Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 25 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 26.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Ноябрь.
День седьмой.

Страданіе святаго мученника Іерона и дружины его.

Когда до слуха императоровъ дошло, что жители областей Арменіи и Каппадокіи, вопреки императорскимъ указамъ, отказываются поклониться идоламъ, то они, послѣ многихъ совѣщаній, избрали двухъ лукавыхъ, преданныхъ язычеству, жестокихъ мужей, Агриколая и Лизія, и отправили перваго въ Арменію, а второго въ Каппадокію, приказавъ имъ, во-первыхъ, казнить всѣхъ тамошнихъ христіанъ, не соглашающихся поклониться идоламъ, и, во-вторыхъ, записать въ войско всѣхъ мужей и юношей, сильныхъ тѣломъ и способныхъ къ военной службѣ.

Прибывъ въ Каппадокію, Лизій сталъ всячески разыскивать годныхъ для набора людей. Между прочимъ, ему донесли и объ Іеронѣ, какъ о человѣкѣ здоровомъ, сильномъ и отличающемся особеннымъ мужествомъ. Лизій точасъ же послалъ воиновъ взять его и привести. Посланные не застали Іерона дома: онъ былъ на работѣ въ полѣ. Воины отправились туда и хотѣли схватить его; но Іеронъ, узнавъ, что его берутъ для воинской службы, отказался идти съ ними, считая для христіанина вреднымъ имѣть общеніе и служить вмѣстѣ съ идолопоклонниками. Воины хотѣли взять его силою, но разгнѣванный Іеронъ схватилъ попавшееся подъ руку дерево и началъ ихъ бить; онъ оказался настолько сильнѣе воиновъ, что они обратились въ бѣгство, а онъ гналъ ихъ, какъ левъ гонитъ козлятъ. Разсѣянные имъ воины вновь собрались, однако, въ одно мѣсто. Имъ стало стыдно другъ друга, что не только не могли одолѣть одного человѣка, но и были имъ прогнаны. Они боялись возвратиться къ тому, кто ихъ послалъ, съ пустыми руками и говорили между собою, что если они воротятся безъ Іерона, то не только будутъ всѣми осмѣяны за то, что одинъ человѣкъ побѣдилъ ихъ всѣхъ, но и жестоко наказаны за трусость. Поэтому они позвали себѣ на помощь своихъ товарищей и во второй разъ въ еще большемъ числѣ устремились на Іерона. Услыхавъ объ этомъ, онъ набралъ себѣ дружину изъ осьмнадцати мужей-христіанъ, скрылся вмѣстѣ съ ними въ находившуюся вблизи пещеру и оттуда отражалъ нападенія осадившихъ его язычниковъ. Послѣдніе извѣстили между тѣмъ своего начальника, что Іеронъ съ другими христіанами заперся въ пещерѣ, и они не могутъ взять его. Начальникъ отправилъ къ нимъ на подмогу еще болѣе воиновъ и все-таки они ничего не могли сдѣлать, такъ какъ, боясь Іерона, никто не осмѣливался даже приблизиться ко входу въ пещеру. Тогда начальникъ послалъ къ нимъ одного изъ друзей Іерона, по имени Киріака. Киріакъ, пришедши на мѣсто, посовѣтовалъ воинамъ удалиться отъ пещеры, такъ какъ Іерона, — говорилъ онъ, — можно взять только кротостію и добрымъ совѣтомъ, а никакъ не силою. Когда воины удалились, Киріакъ вошелъ къ Іерону и убѣждалъ его не сопротивляться власти и идти записаться въ воинскую службу.

Мирною бесѣдою своею онъ успокоилъ Іерона, вывелъ его изъ пещеры и отвелъ въ его домъ къ матери — старой и слѣпой вдовѣ. Она начала громко оплакивать сына, называла его опорой своей старости и свѣтомъ своихъ слѣпыхъ очей и жаловалась, что лишается единственнаго утѣшенія въ своемъ печальномъ вдовствѣ. Между тѣмъ воины, окружавшіе Іерона, принуждали его идти съ ними. Простившись съ плачущей матерью, сосѣдями и знакомыми, которые собрались тамъ, Іеронъ захватилъ съ собою одного своего родственника, по имени Виктора, и пошелъ въ городъ Мелитину [3] вмѣстѣ съ воинами, сопровождаемый двумя своими близкими родственниками Матроніаномъ и Антоніемъ и нѣкоторыми другими единовѣрцами. Путники не поспѣли въ Мелитину до захода солнца [4] и ночевали на мѣстѣ, гдѣ застала ихъ ночь. Ночью блаженному Іерону явился нѣкто одѣтый въ бѣлыя одежды и возвѣстилъ ему кроткимъ и полнымъ любви голосомъ:

— «Спасеніе, Іеронъ, благовѣствую я тебѣ! Правымъ путемъ идешь ты, такъ какъ идешь подвизаться за Царя Небеснаго и не за скоро гибнущую славу земную будешь ратовать... Скоро ты отойдешь къ Царю Небесному и пріимешь отъ Него честь и славу за свои подвиги».

Этими словами явившійся наполнилъ сердце Іерона несказанною радостію.

Когда онъ исчезъ, Іеронъ пробудился и съ радостію возвѣстилъ бывшимъ съ нимъ друзьямъ и сродникамъ:

— «Я узналъ тайну благоволенія Божія ко мнѣ и теперь уже съ веселіемъ иду въ предстоящій мнѣ путь. Одно только истинное сокровище, одно истинное наслѣдіе, одни только истинныя богатства, это — тѣ, которыя сокрыты на небесахъ; всѣ же земныя блага не приносятъ получающимъ ихъ никакой пользы: кая же польза человѣку, аще міръ весь пріобрящетъ, душу же свою оттщетитъ [5]? Для меня нѣтъ ничего дороже и лучше души... Достаточно времени своей жизни потратилъ я на служеніе суетѣ, теперь иду къ Богу. Одно только смущаетъ меня — печаль моей матери, престарѣлой и немощной вдовы, лишенной свѣта очей и не имѣющей себѣ помощника и заступника. Но я иду умереть за Христа и Ему, Отцу сиротъ и вдовицъ, поручаю я свою мать».

Сказавъ сіе, Іеронъ пролилъ нѣсколько слезъ о своей матери и отправился въ путь. Въ Мелитинѣ святый Іеронъ вмѣстѣ съ другими тридцатью тремя христіанами былъ заключенъ въ темницу. Здѣсь онъ говорилъ своимъ товарищамъ по заключенію:

— «Послушайте, друзья и братья, моего совѣта, который будетъ вамъ полезенъ не въ сей жизни, а въ будущей. Всѣ боящіеся Бога ищутъ не земныхъ временныхъ, а будущихъ вѣчныхъ благъ. Вы слышали, что на утро насъ хотятъ заставить принести жертвы ложнымъ языческимъ богамъ: не будемъ повиноваться, не поклонимся идоламъ и не принесемъ имъ жертву; принесемъ лучше жертву хвалы истинному Богу нашему и вознесемъ къ Нему наши молитвы, услышавъ которыя, Онъ подастъ намъ силу стойко и мужественно перенести мученія и удостоитъ насъ блаженной кончины».

Слушатели Іерона единодушно отвѣчали:

— «Сладостны намъ, какъ медъ, слова твои (ср. Псал. 118, 103)! Ты совѣтуешь намъ то, что дѣйствительно полезно и спасительно для насъ, и всѣ мы желаемъ лучше умереть за Христа, чѣмъ, поклонившись идоламъ, жить въ суетѣ».

Темничные стражи извѣстили о такомъ рѣшеніи узниковъ самого Лизія. На утро онъ велѣлъ привести святыхъ мучениковъ изъ темницы къ себѣ на судъ, поставилъ ихъ предъ собою и съ гнѣвомъ спросилъ:

— «Какой бѣсъ привелъ васъ къ безумному рѣшенію возстать противъ власти и не послушаться царскаго повелѣнія — поклониться великимъ богамъ?»

— «Мы, конечно, были бы безумцами и игрушкою бѣсамъ, — отвѣчали святые, — если бы честь, подобающую одному только Богу, воздавали деревяннымъ и каменнымъ произведеніямъ рукъ человѣческихъ. Но теперь мы поступаемъ мудро, ибо покланяемся Творцу всего, создавшему небо и землю словомъ Своимъ и изведшему ихъ изъ небытія въ бытіе духомъ устъ Своихъ» [6].

Въ это время одинъ изъ присутствовавшихъ на судѣ указалъ Лизію на Іерона и сказалъ:

— «Вотъ, кто сопротивлялся твоимъ посланцамъ, и все, о чемъ ты слышалъ, сдѣлалъ именно онъ».

Лизій, посмотрѣвъ на Іерона, спросилъ, откуда онъ родомъ, и, когда Іеронъ назвалъ свое отечество и мѣсто рожденія, опять спросилъ его:

— «Это ты противился царскому приказанію, надѣясь на тѣлесную свою силу, и избилъ посланныхъ за тобою воиновъ?»

— «Да, я, — смѣло отвѣчалъ мужественный Іеронъ, — не ненавидящія ли Господа моего возненавидѣхъ и о вразѣхъ Его истаяхъ! Совершенною ненавистію возненавидѣхъ я, во враги быша ми (Псал. 138, 21). Потому-то и нанесъ я имъ побои и гналъ, какъ трусливыхъ зайцевъ».

Слыша эти слова, Лизій разгнѣвался и, не отдавая должнаго храбрости и силѣ Іерона, порицалъ его за непокорность и сказалъ:

— «Безуміе твое довело тебя до такой дерзости, что ты ослушался царскаго повелѣнія, не покорился и моему приказу и избилъ посланныхъ нами. За это повелѣваю отсѣчь по самый локоть твою дерзкую руку, повиновавшуюся безумной головѣ».

И тотчасъ святому Іерону отсѣкли руку, а прочихъ святыхъ, по повелѣнію того же мучителя, немилосердно били долгое время.

Затѣмъ всѣ они опять были брошены въ темницу и возблагодарили Бога, сподобившаго ихъ понести такія муки за Его святое имя. Но одинъ изъ нихъ, вышеупомянутый Викторъ, родственникъ святаго Іерона, обезсилѣвъ отъ полученныхъ имъ побоевъ и убоявшись еще большихъ въ будущемъ, тайно призвалъ къ себѣ того чиновника, который велъ запись схваченныхъ и преданныхъ мученіямъ христіанъ, и униженно умолялъ вычеркнуть имя его, Виктора, изъ записи именъ узниковъ, страждущихъ за Христа, при чемъ обѣщалъ ему подарить за это одно помѣстье. Подкупленный обѣщаннымъ ему подаркомъ, чиновникъ исполнилъ просьбу Виктора, — уничтожилъ его имя въ записи и ночью выпустилъ его изъ темницы. Но Викторъ, вышедши изъ темницы, вскорѣ умеръ и, такимъ образомъ, лишился и имущества, и жизни, и мученическаго вѣнца.

Когда настало утро, святый Іеронъ узналъ о случившемся и, полный безконечной печали, громко рыдалъ о своемъ сродникѣ, восклицая:

— «Увы, Викторъ! Что ты сдѣлалъ? О, какой дорогою цѣною откупился ты! Зачѣмъ ты самъ отдалъ себя въ руки врага? Зачѣмъ позоръ бѣгства предпочелъ вѣнцу славы? Зачѣмъ отдалъ жизнь вѣчную за временную? Зачѣмъ временное облегченіе поставилъ выше радости нескончаемой? О, какъ смутили тебя недолговременныя страданія отъ незначительныхъ ранъ, которыя — ничто предъ муками вѣчными, ожидающими тебя по суду Божіему!»

Оплакавши отпадшаго отъ лика мученическаго, святый Іеронъ подозвалъ къ себѣ двухъ своихъ сродниковъ Антонія и Матроніана, послѣдовавшихъ за нимъ, и сказалъ имъ:

— «Выслушайте мою послѣднюю волю и, возвратившись отсюда, приведите ее въ исполненіе. Мое имущество, находящееся въ Писидіи [7], я отдаю сестрѣ своей Ѳеотиміи, съ тѣмъ чтобы она, получая съ него нужное для пропитанія, совершала поминовеніе по мнѣ въ день моей смерти. Все же прочее мое имущество я оставляю своей матери, по причинѣ ея вдовства и сиротства; отдайте ей также и мою отсѣченную руку и скажите ей, чтобы она письмомъ попросила начальника города Анкиры [8], вельможнаго Рустика, дать ей домъ въ Вадисанѣ [9], гдѣ пусть и будетъ положена рука моя».

Оставивъ такое завѣщаніе своимъ сродникамъ, блаженный Іеронъ спокойно ожидалъ своей мученической кончины. И вотъ, на пятый день, Лизій опять сѣлъ на судейское мѣсто и, призвавъ святыхъ, сталъ принуждать ихъ поклониться идоламъ. Долго старался онъ и ласками и угрозами отклонить ихъ отъ Христа, но не имѣлъ никакого успѣха и тогда приказалъ сначала бить ихъ безъ пощады палками, а затѣмъ осудилъ на усѣченіе мечемъ. Послѣ многихъ мученій святые мученики были осуждены на смерть. Предводимые блаженнымъ Іерономъ, они, на пути къ мѣсту казни, радостно воспѣвали слова псалма: блажени непорочніи въ путь, ходящіи въ законѣ Господни (Псал. 118, 1). Пришедши на мѣсто казни, они преклонили колѣна и молились Господу:

— «Господи Іисусе Христе, пріими души наши!»

Затѣмъ ихъ святыя главы были усѣчены мечемъ.

Антоній и Матроніанъ обратились къ Лизію съ просьбою позволить имъ взять тѣло ихъ сродника Іерона и, когда Лизій не соглашался, умоляли его отдать имъ, по крайней мѣрѣ, отсѣченную главу Іерона. Онъ отвѣчалъ имъ, что отдастъ главу только за равное съ нею по вѣсу количество золота. Сильно скорбѣли Антоній и Матроніанъ, что не было у нихъ столько золота, сколько требовалъ за главу Лизій, хотя, безъ сомнѣнія, честная глава мученика и стоила несравненно дороже. Тогда Богъ вложилъ въ сердце одному богатому и знаменитому мужу, именемъ Хризаѳію, дать выкупъ за главу святаго мученика Іерона: онъ отдалъ Лизію столько золота, сколько вѣсила глава, и, взявъ ее, съ честью хранилъ у себя. Корыстолюбивый Лизій сталъ тогда отыскивать и отсѣченную руку святаго, разсчитывая и за нее получить золото; но Антоній и Матроніанъ, узнавъ объ этомъ, ночью бѣжали на родину, унося съ собою святую руку, а тѣла — его и прочихъ святыхъ мучениковъ, обезглавленныхъ вмѣстѣ съ нимъ, другіе христіане, взявши тайно, погребли въ скрытомъ мѣстѣ. Упомянутые братья, принесши руку святаго Іерона къ его матери Стратоникѣ, вручили ей святые останки. Мать, взявъ усѣченную ради Христа руку своего возлюбленнаго сына, омыла ее слезами, лобызала материнскимъ лобзаніемъ и прикладывала къ своимъ очамъ. Радуясь за сына и въ то же время отдаваясь естественной скорби, она говорила со слезами:

— «Любезный сынъ мой, котораго я родила живымъ и здоровымъ! Теперь у меня только малая часть твоего мертваго тѣла, но тѣмъ большую скорбь она возбуждаетъ во мнѣ. Увы, сынъ мой! Родила я тебя въ болѣзни, воспитала въ трудахъ, надѣясь имѣть въ тебѣ опору въ старости, поддержку въ болѣзни, утѣшеніе въ скорбяхъ, и, вмѣсто того, лишилась я тебя, свѣтъ слѣпыхъ очей моихъ. Но что я плачу, когда мнѣ должно веселиться и радоваться тому, что я — мать мученика, что я отдала плодъ чрева своего Богу, что ты, возлюбленный сынъ, умеръ не такъ, какъ обычно умираютъ люди? Вѣдь, мученическая смерть, какою скончался ты, ведетъ ко многимъ и великимъ благамъ! Но, отшедши отъ меня, не покидай меня совсѣмъ, сынъ мой, и въ молитвахъ твоихъ ходатайствуй за меня предъ Господомъ, за Котораго ты пролилъ свою кровь, дабы онъ и меня скорѣе освободилъ отъ этой многотрудной и обильной всякими бѣдами жизни».

Послѣ этого плача, Стратоника положила руку святаго на томъ мѣстѣ, которое онъ самъ благоволилъ указать, и привела въ исполненіе все имъ завѣщанное. А Хризаѳій, давшій золотой выкупъ за главу святаго Іерона, чрезъ нѣсколько времени построилъ церковь на мѣстѣ, гдѣ были усѣчены святые мученики, и съ честію положилъ въ ней главу мученика, прославляя Святую Троицу.

Примѣчанія:
[1] Вторая или Великая Каппадокія — весьма обширная область въ срединѣ восточной части Малой Азіи, къ западу отъ верховьевъ рѣки Евфрата. Нѣкогда Каппадокія была однимъ изъ значительныхъ государствъ Азіи, но затѣмъ потеряла самостоятельность и въ концѣ концовъ вошла въ составъ Римской имперіи, какъ ея провинція (въ 17 или 18 году по Р. X.).
[2] Тіана — городъ въ юго-западной части Каппадокіи. Нынѣ — Нигры или Нигдели.
[3] Мелитина — городъ въ Арменіи, теперь Малатія.
[4] Въ то время городскія ворота, т. е. входы, сдѣланные въ стѣнѣ, окружавшей весь городъ, запирались съ заходомъ солнца, и послѣ того нельзя уже было проникнуть въ городъ.
[5] Слова Спасителя. См. Матѳ. 16, 26. Оттщетить душу — значитъ сдѣлать ее пристрастною къ мірской суетѣ и неспособною къ вѣчноблаженной жизни, а, слѣдовательно, подвергнуть ее вѣчному мученію въ аду.
[6] Отвѣтъ мученика Лизію основанъ на словахъ Псал. 32, 6.
[7] Писидія — внутренняя малоазійская провинція Рима къ юго-западу отъ Каппадокіи. Здѣсь проповѣдывалъ христіанство святый апостолъ Павелъ (Дѣян. 13, 14; 14, 24).
[8] Анкира — главный городъ малоазійской провинціи Рима Галатіи, нынѣ Ангора. Галатія занимала самую средину малоазійскаго полуострова, Анкира же находилась на сѣверо-западной окраинѣ провинціи.
[9] Что называлось Вадисаномъ — неизвѣстно. Предполагаютъ, что это — то же, что Васадонъ или Валвадонъ, — городъ въ Каппадокіи.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга третья: Мѣсяцъ Ноябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1905. — С. 135-142.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0