала:

— «Вотъ я все сказала тебѣ про себя; одного прошу отъ тебя, что ты и исполни для меня, Господа ради: когда на будущее лѣто придешь ты охотиться на этотъ островъ (я знаю, что ты непремѣнно придешь, такъ какъ на это есть воля Божія), то возьми въ чистый сосудъ часть Пречистыхъ и Животворящихъ Христовыхъ Таинъ и принеси мнѣ сюда, ибо со времени поселенія въ этой пустынѣ, я не сподоблялась причаститься. Теперь же иди съ миромъ къ спутникамъ своимъ и о мнѣ не разсказывай».

Охотникъ обѣщалъ исполнить приказаніе и, поклонившись дивной рабѣ Христовой, ушелъ, радуясь и благодаря Бога, что Онъ явилъ ему таковое Свое сокровище, сподобилъ видѣть и бесѣдовать и удостоиться молитвъ и благословенія той, которой не былъ достоинъ весь міръ. Придя къ берегу, охотникъ нашелъ спутниковъ своихъ, ожидающихъ его и сокрушающихся объ его замедленіи, ибо они думали, что онъ заблудился въ пустынѣ. Онъ же не открылъ имъ тайны, которую повелѣно было ему хранить, — и отплыли они къ себѣ домой. Между тѣмъ охотникъ тотъ, какъ великой радости, ждалъ слѣдующаго лѣта, желая снова увидать чистую невѣсту Христову, въ пустынѣ, какъ-бы въ чертогѣ, пребывающую. Когда настало ожидаемае время, онъ опять сговорился съ товарищами своими плыть на островъ Паросъ — для ловли звѣрей. Предъ отъѣздомъ на корабль, онъ взялъ у пресвитера въ маленькій чистый ковчежецъ частицу Пречистыхъ и Животворящихъ Христовыхъ Таинъ, какъ повелѣла ему блаженная Ѳеоктиста, и, съ честію сохраняя ту частицу при себѣ, отплылъ. Доплывъ до этого острова, онъ съ Божествениыми Тайнами пошелъ къ тому запустѣлому храму Пресвятой Богородицы, въ которомъ въ предъидущемъ году бесѣдовалъ съ блаженною, но, войдя въ тотъ храмъ, не нашелъ святой Ѳеоктисты. И подумалъ онъ, что преподобная или ушла въ дальнюю пустыню, или же сдѣлала себя невидимою, такъ какъ съ охотникомъ тѣмъ пришли и нѣкоторые другіе изъ его товарищей. Въ скорби вышелъ охотникъ изъ храма и пошелъ за своими товарищами. Вскорѣ онъ тайно ушелъ отъ нихъ и, возвратившись, одинъ пришелъ ко храму, — и тотчасъ явилась преподобная Ѳеоктиста на томъ же самомъ мѣстѣ, гдѣ и прежде стояла, одѣтая въ ту одежду, которую охотникъ далъ ей въ прошломъ году. Увидавъ блаженную, охотникъ палъ на землю и поклонился ей. Она же быстро подошла къ нему и со слезами сказала:

— «Не дѣлай сего, человѣкъ, — ибо ты держишь Божественные дары; не безчести Таинъ Христовыхъ и не опечаливай мою худость, ибо я недостойная женщина».

И взявши охотника за одежду, подняла его съ земли. Онъ же, вынувъ ковчежецъ съ Божественными Тайнами, подалъ ей [4]. Преподобная сначала пала на землю предъ Божественными Тайнами и омочила землю слезами. Затѣмъ вставъ, приняла святые дары въ свои руки, причастилась и съ умиленіемъ сказала:

— «Нынѣ отпущаеши рабу Свою, Владыко, ибо видѣли очи мои спасеніе мое, и я въ руки пріяла оставленіе грѣховъ. Нынѣ отойду, куда повелитъ благость Твоя».

Оказавъ это, она горѣ подняла руки свои и долго стояла, молясь и прославляя Бога. Затѣмъ съ благословеніемъ отпустила охотника къ его спутникамъ.

Пробывъ нѣсколько дней въ пустынѣ, охотники наловили много козъ и оленей и возвратились на корабль. А тотъ охотникъ снова отлучился отъ нихъ и одинъ пошелъ ко храму, желая сподобиться отъ преподобной молитвъ и благословенія на путь. Онъ подошелъ къ тому мѣсту, гдѣ прежде съ нею бесѣдовалъ, — и увидалъ преподобную, лежащую на землѣ мертвою; руки ея были сложены на персяхъ, святая же душа ея отошла въ руцѣ Божіи [5]. Припавъ къ честнымъ мощамъ ея, охотникъ лобызалъ честныя ноги ея и омывалъ ихъ слезами. И недоумѣвалъ онъ, что дѣлать, ибо былъ очень простъ и жизнь свою проводилъ больше по пустынямъ, между звѣрями, нежели въ городахъ — между людьми. Не догадался онъ даже пойти къ другимъ охотникамъ и разсказать о происшедшемъ имъ и вмѣстѣ съ ними съ честію похоронить сіе святое тѣло. Выкопавъ немного земли, — сколько можно было поскорѣе выкопать, онъ одинъ положилъ въ нее тѣло преподобной. При семъ онъ дерзнулъ отдѣлить отъ святаго тѣла руку — себѣ на благословеніе, желая ту руку съ честію хранить въ домѣ своемъ. Но хотя сдѣлалъ это онъ и съ вѣрою, по любви и усердію къ преподобной, однако не угодно было дѣло это Богу, какъ это видно изъ послѣдующаго разсказа. Отдѣливъ руку, онъ завернулъ ее въ чистый платокъ и, положивъ къ себѣ за пазуху, пошелъ къ своимъ товарищамъ, бывшимъ уже на кораблѣ, но ничего имъ не сказалъ. Уже было поздно, когда они отплыли отъ берега и распустивъ паруса, поплыли, при попутномъ вѣтрѣ. И думали всѣ охотники, что корабль ихъ идетъ быстро, — какъ летитъ птица, — такъ что надѣялись рано поутру прибыть къ горѣ Еввейской. Но когда разсвѣло, они снова оказались на томъ же мѣстѣ — при берегѣ острова Пароса, и корабль ихъ стоялъ недвижимъ, какъ будто бы удержанный якоремъ или же возвращенный назадъ какою-нибудь рыбою реморою [6]. На всѣхъ напалъ страхъ, и всѣ спрашивали другъ друга, не согрѣшилъ ли кто и чей грѣхъ удерживаетъ ихъ, такъ что корабль не можетъ даже двинуться съ мѣста. Тогда охотникъ, взявшій руку преподобной, познавъ грѣхъ свой, вышелъ изъ корабля и тайно отъ товарищей своихъ пошелъ ко храму. Приблизившись къ мощамъ преподобной, онъ приложилъ святую руку ея къ суставу, на свое мѣсто и, немного помолившись, возвратился къ товарищамъ. Когда онъ вошелъ на корабль, послѣдній тотчасъ двинулся съ своего мѣста и поплылъ безъ всякаго препятствія, и всѣ обрадовались. Корабль быстро плылъ и когда былъ уже близко къ Еввеѣ, охотникъ началъ разсказывать товарищамъ своимъ все, что съ нимъ случилось: о томъ, какъ прошлымъ лѣтомъ онъ обрѣлъ преподобную Ѳеоктисту, а нынѣшнимъ лѣтомъ принесъ ей Божественные Дары и какъ, по смерти святой, взялъ руку ея, и по этой причинѣ они всю ночь были удерживаемы. Тѣ, выслушавъ обо всемъ случившемся, пришли въ умиленіе, но на охотника стали сильно роптать и гнѣваться, что онъ не сказалъ имъ объ этомъ тогда, когда они были еще на островѣ томъ, «дабы», говорили они, «и мы могли сподобиться благословенія угодницы Божіей». Повернувши назадъ корабль, они съ большою поспѣшностію опять поплыли въ Паросъ и, достигнувъ острова, всѣ вмѣстѣ пошли ко храму. Со страхомъ войдя въ него, они подошли къ тому мѣсту, гдѣ положено было честное тѣло преподобной; мѣсто они нашли, а тѣла не нашли, — видѣли только отпечатокъ лежащаго на землѣ тѣла, такъ какъ ясно изобразились слѣды, гдѣ лежала голова и гдѣ — ноги. Всѣ они очень удивились и недоумѣвали, куда скрылась преподобная. Нѣкоторые изъ нихъ говорили, что она воскресла, другіе же говорили, что это едва-ли возможно прежде всеобщаго воскресенія, но скорѣе руками ангеловъ она перенесена куда-нибудь на другое мѣсто и погребена, какъ нѣкогда святая мученица Екатерина. Впрочемъ, они разошлись по всему острову — искать, не найдутъ ли ее или живою, — воскресшею или же мертвою, перенесенною на другое мѣсто. Будучи простецами и невѣдущими, они хотѣли постигнуть тайны Божіи, которыя никому невѣдомы. Тщательно вездѣ поискавъ ее и не найдя, они воротились въ храмъ и со умиленіемъ лобзали мѣсто, на которомъ лежало тѣло преподобной. Помолившись, они возвратились назадъ — домой и повѣдали людямъ все о преподобной Ѳеоктистѣ, и всѣ удивлялись и прославляли Бога, дивнаго во святыхъ Своихъ, Ему же слава во вѣки. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Эгейское море — нынѣ Архипелагъ. Паросъ — одинъ изъ крупныхъ Кикладскихъ острововъ на Архипелагѣ.
[2] Иліотропіонъ — подсолнечникъ.
[3] Лезвія (Лесбосъ) — островъ на Эгейскомъ морѣ, на Мизійскомъ берегу, впослѣдствіи названный по имени главнаго города Митиленой. На сѣверной сторонѣ острова находится городъ Меѳимна, нынѣ Моливонъ, съ обширными гаванями, пришедшій въ упадокъ еще во времена Пелопонесской войны (406 г. до Р. Хр.).
[4] Къ разсказу объ этомъ св. Димитрій Ростовскій присоединяетъ слѣдующее замѣчаніе. «Въ настоящее время нѣкоторые изъ христіанъ удивляются, что Божественныя Тайны были вручены тому охотнику нести ихъ въ пустыню и что онъ, мірянинъ и непосвященный, дерзнулъ носить оныя Тайны, которыя подобаетъ носить однимъ только іереямъ. Но пусть они не удивляются этому — таковъ былъ обычай первенствующей Церкви: въ то время и непосвященнымъ дозволялось брать въ руки Божественное причастіе и носить съ собою и въ отстоящіе далеко отъ церкви домы и въ дальній путь... Но потомъ святые отцы запретили непосвященнымъ принимать въ руки и выносить изъ церкви Тѣло Христово, а въ особенности запретилъ это св. Іоаннъ Златоустъ и запретилъ по слѣдующей причинѣ. Во время его патріаршества въ Константинополѣ нѣкоторая знатная женщина, принявши въ церкви часть пречистаго Тѣла Христова, принесла оное домой и смѣшала съ какимъ-то снадобьемъ для волхвованія. Узнавъ объ этамъ, св. Златоустъ съ того времени повелѣлъ по всѣмъ церквамъ, чтобы части Тѣла Христова не влагались въ руки, но чтобы вмѣстѣ съ Божественною, подъ видомъ вина, Кровію преподавались посредствомъ лжицы въ уста. До этого времени въ Церкви лжицы не употреблялись, но части Тѣла Христова полагались прямо въ руки христіанамъ, а св. Кровь подавалась изъ чаши. Съ этого же времени, по повелѣнію св. Златоуста, Божественное причастіе стало преподаваться посредствомъ лжицы и дозволено носить его только посвященнымъ, а непосвященнымъ не позволено никоимъ образомъ касаться, дабы не было какого-либо безчестія Святымъ Тайнамъ».
[5] Преп. Ѳеоктиста † 881 г. послѣ 35-лѣтнихъ подвиговъ на о. Паросѣ.
[6] Рыба эта называется реморою (отъ глагола remоѵео — двигаю обратно, задерживаю), потому что она, собираясь около корабля большими стаями, задерживаетъ ходъ корабля.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга третья: Мѣсяцъ Ноябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1905. — С. 174-181.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0