Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - среда, 28 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Ноябрь.
День пятый.

Житіе и страданіе святыхъ преподобномучениковъ Галактіона и Епистимы.

Въ то время городомъ управлялъ нѣкто Секундъ сиріецъ, который чрезвычайно немилосердно и жестоко относился къ вѣрующимъ во Христа. Онъ придумалъ множество различныхъ орудій для мученія и выставилъ ихъ посреди города на страхъ христіанамъ. Вслѣдствіе сего, многіе изъ вѣрующихъ, изъ боязни тяжкихъ мученій, скрывались, а другіе, смѣло исповѣдуя Христа, сами отдавались въ руки мучителей и умирали за имя Господа своего. Тамъ былъ, между прочимъ, одинъ инокъ, именемъ Онуфрій, который, чтобы не узнали, что онъ — христіанинъ, скрылъ свое иночество подъ нищенскимъ рубищемъ, и, переходя съ мѣста на мѣсто и отъ дома къ дому, просилъ, какъ убогій, куска хлѣба, а между тѣмъ, гдѣ можно было, училъ истинной вѣрѣ и обращалъ къ Богу души человѣческія. Такимъ образомъ пришелъ онъ и къ дому Клитофона, и, стоя у воротъ, началъ просить хлѣба. Левкиппія, видя человѣка, одѣтаго въ рубище и просящаго хлѣба, приказала одной изъ рабынь затворить передъ нимъ двери: въ тотъ день она была разсержена, такъ какъ мужъ нанесъ ей побои изъ-за ея безплодія. Инокъ же продолжалъ, какъ это въ обычаѣ у нищихъ, стоять у воротъ, прося милостыни. Вскорѣ Левкиппія смилостивилась, велѣла пустить старца во дворъ и снабдила его всѣмъ нужнымъ. Старецъ, принимая милостыню, услыхалъ тяжкій сердечный вздохъ Левкиппіи и спросилъ ее:

— «Что за печаль у тебя, госпожа моя, что ты вздыхаешь такъ тяжко?»

Она отвѣчала ему:

— «Нѣтъ у меня, старецъ, дѣтей, такъ какъ я безплодна, и за это притѣсняетъ и гонитъ меня мужъ мой; много раздала я золота врачамъ и чародѣямъ, чтобы они помогли мнѣ и разрѣшили мое безплодіе, и нѣтъ мнѣ отъ нихъ никакой помощи, а только впадаю я все въ большее уныніе».

Старецъ спросилъ:

— «Какому Богу служишь ты?»

— «Я служу великой богинѣ Артемидѣ», — отвѣчала она.

— «Потому-то ты и безплодна, что не имѣешь упованія на Бога, могущаго дать плодъ чреву твоему», — отвѣчалъ старецъ.

— «Но на какого-же бога мнѣ нужно надѣяться, который могъ бы дать мнѣ такую благодать, чтобы я могла называться матерію?» — спросила Левкиппія.

— «Уповай на истиннаго Бога Іисуса Христа, — отвѣчалъ старецъ, — и вѣруй въ Него и въ Безначальнаго Отца Его и въ Святаго Единосущнаго и Животворящаго Духа».

Левкиппія спросила:

— «Не о томъ-ли Богѣ ты говоришь мнѣ, Которому служатъ галилеяне?» [5]

— «Именно о Немъ, — отвѣчалъ старецъ, — ибо Онъ сотворилъ небо, основалъ землю, создалъ человѣка и всякое живое существо».

— «Я боюсь, — замѣтила на это Левкиппія, — какъ бы не узналъ о такой моей вѣрѣ начальникъ области Секундъ и не предалъ меня смерти, какъ сдѣлалъ онъ со многими другими: всѣхъ вѣрующихъ въ Того Бога, о Которомъ ты говоришь, онъ убиваетъ безъ милосердія».

— «Если ты боишься начальника области, — сказалъ старецъ, — то можешь тайно служить Святой Троицѣ: вотъ и я, боясь угрозъ мучителя, тайно служу Богу моему и, по благодати Его, надѣюсь получить спасеніе, ибо я, какъ видишь, — христіанинъ, инокъ и пресвитеръ, — измѣнилъ свой видъ, чтобы не быть узнаннымъ; по внѣшности для всѣхъ я — одинъ изъ нищихъ, а на самомъ дѣлѣ — рабъ Христовъ. Такъ и ты, служа Христу тайно, не лишишься чрезъ то спасенія».

— «Если я приму вѣру эту, отче, — спросила Левкиппія, — а мужъ мой останется въ язычествѣ, то не будетъ ли тщетна вѣра моя ради невѣрнаго мужа?»

— «Пріими только знаменіе Христово, т. е. святое крещеніе, и вѣруй, не сомнѣваясь, въ истиннаго Бога, и если останешься твердою въ истинной вѣрѣ, то и сама спасешься и мужа своего спасешь, ибо наши Писанія говорятъ: святится мужъ невѣренъ о женѣ вѣрнѣ (1 Кор. 7, 14) [6].

Когда Онуфрій утвердилъ Левкиппію своими словами, она сказала:

— «Отче! Можешь ли ты совершить надо мною святое крещеніе?»

Онъ же отвѣчалъ:

— «Есть ли только вода; а то уже и время приспѣло для того».

Приказавъ служанкамъ никому не говорить о томъ, что было, Левкиппія велѣла налить кадку воды, и тогда блаженный Онуфрій крестилъ ее во имя Отца и Сына и Святаго Духа и научилъ ее тайнамъ ученія христіанскаго и всѣмъ заповѣдямъ. Когда онъ уходилъ, новокрещенная просила его не забывать ея, посѣщать по возможности часто и учить благочестію и молитвѣ.

Когда инокъ ушелъ, Левкиппія приняла видъ больной, для того, чтобы мужъ не прикасался къ ней до восьми дней. Такимъ образомъ, она сохранила въ чистотѣ благодать Святаго Духа, полученную въ крещеніи. По прошествіи восьми дней, она увидѣла въ видѣніи Господа нашего Іисуса Христа, распятаго на крестѣ; и видѣлось ей, что она припала къ ногамъ Его и слышала изъ пречистыхъ устъ Его утѣшительное обѣщаніе разрѣшить ея неплодіе и даровать ей такого сына, который будетъ подражателемъ крестнымъ страданіямъ Спасителя и причастникомъ Царствія Его. Вслѣдствіе сего видѣнія, Левкиппія исполнилась великой духовной радости и возымѣла пламенную любовь къ Богу. Съ того времени память о страданіяхъ Господа никогда не покидала ея, она всегда взирала умомъ на распятаго Христа и какъ бы видѣла Его стоящимъ предъ собою.

Вскорѣ послѣ того она стала непраздною. Мужъ ея чрезвычайно обрадовался этому и сказалъ ей:

— «Теперь я знаю, что ты угодна богамъ: они даровали плодъ утробѣ твоей; и такъ пойдемъ и принесемъ имъ жертву».

Тогда Левкиппія вздохнула и сказала:

— «Не тѣ боги, къ которымъ зовешь ты меня, дали мнѣ этотъ даръ, но — иной Богъ, Который ко мнѣ ранѣе зачатія явился во снѣ и Котораго я видѣла пригвожденнымъ ко кресту. И если хочешь, господинъ мой, Ему именно принесемъ мы благодарственную жертву.

— «Тотъ Богъ, Котораго видѣла ты, — замѣтилъ ея мужъ, — есть Богъ галилеянъ, о Которомъ я слышалъ отъ многихъ, что Онъ дѣйствительно распятъ былъ на крестѣ и творитъ дивныя чудеса».

— «Такъ почему же, — сказала она, — мы не вѣруемъ въ Него, когда Онъ всемогущъ и милостивъ къ намъ съ тобою настолько, что исполнилъ наше сердечное желаніе, — разрѣшилъ мое безплодіе?»

— «Развѣ ты не слыхала, — отвѣчалъ мужъ, — что начальникъ области безъ всякаго милосердія мучаетъ и убиваетъ вѣрующихъ въ Распятаго?»

— «Но если нельзя вѣровать въ Него открыто, — сказала Левкиппія, — мы будемъ вѣровать тайно и сообразно съ сею вѣрою направлять ко благу жизнь свою».

— «Нѣтъ человѣка, — сказалъ Клитофонъ, — который бы научилъ насъ новой вѣрѣ и далъ бы намѣ наставленіе, какъ должны мы служить тому благому Богу, Котораго ты видѣла во снѣ и Который даровалъ Тебѣ способность зачатія».

Левкиппія, видя, что мужъ склоняется на ея сторону, разсказала ему о всемъ, случившемся съ нею, и открыла, что она уже — христіанка и научена тайнамъ вѣры Христовой однимъ инокомъ. Клитофонъ съ радостію выслушалъ это и пожелалъ креститься. Какъ только блаженный Онуфрій пришелъ въ ихъ домъ посѣтить новокрещенную, она показала его мужу, и Клитофонъ былъ крещенъ святымъ старцемъ. И жили супруги во всякомъ благочестіи и чистотѣ, тайно служа Господу Истинному.

Когда у нихъ родился младенецъ мужескаго пола, они призвали своего духовнаго отца и учителя Онуфрія, который и крестилъ младенца, при чемъ ему наречено было имя — Галактіонъ. При семъ святый старецъ изрекъ о немъ слѣдующее пророчество:

— «Сей младенецъ жизнь небесную возлюбитъ болѣе земной».

Когда Галактіонъ возросъ, родители позаботились объ его обученіи и, при помощи Божіей, онъ быстро преуспѣвалъ во всѣхъ наукахъ, какія изучалъ, а когда ему исполнилось 24 года — и уже по смерти его матери — отецъ пожелалъ, чтобы онъ вступилъ въ бракъ и, пріискавъ дѣвицу, прекрасную лицомъ, по имени Епистиму, обручилъ съ нею своего сына. Такъ какъ бракъ былъ отложенъ на нѣкоторое время, то Галактіонъ, чтобы видѣться съ невѣстой, часто приходилъ къ ней въ гости; но онъ никогда не привѣтствовалъ ее, — какъ то было въ обычаѣ, — цѣлованіемъ, такъ какъ она не была крещена. Епистима была очень опечалена этимъ. Отецъ, видя ея печаль и узнавъ о причинѣ ея, сказалъ Галактіону:

— «Почему, юноша, ты не привѣтствуешь обычнымъ цѣлованіемъ мою дочь, а свою обрученницу? Если ты ея не любишь, то зачѣмъ и обручался съ нею?»

Галактіонъ, ничего ему не отвѣтивъ, пошелъ къ дѣвицѣ и сказалъ ей наединѣ:

— «Епистима! Знаешь ли, почему я не привѣтствую тебя цѣлованіемъ?»

Она отвѣчала:

— «Не знаю, господинъ мой, и весьма скорблю объ этомъ».

Галактіонъ сказалъ:

— «Такъ какъ ты не христіанка и осквернена нечистою языческою вѣрою, то я не хочу прикасаться къ твоей нечистотѣ, чтобы не оскорбить Духа Божія; но если хочешь пріобрѣсти мою любовь, отрекись отъ идоловъ, увѣруй въ Бога, въ Котораго вѣрую я, и пріими святое крещеніе: тогда я дамъ тебѣ цѣлованіе, буду любить тебя, какъ самого себя, назову тебя своею супругою и мы до конца проживемъ въ любви и неразлучно».

Епистима отвѣчала:

— «Я сдѣлаю все, что ты велишь, господинъ мой: я вѣрую въ твоего Бога и желаю креститься».

Онъ сказалъ:

— «Хорошо, мудрая дѣвица, теперь я воистинну начинаю любить тебя. Но такъ какъ нѣтъ никого, кто бы могъ крестить тебя, ибо благочестіе христіанское подверглось лютому гоненію, а пресвитеры и клирики — одни перебиты, другіе бѣжали въ пустыню, то необходимо мнѣ самому крестить тебя. И такъ, захвати съ собою бѣлые одежды и выйди на рѣку Кифосъ — какъ бы купаться, а между тѣмъ и я выйду изъ своего дома въ поле подъ видомъ прогулки и, отыскавъ тебя на рѣкѣ, окрещу».

Епистима вышла къ рѣкѣ, вышелъ и Галактіонъ и крестилъ въ Кифосѣ свою обрученницу во имя Отца и Сына и Святаго Духа и научилъ ее молитвѣ. Затѣмъ они разошлись, и никто не зналъ объ ихъ тайнѣ. Около тогоже времени Галактіонъ обратилъ въ истинную вѣру одного изъ рабовъ своего тестя и крестилъ его, какъ и свою обрученницу. Этотъ рабъ по имени Евтолмій, впослѣдствіи сдѣлался инокомъ и написалъ настоящее житіе.

Епистима, послѣ крещенія, оставалась въ родительскомъ домѣ, упражняясь въ богомысліи и молитвахъ, которыя она совершала тайно, ибо она скрывала отъ отца принятіе ею христіанской вѣры.

Когда, на восьмой день послѣ крещенія, къ ней пришелъ Галактіонъ, она сказала ему:

— «Дивную вещь хочу я повѣдать тебѣ, господинъ мой. Съ тѣхъ поръ какъ я приняла святое крещеніе, часто вижу я прекрасные чертоги и въ нихъ — три лика [7] поющихъ: одинъ ликъ — черноризцевъ, другой — прекрасныхъ дѣвъ и третій — какихъ-то крылатыхъ и огненныхъ благовидныхъ людей: и отъ сего чуднаго видѣнія и отъ сладкозвучнаго пѣнія ликовъ сердце мое ощущаетъ чрезвычайную радость».

Галактіонъ, размысливъ о видѣнномъ Епистимою, сказалъ ей слѣдующее:

— «Черноризцы суть тѣ, которые оставили свои богатства, женъ и друзей и послѣдовали за Христомъ, въ нищетѣ, чистотѣ и терпѣніи проходя тѣсный и скорбный жизненный путь. Прекрасныя дѣвы — это оставившія своихъ жениховъ и родителей и всякую мірскую прелесть — пышныя одежды, имѣнія и прочую суету и послѣдовавшія за Христомъ. А крылатые мужи суть ангелы Божіи, вмѣстѣ съ коими тѣ дѣвы радуются и ликуютъ на небесахъ и славятъ Бога хвалебными пѣснями».

— «О, если бы и намъ Богъ далъ ликовать вмѣстѣ съ ними», — сказала Епистима.

— «Если сохранимъ дѣвство наше, — сказалъ Галактіонъ, — и, подобно имъ, отречемся отъ міра, то и насъ всеблагій Богъ удостоитъ такойже награды».

— «Если ты согласенъ, — отвѣчала Епистима, — я готова хранить дѣвство свое; но я не желаю разлучиться съ тобою, такъ какъ если разлучимся, то какъ будемъ мы въ состояніи дѣлить другъ съ другомъ нашу радость?»

— «Дай мнѣ сейчасъ же слово, — сказалъ Галактіонъ, — что ты сохранишь дѣвство свое и вмѣстѣ со мною примешь иноческій образъ, и я не разлучусь съ тобою ни въ семъ вѣкѣ, ни въ будущемъ».

Епистима дала требуемое имъ обѣщаніе, говоря:

— «Какъ непреложно вѣрую я въ Господа нашего Іисуса Христа, такъ и обѣщаюсь тебѣ исполнить желаніе твое, и послѣдую за тобою, куда бы ты ни пошелъ».

Галактіонъ сказалъ:

— «Возблагодаримъ Бога нашего за то, что Онъ милостивъ къ намъ и услышалъ молитвы наши! Да утвердитъ и сохранитъ Онъ ненарушимымъ договоръ нашъ до конца! Вотъ я ухожу въ домъ свой и приготовлюсь въ путь; сдѣлай и ты тоже: раздай все, что имѣешь нищимъ, какъ раздамъ и я, и на третій день выйдемъ вмѣстѣ изъ домовъ нашихъ и пойдемъ, куда поведетъ насъ Богь. Ты же захвати съ собою и раба Евтолмія, — онъ человѣкъ благочестивый и будетъ вмѣстѣ съ нами иночествовать».

Послѣ сего совѣщанія, святые Галактіонъ и Епистима разошлись и, раздавъ тайно все, что у нихъ было, нищимъ и приготовившись къ пути, вышли, какъ сговорились, изъ домовъ своихъ ночью и пошли вмѣстѣ, а съ ними и рабъ Евтолмій.

Чрезъ десять дней они пришли къ горѣ, называемой Пупліонъ [8], въ которой былъ монастырь, гдѣ спасались десять иноковъ. Въ нѣкоторомъ отдаленіи отъ него находился небольшой женскій монастырь, въ которомъ жили четыре престарѣлыхъ постницы; старшею надъ ними была одна діаконисса, чистой и святой жизни. Галактіонъ и Епистима съ Евтолміемъ, вошедши въ мужской монастырь и поклонившись игумену, повѣдали ему о своемъ намѣреніи иночествовать въ этомъ мѣстѣ. Игуменъ, прозрѣвая въ нихъ призваніе Божіе, принялъ ихъ и постригъ въ монашество: Епистиму онъ отослалъ въ женскій монастырь къ четыремъ святымъ постницамъ, а Галактіона съ Евтолміемъ оставилъ въ своемъ монастырѣ и велѣлъ имъ проходить всѣ обычныя монастырскія послушанія. Преподобный Галактіонъ находился въ полномъ повиновеніи игумену и братіи и ревностно служилъ Богу. И кто можетъ описать его подвиги и труды? Его никогда не видали празднымъ, но всегда онъ — или дѣлалъ что-нибудь потребное для монастыря, или молился; постъ его былъ необыкновенный: иногда онъ не вкушалъ пищи цѣлую седмицу; онъ такъ хранилъ свое цѣломудріе и чистоту, что всячески избѣгалъ даже видѣть женское лицо, и дѣйствительно не видѣлъ долгое время; много разъ нѣкоторые изъ братіи приглашали его пойти вмѣстѣ съ ними посмотрѣть вышеупомянутую святую діакониссу, которая иночествовала девяносто лѣтъ и приносила великую пользу всѣмъ слушавшимъ ея поученія о спасеніи души, такъ какъ отличалась мудростію, назидательнымъ словомъ и добродѣтельною жизнію, — а кстати и провѣдать сестру Епистиму. Но Галактіонъ не соглашался, говоря:

— «Довольно съ меня, святые отцы, пользоваться и вашимъ поученіемъ, а сестру свою я не хочу видѣть до тѣхъ поръ, пока не придетъ время, когда Самъ Господь повелитъ мнѣ видѣться съ нею».

Святая Епистима, сестра его о Христѣ, жила въ своемъ монастырѣ при святой діакониссѣ, подобно Ангелу Божію, проводя время, подобно Галактіону, въ подвигахъ и трудахъ и ни въ чемъ не отставая по жизни отъ своего брата. Оба они были, какъ два свѣтильника (ср. Апок. 11, 4), горящіе любовію къ Богу, а подвизавшіеся вмѣстѣ съ ними иноки поучались примѣромъ ихъ добродѣтельной жизни и прославляли Отца Небеснаго.

Между тѣмъ гоненіе на христіанъ не прекращалось: всѣ они были принуждаемы принести жертву идоламъ и отказывавшіеся сдѣлать это подвергались мученіямъ. Нѣкоторые изъ язычниковъ, знавшіе объ инокахъ, спасавшихся въ горѣ, донесли о нихъ начальнику области Урсу. Послѣдній тотчасъ послалъ своихъ воиновъ съ приказаніемъ схватить всѣхъ иноковъ и привести къ нему на судъ. Еще до прибытія этихъ воиновъ, святая Епистима видѣла въ одну ночь слѣдующій сонъ: ей снилось, что она стоитъ въ царскомъ дворцѣ вмѣстѣ съ своимъ женихомъ и духовнымъ братомъ Галактіономъ и какой-то сіяющій Царь вѣнчаетъ ихъ прекрасными вѣнцами. Проснувшись, она удивлялась видѣнному и, съ наступленіемъ дня, послала игумену письмо съ просьбою придти къ ней выслушать нѣчто важное (такъ какъ обычно инокини не ходили въ мужской монастырь, а, вмѣсто того, игуменъ, бывшій въ обоихъ монастыряхъ отцомъ духовнымъ, самъ приходилъ къ постницамъ и удовлетворялъ ихъ духовныя нужды: выслушивалъ ихъ исповѣдь, совершалъ у нихъ Божественную литургію, причащалъ ихъ Святыхъ Таинъ, а затѣмъ возвращался въ свой монастырь). Игуменъ, получивъ письмо Епистимы, отправился въ монастырь святыхъ постницъ, гдѣ святая Епистима разсказала ему свое видѣніе во снѣ, бывшее въ мимошедшую ночь. Игуменъ сказалъ:

— «Дворецъ есть Царство Небесное, Царь — Іисусъ Христосъ, Господь и Богъ нашъ, а вѣнцы означаютъ воздаянія, которыя ты, чадо мое, и духовный братъ твой, Галактіонъ, имѣете получить въ скоромъ времени, за свои страданія и подвиги; но сначала вамъ предлежитъ много пострадать и умереть мученическою смертію. Умоляю тебя, чадо мое, не бойся жестокихъ мученій и не падай духомъ среди истязаній: знай, что за страданія тебя ожидаютъ вѣчныя и неизреченныя блага, которыя ты получишь вмѣстѣ съ братомъ твоимъ изъ рукъ Подвигоположника» [9].

Епистима, прослезившись, отвѣчала:

— «Буди воля Господня: Онъ да устроитъ все относительно насъ, какъ Ему угодно, по Своей благости!»

Лишь только игуменъ возвратился въ свою келлію, какъ на мужской монастырь напали посланные Урсомъ воины; всѣ иноки разбѣжались и скрылись въ пустыняхъ и горахъ, остался въ монастырѣ только одинъ преподобный Галактіонъ, котораго воины и схватили, заставъ его въ келліи читающимъ слово Божіе. Точно также бѣжали изъ своихъ келлій и скрылись и святыя постницы вмѣстѣ съ Епистимой. Только одного святаго Галактіона, яко овча на заколеніе [10], повлекли къ Урсу на судъ и мученіе. Но преподобная Епистима, скрывавшаяся съ другими дѣвственницами въ пещерѣ, узнавъ, что ея женихъ и братъ схваченъ язычниками и отведенъ на мученія, съ плачемъ упала къ ногамъ святой діакониссы, говоря:

— «Умоляю тебя, госпожа моя, отпусти меня, чтобы я могла пойти вслѣдъ за господиномъ моимъ Галактіономъ: ибо я слышала, что его взяли воины и повели къ начальнику области на мученіе и не могу быть вдали отъ него; сердце мое болитъ по немъ и хочу вмѣстѣ съ нимъ умереть за Христа Господа нашего».

Діаконисса отвѣчала:

— «Нѣтъ, дитя мое Епистима, не ходи за нимъ и не предавайся вь руки язычниковъ, чтобы не попасть тебѣ во вражьи сѣти: ты молода, и я боюсь за тебя, какъ бы изъ страха мученій ты не отреклась отъ Христа и не погубила чрезъ то своего дѣвственническаго подвига; тогда ни къ чему не послужатъ и всѣ твои иноческіе подвиги, и ты лишишься надежды на спасеніе».

— «Я не могу жить безъ Галактіона, — сказала на это Епистима, — чрезъ него я узнала Христа, моего истиннаго и человѣколюбиваго Бога, его руками я омыта въ водѣ крещенія отъ языческой нечистоты, онъ направилъ меня на путь спасенія и привелъ въ сей иноческій образъ и въ вашу святую обитель, его молитвы помогали мнѣ во всѣхъ моихъ нуждахъ, онъ мой обрученникъ, и братъ, и учитель, и отецъ по Богѣ, и хранитель моего дѣвства, и я не могу разлучиться съ нимъ ни въ этомъ вѣкѣ, ни въ будущемъ, но пойду и умру вмѣстѣ съ нимъ. Если онъ положитъ душу свою за Истиннаго Бога, положу свою и я; пусть кровь его прольется вмѣстѣ съ моею за Создателя всѣхъ, — вмѣстѣ съ нимъ пойду я и предстану предъ престоломъ Царя славы, Котораго я видѣла во снѣ и Который насъ вмѣстѣ и увѣнчалъ... Пусти меня, госпожа, пусти и молись за меня!»

Діаконисса, видя ея слезы и пламенную любовь къ Богу и своему обрученнику, сказала:

— «Будь благословенна Господомъ, дочь моя, и да будетъ благословенъ весь путь твой! Да совершишь ты свой страдальческій подвигъ, подобно блаженной Ѳеклѣ [11]. Итакъ, иди въ этотъ блаженный путь, и рука Господня укрѣпляющая да будетъ съ тобою!»

Послѣ сего блаженная Епистима, облобызавши святую діакониссу, свою духовную мать и всѣхъ сестеръ, поспѣшно отправилась вслѣдъ за своимъ любимымъ братомъ.

Догнавъ воиновъ и увидѣвъ святаго Галактіона, котораго вели связаннымъ, она воскликнула:

— «Возлюбленный мой господинъ и братъ! Учитель мой, наставившій меня ко спасенію, чрезъ котораго я познала Христа, Истиннаго Бога, подожди меня, не оставляй одинокою убогую сестру и рабу твою! Возьми меня съ собою на мученіе, меня, которую ты извелъ изъ идольскаго заблужденія и всей мірской суеты, веди меня, введенную тобою въ подвигъ иноческій, къ вѣнцу мученическому! Вспомни, какъ ты обѣщался мнѣ не оставлять меня ни въ этомъ вѣкѣ, ни въ будущемъ!»

Сопровождавшіе Галактіона воины бросились къ Епистимѣ и схватили ее. Галактіонъ, увидѣвъ Епистиму, до такой степени обрадовался ея твердому рѣшенію пострадать за Христа, что отъ радости прослезился. Онъ отъ всего сердца возблагодарилъ Бога, давшаго сестрѣ его такую твердость и такую пламенную любовь къ Богу и тайно молился за нее, чтобы Господь до конца укрѣпилъ ее въ подвигѣ страданія и чтобы она не устрашилась жестокихъ мукъ.

Воины, связавъ ее вмѣстѣ съ Галактіономъ, съ которымъ она давно уже была связана союзомъ духовной любви, повели ихъ къ начальнику области. На пути Галактіонъ поучалъ Епистиму, говоря:

— «Смотри, сестра, не прельщайся какими бы то ни было соблазнами лукаваго міра сего, не бойся и мученій: недолго здѣсь потерпимъ мы, но получимъ за это вѣчные вѣнцы отъ Господа нашего въ чертогѣ небесномъ».

Святая Епистима отвѣчала ему:

— «Я пойду слѣдомъ за тобою, господинъ мой, и буду поступать такъ же, какъ и ты, и я вѣрю, что Господь нашъ не оставитъ насъ, но и тебя укрѣпитъ, и мнѣ слабой поможетъ понести за Него равныя съ тобою муки, равно пострадать и умереть, да насыщуся съ тобою, внегда явити ми ся славѣ Его (Псал. 16, 15).

Бесѣдуя такимъ образомъ, они достигли до двора Урса. Навстрѣчу воинамъ вышелъ слуга и сказалъ, что начальникъ велѣлъ сторожить христіанъ до утра. Поэтому воины всю ночь держали святыхъ связанными.

На утро Урсъ явился на судъ и, когда ввели къ нему Галактіона и Епистиму, взглянувъ на нихъ, сказалъ:

— «Кто вы, черные?»

Святый Галактіонъ отвѣчалъ:

— «Мы — христіане и черноризцы».

Урсъ спросилъ:

— «А кто такой — Христосъ?»

— «Христосъ есть истинный Богъ, сотворившій небо и землю и все, что въ нихъ», — отвѣчалъ святый.

— «Если вашъ Христосъ сотворилъ все, — продолжалъ Урсъ, — то что же такое — наши боги и что они сотворили?»

— «Ваши боги, — отвѣчалъ Галактіонъ, — камень и дерево, они — тлѣнныя вещи, и ничего не создали, но ихъ самихъ создаетъ рука человѣческая, а вы покланяетесь дѣлу рукъ человѣческихъ и почитаете за боговъ тѣхъ, которыхъ вы сами сдѣлали изъ различныхъ веществъ».

Разгнѣванный Урсъ приказалъ присутствовавшимъ при допросѣ раздѣть Галактіона и жестоко бить его жилами за хулу на боговъ.

Когда Галактіона били, святая Епистима плакала и упрекала начальника.

— «Немилосердный мучитель! — говорила она. — Не стыдно ли тебѣ мучить ни въ чемъ неповиннаго раба Божія и покрывать ранами и безъ того изсушенное постомъ тѣло его?»

Урсъ же сказалъ:

— «Раздѣньте и ее, и бейте сильнѣе».

Когда безстыдные слуги срывали съ нея иноческія одежды и обнажили ее до власяницы, святая сказала мучителю:

— «Будь проклятъ, безстыдный мучитель! Съ дѣтства моего никто не видалъ наготы моей, и ты приказываешь обнажить меня при всѣхъ. Пусть же ослѣпнутъ ваши грѣховныя очи, чтобы не видѣли вы моей дѣвической наготы!»

Лишь только сказала это святая, какъ князь и всѣ окружавшіе его ослѣпли, и каждый руками отыскивалъ стѣны и проводника, и не было никого, кто бы видѣлъ свѣтъ. Всѣ пришли въ ужасъ и воскликнули:

— «Спаси насъ, раба Христова, отъ сей тьмы, и мы увѣруемъ въ твоего Бога!»

Тогда святая помолилась Богу, и всѣ опять стали видѣть, при чемъ пятьдесятъ три человѣка изъ присутствовавшихъ дѣйствительно увѣровали во Христа. Но Урсъ, хотя и прозрѣлъ тѣлесными очами, — духовными ослѣпъ еще болѣе, ибо, наущаемый діаволомъ, онъ приписалъ это чудо не Господу Іисусу Христу, а своимъ ложнымъ богамъ.

— «Мы похулили, — думалъ онъ, — въ умѣ нашихъ великихъ боговъ и, разгнѣвавшись за это, они наказали насъ, чтобы мы были осторожнѣе и не осмѣливались думать о нихъ что-либо дурное. Такъ не пощадимъ же этихъ явныхъ хулителей и отмстимъ безчестящимъ боговъ нашихъ».

И Урсъ велѣлъ вбить мученикамъ подъ ногти на рукахъ и на ногахъ заостренныя спицы. Святые мужественно терпѣли эту муку и восклицали:

— «Христу, Единому Истинному Богу, служимъ, а ложныхъ боговъ отвергаемъ!»

Послѣ сего Урсъ приказалъ отрубить имъ руки.

Они воскликнули:

— «Благословенъ Господь Богъ нашъ, научаяй руцѣ наши на ополченіе, персты наши на брань. Милость наша и прибѣжище наше, заступникъ нашъ и избавитель нашъ (Псал. 143, 1-2), избавляющій насъ изъ рукъ враговъ нашихъ!»

Тогда Урсъ велѣлъ отрубить имъ и ноги, послѣ чего они воскликнули:

— «Воскресни, Господи, помози намъ и избави насъ имене ради Твоего (Псал. 43, 27) [12]. Ты знаешь, Владыка, что, горя любовію къ Тебѣ, мы послѣдовали за Тобою и шествовали путемъ страданій; теперь же изведи насъ въ вѣчный покой и да станутъ ноги наши въ небесныхъ обителяхъ Твоихъ, гдѣ предстоятъ предъ Тобою всѣ благоугодившіе Тебѣ!»

И они опять возвысили голосъ, говоря:

— «Да будутъ прокляты языческіе боги и всѣ служащіе имъ!»

Тогда Урсъ сказалъ:

— «Нечестивцы сіи все еще не перестаютъ хулить нашихъ боговъ! Вырѣжьте имъ языки, чтобы болѣе они не произносили хулы!»

Тогда святымъ отрѣзали языки. Но хотя умолкли уста исповѣдниковъ Христовыхъ, сердца ихъ не переставали взыватъ къ Богу. Наконецъ, мучитель велѣлъ отсѣчь имъ головы. Ихъ вынесли за ограду двора, усѣкли мечемъ и бросили тѣла ихъ непогребенными. Но Евтолмій, рабъ тестя Галактіона и сподвижникъ обоихъ святыхъ, слѣдовалъ за ними издалека, когда они были схвачены и ведены на судъ, перемѣнивъ свое иноческое одѣяніе на мірское, чтобы не быть узнаннымъ. Онъ видѣлъ ихъ страданія и кончину и, взявъ тайно ихъ святыя мощи, оплакалъ ихъ и съ честію предалъ погребенію. Онъ же описалъ и житіе и доблестное страданіе ихъ на пользу читающимъ и слушающимъ и во славу Богу, въ Троицѣ Святой славимому, Отцу и Сыну и Святому Духу, во вѣки. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Финикія — узкая полоса земли, тянущаяся вдоль восточнаго (азіатскаго) берега Средиземнаго моря къ сѣверу отъ Палестины. Страна эта была извѣстна съ древнѣйшихъ временъ и первоначально населена была народомъ, родственнымъ народу еврейскому, и вмѣстѣ первымъ морскимъ и торговымъ народомъ древняго міра, основавшимъ свои колоніи и склады въ различныхъ мѣстахъ земного шара. Въ глубокой древности главные города Финикіи представляли изъ себя отдѣльную самостоятельную общину, а затѣмъ они образовали союзъ, во главѣ котораго сталъ городъ Тиръ. Въ VIII вѣкѣ до Рождества Христова Финикія была покорена Ассиріянами и потомъ послѣдовательно переходила подъ власть различныхъ народовъ: Вавилонянъ, Персовъ, Грековъ, Римлянъ, Арабовъ, Турокъ-Сельджуковъ, и Турокъ-Османлисовъ. Начало христіанства въ Финикіи относится ко временамъ апостольскимъ.
[2] Епархъ — начальникъ области.
[3] Т. е. языческаго.
[4] Артемида — греческая языческая богиня луны и охоты. О великолѣпномъ храмѣ ея въ Ефесѣ, въ Малой Азіи, упоминается въ книгѣ Дѣяній Апостольскихъ (Дѣян. 19, 24-29).
[5] Галилеянами именовались послѣдователи Христа, Коего называли «Іисусомъ Галилеяниномъ» (Матѳ. 26, 69), потому что дѣтство и отрочество Свое Онъ провелъ въ Назаретѣ, незначительномъ городѣ Галилеи.
[6] Русскій переводъ: невѣрующій мужъ (язычникъ) освящается женою вѣрующею.
[7] Ликъ — сонмъ, собраніе.
[8] Гора Пупліонъ или Публіонъ, по свидѣтельству Симеона Метафраста, находилась близъ горы Синая.
[9] Здѣсь разумѣется Господь Іисусъ Христосъ, какъ положившій Своею крестною смертію основаніе и начало подвигамъ умерщвленія плоти и духовнаго совершенствованія, въ которомъ христіане сраспинаются Христу, т. е. какъ бы пріемлютъ участіе въ Его страданіяхъ, и въ то же время какъ Судія этихъ подвиговъ и раздаятель наградъ за нихъ.
[10] Какъ овца на закланіе. Эти слова заимствованы изъ книги прор. Исаіи (гл. 53, ст. 7) и заключаютъ въ себѣ собственно пророчество о крестныхъ страданіяхъ Спасителя (именно, о безропотномъ перенесеніи Имъ этихъ страданій).
[11] Здѣсь, очевидно, разумѣется святая равноапостольная Ѳекла, память которой издревле глубоко чтилась на востокѣ и западѣ и которой посвящены были весьма многіе храмы. Память ея 24 сентября.
[12] Воскресни — возстань.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга третья: Мѣсяцъ Ноябрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1905. — С. 81-95.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0