Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 21 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Ноябрь.
День девятый.

Житіе и подвиги преподобной матери нашей Матроны.

Однажды мужъ Матроны пошелъ вмѣстѣ съ нею въ Византію. Здѣсь Матрона, обходя храмы Божіи и молясь въ нихъ усердно Богу, познакомилась съ одною дѣвицею, по имени Евгеніею, которая въ постѣ и подвигахъ соблюдала свое дѣвство, день и ночь упражняясь въ молитвахъ.

Подражая житію Евгеніи, Матрона не отходила отъ церкви, съ утра до вечера пребывала въ ней на молитвѣ, а вечеромъ возвращалась домой; раннимъ же утромъ она снова уходила въ церковь на молитву, и воздержаніемъ и постомъ умертвляла тѣло свое, цвѣтущее молодостію. Въ то время она имѣла отъ роду двадцать пять лѣтъ и прилежно молила Бога, чтобы Онъ, какъ Самъ вѣдаетъ, сдѣлалъ бы ее свободною отъ супружества, дабы она могла безпрепятственно работать Господу. Мужъ ея Домитіанъ, видя, что жена его ежедневно рано поутру уходитъ изъ дома и возвращается едва только къ вечеру, сталъ подозрѣвать, что она уходитъ не на молитву, а на какое-нибудь дурное дѣло. Посему онъ сталъ гнѣваться на нее и не пускалъ ее изъ дома. Матрона со слезами просила его, чтобы онъ не препятствовалъ ей ходить въ церковь; однако она просимаго не получала, и посему очень скорбѣла, ибо имѣла изволеніе приметатися въ дому Бога своего паче, неже жити въ селеніихъ грѣшничихъ (Псал. 83, 11).

Однажды Матрона упросила мужа отпустить ее въ церковь на молитву. Придя поспѣшно въ храмъ святыхъ апостоловъ, она излила предъ Богомъ сердце свое, съ умиленіемъ молясь Ему. Она просила Господа, чтобы Онъ освободилъ ее отъ того тяжелаго ига, которое ей было великимъ препятствіемъ къ Богомыслію, и, изведши ее отъ суетнаго и многомятежнаго міра, привелъ къ безмолвному житію, дабы она безпрепятственно могла благоугождать Ему Единому. Въ такой прилежной молитвѣ она пребыла весь день.

Когда наступилъ поздній вечеръ, церковный придверникъ велѣлъ всѣмъ уходить, чтобы запереть двери церкви. Тогда изъ церкви вышла и блаженная Матрона; однако она не пожелала возвратиться домой, но осталась на паперти. Здѣсь она встрѣтила одну дѣвицу, по имени Сусанну, которая, съ юныхъ лѣтъ посвятивъ себя Христу, въ постѣ и молитвахъ проводила жизнь свою подлѣ церкви. Познакомившись съ Сусанной, Матрона посѣтила ея келлію и бесѣдовала съ нею всю ночь, разсказавъ все о себѣ и своей жизни. Сусанна утѣшала ее и убѣждала возложить надежду на Господа, по Своей волѣ устрояющаго спасеніе людей.

— «Отъ Господа, — сказала она, — стопы человѣку исправляются» (Псал. 36, 23).

Отъ этой бесѣды съ Сусанною Матрона воспламенѣла еще большею любовію къ Богу и задумала убѣжать отъ мужа, чтобы, скрывшись отъ него, втайнѣ работать Богу.

Когда наступило утро, Матрона пошла къ упомянутой выше Евгеніи и открыла ей свое намѣреніе.

Евгенія сказала ей:

— «Нужно тебѣ, сестра, прежде всего устроить дочь твою Ѳеодотію, которая еще очень мала; подумай, какъ она можетъ быть безъ матери?»

Матрона отвѣчала:

— «Дочь мою Ѳеодотію я поручаю Богу и матери Сусаннѣ; сама же пойду въ пустыню, гдѣ наставитъ меня Богъ».

Тайно взявъ изъ дому дочь, она отдала ее блаженной Сусаннѣ, умоляя ее, чтобы та приняла Ѳеодотію, какъ свое чадо, и воспитала бы въ страхѣ Господнемъ. Сусанна, видя, какъ Матрона горячо пламенѣетъ любовію къ Богу и преисполнена непреложнымъ стремленіемъ къ безмолвному житію, приняла отъ нея дитя вмѣсто дочери, а Матрона взывала къ Богу, да наставитъ Онъ ее на путь правый, и словами псалма говорила Ему:

— «Скажи мнѣ, Господи, путь, въ оньже пойду?» (Псал. 142, 8).

Вздремнувъ немного отъ усталости, Матрона увидала во снѣ такое видѣніе: ей представилось, что она бѣжитъ отъ какого-то преслѣдующаго ее человѣка; когда тотъ сталъ догонять ее, она вбѣжала къ какимъ-то инокамъ, которые скрыли ее отъ преслѣдователя. Это видѣніе Матрона объяснила себѣ такъ, что ей нужно принять мужской образъ и пойти на время въ мужской монастырь, чтобы укрыться тамъ отъ своего мужа и отъ всѣхъ знакомыхъ. Матрона остригла свои волосы и, одѣвшись въ одежду евнуховъ, пошла съ блаженною Евгеніею въ церковь святыхъ апостоловъ; здѣсь, помолившись, она открыла св. Евангеліе, желая узнать, угодно ли Богу намѣреніе ея, и узрѣла тамъ слѣдующія слова: Аще кто хощетъ по Мнѣ ити, да отвержется себе, и возметъ крестъ свой и по Мнѣ грядетъ (Матѳ. 16, 24). Нашедши въ этихъ словахъ благую надежду, что Богъ будетъ ей помощникомъ, Матрона поцѣловала Евгенію и, разлучившись съ нею, пошла въ монастырь преподобнаго Вассіана [2], гдѣ выдала себя за евнуха, а когда спросили ее объ имени, назвалась Вавилою. Принятая въ число братіи, она добродѣтельно подвизалась, со смиреніемъ исполняя послушанія, постомъ и бдѣніемъ изнуряя плоть свою и пребывая всегда въ молитвѣ. Матрона старательно охраняла себя, чтобы не узнали, что она — женщина, посему хранила глубокое молчаніе и отъ всѣхъ устранялась. И всѣ братія удивлялись великой ея добродѣтельной жизни, похваляли подвиги ея и считали ее совершеннымъ инокомъ.

Такъ святая Матрона пребывала въ монастырѣ довольно долгое время посреди иноковъ, сіяя, какъ луна посреди звѣздъ, своими добродѣтелями. Случилось ей однажды съ другими иноками работать въ саду. Одинъ инокъ, по имени Варнава, воздѣлывая вмѣстѣ съ нею землю, изъ любопытства взглянулъ на ея лицо и, увидавъ, что у нея проколоты оба уха, спросилъ:

— «Зачѣмъ проколоты у тебя уши?»

Блаженная сказала ему:

— «Нужно тебѣ, братъ, землю воздѣлывать, а не на чужія лица смотрѣть, ибо это — противно иночеству. Но такъ какъ ты увидалъ проколотыя мои уши, то узнай и причину того: когда я былъ малымъ отрокомъ, меня очень любилъ мой воспитатель и украшалъ меня золотыми вещами; онъ прокололъ уши мои для драгоцѣнныхъ серегъ».

Такъ блаженная Матрона отвѣчала Варнавѣ и исполнилась въ сердцѣ своемъ страха; долго она думала, опасаясь, чтобы не открылась тайна ея, и такъ молилась Господу:

— «Твоимъ повелѣніемъ, Господи, я пришла въ эту иноческую обитель; Ты призвалъ меня, и я не намѣреваюсь возвратиться обратно. Итакъ, покрой благодатію Твоею немощь мою и къ доброму концу приведи предпринятое мною житіе, да не буду я посрамлена въ моемъ упованіи на Тебя!»

Человѣколюбивый же Богъ, по неизреченнымъ и неисповѣдимымъ судьбамъ Своимъ, благоволилъ открыть о ней настоятелямъ двухъ монастырей, что она женщина, дабы явилось въ ней еще большее усердіе къ иноческому житію.

Однажды преподобному Вассіану во время сна явился благообразный и свѣтлый мужъ и трижды повторилъ:

— «Иночествующій въ твоемъ монастырѣ евнухъ Вавила — есть женщина!»

Такое же видѣніе было и блаженному Акакію, игумену монастыря Аврааміева. Когда наступило утро, Вассіанъ призвалъ одного изъ иноковъ, по имени Іоанна, который былъ по немъ первый, и повѣдалъ ему то, что видѣлъ. Во время ихъ бесѣды, къ преподобному Вассіану пришелъ посланный отъ игумена Акакія съ извѣстіемъ, что въ ту ночь было ему открыто въ видѣніи объ евнухѣ Вавилѣ, что это — женщина. Преподобный, удивившись и желая еще болѣе удостовѣриться въ этой тайнѣ (ибо онъ опасался, какъ бы это не оказалось какимъ-нибудь обманомъ вражескимъ, и не сразу повѣрилъ бывшему во снѣ видѣнію), раскрылъ Евангеліе и взоръ его упалъ на слѣдующія слова: кому уподоблю Царствіе Божіе? подобно есть квасу, егоже пріемши жена, скры въ сатѣхъ тріехъ муки, дондеже вскисе все (Лук. 13, 20-21). Послѣ сего, повѣривъ видѣнію, Вассіанъ призвалъ къ себѣ блаженную Матрону и, взглянувъ на нее сердитымъ взоромъ, грозно сказалъ ей:

— «Зачѣмъ пришла ты къ намъ, женщина? Какъ дерзнула ты столько времени пребывать среди иноковъ? Не безчестіе ли хочешь ты нанести монастырю нашему, или пришла для нашего искушенія?»

Блаженная Матрона, пораженная неожиданнымъ обличеніемъ и сильно испугавшись грознаго взора и голоса настоятеля, припала къ честнымъ ногамъ его, прося прощенія, и смиренно отвѣчала:

— «Не искушая кого-нибудь, но сама спасаясь отъ вражескаго искушенія и избѣгая сѣтей лукаваго, пришла я, отче святый, къ овцамъ стада твоего».

Настоятель снова сказалъ ей:

— «Какъ осмѣливалась ты, будучи женщиною, съ непокрытою головою приступать къ Божественнымъ Тайнамъ и давать въ уста лобзаніе братіи?»

Матрона отвѣчала:

— «Приступая къ Божественнымъ Тайнамъ [3], я не совсѣмъ открывала голову, а лишь немного; давая же лобзаніе братіи, я представляла себѣ, что прикасаюсь къ устамъ не человѣковъ, но безстрастныхъ ангеловъ».

Преподобный, удивившись такому мудрому отвѣту, снова спросилъ ее:

— «Почему же ты пришла не въ женскій, а въ мужской монастырь?»

Блаженная, оставивъ боязнь, подробно начала разсказывать ему все о себѣ:

— «Была я выдана замужъ, стала матерью единственной дочери, любила всегда посѣщать церкви Божіи и тамъ день и ночь пребывать въ молитвѣ. Мужъ же мой запрещалъ мнѣ таковый подвигъ, непріятностями и побоями старался отвлекать меня отъ усерднаго влеченія къ храму и молитвѣ и всячески препятствовалъ моему стремленію къ Богу. Посему я задумала бѣжать отъ него, чтобы мнѣ можно было свободнѣе работать Богу. Бывшее видѣніе привело меня къ вамъ. Я видѣла себя во снѣ убѣгавшею отъ преслѣдовавшаго меня мужа и скрытою какими-то иноками. Обдумавъ видѣніе и понявъ, что не иначе могу укрыться отъ своего супруга, какъ во образѣ инока, я перемѣнила женское одѣяніе и, надѣвъ мужское, переименовала себя Вавилою и, выдавая за евнуха, пришла въ сей монастырь».

Преподобный Вассіанъ, со вниманіемъ слушая слова блаженной Матроны, очень удивлялся ея разуму и усердію къ Богу и сказалъ ей:

— «Дерзай, дочь, вѣра твоя спасетъ тебя».

Преподавъ Матронѣ довольно душеполезныхъ наставленій, Вассіанъ отослалъ ее тайно къ блаженной Сусаннѣ, самъ же далъ обѣщаніе имѣть о ней попеченіе, только бы она неизмѣнно служила Христу.

Въ то время умерла дочь Матроны — Ѳеодотія, которую она поручила Сусаннѣ, ибо благій Господь, желая освободить рабу свою Матрону отъ заботы, чтобы она, избавившись отъ попеченія о дочери, свободнѣе могла служить Ему, взялъ къ себѣ Ѳеодотію и вселилъ во обители небесныя. Посему Матрона, вмѣсто скорби, исполнилась радости, видя дочь свою, еще не познавшую прелестей лукаваго міра, отшедшею ко Господу и непорочно представшею къ Нему. Сама же она укрывалась у Сусанны, или, лучше сказать, Богъ укрывалъ ее чрезъ Сусанну.

Между тѣмъ Домитіанъ, мужъ Матроны, всюду искалъ ее, обходя многіе города и селенія и разные монастыри, разыскивая и всюду разспрашивая о ней всѣхъ, но не находилъ ея. Затѣмъ онъ услыхалъ, что въ монастырѣ преподобнаго Вассіана была какая то женщина въ мужскомъ образѣ, жившая какъ евнухъ (ибо слухъ объ этомъ распространился сначала между всею братіею, а потомъ и между живущими въ мірѣ). Догадавшись, что это его жена, Домитіанъ пришелъ къ монастырю и, сильно стуча во врата, сталъ кричать съ гнѣвомъ:

— «Обиду нанесли вы мнѣ, иноки, — обиду великую: вы прельстили жену мою и держите ее у себя; такъ ли подобаетъ дѣлать инокамъ? Въ этомъ ли состоитъ житіе ваше? Отдайте мнѣ жену мою! Зачѣмъ вы беззаконно разлучаете тѣхъ, кого Богъ сочеталъ для добраго житія? Отдайте мнѣ ту, которая принадлежитъ мнѣ, какъ подруга жизни моей».

Иноки, отвѣчая Домитіану, говорили:

— «Твоей жены у насъ нѣтъ, ибо въ монастырь нашъ никогда не входятъ женщины. Былъ у насъ одинъ евнухъ, монахъ Вавила, который нѣкоторое время подвизался съ нами, но затѣмъ, желая посѣтить святыя мѣста въ Іерусалимѣ, давно уже отъ насъ ушелъ, о чемъ всѣмъ извѣстно. А гдѣ онъ теперь находится, мы не знаемъ, о томъ знаетъ только Всевѣдущій Богъ, предъ Которымъ нѣтъ ничего тайнаго».

Услышавъ это, Домитіанъ, въ волненіи отъ ревности и вмѣстѣ съ тѣмъ въ скорби отъ любви къ супругѣ, отошелъ опечаленный. А блаженный Вассіанъ разсуждалъ самъ съ собою:

— «Самъ Богъ избралъ сію женщину на служеніе Себѣ и подъ Свое благое иго взялъ ее отъ строптиваго и развращеннаго мужа, ввѣривъ ее моему недостоинству, дабы я заботился о душѣ ея; между тѣмъ я предъ многими обнаружилъ ея тайну и сдѣлалъ извѣстнымъ все, что касается ея. Если теперь ее найдетъ мужъ ея и, отвративъ отъ предпринятаго ею добродѣтельнаго пути, повредитъ ея спасенію, то я буду виновенъ въ ея погибели».

Призвавъ нѣкоторыхъ изъ старцевъ, составлявшихъ монастырскій совѣтъ, Вассіанъ сказалъ имъ:

— «Намъ, братія, должно имѣть попеченіе объ ушедшей изъ нашего монастыря сестрѣ, ибо хотя она и женщина, однако вписана въ наше братство. Итакъ, что намъ сдѣлать, чтобы богоугодное начатое житіе ея пришло къ доброму концу, дабы врагъ, всегда ищущій паденія нашего, не побѣдилъ ея мужества, не отвратилъ бы ее отъ иноческихъ подвиговъ и не склонилъ бы ее къ любви мірской, употребивъ для сего пригодное къ тому орудіе въ лицѣ ея мужа?»

Такъ говорилъ Вассіанъ братіи. Одинъ же изъ нихъ, по имени Маркеллъ, по сану — діаконъ, сказалъ преподобному:

— «Въ городѣ Эмесѣ, гдѣ я родился, есть женскій монастырь, въ которомъ и сестра моя постриглась: итакъ, отче, если угодно, пошли ее туда, и, такимъ образомъ, прекратится забота о ней».

Услышавъ это, Вассіанъ и прочіе старцы согласились съ совѣтомъ Маркелла и повелѣли поискать плывущій въ ту страну корабль. Вскорѣ, по устроенію Божію, былъ найденъ корабль изъ Эмеса, который, сдѣлавъ закупки въ Византіи, снова возвращался въ свою страну. Тогда, посадивъ на тотъ корабль блаженную Матрону, отослали ее въ Эмесскій монастырь къ иночествовавшимъ тамъ дѣвамъ, которыми она и была принята съ честію. Живя тамъ добродѣтельно въ обычныхъ своихъ подвигахъ, она превосходила всѣхъ смиреніемъ, молчаніемъ, постомъ и бдѣніемъ и другими иноческими подвигами, такъ что всѣхъ удивляла житіемъ своимъ и была примѣромъ жестокаго и труднаго пути, ведущаго въ царство Божіе. Спустя немного времени, скончалась игуменія монастыря того, и святая Матрона была избрана всѣми, какъ достойная, на мѣсто умершей. Будучи игуменіей, она, какъ свѣча, поставленная на свѣщникѣ, свѣтила яснымъ свѣтомъ добродѣтелей и ревностно заботилась о спасеніи порученныхъ ей сестеръ.

Въ то время нѣкій человѣкъ, пахавшій поле свое, замѣтилъ, что на одномъ мѣстѣ изъ земли выходитъ огонь. Видѣлъ онъ это не одинъ разъ, но многократно, ибо въ теченіе многихъ дней постоянно являлся выходящій изъ земли пламень. Человѣкъ тотъ пошелъ въ городъ и возвѣстилъ объ этомъ Эмесскому епископу. Епископъ, уразумѣвъ въ семъ особенное знаменіе, пошелъ на то мѣсто съ своимъ клиромъ и, сотворивъ молитву, повелѣлъ раскопать землю. Когда это было сдѣлано, въ землѣ былъ найденъ сосудъ, заключавшій въ себѣ не золото и не серебро, но драгоцѣнную, больше всѣхъ земныхъ сокровищъ, — главу святаго Іоанна Предтечи и Крестителя Господня [4]. Прошла объ этомъ повсюду слава, и собрались къ тому мѣсту всѣ жители не только изъ города Эмеса, но и изо всѣхъ окрестныхъ городовъ и селеній. Пришла и преподобная Матрона изъ своего монастыря со всѣми сестрами — поклониться обрѣтенной главѣ святаго Іоанна Крестителя. Эта святая глава источала благовонное мѵро, коимъ священники помазывали собравшихся, изображая на челахъ ихъ крестное знаменіе. Взяла того мѵра въ маленькій сосудецъ и преподобная Матрона на благословеніе своему монастырю. Но толпы народа, стремившіяся къ святому мѵру, стѣснили ее такъ, что ей нельзя было пройти; другіе же, увидавъ у нея св. мѵро, просили ее помазать ихъ тѣмъ мѵромъ, такъ какъ, по случаю тѣсноты, они не могли подойти къ священникамъ. Уступая настоятельнымъ просьбамъ, она такъ и дѣлала. Былъ тамъ одинъ слѣпецъ, который отъ рожденія своего не видѣлъ свѣта. Онъ попросилъ Матрону, чтобы она и его помазала святымъ мѵромъ; она помазала ему очи, и онъ тотчасъ прозрѣлъ. Такое чудо всѣми приписывалось не только цѣлебному мѵру святаго Іоанна, но и преподобной Матронѣ, ибо много было тамъ священниковъ, раздававшихъ людямъ то святое мѵро, но ничьи руки не могли возвратить зрѣнія слѣпорожденному. И прославлялось въ народѣ добродѣтельное житіе преподобной Матроны.

Спустя довольно времени, услышалъ о Матронѣ мужъ ея, Домитіанъ, и поспѣшилъ къ городу Эмесу. Узнавъ же, что ему нельзя войти въ тотъ женскій монастырь, гдѣ жила преподобная Матрона, и видѣть разыскиваемую имъ супругу (ибо въ монастырѣ томъ былъ такой законъ, чтобы туда никогда не входить мужчинамъ), онъ задумалъ достигнуть желаемаго посредствомъ хитрости. Домитіанъ уговорилъ нѣкоторыхъ мірскихъ женщинъ, чтобы онѣ, придя къ Матронѣ, сказали ей:

— «Нѣкоторый человѣкъ, слыша о твоей святости и совершенномъ добродѣтельномъ житіи, издалека пришелъ поклониться тебѣ и удостоиться твоего благословенія и святыхъ твоихъ молитвъ. Итакъ, окажи любовь Бога ради и не презри человѣка того, который ради тебя перенесъ столь трудный путь, но выйди къ нему, утѣшь его душеполезными словами и съ благословеніемъ отпусти его».

Пришедши къ Матронѣ, женщины сказали, какъ были научены. Блаженная Матрона, прозрѣвая обманъ, спросила женщинъ, каковъ лицомъ человѣкъ, пославшій ихъ къ ней. Онѣ описали ей видъ его. Святая поняла, что это — ея мужъ, и сказала женщинамъ:

— «Скажите человѣку тому, чтобы онъ подождалъ до семи дней, а въ седьмой день я покажусь ему, и онъ, согласно желанію своему, увидитъ меня».

Отославъ женщинъ, блаженная Матрона начала молиться, дабы Господь сокрылъ ее отъ мужа. Когда наступила ночь, она взяла власяницу, небольшой кусокъ хлѣба и тайно ото всѣхъ вышла изъ монастыря и пошла къ Іерусалиму. Между тѣмъ Домитіанъ ждалъ семь дней, въ надеждѣ увидать ту, которую желалъ, и взять ее силою, какъ закономъ сопряженную съ нимъ. На седьмой день онъ снова послалъ тѣхъ же женщинъ къ преподобной съ просьбой, чтобы она, согласно обѣщанію, показалась ему. Женщины, пришедши въ монастырь, нашли всѣхъ инокинь скорбящими и плачущими о своей игуменіи, ибо онѣ не знали, куда она ушла. Возвратившись, женщины возвѣстили о томъ Домитіану. А онъ, еще болѣе разжигаемый ревностію и скорбію, обходилъ повсюду, разыскивая ее. Онъ отправился и въ Іерусалимъ и, остановившись въ одной гостинницѣ, спросилъ у живущихъ тамъ женщинъ, не случалось ли имъ когда-нибудь видѣть такой-то женщины (причемъ описалъ ея видъ). Онѣ же отвѣчали ему на то:

— «Помнимъ, что именно такая инокиня поздно приходила къ одной изъ тамошнихъ церквей, но гдѣ она теперь находится, — не знаемъ».

Домитіанъ тщательно отыскивалъ тамъ Матрону, ходя по дорогамъ и спрашивая по гостинницамъ. Однажды они встрѣтились, и Матрона узнала мужа своего, но онъ не узналъ ея, ибо когда Домитіанъ проходилъ мимо нея, она покрыла лицо свое и нагнулась, какъ будто бы что-нибудъ собирая, и, благодаря такой хитрости, не была узнана мужемъ. Она удивилась настойчивости, съ которой разыскиваетъ ее мужъ, и боясь, какъ бы онъ опять не увидалъ ее гдѣ-нибудь и не узналъ, удалилась на гору Синайскую, но и тамъ была разыскиваема и преслѣдуема мужемъ. Тогда она пошла въ Беритъ [5] и, нашедши одно пустое идольское капище, вошла въ него и стала въ немъ жить. Бѣсы, не вынося ея пребыванія тамъ, различнымъ образомъ ее устрашали, желая изгнать святую оттуда: иногда они вопили на нее, не показываясь ей, иногда же явнымъ образомъ нападали на нее; когда же Матрона воспѣвала псалмы, бѣсы съ ругательствами перебивали ее. Но всѣ таковыя бѣсовскія мечтанія и привидѣнія святая отгоняла крестнымъ знаменіемъ и прилежною къ Богу молитвою. Во время пребыванія въ томъ идольскомъ капищѣ, пищею для преподобной были растущіе въ окрестностяхъ злаки, а питьемъ — вода изъ источника, чудеснымъ образомъ истекшаго ради ея. Однажды она, почувствовавъ жажду, искала кругомъ воды и не находила, ибо земля была суха и опалена солнечнымъ зноемъ. Найдя какой-то маленькій и острый камешекъ, она выкопала имъ въ землѣ маленькую ямку, — съ горсть человѣка, и, оставивъ ее, отошла на молитву. На другой день поутру она пришла къ тому мѣсту и нашла быстротекущій источникъ воды; кругомъ источника выросли вкусные злаки. Это послужило трапезой невѣстѣ Христовой, — трапезой, сладчайшей всѣхъ трапезъ царскихъ. Она вкушала тѣ вкусные злаки и пила воду, благодаря Бога, дающаго пищу всякой плоти (Псал. 135, 25), отверзающаго руку Свою и исполняющаго всяко животно благоволенія (Псал. 144, 16).

Однажды бѣсъ принялъ видъ красивой женщины и пришелъ къ преподобной Матронѣ, съ лестію говоря:

— «Зачѣмъ ты, госпожа моя, избрала себѣ такой странный образъ жизни? Мѣсто здѣсь пустынное, и нѣтъ ничего для удовлетворенія тѣлесныхъ потребностей. Къ тому же ты еще молода и лицемъ красива, боюсь, чтобы кто-нибудь, увидавъ тебя, не прельстился твоею красотою и не причинилъ бы тебѣ насилія; и тогда не будетъ никого, кто бы помогъ тебѣ и освободилъ бы тебя отъ рукъ его. Итакъ, оставь, госпожа моя, такую жизнь, и иди со мною въ городъ, ибо можешь и въ городѣ жить въ безмолвіи. Я же найду для твоего жительства домъ, какой будетъ нуженъ, и ты будешь имѣть все необходимое и никто не посмѣетъ тебѣ сдѣлать непріятность, ибо сосѣди помогутъ тебѣ и избавятъ тебя отъ оскорбленій».

Слыша такія льстивыя слова, святая Матрона поняла, что это — стрѣлы вражіи и тотчасъ пріяла щитъ непобѣдимый — преподобіе (Прем. 5, 19), и не только сама защитилась отъ стрѣлъ лукаваго, но и самого стрѣляющаго уязвила молитвою, какъ бы мечемъ, и прогнала. Послѣ того бѣсъ преобразился въ престарѣлую женщину, изъ очей которой исходилъ огонь. Устремившись съ гнѣвомъ на Матрону, женщина эта ухватилась за ноги ея, изрыгая безстыдныя слова и угрозы. Святая же не обращала на нее вниманія, но стояла, молясь Богу, — и тотчасъ бѣсъ исчезъ.

Послѣ таковыхъ бѣсовскихъ нападеній, Господь посредствомъ нѣкотораго божественнаго откровенія утѣшилъ блаженную Матрону и исполнилъ сердце ея неизреченной духовной радости и небеснаго утѣшенія; ибо Онъ вѣдаетъ, какъ утѣшать въ скорбяхъ служащихъ Ему, помогать имъ въ напастяхъ и обращать въ радость печаль ихъ, какъ говоритъ Давидъ: по множеству болѣзней моихъ въ сердцѣ моемъ, утѣшенія Твоя возвеселиша душу мою (Псал. 93, 19).

И восхотѣлъ Господь чрезъ сію Свою угодницу оказать пользу многимъ и наставить многихъ на путь спасенія, почему и открылъ ее жителямъ Берита. Она была обрѣтена тремя христіанами, которые вечеромъ, проходя мимо того капища, увидали ее молящеюся. Они разсказали объ этомъ другимъ, и многіе начали приходить къ ней, желая ее видѣть. Пріявъ отъ Бога благодатный даръ учительства, проповѣдывала она имъ слово Божіе и богодухновенною бесѣдою приносила имъ большую пользу и наставляла на путь спасенія. Пришли къ ней и нѣкоторыя жены и дѣвицы и, удивившись равноангельскому житію ея, пожелали послѣдовать ея примѣру и проводить съ нею иноческую жизнь. Сначала пришла къ преподобной одна женщина, по имени Софронія, которая, будучи язычницей, любила, однако, воздержаніе и чистоту и жила, какъ инокиня, — дѣвственницею, имѣя при себѣ и другихъ женщинъ, послѣдовавшихъ ея образу жизни и ученію. Услышавъ о блаженной Матронѣ и о строгомъ житіи ея, она пожелала видѣть ее и пришла къ ней съ своими подругами. Святая же Матрона, отверзши богоглаголивыя уста свои, начала говорить ей объ Единомъ Истинномъ Богѣ и о Единородномъ Сынѣ Его, — какъ Онъ воплотился отъ Безмужней и Пречистой Дѣвы, пострадалъ ради нашего спасенія, воскресъ, восшелъ плотію на небо, и пріидетъ судить живыхъ и мертвыхъ. Открывъ Софроніи многія таинства христіанской вѣры, Матрона обратила ее и бывшихъ съ нею ко Христу. Принявъ вскорѣ отъ Беритскаго епископа крещеніе, онѣ стали проводить иноческую жизнь вмѣстѣ съ преподобною Матроною въ томъ же самомъ идольскомъ капищѣ, такъ что оно изъ вертепа разбойническаго сдѣлалось обителью невѣстъ Христовыхъ.

Послѣ этого одна дѣвица, по имени Евхея, которая была идольской жрицей и соблюдала дѣвство, пришла къ преподобной Матронѣ, и, припадши къ ногамъ ея, просила, чтобы она научила ее вѣрѣ во Христа Іисуса и позволила жить съ собою. Святая, довольно поучивъ дѣвицу божественными словами, воспламенила сердце ея любовію ко Христу и убѣдила ее отречься отъ міра. Въ то время наступилъ тамъ нѣкоторый богомерзкій языческій праздникъ, и язычники, бывшіе въ Беритѣ, собрались къ своимъ идоламъ, чтобы совершить праздникъ. Не найдя жрицы идоловъ, которая, по обычаю языческому, должна бы вознести жертвы ихъ, они удивлялись, куда она ушла. Когда же сдѣлалось извѣстнымъ, что она ушла къ Матронѣ, нѣкоторые изъ нихъ, въ особенности родственники той дѣвицы, пошли туда и, найдя Евхею, сидящею съ Матроною и съ умиленіемъ слушающею Божественныя слова, сказали ей:

— «Зачѣмъ ты, дѣвица, презрѣла великихъ боговъ и оставила жертвоприношенія имъ? Вотъ изъ-за тебя возсталъ на насъ народъ, не желая терпѣть безчестія, наносимаго богамъ своимъ. Итакъ, иди съ нами — совершить нынѣ празднованіе!»

Дѣвица же не хотѣла не только слышать словъ ихъ, но даже и смотрѣть на нихъ; но какъ Марія сидѣла при ногу Іисусову (Лук. 10, 39), такъ и она сидѣла предъ своею учительницею — преподобной Матроной, которая кротко и съ любовію говорила пришедшимъ:

— «Оставьте пребывать съ нами сію рабу истиннаго Бога, которая прежде была рабою суетныхъ боговъ вашихъ, ибо она не можетъ уже имѣть общенія съ вами, такъ какъ желаетъ обручиться со Христомъ».

Пришедшіе родственники долго старались отвлечь отъ Матроны дѣвицу, то ласками, то угрозами, хотѣли даже взять ее силою, но невидимая сила Божія возбраняла имъ. Не достигнувъ желаемаго, они сказали:

— «Если ты не послушаешь насъ и не пойдешь сейчасъ къ намъ для совершенія праздника богамъ, то завтра утромъ мы придемъ, предадимъ огню это капище и сожжемъ всѣхъ, находящихся въ немъ, и тебя съ ними».

Такъ пригрозивши, они ушли. Святая же Матрона съ бывшими съ нею сестрами собрала много дровъ и хворосту и, обложивъ кругомъ капище, послала вслѣдъ ушедшихъ язычниковъ сказать имъ:

— «Вотъ, уже готовы огонь и дрова. Исполните же свое обѣщаніе — сожгите насъ, дабы намъ быть благоуханною жертвою Христу Богу нашему».

Язычники, удивившись мужеству, съ которымъ онѣ были готовы умереть за своего Бога, не знали, что отвѣчать имъ, и уже болѣе не приходили къ нимъ.

Между тѣмъ преподобная Матрона обратилась къ епископу съ просьбою прислать къ ней пресвитера. Когда пресвитеръ пришелъ, она ввѣрила ту дѣвицу его попеченію, чтобы онъ сподобилъ ее святаго крещенія и опять привелъ бы ее къ ней, — и пресвитеръ исполнилъ немедленно ея волю. Принявъ крещеніе, дѣвица та добродѣтельно подвизалась въ постѣ и молитвахъ съ остальными сестрами, которыхъ было при святой Матронѣ восемь. Всѣ онѣ были подобны мудрымъ дѣвамъ, украшающимъ свѣтильники свои и приготовляющимся во срѣтеніе Жениху своему [6].

Между тѣмъ, какъ преподобная Матрона проводила такой образъ жизни, день и ночь работая съ сестрами Богу и множество людей обращая къ Нему, явилось у ней желаніе снова увидать своего духовнаго отца — преподобнаго Вассіана. Она хотѣла пойти въ Константинополь, но мысль, что мужъ ея Домитіанъ живетъ въ Константинополѣ удерживала Матрону отъ такого намѣренія, и она боялась туда идти, чтобы не быть узнанною своимъ мужемъ. Вмѣстѣ съ тѣмъ она размышляла въ себѣ:

— «Не могу я болѣе оставаться здѣсь, ибо многіе приходятъ ко мнѣ и прославляютъ меня, какъ добродѣтельную, и я боюсь тщеславія. Къ тому же я боюсь, какъ бы не услыхалъ обо мнѣ мужъ мой, ибо вся страна узнала обо мнѣ и кто-нибудь можетъ сказать ему; а когда онъ сюда придетъ и найдетъ меня, то погубитъ весь иноческій подвигъ мой. Итакъ, уйду отсюда или въ Александрію, или въ Антіохію».

Остановившись на этомъ рѣшеніи, святая начала прилежно молить Бога, чтобы Онъ открылъ ей, куда ей направиться, гдѣ бы она могла жить съ большею пользою. Молясь объ этомъ, она однажды увидала во снѣ трехъ мужей, спорящихъ изъ-за нея между собою, такъ какъ каждый хотѣлъ взять ее въ сожительство съ собою. Она же отклонялась, говоря:

— «Я уже давно бѣгаю отъ супружества, а если бы теперь снова пожелала его, то и тогда не быть тому. Однако, кто — вы?»

Первый отвѣчалъ:

— «Я — Александръ».

Другой сказалъ:

— «Я — Антіохъ».

Третій сказалъ:

— «Я — Константинъ».

Сказавъ это, они бросили между собою жребій, кто ее возьметъ, и жребій палъ самому молодому, который назвалъ себя Константиномъ. Послѣдній хотѣлъ взять ее. Матрона отъ страха проснулась и размышляла о видѣнномъ. При этомъ она истолковала свой сонъ такъ: «три мужа, — Александръ, Антіохъ и Константинъ, — суть три города, о которыхъ я думала, — именно: Александрія, Антіохія и Константинополь; жребій же мой, павшій на Константина, означаетъ благоизволеніе Божіе, чтобы я шла въ Константинополь и увидала отца моего — блаженнаго Вассіана. Господь, Который руководитъ мною, силенъ укрыть меня тамъ, чтобы я не была узнана мужемъ моимъ, и аще пойду посредѣ сѣни смертныя, не убоюся зла, яко Ты, Господи мой, со мною еси (Псал. 22, 4). И собравшись, она хотѣла уходить. Сестры же, узнавъ объ ея намѣреніи, — что она хочетъ уйти отъ нихъ, — не отпускали отъ себя, восклицая со слезами:

— «Зачѣмъ ты, мать наша, оставляешь насъ, — чадъ своихъ, еще недостаточно утвержденныхъ въ законѣ Господнемъ? Зачѣмъ оставляешь молодыя въ вѣрѣ отрасли, еще недостаточно водою ученія напоенныя? Куда ты уходишь, мать наша? На кого оставляешь насъ? И почему не берешь насъ съ собою?»

Преподобная, успокоивъ ихъ, повѣдала имъ волю Божію, открытую ей въ видѣніи, — именно, чтобы она шла въ Константинополь. И тотчасъ она послала къ епископу, прося его прислать къ ней двухъ діакониссъ, опытныхъ въ добродѣтеляхъ и совершенныхъ по жизни, чтобы вручить имъ то новособранное малое стадо Христово. Епископъ исполнилъ желаніе ея — прислалъ ей діакониссъ, какихъ она желала. Поручивъ имъ, какъ нѣкоторое драгоцѣнное сокровище, своихъ духовныхъ дщерей и преподавъ имъ миръ, преподобная Матрона ушла отъ нихъ, взявъ съ собою только одну сестру — блаженную Софронію. Достигнувъ моря, она нашла корабль, плывшій въ Константинополь, и сѣла на него. При попутномъ вѣтрѣ онѣ достигли Константинополя, и святая Матрона вмѣстѣ съ Софроніею поспѣшили къ находившейся вблизи моря церкви святой Ирины. Войдя въ церковь, Матрона встрѣтила преждеупомянутаго діакона Маркелла, который совѣтовалъ блаженному Вассіану послать ее въ женскій монастырь, находящійся въ городѣ Эмесѣ. Святая Матрона открыла себя тому діакону и подробно разсказала о себѣ все, — какъ она была преслѣдуема мужемъ въ Эмесѣ, въ Іерусалимѣ и на Синаѣ, какъ жила въ Беритѣ, въ идольскомъ капищѣ, и собрала сестеръ, какъ чрезъ нее Господь обратилъ къ Себѣ множество людей и почему она предприняла такой путь изъ Берита въ Константинополь, желая видѣть своего духовнаго отца — преподобнаго Вассіана. Маркеллъ же возвѣстилъ преподобному о прибытіи Матроны и разсказалъ ему все, что отъ нея слышалъ. Преподобный тотчасъ приказалъ Маркеллу найти близъ своего монастыря спокойный домъ и ввести туда Матрону. Когда это было сдѣлано, преподобный Вассіанъ увидался съ нею, благословилъ ее и, узнавъ о трудахъ ея, радовался таковымъ ея подвигамъ и усердной любви къ Богу. Съ того времени преподобная Матрона стала жить въ Константинополѣ безъ тревоги, такъ какъ мужъ ея уже умеръ. Преподобный же Вассіанъ доставлялъ ей все нужное и привелъ къ ней сестеръ ея, оставшихся въ Беритѣ: по ея просьбѣ онъ послалъ письмо къ Беритскому епископу, прося его отпустить инокинь, собранныхъ Матроною, въ Константинополь къ ней, какъ къ духовной матери ихъ. Вскорѣ всѣ онѣ прибыли туда и стали подвизаться вмѣстѣ съ преподобною Матроною, служа Богу въ праведности и благочестіи. Матрона была для всѣхъ примѣромъ богоугодной жизни: взирая на нее, не только принявшіе иночество, но и множество мірянъ получали пользу. Слава объ ея добродѣтеляхъ распространялась повсюду и прославляемъ былъ ради нея Отецъ Небесный.

Дошелъ слухъ о Матронѣ и до царицы Верины, супруги царствовавшаго въ то время царя Льва Великаго [7]. Она, услышавъ о совершенномъ добродѣтельномъ житіи преподобной Матроны, пожелала видѣть ее и сама пришла къ ней. Матрона съ честію приняла царицу и устроила ей угощеніе, какое лишь могло быть у великой и ничего не имѣющей постницы. Удивилась царица таковому ея житію, а въ особенности тому, что преподобная ничего у нея не просила, хотя та и имѣла намѣреніе дать ей многіе дары. Получивъ отъ бесѣды съ блаженною Матроною духовную для себя пользу, царица возвратилась въ свои палаты.

Приходили къ преподобной и многіе недужные и получали здравіе: ибо сильна была молитва ея исцѣлять недуги — не только тѣлесные, но и душевные.

Одна знатная женщина, по имени Евфимія, супруга епарха Анѳима, впавшая въ тяжкій и неисцѣлимый недугъ — послѣ того, какъ не могла получить помощи отъ врачей пришла къ преподобной Матронѣ. Взявши руку ея, Евфимія прикладывала къ частямъ болящаго своего тѣла, и отъ прикосновенія руки ея получила совершенное здравіе. Видя, что домъ, въ которомъ жительствовала преподобная съ сестрами, — тѣсенъ и къ тому же былъ не ея собственный, Евфимія желала устроить для исцѣлительницы своей — преподобной Матроны — монастырь просторный и удобный для обитанія, — что вскорѣ и исполнила.

Переселившись изъ тѣснаго дома въ новосозданный монастырь, преподобная собрала еще большее стадо словесныхъ овецъ — дѣвицъ и женъ, уневѣстила ихъ Христу и прилежно заботилась о спасеніи ихъ.

Вскорѣ послѣ того, преподобная Матрона предузнала скорое свое отшествіе къ Богу, ибо оно было открыто ей въ видѣніи. Ей представилось, будто она ходитъ но прекраснѣйшему мѣсту, на которомъ были насаждены благоплодныя деревья, а посреди протекали источники чистыхъ водъ; далѣе разстилалось цвѣтущее поле; множество прекрасныхъ птицъ пѣли тамъ различными пріятными голосами; деревья слегка колыхались отъ тихо вѣющаго вѣтра; тутъ же журчали источники, — вообще нельзя было изобразить красоты мѣста того, ибо то былъ рай Божій. Стояли тамъ честныя и благолѣпныя жены, которыя показывали блаженной Матронѣ пресвѣтлую палату, созданную Божіею, а не человѣческою рукою, и говорили ей:

— «Вотъ — домъ твой, Матрона, для тебя отъ Бога уготованный. Приди и живи въ немъ!»

Изъ сего видѣнія преподобная познала, что уже приблизилась кончина ея, и стала готовиться ко отшествію, еще усерднѣе молясь Господу, ради Котораго все вмѣнила въ ничто. Затѣмъ она призвала къ себѣ всѣхъ сестеръ своихъ и довольно поучала ихъ тому, что нужно для спасенія. Преподавъ имъ миръ, она почила о Господѣ и отъ земной обители переселилась въ уготованную для нея небесную, которую ранѣе видѣла въ видѣніи. Такъ преподобная Матрона скончалась въ преклонной и доброй старости [8]. Въ мірской жизни она прожила двадцать пять лѣтъ, а въ иноческой — семьдесятъ пять; всѣхъ же лѣтъ ея было сто. А нынѣ обитаетъ она въ вѣчной жизни, предстоя престолу Животворящей и Нераздѣльной Троицы — Отца, и Сына, и Святаго Духа, — Единаго Бога, Ему же слава во вѣки. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Перга — городъ въ Памфиліи въ южной части Малой Азіи, на правомъ берегу Кестра, съ знаменитымъ въ древности храмомъ языческой греко-римской богини Артемиды; въ позднѣйшую римскую эпоху Перга была административнымъ центромъ провинціи. Въ настоящее время на этомъ мѣстѣ находится турецкій городъ Бергамо.
[2] Память его совершается 10-го октября.
[3] По словамъ апостола Павла: «всяка жена молитву дѣющая или пророчествующая откровенною главою, срамляетъ главу свою» (1 Кор. 11, 6).
[4] Очевидно, здѣсь разсказывается о второмъ обрѣтеніи честныя главы Предтечи, которое относится къ 452 году.
[5] Беритъ — древнѣйшій пріморскій городъ на Финикійскомъ берегу Малой Азіи.
[6] См. притчу Христову о десяти женахъ (Матѳ. 25, 1).
[7] Св. Левъ I (Великій) — Византійскій императоръ, царствовалъ съ 457 по 474 г.
[8] Преп. Матрона скончалась въ 492 г.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга третья: Мѣсяцъ Ноябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1905. — С. 156-173.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0